Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Бентозух» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3

Статья написана 13 сентября 16:02

Статья написана 13 сентября 16:00

КТО ПРАВИТ МИРОМ?

Рецензия на сборник с таким названием,, вышедший под эгидой ЛФГ «Бастион» (Москва, Севастополь, издательство «Шиео», 2017, серия «Антология мифа»)

     Глобализация всё плотнее накрывает нашу планету. Растёт влияние транснациональных компаний, которым стали тесны рамки традиционных государств. Уже существует много структур, подобных Римскому или Бильдербергскому клубу, объединяющих самых богатых (следовательно, самых могущественных) людей мира. В обществе укрепляется представление о некоей «мировой закулисе», для которой главы государств – всего лишь её марионетки.

     Несколько в стороне от этой глобальной системы держится Россия и немногие другие страны, которые стремятся проводить самостоятельную политику.

     Пресловутая «мировая закулиса» (на мой взгляд, ещё не оформившаяся как конкретная структура со своим названием, руководством и правилами) может принять какую угодно форму. От клубов мультимиллиардеров до сетей суперкомпьютеров, взявших власть в свои электронные «руки». Пять авторов, представленных в сборнике, как раз и выражают пять разных точек зрения: кто правит (вернее, будет править) миром.

                                                       *     *     *

     Открывает книгу повесть Сергея Сизарева «ЛАНДСИР».

     Отчаянная и беспощадная борьба российских спецслужб с агентами Запада, организовавшими непосредственно на российской территории массовую подготовку своих агентов влияния. Важное место в программе подготовке занимает процесс обездушивания. (Соедовало бы внимательнее присматриваться ко всяким таким бизнес-форумам). С одним из подготовленных агентов – а именно с главным героем – вышел прокол. У него сохранилась человечность. Не только его, но и жену с детьми приходится спасать от бывщих соратников по дьявольщине…

     Обе воюющие стороны использует ультрасовременные АТ-технологии. Искусственный интеллект работает в теле умершей девушки, но постепенно в нём пробуждается и прежняя личность.

                                                     *     *     *

     Григорий Елисеев, «Незначительные числа».

     Для роботов, управляющих миром, количество человеческих жертв там и тут – «незначительные числа». Никаких живых людей они за этими числами не просматривают. Напрашивается ассоциация с Е.Т. Гайдаром («Пусть слабые и неспособные вымрут, это приведёт только к оздоровлению нации»(, и с Энрико Ферми («Гибель японских летей в Хиросиме? Для меня это всего лишь хорошая физика»). Повествование написано в похоронном ключе. Главного героя предаёт даже самый верный ИскИн Михаил. Доя него главнее – повелевающий суперкомпьютер. Ни единого проблеска света! У глобального искусственного интеллекта, в отличие от живых людей, всё учтено, всё схвачено. Уже сейчас компьютеры обыгрывают в шахматы любого гроссмейстера. Человеку – никаких шансов, статус домашнего животного… Что называется, наизобретали нап свою голову. В какой-то момент утратили контроль. (А это – проще простого, когда человечество разобщено. Потом – рбъединяйтесь, не объединяйтесь, уже поздно). Этот вопрос волновал ещё в молодости Станислава Лема и братьев Стругацких. Позже братья развили эту тему в «Жуке», в противостоянии Сикорски и Бромберга. Автор же этих строк полагает, что прав руганный-переруганный либералами Рудольф Сикорски.  Человечеству всегда будут нужны перехватчики геростратов. Научно-технический прогресс летит вперёд, возможности растут. Уже не храм можно спалить, а планету…

     У автора прекрасные литературные способности, Но хочется заметить: ужастик написать – не штука. Ты выход укажи, или хотя бы намекни. Дай надежду герою и читателю.

     Вспоминеается Паустовский: «Дело художнеика – дарить радость». Будем, господа и товарищи, художниками!

                                                    *     *     *

     Дарья Плешеева, Дмитрий Федотов «Ключ без прапва передачи».

     Прекрасно, профессионально закручено. Молодой талантливый учёный проболтался в «Фейсбуке» о своём эпохальном открытии… Тут же за ним, его друзьями и близкими начали охотиться те, кто претендует править миром. Открытие важное, ставки высокие… Только жаль, что наши агенты безопасности не задержали удирающих женщин во Внукове, возле касс. Грецию посмотреть захотелосьь? Вот и нарвались на боевых греков, и Росомаху потеряли, и кого хотели выручить – не выручили. Счастье, что нашёлся энергичный и хорошо защищённый супермен с большими возможностями.

     И в последней сцене я не понял, на кого работают, кому служат Певцов и Буданцев. Можно только надеяться, что молодой человек, поодаль от них удящий рыбу, имеет лейтенантское звание и слушает в наушниках не дурацких «битлов», а разговорчики этих приятелей.

                                                   *     *     *

      Людмила и Александр Белаш «Миссия».

     Начитавшись нынешней фантастики, я и тут поначалу находился в плену ложных представлений, Подсознательно ждал какого-то подвоха, кто-то окажется подлым и чудовищным негодяем, а Миссия – пристанищем зла… Представьте – не дождался! Конфликт оказался не на этом примитивном уровне. Повесть – тревожна и светла.

     Миссия изначально была задумана как островок Добра в море Зла. Монах-основатель был настолько свят, что смог оправдаться перед беспощадным судом Инквизиции. Иногда волны Зла захлёстывали остров, но не удерживались на нём… Сейчас, во время действия повести Миссия подбирает девочек, мутировавших во внутриутробном развитии от воздействия радиации, заразившщей все эти места вокруг американского атомного полигона. Авторы дают хорошую отметку воемени: «новомодный певец Элвис Пресли». Знаем же, в какие годы он был «новомодным».

     Атмосфера в Миссии добрая. Вот забавный момент: за каждой колонной прячутся любопытные девчонки и подсматривают-подслушивают, что происходит во внутреннем дворике.        

     Руководители Миссии нашли способ – пропускать душу через тело животного существа (а человеческое тело пока лежит в «заморе», в тесной и мучительно некомфортной капсуле, не принимая ни пищи, ни воды. Способ жестокий, можно и умереть. Всем, кто ещё не прошёл «замор», страшновато,. Но мутация гаснет, и потом девушка может обрести нормальное человеческое счастье, выйти замуж в одно из окружающих фермерских и вовбойских ранчо. Красавица и умница Онората до сих пор дуется на директора, что её заставили прожить трое суток в теле гремучей змеи. А ручная пума – это девочка Мелита, тело которой не выдержало испытания «замором».

     Великолепен главный герой-славянин, рыцарь без страха и упрёка. Ливия – сущая дикарка, но с горячей и чистой душой. Герои верят: что устраняет «зр», то побеждается и любовью.

                                              *     *     *  

       Дмитрий Володихин «Калитка в рай».

      Завершает сборник новелла от составителя. По мнению автора, миром правит (во всяком случае, должна править) честность и трудолюбие. Это христианский (и коммунистический) подход. Пусть ты, в данных условиях, никуда не годишься – «ни в солдаты, ни в матросы, ни подмазывать колёсы», пусть твоя работа самая мелкая и непрестижная (здесь конкретно – чистка общественных отхожих мест) – если будешь делать её честно и добросовестно, забыв про амбиции, не думая о поощрениях – то  попадёшь в рай. Делай, что должен…

     Я всем рекомендую эту книгу. Она интересна. Каждый найдёт в ней что-то по своему вкусу.


Статья написана 13 сентября 15:57

КТО ПРАВИТ МИРОМ?

Рецензия на сборник с таким названием,, вышедший под эгидой ЛФГ «Бастион» (Москва, Севастополь, издательство «Шиео», 2017, серия «Антология мифа»)

     Глобализация всё плотнее накрывает нашу планету. Растёт влияние транснациональных компаний, которым стали тесны рамки традиционных государств. Уже существует много структур, подобных Римскому или Бильдербергскому клубу, объединяющих самых богатых (следовательно, самых могущественных) людей мира. В обществе укрепляется представление о некоей «мировой закулисе», для которой главы государств – всего лишь её марионетки.

     Несколько в стороне от этой глобальной системы держится Россия и немногие другие страны, которые стремятся проводить самостоятельную политику.

     Пресловутая «мировая закулиса» (на мой взгляд, ещё не оформившаяся как конкретная структура со своим названием, руководством и правилами) может принять какую угодно форму. От клубов мультимиллиардеров до сетей суперкомпьютеров, взявших власть в свои электронные «руки». Пять авторов, представленных в сборнике, как раз и выражают пять разных точек зрения: кто правит (вернее, будет править) миром.

                                                       *     *     *

     Открывает книгу повесть Сергея Сизарева «ЛАНДСИР».

     Отчаянная и беспощадная борьба российских спецслужб с агентами Запада, организовавшими непосредственно на российской территории массовую подготовку своих агентов влияния. Важное место в программе подготовке занимает процесс обездушивания. (Соедовало бы внимательнее присматриваться ко всяким таким бизнес-форумам). С одним из подготовленных агентов – а именно с главным героем – вышел прокол. У него сохранилась человечность. Не только его, но и жену с детьми приходится спасать от бывщих соратников по дьявольщине…

     Обе воюющие стороны использует ультрасовременные АТ-технологии. Искусственный интеллект работает в теле умершей девушки, но постепенно в нём пробуждается и прежняя личность.

                                                     *     *     *

     Григорий Елисеев, «Незначительные числа».

     Для роботов, управляющих миром, количество человеческих жертв там и тут – «незначительные числа». Никаких живых людей они за этими числами не просматривают. Напрашивается ассоциация с Е.Т. Гайдаром («Пусть слабые и неспособные вымрут, это приведёт только к оздоровлению нации»(, и с Энрико Ферми («Гибель японских летей в Хиросиме? Для меня это всего лишь хорошая физика»). Повествование написано в похоронном ключе. Главного героя предаёт даже самый верный ИскИн Михаил. Доя него главнее – повелевающий суперкомпьютер. Ни единого проблеска света! У глобального искусственного интеллекта, в отличие от живых людей, всё учтено, всё схвачено. Уже сейчас компьютеры обыгрывают в шахматы любого гроссмейстера. Человеку – никаких шансов, статус домашнего животного… Что называется, наизобретали нап свою голову. В какой-то момент утратили контроль. (А это – проще простого, когда человечество разобщено. Потом – рбъединяйтесь, не объединяйтесь, уже поздно). Этот вопрос волновал ещё в молодости Станислава Лема и братьев Стругацких. Позже братья развили эту тему в «Жуке», в противостоянии Сикорски и Бромберга. Автор же этих строк полагает, что прав руганный-переруганный либералами Рудольф Сикорски.  Человечеству всегда будут нужны перехватчики геростратов. Научно-технический прогресс летит вперёд, возможности растут. Уже не храм можно спалить, а планету…

     У автора прекрасные литературные способности, Но хочется заметить: ужастик написать – не штука. Ты выход укажи, или хотя бы намекни. Дай надежду герою и читателю.

     Вспоминеается Паустовский: «Дело художнеика – дарить радость». Будем, господа и товарищи, художниками!

                                                    *     *     *

     Дарья Плешеева, Дмитрий Федотов «Ключ без прапва передачи».

     Прекрасно, профессионально закручено. Молодой талантливый учёный проболтался в «Фейсбуке» о своём эпохальном открытии… Тут же за ним, его друзьями и близкими начали охотиться те, кто претендует править миром. Открытие важное, ставки высокие… Только жаль, что наши агенты безопасности не задержали удирающих женщин во Внукове, возле касс. Грецию посмотреть захотелосьь? Вот и нарвались на боевых греков, и Росомаху потеряли, и кого хотели выручить – не выручили. Счастье, что нашёлся энергичный и хорошо защищённый супермен с большими возможностями.

     И в последней сцене я не понял, на кого работают, кому служат Певцов и Буданцев. Можно только надеяться, что молодой человек, поодаль от них удящий рыбу, имеет лейтенантское звание и слушает в наушниках не дурацких «битлов», а разговорчики этих приятелей.

                                                   *     *     *

      Людмила и Александр Белаш «Миссия».

     Начитавшись нынешней фантастики, я и тут поначалу находился в плену ложных представлений, Подсознательно ждал какого-то подвоха, кто-то окажется подлым и чудовищным негодяем, а Миссия – пристанищем зла… Представьте – не дождался! Конфликт оказался не на этом примитивном уровне. Повесть – тревожна и светла.

     Миссия изначально была задумана как островок Добра в море Зла. Монах-основатель был настолько свят, что смог оправдаться перед беспощадным судом Инквизиции. Иногда волны Зла захлёстывали остров, но не удерживались на нём… Сейчас, во время действия повести Миссия подбирает девочек, мутировавших во внутриутробном развитии от воздействия радиации, заразившщей все эти места вокруг американского атомного полигона. Авторы дают хорошую отметку воемени: «новомодный певец Элвис Пресли». Знаем же, в какие годы он был «новомодным».

     Атмосфера в Миссии добрая. Вот забавный момент: за каждой колонной прячутся любопытные девчонки и подсматривают-подслушивают, что происходит во внутреннем дворике.        

     Руководители Миссии нашли способ – пропускать душу через тело животного существа (а человеческое тело пока лежит в «заморе», в тесной и мучительно некомфортной капсуле, не принимая ни пищи, ни воды. Способ жестокий, можно и умереть. Всем, кто ещё не прошёл «замор», страшновато,. Но мутация гаснет, и потом девушка может обрести нормальное человеческое счастье, выйти замуж в одно из окружающих фермерских и вовбойских ранчо. Красавица и умница Онората до сих пор дуется на директора, что её заставили прожить трое суток в теле гремучей змеи. А ручная пума – это девочка Мелита, тело которой не выдержало испытания «замором».

     Великолепен главный герой-славянин, рыцарь без страха и упрёка. Ливия – сущая дикарка, но с горячей и чистой душой. Герои верят: что устраняет «зр», то побеждается и любовью.

                                              *     *     *  

       Дмитрий Володихин «Калитка в рай».

      Завершает сборник новелла от составителя. По мнению автора, миром правит (во всяком случае, должна править) честность и трудолюбие. Это христианский (и коммунистический) подход. Пусть ты, в данных условиях, никуда не годишься – «ни в солдаты, ни в матросы, ни подмазывать колёсы», пусть твоя работа самая мелкая и непрестижная (здесь конкретно – чистка общественных отхожих мест) – если будешь делать её честно и добросовестно, забыв про амбиции, не думая о поощрениях – то  попадёшь в рай. Делай, что должен…

     Я всем рекомендую эту книгу. Она интересна. Каждый найдёт в ней что-то по своему вкусу.


Статья написана 31 мая 2016 г. 17:07

1     9     5     7

     Я не подражаю Оруэллу, взяв четырёхзначное число в качестве заглавия  своего небольшого труда. !984-й год в своё время принадлежал неизвестному будущему (которое мы давно уж пролетели). Пятьдесят седьмой – в нашем прошлом, и сейчас мы можем говорить с уверенностью: это был великий год. Стартовал первый искусственный спутник Земли. И стартовал роман И.А. Ефремова «Туманность Андромеды».

     Во впечатлительном детском возрасте, бывает, что-то «зацепит» человека – и он с этим живёт всю жизнь.

     Самую значительную часть детства, с восьми до пятнадцати лет, я провёл в таёжном рабочем посёлке. При клубе находилась небольшая библиотека. Молодая хозяйка библиотеки была из неравнодушных, образование получила либо в «нашем» Томске, либо в другом культурном центре. Подбор книг был весьма широкий, от «Принцессы Клевской» и «Капитанской дочки» до «Атомного ядра». Но меня стали захватывать книги о том, что находится выше голубого неба. Чёрное безвоздушное пространство, другие планеты, дальние звёзды. Я без особого удивления, но с некоторым разочарованием узнал, что Солнце – всего лишь одна из звёзд, причём ещё и жёлтый карлик. (Могли бы назвать как-то… ну, не так уничижительно!).            

     Астрономия потянула к себе… Нездешние имена звёзд: Вега, Альтаир, Фомальгаут. Греческие буквы: Альфа Центавра, Бэта Лебедя. Гигантские, немыслимые расстояния, астрономические числа. Световые годы, специально придуманные, чтобы избавиться от множества нулей, от двузначных показателей степени числа «десять». Таинственные и непостижимые парсеки. Млечный Путь, переменные и кратные звёзды, туманности…

     — Ты, брат, будешь астрономом, — говорил отец, когда я рассказывал ему о чудовищных светилах, в тысячи раз превосходящих размером и яркостью наше Солнце, о полюсах мира, о галактических временах года…

     Увлекало и то, что «поближе»: кольца Сатурна, спутники Юпитера, пояс астероидов, красная планета Марс. Интересны были предполагаемые способы достижения этих небесных тел. Книги рассказывали о философских и технических идеях Циолковского, о ГИРДе (без упоминания фамилий), о запусках на высоту ракет с собаками. И о будущих космических кораблях для человека.  

     Не помню (о чём сейчас очень сожалею) названий этих прекрасных, полных мечты книг доспутниковой эпохи, имён авторов. Всё-таки был тогда легкомысленным мальчишкой. Отложилось в памяти немногое: «Открытие мира» Бориса Ляпунова, «Следы на камне» какого-то английского автора, «Космические полёты». И, специально для детей – Александр Волков, «Земля и небо».             

     Почта в посёлок ходила хорошо. Наша семья выписывала и «взрослые» газеты, и «Пионерскую правду». Как-то зимой, в начале 1957 года, на её внутренних страницах стал мелькать заголовок «Туманность Андромеды». Что удивительно, я поначалу игнорировал его – подумалось, что это какая-то неинтересная, сухая, сугубо научная статья. Но однажды внизу увидел картинку: люди в скафандрах, делая какие-то неуклюжие, вымученные движения, пытаются дойти до огромного остроносого космического корабля, сидящего горизонтально, как самолёт… Тут я, наконец, заинтересовался. Прочитал столбец над картинкой – и кинулся собирать предыдущие номера…

     Это была всего лишь одна глава – «В плену тьмы». Вслед за мной её прочитали и родители. Маме не понравилась:

     — Какие-то звездолёты… Какие-то дикие имена…

     — Ничего не дикие, — заспорил я. – Это же далёкое будущее!

     Мне имена героев понравились. Эрг Ноор, Низа Крит, Кэй Бэр… Они только усиливали впечатление. Всё там было необычно. Такого я ещё не читал. Уже была, правда, беляевская «Звезда КЭЦ», но это – ближние окрестности. Луна, околоземная орбита… А тут – дальние звёздные рейсы. Преодоление тех самых парсеков. Тогда я ещё не понимал, какой высочайший дух, какое запредельное мужество требуется для таких полётов. Но всё равно они потрясали воображение.

     …Весной и летом 1957-го таёжные ветра ощутимо, тревожаще пахли Космосом. Я ходил в смутном радостном ожидании, скрываемом от всех – чтобы не смеялись. Кажется, в «Известиях» наткнулся на статью: «В научных кругах передовых в техническом отношении стран, в частности, СССР и США, обсуждается возможность запуска искусственных спутников Земли. Это будут небольшие металлические шары, возможно, снабжённые радиопередатчиками…».

     И этой же осенью – свершилось! С замиранием сердца вслушивался я в частые, словно догоняющие друг друга сигналы первого спутника. Нашего, советского! (А то, бывало, нет-нет да и засосёт в душе: кто вперёд?).

     Фантастика начала сбываться. Будущее пришло.

     — Скоро начнём летать, как в «Туманности Андромеды»! – объявил я.

     — А у Николая она есть вся, — сказал отец. – Он «Технику – молодёжи» получает. Говорит, хороший журнал. Вот там  — полностью.

     Николай Андреевич Растворов, наш строгий учитель математики (для отца – просто Николай) в зимние каникулы дал почитать годовой комплект журнала. На обложке первого номера я увидел портрет девушки. И если бы она была просто красива… Нет, она была – нездешняя. Она была из Будущего. Сейчас таких нет! Эта аксиома отпечаталась в душе одиннадцатилетнего мальчишки мгновенно и спокойно, без всякого обсуждения.

     Сев за стол, я ещё полюбовался девушкой, раскрыл журнал и добрался до нужной страницы. В заголовке увидел знакомых героев. Эрг Ноор и Кэй Бэр, в скафандрах высшей защиты, вскрывали стенку чужого корабля. Рядом был нарисован шар планеты и звездолёт. А в правой части этого триптиха стройная танцовщица летела в прыжке.

     Я перевёл взгляд ниже и начал читать:

     «В тусклом свете, отражавшемся от потолка, шкалы приборов казались галереей портретов…»    

     Будущее рванулось вперёд.

     В наш хорошо снабжаемый книгами посёлок стала приходить другая фантастика: Алексей Толстой, Георгий Мартынов, Аркадий и Борис  Стругацкие, и даже «Магелланово облако» Станислава Лема.  Но всё это было уже — вослед.

     Пришло и первое книжное издание «Туманности», со всеми главами. И вновь на переплёте – дивное, одухотворённое лицо девушки из Будущего…

     Тогда я ещё не мог сформулировать, что же сильнее всего зацепило в этой книге. А зацепил мир, в котором живут герои. И, в гармонии с этим миром —  высокий полёт их души.  

     Сейчас многие говорят, что не хотели бы жить в мире «Туманности». Слишком как-то холодновато, скучновато… У меня подобные разговоры вызывают недоумение: где товарищи успели, мягко говоря, пресытиться нормальной человеческой жизнью? Не думаю, что в нынешней России. И даже не в СССР… Ну, разумеется, скукотища. Болезней нет, с жильём проблем нет, о еде и одежде никаких забот, деньги на фиг не нужны, учись и работай где нравится, отдыхай сколько считаешь нужным, воров и бандитов нет, на улице – ни плевка, ни окурка, ни бомжа, ни хама, ни хулигана. Каждый встречный желает тебе добра. И даже можно по всей Земле пройти босиком, не поранив ног. У, глаза бы не глядели!..

     Но самое прекрасное и удивительное – ефремовские люди. Сейчас таких нет! Они только внешне холодноваты. Это – благородная сдержанность, от высокого уважения друг к другу. Но жар души открывается в моменты эмоциональных вспышек! И у каждого – своя возвышенная мечта. И возвышенная любовь, без грана пошлости, о каковой вообще забываешь, читая эту великую книгу.    

     Пришла весна шестьдесят первого. Мартовское, затем апрельское солнышко стало пригревать. Таяли глубокие сибирские снега. Приближалась распутица. Отец решил вывезти с покоса последнюю копну сена. Он выписал в конторе лесопункта лошадь, привёл, запряг в телегу – на лесной дороге уже местами открылась земля. До покоса было километров шесть. Мы нагрузили сено, перетянули верёвками и двинулись обратно. Дорога была – бесконечное снежно-ледяное корыто с водой. Мы с отцом в резиновых сапогах шли с двух сторон, поддерживая воз. Добрались благополучно. Стали разгораживать прясло, чтобы заехать во двор (дощатых заборов с воротами в нашем посёлке не практиковалось). И тут на крыльцо вылетает сестрёнка и ликующе кричит:

     — Человек в космосе! По радио сказали!

     Это было двенадцатое число.

                                                       *     *     *

     Что было потом? Жизнь.

     Мы переехали. Я поступил в медицинское училище. Прошёл через юность, полную изумительных открытий и впечатлений. Прочитал в журнальной публикации «Лезвие бритвы». Кроме литературных высот, увидел в ней художественную энциклопедию по эстетике. Потом, перед институтом, в «Технике – молодёжи» прочитал «Час Быка». Во время учёбы, в «Молодой Гвардии» — «Таис Афинскую».

     А потом Иван Антонович умер.

     Помню, горько подумалось: шестьдесят пять лет. Лучшие уходят внезапно и слишком быстро…  

     Но он успел проложить гигантскую дорогу, сопоставимую с Млечным Путём – не столько в пространстве, сколько во времени. От Великой Дуги к Великому Кольцу.

     А Будущее между тем затормаживалось, превращалось в непонятно что... Похоже, оно разочаровалось в нас. Умер Королёв. С промежутком в год разбились Комаров и Гагарин. Погиб экипаж «Союза-11». Потом всё выровнялось, но развивалось как-то слишком замедленно и постепенно. Потом начались беды у американцев. А потом погибла страна, запустившая первый спутник и первого космонавта. И уж об этом я здесь молчу.

                                                            *     *     *

     «Он всех нас позвал в космос» — сказал Нейл Армстронг о Гагарине. А меня, пишущего эти строки, позвал в космос Ефремов. Что я читал раньше – было всего лишь «подготовкой к полёту».

     Я с третьего класса был очкариком. Пришлось выбрать земную специальность. Да и понимал, что до звёздных полётов, скорее всего, не доживу. Надо прежде освоить огромную Солнечную систему. А до этого – научиться летать на Луну.

     Но почему не пошёл в астрономы, или в разработчики автоматических межпланетных станций? Не знаю. Спросите у Господа Бога, если он есть.

     Но через много-много лет, когда судьба шепнула на ухо: «Пиши!», моими  героями стали космонавты и астронавты.

     В «Часе Быка» всё внимание читающих и критикующих обычно устремлено к Тормансу с его социальными уродствами (кое-что напоминающими…). А мне бросилось в глаза и другое: как уцелевшие земляне добирались домой. Об этом написано кратко, но – впечатляюще... Неспроста мой главный и любимый персонаж Ярослав – звёздный штурман. По-ефремовски – астронавигатор.  

     И до сих пор слово «тантра» для меня значит не совсем то, что для Ивана Антоновича. Не столько индийский путь любви и духовного самосовершенствования, сколько название звездолёта.

     В начале мая 2007 года участники «Интерпресскона» ездили на могилу И.А. Ефремова. И надгробие увиделось мне чуть по-другому, нежели Андрею Константинову (автору статьи «Светозарный мост»). Из земли чуть наклонно выступает гранитная, с не очень ровным, обломанным торцом, треугольная призма. На той грани, что нависает над землёй, лаконичная надпись: «Иван Ефремов. 1907 – 1972».

                                                          *     *     *

     Не совсем лирическое отступление.

     «Туманность» в своё время вдохновила  художников  (Лев Смехов в «Пионерской правде», Александр Побединский в «Технике – молодёжи» и первых книжных изданиях) на прекрасные иллюстрации. А что сейчас? В книжном магазине я покопался в фантастической продукции издательства АСТ. Глянул и на переплёт толстого ефремовского тома («Туманность Андромеды» — «Час Быка»), вышедшего в серии «Классика отечественной фантастики». Коллаж донельзя халтурный, да ещё с такими современными лицами, что я не выдержал. Написал этим издателям письмо: «Всё равно сделать такую обложку, как в 50-х годах, сейчас никто не сможет. Не тот менталитет, господа!». Возможно, они обиделись. Ну и ладно.


Статья написана 24 марта 2016 г. 18:25

    

     Обретение радости

     (Рецензия на сказочную повесть Галины Бабуровой «Бурквиль», опубликованную в журнале «Октябрь», № 12 за 2015 г.)

     Унылый городок Бурквиль… Его жители видят мир в мрачном свете, в каких-то сумерках. Даже фамилии у всех «буркливые»: Буркич, Занудинг, Хмурсон, Склочкинс… У буркомистра вообще роскошная – Кляузингер.

     Утро солнечное – а они, здороваясь, говорят «премерзкое утро» и берут из дома зонтики. У молочника мгновенно скисает молоко… Мясо у мясника протухает… Булочки у пекаря черствеют… Все покупают и едят кислятину и тухлятину.

     В городе проводятся турниры хмурости.

     Местные домохозяйки изобретают крапивные коврики против нежелательных гостей.

     Городской художник с красноречивой фамилией Коссоруччо пишет просто ужасные портреты. Его картин пугаются дети.

     А вот ежегодная осенняя ярмарка:

     «Чего там только нет: и горькие фиолетовые баклажаны, и вязкие груши, и кислые яблоки, и мелкий зеленый картофель, и пожухлая морковь – в общем, все, что за лето выросло в бурквильских огородах».

     «На прилавках полным-полно всяческих поделок, из тех, что хозяйки мастерят унылыми зимними вечерами: вязаные жилеты и шарфы со спущенными петлями, кособокие куклы и медведи, странной формы коврики и криво сшитые занавески».

     Условно говоря, всё на этой ярмарке есть. Только нет красоты и радости.

     «В центре площади торчит деревянная карусель, сооруженная мастером Хмурсоном, на которой пока не отважился прокатиться ни один малыш: уж больно страшные у коней морды».

     «В Бурквиле никто не знал, что на свете есть такая замечательная штука, как праздник. Жителям даже в голову не приходило, что можно радоваться, смеяться, петь, плясать и веселиться, ведь они с утра до ночи только и делали, что ссорились и ворчали»

     Даже такой позитивный человек, как Бруно Буркич, не знает слова «праздник», пока не узнаёт его от жены.    

    

                                                         *     *     *

     Должно быть, какой-то злой волшебник увёл из города радость.      

     По версии Отто Буркича, город был основан на месте обиды  Основателем Бурквиля был человек с жутким характером, прямой предок директора Воспитанделя. Да ещё претерпевший обиду от соплеменников. Не с того ли пошла мрачность города?

     Человек без радости очень уязвим. Так же и и город. Кто знает, остался ли бы на карте городок Бурквиль лет через сто.

     Но… наконец, высшие силы решили снять заклятие.

     Булочник Сдоббинс находит у себя в саду неизвестно откуда взявшуюся маленькую девочку Дану и удочеряет её. Девочка вырастает – и от неё начинают расходиться волны добра и радости. И они встречают отклик. Души горожан живы. Недаром адвокат Занудинг решил отойти от дел – его «достали» бесконечные склоки и тяжбы бурквильцев. Другой «эпицентр», гораздо больший возмутитель спокойствия – Бредомир Буркич. Неудивительно, что именно его сын Бруно женится на Дане.

     Процесс продолжается неотвратимо, как весна. Взрослая Дана (мама Буркич) говорит юному Буро: «Знаешь, сынок, люди – совсем не то, чем кажутся на первый взгляд… В каждом куча всего интересного. Так что советую тебе подружиться с кем-нибудь из соседей… Уверена, тебя ждут захватывающие открытия». Так оно и вышло.

     Тьма не сдаётся без борьбы… Хитрый Коссоруччо подставил директора Воспитанделя, кровно обидел его не своими руками, побудил школьников выразить свои представления о директоре. Директор хоть и небольшого ума человек, но обиделся именно на организатора. Помчался к буркомистру и произнёс пламенную речь: надо всё запретить! И городская власть вроде бы склоняется к мнению директора.

     Но этот разговор подслушал через открытое окно Тео Колодкинс, один из друзей Буро. И по городу моментально разнёсся слух… Семейство Буркичей собралось на совет, при участии садовника Ворчинского. И они решили парировать опасный выпад начальства. Бруно Буркич (журналист, выпускающий «Вестник Бурквиля»), с подачи своего выдумщика-отца публикует заметку:

     «СРОЧНАЯ НОВОСТЬ! В окрестностях Бурквиля обнаружен доселе невиданный гибрид растения под названием “хохотунчик”. Каждый, кто видит желтый цветок, на целых три дня перестает ругаться и ворчать, а тут же начинает радоваться жизни, плясать и расточать улыбки. Уже зарегистрированы первые случаи заражения добротой! “Сограждане, будьте бдительны, – предупреждает доктор Хворайкинс, – микстуры от доброты не существует! Если вы уже подхватили вирус, единственный способ от него избавиться – танцевать до упаду, смеяться и веселиться. Через три дня все пройдет само собой”».

     Экспедиция отправляется в лес на поиски жёлтого цветка. Его находят там же, где зимой семья Буркич праздновала Новый год. Это место решили назвать Нужной полянкой.  

     Радость победила… И пусть через три дня, когда хохотунчики отцвели, всё вернулось на круги своя. Но, как мы уже знаем, белые шарики от ветра разлетятся, семена посеются, взойдут – и опять по всему городу пойдёт россыпь жёлтых цветков радости. И в бесцветковые периоды, и даже зимой жители Бурквиля станут вспоминать жёлтые хохотунчики и ждать лета.

     Теперь у них есть что вспоминать. И есть что ждать. Кто знает, может, через сто лет мы увидим совершенно другой Бурквиль. И даже переименованный в Фройдебург. С радостными фамилиями жителей.

     …Каждый из нас должен найти свою Нужную полянку, где зимой новогодняя ёлка растёт, а летом цветы-хохотунчики. И много прочего, что нужно человеку для нормальной жизни. Отыскать запасы радости в собственной душе. Как бабушка Буркич, решившаяся отправиться аж в другое полушарие учиться экзотическому танцу.

     Житейские обстоятельства подбрасывают нам массу поводов для огорчений. А радость ложится на противоположную чашу весов и помогает человеку выживать в невзгодах.

     Снова цитирую автора.

     « – Слушай, папа, – спросил папа Буркич, – ведь ты же все выдумал про хохотунчик?

     – Какая разница! – мудро заметил дедушка Буркич. – Если от выдумки всем хорошо, это и есть самая настоящая правда».

     Мне от сказки Галины Бабуровой стало хорошо. Эта сказка –глоток свежего воздуха в нашей сегодняшней, мягко выражаясь, «буркливой» литературе. Пора бы вспомнить слова Константина Паустовского: дело художника – рождать радость.


Страницы: [1] 2  3




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 4