Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Russell D. Jones» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3  4  5

Статья написана 14 ноября 13:57
Размещена также в рубрике «Рецензии»

«Наследники Фауста» http://samlib.ru/k/kleshenko_e_w/faust.sh... 2009, Елена Клещенко

(Иллюстрация к «Фаусту». Петер Корнелиус)

Прежде чем начать разговор об этом романе, не помешает упомянуть обстоятельства его публикации. Или правильнее писать «публикация»? Некоторые считают, что если от книги, как сказано в предисловии на Самиздате, «отказались «Эксмо», «Форум», «Лениздат» и один хороший литагент», то и публикации никакой не было! Для людей двадцатого века это верно. Но мы, так уж получилось, живём в веке двадцать первом и вкушаем плоды прогресса. Странно было бы признавать смартфоны, томографы, клонирование, телескоп имени Э. Хаббла — и настаивать на бумажном носителе как определяющей форме доставки текста от автора к читателю. Да, монитор не страница, но каким образом этот аргумент свидетельствует в пользу типографий, толком объяснить ещё никто не смог.

Видимо, по мнению маркетологов, целевая аудитория «Наследников Фауста» оказалась недостаточно широка, чтобы издательство смогло окупить свой вклад в издание этого романа. Ну, или оценка целевой аудитории была произведена неверно. Или же издательства попросту не умеют привлекать внимание такой целевой аудитории, потому что привлечение требует не тех специалистов, которые издательство может себе позволить. Времена тяжёлые, доллар растёт, покупательная способность падает — подите-ка вы, сударыня, прочь.

Между тем, «Наследники Фауста» имеют прямое отношение к литературной форме, которая пользуется популярностью у российских читателей, так что можно с прискорбием констатировать: сотрудники издательств, отвергшие это произведение, не понимают того, что понимать обязаны. Иначе они бы обеими руками ухватились за фанфик по классике — востребованное направление, вспомнить «Время Бармаглота» Дмитрия Колодана или сборник «Шексп(и/е)рименты». И не забывая отечественного предтечу — «Мастера и Маргариту», и с этим романом «Наследников Фауста» роднит не только «часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо», но и близкое знакомство автора с реалиями. Научный журналист Елена Клещенко знает о науке и учёных не меньше, чем Михаил Булгаков — о творчестве и писательском мире.

ПРОДОЛЖЕНИЕ https://krupaspb.ru/zhurnal-piterbook/ret... В ЖУРНАЛЕ «ПИТЕРBOOK»


Файлы: PHOTO1.jpg (47 Кб)
Статья написана 11 октября 09:07
Размещена также в рубрике «Рецензии»

«Цветы корицы, аромат сливы» http://samlib.ru/a/anna_a_k/guihuameixian... 2009, Анна Александровна Коростелёва

(© Snowhaven «China Rose» deviantart.com)

Терзает меня искушение начать разговор об этой книге упоминанием того факта, что знакомы с ней столь многие, что можно сказать: «почти все». Но говорить так не буду, чтобы нечитавшие не ощутили себя обделёнными. Впрочем, ничто не мешает приобщиться, благо это бесплатно.

Между тем, с «Цветами корицы, ароматом сливы» не всё так просто, как кажется. Начать с того, что время действия этого произведения было отнесено на год вперёд от времени написания. То, что сегодня воспринимается как должное, тогда казалось странным совпадением*. Во-вторых, несмотря на распространённое мнение, это всё-таки повесть, а не роман: здесь один главный герой и одна центральная сюжетная линия**. В-третьих, как и «Школа в Кармартене», «Цветы корицы» до сих пор не издавались «типографским способом» — во всяком случае, официально, с разрешения писательницы. Потому что, несмотря на обилие желающих издать и заработать на этом, никто до сих пор так и не смог внятно объяснить Анне Александровне, какой ей смысл выпускать книгу на бумаге. Возможно, в будущем найдутся грамотный издатель с хорошим художником — и вместе с автором они создадут, например, богато иллюстрированный артбук, в котором иллюстрации дополнят авторский текст... А пока что электронного издания достаточно, чтобы любой заинтересованный читатель познакомился с «Цветами корицы». Книга, в любом случае, существует. Людей, читавших и цитировавших её, хватает. И как бы ни хотелось назвать их «субкультурной тусовкой», это определение не соответствует действительности: чересчур велико и разношерстно сообщество почитателей таланта.

Впрочем, талант — слово настолько же громкое, насколько и бессодержательное. Правильно бы было назвать это даром наполнять каждую строчку мелодичной и умной иронией, подобной перезвону ветряных колокольчиков фэнлинов в летний день. У иронии «Цветов корицы» истинно буддийская крепость: в ней и принятие судьбы заодно с Москвою и вообще Россией, и смирение перед волей небес («Коль скоро ты здесь, стало быть, Небесная канцелярия о тебе позаботилась»), и любовь ко всему окружающему, равно своему и чужому, и поиск гармонии в местах, к этому как будто совершенно не предназначенных. Иначе не выдержать, если родина посылает тебя из родного Гуанчжоу в холодный город, на гербе которого происходит нечто совершенно невозможное с точки зрения соотечественников главного героя. С другой стороны, способность Первопрестольной в представлениях не нуждается: «это тот же пылесос: где что ни оброни, затягивает в себя. Скоро притянет крейсер «Варяг» со дна океана возле Шотландии». Притянула ещё одного китайца — эка невидаль!..

ПРОДОЛЖЕНИЕ В ЖУРНАЛЕ https://krupaspb.ru/zhurnal-piterbook/ret... «ПИТЕРBOOK»


Статья написана 5 июня 2017 г. 07:24
Размещена также в рубрике «Рецензии»

«Жёны энтов» 2014, Алексей Лукьянов

(иллюстрация к рассказу журнала «Lettre International»)

Внимание! Рассказ содержит нецензурные выражения. Также в рецензии есть триггеры, связанные с насилием.

Существует два подхода к оценке взаимодействия автора и произведения. С одной позиции, в произведении есть только то, что сознательно вложено автором. Читатели понимают, что могут или хотят понять. А критики вольны либо описывать своё представление о прочитанном, либо угадывать замысел.

Согласно второй точке зрения, воля автора ограничена, у произведения свои внутренние законы, а его содержание много шире авторских представлений. Поэтому читатели и через сотни лет могут воспринимать книгу как написанную для них. Критики заняты ловлей смыслов, причём нет разницы, имел автор в виду то, что написал, или это подарок от его подсознания, или выловленное принадлежит реальности критика.

Точно также человек может видеть то, что есть в окружающей его действительности — или не замечать, даже когда это что-то наступит на него. Интерпретация зависит от интерпретатора. Так для одних «Жёны энтов» — это постапокалиптический рассказ с антипропагандой нетрадиционной ориентации, а для других — правда жизни, за исключением цифр во фразе «волна женской смертности уничтожила девяносто девять и девять десятых процентов женского населения Земли». Для кого-то «женщин душили, травили, вешали, резали, рубили, забивали» — это фантастическое допущение, а для кого-то — повседневность.

Кто-то решит, что Алексей Лукьянов — автор «цветной волны» российской фантастики, и склонность к эпатажу не особо выделяет его из рядов коллег по цеху. А кто-то скажет, что он радикальный профеминист, выраженный мужененавистник-мизантроп (в самом плохом смысле этого слова) и не исключено, что из этих, которые в по**ску, иначе зачем он про это всё думает и даже пишет?




Статья написана 18 мая 2017 г. 20:16
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Повести «Родители королей» и «Карты моста» из цикла «Мост», 2007-2017, Ася Михеева

Говорят, Умберто Эко намеренно сделал первые страницы «Маятника Фуко» максимально неинтересными, чтобы отпугнуть читателя, который ищет в книге прежде всего лёгкого развлечения. Не знаю, на что надеются читатели повестей Аси Михеевой, но на обложках её книг не вредно пропечатать какое-нибудь предупреждение. Например, «Клёва нет». Или «Навигация затруднена». Или просто: «Здесь водятся чудовища».

Повести объединяет не только место действия – тысячелетний город на субпространственном Мосту – и героиня Локи, вокруг которой закручивается водоворот событий в «Родителях королей» и которая сама становится разрушительной и спасительной бурей в «Картах моста».

Самое важное — всепроникающий и неистребимый привкус неоднозначности, многомерности без лицевой стороны, трикстерности на уровне издевки. Отравляя и опьяняя, он довлеет над каждым персонажем, ситуацией, идеей.




Статья написана 11 мая 2017 г. 13:13
Размещена также в рубрике «Аниме»

«Teki wa Kaizoku: Neko-tachi no Kyouen» (Мы – враги пиратам: Кошачья пирушка) 1990, OVA, 6 серий, Production I.G, по романам Камбаяси Тёхэя.

Когда закоренелые анимешники ворчат, что «всё уже было в аниме», это выглядит как профдеформация. В действительности это правда: для насмотренных людей в современном разгуле комикс-муви нет ничего нового. Яркие краски? Ошеломительные приключения? Фантазия на грани безумия? Вы ещё скажите — необычные герои с разноцветной кожей!

Аниме — это мультфильмы по манге (японским комиксам). Комикс-муви — это нарисованные фильмы по американским комиксам. Разница в том, что аниме смелее и изощрённее, потому что оно никогда не зависело от мимики и движений актёров. А уж по высоте полёта сценарной мысли лучше не сравнивать. У MARVELов говорящий енот? Ну, а здесь, например, говорящий кот. И он тоже умеет стрелять!




Страницы: [1] 2  3  4  5




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 39

⇑ Наверх