Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «geralt9999» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 27  28  29

Статья написана 23 апреля 2017 г. 23:53
Размещена:

Я думаю, все со мной согласятся, что новости о выпуске нового альбома любимой группы – всегда ожидаются особо – даже если любимая группа разочаровала вас чем-то или просто уже не та – а тем более, если любимчики все еще несутся вперед на всех цилиндрах. Для меня, как для огромного поклонника группы Ulver, новости о любом их новом релизе – приносят еще и размышления. Размышления на тему – что же они выдадут в этот раз? Только в новом десятилетии они уже успели выдать: арт-роковый альбом; альбом каверов на психоделический поп 60-х; совместный альбом с камерным оркестром; совместный альбом с мастерами дрон-дума из Sunn O))); альбом отредактированных живых импровизаций с влиянием краут-рока и берлинской электроники, ну и даже, наконец, снова выпустили саундтрек к фильму. Чего же я ожидал, когда группа объявила, что давно уже названный “The Assassination of Julius Caesar” будет полноценным поп-альбомом?

Признаться честно, дорогие читатели, ощущения были несколько смешанные. Разумеется, норвежцы до сих пор меня, как внемлющего слушателя – ни разу не подводили, и все стили и подходы, за которые они брались – давались им, казалось бы, без особого труда. Но в то же время, нельзя сказать, что не было повода для волнений. Все же слишком уж далековато ушла группа от песенного подхода в последнее время, слишком радикальным казался этот шаг — даже для отъявленных радикалов.


Legends fail

And houses fall

In great shame

In elliptical ruins

A king gouges his eyes out

Forbidden love takes poison

Tragedies repeat themselves

In perfect circle
[/i][/center]


Давайте будем откровенны – поп-музыка, особенно в наше время, время стриминга, интернета, и быстрой жизни – это не альбомный жанр. Один-два мощных сингла, которые потом на альбоме может разбавятся еще парой достойных вещей – это во многом программа максимум. Разумеется, это не обязательное правило, и есть артисты, даже большие и популярные артисты – которые его опровергают.

Скажу прямо, ибо хватит уже ходить вокруг да около – Ulver выдали целый альбом полный запоминающихся песен. Простая математика – восемь песен, 44 минуты – во время прослушивания альбома трудно найти хоть одну лишнюю из этих минут. Как добиться столь серьезного по нынешним временам результата, делая поп-альбом? Все очень просто, нужно соблюсти всего лишь три условия: во-первых – быть талантливыми сонграйтерами; во-вторых – чтоб никто не висел над душой и не ставил ограничения и условия; в-третьих – за вдохновением следует отправляться в более благоприятную и покрывшуюся уже немного отблеском ностальгии эпоху – в 80-е.

Да, каким бы фанатом я не был – приходиться признать, что Гарм, как и многие сейчас – обратил свой взор именно в эту эпоху, которую возрождать сейчас (и уже не первый год) – берутся все подряд. Конечно, у него на это есть несколько больше прав, чем у многих – он эту эпоху хотя бы застал. И, думаю, это и повлияло на глубину погружения.

Вот то есть – имеем мы жанрово, казалось бы, на альбоме этом – синти-поп. И сперва вроде так и кажется – ну синти-поп и синти-поп, везде, кругом, удачно, успешно, но маловато штрихов для группы, которая обычно вроде как не жалуется на богатство картин своих. Но постепенно и довольно уверенно – прорисовываются другие элементы картины. Влияния вычурных британских романтиков тут соседствуют с мимолетными отсылочками к немецким электронщикам и краут-рокерам 70-х, а удачнейший заезд на территорию еще одного современного тренда – синтивейва – делит место с удачным приветом собственному прошлому (которым, во многом, и является полностью последний трек на альбоме – “Coming Home”).


I want to tell you something

About the grace of faded things

The draped compositions

Hiding from the new world

Behind old French doors

The last rays of the setting sun

On the cheeks of cherub faces

The traces of their tears
[/i][/center]


Говоря о тех самых трендах, трудно удержаться, чтоб не похвалить группу за отвержение таки одного очень популярного и очень надоедливого тренда. Сейчас очень стало популярно по делу и без дела мусолить в текстах горячие политические темы, и право дело, сколько уже можно вытерпеть всех поп-музыкантов щебечущих о вопросах, в которых они вероятно вовсе ничего не смыслят.

Ulver не стали предаваться этой гнусной моде, и записав альбом мрачноватой и загадочной музыки – снабдили ее такими же мрачноватыми и загадочными текстами. Путешествия в Древний Рим (подразумевающиеся даже названием альбома) в контексте альбома в целом, в контексте музыки, в контексте вокала Гарма – чувствуют себя так же прекрасно, как и поп-культурный текстовый вояж в 60-е (“1969” – ностальгия родом уже из самих 80-х, отлично подано). Общий тон, который сочетание текстов с музыкой создает (та самая “grace of faded things” из цитаты чуть выше) – он… ну вот знаете, когда слово старое – употребляется не в отрицательном вовсе контексте – как выдержанное старое вино, роскошные старые дворцы – вот “The Assassination of Julius Caesar” тоже имеет такой вес при себе, он держится с такой же гордой осанкой – хотя казалось бы, какое право вообще имеет на это?

Право это, разумеется, альбому дает качество присутствующих на нем песен. Говоря откровенно, я колебался перед написанием данного отзыва – ну просто потому, что я даже придумать какие-то претензии к этим песням не могу – да и не хочу.


An army charges upon the land

To the sound of retreat

This is bigger than us

A stronger wind is blowing

Blowing from Paradise

Into the world to come

Progress is its name

Death nods his head

First the dead

Then the living

Call their names

Like a legion
[/i][/center]


Будь то эпичная “Rolling Stone” с ее начальным чуть ли не краут-роковым ритмом (который потом все же перетекает в волну), самым впечатляющим вокалом Гарма на альбоме, и стенобитным припевом, который уже меня, вероятно, до конца дней моих не оставит в покое (а в финальной части песни в какое безумие этот сладкий и могучий припев перетекает? А саксофон Тернера каков? Да тут статьи не хватит, чтобы все моменты отметить).

Будь то самая драматичная и печальная “So Falls the World” – Гарму не привыкать уже хоронить мир на записях, казалось бы, что ему похороны цивилизации? Но наполняет он слушателя щемящей тоской весьма уверенно. А как песня перетекает из атмосферной фортепианной баллады в даже какое-то оптимистичное и позитивное завершение, когда уж хочется не горевать с римлянами, а танцевать на обломках и руинах ушедших времен.

Будь то “Transverberation” – самая, казалось бы, прямолинейная песня на альбоме – которая чем дальше, тем меньше и меньше кажется прямолинейной. Ритмика остается не самой замысловатой, но внезапно во всю силу открываются игры Гарма с голосом (несмотря на то, что он выдал несколько чуть ли не лучших партий в карьере в недавние времена – так, на протяжении одной песни – он себя еще не тестировал). А легкие и стройные, синтивейвовые клавиши, которые так и просятся в какой-нить натуральный альбом 80-х? А тот факт, что самая прямолинейная песня на альбоме – повествует об экстазе святой Терезы? Да не, какая уж там прямолинейность – просто Гарм пошутил и некоторые люди купили шутку прямо, не оглядев со стороны.

Будь то “Angelus Novus” – минималистичная песня, но не касающаяся привычного для группы эмбиента. А как из сдержанного и максимально строгого начала переходит она в эпичный припев? Не теряя при этом минималистичности – потому что синты остаются скупыми и строгими, а большую часть веса, Гарм, как и положено серьезному вокалисту в таких вещах – берет на себя.

Так вот, будь то любая из этих песен и любая из иных, которые ваш покорный слуга не рискнул рассматривать в деталях, дабы не утомить вас окончательно – так что любая из этих песен, и все они вместе дают нам понять?

Ну, главное – то, что Гарму следует продолжать петь как можно больше, а не как в последние годы, когда вокальных партий от него было чуть ли не дождаться (в этом плане я “The Assassination of Julius Caesar” – рассматриваю вовсе как подарок себе лично).

А еще, конечно, альбом дает нам понять, что группе Ulver – снова играючи удалась сложная, казалось бы, задача. Перестроились они и выпустили этот самый поп-альбом – как за милую душу, и многих на этом поле обошли – потому что талант все еще на месте, душевный драйв – все еще есть, огонь требующий делать новые вещи, искать иные пути – все еще горит. И все это придает уверенности какой-то – еще один невидимый, и может не столь значимый в общем (но значимый для меня лично), столп этого мира – остался стоять и лишь укрепился. И все это придает уверенности что, как и Гарм, который, возникает такое ощущение – очень давно хотел сделать этот альбом – нужно так же идти вперед и делать то, что хочешь сам. Мнения других – могут быть лишь приятным дополнением к избранному пути. И кому, как не извечным перевертышам из Ulver это знать.


I have to make right

The things that went wrong

To forgive and forget

There is honor among thieves

How to come clean

With these dirty hands

They hold me down

With a strangling love
[/i][/center]


Тэги: Ulver, Synthpop
Статья написана 19 декабря 2016 г. 23:33
Размещена:




Тэги: 2016
Статья написана 15 сентября 2016 г. 20:07
Размещена:


Кардинальные изменения музыкального курса или творческого подхода – могут, как положительно изменить карьеру и творческий потенциал индивидуума, так и полностью сломать ее из-за одной ошибки. Особенно, если музыка этого индивидуума строится на общей интимности и камерной мрачности. С другой стороны – кто не рискует, тот, как известно, не пьет шампанского. Так, видимо, подумал и Мэтт Эллиотт, прежде чем основательно перевернуть все для себя с ног на голову.

Творческая личность Эллиотта четко делится на две части – одна часть делает мрачный драм-энд-бас под логотипом “The Third Eye Foundation”, но ее мы отложим в сторону сразу – она, безусловно, добавляет общего богатства портрету музыканта, но в контексте данного текста – нас эта часть интересует постольку-поскольку.

Интересует нас его творчество под именем собственным. Оно представляет собой мелодичный, атмосферный, и донельзя мрачный авант-фолк, подразделения “sad bastard folk”. Будучи великолепным акустическим гитаристом и не менее талантливым сочинителем, занимался он этим в одиночку – ну так, разочек позвал кого-то там на пианине сыграть. Отсутствие группы поддержки на качество выдаваемого материала не влияло никак – тупым бренчанием он не страдал, щедро разбавляя свою игру как электронными и эмбиентовыми фишками родом из иного своего проекта, так и всякими фламенко, да балканским и славянским фолком (благо, его мать – родом из Эстонии, а самым сильным музыкальным впечатлением сам Эллиотт называет услышанный им в детстве православный хор – и даже одна из лучших его песен посвящена подводной лодке “Курск”).


Lie in your own bed

The one that you've made there

Wrap yourself up in the comfort of despair

That way you need never share

You'll never be forced to care

You can just sit there and stare

At your own beautiful hair

Because there's little else there
[/i][/center]


Однако же, если бы так все и продолжалось, то этот текст мне пришлось бы начинать как-то иначе, а сам Эллиотт так бы, наверное, и не реализовал свой полный потенциал. Но для подготовки альбома 2013-го года, “Only Myocardial Infarction Can Break Your Heart” он все же пошел ва-банк и группу музыкантов собрал.

Изменения слышны сразу – если раньше кто-нить Эллиотта периодически и сравнивал с Леонардом Коэном, после выхода этого альбома эти сравнения подзатихли. Мэтт смог сохранить все элементы, которые делали его любимым среди поклонников, добавив очень много богатства своим аранжировкам – пианины, мелотроны, контрабас (!) – это все пошло только на пользу, не разбавив эстетику его музыки, а лишь углубив ее, добавив новое измерение.

Это углубление становится очевидным с первой же песни – 17-тиминутной “Right to Cry”. У Эллиотта уже были до этого могучие и развернутые композиции, достаточно вспомнить уже упоминавшуюся “The Kursk” или песню с лучшим названием на Земле “If Anyone Tells Me “It’s Better to Have Loved and Lost Than to Never Have Loved at All” I Will Stab Them in the Face”. Но тут-то и находится ключевое различие – на всех своих предыдущих альбомах, и в особенности на трилогии Songs – Эллиотт представал человеком настолько глубоко находящемся в депрессии, что это даже и чудо, что он еще и музыку записывал.

“The Right to Cry” сходу этот тренд меняет – тут вроде и присутствуют все стандартные элементы Эллиотта – постепенное нагнетание атмосферы, еле слышное многоголосье на заднем фоне (состоящее только из самого Эллиотта), изящная гитара, проникновенный баритон самого Эллиотта. Но благодаря добавившимся в общую картину элементам и благодаря, видимо, каким-то личным решениям Мэтта – тут не найти той бездонной тьмы, в которой он прежде топил свою музыку (как пьяницы топят печаль в алкоголе). Он не избавился от общего sad bastard-настроя, но позволил себе добавить в свое царство луч света – пусть даже и довольно злой и ироничный луч (название альбома, в принципе, характеризует его суть лучше всего).


Look at you now

Pretty and lonely

Float way above the lost and lowly

Far too proud, too gorgeous for us down below

And so you find yourself alone

It’s such a lonesome throne

Empty eyes will follow wherever you go

Until you find you're on your own

Then you'll know

You've reaped what you've sown
[/i][/center]


Позволив себе допустить в музыку немного богатого, даже порой барочного тепла и успокоив, в большинстве случаев, ее темп, дальнейший путь у Эллиотта был только один, по сути своей – ведь возвращаться назад к стилистике чистого-пречистого себя – на данном этапе это было бы нечестно и даже противно его собственному творческому началу.

Нет, развиваться стоило согласно заданному курсу – и его альбом этого года выхода, “The Calm Before” – таким развитием и стал. Еще больше неоднозначности, еще больше спокойствия и размеренности, еще больше просто прекраснейших аранжировок.

Спокойствие это, впрочем, обманчиво, что обозначается и названием альбома. Да, большую часть времени Эллиотт не разгоняет песни (единственным исключением можно назвать “I Only Wanted to Give You Everything”, которая выполнена вполне в стиле традиционных для Мэтта ультрамрачных вещей родом с его трилогии), но даже без этого ему удается создать атмосферу тревожную и, так сказать, предвещающую. Придерживаясь концепта, Эллиотт весь альбом проводит, балансируя на грани между этой самой тишиной и грядущим апокалипсисом, который грозит если не разрушить все стоящие на пути жизни, то, по крайней мере, снести все устои и переделать по новой, под себя, не оглядываясь ни на чьи мнения. Сам Эллиотт, впрочем, в интервью признавался, что не считает эту грядущую бурю чем-то обязательно плохим – и весь альбом эту его позицию подтверждает, демонстрируя в полной мере его новообретенное смирение – яростных протестов вроде “Zugzwang”, которые были даже на прошлом альбоме – тут уже не обнаружить, и это, в какой-то мере, делает альбом только лучше и целостнее.


Here comes a storm

The dust & papers dance around the room

It tells of a storm

The sky is a painted viscous swirl of troubled hues

There’s a storm

The branches rock & dance & creak & wave

We’re in for a storm

I’ve got this headache that I’ve had for days

Here comes the rain

The first few drops caress & gently dance

They light up your face

You smile in wonder looking through the eyes of a child once again

But soon the gentle drops become the deadly wolf of a gale

Our voices become lost beneath the chaos

Here comes a storm

The way the wind it starts to play and race

It whispers a storm
[/i][/center]


Сам Эллиотт особо отмечает две песни на альбоме – упомянутую “I Only Wanted to Give You Everything”, которая ему далась легче всего (неудивительно, опыт-то в написании и исполнении таких вещей у него немалый уже), и философскую “The Allegory of the Cave”, которую, по его словам, пришлось переписывать чуть ли не двадцать раз (и он все равно остался в итоге не слишком ею доволен).

Но на ней, на самом деле, стоит остановиться подробнее, как и на небольшой зарисовке “The Feast of St. Stephen”. Тут надо сказать следующее – я немного приврал, ну или просто прикрыл правду, когда сказал, что яростных протестов-взрывов энергии нет. Нет, музыкально-то их нет, а так как и сам Эллиотт считает себя музыкантом, а не поэтом (что доказывает и ранняя его лирика – слишком развернутых текстов у него не было до недавнего времени) – я счел возможным сфокусироваться на этом. Но на деле, лирика “The Feast of St. Stephen” – это именно обоснованный гнев в адрес всяческих религий, культов и прочей этой мишуры, и гнев этот весьма обоснован.

Но заведем же речь о “The Allegory of the Cave”. Как я замечаю, многие любимые сингеры-сонграйтеры любят вставить чуть ли не самую эмоционально мощную и глубокую песню в самый конец альбома, причем всенепременно – после того как музыкальная кульминация вроде как бы уже и произошла и место остается лишь для эпилога. Так и здесь – кульминация случилась на цыганской “Wings & Crown”, но самой эмоционально наполненной и показывающей все способности Эллиотта, как поэта – можно смело назвать именно задумчивую закрывающую песню. Она не самая музыкально развернутая и разнообразная здесь, несмотря на присутствующую сквозь трек виолончель, да и сам Эллиотт здесь играет с предельной сдержанностью, но, в конце-то концов – в том числе это песню и рекомендует.

Ведь когда ты делаешь альбом, который должен хоть как-то охарактеризовать грядущую бурю – на бурю ты должен пусть отчетливо, но намекнуть, а не вбить ее слушателю в голову молотом.

Это и характеризует Мэтта Эллиотта лучше всего – он мастер мрачной музыки, мастер своей гитары, но прежде всего – он мастер нюансов, которые на первый взгляд могут пройти незамеченными. Но находятся эти нюансы во всем – как в метаидее, так и в небольшом гитарном переборе. Может быть, в этом и заключается гениальность.


Eternity in the dark is such a long time

Either path is lined with darkness

The crushing pain/the endless void

Repeat the same painful mistakes or

Slowly rot into the soil

Oh darkness please whisper my name

Whisper the rules of this here game
[/i][/center]


Статья написана 12 сентября 2016 г. 23:45
Размещена:

Три года назад Ник Кейв (и The Bad Seeds, конечно же) выпустил в свет свой лучший альбом, “Push the Sky Away”. Не все, конечно, согласятся с подобным утверждением, более того – не все даже согласятся, что это был хотя бы просто хороший альбом. Но одно можно утверждать с уверенностью – редко когда человек делающий музыку уже более 35-ти лет находит в себе силы настолько мощно и уверенно изменить свой творческий курс и свои музыкальные ориентиры.


Black road long and I drove and drove

And came upon a crossroad

The night was hot and black

I see Robert Johnson with a 10-dollar guitar

Strapped to his back looking for a tomb

Well here comes Lucifer with his canon law

And a hundred black babies running from his genocidal jaw

He got the real killer groove

Robert Johnson and the devil, man

Don't know who is gonna rip off who

Driving my car, flame trees on fire

Sitting and singing the Higgs Boson Blues
[/i][/center]


При создании Push the Sky Away Кейв окончательно отказался как от мелодично-фортепианного звучания (которое он продвигал на протяжении четырех альбомов), так и от своего краткого “гаражного” этапа. Перемена должна была быть серьезной и заставляющей удивленно вскинуть брови каждого слушателя знакомого с предыдущим творчеством группы. И это, несомненно, удалось.

Драйв? А на кой он нужен — как бы восклицают Кейв с Эллисом. Напитаем альбом постоянным нагнетанием атмосферы, ощущением какого-то разворачивающегося триллера – и нормально выйдет. И ведь и правда – так только лучше.

Хуки? Ну нет уж. Придется вам цепляться за то малое, что соизволим оставить – продолжают издеваться творцы. За скрипичные и гитарные и синтовые лупы Эллиса, которые добавляют альбому призрачное качество, по словам самого Кейва. И ведь цепляемся! И так цепляемся, что через какое-то время после начала прослушивания начинаешь и задумываться – а так ли уж мелодии вообще нужны были Кейву все это время?


And all the ones who come

And all the ones who go

Down to the water

And all the ones who come

And all the ones who go

Down to the sea
[/i][/center]


Мрачняка вам в текстах? Ну ладно, тут уж Ник пожалел фэнов, решил не изменять себе окончательно. Есть вам мрачняк, есть. Но как-то не так, как прежде. То ли соответствуя общей концепции, то ли действуя по чистому наитию – но Кейв и лирику сделал такой себе прекрасно-призрачной – при этом в нужной мере добавил туда традиционных своих мест и персонажей (вроде Джубили Стрит и девушки по имени Би), ну чтоб поддержать этот самый триллер. Но глядя на ситуацию в целом – он, наверное, со времен “The Good Son” не был настолько светел в своей традиционной меланхолии. А вещи вроде “Mermaids” или титульной песни, в сочетании с их мягким и задумчивым музыкальным исполнением – вообще представляют собой чуть ли не воплощение чистой красоты в музыке.

Вообще-то, обычно я предпочитаю прям уж чересчур про отдельные песни не расписывать, но в данной ситуации, я нахожу необходимым сказать кое-что конкретное по двум идущим подряд трекам. Сначала про самый, эээ, энергичный трек альбома. “Higgs Boson Blues” собой не то чтоб представляет какой-нить панковый взрыв динамики – это все же было бы абсолютно неуместно в этой общей картине. Но в контексте альбома он выглядит поистине грандиозно-неумеренным опытом, подводящим все темы к эмоциональному концу, под аккомпанемент упорного и настойчивого spiritual groove-а (с).

Но заканчивать все так, вопреки остальному материалу – было бы неправильно, конечно же, поэтому заканчивается все на минорной ноте, которая дает больше оптимизма и уверенности в себе, чем какие-нить ноты мажорные – речь о самой “Push the Sky Away”. Эта вещь заставляет бороться и “отталкивать небо” (смерть, то есть) и идти по своему пути до конца, не взирая ни на что – ни на друзей, ни на врагов, ни на судьбу, ни на самого себя.


And if you feel you got everything you came for

If you got everything and you don't want no more

You've got it, just keep on pushing and, keep on pushing and

Push the sky away
[/i][/center]


К сожалению, судьба иногда заставляет обратить на нее внимание очень жестокими способами. Поговорим теперь о свежем альбоме The Bad Seeds – “Skeleton Tree”.

Сперва придется оговорить контекст создания и значения этого альбома. Избежать этого не удастся, хоть задача и абсолютно безрадостная.

В июле 2015-го года погиб (упал с обрыва) 15-тилетний сын Ника Кейва, Артур. Работа над следующим альбомом Bad Seeds к тому времени уже велась и даже некоторые песни уже были готовы. Но это трагическое событие изменило все. Каким бы вышел “Skeleton Tree” иначе? Об этом трудно и бесполезно рассуждать, ибо понятно, что любые сходства между гипотетической и финальной версиями имеют не столь много значения, как различия между ними.


The phone, the phone, the phone it rings, it rings, it rings no more

The song, the song, the song it spins since nineteen eighty-four

The phone, the phone, the phone, it rings, the phone, it rings no more

The song, the song it's been spinning now since nineteen

And if you want to bleed, just bleed

And if you want to bleed, just bleed

And if you want to bleed, don't breathe a word

Just step away and let the world spin
[/i][/center]


Ник Кейв, как известно, всегда создавала образ мрачного человека – и его музыка, и его тексты всегда этому образу отвечали. Можно сомневаться в стопроцентной правдивости подобного самопредставления (и вряд ли эти сомнения будут полностью неоправданны), но творческий человек, человек искусства, артист, музыкант – он же и должен заставить нас поверить в происходящее, в открытость его эмоций, в их искренность – и Кейву это тоже всегда удавалось (что как бы и говорит, что и фальшивкой он никогда не был).

Но никогда еще Кейв не представал столь открытым, откровенным, и незащищенным на записи. Он выплескивает свою безграничную скорбь на слушателя. Он действительно выкладывает всю свою душу на обозрение – пытаясь, наверное, хотя бы и таким образом немного ее исцелить. Если вы думаете, что при этом тяжело присутствовать – вы абсолютно правы. Если вы думаете, что это нечестно и несправедливо по отношению к слушателям – задумайтесь, кто сейчас может говорить что-то о справедливости скорбящему отцу. Если вы думаете, что от “Skeleton Tree” можно просто так оторваться и не принимать участия в настолько личном и горьком моменте – подумайте еще раз.


Cause nothing really matters

On the night we wrecked like a train

Purring cars and pouring rain

Never felt right about, never again

Cause nothing really matters

Nothing really matters anymore, not even today

No matter how hard I try

When you're standing in the aisle, and no, baby

Nothing, nothing, nothing

I need, I need, I need you
[/i][/center]


Музыкально, если попробовать отстраниться от всепроникающего чувства того, что все не так и никогда уже не будет, так как должно быть, мы имеем во многом логическое продолжение “Push the Sky Away” – но логичное, опять же, только учитывая трагедию. Тут есть и хоры, и приглашенная вокалистка, и куча скрипичных партий – но, естественно, не стоит и надеяться, что хоть что-то из этого здесь использовано в ключе оптимистичном или хоть сколько-нибудь светлом (как это бывало на Push the Sky Away”).

Нет, на этот раз Кейв уже окончательно отказался даже от создания подобий мелодий и прочей шелухи – так же как и практически полностью отказался от пения, в большинстве песен просто интонируя текст. В некоторых моментах прямо слышно, как он заставляет себя запеть (в “I Need You”, например) – и эти моменты разбивают сердце, даже если оно до этого умудрилось уцелеть.

Разные инструментальные лупы Эллиса – это то, что больше всего связывает новый альбом с предыдущим, но в этот раз они не являются призрачным сердцем альбома – нет, тут нет места для подобной романтики. Это жилы, которые хоть как-то сдерживают вместе эмбиентально-дроновые зарисовки, производящие впечатления прямо-таки кусков плоти, которые были беспощадно вырваны из больных мест и были принуждены к какому-то последующему существованию.


Here they come now, here they come

Are pulling you away

There are powers at play more forceful than we

Come over here and sit down and say a short prayer

A prayer to the air, the air that we breathe

And the astonishing rise of the Anthrocene

Come on now, come on now

Hold your breath while you're safe

It's a long way back and I'm begging you please

To come home now, come home now
[/i][/center]


Сложно, на самом деле, подходить к этой работе критически – даже если вы не являетесь поклонником творчества Кейва в целом. Тут другой совершенно уровень открытости, другой уровень эмоциональности, другой уровень самой музыки, которая как бы и не требует вообще существования слушателя (подозреваю, что и самому Кейву по большей части абсолютно все равно, как альбом будет воспринят – не для того он делался).

Не буду прикидываться кем-то, кем я не являюсь – я тоже неспособен оказался, по большей части, подойти к “Skeleton Tree” с должным критическим взором. Может и стоило бы сказать, что даже тот же “Blackstar” (тоже история одной трагедии) относился к слушателю с большей снисходительностью. Может и стоило бы сказать, что, скорее всего, я полюбил бы все эти песни и не зная ничего о причинах их существования в нынешней форме – но все же, идеальными их не назвать. Может и стоило бы покритиковать тот факт, что Кейв не поет.

Но кем бы я после этого был? Вот уж не знаю. И не думаю, что это имеет особое значение, когда ты сталкиваешься лицом к лицу с настолько глубокой скорбью облаченной в музыкальную форму.

Хотим мы того или нет, хочет Кейв того или нет, хотят ли его коллеги по группе того или нет – но “Skeleton Tree” – это музыкальное событие. Искреннее, сумрачное, эмоциональное до предела, за которым эмоций нет вообще – только пустота.

Но, боже мой, я бы променял это все на десяток Grinderman-ов, лишь бы Нику Кейву не приходилось переносить эту невозможную боль, свидетелями которой мы все стали.


Sunday morning, skeleton tree

Oh, nothing is for free

In the window, a candle

Well, maybe you can see

Fallen leaves thrown across the sky

A jittery TV

Glowing white like fire

Nothing is for free

I called out, I called out

Right across the sea

But the echo comes back in, dear

And nothing is for free
[/i][/center]


Статья написана 9 июля 2015 г. 02:51
Размещена:

Писатель: Грант Моррисон

Художник: Фрейзер Ирвинг

Количество выпусков: 6

Даты выхода: сентябрь 2014 — июнь 2015

Издательство: Legendary Comics

Две недели назад наконец-то вышел последний выпуск Annihilator, и я понял (почему-то только сейчас), что Грант Моррисон — настоящий транжира и мот. Он только в этом последнем номере (не говоря уж о том, что еще и до того было) вкинул столько новых деталек в свой мир, столько потенциала показал — ну и что дальше? А ничего, историю-то он закончил, да и вряд ли будет возвращаться, по крайней мере — явно не скоро.




Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 27  28  29




  Подписка

Количество подписчиков: 113

⇑ Наверх