Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Lartis» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 139  140  141  142 [143] 144  145  146  147 .. 150  151  152

Статья написана 24 марта 2011 г. 20:39
В апреле в издательстве "Снежный Ком М" в серии "Настоящая фантастика" выходит сборник Геннадия Прашкевича и Алексея Гребенникова "Третий экипаж":



Содержание:
Вместо вступления (о фантастической литературе)
«Юрьев день», повесть
«Полярная сага», повесть
«Третий экипаж», повесть


Подробнее здесь:
http://skomm.ru/ekipazh/

На задней обложке слова Бориса Стругацкого: "С кем сравнить Геннадия Прашкевича? Не с кем. Я бы рискнул добавить: со времен Ивана Антоновича Ефремова — не с кем... Да и не надо сравнивать, пустое это занятие, — надо просто читать его и перечитывать."

Полностью отзыв БНС о Прашкевиче, сделанный, кстати, Стругацким по моей просьбе (надо же и мне как-то примазаться:)) в 2008 году для очерка о Мартовиче и теперь часто тиражируемый в интернете, здесь:
http://lartis.livejournal.com/560877.html


Статья написана 20 марта 2011 г. 14:56
Размещена также в рубрике «Рецензии»


Данихнов В. Девочка и мертвецы. — М.: Снежный Ком М, 2010



Надо хоть пару строк написать о Данихнове.
Вот уж народился писатель на мою голову. Я его давно уже заметил и хвалил, за что был обвинён радетелями отечественной словесности и фантастики в переборе с дифирамбами и собутыльничестве с автором. А мы с ним даже и не пили вместе никогда. Разве что совсем чуть-чуть, когда-то, в одном из пансионатов под Москвой, трудно точно вспомнить. Ну это ничего-ничего. Ведь теперь даже упомянутые радетели к Данихнову как-то потеплее стали относиться. Дошло до них, наверное, что-то…
Секрет Данихнова мною не разгадан. Зачем он такой? Почему он такой у нас? Ладно, пусть будет… Главное, что он точно показывает нынешнюю гнетущую атмосферу, её безнадёжность и тухлятину. И людишек показывает, в большинстве мерзких и противных, всем вокруг недовольных, но послушных. Конечно, у меня нет полной уверенности, что Данихнов хотел поведать нечто именно о нашем времени, ведь действие в его романах обычно происходит в мирах, не аналогичных земному и достаточно сюрреалистичных. Тем не менее, лично я книгу «Девочка и мертвецы» воспринял как отражение окружающей действительности. Мысли, навеянные прочтением «Девочки», были сродни послевкусию от нового романа Дмитрия Быкова «Остромов, или Ученик чародея». Быков наваял толстенный, не всегда легко читающийся фолиант, чтобы передать состояние нарастающей беспомощности, разочарования и безысходности, Данихнов передал те же ощущения текстом более лёгким и значительно меньшего объёма. Похоже, Данихнов, словно обэриут-абсурдист Александр Введенский, умевший «выражать сложнейшие смыслы, не поддающиеся обиходному толкованию» и передавать крушение цивилизации на метафизическом уровне, считает, что время открывает себя только в смерти.
Хотелось бы надеяться, что Данихнов ошибается.
Но Введенский-то не ошибался…


Статья написана 19 марта 2011 г. 13:05
Размещена также в рубрике «Интервью»
«..И чуточку грандиоза!»


Когда идешь в гости к писателю, то, имея определенное коммуникативное намерение, все же не знаешь, что тебя ожидает – непринужденная беседа, полемика  или откровение. Узнавая человека и наблюдая жизнь, пропуская через себя сказанное и увиденное, начинаешь смотреть на многое по-иному. Это, на мой взгляд, и есть самое интересное в профессии журналиста.  Все писатели – люди совершенно особенные. Они мыслят образами и все, в той или иной степени, построены на читательском сотворчестве. Поэтому иногда нам труднее их читать, чем им себя писать.  И каждый из них, видит реальность по-разному. Но когда заходит речь о реальности, как нам сказать, что реально, а что нет? Может быть, реальность —  это яблоко на столе, а может — жизнь на Марсе. Художник, безусловно, видит мир по-своему. Обладая особым мироощущением, творческим видением, он «переплавляет» эту самую реальность в художественные образы, давая им самостоятельную жизнь и развитие. Считается, что фантастика – это нарушение правил, границ, рамок. Но кто сказал, что вот это возможно, а это невозможно? И где эти рамки? Во Вселенной возможно все – драконы, компьютер из рубинов и слоновой кости и путешествия во времени.


Крымский писатель Леонид Панасенко писателем-фантастом себя не считает, хотя его творчеству присущи фантастичность образов, мягкий лиризм, философичность, любовь к оригинальным заголовкам, афористичность письма. Он является автором идеи и инициатором учреждения Государственной премии АРК, также как и ряда других литературных премий. Не считая книг, изданных за рубежом, 19 книг крымского писателя 36 раз опубликованы на 11 языках мира, в том числе на английском, французском, японском, немецком, испанском, польском, болгарском и других. Но я не буду распространяться о всех заслугах Леонида Николаевича и перейду к вопросам, которые мне посчастливилось задать ему при личной встрече. Взаимные приветствия, теснясь в передней, постепенно передвигаемся в рабочий кабинет писателя – небольшую, светлую комнату, где повсюду книги и альманахи фантастики. На столе как бы заждавшаяся неоконченная рукопись – физический быт творца. Внешнее в данном случае просто отражение внутреннего.



– Леонид Николаевич, расскажите о своем детстве, о том, когда начался ваш творческий путь.

В детстве я хотел быть кем угодно: изобретателем, физиком, химиком, биологом, астрономом. Кстати, мою любовь к астрономии поддерживала чудная книга с цветными рисунками, единственная, по-настоящему детская,  в моей крохотной домашней библиотечке. Кажется, это было нечто вроде «О земле и небе» Волкова. Отец иногда приносил мне книги по фантастике. Первое, что я прочел в своей жизни, это слова на обложке научно-популярной брошюры: профессор Кудрявцев «Неслышимые звуки» (речь там шла об ультразвуках). Мы жили на таком забытом хуторе, где не было ни света, ни радио. Раз или два в месяц я отправлялся в родные Перковичи (Ковельский р-н Волынской области). Там в библиотеке я набирал полную сетку книг – сколько мог унести – и, радостный, возвращался домой. Туда и назад – шесть километров. Кто не жил на хуторе или в глухой тайге, тот не поймет, каково мальчишке-отшельнику читать Жюля Верна, Майн Рида, Купера. Да любую книгу вообще! Из фантастики (кое-что отец покупал мне в Ковеле) мы зачитывались тогда Немцовым, Казанцевым, Адамовым, Долгушиным, Бердником, Дашкевичем, Владко, Бережным. Опять же, всем тем немногим, что выходило в Союзе. Потом, в университете, я «пошкрябывал» какие-то фантастические рассказы, иногда делал заметки для районной газеты.
В 1968 году, по окончании Любитовского детского дома, поступил на заочное отделение факультета журналистики Киевского государственного университета им. Т.Г. Шевченко, закончил вуз в 1974-м. Буквально на второй день после выпускного вечера начал трудовую деятельность в качестве корреспондента городской районной газеты «Прапор Ленiна». В 1969 году переехал в областной центр город Луцк, где работал в молодежной газете «Молодой Ленiнець». В марте 1972 года переехал в Днепропетровск, где работал на разных должностях в редакции газеты «Днепр вечерний» и книжном издательстве «Промiнь». Единственное, чему я не научился в журналистике, это писать отчеты о Первомае или годовщинах Октябрьской революции. В 1988-м по конкурсу стал главным редактором издательства «Таврия» и начал жить в Крыму. Чуть позже меня избрали председателем Союза писателей Крыма.
Основной творческий период пришелся на Днепропетровск, где я написал почти все свои книги. Их я издавал в Днепропетровске, Киеве, Москве. Меня по жизни спасало то, что я всегда старался что-то придумать. Свою книгу «Тезаурус» я писал 30 лет. В ней – эссе, смешные и трагические небольшие истории из жизни, афоризмы, размышления о научных фактах. Это своего рода сборная солянка, которая называется наукой, жизнью, судьбой, бытием, размышлениями. Я продолжаю писать ее до сих пор. Она – полный запас моих представлений, жизненного опыта, мыслей.

– У Вас в доме повсюду книги писателей-фантастов: Хайнлайна, Ефремова, Уэллса. По-видимому, впечатление от них накладывает отпечаток и на Ваше творчество?

Конечно, я читал очень много фантастики и прочел почти все, что было в Советском Союзе в послевоенный период. Потом хлынул поток переводной литературы. По идее, можно и не знать предшественников, но я отношусь к тем писателям, которые их знают. Человек может быть чудесным писателем, но если он не знает, что было до него, то, как бы он не старался, у него будут получаться странные вещи. Нужно очень много прочесть, а многие этим не занимаются. Поэтому их фаны начинают говорить: «А вот это уже было у Стругацких, а это –  у Хайнлайна». Часто одинаковые мысли и идеи летают в ноосфере, но кому она пришла первой, тот и автор.  

– Как вы считаете, что главное для писателя?

Если говорить о жанре фантастики, то, во-первых, научиться писать кратко, так как многих губит громоздкость стиля, а, во-вторых, нужна ясность и прозрачность мысли, которая достигается очень тяжело. Я стараюсь, чтобы моя фантастика была не чистым жанром, а как способом самовыражения.

– Я знаю, что Вы переписывались с Рэем Дугласом Брэдбери. Когда это началось?

У Брэдбери есть с десяток рассказов о писателях, которые ему нравятся, и которые как-то на него повлияли. К тому времени, когда он писал о них, все они уже умерли. У меня есть два рассказа вполне о живых людях – это «Следы на мокром песке...» о Рэе Брэдбери и «С Макондо связи нет?» о Габриэле Маркесе. Оба эти рассказа были переведены и напечатаны на многих языках. Каким-то образом рассказ «Следы на мокром песке...» дошел до Брэдбери, и он на него откликнулся. Прислал письмо на адрес Союза писателей и маленькую открытку. И, слава богу, рассказ ему понравился, ведь писал я его с огромной любовью. Так мы и начали с ним переписываться. Каждый год он присылал мне поздравления с Рождеством и другими праздниками. Одно из его поздравлений есть на обложке моей книги: «Благословляю Вас, Леонид. Крепкие объятия от Вашего американо-марсианского друга».  

– На Вашем столе лежит неоконченная рукопись. Над чем работаете?

Я заканчиваю вторую часть своего романа о смерче и потихоньку дополняю «Тезаурус». За последние 20 лет, проведенных в Крыму я написал немного, но сейчас активно занялся творчеством. Очень обрадовался, что не забыл, как это делается. В прошлом году в Москве целиком вышел мой «Случайный рыцарь». Впервые у меня вышла книга в соавторстве «ВЧК-2». Явлением в литературе она, возможно, не станет, но скандал будет обязательно.

– Леонид Николаевич, что Вы посоветуете начинающему писателю?

Жить, влюбляться, пить (хорошее и в меру) вино и не зацикливаться на творчестве. Ведь если оно в душе живет, то все равно о себе заявит и оформится. Но просто сидеть и ждать – не стоит. Надо пытаться, пока молодой, пробовать себя, ведь молодость — лучшее время для этого. И, конечно же, читать других писателей.


Что ж, добавить тут нечего, разве что рецепт хорошей жизни от самого Леонида Панасенко: «Хорошая жизнь, хорошая судьба. Что это? Это обычная жизнь и… чуточку грандиоза, капелька сумашествия и изюминка удачи. То, что я раньше называл улыбкой Судьбы».


Беседовал Петр Калугин, 4 февраля 2011 года.



  
P.S.
«Следы на мокром песке...» Замысел этого рассказа оригинален и хорош. Автор создает ситуацию, когда у Рэя Дугласа Брэдбери во время прогулки к реке происходит встреча с пришельцем из будущего. Незнакомец предлагает ему покинуть планету для какой-то миссии во всех Обитаемых мирах. Рэй Дуглас долго не может принять решение, но в итоге решает остаться и просит пришельца стереть его память, чтобы потом, если придется, не жалеть о своем выборе. Посланец удаляется, а Брэдбери, забыв, ЧТО с ним произошло, замечает следы на мокром песке. Каким то образом  рассказ попал к Рэю Брэдбери, и так началась их многолетняя дружба.    

Статья написана 18 марта 2011 г. 12:03
"Этногенез" прислал мне трилогии "Блокада" и "Маруся" в красивых стереобложках.

О проекте здесь:
http://www.etnogenez.ru


А "Снежный Ком М" книжкой наградил.
Я выбрал только что вышедшего "Шестого моряка" Евгения Филенко":



Подробнее:
http://community.livejournal.com/snezhnycom/30497.h...


Статья написана 17 марта 2011 г. 17:42

Правление ОО «Крымский республиканский Клуб фантастов» при поддержке Межнационального Союза Писателей Крыма объявляет об учреждении Литературной фантастической премии имени Л.Н.Панасенко. Решение зафиксировано в протоколе Клуба от 11.03.2011. Официальное положение о премии будет опубликовано в прессе и выложено на сайте Клуба Фантастов Крыма в апреле 2011 г.

Подробнее см. здесь:

http://www.fantclubcrimea.info/panasenko.html


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 139  140  141  142 [143] 144  145  146  147 .. 150  151  152




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 118

⇑ Наверх