Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Evil Writer» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8  9 ... 12  13  14

Статья написана 26 января 23:28
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Маргарет Этвуд "Слепой убийца"

Есть много вещей, которые стоило знать назубок. Семья – самое важное и сокровенное, что есть во всей нашей жизни. Или ради чего мы живем? В произведениях Маргарет Этвуд, семья занимает особенное и очень почетное место. Так было в рассказах и романе «Мужчина и женщина в эпоху динозавров». Но семья во всем авторском значении имеет какой-то отрицательный опыт. Если в ранее представленном романе мне удалось узреть распад семьи, то в лауреате букеровской премии настоящая семейная драма.

«Слепой убийца» заведомо внушал и священный трепет, и опасение. Все-таки Букер, который больше меня разочаровывал, нежели впечатлял. Все-таки Этвуд – мастерица букв и знаков, тонкого психологического сюжета. Но интерес пересиливал. В итоге «Слепой убийца лег в мои руки и, грея их своим маленьким чудом, стал таять страница за страницей.

Чего греха таить – это все та же Этвуд: волшебная и звучная. Язык все тот же смак, от которого можно проглотить язык, упасть и забыться. Он так же удивителен и приятен. Психологическая прорисовка, также не подводит. Персонажи четкие, прописанные, личности и в меру интересные. Правдоподобные на все сто или более того. Этвуд все также веришь, чувствуешь и благодаришь за уникальность и глубину проработки, но не все так гладко, как могло все же и быть. К сожалению, «Слепой убийца» умудрился вобрать в себя и лучшие, и худшие стороны автора.

Сюжет снова нельзя назвать интригующим. Основная сюжетная линия, рассказывающая о жизни сестер Чейз, шла с перепадами. Интерес сменялся скукой, а скука переходила в тоску. В итоге чтение этой линии не такое уж увлекательное. Линия романы Лоры Чейз, давшего названия самой книги, куда увлекательнее, чем основная история. Что-то непонятное, на грани эротики, приключений, фантастики, сюрреализма и завязке на поди знает чем. Впрочем, в линии Слепого убийцы, наверное, просматривается фантазии Лоры, изложенные на бумагу. В чем-то удивительные и болезненные, но дающие ответ на эгоистичный и безумный поступок Лоры в самом начале романа.

Если говорить откровенно: роман раздут как надувной шарик. Нарратив легко читается и умещается в меньшие размеры бумаги. В нем слишком много подробностей, деталей, растекающихся огромной лужей, а потом не способных увлечь читателя. Мозаика-то складывается, но получается ли увлекательная интрига и повествование? Никак нет. Роман закручивается, закручивается, но в итоге цепляет только минимум, сухой остаток из фраз и мыслей. Текст матрешка запутывает, вынимаешь, вдеваешь, но катарсиса от прочтения не испытываешь.

Книга скорее на любителя. Сентиментальная, чуткая, чувствуется, что женская, написанная бережной и профессиональной рукой. Но насколько профессиональной она не была, не такая уж она и интеллектуальная, безумная, с искрой новизны.

Итог: неплохая книжка на несколько вечеров при своей толщине не слишком-то увлекательная, но вполне жизненная.


Статья написана 13 января 01:12

Долго я однако шел к этой записи. Мучительно долго. Вымучивая и лелея как она будет выглядеть и что в ней должно быть. Нет, со списком прочитанного я успел определиться давно. Оставались формулировки. Главная проблема формулировок — не книги к ним подходят, а к книгам нужно придумать за что, она удосужилась почетного места в сердце. Но распинаться можно долго: придумывать номинации, рассказывать закрученные истории о создание сего поста. Давайте что ли узнаем, какие книги вкрались мне в душу.

Маленькое предупреждение: год выдался богатым, но на серьезную литературу, нежели на фантастические поделки. Фантастике мало, а фэнтези и вовсе нет.

Лучшие книги:

Томас Пинчон "V." — самая необычная, головоломная, нестандартная, сложнейшая и увлекательная книга года.

Джон М. Кутзее "В ожидании варваров" — грандиозная интеллектуальная литература о человеческой сущности.

Джон Фаулз "Коллекционер" — невероятный интеллектуальный триллер лихо закрученный на любовной линии.

Александр Дюма, Огюст Маке "Граф Монте-Кристо" — сказать, что это роман о мести, будет банально, да к тому же неправильно. Это роман о человеке: выжившем, страдающем, возвысившимся и наказывающим своих врагов. Но счастлив ли этот человек?..

Лучшая фантастика:

Курт Воннегут "Бойня номер пять или Крестовый поход детей", "Колыбель для кошки" — за невероятную иронию и колкости в адрес человечества и веру в людей.

Лучшая отечественная книга:

Алексей Иванов "Сердце Пармы" — за безумство и красоту воспевания Пермского края и душещипательную историю князя Михаила и не только.

Лучший сборник:

Хорхе Луис Борхес "Вымышленные истории"— за сложность и многогранность бытия, и многочисленные перечитывания в поисках смысла.

Джеймс Джойс "Дублинцы"— за мощное, правдивое, гиперреалистическое изображение Дублина и его граждан начала прошлого века.

Лучшая повесть:

Джон Фаулз "Башня из черного дерева"— за невероятный анализ человека искусства и его приоритетов.

Лучший рассказ:

Уильям Фолкнер "Роза для Эмили"— лучшая картинка мрачной социальной подоплеки.

Лучшая поэзия:

Иоганн Вольфганг фон Гёте "Фауст" — мистика слов умноженная на полуготический характер произведения с чудной проработкой материала.

Гомер "Илиада", "Одиссея" — классический образчик поэзии, что запросто заткнет большинство фэнтези за пояс.

Документалистика года:

Владимир Набоков "Другие берега" — самая красиво написанная автобиография из читанных.

Разочарования года:

Марлон Джеймс "Краткая история семи убийств"— роман о покушении на Боба Марли, оказался на поверке дня обычной кровавой сказочкой о криминальной жизни Ямайки.

Вот пожалуй и все. Патроны у меня закончились, и, конечно, не всем досталось на орехи. Так как много незначительных мною книг было задвинуто на второй план, хотя радостно обещали нам войти в разочарования года.

Пора убирать тела прочитанных произведений, освобождая место новым в этом году.


Тэги: итоги
Статья написана 5 января 19:28
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Пол Остер "Измышление одиночества"

Каждый имеет право на ошибки. Если конечно, они не становятся закономерностью. И все-таки во мне тлеет надежда, что Пол Остер более чем замечательный автор. Ибо знакомство с документальным романом (так его назову), могло получиться и лучше.

«Измышление одиночества» ближе всего к мемуарам разбитым на две части: «Портрет человека-невидимки» и «Книга памяти». Первая: воспоминания об отце, а вторая: литературные заметки с элементами исторической хроники.  Учитывая, что это был остеровский дебют, в целом было неплохо, но все же меня не зацепило.

Первой причиной стал легкий, но очень неровный, похожий на русскую дорогу язык. То он ровный со всеми красивостями, то переходит в побитую колею банальных фраз и суховатого газетного изложения. Тут и чувствуется, что это дебют. Не слишком корявый, но и не ровный. Честно, захватить меня в тиски интереса, Остеру не удалось. Чтение тоже получилось неровным. И во много благодаря рваной, как электропровод перемотанный клочками изоленты, стилистике. Эпизоды читаются, то с интересом, то скучно-скучно. В них вязнешь, барахтаешься, тонешь как в болоте при этом, не ощущая никакого удовольствия от процесса чтения. Чаще так написаны личные эпизоды Остера, реже события отдаленного прошлого. И вот эти самые события – сети прошлого, имеющие какое-то отношение к жизни автора – самые главные изюминки книги.

Отдельные истории рассказанные Остером бывают очень интересными. Взять, например, великолепно изложенную линию поведения Остера-старшего или события касательно родов самой Марины Цветаевой и доктора Альтшуллера. Они более увлекательные и интересные. Рассказанные, как что-то сокровенное и очень значащее для автора. В них чувствуется душа, любовь, авторское дыхание и красивый, такой, несколько даже печальный слог. Как только святость и любовь к тексту пропадает, текст начинает вилять незамысловатой и скудной прозой рядовой периферийной газеты. Нет, конечно, текст вычитан и аккуратно сложен, но сух. Мне такая рваность не приглянулась.

«Измышление одиночества» не лучшая мемуарная книга, что может вам попасться. Слишком она, что ли дебютная и ученическая. В ней есть хорошие моменты, увлекательное и сочное повествование. Не хватает ей только ровности в стилистике и увлекательности. Но потенциал есть, и он радует – сверкает звездой и как бы обещает нас порадовать.

Наверное, я слишком ворчлив. Мне пора разлечь в гамаке (летом, конечно), и сжав в руках какой-нибудь остеровский романчик, более плотно познакомиться с автором.

Все-таки разочарование меня настигло. Оно зловещим шагом подошло ко мне за спину и обняло своими тяжелыми руками. И, несмотря на это, я прочитал «Измышление одиночества» за пяток другой вечеров, в конце концов, испытав некоторое облегчение. Пытка русской дорогой была окончена. Я выкинул все лишние воспоминания, оставил приятные и понял, что получил какой-то рваный калейдоскоп.

Итог: неплохая, но абсолютно неровная книга. Для ознакомления – можно, но не выйдет ли точно такого разочарования?


Статья написана 4 января 13:00

Раздосадованная тьма скалится звездами на искалеченное человечество. Итого: апокалипсис снова всех нас минул.

                                                                                                                                ***

Я смотрел в эту вечернюю мглу. Ничего истинного мне там не виделось. Только одни остовы душ, кои заблудившимися слепцами блуждают по миру. И только мы; ослепленные тьмой, сточенные клыками звезд и потерянные в сотнях поколений назад – ищем дорогу к собственным возможностям. Можно ли нас считать за живых? Или сразу без обиняков запишите в мертвецы?

Туше.

                                                                                                                                ***

Зима. Неистовство природы. Стекло разукрашено причудливым узором – мороз настоящий художник, имя которому – Величие.  И я готов подписаться под каждым мазком кисти. Неистовство воображения, черты уникального авторского стиля, даже манера письма. Поражает все. Масштаб работы и её детализация – ничего подобного видеть не приходилось никогда. Насколько бы невероятен был Пикассо, искусен Ван Гог или мудр Да Винчи – живопись мороза естественна до фибр собственной души. Бесконечный поиск смысла и мысли, и я думаю, без возможности ответа.

Когда придет весна – мороз отступит. И никаких больше полотен-окон и холода-кисточек, искусство музыки воды займет своим прекрасным журчанием ваши уши.

                                                                                                                                ***

Есть три вечные темы: человечество, одиночество и зима.

Отдельно: они все прекрасны. Но стоит вглядеться в вязь трех слов, находишь что-то ужасное и пошлое в вечных темах. Человечество со всеми своими пороками. Одиночество – сиречь тишины. И зима, с глубокой ассоциацией ядерного безмолвия.

Я испуган и озадачен. На снегу цепочка следов; тяжелых и горячих – основательно прожигающих снег под ногой неизвестного. Вдалеке воют волки. Можно просто «Три Вэ», но вряд ли кто меня поймет. Тем паче мысли заняты другим. Неизвестным. Чей след, сложенный из человечества, одиночества и зимы, плетется без всякого удовольствия на север. Мне всегда казалось, что если колыбель человечества существует, то только там, на севере.

Думаю, нам есть, что вспомнить и о чем подумать. Человечество.


Статья написана 28 декабря 2016 г. 19:32
Размещена также в рубрике «Другая литература»

Маргарет Этвуд "Мужчина и женщина в эпоху динозавров"

Нет ничего сложнее того, чтобы могли бы придумать люди. Мы – люди – те еще выдумщики. Чего только в наше время не придумаешь, чтобы оправдать собственное невежество, темноту и аморальность. Герои романа Маргарет Этвуд «Мужчина и женщина в эпоху динозавров», постоянно додумывают мир вокруг себя. И всяко у них это получается, ибо жизнь сама располагает к этому.

Это было мое не первое знакомство с Этвуд, но более положительное, чем другие. Рассказы попались интересные и самобытные, но вот, такие же ли цветистые и продуманные? В крупной форме Этвуд все-таки состоялась больше. И тут главным образом сыграл язык повествования. Вот это да! – думалось мне. Древо из слов составленное канадской писательницей завораживало. Невероятный, чем-то напоминающий стилистику Дона Делилло язык – выстрелил на все сто. В нем буквально утопаешь, будто усаживаешься на мягчайший диван. Насыщенный, приятный, красивый и образный язык – самое жирное достоинство романа. Его можно читать ради этого наслаждения. Смаковать. И медленно, словно деликатес, поглощать. Стилистика Маргарет Этвуд завораживает.

Не менее хорош и психологический пласт. В ситуацию созданную писательницей – веришь. Будто сам и переживаешь все это! Насколько плотно и тонко нанизаны друг на дружку психологические тонкости, и все это обрамлено прекрасно выписанными личностями и подробными ситуациями. Этвуд создала типичнейший образчик психологического романа. Плохо ли это? Нисколько. Книга удалась. В меру интересная, умная, а еще подробная.

Забегая вперед: не каждому будет интересная история распада семьи. Этвуд анализирует и моделирует ситуацию, когда семья начинает распадаться. Как это и почему происходит? – главные вопросы романа. Все это подано в меру интересно и вкусно для искушенного читателя. И прекрасный язык в наличии, и подробная психологическая линия, и некоторые выводы, полунамеки-полутона, довершающие и без того беспощадный авторский апперкот. А поколебать роман может. Ведь в нем подробно показаны людские отношения, как бы любовь и как бы страсть. В конце концов, становится жутко. И возникает вполне закономерный вопрос: все это делаем мы, люди? Думаю, ответ кроется в романе.

Дочитывать было неприятно. Быстро погрязаешь в бессмысленности и мгле отношений. Перепачканный собственными отношениями Нат, старающаяся сохранить бездарные отношения Элизабет, больше и глубже утопающая в себя и Леся, будто бы ни в чем не повинная женщина, увлеченная доисторической эпохой. Все они сплетены в один комок отношений.

И да – рекомендовать не буду. Очень тяжело, очень мрачно читался роман. Пессимистичная по своему настроению правда. Болезненный и лишенный настоящих чувств мир. Мир, в котором если позволить семье разлететься на осколки, то ранит и других людей.

Напоследок. Роман точнее было бы перевести как "Жизнь до людей" и такое название по мне более подходящее и уверенное для романа. Есть в нем что-то на уровне аллюзии, отсылающей к тому, что люди не меняются, а чем дальше, тем больше усугубляют свои жизни.

Итог: сложная человеческая драма о разрушении семьи и как легко быть террористом своих отношений, один шаг – и все разлетится к чертям по ветру.


Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8  9 ... 12  13  14




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 32