Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «beskarss78» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 64  65  66

Статья написана 10 марта 17:24
Размещена также в рубрике «КИНОрецензии»

Это гидравлическая слезодавилка с остаточными следами логических решений.


История о том, как заканчивается то, первое поколение мутантов. И четверть века не рождаются новые, потому старикам приходится умирать в одиночку. Фильм отчаянно выжимает слезу, показывая бегущих детишек и дряхлых бойцов, которые отчаянно пытаются вспомнить минувшие дни. Идёт выбор между спокойной старостью (яхта, океан, безлюдье) и смертью в бою, причем бою ведь не за спасение мира, а так — в стычке на границе.

Создатели попытались показать сложность передачи эстафеты между поколениями мутантов, привязываясь к извечным проблемам "отцов и детей". Предыдущему поколению сказать надо слишком много, а времени уже не осталось, потому из всего воспитания — только совместный просмотр старенького вестерна, который профессор-телепат видел еще в детстве.

Как завершение серии — фильм гармоничен. Нельзя сказать, что совсем хорош, но оправдан. Актеры стареют, нужен новый состав. И одновременно легенда истощается до полного неправдоподобия, возвращается к своим корням — в комикс. Детишки-мутанты подхватят упавшее знамя.

Когда смотришь на него, как на "фильм, где сюжет логичен условно" — просто не хочется предъявлять претензий.

Смотришь длинную-длинную, завязку, где почти ничего не происходит, схватки, где заведомо не могут убить нужных для сюжета персонажей, слушаешь стариковское брюзжание и поучения... Это еще одна притча о старости.

Но чего недостает фильму?

Должны ведь стареть не только отдельные мутанты — должен выходить на периферию развития сам проект людей-Х.

Идеи ведь старые, затасканные. И деньги туда должны вкладываться не самые серьезные. Вроде как в химическое оружие 1970-х.

Люди-Х это ядерная бомба для бедных. Смертники для Халифата...

На это намекнули переносом части действия в Мексику. Но мы должны видеть даже не второсортную корпорацию, а убыточный мексиканский наркокартель, который в 2029-м году может существовать только на попил грантов от мексиканского правительства. Сбоку тусуется трахнутая молью якудза.

Задача — создать якобы сверхоружие, чтобы пугать сальвадорские наркокартели. Ну и показать янки, что в Мексике тоже чему-то научились...

Тогда найдет объяснение та комедия ошибок, которую продемонстрировали в фильме.

Тупой недоучка, который мечтает повторить результаты работы своего отца — в Штатах на такое деньги уже не дают.

Нанятые по случаю врачи и сиделки, причем первые воруют, что только можно, а вторые слишком много времени проводят с детьми. Потому что всем плевать на тюремный режим, все расслабились, учреждение работает "на отвяжись".

скрытый текст (кликните по нему, чтобы увидеть)

Когда с грантом от правительства не выгорает (эксперименты нарушают права человека, могут быть осложнения с правозащитниками), и детишек приказывают пустить в расход — делается это без особой жестокости, просто для того, чтобы закрыть строчку в бюджете. За беглецами посылают две команды разжиревших мексиканских киллеров.

А рядом — вот руку протяни — идет компьютерная революция. Боевые киборги (а не тупые качки с протезами), искусственные интеллекты, базы на Луне и практически вечная жизнь для людей с нормальной биологией. да и существ и предметов с ненормальной биологией хватает: свойства мутантов давно отчуждены от них, превращены в служебные функции.

Так что девочка — она не просто так людей убивает. Ей на операцию копить, чтобы нормальный скелет поставить — адамантиевый не вырастет вместе с ней, а карлицей по жизни становиться неохота...

Но этого показать не могли.

Такой финт означал бы не просто уход поколения — но тупиковость и второсортность мечты. Полубоги прошлого века обернулись бы неудачниками...


Статья написана 6 марта 07:17

Три большие темы со множеством сюжетных отнорочков-аппендиксов и комментариев.

1. Завершение шведских дел в Семилетнюю войну.

Автор во весь рост показывает проблему, о которой мало что говорил в предыдущих томах: шведы продолжали готовиться в реваншу. Своему главному, заветному — за 1700-1721-й... На улучшение флота и постройку крепостей круглосуточно выделялись деньги. На восточное направление уходили лучшие кадры. А то, что прям щас Швеция в союзе с Россией пытается что-то там учудить в северной Германии — так пропади пропадом эта Германия...

Конспиролог бы развил тему на четырех страницах, сравнив тогдашнюю шведскую модель поведения с нынешними рассуждениями о "глубинном государстве", противоречиях между истеблишментом и элитой. Я скажу проще: другого шанса вернуться в клуб великих держав, кроме как сесть на потоки российского экспорта — у Швеции не было. Проект "прибалтийский пылесос" пытались реализовать вплоть до 1790-го, когда стало ясно, что всё — весовые категории уже несоизмеримы... Ну а после 1809-го, оставалось только расслабиться.

Но в 1760-62 уже ненужная война (французы проиграли свою борьбу за мировое господство и никакими колониями в южных морях больше не пахло) в северной Германии достигла какого-то нового уровня ожесточения. И в качестве командующих туда были командированы не престарелые маразматики, а довольно дельные люди. От самого моря военные дела сдвинулись чуть южнее и видится вполне себе жесткая война на батальонно-полковом уровне соединений.

/дальше следует штамп "поживи Елизавета ещё год"/ мы бы увидели, как война "логикой вещей" затягивает в себя государство — и от стиля "как бы чего не вышло" политики переходят к фразам "достаньте нам хоть что-то и поближе к сердцу".

2. Макленбург-Шверин в Семилетнюю войну — весьма поучительная история.

Правитель этой территории решил провести мошенничество со страховкой: стать союзником Франции в борьбе с Пруссией, но объявить режим "ни мира, ни войны". Чтобы претендовать на свой кусочек прусского пирога в день победы, но самому ничем не рисковать.

Проблема в том, что при введении этого режима стороны из "пра-а-ативных" становятся "активно-пассивными", а вазелин расходуется ну прямо баррелями.

Пруссаки начали ежегодные зимние грабежи территории — с тотальным изъятием денег, лошадей, рекрутов. Корпус в пять тысяч человек отлично кормился и брал все, что только мог. Режим террора имел место быть.

Местные военные, сидя в крепостях и получив жесточайший приказ "не поддаваться на провокации" — могли или отмалчиваться при закрытых воротах, или просто сдаваться, если пруссаки каким-то образом ворота открывали. В таком случае офицеров отпускали, а солдат насильно зачисляли в прусскую армию (откуда они бежали при первой возможности). Доходило до того, что комендант крепости, таки оказавшей сопротивление, потом писал объяснительные, что палил из пушек по неизвестным людям, строем выходившим из леса. Правитель зимой сваливал на остров Рюген, под крылышко к шведам, а летом возвращался и делал вид, что все ж хорошо, пруссаки ушли. Следующей зимой грабиловка повторялась...

Франция-Австрия-Россия требовали простого и понятного: объявить Пруссии войну, выставить в поле корпус в 5-8 тысяч человек. Эти полки идеально дополняли шведские части, открывали полноценный северный фронт.

Не-а.

Ни войны, ни мира.

Эта история — одна из предпосылок максимального ожесточения и тотальности войн следующих эпох.

Если одна сторона воюет "по крысятнически-феодальному" принципу, а вторая "по индустриально-грабительскому" — то у населения нет никаких шансов противостоять грабежам.

— вступить в армию, которая точно ничего делать не будет?

— прятаться по лесам, где всё равно найдут? (и это ж не Белоруссия с её болотами, это маленький Макленбург-Шверин)

— бежать? (крестьяне все равно не смогли бы взять с собой землю. Горожан на чужбине тоже особо не ждали. Потому бежали только получив конкретную претензию от оккупационных войск, то есть, простите, от гостивших военных)

— организовать ополчение и "победить вопреки"? (мг... С одним черенком лопаты на пятерых)

В результате из полноценного противника Пруссии, территория стала её невольным союзником. А на мирных переговорах, поскольку пруссаки заявили, что там не воевали, союзники не настаивали на компенсациях. Других вопросов хватало.

3. Воспоминания капитана Пикардийского полка.

Реалии времен Фанфана-Тюльпана. Тот случай, когда сложно что-то пересказывать — надо читать. Могу только заметит, что все вранье очевидца про количество погибших — автор немедленно изобличает в сносках.

Итого: альманах сохраняет стиль и уровень подачи материала. Чем дальше, тем обоснованнее будут выглядеть заимствования как формы изложения (кроме редких матюгов и упорного именования гравюр — фотографиями :) ), так и качества работы с источниками.

Иметь на кафедре истории подобный семитомник (да, хотелось бы прочитать и следующий выпуск...) для демонстрации студентам — это правильно.


Статья написана 2 марта 16:06
Размещена также в рубрике «КИНОрецензии»

Эдмон Дантес с небольшим капиталом, но в серьезном бизнесе...


Каких-только экспериментов с образом вернувшегося мстителя не затевали авторы.

В этот раз — мститель не самый богатый, не самый честный, не самый благородный...  И вообще, при ближайшем рассмотрении — это скорее гибрид из "Эдмона Дантеса" и тех людей, которым он мстил. Потому как у него есть деньги, у него есть история, которая мешает просто взять и легализовать капитал и он совершенно не стесняется в средствах. Его месть — лишь одна из осей, вокруг которых крутится сериал.

Да и эпоха вокруг — не такая благостная, как через двадцать лет. Заканчиваются наполеоновские войны, а еще Британия бодается со Штатами. Викторианство еще не наступило и простота нравов имеет место быть. Если кто не понял — Британия воюет уже четверть века с коротенькими перерывом на Амьенский мир. Люди с фронтовым /корабельным синдромом — это норма, причем норма, подспудно задающая стандарты поведения. Они тащат на себе государство и мало кто может через губу отказать в приеме герою, сообщив, что дворецкий может вынести ему легкие закуски в сад. Но создатели, не скупясь на "трэш, угар, содомию" отчаянно хотят показать  хоть что-то хорошее в той эпохе. Во времени торжества торговой империи. Выражается это, между прочим, в рекламе одного аспекта "старой доброй Англии" — почтения к договорам и подписям. Человека можно убить, но его завещание отчего-то нельзя подделать. Человека можно пытать, но вот подделать его подпись на признательных показаниях — отчего-то нельзя. Человек может наследовать имущество, но очень желательно иметь отцовский договор на приобретение этого имущества...

К концу сериала в такую силу подписи веришь приблизительно как в абсолютно справедливый суд.

Да, дырок и нескладностей тоже хватает.

Проблема героя в том, что желая отомстить — он должен сокрушать миропорядок, частью которого он же и является.

Полукровка, воспитанный британцем и жаждущий успеха в жизни — он теряет мать-индианку, которую папаша отправляет в Бедлам. Случается ему побывать и в качестве раба, и в  качестве мясника, и пошаманить, и поспекулировать...

Интриговать и убивать — он умеет великолепно. Но уже нахлебался и того, и другого. Быть очередным повстанцев на задворках империи, над которой никогда не заходит солнце? Нет уж.

Противостоять эпохе можно только через созидание, но как созидать в Лондоне — где развивается торгово-промышленно-культурный проект, который герой ненавидит всем сердцем? В этом городе можно быть только частью британского развития. Ф

скрытый текст (кликните по нему, чтобы увидеть)

окус в том, что герой уже присоединился к другому проекту и теперь ему скорее надо уладить личные дела и собрать свою команду, чтобы потом взращивать собственные сады... Одновременно играя "в обеспечении" американо-британских переговоров по заливу Нутка. Речь идет о стратегическом куске земли с удобной бухтой. Который его отец купил у индейцев, поменяв порох на землю и женщину. Но как сказать людям "ты, ты  и вот ты поедете со мной — строить новый мир"? Он так высоко поднимает ставки и задает такой высокий накал игры, что многие просто не выдерживают.  Смерть сестры и приказ дворецкому оставаться в Лондоне — одного поля ягоды. Да и финальная перестрелка  — хороший образ того, что старый мир так просто не отпускает...

Персонажи второго плана — очень разные по уровню "прорисовки в сценарии" и качеству исполнения. Интересен химик без постоянного заработка, который мало отличим от наркоторговца.

Сама интрига с переменой масок, вводом новых и устранением старых фигур — достаточно интересна, динамична, но местами провисает. Если в "Изумрудном городе" пережали с кульминациями в конце каждой серии — то здесь как раз кульминаций и недостает. Вернее, они проходят как бы мимоходом, будто конспирируясь от зрителя. Тяжело удержать баланс между победой над внутренними демонами  (а герой не до конца уверен в самоконтроле) и внешними действиями (где удар ножа перемежается с ударом по рукам).  

скрытый текст (кликните по нему, чтобы увидеть)

Скажем, победа над безумием — это момент, когда выяснилось, что он не убивал дочь местной хозяйки борделя, а это была подстава. Но это говорят мимоходом в карете, говорят матери девочки и она сразу верит...

Еще не оставляет ощущение, что создатели уж слишком наворотили с аллюзиями на литературу, описывающую то время — когда отталкиваясь от штампованных образов эпохи — не пришли к новым образам.

Итого. Если вы любите атмосферные сериалы — это для вас. Погружение в холерный туман лондонских финансов — будто медленное наступление болезни. Но сюжетная составляющая — не без хромоты.

8/10


Статья написана 20 февраля 03:07
Размещена также в рубрике «КИНОрецензии»

Попытка превратить сказку в триллер — хорошая картинка, но дырявый сюжет.

Сценаристы взялись за Дороти и страну Оз.

Тенденция была ясна еще после "Десятого королевства" (кто сейчас помнит этот симпатичный сериал с озабоченным волком и суровым философским ответом на логические загадки жабы?) — брать чисто сказочные сюжеты, давать хорошую картинку, работать с трансформацией и личными драмами персонажей. Понятно, что для перехода к серьезным драмам требовалось что-то сделать с окружающим миром. Плеснуть цинизма, деталей, какой-то историчности, поиграть в литературные намёки, да и старые фильмы не забыть.

Добротный продукт подобной перегонки — выносит даже серьезные логические дыры в сюжета.

Истории Баума — не блещут логикой и слишком сложной интригой. Мир он описывает довольно плоско.

Потому, первым делом, несколько из них попытались нанизать на сюжет первого сезона.

Озма и Лангвидер — уже в деле.  Это позволило отыгрывать большое количество промежуточных коллизий.

Пункт второй — техномагический конфликт. За волшебством пока остаётся тайна, хотя первый шаг к анализу этой тайны уже сделан: есть отчуждение магии от её носительниц. Искалеченный юноша, которого превращают в Железного Дровосека — в принципе не может существовать со стимпанковскими технологиями.

Разборки между волшбой и аналитикой — приведены на всех уровнях. Это как личный конфликт волшебника Оз с настоящими волшебницами (вплоть до мелких обид), так и противостояние государственных интересов, работа уже организаций.

Замечательно получилась придать историчности тому ахтунгу, что творится в стране, когда туда падает Дороти.

Волшебник (о, как же "великий и ужасный" ненавидит быть не-учёным, при том, что создаёт новую технику не столько он!) захватив власть и порешив довольно много народу — вынужден идти на компромиссы с некоторыми волшебницами. Он пытается играть в "янки, который теперь занял место короля Артура" — но проблема с организацией, проблема с частью технологий. Электричество внедрить получилось, но вот настоящая промышленная революция идёт во владениях Лангвидер. Есть дроны-летучие-обезьяны, есть кинопленка — но такое впечатление, что "волшебнику" нравится всё припоминать только по одному разу. Он окружен скорее техническими диковинками. чем индустрией.

Можно сказать, что у создателей получился процесс "исчерпания попаданческого потенциала": волшебник выложил все принесенные свои карты на стол, а другая сторона только набрала ход, у неё еще были запасы. В результате — он свалился в деструкцию, в отрицание, в беспредел;

По сюжету — остается слишком много недосказанностей и, увы, только недосказанность о событиях установления его власти еще спасает сюжетность.

Отлично получились образы — увы, не все.

Волшебник — это не самый сильный, не слишком талантливый, не всегда предусмотрительный человек, который волею судьбы и собственным желанием занял трон.  Он пользуется преимуществами нашей цивилизации — реализует потенциал попаданца. Когда-то он был вредителем и, возможно, промышленным шпионом — и не упустил своего шанса, угодив в страну магии. Но, по сути, он многое растрачивает. Магия подчинена — но не исчезла, хотя борьба с ней ведётся инквизиторскими методами. Даже свой совет он не смог комплектовать из своих кадров — а уж двадцать лет прошло. Единственный военный, которому он верит на 100% — это предатель, убивший старого короля (горячий привет льву от Дж. Ланнистера). В нем слишком много показухи и напыщенности (снова параллели с "Игрой престолов"..). Однако решительность и воля к борьбе у него сохранились. Какая-то доброта и сентиментальность — тоже. Но всё это перемешано с безжалостностью и периодическими попытками "продавить ситуацию".

Волшебница, почти отказавшаяся от магии, вставшая на путь саморазрушения, жутко одинокая и презирающая саму себя — тоже получилась.

Её антипод — фанатичная Глинда. Заговорщица, хорошая настоятельница монастырского приюта для девочек-ведьмочек, вежливая и холодная, как мрамор.

Отчасти удалась маленькая волшебница.

Дороти — лишь местами получается.

Лангвидер — принцесса строго из поговорки про отсутствие дефекации у принцесс — все фекалии в характер уходят (наукоообразность терминов тут тоже играет роль и механистичность еще скажет своё веское слово :) ).

Попытались передать инаковость магической страны. Местами — получилось. Каменные великаны, две луны в небе, кирпичная дорога, посыпанная желтой маковой пыльцой. В хвост и в гриву использовали архитектуру Гауди, да и японская гравюра в ход пошла. Стимпанк, дикарские штучки с танцами и похоронами, сотня масок Лангвидер, мраморная обитель Глинды. Заявка сделана.

Недостатки — да, есть, и существенные.

В первую голову: желание устроить в финале каждой серии свою кульминацию.  Потом следующая серия, и вместо того, чтобы убить оппонента прямо сейчас — с ним ведут беседы. Почему? А перепады в настроении.

От этого сильно страдает логика повествования и целостность персонажей. Герои явно творят глупости и объявить это тонким психологическим расчетом — никак не получается. Образ Дороти — кажется буквально изломанным мелодраматическими поворотами.

Местами персонажи уж слишком явно пересказывают свои чувства, а не играют их — на игру сценаристы не выделили себе времени, уж слишком часто надо менять вектора. Иногда эта нарочитость — чисто режиссерская проблема: надо или чувства показывать, или пейзажи выбирают пейзажи.

С декорациями — чувствуется некая шаблонность. Крестьяне — "средневековье", владения Лангвидер — 19-й век. Изумрудный город будто застыл в 16-м, только без огнестрельного оружия, но с электричеством. Вот электричество волшебник сделал, а пулеметов или хотя бы мушкетов не появилось. Только убогие доспехи стражи.8:-0

В последних сериях разваливается хронотоп, персонажи перемещаются по волшебной стране, будто по городскому кварталу — все рядом.

Итого: да, это очередной продукт в линейке "почти реалистичной сказки". Здесь нет ударных достижений в зрелищности, визуальных открытий. Но эффект "мы вам покажем, как все было на самом деле" — достигнут. Есть пара удачных сюжетных поворотов.

Словом — сериал на твёрдую восьмерку, но местами подпрыгивает до десяти, а местами падает до шести.

все это напоминает первый сезон сериала "Сосны": есть идея переработки исходника в сценарий. Исходник дополняется рядом не самых плохих выдумок. Но потенциал этих выдумок — практически исчерпан уже в первом сезоне... Если студия скажет "хватит", я не удивлюсь.

Было бы куда лучше, если бы сделали окончание как нормальный финал, а не как просьбу продюсерам о втором сезоне. Это, увы, сильно портит последнюю серию.

Но!

Если вы смотрите сериалы — рекомендую.


Статья написана 28 января 21:45
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Быстрая реконкиста

Героика эпического размаха и твёрдого исторического основания.

Автор берет переломную эпоху, описывает героя, стоящего одной ногой на земле, а другой на викинговском драккаре, наполовину сакса-язычника и отличного варвара, который волею судьбы бьется за короля и свой родной замок.

Время — от нижней точки нашествия викингов на Англию, от почти безнадежного надира — до уверенного торжества христианства, вытеснения викингов, огосударствления, если так можно сказать, почти потерянных территорий. Десять книг — от детства и юности до старости протагониста.

Герой — Утред Беббанбургский — это хороший воин (полководец и дипломат) смутного времени.

Что же делает его хорошим?

Он обманывает, он слишком самонадеянный подданный и авантюрист, каких мало. Он стяжатель, хотя монеты плохо прилипают к его рукам. Чтобы выжить рядом с ним — требуется недюжинный запас удачи, хотя бы потому, что он слишком легко убивает людей.

Его достоинство в том, что сражается он на правильной стороне. По большей части.

Какая же сторона правильная?

Собственно удача цикла романов — это демонстрация в лицах, семьях и обычаях — того, как медленно менялась Англия за половину столетия.

Начало — это распад и бегство. Это новые и новые сотни викингов, десятки драккаров — которые всё плывут и плывут через море и кажется никогда не кончатся.

Сдерживать их почти нет сил.

Но викинги не могут найти мир в самих себе. Граница между государством и бандой — у них слишком тонкая. Любой может попытать удачи в бою, а удача — это награбленные сокровища. Потому им всегда мало, с ними невозможно заключить прочный мир.

Воспроизводство знати, как только лучших воинов и захватчиков — делает их разбойниками. Это в Норвегии, в Дании, где структура старой, родовой аристократии по большому счету сохраняется — там у них прочное и надежное государство. В Британии каждый дергает удачу за косу. И либо надо идти за новой добычей, либо отбирать её у таких же викингов.

Из-за дележа и обид — герой, практически уже "оданившейся" — возвращается к саксам.

Саксонская знать —  поначалу слишком малочисленна и привычна к своим мелким войнам, чтобы дать отпор этой волне. Но воспроизводиться по образцу викингов — о, этого боятся больше всего и король Альфред, и церковь. Потому герой, какие бы подвиги не совершил — будет награжден мало и недостаточно. А есть еще претензии полусметенных, практически сокрушенных викингами королевств- старой гептархии саксов.

Потому проект короля — это создание нового государства, в котором не просто есть каменные крепости с гарнизонами, но есть еще единая аристократия, прошитая родственными связями. Церковь — да, она важна и дополняет структуру, но сама по себе не решит задачу.

Эту организованность и чувствует главный герой.

Она будто вырастает у него за спиной, прорастает сквозь него. Все больше людей могут прийти на помощь случайному замку.

Все с большей легкостью удается отбивать морских разбойников. Все быстрее терпят крах явные авантюры — в том числе и его собственные.

Из среды викингов выдвигаются новые и новые фигуры — соперники Утреда в коварстве и доблести. Но у них в запасе, по сути, лишь удача и нахрап, лишь манёвренность и редкие подкрепления.... Надо просто разбить очередного вожака и выжить. Вырастет новый каменный бург, и будет сделан еще шаг вперёд.

Очень хорошо получился процесс смешения религий, обычаев и крови.

Государство, церковь, семья — эти силы далеко не всегда могут что-то сделать.

Одновременно идёт война Марса, Афины и Аполлона.

Герой показан как лучший воин своего времени — в делах Марса он первый.

Там где надо пойти вперед, и рискуя жизнью, добыть победу — он идёт и добывает. Где надо обмануть противника — обманывает. Где требуется стоять из последних буквально сил, не слишком надеясь на подмогу — стоит. Где надо решить судьбу таких же как он воинов на десятки лет вперёд — Утред прозорлив, как никто.

Но вот в войне Афины — он остро ощущает, что лишь вторичная фигура. Сокровища, поля, рабы... — слишком многое проходит как бы мимо него. Далёкая мечта — родной замок — вроде путеводной звезды, но там он не окажется раньше старости. К зрелому возрасту он учится не противоречить Афине, он понимает, что имущество накапливается и земли распахиваются по своим законам.

Для война Аполлона — он жертва. Язычник, который делает всё, что в человеческих силах, чтобы выставить с Британских островов людей, которые только и могут утвердить язычество. Религия буквально разбивает его семью. Первая любовь становится фанатичной язычницей. Старший сын принимает сан — отец проклинает его (и там всё очень печально).  Дочь — выходит замуж и уплывает с викингами. Лишь второй сын продолжает дело. И есть ещё пасынок — взятый от убитого викинга — он да, такой же язычник...

Но это не испанская реконкиста. Не семьсот лет. Три-четыре поколения — и викинги становятся очень опасными морскими разбойниками, которые уже не могут зацепиться за побережье. Герой от детства до старости — проходит почти все этапы, и в своём замке, как язычник, говорит, что богов забывают и когда забудут — начнется Рагнарёк.

При том каждый роман — это предельно закрученная пружина интриги, высокий темп, короткие реплики, череда взаимных обманов, подвигов, удач и глупостей. Даже если герой оказывается подневольным гребцом. По отдельности они читаются быстро и легко. Общие черты цикла — проступают орнаментом на втором плане, хотя в прологах и эпилогах довольно много написано открытым текстом. Элементы фантастики есть — герой видит магию, хотя читатель волен сам решать, была ли она на самом деле или это просто удачные фокусы...

Автор "Стрелка Шарпа" держит марку.


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 64  65  66




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 86