Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Evil Writer» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 13  14  15

Статья написана 12 сентября 20:11

Товарищи читатели колонки! И не только.

Я уже не в первый раз слышу, что очень сложно пишу. Мол, чуть ли не дикая постмодернистская андеграундная публицистика, от которой может поехать крыша. Я, конечно, сходу доверять мнению не решил (хотя нечто подобное и до этого случая было), но решаю спросить вас: что думаете вы? Кусаться не буду, ругаться тоже, но кое-что вы изменить можете. Пишите и не стесняйтесь.


Тэги: вопрос
Статья написана 9 сентября 21:44
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Уильям Берроуз "Кот внутри"

Начну с вопроса: у вас есть кот внутри? Милый, пушистый, с невинными глазками и очень своевольным характером? Если что, я не всерьёз. Забудьте про вопрос. Давайте поговорим о котах.

Уильям Берроуз мало того, что личность культовая, но очень скандальная. Повесть о котиках? О самых любимых питомцах домохозяек и одиноких людей? От именитого наркомана мира литературы? Без всяких преувеличений: перед нами повесть о домашних животных Берроуза.

На первый взгляд, метод нарезок здесь не использован. Больно чётко сконструирован нарратив, и все детали идут друг за другом. Но в этом есть зеркальная иллюзия: текст повести – поток сознания. Берроуз как Вирджиния Вулф устремляется по плавной реке замысловатых форм сознания. И если Вулф акцентирует внимание на психологии и мелочах с деталями, то Берроуз использует его вневременных и пространственных рамок. Изощрённый поток сознания не чурается отматывать время или наоборот ускорять, но тщательнейшее изучение всех финтифлюшек ни к чему.

Главным и особенным плюсом произведения является откровенная лиричность и теплота Берроуза ко всему кошачьему племени. Он слезает с омерзительного конька наркозависимости, и оставляет полностью чумную реальность «Нагого обеда». Безумие и монстры, порождённые пороком, уступают место любви к животным. Здесь и проявляется чудной авторский репертуар: хрупкая сентиментальность, умные комментарии, пронзительные замечания, нежность. И это после всего того, что он написал? Дневниковая проза и короткие заметки. Смешанность формы и нарратива.

Но вопреки всему, здесь нет ничего от энциклопедии. Это вспышки любви и эксперимент. Вот что рождало небольшую, но чисто нежную книгу провокационного и немножко безумного гения нарезок.

«Кот внутри», может читать абсолютно каждый. Это довольно интересный феномен и для Берроуза, и для литературы в целом. Что хочется заметить: всё-таки контркультурность автора сказалась. Есть несколько эпизодов, очень неприятных и мрачноватых. Но в целом за общей картиной, они теряются крайне быстро. И растворяются в тексте.

Увлекательный поток сознания. Ни Даррел, и ни Кусто. Чистый экспериментальный Берроуз, с чего-то решивший нам поведать историю своих домашних питомцев; грустную, весёлую, но крайне увлекательную. Без всякого занудства и нравоучений, но с философской ноткой, правда, вполне закономерной о сравнении человека и животного. Куда же без этого? И убойным финалом.

Вердикт: отличная, абсолютно не берроузовская повесть, после которой хочется, и взгрустнуть и порадоваться со своим питомцем. А в вас есть кот внутри?

цитата

Кошачья книга — аллегория, в которой прошлое писателя предстает перед ним кошачьей шарадой. Не то чтобы кошки — это марионетки. Вовсе нет. Они живые, дышащие существа, а контактировать с другим существом всегда печально, потому что ты видишь ограниченность, боль, страх и смерть в конце. Это и есть контакт. Это то, что я чувствую, когда прикасаюсь к кошке и замечаю, что по лицу у меня текут слезы.

Рисунок Татьяны Самошкиной.


Статья написана 30 августа 20:37
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Дэниел Киз "Прикосновение"

Как бы странно не звучало: из культовых вещей Киза я знаком с рассказом «Цветы для Элджернона» и всё. История Билли Миллигана прошла мимо меня. Тем не менее рассказ оказался отличным, а роман «Пятая Салли», вполне себе, занятным экскурсом в психические заболевания.

Итак, «Прикосновение» никаких психических заболеваний, никаких внутренних противоречий жизни не совсем здорового человека. Ни «Цветы…» и ни «Пятая Салли». Скорее роман-ситуация, который как и некоторые другие вещи Киза интересен только в своей проблематике. Хотя надо сознаться, что за действием романа было интересно наблюдать.

Славно слаженные дифирамбы истории, конечно заставят переживать любого. Жутковатая семейная драма в жизнь которой проникает радиация, (а на дворе далеко не 2017 год и мир не слышал о том же Чернобыле; персонажи то и дело вспоминают лишь жутковатый опыт Хиросимы и Нагасаки) становится до ужаса нестерпимой. Мало того, что радиоактивная пыль оседает в доме, на лужайке, у соседей, родителей, на работе, так и жена главного героя Барни Старка Карен – беременна. Рассказывать о влиянии радиации на только недавно зачатого ребёнка в наше время, думаю, не стоит. Многие помнят, к чему такое ведёт. Вот и семья Старк оказывается на острие атаки.

Главная прелесть романа – классическая психологичность Киза. Он прямо мастер развернуть характер персонажа перед читателем наизнанку. Именно поэтому даже самому бестолковому персонажу начинаешь дико сопереживать. А Барни и Карен – получились невероятно выпуклыми персонажами. При минимуме всяких слов, Киз изображает точный живой портрет. Например, очень легко можно понять состояние Барни из его скульптор. Достаточно вспомнить, как его Венера, его прелесть преображается до неузнаваимости, что в финале видит Карен.

Боль? Боль становится неотъемлемой частью романа и противопоставляется желанию жить. Более всего раскрывается семья Старков и общественность. Насколько сильно, насколько болезненно можно увидеть и себя. Боязнь непонятного, сплетни, воздействие вещей, которые обыватель не способен признать, начинает превращать его в зверя. Радиация жителям Элджина кажется самой опасной болезнью XX века. Этакой что ли чумой. Поэтому они вместо того, чтобы проникнуться проблемой Старков, стараются превратить их жизнь в сплошной кошмар.

Роман, прежде всего, стоит воспринимать как проблематику радиации и психологический экскурс.

Сложно сказать, читать или нет, но тем, кто любит сопереживать героям, медленно погружаться в их жизнь и возможно кому интересен исторически достоверный экскурс в мир где радиация так сильно не изучена, то читать стоит.

Вердикт: неплохой, в меру интересный роман, но несколько не важный для прочтения.


Статья написана 23 августа 01:27

Пока у меня есть время и желание, давайте поговорим чуть подольше необходимого. Например, я без всякого энтузиазма (хотя делаю это ради размножения энтропии), расскажу о любимых манерах письма и чтении.

Моя увлечённая тяга к хорошему слогу и слаженной манере письма вела меня долго. Удивительно, с каким утрированным подходом к языку и стилю я подходил ещё лет 5 назад; даже немного стыдно. Сейчас: удачно минув Фаулза, Уайльда, Диккенса, Гоголя да Булгакова – память о них останется навечно во мне – я словно перескочил на новую ступеньку языковых систем.

Прежде всего, расширениям границ я обязан модернистской и постмодернистской литературе. Спустя столько времени, даже забавно, что истоком большинства сложных и вычурных текстов послужил не абы кто, а русский: Владимир Владимирович Набоков. Я уже неоднократно вспоминал, что Пинчон был слушателем его лекций, а усложнённую, перегруженную деталями и словесными концепциями речь переняли и другие американцы как Барт и Делилло, столь же внимательные к языку по-набоковски. Именно эта манера письма стала мне импонировать больше всего.

Читать после работ того же Набокова или Джойса более упрощённый язык – невероятно сложно. Ещё сложнее привыкать к разжиженному канцеляриту и давно чуждому ломанному русскому языку. Особенно после точно переведённых работ запада – радикально отличающихся по строению предложение и весьма занятным экспериментам с синтаксисом – нашу современную фантастику. Но вернёмся. Интерес к чёткому и  информационно насыщенному языку начался с Пинчона. Как воспринимать после его многоярусного и дико усложнённого всяческими финтифлюшками языка потуги современников – для меня загадка. Нет, конечно, никак не весь упрощённый язык так плох. Есть особые случаи полстроения. Например: Сергей Довлатов или Кормак Маккарти – за чьей упрощённостью скрывается яркий и индивидуальный стиль с хлёстким и мощным содержанием.

Сложный, витиеватый язык стал вливаться в меня. Я словно литературный наркоман всё чаще и чаще наслаждаюсь зарядкой для мозга, психоделическим трипом или изящным ломаным языком. Безумие? Или всё же наслаждение? Сложно сказать.

И хотя после того же Пинчона или Барта срочно требуется более простая (но всё же сильная языковая работа), всегда ищешь повод вернуться в чрезмерную сложность и насладиться языком. Видимо я особый литературный мазохист.

и снова мой любимый Пинчон


Статья написана 21 августа 17:59
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Маргарет Этвуд "Мадам Оракул"

Когда в первый раз входишь в сад слов Маргарет Этвуд, то теряешься. Изменчивость в её прозе – это скорее плавность и лёгкость текста, зато амплитуда сюжета редко сильно колеблется. Крупная проза Этвуд всё больше кажется закрытой подчинённой авторской системой, нежели хаосом и оригинальной энтропией в мире большой литературы.

Выхолощенные и почти сладковатые романы канадки – смотрятся отлично. Только одно «но»: больно они плавные, мягкие и текучие; выстроенные по принципу классического романа, внутри собственного микрокосма Этвуд. Плохо или хорошо – решать не мне. Но «Мадам Оракул» не обошли все классические минусы и плюсы произведений букеровской лауреатки.

Прежде всего, перед нами не magnum opus из разряда «Слепой убийца» (пожалуй, один из лучших романов Этвуд), но и не коммерческая поделка в стиле «Ведьмино отродье». И в коем-то веке надписи на русском издании не обманули: действительно самая жизнерадостная и светлая книга писательницы, притом довольно забавная и добрая. Только смешно не было. В остальном можно легко согласиться с высказываниями на задней обложке от Newsweek, Washington Post, Time. Книга лёгкая и вполне забавная, нет в ней этвудовских стандартных депрессивных настроений.

Сюжет больше всего похож на автобиографию: местами скучноватую, местами интересную, и даже как ни странно, достаточно правдивую. Но всё натуральность происходящего постепенно смещается. В роман проникает свет ирреального мистицизма, святое таинство расплывается во все стороны по страницам. Жизнь главной героини при этом приобретает новый оттенок. Как бы живой интерес сталкивается с неподатливой реальностью и происходит конфликт, из которого рождается новая ткань мира. И именно из неё – этой ткани – сплетается особый мир «Мадам Оракул».

«Мадам Оракул» – роман-синтез или даже симбиоз. В нём неустанно переплетается правда и вымысел, порождая новую, неизведанную реальность. Магический реализм приоткрывает двери в знакомый мир и со всей лёгкостью поражает всё, что нам известно. Новое полотно, или вернее – ткань, и есть миросозидание по Этвуд. Космос одного человека, который нам недоступен.

В чём же, прежде всего уникальность? В довольно чётком и увлекательном паззле. Понять кто такая главная героиня, можно только дочитав до конца и составив своё собственное мнение. Это всё классическая Этвуд, но уже вполне осознанно перешедшая от эмоциональности бытия к интеллектуально-мистическому восхищению и философским вопросом XX века о самоидентификации человека.

Забегая вперёд для читателя: не самый лучший вариант для знакомства с писательницей. Уж больно много магическо-интеллектуальных игр вокруг главной героини, и довольно добродушное настроение у всей книги.

Вердикт: вполне хороший, но не без провисов роман со своей индивидуально тёплой и мягкой атмосферой.


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 13  14  15




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 32

⇑ Наверх