Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Russell D. Jones» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1 [2] 3  4  5

Статья написана 7 мая 2017 г. 18:01
Размещена также в рубрике «КИНОрецензии»

«Powder» (Пудра) 1995, реж. Виктор Сальва

Без этической культуры

нет никакого спасения

для человечества.

Альберт Эйнштейн

Фантастика от нефантастики отличается лишь фантастичностью допущений, то есть величиной весьма условной, поскольку степень фантастичности напрямую определяется силой воображения и развитием знаний о возможном. Снобизм боллитры по отношению к «приключенческим жанрам» сохранится, конечно, подольше, но и он однажды станет исторической несуразицей.

В кино процесс идёт быстрее — не в последнюю очередь благодаря театру. Спасибо Эсхилу с Шекспиром: боги вы, полубоги, волшебники или герои исторической легенды, плакать вы будете одинаковыми слезами. И хотя фильмы о Франкенштейне воспринимаются в первую очередь как подростковые, спектакль о Франкенштейне ни один критик не попытается обозвать «лёгкой социально-мистической фантастикой с непроработанной научной базой», и ни один портал не посмеет маркировать «для среднего и старшего школьного возраста».

Забавно, ведь на полках с маркировкой «недозрелых» — в комиксах и манге, в сайфае и фентези, в мистике и просто (и не просто) сказках — содержатся ровно такие же идеи, как и у «взрослых». Разве что без секса и прочей пропагандой всего того, что выглядит крутым благодаря исключительно цензурному запрету.

И как фантастика отличается от «реалистичного» в зависимости от взглядов оценивающего, так и подросток отличается от взрослого лишь опытом (который никак не мешает взрослым совершать жестокие ошибки) и юридическими ограничениями.

Принято считать, что законы защищают тех, кто не достиг возраста ответственности. Но снова и снова жизнь, а вслед за ней искусство однозначно показывает, что взрослым защиты от детей и подростков хочется не меньше, а то и больше.

Новорожденный младенец способен напугать взрослого мужчину настолько, что этот «отец и муж» будет трястись и блеять, а потом трусливо сбежит прочь, предав своего ребёнка самым подлым образом. Так предают только родители своих детей, снова и снова, тысячью способов. С этого предательства и начинается фильм.

Поэтому, пожалуйста, сто раз подумайте, прежде чем смотреть «Powder».




Статья написана 30 апреля 2017 г. 15:48
Размещена также в рубриках «Хоррор, мистика и саспенс», «КИНОрецензии»

«Near Dark» (Почти стемнело) 1987, реж. Кэтрин Бигелоу

Когда фильм называют классикой, подразумевают разное. Может быть «если вы кинофил, вы обязаны это увидеть». Или «неустаревающий шедевр». Или даже «понравится всем!»

Правда в том, что нет никакого титула, чтобы заставить посмотреть ту или иную картину. Каждый год новых фильмов выходит столько, что и в пределах одного жанра трудно угнаться. Да ещё сериалы, правильно? И не будем забывать про технический прогресс, особенно значимый для жанра фантастики. Хватит Википедии или какого-нибудь отзыва, чтобы знать, о чём эта история.

…Парадоксально, потому что «о чём» не имеет никакого отношения к тому, зачем смотрят фильмы, и тем более, почему их пересматривают. Самое важное — «как», а вот этого никакая наиподробнейшая статья не передаст.

КАК фильм заставляет нас себя чувствовать. ЧТО происходит с нами во время и О ЧЁМ мы думаем после просмотра. Это-то и главное, а не то, почему Сара Коннор попала в психушку или чего надо принцессе Лее.

И если рекомендовать фильмы, имеет смысл спрашивать не «Что вам нравится смотреть?» и даже не «Какие эмоции вам нравится испытывать?», а «Как вы любите взаимодействовать с тем, что происходит на экране?»

Не знаю, что будет считаться киноклассикой лет через пятьдесят, возможно, «то, что посмотрело максимальное чисто зрителей» или «собравшее лучшую кассу». Пока что у кинофантастики другие критерии.

И я не рекомендую вам «Near Dark».

Это скучный фильм, где ничего не объясняется и ничего особенного не показывается. Как принято писать в комментариях: «Ни о чём».

Кэтрин Бигелоу сняла вампирскую историю, в которой не произносится слово «вампир».




Статья написана 3 января 2015 г. 21:19
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Для сборника рассказов нет ничего разрушительнее «объединяющей идеи». Когда заранее есть ответ на вопрос «о чём?», читать не обязательно. Потому что хороший рассказ – это всегда загадка, держащая читателя в напряжении до последней строчки. И это всегда загадка с несколькими ответами, чтобы каждый читатель выбрал своё. И вместе с тем для сборника рассказов нет ничего важнее «стержня», не только связующего разные истории, но также создающего из них что-то новое, единое, особенное. Благодаря ему, аккорды историй складываются в мелодию, которая долго отзывается в душе…

Определённо, сборник рассказов «Где светло» избавлен от тематических ограничений. Здесь нет ни общего героя, ни проблемы, ни тем более места – самые разные миры и обстоятельства, от предельно реалистичных, как в «Острове женщин», до фантастичных, как в «Поэте и Хромом Лососе» или «Малом бизнесе Салли Мэшем». Есть даже оммаж мирам братьев Стругацких – рассказ «Бурса». И философский «Народ боддхи» – по моему мнению, самый сильный в сборнике.

Поначалу общим началом рассказов кажется своеобразная детективность. Мир таинственен, он нуждается в познании, в определении того, что является главным. Но не только сюжет требует решения – героям предстоит узнать себя и измениться. Постепенно события накладываются одно на другое, разъясняя себя, пока в финале не кристаллизуется ключ, дающий понимание всему произведению.

Это не истории о приключениях. Каким бы ни был антураж, каждое путешествие – внутреннее, и каждая победа – в первую очередь победа над собой. Только так героям удаётся преодолеть смерть: умерев и воскреснув. Впрочем, христианские мотивы представлены не больше других. Религия здесь скорее материал – один из способов соприкоснуться с вечностью.

Правильнее было бы назвать «Где светло» сборником притч – за внешним слоем обстоятельств скрываются непростые дилеммы и решения, не приносящие облегчения. Но зато в них есть свет и покой. Оттого эти истории так лаконичны: горстка выпуклых запоминающихся образов и никаких дополнительных объяснений, что требует вдумчивого чтения.

Это и роднит мистический «Станцуй!» и русско-японскую «Долгую службу», это объединяет русского ветерана-полярника, ксенопсихоаналитика с Юкатана-3 или бродягу из далёкого прошлого: стремление быть там, где светло – найти дорогу из личного ада. А единственный способ сделать это – поделиться этим светом со всеми. Тьма у каждого своя, но свет почему-то всегда оказывается общим.


Файлы: 129075.jpg (52 Кб)
Статья написана 18 декабря 2013 г. 13:17

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: При написании этой статьи были предприняты максимальные усилия, дабы избежать спойлеров. Но я не могу гарантировать, что в комментариях их не будет.


ВСТУПЛЕНИЕ

Прежде чем начинать это скромное исследование, хотелось бы чётко обозначить критерии отбора.

Феминистические образы – это не женские образы, а те, появление которых маловероятно в условиях патриархального мира и которые действуют по законам, конфликтующим с традиционным укладом.

Насколько жизненным законам, сейчас сказать невозможно: старые правила уже не работают, новые ещё не сформировались. Мы пока не знаем, какие тенденции назовут «тенденциями», а какие «неудачными экспериментами». Но уже сегодня можно видеть то, чего не могло быть пятьдесят лет назад. Контраст чувствуется ещё и потому, что для некоторых стран образы, созданные Джосом Уидоном, остаются такими же революционными, без кавычек.




Файлы: Joss Whedon.jpg (62 Кб)
Статья написана 26 июня 2012 г. 11:19

Вопреки утверждению, что всё становится хуже, особенно искусство, аниме ежесезонно прибавляет к списку «обязательно смотреть» несколько названий, причём их разных жанров. И каждая новинка превосходит классику, потому что рисуют всё лучше и лучше, а сюжет… На сюжеты работает армия писателей и мангак. В этом смысле японцы везучее американцев, поскольку японский комикс свободнее от рамок американского и легко поднимается до высот графического романа, а ещё ведь есть ранобэ!

У произведения, о котором хочу рассказать, как раз крепкая литературная основа, что чувствуется. Жанр же описывается словами «мистика», «ужасы» и «школьный детектив», то есть, как можно догадаться, что-то странное происходит в некой школе, и герои пытаются раскрутить клубок, скрученный из прошлого, потустороннего и психологического.

Хотя при первом взгляде «Another» может напомнить «Звонок», он гораздо ближе к Стивену Кингу, который там прямо и упоминается. Вместе с Лафкрафтом. Детективная же основа такова, что каждую из 12-ти серий события будут аккуратно ставиться ног на голову. И ещё раз. И опять, опрокидывая все зрительские построения. И при этом обходясь без роялей в кустах.

«Another» на удивление продуманная вещь – одному этому можно поучиться. Качественная, сильная мистика, лишённая излишней глубины (никакого скрытого смысла – всё так, как есть, и этого более чем достаточно) и экономно расходующая кровь и тьму, составляющую её арсенал.

«Ужасность» здесь чистая, «кинговская» в его лучших проявлениях, когда неотвратимость происходящего действует сильнее, чем монстры под каждый кустом. Монстров тут нет, как и кустов. Есть школьные парты и подростки – этого достаточно. И поток событий, который не то что остановить – разобраться в нём не получается.

Персонажи сериала заставляют вспомнить Голдинга, особенно в первой половине.

Они не клишированные и не сверхособенные – просто попали в не самые благоприятные обстоятельства и вынуждены действовать. Правда, в эти обстоятельства они попали едва ли не в момент рождения, но куда уж тут денешься… Только главный герой пытается трепыхаться – именно потому, что его не сумели правильно предупредить.

Чтобы не разрушить удовольствие от просмотра, ограничусь этим общим описанием. «Another», безусловно, рекомендуется всем поклонникам жанра и просто интересующимся нетривиальной мистикой. Сериал отличается умопомрачительной графикой, и единственным его недостатком является песня на открывающих титрах. Остальное – очень хорошо.

«Another» также помогает понять японское отношение к смерти – отношение, сформированное историей божественных супругов Идзанаги и Идзанами, сотворивших всё вокруг и родившие множество полезных богов. В отличие от греческого мира об Орфее и Эвридике, на который наложились деяния Христа, в Японии к путешествиям в царство мёртвых относятся более сурово. Впрочем, на Западе есть «Кладбище домашних животных».


Тэги: аниме

Страницы:  1 [2] 3  4  5




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 39

⇑ Наверх