Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Evil Writer» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 12  13  14

Статья написана 21 августа 17:59
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Маргарет Этвуд "Мадам Оракул"

Когда в первый раз входишь в сад слов Маргарет Этвуд, то теряешься. Изменчивость в её прозе – это скорее плавность и лёгкость текста, зато амплитуда сюжета редко сильно колеблется. Крупная проза Этвуд всё больше кажется закрытой подчинённой авторской системой, нежели хаосом и оригинальной энтропией в мире большой литературы.

Выхолощенные и почти сладковатые романы канадки – смотрятся отлично. Только одно «но»: больно они плавные, мягкие и текучие; выстроенные по принципу классического романа, внутри собственного микрокосма Этвуд. Плохо или хорошо – решать не мне. Но «Мадам Оракул» не обошли все классические минусы и плюсы произведений букеровской лауреатки.

Прежде всего, перед нами не magnum opus из разряда «Слепой убийца» (пожалуй, один из лучших романов Этвуд), но и не коммерческая поделка в стиле «Ведьмино отродье». И в коем-то веке надписи на русском издании не обманули: действительно самая жизнерадостная и светлая книга писательницы, притом довольно забавная и добрая. Только смешно не было. В остальном можно легко согласиться с высказываниями на задней обложке от Newsweek, Washington Post, Time. Книга лёгкая и вполне забавная, нет в ней этвудовских стандартных депрессивных настроений.

Сюжет больше всего похож на автобиографию: местами скучноватую, местами интересную, и даже как ни странно, достаточно правдивую. Но всё натуральность происходящего постепенно смещается. В роман проникает свет ирреального мистицизма, святое таинство расплывается во все стороны по страницам. Жизнь главной героини при этом приобретает новый оттенок. Как бы живой интерес сталкивается с неподатливой реальностью и происходит конфликт, из которого рождается новая ткань мира. И именно из неё – этой ткани – сплетается особый мир «Мадам Оракул».

«Мадам Оракул» – роман-синтез или даже симбиоз. В нём неустанно переплетается правда и вымысел, порождая новую, неизведанную реальность. Магический реализм приоткрывает двери в знакомый мир и со всей лёгкостью поражает всё, что нам известно. Новое полотно, или вернее – ткань, и есть миросозидание по Этвуд. Космос одного человека, который нам недоступен.

В чём же, прежде всего уникальность? В довольно чётком и увлекательном паззле. Понять кто такая главная героиня, можно только дочитав до конца и составив своё собственное мнение. Это всё классическая Этвуд, но уже вполне осознанно перешедшая от эмоциональности бытия к интеллектуально-мистическому восхищению и философским вопросом XX века о самоидентификации человека.

Забегая вперёд для читателя: не самый лучший вариант для знакомства с писательницей. Уж больно много магическо-интеллектуальных игр вокруг главной героини, и довольно добродушное настроение у всей книги.

Вердикт: вполне хороший, но не без провисов роман со своей индивидуально тёплой и мягкой атмосферой.


Статья написана 29 июня 12:41
Размещена также в рубриках «Хоррор, мистика и саспенс», «Рецензии»

Впервые опубликовано в онлайн-журнале "DARKER" (20 мая 2016); ссылка на рецензию в базе фантлаба: "А на деревне цирк уродов"

Олег Дивов "Ночной смотрящий"

Хоррор и провинция. Провинция и хоррор. Когда разговор заходит про ужасы, первым делом вспоминаются кошмары англо-американские, а вот с провинцией дело обстоит иначе.

И тогда возникает закономерный вопрос: чем американская провинция отличается от русской? Если вы ответили — вампирами, то неверно, если — людьми, то это ближе к истине. Итак, насколько страшно вам будет среди симпатичных фасадов домов да ухоженных лужаек? Каждый полицейский — сама деликатность, и чуть что, побежит спасать даже здорового бугая от банды подростков-грабителей. В России все не так. Наш провинциальный хоррор сразу без всяких прикрас показывает всю «прелесть» родной стороны: покосившиеся заборы, приземистые дома с черными провалами окон, расхлябанная дорога, а впереди — таинственный мигающий свет. И ваше счастье, если далекая игра света — всего лишь блеск рамы велосипедиста почтальона.

То, что русская провинция — настоящий кладезь сюжетов для сельских ужасов, никому рассказывать не надо. Думается, многие бывали в гостях у каких-нибудь Ложкиных, Вилкиных или там Кошмаровых с Темнолесьями, и ощутили на себе всю прелесть любимой страны.

Заскочил в провинцию и мастистый фантаст Олег Дивов, от которого хоррора не очень-то ожидаешь. Тем не менее, роман «Ночной смотрящий» приобрел культовый статус ужастика на Руси. История журналиста (и не только его), приехавшего погостить в деревню, оборачивается настоящим кошмаром.

Насколько правдоподобно выписана русская глубинка, можно поражаться бесконечно. И без того мрачный деревенский пейзаж первой части ещё больше омрачается появлением самого настоящего оборотня в местном селе. Когда трепыхавшаяся пелена экстаза от ловли монстра сходит, все четче прорисовывается быт провинции. На первый план выходит разруха, опустелость, пьянство сельчан, идущие рука об руку с типичной деревенской жестокостью. Незатейливое бытие местных мужичков и женщин отображает провинциальную повседневность нашего времени. Без прикрас. Мистика и ужас, наложенные на неё, — только часть грандиозного замысла: столкновения провинциальной и городской жизни. Социальный аспект в творчестве автора всегда играл немаловажную роль. Ужасы не стали исключением.

На просторах хуторов, деревень да сёл действие романа не заканчивается. Картинка сменяется, а с ней — и герои. Появляются абсолютно неожиданные личности, а единственный оборотень уходит в тень. Его место займут беспощадные и опасные кровососы. В текст романа вкрапляется черный юмор, неаппетитные сцены различного рода насилия, а градус мерзости и ощущения тревоги повышается. Деревня тоже сменяется более цивильным городком на просторах российской периферии. С начала второй части романа, а после — и третьей, трэш и чернуха все чаще наведываются к читателю с мерзкой улыбкой. Не каждому такое понравится. Роман ничего не обещает своему читателю: ни страха, ни ужаса, ни кошмара. Психологизма в нем — кот наплакал, а вот описаний, действия — полно. Начиная от охоты в первой части и заканчивая эпическим кровавым окончанием всей книги.

Тем не менее, стоит ли прочитать этот роман? Чистый русский провинциальный ужастик безо всяких прикрас, редчайшее явление в жанре. Быт, отношения, менталитет выписаны настолько детально, что хоть примеряй к действительности. Возможно, даже парочка упырей найдется на кладбище в деревеньке, когда будете гостить у бабушек и дедушек. Не забудьте также проверить местные леса на наличие оборотней или кого еще, вдруг Дивов кого упустил?

Опечаленная суровой действительностью, провинция ныне уступает городу. Городских ужастиков в наш век навалом, а вот провинциальные страсти не всегда найдешь. Роман Дивова — подтверждение тому, что мы не одиноки, и нечисть — не такая уж приятная компания. Байки Стефани Майер о вампирах и прочих гламурных упырях навсегда останутся сказками. Настоящие любители хоррора знают, что вампиры любят людей лишь по одной причине — кровь.

«Ночной смотрящий» — не столько книга о жестоких тварях, сколько роман-контраст о социальной жизни за знаменитым МКАДом. Жутковатая история, пугающая фоном, атмосферой, играет новыми красками в глазах тех, кто иногда задумывался, а что там: в этой тихой деревушке, за окном поезда или машины. Не стоит выходить на пустынной улице, где старуха потрошит крикливого петуха, мало ли бродит монстров в тот час по округе?


Статья написана 26 июня 21:37
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Оттесса Мошфег "Эйлин"

Сумеречный, неуютный, глубоко рафинированный пессимизмом американский городок. Осточертевшие давным-давно улицы и тусклые лица людей. Старая, полуразвалившаяся машина, за чьим рулём недалёкая и фригидная особа Эйлин любящая орешки, каждый день ездит на работу в тюрьму для несовершеннолетних  преступников «Мурхед». И недружелюбный текст, который вряд ли захочется перечитывать.

От книги многого не ждёшь и по волшебству: ничего не получаешь. Премия – указанная на обложке – явно была вручена почём зря.

Прежде всего, о плюсах. Да, показать дистопическое настроение у Мошфег получилось. Нарисованный мир, как снят с языка и мироощущения Эйлин – неуклюжий, серый и бессмысленно бессердечный. И только за фасадом можно обнаружить какие-то да реальные чувства. Также в достоинства можно записать весьма и весьма проработанный психологизм романа. Мысли и чувства Эйлин – настоящего живого человека. Да и по всей книге, очень много точных психологических состояний и оценок.

На этом положительное заканчивается.

Вычленить о чём этот роман – задачка сложная. Большинство догадок и идей, просто отпадают, если их приложить к фабуле произведения. Это ещё ничего. Главное торжество: сухой, невкусный язык, вгоняющий в тоску язык и стиль. Чья это заслуга, непонятно и узнавать не хочется. Но если таков язык романа и в оригинале, то вопрос: "за что дали премию?", до сих пор стоит особняком.

Выкорчёвывая и дальше корни произведения, легко обнаружить ещё один минус – скука. Читать Мошфег тоже самое, что пытаться пробить лбом очередной magnum opus стандартного фэнтези с толкиновским сюжетом. То есть, – невероятно неинтересно и блекло. Как назло треть книги это чуть ли не извращённое, огромное введение к финальным сценам. Интригующее начало и аннотация, оказываются бездарным пшиком в повествовании между началом и концом. Да и концовка вызывает как минимум один логический вопрос: а Эйлин собственно говоря, зачем надо было влезать в жизнь семьи Польк? Да и так называемый «шокирующий» элемент, на деле не срабатывает.

При детальном рассмотрении, ничего интересного не обнаруживаешь. Только задаёшься вопросами, то одним, то другим.

Рекомендовать книгу к прочтению не стоит. Уж больно она типична, местами сера и скучна. Читать же ради последних пятидесяти страниц – смысла нет, ибо концовка высосана Мошфег из пальца. И ощущение, что была придумана на ходу по принципу чеховского ружья.

Вердикт: ничем не примечательная история, которая вряд ли должна храниться на полке


Статья написана 20 июня 13:04
Размещена также в рубриках «Хоррор, мистика и саспенс», «Рецензии»

Впервые опубликовано в онлайн-журнале "DARKER" (20 апреля 2016); ссылка на рецензию в базе фантлаба: "Тёмная-тёмная сказка"

Юлия Зонис и Екатерина Чернявская "Хозяин зеркал"

Однажды знаменитый датский сказочник Ганс Христиан Андерсен сочинил «Снежную королеву», покорившую сердца взрослых и детей. Этим дело не ограничилось. Дуэт таких русскоязычных авторов как Юлия Зонис и Екатерина Чернявская пошел намного дальше, выжав все сказочные соки на мрачное постмодернистское фэнтези. Сказка о Кае и Герде мигом заиграла новыми красками, а «сердце, полное льда», приобрело новый смысловой оттенок.

Завязка фабулы романа, на первый взгляд, нелепа: мальчика Джейкоба отправляют в Городскую аптеку за пригоршней ненависти. Конечно, паренек из путешествия не вернется, а станет тем самым таинственным и холодным господином Кей (от англ. key — ключ). Перекличка имен с героями вышеупомянутой сказки чувствуется сразу, да еще обладает определенным символизмом. Имя Кей неспроста дано мальчишке, его цель — из осколков зеркал собрать Слово. Дальше сюжетная канва не дает читателю заскучать; перед нами роман, полный множества элементов и жанров: гнетущая атмосфера темного фэнтези, сюрреализм происходящего, викторианская эпоха, связанная воедино с элементами стимпанка. Намешано всего и много, дабы читатель не заскучал.

С одной стороны, высказанные автором идеи интересны, оригинальны и немножко безумны, но такая вакханалия замыслов способна испугать неискушенного читателя. Но вкупе с фонтанирующими замыслами рука об руку несется постмодернизм. Текст от этого усложняется, змеится лабиринтом, из которого нет очевидного выхода, запутывает всё больше и больше. Обычный читатель, конечно, галопом пронесется по текстовому полотну, не ища скрытых смыслов, более внимательный способен увязнуть в темной постмодернистской сказке. Тем паче атмосфера располагает, а она на высоте, со всеми своими вывертами и мрачными погружениями в изнанку сказочного мира. При этом никакой мерзости в содержании нет, как и избытка насилия. Темная атмосфера отлично передана неторопливостью стилистики и мягким языком авторов. И ничего вроде страшного нет, но каждый момент ждешь, будто вот-вот покажется из-за угла маньяк с ножницами или покажется темный языческий божок местного пантеона. Поразительно бывает, когда так точно подобранная стилистика влияет на читательское восприятие.

Каждый придумывал себе в детстве разные миры, уходил к ним в пору жестокой реальности, стоя в углу, убегая мысленно от наказания. Мир, выдуманный Зонис и Чернявской, хорош, наполнен по самое естество сюрреализмом и нестандартностью, но тут же видна главная его проблема — он сшит белыми нитками, в нем не хватает ни цельности, ни четкого представления его расположения на мысленной карте. Персонажи получились интересными и уникальными, но какими-то неживыми, как сосуд, наполненный извне. Замысел хорош, но по окончанию чтения чувствуешь определенную театральность от происходящего, как будто все распланировано на подмостках. Возможно, поэтому мир напоминает десятки лоскутов, сшитых в огромное покрывало.

Придраться к роману можно, но вопрос стоит иначе: хочется ли это сделать? Феерия фантазии и оригинальный авторский язык, буквально утягивающий в темноту мозаичного мира Зонис и Чернявской, компенсируют определенные шероховатости текста. Читать книгу невероятно интересно, в ней нет древнего ужаса или стандартного человеческого страха, но любители липкой атмосферы оценят её по достоинству.

Но, что ни говори, роман интересен и экспериментален. Есть в нем капля мрачного сказочного волшебства, взболтанного с хорошим сюжетом и множеством странностей. Те, кто ищет в жанре нечто темное, но не жестокое, умное и необычное в противовес приключениям и предвзятой стандартности, — это роман для вас. Вперед, в путь, читатель, за щепоткой ненависти в аптеку одного неприятного Города.


Статья написана 19 июня 17:59
Размещена также в рубрике «Хоррор, мистика и саспенс»

Первоначально публиковалось в онлайн-журнале "DARKER" (20 марта 2016); ссылка на базу: "Художник тёмной души"

Поговорить с классиками по душам возможно через их тексты. При чтении произведений Леонида Андреева не каждый почувствует себя уютно. Но разговор — крепкий, мрачноватый, затрагивающий немалое число проблем, читателю обеспечен. Стиль и язык великолепны, но не легки ни в какой степени. Произведения автора чаще всего тяжеловесны и трудночитаемы даже для искушённого читателя.

Предлагая пройтись под сводами трудов классика, можно предложить задуматься: а стоит ли окунуться в бездну неуютной авторской фантазии? Леонид Андреев, человек нелегкой судьбы, небанальных взглядов, способный утягивать своего читателя на самые тёмные глубины души. Его не проходят в школе, читают лишь в университетах. Большинство людей сами сталкиваются с творчеством мастера пера. Вперед, читатель! Поищем свет в темных осколках его творчества.

За всю свою карьеру Андреев неоднократно обращался к различным жанрам и сюжетам. В прозе автора ютятся скопом классические истории своего времени, мрачная мистика, жутковатый хоррор и всамделишные триллеры, окунающие читателя с головой в закоулки человеческой души. Охват тем, проблем, историй предоставляет широкий спектр знакомств с текстами автора. Мотивы, которые использует Андреев, давно заложены в русской культуре. Можно отыскать в его историях отзвуки страшных побасенок Николая Гоголя или высокого психологизма Федора Достоевского. Ими двумя вряд ли дело ограничится при серьезном рассмотрении авторского феномена.

Перейдем от слов к делу. В творчестве Леонида Андреева немало мрачных, «тёмных» текстов, на которые следует обратить внимание.

«Дневник Сатаны» — роман, оставшийся незавершённым из-за скоропостижной кончины автора. Это произведение о Дьяволе и его пришествии на грешную землю интересно с точки зрения идеи и авторской полемики. По сути, перед нами мистический роман с нотками философии: бесконечные, тягучие речи Фомы Магнуса с самим Сатаной так и наталкивают на размышления. Неторопливый сюжет располагает читателя к вдумчивому чтению, но кроются в этом романе и подводные камни. Образ Сатаны очень противоречив; здесь Отец Лжи выглядит более выпуклым и интересным, не тем банальным злодеем, которого мы привыкли видеть в массовой культуре. По окончании романа жаль лишь одного — сюжет обрывается на полуслове, чёткого финала нет. Фабула романа показывает нам один из вариантов того, как можно обмануть Князя Лжи, но, возможно, идея и замысел произведения глубже того, что мы видим на поверхности. В итоге читатель получает философскую мистику.

Давайте отвернемся от владыки преисподней и глянем в другую сторону. На Иисуса Христа, а точнее, человека, более известного в истории под именем Иуды Искариота. Повесть «Иуда Искариот» — любопытная трактовка знаменитого предательства. Фактически Андреев ничего не изменил, только поправил мотив Иуды, заставив по-новому взглянуть на заезженный сюжет. Повесть тяготеет к жанру притчи, но не становится от этого хуже. В связке с этим произведением обязательно нужно вспомнить рассказ «Елеазар» — еще один взгляд под новым углом, но на этот раз перед нами андреевская версия легенды о Лазаре. В отличие от предыдущей истории, в нем больше мрачности и присутствует элемент хоррора (пусть и неявный). Шокирующая библейская история цепляет подачей и нетривиальностью легенды. Автор своевольно истолковывает те или иные мотивы, и самое страшное — как у него это завораживающе получается!

К психологической драме тяготеет другая история средней формы: «Жизнь Василия Фивейского». Если кратко охарактеризовать сюжет, то это повесть о человеке, оказавшемся не на своем месте. Интересна она прежде всего своим моральным аспектом, а еще грамотным нагнетанием саспенса. В конце, когда читатель доходит до последнего листа, остаться равнодушным вряд ли удастся. Душевные переживания героев описаны очень убедительно. Для любителей жутковатых психологических драм эта повесть — самое то! Писателям ужасов тоже можно смело советовать — как можно нагнать жути без всяких монстров да маньяков.

Ужас войны, дикий и необузданный, просыпается в повести «Красный смех». Ни для кого не секрет, что война — жестокое и кровавое ремесло. В истории Андреева она получает сверхъестественный колорит, липким страхом заползая за шиворот читателя. И куда ни ступи, так и хочется бежать скорее, без оглядки, лишь бы война, персонифицированная в образе Смерти, не догнала тебя. Проблема в том, что от андреевской жути невозможно никак оторваться. Противно, тошно, хочется вдохнуть поглубже, успокоиться, но читатель завороженно переворачивает страницы в надежде найти луч света в беспредельной тьме войны. Только позже приходит мысль противопоставления — Андреев говорит об ужасах войны жестоко и беспощадно, играя на чувствах читателя. Концовка не даёт ничего положительного: ни чувства катарсиса, ни облегчения от закончившегося кошмара. Остаются лишь шрамы на душе, созданные произведением беспощадного писателя.

Не стоит забывать и о психологическом триллере «Рассказ о семи повешенных». Как и нижеупомянутый рассказ «Мысль», это лучший образец психологической мрачности в творчестве Андреева. Не отпускает ни на минуту. Человек показан очень убедительно, красочно, со всеми присущими ему чертами. Мысль проста: ожидание казни тянется как резина, становится вялотекущим, пробуждающим мысли главных героев произведения. Вся темнота человеческой души как на ладони. И самый ужас — ожидание неизбежного конца. Знать, что тебя ждет, и жить с этим — самая страшная кара на планете Земля.

Окунаясь с головой в творчество Леонида Андреева, легко заметить настроения автора: мрачные и пагубные, гнетущие и волнующие. Безнадежность, жестокость — вот чем пропитаны тексты писателя. Не все, но достаточное количество тяготеет к жанру триллера, черной иронии, нередко прорезается и самый настоящий жуткий хоррор. Именно этот факт делает прозу писателя нелегкой, «не для всех». Но в этом есть своя прелесть. Безнадега и обреченность текстов дают ему великий инструмент игры на человеческих эмоциях, возможность максимально показать мораль. И в рассказах таких моментов немало.

Посмотрим на другую сторону обрыва, где от глобальных ужасов (войны, нашествия Сатаны на землю) скрывается темнота человеческой души. И «Бездна» — тому ярчайший пример. Русский триллер, написанный в самом начале прошлого столетия, полон психологизма и темноты человеческой души. Кавалер, не способный защитить даму, человек без лица, лишенный мужества, не могущий противостоять темноте, — он куда ужаснее незнакомцев, с которыми сталкиваются персонажи. Но в чем прелесть рассказа? В морально-этической составляющей текста. У многих людей волосы встанут дыбом от мысли о человеке, неспособном пересилить собственное ничтожество. Сходными мотивами с этим рассказом звучит другой труд: психологическая драма «Мысль». Чем они похожи? Перед нами уже знакомый психологический триллер, если точнее — психологическая драма с немалым элементом триллера. С легкой руки подзаголовком рассказа хочется приписать «История сумасшедшего убийцы», ведь все именно так! Абсолютно классическая для автора вещь: гнетущее ощущение, мрачный антураж, сдобренный фирменным психологизмом, и сюжет, как всегда, цепляющий своими холодными руками мертвеца. Искать истину вместе с писателем — дело необыкновенно интересное, тем более если завернуто все в вопрос: безумен ли изначально идущий на убийство человек?

Но самым выдающимся произведением малой формы нужно назвать «Он. Рассказ неизвестного». В нем хорошо почти всё: качественный изящный язык, держащий в напряжении сюжет и дань готической литературе запада. От рассказа становится не по себе. Банальное начало плавно перетекает в неторопливое повествование, а скучная обыденность обрастает элементами хоррора. Что страшнее всего в рассказе — жуткая атмосфера. Странный дом, где пребывает герой, его вязкая повседневная среда напоминают о ценности описаний в жанре ужасов. Пугает не монстр, пугает ожидание его появления. Страшное чувство — знать, что вот-вот произойдет нечто, а никто так и не появляется. В этом качестве рассказ легко сравнить с творчеством Лавкрафта.

Не менее изящно и красиво написано «Воскресение всех мертвых». Конец Света звучит воистину впечатляюще. В нем нет ничего похожего на современных авторов хоррора, но исполнено местами интереснее и лучше; выше всяких похвал! Тонко, эпично, под евангельские мотивы — будто сам очутился среди этого форменного кошмара.

Впрочем, перечислять рассказы можно долго. Среди них стоит отметить «Стена» — безумное торжество психики над разумом, приправленное очередным ужасом. Мрачную и горькую сатиру на общество покажет «Смерть Гулливера». Сюда можно отнести «Набат» и «Что видела Галка» — по «тёмности». Да и то, вспоминая работы Андреева, ненароком что-нибудь позабудешь, а уж тревожности и безысходности в его прозе хватает с головой!

Но еще рано закругляться. Рука мастера простирается дальше — в драматургию. Пьесы писателя — еще один пласт, наполненный темными жанрами и мотивами. Говоря о них, сразу следует заметить, что большинство пьес были преданы цензуре. И есть за что! Бескомпромиссность текстов так и струилась назло всему. Пьеса «Черные маски» — мистический аттракцион главного героя, напоминающий комнату, заполненную зеркалами. Трактовать концовку можно по-разному, и это главная прелесть текста. Очевидных подсказок для понимания пьесы нет. Безнадега сквозит в тексте «Царь Голод», где один из героев не абы кто, а сама Смерть! Пессимизм, коим заряжено каждое слово, прямо вгоняет в неподдельную депрессию.

Для того, чтобы рассказать во всех подробностях и во всех красках о творчестве автора, понадобится целая книга. Уж больно привлекательно, со вкусом и нестандартно автор распоряжается своим талантом. В его книгах мало приятного, но куда больше пищи для ума, запредельного психологизма, неожиданных трактовок и настоящего неподдельного ужаса. Каждый глоток произведения в темном жанре напоминает нырок в ночную тьму, наполненную миллионами литров чистого страха и ужаса. Но такое путешествие бодрит, взбудораживает, цепляет и не отпускает еще долго.

Иногда стоит задуматься — а стоит ли читать автора с ходу и первое попавшееся произведение? Советовать такое сложно. Употреблять в умеренных количествах, небольшими дозами, иметь привычку осмысливать прочитанное произведение. А впечатлительным читателям — сто раз подумать, прежде чем взяться, иначе вдруг это безумие заразит вас?


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 12  13  14




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 32