Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «witkowsky» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 25  26  27

Статья написана 7 ноября 20:10

В качестве анонса и впрямь один повешу, Книга иллюстрирована Ириной Анашкиной.

.

Партия в кости.

Посвящается Вл. Ник. Туманскому.

I.

Было поздно, когда вошел этот гость. Долговязый Бартоломео собирался покинуть погребок и задержался на минутку, чтобы ущипнуть за подбородок служанку Клару и сказать ей пару слов — тех слов, какие рождаются в душе, согретой старым каталонским.

Поздний гость был закутан в длинный черный плащ; широкополая шляпа с белым пером почти совсем закрывала лицо. Вошел он так странно, что, казалось, будто двери ни при чем в его появлении: просто тень выросла у входа.

— Вина, Мигуэль, да такого, какое бы не раздражило моего горла: оно у меня нежной конструкции.

Говоря это, гость опустился на скамью, небрежно скинув плащ с плеча и сдвинув на затылок шляпу. Трактирщик успел охватить взглядом и дорогой бархатный колет на госте, и рукоять шпаги, осыпанную драгоценными камнями. Это придало ему бодрости: низко кланяясь, толстяк скрылся в отдушине подвала.

Хорошенькую Клару поразило бледное красивое лицо незнакомца. Оно было цвета пергамента, а глаза сверкали мрачным блеском черных бриллиантов. Незнакомец улыбнулся Кларе, но она не ответила на улыбку — отшатнулась и побледнела: холодом мрака веяло от красоты гостя.

Что касается Бартоломео, то он обрадовался новому собутыльнику. Легкомысленная душа старого художника была до краев наполнена гармонией и красками. До такой степени наполнена, что потребность излить ее кому-нибудь, кто бы был хоть чуточку внимательнее альгвазила, в этот момент стала жизненной необходимостью для Бартоломео. Покачиваясь на тощих длинных ногах, он подошел к столу, за которым сидел незнакомец.

II.

Спустя пять минут они пили вино, и художник болтал... Погребок, освещенный масляной лампой, коптившей под потолком среди свиных окороков и колбас, подвешенных к балкам, — был мрачен. Клара забилась в угол за очагом, куда не достигал взгляд незнакомца; толстяк трактирщик примостился перед огнем. Огня было немного в очаге — тлели догорающие угли, бросая красноватый отблеск на кирпичный пол.

Под закоптелыми сводами сгущался мрак.

— Уважаемый дон, — говорил Бартоломео, подняв кубок и любуясь топазовыми искрами, вспыхивавшими на поверхности вина. — Художнику нужно жить тысячелетие, чтобы постигнуть тайну красоты и умение передать ее на холсте. Человеческая жизнь слишком коротка для этого. Клянусь святым Иосифом! Взять хоть меня. Я сорок лет работал и многого достиг, но, по совести говоря, в искусстве не сдвинулся с альфы. Будь в моем распоряжении еще сорок лет — я бы мог постичь хоть тайну смешения красок... А теперь...

Бартоломео с горькой улыбкой прикоснулся к седым волосам, падавшим грязными, плоскими прядями на плечи, и поднес кубок ко рту.

— Теперь мне не закончить работы... Ах, если бы можно было вернуть назад лет 20-30!

Незнакомец маленькими глотками пил вино. Он слушал молча, и лукавым лучом дрожала на его губах улыбка.

Глядя в упор на художника, почти обжигая его взглядом, он сказал вдруг:

— А это возможно.

Слышали эту фразу и трактирщик, и Клара. Мигуэль вытаращил глаза на странного человека, а лицо Клары испуганно выглянуло из-за очага и скрылось.

— Это возможно, дон Бартоломео, — спокойно повторил незнакомец, точно речь шла о займе нескольких монет. — Только это сопряжено с некоторым риском. Это — игра. Простая игра в кости.

Странный гость добыл из кармана игральные кости. На лице его не было и тени улыбки, когда он пояснил:

— Это — единственная пара костей на свете, в которую можно играть на годы. Можно выигрывать и проигрывать годы жизни.

Кости ничем не отличались от обыкновенных игральных костей. Трактирщик хитро улыбнулся, подмигнув Кларе.

— Молодчику хочется играть, а с нашего дона Бартоломео, кроме дырявых штанов, взять нечего — поиграют в шутку на годы.

Но Клара покачала головой. Незнакомец и кости приобретали в ее глазах зловещий смысл. Колдовством, дьявольским наваждением повеяло на ее душу.

— Это будет скверно, хозяин, если дон Бартоломео станет играть с ним, — сказала она, побледнев. — Господи, спаси его душу!

III.

Бартоломео не сразу понял, в чем дело. Незнакомцу пришлось повторить объяснение:

— Выигрывая, вы будете молодеть на соответствующее количество лет. Проигрывая — стареть. В этом вся суть игры. Вы располагаете капиталом для игры в 10 лет, это — предел вашей жизни. Пустите его в оборот и перед вами — возможность стать юношей.

У Бартоломео вспотел лоб. Точно молнией осветила мозг уверенность, что здесь шутке — не место. Дрожащей рукой он взял кости...

— Десять лет... десять лет... этого мало... мало, — пробормотал старик. — До жестокости мало... Я хочу играть.

И началась самая странная игра в мире, где ставками были годы.

Сухо щелкали кости в стакане, точно пальцы скелета. Бартоломео тряс их и медлил с первой ставкой. Наконец, решился:

— Десять лет, — глухо, дрожащим голосом выронил он.

Незнакомец одобрительно кивнул головой.

Звякнув, покатились по столу кости. Выпало 7 очков.

Охваченный странным напряжением, трактирщик подошел к игрокам.

Незнакомец собрал кости. Длинные гибкие пальцы небрежно встряхнули стакан.

Бартоломео тяжело дышал. Навалившись грудью на стол, он не сводил глаз с руки партнера.

Опять прыгнули на стол кости.

— Пять, — равнодушно объявил незнакомец. — Вы выиграли.

— Матерь Божия! — раздался из-за очага вопль служанки.

Трактирщик всплеснул руками и отшатнулся от художника, бледный, как мертвец.

— Клянусь святым Николаем, вы точь-в-точь стали таким, каким я вас знал десять лет тому назад, дон Бартоломео! — пролепетал он в ужасе.

Художник почувствовал прилив молодости и попросил у Клары зеркало. Девушка с трудом решилась подойти к нему и сделала это, крестясь и читая молитвы.

— Готов поклясться всеми ведьмами мира, — воскликнул Бартоломео, поглядев в зеркало. — Я выиграл 10 лет жизни!

Мрачный незнакомец улыбнулся, кидая кости в стакан.

— Можете и еще выиграть, — сказал он.

IV.

Трактирщик и служанка провели затем кошмарные полчаса. Впоследствии оба перед лицом инквизиции описали подробности этой необыкновенной игры в кости, и оба слово в слово рассказали одно и то же.

Мрачный игрок оставался неизменным во все время игры. Лицо же Бартоломео то старело вдруг, покрываясь морщинами, то молодело. Лицо и осанка художника менялись ежеминутно. Мигуэль и Клара точно бредили наяву.

Бартоломео дрожал от азарта. Его захватили процесс игры и калейдоскопическая смена ощущений в зависимости от перемены возраста.

— Мне жизнь нужна, сколько угодно жизни, — лепетал дрожащим голосом художник, и алчность горела в его глазах — алчность ростовщика, пересыпающего руками червонцы...

Роковое случилось в 12 часов. Часы на церкви св. Иннокентия начали бить полночь. Бартоломео назвал ставку. Партнер его улыбнулся.

— Не зарвитесь, дон Бартоломео, — сказал он. — Крайности опасны.

— Одну только игру... только одну игру... — умоляюще пробормотал художник.

С последним ударом колокола на башне кости принесли Бартоломео выигрыш: 12 и 1.

И вдруг то, что было художником Бартоломео Бентона, поникло и грудой тряпок свалилось под стол. Комок одежды, в котором шевелилось и пищало что-то.

Мрачный игрок встал и рассмеялся.

— Ну, с этим мне играть не приходится, — сказал он, собирая кости и бросая на стол золотой. — Получи, хозяин, да постарайся воспитать то, что осталось от дона Бартоломео, в духе меньшей алчности к жизни.

И ушел. Точно растворился во мраке у выхода так же, как и вошел.

Трактирщик, стуча зубами от страха, окинул взглядом опустевший погребок. Комок платья, трепыхавшийся под столом, — вот все, что осталось от двух игроков.

Толстяк позвал Клару, но девушка наотрез отказалась выйти из своего угла.

Чуть дыша, с замирающим сердцем подошел Мигуэль к одежде и приподнял ее...

Новорожденный ребенок выскользнул из оранжевых панталон дона Бартоломео и упал на пол, извиваясь и крича от холода и боли...

*

В толедском музее инквизиции, среди древних пергаментов, есть запись, гласящая:

«16 сентября сожжен во славу Божию нечестивец живописец Бартоломео Бентона, 67 лет, знавшийся с дьяволом и колдовским способом превращенный в новорожденного младенца».


Статья написана 2 ноября 12:19

За что можно угодить в черный список:

1 За систематическое выставлением ВСЕМ нашим изданиям единицы при оценке.

2 За попытки поучать нас с помощью гугл-переводчика о неправильном переводе такого-то слова

3 За размещение постов с избыточными многоточиями

4 За капризы по поводу книг, которых человек не намерен покупать.

5 За черный пиар при помощи флуда (этих, правда, забанивают и без меня)


Статья написана 31 октября 12:42

Ноябрь-

Кервуд тома 1, 2

Войскунский, Лукодьянов 3

Шагинян

.

Декабрь —

Рэй 3

Эверс

Щепетнев                

Ефремов 1


Статья написана 27 октября 20:59

Меня попросили не держать в секрете состав четвертого тома жана Рэя.

Коль скоро третий выйдет к НГ, а четвертый в переводе Игоря Найденкова готов, сообщаю.

Жан Рэй. Семь замков Морского царя. Джек-полуночник.

Содержание

Жан Рэй. Святой Иуда-ночной  Роман.

Жан Рэй. Джек-полуночник  Роман.

Жан Рэй Странные истории Билока Рассказы

Жан Рэй. Цезарь

Жан Рэй. Николас Абадон и его умерший отец (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Дыра в стене (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Опыт с Лоранс Найт (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Возвращение на заре (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Спутники Улисса (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Златка (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Освещенное окно (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Формула (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. История без названия (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Самсон и Далила (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Датский кубок (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Дневник уцелевшего (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Дождливый день (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Колесо судьбы вращается (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Чужое преступление (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Тень в промежуточном порту (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Господин Бэнкс и ракета Ланжевена (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Каштаны и шляпа господина Бабине (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Вернувшийся (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Ужин господина Юлотта в новогоднюю ночь (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Каменный людоед (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Грибы для Святого Антония (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Сорока Святой Марии (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Преступление на улице Круа-де-Пьер (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Жан Рэй. Господин Кадиша будет убит завтра (рассказ, перевод И. Найденкова), стр.

Из сборника Черные и фантастические истории

Жан Рэй. Семь замков Морского царя (рассказ, перевод И. Найденкова), стр

Жан Рэй. Призрак в трюме (рассказ, перевод И. Найденкова), стр

Первые рассказы

Жан Рэй. На дороге (рассказ, перевод И. Найденкова), стр

Жан Рэй. Черный ангел (рассказ, перевод И. Найденкова), стр

Жан Рэй. Кукла на борту (рассказ, перевод И. Найденкова), стр

Жан Рэй. Ученица волшебника (рассказ, перевод И. Найденкова), стр

Из сборника Круиз теней.

              Жан Рэй. Ужасающее присутствие. (рассказ, перевод И. Найденкова), стр

               Жан Рэй. Конец улицы. (рассказ, перевод И. Найденкова), стр

Жан Рэй. Пароходная прогулка при луне (рассказ, перевод И. Найденкова), стр

       Жан Рэй. Майнцский псалтырь (повесть, перевод И. Найденкова), стр.


Статья написана 25 октября 22:51

Роберт Саути

(1774 – 1843)

.

Король Шарлемань

.

Фаворитка отнюдь не была молода,

Но всегда Шарлеманю желанна;

Над Агатой, казалось, не властны года:

Для монарха она оставалась всегда

Полнокровна, юна и румяна.

.

Коль случалось расстаться – король тосковал,

Взор мечтой лишь о ней затуманя;

Он цепочку ее на камзол надевал, –

Страсть кипела, как в море бушующий вал,

В ослепленном уме Шарлеманя.

.

И блистательный граф, и старик часовой,

И лакей, и придворный повеса,

И епископ, седою склонясь головой, –

Все молились, чтоб в угол какой-нибудь свой

Поскорей убиралась метресса.

.

Приключился недуг; под надзором врачей

В долгих муках она умирала;

Но не полнился скорбью рассудок ничей

Пред усопшей, лежащей в мерцанье свечей

При печальном звучанье хорала.

.

Но король приказал: никаких похорон!

И, тревогу двора приумножа,

Он оставил дела, и державу, и трон,

Проводил дни и ночи в отчаяньи он,

Восседая у скорбного ложа.

.

Что ж он, до смерти так и пребудет при ней?

В королевстве пошли беспорядки:

То, глядишь, лангобарды седлают коней,

То арабские рати грозят с Пириней,

Но ему – не до воинской схватки.

.

Удалиться никто не спешил от двора,

Всё тревожней следили, всё зорче;

И решили священники и доктора:

Стал король – как ни жаль, но признаться пора –

Чародейскою жертвою порчи.

.

И епископ дождался, что выйдет король,

И ко гробу прокрался несмело,

Помолился, вступая в опасную роль, –

Хоть на всё и решился задолго дотоль, –

Приступил к изучению тела.

.

Был великой боязнью старик обуян;

Но едва ли не с первой попытки

Отыскать учиняющий зло талисман –

Он кольцо, испещренное вязью письмян,

Обнаружил во рту фаворитки.

.

Восвояси прелат удалиться успел.

В замке сразу же сделалось чище:

Воротился монарх и челом посветлел,

Мигом вспомнил про двор и про множество дел –

Ну, а гроб отослал на кладбище.

.

Вновь – веселье, и радость, и смех на пиру,

Всем тоскливые дни надоели;

И король, чтоб развеять былую хандру,

Приглашает вассалов прийти ко двору:

Будут праздники в Экс-ля-Шапели.

.

Коль владыка велит – почему бы и нет?

И, к роскошному балу готовый,

Подчинился дворянства блистательный цвет,

И направились в Экс в вереницах карет

Молодые девицы и вдовы.

.

Ах, попасть на глаза королю – для любой

Представлялся неслыханный случай!

Меж красотками длился решительный бой:

Кто окажется взыскан счастливой судьбой,

Кто зальется слезою горючей.

.

Вот и вечер, и все собрались на балу,

И сердца вероятных избранниц

Пребывают заране в любовном пылу, –

Но послал Купидон в Шарлеманя стрелу:

Тот епископа просит на танец!

.

Зашептались бароны и дамы вразлад:

Не загадка, а крепкий орешек!

Лишь молитву прочел возмущенный прелат

И немедленно прочь из дворцовых палат

Ускользнул, чтоб не слышать насмешек.

.

Лунный блик трепетал на озерной волне;

Шел священник, обижен и мрачен, –

Но король догонял и кричал, как во сне:

«Мой епископ, прильни поскорее ко мне,

Этот час нам судьбой предназначен!

.

Мы с тобою на праздник направим стопы,

Насладимся весельем и смехом,

Или прочь от людской удалимся толпы

И в чащобе, где нет ни единой тропы,

Предадимся любовным утехам!»

.

Вновь король угодил в колдовскую беду!

Где исток сих речей беспричинных?

Шарлемань, задыхаясь в любовном бреду,

Жарко старцу лобзал и седую браду,

И дрожащие длани в морщинах.

.

«Мы великое счастье познаем сейчас,

Миг восторга, воистину чудный!

Нам ничто не преграда, ничто не указ.

О, пойдем! о, изведаем страстный экстаз

В глубине этой рощи безлюдной!»

.

«Матерь Божья, ужели спасения нет?

Чем я Господа Бога обидел?» –

Так взмолился прелат, чтоб окончился бред;

И – кольцо в письменах, роковой амулет,

Он на собственном пальце увидел.

.

Мигом вспомнил епископ о чарах кольца,

И, насколько позволила сила,

Он швырнул его в темную гладь озерца;

У монарха отхлынула кровь от лица –

Чернокнижная власть отступила.

.

Но воздвигнуть король повелел цитадель

Возле озера, видно, недаром:

Он живал там подолгу, – и помнят досель

О монархе, что в городе Экс-ля-Шапель

Не сумел воспротивиться чарам.

.

Перевод Е. Витковского


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 25  26  27




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 188

⇑ Наверх