Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Evil Writer» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 17  18  19

Статья написана 4 марта 16:36

Настали сложные времена. Как сказать сложные, они всегда такие были, но стали ещё сложнее и изощрённее. Для кого, впрочем, как. Если оглянуться назад с высоты прожитых лет, понимаешь, что экзистенциалисты, а за ними постструктуралисты и постмодернисты не так уж далеко и ушли от истины — жизнь штука не имеющая ни смысла, ни логики. Но от того она возможно и лучше.

Пока люди задавались философскими вопросами и работали, работали, работали, я страдал ахинеей. Писательской ахинеей.

Завсегдатаи ФЛР скорее всего вспомнят один неудобочитаемый рассказ под названием "История о мудрецах и звезде". Рассказ для меня и для публики был весьма экспериментальным, хотя и не без фантдопущений. Неоклассический хаос вторгается на страницы моего произведения и начинается. Мистические пути мудрецов, тайное общество, негасимая звезда, цари, Гитлер, Фау-2, байки под сакэ, кицунэ, русский китаец, шпион и действительно мудрец. Плюс это всё нанизано на пружину времени и пространства. А ещё лучше, читайте анонс из официальной группы ВК журнала:

цитата

Очень сложно аккумулировать в литературе обратный процесс энтропии. Но как сделать это без самой энтропии? Возвращаясь к Пинчону, Барту и куда более масштабно к Борхесу – пытаешься разветвить суть существования времён и пространств. В попытке ужать такие величины и сталкиваешься с энтропией в чистом виде. Именно она и подтолкнула разрушить связь величин и безумно подшутить над Вселенной, не имеющей начала и конца. Об этом и есть рассказ.

Илья Снежински написал для февральского номера «Историю о мудрецах и звезде» – в лучших традициях, сжатый роман, как мы его любим. Вдвойне отрадно заполучить эту историю, поскольку она продолжает китайскую тему, тянущуюся ещё с октябрьского номера с эссе «Западная линия горизонта». А Китай, как известно, на нашей стороне.

Журнал с моим рассказом можно купить здесь.

Разворот с моим материалом внизу фотографии.


Уже с нетерпением жду свjq экземпляр


Статья написана 27 февраля 17:37
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Джонатан Сафран Фоер "Вот я"

«Вот я» – говорит Моисей Богу в Исходе, когда тот позвал его. И «Вот я» – долгожданный роман от автора «Жутко громко и запредельно близко».

Перекличка с Библией неспроста скрыта в название романа: перед читателем история еврейской семьи столкнувшейся в моральном падении в клубок изощрённых взаимоотношений. Но интересна ли созданная Фоером потасовка и стоила ли игра свеч? Давайте выясним.

Первая аналогия, которая идёт на ум: «Мужчина и женщина в эпоху динозавров» пера Маргарет Этвуд; и созвучие романов очень явное. Измена и психология разрушения брака –  оба автора ставят себе во главе угла. Но. Если Этвуд до депрессивности дотошный психолог, выворачивающая банальность в настоящую терпкую литературу, то Фоер устраивает настоящее сценарное шоу, расставляя фигуры и события в крайне неловкие драматические перипетия.

Драматизм Фоера на высоте, но слишком напоминает сериальное шоу: скупые, но правдоподобные в своей простоте декорации, сухое остаточное действие и яркие, врезающиеся в голову сочные диалоги. Все детали быстро и ловко выцеплены как бы наезжающей камерой, ружья развешаны. Остаётся только удобно пристроиться на любимом месте и приступить к чтению.

Обычная еврейская семья в эпицентре американской жизни – явление закономерное. Куда менее в ней закономерно то, что вот-вот по-этвудовски она готова вздуться и взорваться. С первого взгляда у Джейкоба и Джулии едва ли не самые замечательные отношения на всём белом свете. Но это не так. Их отношения давно стали обузой для обоих – жить не любя по инерции, притворяться, что самый близкий человек тебе никто и ничто, как обычный сосед по комнате. Так их отношения становятся злее и эгоистичнее, измена только жалкий постфактум накопившихся в чёрной дыре эмоций. Самое страшное то, что ни один из них не пытается ничего изменить или исправить.

Но семья — это одно, а трагические события на Ближнем Востоке, влияющие на тонкие изгибы – другое. Может они и есть отражения этой семьи? – ловишь себя на мысли при чтении книги. Возможно, безупречная семья всегда имеет гнилое дно, но Фоер бьёт по этому дну всеми доступными средствами и заставляет его проникать глубже в персонажей.

Когда роман достигает кульминации, понимаешь, что читаешь очень неудобную книгу, историю, что звучать, недолжна и вовсе. Или должна? Очень правдоподобно и жутко до театральности смотрится «Вот я», будто всматриваешься в сцену, где стоит небольшой розовый дом с милым фасадом, а за ним скрывается ложь, ненависть, боль, искалеченный ненужным браком разум.

Можем ли мы истончённые до обесцвечивания люди, изменять что-то в своей жизни? Или хотя бы не вступать в ложные связи, уважать себя и других, уважать… Вот чего не хватило Джейкобу, Джулии и ещё нескольким персонажам отличной драмы.

В отличие от Этвуд, что переосмысляет и реорганизует ценности, то Фоер в свою очередь тонко констатирует смерть института семьи, подробно расписывая разложения.

Вердикт: суховатый анализ семейной жизни с отличными диалогами и точечной драматической составляющей в живой фактической картинке семьи, без всякого оригинального переосмысления.


Статья написана 17 февраля 13:51
Размещена также в рубриках «Хоррор, мистика и саспенс», «Рецензии»

Впервые опубликовано в онлайн-журнале "DARKER" (20 февраля 2016); ссылка на ккарточку рецензию в базе фантлаба: Жизнь живого существа

Ганс Гейнц Эверс "Альрауне. История одного живого существа"

Никто никогда не задавался вопросом — почему человека тянет создать свою искусственную копию? Что такого привлекательного может быть в недочеловеке, искусственном воплощении самого совершенного создания на земле? Любой клон, синтетический образец, созданный по образу и подобию, будет лишь напоминать нам о своем собственном несовершенстве. Ученые не задумываются об этом как о тупиковом варианте человеческой расы. А вопрос искусственного человека стоит перед нами с античных времен — вспомните миф о Галатее. Поговорить об опасности вторичной формы человеческого бытия не преминул и мастеровитый немец Ганс Гейнц Эверс, создатель романа «Альрауне».

Магистральная тема романа: отображение жизни искусственного человека в обществе времен самого писателя. Книга начинается с событий, развернувшихся за приличный срок до рождения самой Альрауне. Откровенно говоря, роман очень долго раскачивается, и пока автор подходит к рождению героини, не замечаешь, как пролетает треть книги. И не стоит сетовать на писателя за такое долгое вступление, великолепный язык повествования — насыщенный, образный, льющийся подобно ручью, завораживает своей красотой. Редкое произведение может похвастаться таким смачным стилем, изобилующим множественными метафорами и аллегориями. Языком Эверса можно восхищаться до бесконечности, перечитывая моменты и пробуя на вкус сочные фразы.

Куда любопытнее авторского стиля — идея романа. С момента знакомства с Альрауне у читателя пойдет гамма смешанных чувств и, скорее всего, преобладать будет отвращение. Героиня не вызывает ни капли симпатии — властная, гордая, привыкшая требовать и получать желаемое, да еще планомерно использующая людей вокруг себя ради собственной выгоды. Читатель имеет право рассчитывать, что автор сломает антипатию к Альрауне, но нет, вместо этого он противопоставляет ей современное ему общество со всеми его многочисленными грешками. Фактически весь остаток романа мы наблюдаем личностные конфликты между героями. Наблюдать за такими мизансценами — это истинное удовольствие, они емкие, живые и до ужаса правдоподобные, пробирают прямо до костей! Чего только стоит сцена, где Блан решает покончить жизнь самоубийством по наущению Альрауне. Этот момент можно перечитывать не единожды, и каждый раз будет становиться не по себе. Не менее живо и жестко Альрауне обходится и с кавалерами, которые буквально умирают из-за неё.

Все деяния жестокости проходят через роман красной нитью. Хотя, к финальным главам романа куда больше проникаешься образом Альрауне как беспощадного существа, которое олицетворяет насущную жизнь обывателей начала XX века. Второстепенные герои романа поданы очень хорошо, симпатизируешь неоднократно Манассе и Гонтрам, а особенно — Франку Брауну, неутомимому исследователю, чье любопытство отчасти и породило Альрауне.

Этот роман куда больше вызывает отвращения и мерзости, пока бредёшь по его бесчисленным ступенькам к концу. Ядовитая желчь общества наглядно противостоит холодной жестокости Альрауне. И мы видим столкновение человека настоящего и искусственного. Чью сторону выбрать, решать только вам, но решить, кто прав — сложно. Видение картины Эверсом заключается в том, что ни правых, ни виноватых в конфликте нет. Не права Альрауне своим отношением к людям, как и homosapiens со своим фирменным эгоцентризмом и неисчислимыми пороками. Судить здесь можно почти всех, даже Франка Брауна за его любопытство к эксперименту. И куда ни глянь, везде на протяжении романа мелькает злая сатира.

Эверс написал идеальную историю как поучение всем будущим экспериментаторам и ученым, желающим получить искусственного человека. Мы не можем заранее знать последствия вживания в нашу среду искусственного человека. И предложенная изнанка науки, полная мистического холода, пугает не на шутку. Современные идеи о клонировании могут тоже привести к побочному эффекту, подобному Альрауне и её магнетизму, с помощью которого она усеивает свой путь смертями. Главная героиня — в некоторой степени, вполне себе человек, только холодный и опустошенный, лишенный эмоций и человечности. И это поколение искусственных людей?

Грандиозный замысел Эверса напоминает в итоге камерную театральную постановку с длинным вступлением. Читать его книгу — сплошное эстетическое удовольствие для любителей языковых причуд, содержание тоже радует своими поворотами и колкими ситуациями. Книгу можно настоятельно советовать любителям качественной литературы и тем, кто хочет прочесть что-то по теме искусственных людей. Увлекательная история, рассказанная настоящим мастером слова, способна увлечь вас долгим камерным представлением, длящимся до последних строк.


Статья написана 16 февраля 01:34

В бесконечных блужданиях по сети — будущее видится за Нейромантом — нашёл замечательный ресурс: VerseVagrant.

Довольно интересный блог специалиста по современной китайской поэзии. Материала там предостаточно и хватит на долгие зимние вечера изучения.

Очень рекомендую посмотреть на изощрённые визуальные изыски поэтессы Мин Ди, чьи примеры в оригинале привожу в картинках; плюс короткое четверостишие в переводе Юлии Дрейзис.




укрывшись в большом храме пишешь стихи

когда хочешь покоя, бог тебе разверзает уста

когда хочешь сказать, бог велит тебе

заткнуть рот


Статья написана 11 февраля 22:36
Размещена также в рубриках «Детективная литература», «Другая литература»

Джоанн Харрис "Другой класс"

Для чего пишут книги? – вопрос-обманка. И каждый ответит на него по-своему. Важно то, что книги давно стали критически необходимым предметом общества. Как и любой вид искусства, они предлагают не просто наборы слов и букв, а зачастую поднять ту или иную тему.

После романа Харрис «Евангелие от Локи», «Другой класс» кажется злее, язвительнее, саркастичнее, больнее и куда человечнее. Действие переносится с вершин Асгарда, до вполне человеческих забот: школы «Сент-Освальд» окутанной целой паутиной мрачных событий.

Рой Стрейтли, пожилой учитель латыни. Он любит хулиганов, свой предмет, курить и иногда выпить, но прошлое – злая штука. Множество лет назад мрачные события нависли над родными местами Стрейтли – убийства. И вот спустя множества времени в момент кризиса появляется бывший ученик Стрейтли Джонни Харрингтон, неким боком замешанный в тех таинственных происшествиях. Теперь задача учителя латыни раскрыть тайну тридцатилетней давности и помешать новому директору в лице бывшего ученика.

Как любой хороший английский роман, эта книга только частично о злодеяниях. Она больше о людях, масках, что они носят, помыслах глубоко в душе. Несколько сюжетных линий отлично сплетены в клубок жутковатых тайн. Линия пожилого Стрейтли происходящая в настоящем (2005) и линия молодого Стрейтли (1976). Для таинственности и накала, Харрис вплела в повествование дневник убийцы, который он тоже ведёт с 1976 года. И все три линии увязывают происходящее в одну точку, сжимаются, пока все ружья не выстрелят.

Главной темой романа стала нетрадиционная сексуальная ориентация и сексуальное насилие. Именно они складывают все события, развивают сюжет. Довольно сложная тема, особенно происходящая в частной школе для мальчиков. Но писательница справилась. Её героям веришь, происходящее задевает, а развязка и вовсе вводит в ступор. Самое главное, что начинаешь задавать вопросы; а вопросы едва ли буду удобны. И в этом главный плюс романа. Он неудобен, как сжимающий ногу башмак, давит и натирает. Невероятное до провокационности произведение, задающее вопрос: а надо ли порицать людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией? От этого порицания в романе страдают все: преподаватель Гарри Кларк, Аллен-Джонс, Пудель и только девочка Бен, ставит этот вопрос в тупик. Для неё неадекватно происходящее порицание. Зато все остальные герои ломаются, правильно ли они поступают в той или иной ситуации. И Рой Стрейтли очень уж быстро, начинает сомневаться, задумываться. Здесь Харрис и проявила себя отличным, правдоподобным психологом.

«Другой класс» – медленный полутриллерный детектив с исповедью преступника. Долгая и зимняя история, вскрывающая язвы общества и его мышление перед непонятными явлениями в человеке. Читать в зимние вечера, укутавшись в плед и задумываясь над книгой.

Живая, очень человечная, правдоподобная до мурашек история, отправляющая читателя самому решать наедине со своей совестью моральные дилеммы.

Вердикт: яркая английская детективная история с преступлением тридцатилетней давности и остросоциальной тематикой.


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 17  18  19




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 35

⇑ Наверх