FantLab ru

Все отзывы посетителя iskender-leon

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  12  ]  +

Джаспер Ффорде «Четверг Нонетот»

iskender-leon, 20 февраля 2016 г. 11:38

Фантазия, феерия, Ффорде, фурор, фейерверк, фантасмагория! Лишнего слова в этом ряду не ищите – там его нет.

Смелость города берет! А также способствует становлению талантливых авторов. В самом деле, авторов, которые смешивают разные жанры в одной книге, хватает, но зададимся вопросом – сколь многие из них делают это так удачно, как Джаспер Форде? Его мир стоит на трех китах: вторичный литературный мир, хронофантастика, альтернативная история. И я с удовольствием признаю, что сочетание вышло просто блестящим. А в книжной вселенной появился мир, где главенствует литература.

Если бы тебе, читатель, случилось бы попасть в мир Четверг, да хотя бы в отпуск… Дезориентация и сумбур настигли бы тебя уже в начале первой книги. Пока ты соображаешь, не попал ли ты на съемочную площадку фильма «Кто подставил кролика Роджера», причем не в качестве зрителя, с тобой уже начинают происходить немыслимые вещи. Ты оперативник правительственного агентства. Встречаешь странных существ. Концентрируешь внимания в погоне за раскручивающимся сюжетом, ныряешь в тома знаменитых произведений, перепрыгиваешь со страницы на страницу. Круговерть следствий и причин. Ищешь кошку в черной комнате. В награду получаешь улыбку Чеширского кота. Успевай уворачиваться от смертельных ластиковых пуль. Берегись чудовищных злодеев. Вернись назад во времени, чтобы исправить то, чего никогда не было. Структурируй хаос в своей голове. Помоги другу одолеть вампира. Сохраняй целостность повествования в порученной тебе книге. Вступи в борьбу с могущественной корпорацией. Посети социалистический Уэльс. Пригласи неандертальцев в свою крокетную команду. Перехитри короля обмана. И, главное, не забывай регулярно кормить своего дронта!

Эх, я бы с удовольствием посетил бы этот мир, а то и перебрался бы на ПМЖ. Мир, где книги и их авторы являются основой для общества, предметом размышления и объектом поклонения большинства населения. Вместо религиозных фанатиков – противоборство литературных школ. Вместо слежения за ценами на нефть – поиск оригиналов авторских рукописей. Нудные выступления политиков сменяются публичными чтениями великих произведений. В этом плане с Ффорде способен конкурировать, кажется, только «Город мечтающих книг» Вальтера Моэрса.

Если есть возможность, то лучше всего читать в оригинале, а не перевод. Как бы ни трудились издатели, очарование игры слов, аллюзий, фразеологизмов и отсылок частично теряется при переводе. Также потребуется знание английской литературы на уровне не ниже среднего, чтобы и вы могли узнавать цитаты, понимать намеки и смеяться там, где хохочут другие. Мне, лично, несколько не хватало второго, и катастрофически — первого.

Ффорде написал свои книжки так, что не заметить долю родового безумия такой литературы, восходящего к Кэрроллу, просто невозможно. Хотя истории эти, конечно, не настолько мозголомны, как приключения Алисы. Но ощущение преследования белого кролика было у меня очень явственным и мне это нравится.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Александр Рудазов «Архимаг»

iskender-leon, 30 января 2016 г. 14:13

Некогда не то что любимый, но охотно читаемый цикл, сейчас не вызывает у меня сильных эмоций. То ли я совсем повзрослел, то ли мой литературный вкус улучшился.

Сначала мне казалось, что это будет сплав двух типов сюжетов. Тип А – укрощение строптивого (ой). Тип Б – «Хоттабыч». Первый чрезвычайно распространён, многократно апробирован и имеет успех, как правило, даже при среднем уровне исполнения. Второй же настолько знаменит, что используется довольно редко, ввиду старания избегать плагиата. На этом фундаменте, скреплённом юмором, по идее и должен был основываться успех автора.

И если в начале цикла мое предположение более или менее соответствовало реальному положению вещей, то в дальнейшем повествование выродилось в описание бесконечной войны с превосходящими силами противника. В качестве такового Рудазовым были позаимствованы твари из бестиария Говарда Филипса Лавкрафта. К слову, может быть, секрет успеха в том, что в этих книгах всем Ктулху, Ньярлатхотепам и Дагонам наконец (очень вероятно) надают по шее? Одалживали то этих персонажей многие, но таких случаев, чтобы исход противостояния остался не за ними, очень мало. Я, например, припоминаю только один из романов Вадима Панова. Собственно, против описаний магических сражений я ничего не имею, это одна из основ фэнтези, но хотелось бы большего сюжетного разнообразия, а не только описание мясорубки в меняющихся декорациях.

Неприятный главный герой. Братец самого известного в наших краях джинна, Омар ибн Хоттаб — сущий паинька по сравнению с Крелом. Говоря без обиняков – это надменная, высокомерная, эгоистичная, самодовольная сволочь. Он настолько плох, что даже когда, согласно авторской задумке, проявляет, наконец, такие человеческие чувства как любовь и дружбу, это кажется неправдоподобным. В общем, характер скверный, не женат. Но это лишь в начале цикла. Спутница Креола, Ванесса, обладающая намного более высокими моральными качествами, но уступающая ему в интеллекте, своего, конечно же, не упустит.

Он фактически бессмертен – такая мелочь, как отрубленная голова его, разумеется, не остановит. Герой непобедим – враги истребляются поодиночке, группами, а впоследствии целыми армиями. Меняются только виды врагов да способы уничтожения. Да ещё для пущей эффектности и эффективности поднимается из мертвых гениальный полководец, в котором сложно не разглядеть А.В. Суворова. Это, видимо, и есть юмористическая составляющая. Может это нормально, но меня почему-то покоробило.

В преддверии выхода заключительной книги цикла у меня нет особого желания читать её. Поставленной некогда мною восьмерке удивляюсь и нахожусь в неуверенности, насколько именно её нужно опустить.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Константин Паустовский «Телеграмма»

iskender-leon, 23 января 2016 г. 13:21

В сети я наткнулся на подборку фотографий, среди которых была и такая: великая Марлен Дитрих целует руку Константину Паустовскому. Целует именно за этот рассказ. Этого, разумеется, было достаточно, чтобы я озаботился его прочтением. Не то чтобы он стал для меня полнейшим откровением — тема заброшенности, забытости стариков-родителей своими детьми поднималась неоднократно авторами из разных веков, разных стран и разных калибров. Просто, будучи написанным так просто и так искренне, так обманчиво безыскусно, он, тем не менее, производит на читателя сильнейшее впечатление и навсегда закрепляется в памяти.

Порыскав ещё немного в мировой паутине, я понял, что история этого фото довольно известна, но вместе с тем, я не нашёл рассказа о причинах, побудивших знаменитую певицу сделать это. Хотя, конечно, догадываться можно. Она, быть может, так же не успела или напротив, именно благодаря ему и успела... Хотел бы я когда-нибудь узнать об этом. А пока препоручаю Вашему вниманию этот рассказ.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Михаил Веллер «Приключения майора Звягина»

iskender-leon, 16 января 2016 г. 14:52

«Уж сколько их упало в эту бездну, Разверстую вдали!» Оная бездна здесь, правда, не та, что у Цветаевой, а другая, имени одного литературного персонажа. Перефразируя графа Монте-Кристо: разве это заслуга жить через полтораста лет после Раскольникова и не превзойти его? С моей точки зрения, Звягин это современный Раскольников и есть. О, характерами то они весьма разнятся, отставной майор и наш с вами почти современник — куда более зрелая, целостная и уверенная в себе личность. Тут главное то, что он тоже считает, что «право имеет». Почему? Потому что может и хочет.

Роман составлен из нескольких рассказов, в каждом из которых герой, применяя и свои личные качества и авторитетно влияя на подопечных, коренным образом меняет судьбы встретившихся ему на пути людей. Кто-то марки собирает, кто-то разводит породистых собак, а товарищ Звягин имеет в качестве хобби реставрацию и реконструкцию человеческих жизней.

По стилю это типичная проза Веллера — резкая, стремительная, бескомпромиссная. Удачно гармонирует с главным героем.

Итак, это роман о манипуляторе и психологе-самоучке. Такие герои всегда популярны, достаточно вспомнить хотя бы любимого многими (и мною) доктора Грегори Хауса. Звягин тоже не тривиален: волевой человек, убийца, друг, сводник, спаситель, врач, семьянин, логик. Иногда читатель хочет рукоплескать майору, иногда – едва ли не убить.

Взять хотя бы то, как он поступает с Валей в «Любит – не любит». Совершенно безукоризненно проведённая операция с технической точки зрения, но как минимум сомнительная афера с моральной. Чем заслужил парень такую перемену в жизни? Чем был плох соперник? Почему девушка стала не более чем объектом манипуляции? Её мнение не важно? С другой стороны, рассказы «Некрасивая», «Вытрезвитель» или «Живы будем – не помрем» представляют собой однозначный пример сугубо положительного влияния доктора на жизни людей, никакого вреда или сопутствующего ущерба. Ну, и есть рассказы, в которых отношение читателей к описываемым событиям будет сильно отличаться. Поступки майора вряд ли оставят равнодушным любого.

Вместо заключения. Отзыв вчерне накропал ещё до того как дочитал книгу полностью. И тут на тебе: в эпилоге, черным по белому написано: «– А при столкновении в жизни какой человек победит – добрый или злой? Хороший или плохой? – Плохой, – без колебаний признал Звягин. – В борьбе всегда победит кто? Сильный. Вот два человека равной силы – физической, ума, связей. Один плохой: он способен и на плохие поступки, и на хорошие. Другой – хороший: он не способен на плохие поступки! Получается, что плохой как бы в два раза сильнее, вооруженнее хорошего». Вот тебе на: здравствуй Аку-нин, злой человек, за семь лет до появления на литературном горизонте автора с таким псевдонимом. Стало быть, Веллер смотрит на своего героя иначе, чем я. Тем не менее, свои мысли я решил оставить как есть.

Я недоверчиво отношусь к фразе «эта книга изменила мою жизнь». Но должен признать, что роман этот – самая сильная книга-мотиватор из тех, что я читал.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Адлер Тимергалин «По дороге домой»

iskender-leon, 9 января 2016 г. 16:24

Об этом, давно мною позабытом, мало и низко оценённом другими читателями рассказе я вспомнил, пока писал отзыв на LitRPG. Внимание, далее сюжетный спойлер! Земные космонавты из далекого светлого будущего обнаруживают странную планету, жители которой всю жизнь проводят в виртуальности. Естественно, земляне принимают решение вмешаться. Собственно, на этом рассказ и заканчивается, его суть была в том, чтобы высказать фантастическое предположение. Теорию, которая спустя тридцать лет после даты опубликования рассказа уже не выглядит абсолютно фантастической.

К жанру LitRPG обычно относятся с пренебрежением и небезосновательно – литературный уровень таких книг обычно низок. А между тем, само по себе изобретение полноценной виртуальной реальности на данный момент представляется куда более реалистичным, и близким к нам по времени событием, чем, скажем, человеческая база на Марсе. Предполагаю, что какая-нибудь группа профессиональных футурологов, психологов и социологов уже прикинула, какая часть населения нашей планеты предпочтет реальности виртуальность, если она станет возможной и доступной. Думаю, желающих будет много.

Как бы ни были вы талантливы, упорны и храбры, вы не можете стать на мостике парусного судна и отплыть в поисках нового континента – вы родились лет так на 250 позже, чем нужно. Также вам никогда не ступить на поверхность планеты вне Солнечной системы – на это раз вам не повезло родиться невесть уж насколько столетий раньше необходимого срока. Вам не выйти с мечом на дракона – вы вообще появились на свет не в той реальности. Так что единственный представитель этой цивилизации, фигурирующий в рассказе, выбравший виртуальную жизнь охотника за саблезубыми тиграми вместо реальной биографии, скажем, бухгалтера или столяра не кажется невозможным.

Нет, я не ратую за выдуманную жизнь в бессознательном состоянии. И не верю в цивилизацию, описанную в рассказе. Но в десятки миллионов людей, проводящих свою жизнь в виртуальности, я поверить готов.

Оценка: 7
–  [  13  ]  +

Дем Михайлов «Мир Вальдиры»

iskender-leon, 9 января 2016 г. 16:24

«Когда я думал, что уже достиг самого дна, снизу постучали». В этот, быть может, самый известный афоризм Ежи Леца, я как в формулу подставлял произведения о «попаданцах» и произведения LitRPG. Но, будучи личностью морально неустойчивой, я потихоньку читал первое и понимал, что однажды докачусь и до второго. Так оно впоследствии и случилось. Закон перехода количества в качество применительно к таким произведениям если и работает, то изрядно пробуксовывает. Тем не менее, свои вершины есть и здесь, главной из которых я считаю этот цикл.

Для характеристики этого цикла лучше всего подойдёт простецкое выражение «ненапряжный». Это, как принято говорить, легкое, развлекательное чтение. Герой не откидывает копыта в реальном мире, не оцифровывается в виртуальности, не томится в ней и в качестве узника сам и не спасает кого-либо другого, а также не страдает от болевых ощущений. Несмотря на некоторые сложности, он и в реальности пока не испытывает серьёзных проблем. Довольно спокойно и уверенно, а главное с удовольствием, он путешествует по цифровому миру, находит друзей, любовь и приключения на свои филейные части.

Виртуальный мир Вальдирра. Ярко, масштабно и красиво. Описывается несуществующая виртуальная игрушка, а у меня ощущение, какое бывает, когда я нахожусь в музее и сходное с тем, какое, наверное, было бы, броди я где-то по Диснейленду или киношному парку Юрского периода.

Дерусь, потому что дерусь, говаривал Портос. Мне редко попадаются книги, где герой устремляется навстречу приключениям, прежде всего ради них самих. Не потому что враги сожгли родную хату и надо идти мстить и по дороге ещё и мир спасти, не потому, что долг зовёт и честь обязывает, а потому что приключения – это здорово, пусть на этот раз и в виртуальности. Для меня это большой плюс.

Количество игровых логов с цифрами совсем небольшое. В наличии стандартные для этих книг сюжетные рояли – уникальные квесты, скрытые локации, эпические предметы и прочее. Но умеренно – герой не круче всех на свете, не обладает цифровыми суперспособностями, хотя и весьма везуч. Ну, от этих условностей жанра вряд ли можно куда-то деться. Незатейливый, но смешной юмор – последний раз я такое сказал о гоблине Кли-Кли Пехова, если кто знаком с этим персонажем. Собственно, приключения, о которых я тут талдычу, показались мне интересными, в достаточной степени разнообразными и непредсказуемыми.

Присоединяйтесь к путешествиям по миру Вальдирры, друзья. Здесь интере-е-есно!

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Джон Кольер «The Touch of Nutmeg and More Unlikely Stories»

iskender-leon, 2 января 2016 г. 13:40

В удачное для меня время попала однажды на главную страницу любимого сайта крохотная тема о писателе Джоне Кольере. Всплыла и тут же канула в подвалы форума, но я успел открыть для себя замечательного автора. И отзыв этот, пишу в основном для того, чтобы дать такую же возможность кому-то ещё.

Стиль Кольера я бы охарактеризовал так: такое ощущение, что его рассказы начинали совместно О.Генри и Роберт Шекли, а заканчивал Роальд Даль. Последнего, кажется, кто-то называл «недобрым волшебником»? Ну, так знайте, что есть писатель, даже больше заслуживающий это звание. Не все его рассказы заканчиваются плохо, но определённая доля пессимизма, тяжёлой иронии на грани сарказма и черного юмора есть почти в каждом.

Его рассказы, несмотря на большое жанровое и сюжетное разнообразие (мистика, реализм, фантастика, магический реализм), объединены общей тематикой. Это высмеивание и обличение человеческих пороков – себялюбия, глупости, алчности, невежества. Часто они и притча и байка в стиле «а вот ещё был случай» одновременно. И такой стиль мне импонирует. Я бы не сказал, что все работы этого британца блестящи, но с моей точки зрения, он заслуживает большего количества читателей и более высоких оценок, чем те, о которых пока что говорят данные фантлаба.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Фазиль Искандер «Сандро из Чегема»

iskender-leon, 26 декабря 2015 г. 13:10

Роман, который сделает богаче любого читателя, даже самого искушенного. Не в последнюю очередь из-за своего внушительного объёма, но прежде всего благодаря огромному авторскому дару и колоссальному труду, вложенному в это произведение. Социальный, психологический, приключенческий, лирический, гуманистический, этнографический, юмористический и трагический, иронический, философский, сатирический, ностальгический, плутовской – любая из этих характеристик полностью применима к занимающей центральное место в творчестве автора книге. Роман, читая который, я понял, что Искандер – «мой» писатель. Сам не очень жалую пространные отзывы, поэтому постараюсь выразить самое важное, что я извлек для себя.

Не мне спорить с Фазилем Искандером, но фактически, роман представляет с собой сборник рассказов и повестей. Отдельные главы могут связаны друг с другом, а могут и не быть. Дядя Сандро, имя которого стоит на обложке, может считаться главным героем, хоть он действует едва ли в 2/3 глав и далеко не в каждой из них играет основную роль. Но для меня главным героем стал не он. Про себя я называю этот роман не иначе как «Абхазия с Кавказа». Именно горное село, прототипом для которого послужила малая родина писателя и его жители, становится для читателя олицетворением Абхазии. И знаете, просто удивительно, каким неисчерпаемым источником вдохновения и сюжетов стало для него это селение.

Именно форма романа позволила собрать, сшить как лоскутное одеяло, целостную картину жизни горной страны и её жителей. Повествуя о людях разных социальных слоёв и возрастов, об абхазах горных и долинных, о представителях других этносов, в разное время и при разных обстоятельствах, он ненавязчиво предлагает читателю понимание своей родины настолько глубокое, насколько это возможно для человека, никогда в ней не бывавшего.

Стиль прозы Искандера в основном размеренный, тягучий как патока, насыщенный деталями, но при этом совершенно не надоедливый. Он как бы реализует в творчестве латинское «спеши медленно» и, по-моему, весьма успешно, успевая больше других.

Старое, выцветшее от времени выражение «Кавказ — дело тонкое», валявшееся в пыли на чердаке сознания, обрело, наконец, и смысл и наглядность.

Ещё одно часто употребляемое выражение хочется применить к автору. Фазиль Искандер – Ум, честь и совесть, больше чем писатель, диагност человеческих душ, умелый психолог-самоучка и мудрец. Человечище!

Он умеет писать сложно о простых вещах и просто о сложных. Никакого парадокса здесь нет, а есть умение увидеть незаметные для других причины и предсказать последствия, указать на то, как «мелочи» меняют характеры и судьбы, сделать необычные выводы, построить стройные, точные, выверенные и изящные формулировки своих мыслей. Рассказ о бытовом пустяке превращается у Искандера в очень занятное повествование. Повесть о сложном этическом конфликте или морально-психологической коллизии выходит простой и ясной прежде всего из-за предельной откровенности и честности автора.

Роман, в общем-то, реалистичен, за исключением одной легенды и двух глав, написанных от имени животных, но если представить себе, что между реализмом и магическим реализмом есть четкая граница, то книга эта находится так близко к ней, как только возможно. Мальчишки из Чегема, несясь по улице, вполне могут сбить с ног Дуга Сполдинга, испытывающего свои новые летние туфли.

Отдельно хотелось бы отметить, что на протяжении почти века, при большом количестве социальных потрясений, Искандер не нашел сколь-нибудь значимого повода для описания межэтнических конфликтов. Абхазы, грузины, мингрелы, русские, греки, армяне, персы и многие другие национальности мирно уживались между собой вплоть до конца 80-х годов. Как говорится, и откуда что берётся…?

Особенно хочу выделить два фрагмента. Рассказ «Пиры Валтасара» – о застолье Сталина и его присных, на котором довелось побывать Сандро – просто быль, однако по своему саспенсу – триллер и даже едва ли не хоррор. Другой рассказ, «Большой день Большого Дома» — на первый взгляд простое бытописание обычного дня в Чегеме, которое ко времени прочтения читатель знает уже очень хорошо. И когда становится немного скучно, автор произносит три простых слова и на душе становится тепло.

С романом я познакомился ещё весной, главное произведение Фазиля Искандера стало для меня первым. А сейчас, под конец года, огляделся и понял как мало из созданного этим выдающимся писателем, ещё осталось мною непрочитанным. И только об этом я и могу пожалеть.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Межавторский цикл «Звёздные войны»

iskender-leon, 14 декабря 2015 г. 17:58

Города, которых не стало…

Среди тех, которых не стало…

Но которые по-прежнему с нами.

Песня группы «Зимовье зверей», наложенная на любительский видеоряд из Звёздных войн, услышанная мной некогда на YouTube – это первое, о чём я подумал, прочтя о решении компании Disney, которое в одночасье торпедировало один из самых масштабных циклов в фантастической литературе. Десятки романов и повестей, сотни рассказов – всё это теперь не более чем «легенды». С выходом седьмой и последующих частей киносаги так оно и станет де-факто.

Сложно критиковать такое решение, учитывая события книжной части вселенной так разрослись во времени и пространстве, что понадобилось создание энциклопедий и путеводителей для ориентирования даже самых преданных поклонников. Наверное, эту перезагрузку можно назвать логичной. Тем не менее, она меня огорчила. Не потому что множество полюбившихся ярких героев и запоминающихся событий как бы перестали официально существовать. Вполне может быть, что новую версию вселенной Star Wars мы полюбим не меньше чем старую, а персонажи написанных и изданных ранее книг уже никуда не денутся. Скорее потому, что «легенды» стали теперь огромным кладбищем сюжетов. По всей видимости, никогда не суждено увидеть нам на киноэкранах адмирала Трауна, Коррана Хорна, Мару Джейд, Дарта Бейна и множества прочих. Конечно, какая-то часть колоссального потенциала расширенной вселенной неминуемо будет использована, судя хотя бы по сообщениям со съемочной площадки «Rogue One» и намерениям Disney снять фильм о молодом Хане Соло. Но всё же, всё же…

Попечалившись о вселенной, которая через несколько часов обратится в сингулярность, чтобы родится вновь, обратимся к её книжному наследию. Объем его не оставляет возможности уместить свои впечатления от прочитанного, даже прибегнув к формату «простыни». Считаю нужным отметить следующее:

- несмотря на большое количество авторов цикла, откровенно слабых книг в нем не так уж много. Я бы сказал, что основная масса историй находится на уровне выше среднего.

- рекомендовать что-либо конкретное не вижу смысла – читатель-новичок должен отталкиваться от любимого персонажа или эпизода – в книгах они обязательно описаны более детально, имеют и предысторию и дальнейшее развитие (если уцелели). Может быть Вам интересны ситхи? Их есть у нас! Или Вы интересуетесь происхождением доспехов Боббы Фета? Расскажем и об этом. Заметили мелькнувшего в кадре ксеноса, о котором ничего не известно? Поищите, быть может о нём написали целый роман. Или же стартовать с романов о Старой Республике, чтобы начать с событий, отделённых на тысячи лет от оригинальной трилогии.

- цикл хорош тем, что практически никогда не закончится. Конечно, есть фанаты, прочитавшие все. Но большинство читателей может читать его чуть ли не всю жизнь, периодически возвращаясь к нему, чтобы перечитать любимые части, с появлением новых переводов или после временной потери интереса ибо даже самое лучшее со временем приедается. Собственно, я так и делаю.

Мне лично особенно пришлись по душе подциклы «Ученик джедая» Волвертона и Уотсона про молодого Оби-Вана Кеноби – люблю этого персонажа и ценю возможность увидеть его не таким как в кино, «X-Wing» Стэкпола и Оллстона о самой знаменитой боевой эскадрилье истребителей повстанцев и трилогия Криспин о капитане Соло.

В заключении хочу поблагодарить многочисленных энтузиастов, которые даже не годами, а десятилетиями на добровольных началах занимаются переводами этой саги. Бо́льшая её часть обязана своим русским переводом именно им. Спасибо!

Выводить среднее арифметическое для этих книг было бы просто нелепо. Поэтому ставлю Расширенной Вселенной 10 баллов и никак не меньше.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Леонид Сапожников «Робик на выставке»

iskender-leon, 25 января 2014 г. 16:54

Чего только не найдёшь в недрах Фантлаба. С удовольствием обнаружил свою старую знакомую — тоненькую книжку с рассказом в картинках. Да, в СССР комиксов вроде бы и не было, зато были рассказы в картинках. Замечательные иллюстрации, которые тогда казались очень футуристическими, сейчас уже не так впечатляют, но для детского воображения, не обременённого робокопами и трансфомерами, тогда стали настоящей сказкой. Сюжет неплох, хоть и чувствуется в нём воспитательная советская нотка. Двум зарубежным роботам-хамам, крушащим всё подряд на выставке роботехники, противостоит юный роботёнок, сконструированный во дворце пионеров, с двумя друзьями. Прививание ребёнку понятий о дружбе, находчивости, культуре поведения, а также мысль о том, что все профессии важны и нужны — это то, что ребенок может и должен почерпнуть из этой книжки.

Я первый, кто оценил эту книгу на Фантлабе, что несколько странно — как видно из представленной информации тираж был аж 400 000! Может кто-то из моих сверстников прочтёт отзыв, вспомнит её и улыбнётся. Другая причина, побудившая набрать эти несколько строк — благодарность. Знаете, так бывает — фразы из книг, не являясь известными цитатами или крылатыми выражениями в широких слоях общества, могут тем не менее быть ими для ограниченной группы людей, в моём случае — семейном кругу. И доныне моя мама может в шутку спросить меня и сестру: «Кто вас воспитывал?» На что мы хором и в унисон отвечаем: «Заморский конструктор Вандерболт!»

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Джеральд Даррелл «Эсмеральда»

iskender-leon, 25 января 2014 г. 16:48

О, Эсмеральда! Он посмел тебя желать!

Эта встреча случилась в лесу. Прелестная незнакомка вышла из чащи и положила голову на колени автору. Больше всего в ней его поразили золотистые, светящиеся мудростью и озорством глаза. Она также любезно согласилась разделить с ним трапезу. Увы, как оказалось, она принадлежала другому. И хотя автор не посягнул на невинную деву, нашёлся другой. Мерзавец похитил красавицу, а такое оскорбление может быть смыто лишь кровью...

Не торопитесь переводить свой взгляд на следующий отзыв. Это вовсе не дешёвая мелодраматическая любовная история, как вы, быть может, решили. Я уверяю вас, что вам стоит открыть этот рассказ и познакомиться с красавицей Эсмральдой, ведь она такая замечательная

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
свинка

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Дэвид Моррелл «Снежная архитектура»

iskender-leon, 25 января 2014 г. 16:44

Красивое название для отличного рассказа. На русском языке он издан в составе антологии ужасов и если наткнуться на него именно таким образом, то наверное от него можно было бы ждать чего-то в духе «Террора» Симонса или каких-нибудь оживших снеговиков-убийц или ещё какой-нибудь холодной дьявольщины. Но всё иначе. Я читал рассказ отдельно, но замечу что человек способен познать ужас не только перед лицом угрозы собственной жизни или от встречи со сверхъестественными силами.

Немолодой сотрудник издательства в результате стечения обстоятельств получает рукопись гениального и нового романа. Имя автора явный псевдоним, но опыт позволяет ему узнать авторский стиль и почерк. Одна закавыка — они принадлежат знаменитому писателю, ныне считающимся мёртвым...

Прежде всего это произведение — острая критика нынешнего положения вещей в издательском деле США, а уже во вторую очередь её можно рассматривать как сильную психологическую историю и при желании — как своеобразную историю ужасов. Некогда профессия редактора и вся деятельность редакции были не только способом заработать, но ещё и своего рода искусством. Отобрать в кипе поступающей макулатуры достойную вещь, найти в посредственном тексте какие-то начатки таланта, вести начинающего автора, помогая понемногу раскрывать его дар, быть не шлагбаумом и насосом по выкачиванию денег, но другом, мотиватором, соратником, даже соавтором — всё это некогда делалось людьми, достойными своей профессии. Но теперь всё по-другому. Вот цитата из рассказа, полно характеризующая нынешний издательский бизнес:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Раньше издатель читал рукопись и покупал, если она ему нравилась. А теперь рукопись отправляется в отдел маркетинга. Отдел маркетинга показывает книгу распространителям и спрашивает: «Если мы это издадим, сколько штук вы сможете у нас заказать?» Если цифра их не устраивает, у книги нет ни единого шанса.

Читая эту историю, вы неизбежно вспомните о затворнике Селинджере, 45 лет проведшем в затворничестве. Кто знает, может этот рассказ и о нём тоже, вопрос этот, буде он у вас возникнет, останется открытым...

Оценка: 9
–  [  20  ]  +

Рэй Брэдбери «Вино из одуванчиков»

iskender-leon, 25 января 2014 г. 16:34

«Вино из одуванчиков – пойманное и закупоренное в бутылки лето.»

Почему так? У подавляющего большинства людей с детством ассоциируется именно лето, а не весна, что наверное было бы логичнее. Впрочем, о логике забудьте. Эту старую и нудную даму Брэдбери не пустил даже на порог своего романа. Почему одуванчики? Потому что они красивы, ярки, многочисленны. Галдящая ватага ребят, искренне радующаяся погожему деньку, очень похожа на зелёную лужайку с этими цветами. Потому что неприхотливы и могут пробиваться даже сквозь асфальт и камни. Так дети могут иметь счастливое детство даже в лачуге бедняка, нужно лишь немного любви, которая согревала бы их, как согревает одуванчики солнце. Потому что быстро превращаются в белые купола семян и развеиваются ветром. Так детство, каким бы длинным оно не казалось изнутри, на самом деле быстро проходит и сменяется юностью, молодостью, зрелостью...

«Взрослые и дети – два разных народа, вот почему они всегда воюют между собой. Смотрите, они совсем не такие, как мы. Смотрите, мы совсем не такие, как они. Разные народы – «и друг друга они не поймут». Но есть на свете люди помнящие, понимающие, чувствующие эту грань между детьми и взрослыми, которую так легко перейти в одну сторону, но невозможно вернуться. Таков сам Брэдбери — проводник, парламентёр, если угодно — мнемон. В своей книге он дарит читателю возможность вернуться в мир детства, ощутить его сердцем и разумом ребёнка, каким был он сам много лет назад.

Дети иначе смотрят на мир. Многие вещи, важные для взрослых, кажутся им абсурдными и напротив, то что для них важнее всего на свете, часто вовсе не замечается старшим поколением. Дуглас увидел в магазине новый теннисные летние туфли и понял, что ничего нужнее для него нет в целом мире. Это не предмет роскоши и не для хвастовства, они для другого: «Ищи друзей, расшвыривай врагов! Вот девиз легких как пух волшебных туфель. Мир бежит слишком быстро? Хочешь его догнать? Хочешь всегда быть проворней всех? Тогда заведи себе волшебные туфли! Туфли, легкие как пух!» И сразу смутно вспоминается что-то такое своё, про купленные родителями «чешки» или про сандалии, которые возможно были для меня тем же, чем для Дуга его туфли, но я этого уже почти не помню и тем более не ощущаю, а вот Брэдбери помнит и заставляет вспоминать меня.

О многом шепчутся одуванчики. Об осознании собственной смертности — Дугас вдруг осознаёт, что раз люди умирают не только в книгах, раз может умереть близкий человек, то значит и он тоже... смертен. Что же, кто сказал, что в вине подчас не может быть горьковатых тонов? О том, что дети иначе чувствую мир, время и пространство. О способности ребёнка видеть чудо в обыденных вещах. Взрослый знает, что за поворотом дороги ничего интересного нет. Ребёнок уверен в обратном. Взрослый не считает Машину Счастья возможной, но дети совершенно точно знают, что ничего невозможного нет, а значит машина будет построена. В букете этого удивительного вина есть и мудрость старости и беззаботность юности, бесшабашность молодости, материализовавшийся страх, который обычно клубится в углу тёмной комнаты, одиночество, которое может застигнуть любого, дружба и связанное с ней чувство разочарования и потери, есть частичка волшебства, но только такого, которое бабушка создаёт собственными руками, священнодействуя на своей кухне.

Он, конечно, колдун. Просто переставляя слова со строчки на строчку и дирижируя предложениями, такого достигнуть было нельзя. Каждая глава, каждая новелла из романа — это глоток вина из одуванчиков, которое разлили из бутылки, что хранилась в подвале дома Сполдингов. Есть книги для души, а эта книга — сама душа, открытая нараспашку её обладателем, человеком, однажды понявшем: «А хорошо, что он решил жить!»

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Дэвид Моррелл «Оранжевый для боли, синий для безумия»

iskender-leon, 18 января 2014 г. 17:23

Когда кажется, что литературных стереотипов и предубеждений в твоей голове уже не осталось, всегда за поворотом обнаруживается ещё парочка новых. Рассказ от человека, придумавшего Рэмбо, вряд ли бы приковал моё внимание, поскольку подобного рода истории если и заинтересовывают меня, то исключительно в формате кино. Но, как часто бывает на Фантлабе, зацепившись за отзыв на другое произведение автора и одобрив его, решил познакомится и с другими его работами.

Я принадлежу к той категории несчастных, которым решительно невдомёк, чем пейзаж от уличного провинциального художника хуже картин многих из тех, кого называют великими. В поисках не очевидных для меня объяснений свои варианты предлагает и фантастика. Люблю фантастические произведения на тему искусства. Несколькими годами раньше, в поисках сюжета, к теме творчества Винсента Ван Гога обращался Север Гансовский. Рассказ Моррелла, хоть и совершенно иной по содержанию, понравился мне не меньше.

Писатель умело нагнетает напряжение и интригу вокруг обнаружения в полотнах Ван Гога того, чем на самом деле притягивают его картины и тяжелейших последствий для каждого из тех исследователей, которым удавалось обнаружить феномен. Сильная психологическая линия — главное, чем может похвастаться этот рассказ. Разгадка, предложенная автором, может понравится вам, а может и нет. Я, к слову, остался ею недоволен. Но то, как писатель подводил меня к ней, оценил. Иногда классификатор бывает лишним, в тех случаях когда до самого конца произведения, а иногда и после него, остаётся вопрос — что, собственно, это было? Мистика? Фантастика? Реализм? Комбинация всех указанных или нечто совершенно иное? Эта дополнительная интрига — ещё один плюс рассказа. Интересная тема, хорошее исполнение. Понравилось.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Валентин Пикуль «Бобруйский мешок»

iskender-leon, 18 января 2014 г. 17:23

Случилась эта история более чем за полтора века до того, как в наши дни в сети появился довольно глупый, с моей точки зрения, интернет-мем «В Бобруйск, животное». В 1837 году царь Николай I, который, между нами говоря, сам был порядочной скотиной, посещая Кавказ и инспектируя состояние военных частей, обнаружил, что Эриванский карабинерный полк находится в состоянии воистину скотском — солдаты привыкли к барщине, подневольному тяжёлому труду, телесным наказаниям, а случись война — сражаться вовсе непригодны. Виновник этого непотребства — полковник, князь Александр Дадиани был публично унижен, смещён с командной должности и заключён в форт Вильгельма, что в Бобруйске. Не так страшен сам острог, как особая яйцевидная камера-мешок в нём, созданная безвестным немецким инженером по образцу средневековых темниц. Всего три года понадобилось, чтобы бывшего баловня судьбы превратить в кхекающую развалину и полубезумца.

Эта история, помимо интересных исторических сведений, даёт информацию к размышлению о том, что ничто не ново в этом мире. Показательные наказания казнокрадов и мздоимцев случались в веке 19-м, случаются они и в 21-м. При этом, отмечая заслуженность кары, постигшей виновных, всё равно хочется задать вопрос Чацкого: «А судьи кто?»

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Роберт Шекли «Мнемон»

iskender-leon, 18 января 2014 г. 17:22

Спойлер не под катом.

Шекли традиционно ассоциируется у меня с юмором. А начинаешь перечитывать и понимаешь, насколько много у него серьёзных, непростых, часто жестоких рассказов с социально-философским подтекстом.

Избавится от ощущения того, что рассказ этот — запоздалый и печальный эпилог к «451° по Фаренгейту» Брэдбери, мне не удалось. Хотя и хотелось, так что я поздравляю тех, кому это удалось и рад за них. Сказав в своём великом романе всё что он считал нужным, старина Рэй оставил нам открытую концовку с надеждой на лучшее. Шекли же рисует нам антиутопию если и не в мире Брэдбери, то в другом, очень на него похожем: «Мнемоны как отдельная категория выделились в течение последнего года Войны, Покончившей Со Всеми Войнами. Они объявили своей целью запоминать литературные произведения, которым грозила опасность быть затерянными, уничтоженными или запрещенными». Мире, где люди, подобные Монтэгу и Грэнджеру, терпят поражение. Немногочисленные мнемоны дошли до того, что часто торгуют сокровищами своей памяти. То, что они находят покупателей на свой товар, должно было бы обнадёживать читателя, но увы...

Можно ли считать этот рассказ попыткой сказать в короткой форме о том же, о чём сказал Брэдбери? Не знаю, но рассказ этот чертовски хорош. Парень, от лица которого ведётся рассказ, произносит следующее: «Теперь — слишком поздно — мы поняли, что наш разум как цветок, который должен корениться в богатой почве прошлого.» Человечество будет способно развиваться, пока люди, осознающие это, не окажутся в критическом меньшинстве.

Оценка: 9
–  [  15  ]  +

Рэй Брэдбери «Ревун»

iskender-leon, 11 января 2014 г. 19:53

Но как же он умеет убеждать. Сидишь себе на диване и тут Брэбери двумя-тремя фразами, буквально рывком сдёргивает тебя с него и вот ты уже на неизвестном берегу. Маяк, туман и двое людей, один из которых сейчас посвятит другого в великую тайну океана...

Сколько всего в этом маленьком шедевре! Тоскливое одиночество, ярость от безысходности. Грозное напоминание о том, что человек не всегда был царём природы и, быть может, не останется им навсегда. И ощущение сопричастности к прекрасному и неведомому чуду, которым мастер щедро одарил всех нас.

Что ещё хочется сказать мне? Только это: а всё-таки они водятся!

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Джерри Олшен «Не демонтировать!»

iskender-leon, 11 января 2014 г. 17:50

Я люблю уже после прочтения рассказа ужать его события до пары-тройки фраз и на их основании прикинуть — стал бы я читать такой рассказ? По всему выходит, что с этим рассказом Джерри Олшена я не торопился бы знакомится. Ибо сюжет таков: американский астронавт осуществляет полёт и посадку на Луну в космическом корабле, который совершенно мистическим образом материализовался из ниоткуда на мысе Канаверал. На деле же рассказ пришёлся по душе.

Что нужно для написания такого рассказа? Не так много, но и не мало. Для начала автор — такой, которому в год, когда Армстронг ступил на поверхность Луны, стукнуло двенадцать и который уже был способен осознать всю значимость этого события, испытать восторг и заразиться оптимизмом. И который спустя почти три десятилетия ощущал великое разочарование от того, чем обернулись надежды на скорое освоение космоса. Какая насмешка! Какая горькая ирония! Годы соперничества и неприкрытой вражды СССР и США сделали для освоения космоса человеком несравнимо больше, чем два десятилетия куда более мирного и спокойного сосуществования. Интересно, что бы сказал об этом Иван Ефремов? Но я отвлёкся. Ещё был нужен совершенно «брэдбериевский» подход — привнести в космос сколько-то субстанции, образованной смешением мистики и магического реализма. Следующий компонент — это авторская направленность на максимальную передачу читателю своего восторга перед космосом и всей той доли оптимизма, которая ещё осталась в писателе. По-сути он говорит нам: «Давайте же, очнитесь! Что-то пошло не так как надо!» Ну и как приправа — толика юмора в виде нахлобучки приземлённому бюрократу от космонавтики. У Олшена получился сентиментальный, ностальгический, в определённой степени наивный, но очень трогательный рассказ.

Об этом рассказе можно было сказать и иначе. Вся мудрость и соль этого произведения заключена в следующей цитате из него: «...Мы все можем погибнуть. Или еще хуже: можем перестать мечтать...».

Оценка: 9
–  [  17  ]  +

Бернард Корнуэлл «Приключения Ричарда Шарпа»

iskender-leon, 11 января 2014 г. 17:02

Отличный исторический и военно-приключенческий цикл о стрелке британской армии, Ричарде Шарпе. Хотя в наших палестинах немало поклонников книг писателя Бернарда Корнуэлла, этот герой многим больше знаком по серии телефильмов, в которых бравый вояка в исполнении Н̶е̶д̶а̶ ̶С̶т̶а̶р̶к̶а̶ Шона Бина геройски сражается с французами.

Сразу нужно упомянуть, что это не фантастика. А также сказать, что моя оценка десять — пристрастна и субъективна больше обычного.

Временные рамки цикла — чуть шире в обе стороны, чем эпоха наполеоновских войн. У нас этот период неизбежно ассоциируется с цифрой 1812, но и до и после неё Европа немало натерпелась от знаменитого корсиканца. Место действия: в основном Португалия, Испания и Франция. События трёх романов происходят в Индии. По одному роману досталось Бельгии, Англии, Дании, Чили. Ещё один роман мы проведём на палубе корабля посреди океана. Фантастическим элементом в этих книгах можно считать лишь неуёмное стремление автора всякий раз поместить своего героя не просто в гущу событий, а в то место и время, где прямо сейчас решается судьба военной кампании. А так же некоторые, не всегда очевидные подтасовки исторических фактов и последовательности событий. Впрочем, довольно часто Корнуэлл обходится и без них, а если нет, то скрупулёзно указывает все неточности в авторском послесловии.

О герое. Ричард Шарп — выходец из лондонских трущоб. В начале цикла — рядовой британской колониальной армии, что по факту означает меньше, чем никто. Невежественный и необразованный, но не чуждый благородства. Храбрый до безрассудства. Груб, сознаёт разницу в положении между собой и офицерами-джентльменами, отчего и страдает. Не мыслит себя без войны. Умеет лишь убивать во славу его величества — профессию солдата освоил в совершенстве. Легко заводит как друзей, так и врагов. Привлекателен в глазах женщин, бабник. Не умеет удержать того, что досталось ему с огромным трудом и ценой крови. Неглуп, однако же и не самый большой умник на свете. Везуч. Может быть расчётлив, если даст себе труд пригасить пыл ярости. Ближайший аналог — капитан Малкольм Рейнолдс из «Светлячка».

В художественном смысле — это написанная ровным языком повесть о длинной и кровавой войне. Залпы орудий и клубы дыма над ними, пробитая брешь в стене крепости, отблески солнца на кирасах кавалеристов, чёрные от пороха лица, ружейный залп, сметающий первую шеренгу, победы, обильно политые кровью, отбивающий марш барабан и так далее. Очевидный недостаток — предсказуемость общего развития событий и финала, за редким исключением. Зато много интересных частностей. В каждой книге есть антагонист, которого нужно одолеть, иногда носящий британский или союзнический, а не вражеский мундир. И два главных противника на весь цикл, которые доставят герою немало горя. Читается увлекательно, с запалом. Ощущение, что ты в начале девятнадцатого века и погружение в этот исторический период наличествует. Интрига, несколько колоритных и отлично выписанных второстепенных персонажей, умение подать исторический материал — вот ещё несколько достоинств цикла о стрелке Ричарде Шарпе.

Почти наверняка понравиться тому, кто зачитывался Купером, Майн Ридом, Сальгари и конечно же, Форестером. Приключенческая героика — это практически всегда книга «на любителя». Таков и этот цикл. Но в своей нише эти книги одни из лучших.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Тед Чан «Выдох»

iskender-leon, 3 января 2014 г. 18:00

Рассказ этот ценен прежде всего тем, что принадлежит к плеяде произведений, которые при желании можно трактовать совершенно по-разному. Посмотрите-ка, как рассуждают лаборанты: это об энтропии, нет об искусственном интеллекте, нет всё же это про невероятный и непостижимый мир. Жаль, мы не можем прямо сейчас зажать Теда Чана в тёмном углу и допросить с пристрастием )). Что же, каждый может понимать этот текст по-своему и с моей колокольни кажется, что Orm Irian попала в девятку в своём отзыве и была наиболее близка к пониманию этой вещи. «Весь рассказ не могла избавиться от впечатления, что герои живут в каком-то огромном заводском цеху. Потому что мира-то как раз в рассказе и нет...» пишет она. А может так оно и есть? В буквальном смысле? Знаете, я пока читал, не мог отделаться от ощущения, что это уже было. Потом вспомнил завлекательный, интересный и немного жутковатый мультфильм «Шкатулка с секретом» 1976 года, по мотивам сказки Одоевского. Может всё сложнее и проще, чем мы думаем? Всё прямо как в мультфильме: «Сломается вот эта штука — шкатулка не издаст ни звука!» Только и всего! Герой рассказа — персонифицированная деталь некоего сложного механизма, как и его собратья, а весь рассказ то ли мистерия, то ли фантазия хитро прищурившегося автора. Как вам такой вариант, коллеги?

Оценка: 9
–  [  19  ]  +

Ольга Громыко «Верные враги»

iskender-leon, 29 декабря 2013 г. 13:23

Видимо, следует сразу сказать, что всё это уже было до Ольги Громыко, после неё и то ли ещё будет. Это о сюжетной канве. Стадия первая: отношения как у кошки с собакой. Стадия вторая: тщательно скрываемый обоюдный интерес, очевидный для всех, кроме этих двоих. Стадия третья: милые бранятся — только тешатся. Стадия четвёртая: испытание чувств. Стадия пятая: совет да любовь (как разновидность — они под руку уходят на закат). Шаблоооооониииищеееее! В каждом книжном сейчас таких книг вагон и маленькая тележка. Но!

Каждый ли автор обладает таким красочным, сочным, выверенным, богатым языком повествования? Ощущается ли хоть в сотой части подобных книг, настоящая боль от потерь, щемящая горечь несбывшегося, тоска по утерянному? Как часто автор умеет сочетать эти тяжёлые эмоции на одной странице со смешной иронией и забавными, но опасными приключениями на следующей? Много ли вам приходилось читать подобных книг, где писатель не зациклился бы на основной любовно-сюжетной линии, а уделил бы должное внимание и героям второстепенным и проработке окружающего мира и незначительным, на первый взгляд, деталям? А ведь надо же ещё сделать так, чтобы юмор, изрядная доля которого присутствует в тексте, не казался бы пресным, затёртым, извлечённым из нафталина, а был в самом деле веселящим сердца и радующим душу. А «Верные враги», на мой взгляд, со все этим справилась, в чём я вижу исключительную заслугу её автора.

Сюжет не примитивен, но банален в силу его постоянного использования всеми, кому не лень. Исполнение — великолепно! Не удивительно, что эта книга не затерялась среди тысяч ложно-подобных ей товарок и имеет столь высокий рейтинг.

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Генри Лайон Олди «Я возьму сам»

iskender-leon, 28 декабря 2013 г. 13:00

Ценю этот роман за то что авторы использовали арабско-восточную тематику и историческое лицо как персонажа. История человечества протяжённа, а география планеты — обширна. Тем не менее год от года и десятилетие за десятилетием большинство авторов фэнтези используют средневековую европейскую основу, не рискуя поработать на менее знакомом поле. После знакомства с поэзией аль-Мутанабби втройне благодарен Олди за то, что подарили ему ещё одну жизнь. Ох, написал и понял, что это уже крамола — конечно же не подарили, а лишь рассказали о том, как он взял её сам. Но об этом чуть позже. Касыды арабского поэта, жившего за тысячу лет до нашего времени, привели меня в совершеннейший восторг и эти прекрасные строчки теперь со мной навсегда. Их хочется цитировать, их хочется перечитывать, их хочется учить наизусть. Глубокие по содержанию, гордые, одухотворённые, послужившие источником вдохновения для авторов, но в которых каждый может найти что-то для себя. Я вот нашёл:

«Не воздам Творцу хулою за минувшие дела,

Пишет кровью и золою тростниковый мой калам...»

Помните, у Дюма: «...играть можно со всяким, драться — только с равным». Я вижу здесь схожий принцип: роптать на Бога может каждый, любой может поклонятся ему, а вот забыть обиду, быть может даже простить — только... равный ему. Пусть не во всём и только в какой-то момент времени, но равным! Потому что Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби сам творец. Творец своей судьбы. Что отсылает нас к названию романа и основному посылу, который он содержит — «Я возьму сам».

Волею случая, судьбы и желания сверхъестественного существа — фарра, странствующий поэт как по волшебству становится шахом таинственного Кабира. Что это? Как это? Райское посмертие? Игры разума умирающего в пустыне человека? Ожившая легенда наяву? Абу-т-Тайиб не знает, блуждая в поисках ответов и пробуя на крепость новые возможности, но прирождённый стихотворец, он сразу почувствовал фальшь. Не нужно безграничной власти, бесконечных наслаждений, беспредельной преданности подданных, долгой жизни. Не нужно, потому что всё это лишь плата за рабство в золотой клетке. Но просто осознать — это слишком мало. Пусть не он выбрал эту судьбу, но выбраться из плена бывает одинаково тяжело как для того, кто сдался сам, так и для того, кого взяли спящим или связали брошенным арканом с клинком в руке. Чем закончится неравная битва гениального поэта за себя самого против сил, природу которых никто не в силах понять полностью? В названии книги есть намерение, есть утверждение, есть обещание самому себе, есть наверное и уверенность, но гарантии успеха там нет...

Обожаю этот роман за... эпилог. Вот так. Я читал множество эпилогов: нужных и не слишком, важных и пустяковых, информативных и пустых, расстраивающих и радующих. Ни в одной книге я не встречал настолько интересного, неожиданного для меня, изящного, возвышенного эпилога.

Приступая к чтению нового для себя произведения Олди, я каждый раз ощущаю некоторые опасения. Примерно раз на четыре книги, применительно ко мне, баланс формы и содержания у них таков, что я продираюсь сквозь первую ко второму, как сквозь заросли колючего терновника. В результате, по достижению цели, уже присутствует такая степень усталости, которая сильно умаляет радость от чтения хорошей книги. Но к счастью в этот раз для меня всё сложилось хорошо. Считаю, что это шедевр без всяких натяжек и вообще мировой уровень литературы. Спасибо, сэр Генри!

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Генри Лайон Олди, Марина и Сергей Дяченко, Андрей Валентинов «Базар»

iskender-leon, 27 декабря 2013 г. 18:17

Из всего романа/сборника «Пентакль» мне бы хотелось выделить именно этот короткий рассказ, с простым, непритязательным названием «Базар». Люблю когда всякая чертовщина образуется из совершенно житейской и бытовой ситуации. Визит на придорожный базар вряд ли можно считать чем-то иным. Люблю неожиданные (для себя) авторские ходы. Настраиваешься на то, что сейчас у героя начнут торговать его душу или ещё что-нибудь банальное, ан нет — всё оказывается куда интереснее:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
На этом базаре только днем люди продают вещи. А ночью – ночью вещи продают людей
Люблю любое произведение, которое оставляет после себя хорошую цитату:
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
...тебя купит этот жлобский мебельный гарнитур…
И так же люблю те работы, которые являются большим, чем это могло бы показаться с первого взгляда. Теперь я время от времени думаю: они меня или всё таки я их? Избежал ли я сам этой ловушки? А также постоянно замечаю, как знакомые мне люди явно в неё попадают. Выкарабкаться у них получается не всегда.

У Лукьяненко есть хорошая и уже довольно давняя статья «История болезни, или Игры, которые играют в людей». В определённом смысле этот рассказ ей под пару.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Генри Лайон Олди, Марина и Сергей Дяченко, Андрей Валентинов «Пентакль»

iskender-leon, 27 декабря 2013 г. 18:06

Пентакль. Книга, которая заявлена как новый Миргород. Как по мне — и получилось и нет. Столь высокого класса мастера наверняка могли бы выполнить намного более близкую к Гоголю стилизацию. Думаю, они сознательно дистанцировались и перенесли действие своего произведения в век двадцатый. Не могу сказать хорошо это или плохо. Замечу лишь, что рассказы, наиболее явно отсылающие нас к произведениям Гоголя, мне понравились меньше других. Странная штука, новым Миргородом эта книга для меня не стала, но отказать авторам в праве быть одними из приемников великого писателя я не могу. Мне же эта книжка куда больше напомнила французский мультипликационный сериал «Сказки улицы Брока». Ещё немного — канадский сериал «Боишься ли ты темноты?». Общий знаменатель у историй «Пентакля» такой же: обманчиво простой, вроде бы и не слишком жуткий, едва ли не детская страшилка. К счастью, есть у меня набор субъективных, но верных критериев, определяющих ценность произведений в жанре мистики и хоррора. А ножки-то при чтении в кресле поджались. А света в ночнике захотелось добавить. И ощущение творящейся чертовщины пришло и не отпускало и после последних страниц. Это вам не современные фильмы ужасов, где чувство физиологического отвращения и гадливости напрочь отбивает то теоретическое чувство страха, которое должно было возникнуть у зрителя, нет. Может быть, не было жуткой оторопи, мистического ужаса, паники, но ощущение опасности, таинственности, испуга — присутствовало. А мурлыка моя любимая пока я книгу эту читал, ко мне не подходила — сидела себе в дальнем углу и глазами сверкала, кроме шуток.

Авторы, которых то ли трое, то ли четверо, то ли пятеро, хотели чтобы книга стала их общим творением, поэтому не стану разделять рассказы по принадлежности и угадывать авторов. Пусть уж похвалы и зуботычины достаются всем вместе. Последних, впрочем, практически и не будет — среди тридцати рассказов откровенно провальных или неинтересных мною не обнаружено. Что-то понравилось больше, что-то меньше. Кое-где была предсказуемость, где-то замечено подражание с вариациями Кингу, Андерсену, Булгакову и другим. В целом — очень понравилось, хотя и в самом деле и ощущается именно как сборник историй, а вовсе не роман.

Также, хочу заметить, что субъективно, пентакли выбора, будней и встреч показались мне немного сильнее пентаклей упрямцев, страстей и пяти. Кому что, как говорится. Остаётся пожелать этой команде собраться вместе и написать ещё что-нибудь и не раз. Оно того стоит.

Оценка: 9
–  [  31  ]  +

Сергей Лукьяненко «Застава»

iskender-leon, 25 декабря 2013 г. 15:56

После артобстрела в виде массы негативных отзывов на новый роман Лукьяненко, я подумал себе, что ну её к лешему, эту «Заставу». Увы, заложенный во мне триггер всё же сработал. Ах, это же Лукьяненко, я когда-то читал его книги взахлёб, в последнее время ничего из его работ не читал, в любом случае особо ничего не потеряю, как же...

Время спустится мне с небес на землю. Я был уверен, что практически иммунен к разнообразного рода глупостям в текстах книг. Даже гордился способностью абстрагироваться от таких вещей. Не в этот раз:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
– Время такое было, – сказал я. – У нас в школе многие мальчики мечтали стать убийцами. Это же романтика, и платят много.

– А девочки? – заинтересовался Бор.

– Девочки путанами хотели быть. Это такие продажные женщины, которые за деньги отдаются иностранцам.

Обалдеть! Выпучив глаза, я не нахожу слов, кроме во этих вот, коровьевских: «Поздравляю вас, гражданин, соврамши!» Это говорю вам я, ребёнок 90-х, человек, которому в 91-м было 7, а в 2000-м — 16 лет, и который таких мечтателей не встречал и близко. Равно как не попадалось мне такое глупое, наглое и бессмысленное враньё.

А что же сама книга, спросите вы? А ничего себе книга, если бы не одно но. Всё это уже было. И добро бы у других авторов. Нет, всё это уже случалось у самого Лукьяненко: пограничная тема и параллельные миры в «Работе над ошибками» и «Спектре», элемент герметичного детектива как в «Геноме», когда нужно выявить предателя среди своих и прочая, прочая... Чудовищный непрофессионализм горе-пограничников, которые даже в критической ситуации едва способны вспомнить, что «вот, зарыт в амбаре пулемёт» (© Дюна), не говоря уже о других многочисленных промахах команды нарочито подобранных автором дилетантов. Прямо «Калеки» какие-то. Прогнозируемый финал. Я не угадал главгада, зато с первых глав знал, как именно главный герой с ним разделается, потому что аналогичный этому способ тоже был в других книгах автора. Предупреждение для любителей стимпанка, которые посмотрев на обложку, могут решить, что это их книга — не вздумайте. Всего стимпанка — пара глав «на паровозе», хороших таких глав, интересных, но и только. Лукьяненко вообще очень много времени посвятил описанию того, как всё плохо стало после постигшей Центрум катастрофы и ничтожно мало тому, как люди этого мира выкарабкивались из этой ямы. Боясь наделать ошибок в технической части или же вовсе будучи не в состоянии построить её, Лукьяненко в результате такой трусости вместо интересного читателям мира получил даже не эрзац или декорации, а нечто более примитивное, рассчитанное на уровень «пипл хавает».

Вряд ли будет спойлером, если я скажу, что в финале «За воинскую доблесть и успехи, отряд был награждён пластинкою Пьехи!». Концовка романа такая же малоинформативная и невразумительная как и приведённая цитата. Всё плохо, бронепоезд в котором спрятано писательское мастерство автора, стоит на запасном пути, да вот только рельсы, ведущие к нему, давно сняты и украдены. Кем? Пиратами наверное, они же у Сергея Васильевича всегда во всём виноваты.

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Роджер Желязны «Монолог для двоих»

iskender-leon, 21 декабря 2013 г. 20:03

Этот замечательный микрорассказ сильно отдаёт горечью, по крайней мере для меня. Мир чаще несправедлив, чем наоборот. Это известно давно и люди в основном как-то притерпелись к этому. Но такие вот рассказы способны всколыхнуть устоявшиеся спокойствие и сдержанность. Ну почему, почему так часто случается, что возмездие настигает лишь книжного злодея, а не его прототипа из реальной жизни? Желязны написал это произведение в 1963 году, когда чудовище Йозеф Менгеле уже восемнадцать лет успешно избегал правосудия. Впереди у него оставалось ещё почти столько же прожитых лет... Никакого трибунала, ни шумных процессов, всего лишь инсульт и смерть в воде.

Ещё в голове сразу всплыл отличный фильм «V — значит вендетта» и подумалось о том, что братья Вачовские когда-то да читали этот рассказ. Просматривается явная параллель: зверские эксперименты рано или поздно способны породить нечто такое, отчего экспериментаторам не поздоровится.

Роберт Желязны великолепен — бездна смысла и чувств при внешней лаконичности. Блестяще!

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Роджер Желязны «Жизнь, которую я ждал»

iskender-leon, 21 декабря 2013 г. 20:03

Когда Адам пахал, а Ева пряла.... ох, погодите-ка это из другой истории, хотя и очень похожей. На самом деле, я уверен, что лишь новичок в фантастике может быть незнаком с этой вещью, так что для них и предупреждаю, что далее по тексту спойлеры не под катом.

Итак, когда Фрост уже десять тысяч лет провёл на Северном полюсе, занимаясь тысячью дел одновременно и берёг половину давно опустевшей планеты; когда Бета делала тоже самое на полюсе Южном; когда некто или нечто под именем или названием Дивком оспаривал право распоряжаться всем у небожителя Солкома, тогда случилось странное: машина стала человеком. Хотя это лишь рассказ, события его происходят на временном отрезке, превышающем множество сложенных вместе человеческих жизней. Нет смысла пересказывать весь сюжет, так что я сразу перейду к финалу.

Он восхищает меня. Есть событийная концовка, но нет окончательного ответа: как такое вообще возможно? Зато есть куча других вопросов. Человек породил машину, затем машина породила человека — круг замкнулся и в нём не осталось места для творца? Может творец сам машина или человек? Или у нас здесь имеется уникальный случай, один на миллиард вселенных? Ну если вспомнить с чего всё началось — со вспышки на солнце, неудачно совпавшей во времени с конструированием Фроста, то может так оно и есть. Опять же, это что, очередной авторский намёк? На то что жизнь — это уникальное явление во вселенной, порождённое случаем, статистической флуктуацией, фактически же — чудом? Или на то, что создав нас, Творец получил не совсем то (или вовсе не то), что задумывал? И так далее, далее, аж голова кругом идёт.

Возвращаясь к тому, как Фросту всё-таки удалось осуществить задуманное, я не нахожу однозначного ответа. Перенос компьютерного разума в биологическую оболочку навряд ли мог дать такой эффект. Следовательно, трансформация произошла раньше. Но сам Фрост так не считал, иначе бы остановился, достигнув желаемого. Но это если рассуждать с позиций логики. А ведь Солком говорил, что хотя логика и создана человеком, она лишь орудие и не описывает своего создателя. Может быть, когда Фрост однажды перестал мыслить исключительно логически, тогда и началось его превращение в человека? Он уже стал человеком, но ещё не ощутил себя им, для этого ему понадобилось тело, чисто внешний атрибут человечности. А может, ответ следует искать в других работах Желязны? «Человек — есть сумма всех его свершений, надежд на будущее и сожалений о прошлом» («Момент бури»). Было ли о чём сожалеть Фросту? Наверное нет. Зато все его надежды были подчинены желанию стать человеком. И с того момента, как эта мысль стала доминантой в его разуме, все его действия были направлены на достижение этой цели. Стало быть, в соответствии с приведённой формулой Фрост и стал человеком, а точный момент времени определить невозможно? Но справедлива ли эта формула для того, что изначально не было человеком? Одни вопросы, которые цепляются друг за друга и порождают целый сонм новых.

Этот рассказ для меня один из самых любимых не только у Роджера Желязны, но и в фантастике вообще. Есть о чём подумать, есть оригинальная идея, есть от чего получить эстетическое удовольствие — чудесный авторский стиль, загадка и лишь намёки на ответы, традиционный для этого автора подход к описанию окружающего мира — обманчиво небрежный, как-бы мимоходом, но удивительно достоверный и волнующий воображение. Выше всяких похвал! Браво!

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Роджер Желязны «Мёртвое и живое»

iskender-leon, 21 декабря 2013 г. 20:02

Трио рассказов неразрывно связаны в моём сознании. «Отель «Танатос» Андре Моруа. «Седьмая жертва» Роберта Шекли. «Мёртвое и живое» Роджера Желязны. 1937, 1953, 1974 года. Сюжетно эти произведения родные братья. С большой долей вероятности можно предположить, что Шекли читал рассказ Моруа и почти наверняка, что Желязны читал рассказы обоих. Моруа был первопроходцем. Шекли поднажал на психологическую линию и перевёл основу сюжета на социальные рельсы. Следующему желающему надлежало очень постараться, чтобы перекроить и перелицевать эту историю почти до неузнаваемости и сказать что-то новое.

Он смог. Совершив при этом своего рода литературный подвиг, Роджер преобразовал тёмную, жестокую, давящую историю в повествование настолько лиричное, насколько это вообще возможно, когда речь идёт о смерти. Читая Моруа, я ощутил шок. Читая Шекли — гнев. Читая Желязны — глубокую печаль. А имя существу было Борк и родилось оно в ядре умирающего солнца...

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Роджер Желязны «Пятикнижие Корвина»

iskender-leon, 14 декабря 2013 г. 20:06

Эти знаменитые произведения Роберта Желязны очень меня огорчают. Потому что считаю этого автора столпом страны фантазии, отцом-основателем, патриархом и прочая, прочая... А между тем первая половина цикла, занимающего центральное место в его творчестве, не то что бы не пришлась по сердцу, но не заставила прозвенеть внутренний звоночек — «это шедевр». И ведь если анализировать, то не будешь спорить, что миры и вселенная Амбера интересны, многогранны (куда уж больше?) и в достаточной степени оригинальны. И Корвин вызывает симпатию с первых же страниц. И динамики ого-го. И психология, мотивация и поступки многочисленных персонажей выглядят более чем достоверными. И интриги сколько угодно. Чего же тебе ещё надо, спросят меня поклонники этого цикла?

А не хватает мне чувства сродства, хотя бы косвенной принадлежности к миру Амбера. Не вжился я в него за все пять книг. Вся пенталогия — один сплошной иллюзион, словно Гарри Гудини даёт бесконечное представление. Разум пытается как-то зацепится за факты, как-то понять логику происходящего, представить себе возможные варианты развития событий, но... у меня не получается. Чтение этих книг стало для меня бесконечным бегом за белым кроликом, подглядыванием в бессчётные открывающиеся двери и проходы в необозримые отражения Амбера и попыткой понять беспрестанно меняющийся расклад карт в той странной игре, что так полюбилась детям Оберона. Разум пасует, всё только дым и зеркала. Это не вина Желязны да и вообще не вина. Скорее это то, что принято обозначать как «не моё». Прихожу к выводу, что большинству в этих книгах нравится то, что не нравится мне. Обидно.

Отдельно и под спойлером о вещи, не относящейся к циклу напрямую:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Аннотация. Я понимаю, что она написана создателем Фантлаба. Но чудовищный спойлер который она содержит, просто бросается в глаза. И не думаю, что я первый это заметил, а тем не менее...

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Роман Злотников «Руигат. Прыжок»

iskender-leon, 13 декабря 2013 г. 19:17

Произведение мастера. Мастера по переливанию из пустого в порожнее. Я зарекся читать новые книги Злотникова, но пообещал себе, что начатые циклы добью. Вот и добиваю. Хотя это ещё вопрос, кто кого доконает раньше. Наивность, традиционный для этого автора выспренний пафос и бесконечное разжёвывание измочаленной ещё в первой книге сюжетной идеи — вот что представляет собой этот текст. А ведь есть люди, которые ждали выхода книги три года и такое авторское новаторство — написать книгу без какого-либо действия, выглядит как банальное и наглое «кидалово» по отношению к ним. Может быть, издательство упёрло пистолет в спину автору и сказало: «Давай, давай, чтоб к утру было готово»? Гипертрофированно раздутая, заимствованная скорее всего из «Цивилизации статуса» Роберта Шекли мысль о том, чтобы разбавить статичное общество застоя свежей кровью, худо-бедно смотрелась в первой книге цикла. Во второй книге пора бы начать её реализовывать. Но всей реализации — описание того, как из салаг делают крутых спецназовцев и пара-тройка драк с очевидным исходом. Зато герои бесконечно говорят, причём в основном нудными, повторяющимися монологами. За каждым из них виден автор. Стиль их напыщенный, навязчивый, нравоучительный. Будучи облечёнными в такую форму, даже те авторские рассуждения, которые вполне справедливы и логичны, едва ли могут быть восприняты читателем. Лаборант Zloben справедливо указал, что краткое содержание этой вещицы укладывается в четыре предложения. Вам хотелось продолжения Руигата? В этой книге его нет.

Оценка: 4
–  [  36  ]  +

Олег Бубела «Беглец»

iskender-leon, 13 декабря 2013 г. 17:52

«Обнаружил славного кадаврика» © Karnosaur123

Отзыв представляет собой один сплошной спойлер. Навеяно темой «Самая плохая книга из когда-либо прочитанных» на форуме.

Если мне однажды суждено будет отправиться в ад, то в моей персональной преисподней не будет кипящих котлов со смолой, внушающих ужас орудий пыток, рогатых чертей и прочей традиционной атрибутики. А будет там вечность и некое безразмерно-бесконечное пространство, заполненное стеллажами с такими текстами, как «Беглец» господина Бубелы.

Книги про попавших в другой мир всегда стартуют с некой точки отсчёта, условного ноля. Бубела вместо ноля решил начать с величины отрицательной, где-то -1000 по любой шкале. Персонаж отвратителен до омерзения. Никто не может быть настолько плох? Не у Бубелы! Инфантилен, труслив, безволен, ленив, слаб, пассивен, эгоистичен, не блещет умом и что главное — его это не больно-то беспокоит. Совсем не герой, как указано в названии цикла, поэтому в дальнейшем я буду использовать аббревиатуру ГнГ вместо традиционного ГГ. Ладно, начнём — понесла его нелёгкая в тёмный лес. Поскользнулся, упал. Очнулся, г̶и̶п̶с̶ уже в другом мире. Практически сразу он попадает в плен к эльфам. Один из этих самоуверенных ушастых вздумал допрашивать новоприбывшего, вследствие чего непостижимым образом скоропостижно скончался, причём все накопленные им знания, навыки и умения скачались в мозг ГнГ. Душа слилась с душой покойного, который, оказывается, был надеждой всего эльфийского народа. Профит! В одну минуту персонаж становится круче, чем Леголас, Геральт и Гэндальф вместе взятые. «Засланцы» в иные миры всегда быстро «крутеют», но данный случай претендует на абсолютный рекорд. Идём далее. Это в Вестеросе играют в игру престолов, а в мире Колеса знать развлекается, участвуя в Даэсс Дей'мар. Здесь всё проще, местная игра называется тупой и ещё тупее, причём играют в поддавки. ГнГ приводят на допрос к эльфийским старейшинам и там происходит страшное...

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
– Отвечай, это твое? – Он поднял что-то блестящее со стола.

Зажигалка, догадался я, судя по форме и блеску. Они нашли мою зажигалку! Видимо, это и есть для них тот самый символ смерти. Я вспомнил, что выбрал модель с оскаленным черепом. Блин! Знал бы раньше, купил бы с орлом!

О роковая случайность, теперь они знают что он
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Убийца из Книги Пророчеств
Что поделать, в этом мире гордая эльфийская раса выродилась в сборище тупых недоумков. Бедняге Алексу не остаётся ничего иного, как бежать, попутно выкашивая несчастных эльфов, обнаруживая новые бонусы от перерождения
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Это было странно, но вся растительность на лице сошла на нет. Ощупывая в очередной раз кожу, я убедился, что она стала гладкой, как попка младенца
и размышляя над своей нелёгкой судьбиной.
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Я бежал и думал о том, что стал убийцей. Но не это беспокоило меня. Больше тревожило то, что я не испытывал никаких переживаний по этому поводу, не собирался терзаться муками совести. Это, мягко говоря, было странно. Я решился на убийство мимоходом, поддавшись ярости. И кто же стал моей первой жертвой? Мальчишка! Не воин, не стражник, а глупое существо, по своему малолетству не воспринявшее меня всерьез. Только мне на это было плевать с высокой колокольни, вот я и хотел разобраться, почему, собственно.
Специалисты, обратите внимание — это же готовый материал для докторской по психологии. Тем временем на пути ему попадаются забавные котики, которые вообще-то
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
опасные и безжалостные убийцы
их до смерти боятся все местные уроженцы, но как впоследствии оказалось, этим дуракам всего-то и надо было поступать как ГнГ:
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
опустился на колени, гладя диких котов и получая от них ощущение невыразимого счастья. Некоторые, зажмурившись, стояли молча, другие урчали от удовольствия, один даже облизал в благодарность мне лицо.
Погладь кота, с̶у̶к̶а̶ попаданец! После он встречает разбойников, которые тоже участвуют в упомянутой мной игре, легко поверив в тупейшую историю, рассказанную ГнГ. Такая доверчивость наказуема. Когда погоня эльфов добралась таки до беглеца, состоялась эпическая битва, в результате которой полсотни разбойников и три десятка эльфов очень быстро отбыли в лучший мир, а Алекс наконец смог перевести дух. А было это так:
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
...Выждав, когда он в последнем рывке бросится на ближайшего эльфа, я метнул во второго кинжал, целясь в сердце. Первый эльф легко увернулся от топора и вонзил клинок в тело человека, но тут же получил мою стрелу в глаз. Три трупа практически одновременно упали на землю. А я, достав из колчана еще одну стрелу, побежал дальше по кустам вокруг лагеря. ... Теперь моя сила в скорости, понял я и, взвинтив восприятие толикой магии, ринулся вокруг лагеря, стреляя во все фигуры, что попадались навстречу. Двенадцать стрел я выпустил, оббежав практически полный круг. Одиннадцать эльфов и Рон (ну, прости, не признал!) легли на землю, чтобы уже не подняться ... Пока я оглядывался, из кустов вышли три эльфа. Раз – и один из них падает со стрелой в глазу, не успев поднять лук, два – и второй стреляет в меня, но промахивается, потому что моя стрела в последний момент попадает ему в грудь, три – и еще одна моя стрела оказывается отбитой лезвием клинка...
В детстве я в солдатиков играл. Расставишь пластмассовые фигурки и давай кидаться по ним шариками от морского боя. Падайте, вы убиты! Все сражения в этой книге происходят именно по такому принципу и никак иначе. Меж тем, объект нашего внимания топает себе дальше, пробавляясь лекарским ремеслом и мимоходом применяя против одной шарлатанки необычную боевую технику:
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Нет, я не достал клинок и не прирезал надоедливое существо. Я просто выставил вперед руки, одной оттянув средний палец на второй и... отвесил бабке отменную лычку, да так, что аж эхо пошло гулять по деревне! Бабка рухнула на землю как подкошенная, обхватив руками затылок...
Обнаруживает новые приятные бонусы:
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Одеваясь, я оглядел себя. Приятные изменения меня порадовали – исчезло небольшое пивное брюшко и намечавшийся жирок на ногах, сами ноги стали более сильными. Подвигав ими, я увидел, как перекатываются твердые мышцы, что появились за время долгого путешествия по лесу
Ну а что? Как ни как, два дня шёл. Ещё он узнаёт много нового об окружающем мире. И кстати, в королевстве-то неспокойно:
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Эти кочевники были невоспитанными и периодически забегали в глубь страны с целью пограбить мирное население.
О, эти знаменитые набеги на корОваны! Меж тем половина от требуемого издательством печатного объёма уже имеется, а ГнГ ещё не спасал прекрасную незнакомку. Ну, спасём, с ленцой конечно, но что делать — она оказалась принцессой, внезапно! Дальше всё скучнее, после спасения строптивую несовершеннолетнюю девицу надлежит доставить из пункта А в пункт Б, на что и уходит вся вторая половина этой замечательной книги. Конечно, в герое просыпается педагогический талант. Он периодически огорошивает свою подопечную гениальными сентенциями:
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Честь – это тоже выдумки
и обучает её великому и могучему:
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
... твою мать! Иди на ... ... ... и ... ... меня не ... !!! – выдала тихо офигевающему мне принцесса.
Тяжело путешествовать в компании красотки и гормонов, поэтому Алекс использует аутотренинг:
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Уф! Я отбросил в сторону картину, стоящую у меня перед глазами, и помотал головой, мысленно твердя: «Я не педофил... Я не педофил...» Немного помогло.
Проклятые недруги продолжают преследование, к эльфам добавились гномы, поэтому ГнГ приходиться время от времени снова сражаться:
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Я выхватил клинки и одним взмахом снес голову тому разбойнику, что стоял ближе всех, а затем, кинувшись налево, прочертил полоски по животам еще двоих, загораживающих проход к кустам. Пробежав пару шагов, я одним мечом отвел саблю грязного мужичка, а вторым располосовал его от горла до паха. Слыша, как сзади промчались в укрытие дети, я еще раз развернулся и свалил двух разбойников, бросившихся за ними.
Постепенно дело дошло и до финальной битвы, которая началась с вечного и неизменного вопроса:
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
– Вы не подскажете, как пройти в библиотеку? – спросил я с улыбкой, а сам, не меняя выражения лица, молниеносно выхватил клинки и полоснул охранников по шеям. – Видимо, уже не подскажете, – усмехнулся я, глядя на оседающие тела, разбежался и прыгнул в дверь, намереваясь вышибить ее плечом.
Итог не порадует нас оригинальностью. Всё будет как в затёртой шутке: добро победит зло, поставит его на колени и зверски убьёт. Продолжение следует...

А возвращаясь в реальный мир, понимаешь, что бабло победит всё, включая здравый смысл. Зато непонятно, кто собственно, готов платить деньги за такое убожество? Средний балл за книгу 7,54 и потому вопрос «Как?» отнюдь не риторичен. Я сам подвержен греху чтения текстов про «попаданцев», художественный уровень которых часто невысок, а подчас и вовсе низок. Но «Беглец» это уже что-то за гранью моего понимания, логики и за той красной линией, которая отделяет пародию, стеб или просто слабое произведение от той бездарной графомании, которая отказывается признать себя таковой.

Я всерьёз рассматривал возможность выставить этой писанине 2 или 3 балла, поскольку временами всё же смеялся. Но учитывая, что заслуги автора в этом нет и что это позорище написано моим соотечественником, отчего мне становится стыдно, а также тот факт, что на полках магазинов оно соседствует с книгами Олди и Дяченко, не могу поставить ему что-либо иное, нежели заслуженный кол.

Оценка: 1
–  [  13  ]  +

Вадим Денисов «Стратегия»

iskender-leon, 8 декабря 2013 г. 19:37

На что это похоже? Больше всего на книги Андрея Круза, особенно на роман-эпопею «Земля лишних». Довольно ощутимо — на компьютерную игру в жанре «стратегия», например «Rise of Nations». Меньше — на «Робинзонов космоса» Карсака. Совсем уж немного — на «Рыцарей сорока островов» Сергея Лукьяненко и лишь заимствованной изначальной идеей — на «Град обреченный» братьев Стругацких.

Сравнение начинающего автора с ранним Лукьяненко, Карсаком и тем более Стругацкими конечно будет неуместным, учитывая что книги эти, несмотря на некоторые авторские притязания, всё же развлекательные процентов так на девяносто пять да и вообще это просто не та лига. А вот с Крузом сравнивать можно и нужно, тем более, что работают они на одном поле. Тексты Денисова я поставлю повыше, они выгодно отличаются более живым, не таким сухим стилем. Нет-нет, никаких филологических изысков вы там не найдёте, но читается как-то полегче, бодрее. Может словарный запас и кругозор у автора больше, может сказывается тот факт, что при достаточно большом количестве описания техники и оружия у Денисова, оно всё же раза этак в два меньше, чем у Круза. Автор достаточно умело дозирует и чередует страницы описаний, «боёвку», производственную часть, диалоги и размышления об обществе и вообще «за жизнь». Новый мир Денисова осваивают в разы меньше людей, чем Землю Лишних, но выглядит он куда более живым и динамичным.

Вот за что можно поругать автора, так это за повествование от лица нескольких героев. Сам по себе такой метод подачи текста безусловно выигрышный, это доказано многими писателями. Но здесь вступает в силу правило: не умеешь — не берись! Вадим Денисов пока не умеет писать так, чтобы чувствовалось — эту часть рассказа ведёт другой персонаж. В результате возникает ощущение, что есть лишь один герой, одна личность во многих ипостасях. Ещё можно попенять за подчёркнутую безапелляционность авторских суждений, вложенных в уста героев. А также за вставки в книги фрагментов типа: читал я одну книгу про «попаденцев», так автор там такую ерунду и глупость написал. Выглядит некрасиво, вне зависимости от правдивости таких суждений.

Авторское мнение об обществе, государстве и таком прочем, развёрнуто и пространно подаются в каждой книги. В принципе, его можно свести к набору коротких и нехитрых тезисов. Воровать, иждевенствовать, трусить не надо. Думать, причём не только о себе, владеть профессией, быть человеком — надо. Что, собственно, не отменяет их справедливости.

Как итог — очень хорошая приключенческая серия не без недостатков, но заметно выше среднего уровня.

Оценка: 8
–  [  23  ]  +

Кир Булычев «Гусляр»

iskender-leon, 7 декабря 2013 г. 12:03

Ах, как хочется вернуться, ах как хочется ворваться... в этот город, которого нет...

В самом деле хочется, особенно на Пушкинскую улицу, 16 — зайти в гости к Корнелию Удалову, спросить, как дела в стройконторе и какие новости из ядра галактики — хозяин только что вернулся из важной командировки оттуда. Потом спуститься к Сашке Грубину, изобретателю-самоучке и отличному парню — выпить с ним пива и спросить, как же это так вышло-то у него — с Эдисоном? Сбегать в зоомагазин узнать, не появились ли в продаже настоящие золотые рыбки и смотаться на озеро Копенгаген — поглазеть на русалок. На этой неделе в городе уже побывали с визитом инопланетяне, вот незадача — придётся подождать до следующей. Навестим пока профессора Льва Христофоровича Минца, узнаем, чем занята его светлая голова в настоящий момент. В конце концов, можно просто побродить по городу, ведь вероятность того, что вы столкнётесь с чудесным и небывалым, равна ста процентам.

Фантастика частенько служит для автора и читателя инструментом изучения человека и общества. В целом, на этой основе и возведён город Великий Гусляр и цикл историй о нём. Сделает ли нас разумнее и мудрее контакт с инопланетянами? Принесут ли счастье золотые рыбки или машина времени? Ладно ли будет, если на добрые поступки нас будет стимулировать искусственный эликсир? Во благо ли послужат внезапно обретённые человеком сверхспособности? Булычёв почти в каждом гуслярском рассказе по-разному формулирует, в сущности, один и тот же вопрос-дилемму о важности и первичности материального и духовного начал. Не он первый изучает этот вопрос и не он первый приходит к выводу о том, что духовное развитие человека отстаёт, в то время как должно быть наоборот. Рецепт перемен прост — нужно изыскать внутренние ресурсы и мотивацию в себе самом. Не зря, ой не зря на протяжении цикла Булычёв неоднократно подчёркивает, что основной его герой, Удалов — самый средний, самый обычный человек на планете. Кажется, писатель слукавил лишь чуть-чуть, Корнелий в самом деле вполне заурядный человек, но автор дал ему немного храбрости, решимости, прозрачно намекая читателям на то, чего, по его мнению, не хватает людям в реальной жизни. Позже, правда, оказалось, что всё не так просто.

В биографии многих русских писателей начала двадцатого века можно встретить фразу примерно следующего содержания: октябрьскую революцию семнадцатого года не принял, эмигрировал. Видимо, в биографии многих писателей конца двадцатого века вскоре будут помещать уже такие слова: с чудовищным социально-культурным регрессом 90-х годов не свыкся и не смирился, но почувствовал потерю одной из опор в творчестве и жизни. По крайней мере, именно так видится мне причина неровности Гуслярского цикла. Сперва он подмечал, критиковал, философствовал, порицал, учил, иронизировал, мыслил и мечтал. После он ругал, высмеивал, пародировал, мрачнел, искал причины, размышлял и надеялся. Потом ему лишь оставалось кричать, издеваться, взывать, ужасаться и отчаиваться. Великий Гусляр был замечательным городом, но и он пал под напором жадности, невежества и морального убожества. Герои Булычёва смогли уберечь планету от нескольких инопланетных вторжений, однажды даже спасли всю Галактику, справились с множеством других угроз, но кто защитит их от вторжения реального мира и реальных же людей? В произведениях о Гусляре царили юмор, сюжетная вариативность, ненавязчивая мораль, добродушная и незлобливая ирония. Но язык поздних рассказов цикла мрачен, желчен, саркастичен, отчего текст получился в лучшем случае печален, а в худшем — абсурден, неуклюж, зачастую жесток, иногда даже скабрезен и почти всегда безнадёжен. Мне кажется, он как будто бы понял, что не скоро появятся на Земле люди, способные запустить «Антея» к Альфе Лебедя, не скоро откроют в Москве Космозоо и долго, очень долго ещё будут ждать Пегас на Паталипутре и Шелезяке. Нет, Кир Булычёв не разучился писать под конец жизни, он просто хотел оставаться честным с собой и читателями. Это его отчасти и подвело. Он не потерял веру в человека, но понял, что прекрасное далёко отстоит от нас куда дальше, чем нам бы того хотелось.

Оценка: 9
–  [  31  ]  +

Гай Гэвриел Кей «Сарантийская мозаика»

iskender-leon, 7 декабря 2013 г. 11:57

Книги в жанре исторического и псевдоисторического фэнтези — это удивительно удачная находка. Не знаю, правда, за кем первенство в этой области, но примеры саги Джорджа Мартина, другой саги, пана Сапковского о Рейневане, хроник пропавшего легиона Тертлдава и собственно Сарантийской мозаики, показывают насколько успешными, удачными и интересными могут быть такие истории. Полотно с эскизом уже есть. Несколько мазков здесь, пару штрихов там — и новый, удивительно достоверный мир в распоряжении автора. Но его ещё нужно оживить, наполнив его людьми и в этом сполна проявляется дар Кея. Его герои, отстоящие от нас примерно на полторы тысячи лет, кажутся такими реальными, такими близкими и понятными, что читатель вживается в мир Джада легко и сразу, а история увлекает с первых страниц.

Придворная знать интригует, развлекается и утопает в роскоши, чернь беснуется, требуя зрелищ, император отягощён заботами и тяготами венценосца, куртизанка лениво покачивает ножкой, а мозаичник Криспин трудится в поте лица своего, пока ещё не зная, насколько близка к осуществлению его мечта о создании мозаики, которая стала бы истинным чудом и даже откровением. И вроде бы всё как всегда, повозка истории катится по проторенной дороге. Заговор? Смерть владыки? Падение одних и возвышение других? Мир Джада всё это видел не раз, но... никто не заметил, что колёса той самой повозки на этот раз не просто сделали ещё один оборот. Подскочив, наехавши на колдобину и едва не опрокинувшись, она достигла вершины холма и резко покатилась вниз. Пошёл к своему концу период античности, впереди у этого мира — средние века. Никто из ныне живущих этого мира, даже мудрейшие, не понял этого, ведь это произошло только-только и скорее всего не поймут никогда, ведь как пишет сам автор: «Невозможно отрицать ту истину, что главные события века происходят, лишь краем задевая течение жизни большинства людей». Эпоха которую можно и нужно ругать, сменяется тем не менее тем временем, которое не зря называют тёмными веками. Криспин ушёл и вместе с ним ушла тяга к прекрасному, новому и непознанному. Пройдёт немало веков, прежде чем этот мир дождётся своих Микеланджело и Леонардо, своего Возрождения. Мир, но не Сарантий, ведь у границ империи уже собирается, формируется та грозная сила, которой предназначено выполнить приговор истории. И об этом тоже интересно читать.

Немало людей роняют замечания: писал бы автор себе исторические романы, зачем делать из них фэнтези? Я не согласен. Пусть фантастическая составляющая в таких книгах служит лишь контрастом, вводимым в вену, неоновой подсветкой, общим антуражем, деталью, да чем угодно — это не важно. Важен лишь общий результат, а он, согласитесь, получился великолепен.

Оценка: 9
–  [  21  ]  +

Крис Вудинг «Водопады возмездия»

iskender-leon, 23 ноября 2013 г. 18:11

Take my love, take my land

Take me where I cannot stand

I don't care, I'm still free

You can't take the sky from me © Джосс Уидон

Хотелось бы мне быть оригинальным и сказать что-то об этой книге не сквозь призму сериала “Светлячок”. Увы, это наверное невозможно, учитывая что единственным и достаточным мотивом для прочтения мною романа была именно его близкородственная связь с сериалом. Нередко в продаже можно встретить довольно-таки пустяковые сувениры – пустые банки с надписями типа: “дух одесской юморины”, “воздух Алтая”, “горный воздух” и тому подобные. Роман не жестяная банка конечно, но если не на обложке, то на корешке вполне можно было бы поставить подзаголовок “дух Светлячка”.

Кажется, писатель Бернард Корнуэлл сказал однажды, что прочтя все книги о Хорнблауэре Сессила Форестера, он ужаснулся – как и это всё? Но других книг не было и ему пришлось писать свои, в такой же манере. В ситуации со “Светлячком” ужасалась уже такая прорва народу, что появления такой книги, как “Водопады Возмездия” было лишь вопросом времени.

Поставив перед собой цель, соответствовать некой концепции, которую обычно определяют как «вестерн, органично вплетённый в sci-fi», Крис Вудинг сам же себе и поставил ловушку – как бы не позаимствовать слишком многое, не скатиться в плагиат. Что было сделано, чтобы избежать её, добившись при этом желаемого? Прежде всего, вместо фантастической вселенной с множеством планет, мы получили лишь один мир, да ещё и фэнтезийный, но, что характерно, это не поменяло общие правила игры. В силу особенности планетарного рельефа (почти всё пространство занято горами) и некоторой слабости власти из-за послевоенных тягот мы имеем фронтир – обширное пространство, где закон зачастую лишь формальная условность, где преобладает право силы, а умный и удачливый способен добиться многого. Неизменным остался зачин сюжета – воздушное судно с командой отверженных и беглецов. У каждого из них скелет в шкафу, а сама история разворачивается по той второй части этой пословицы, которую почему-то часто опускают: … который имеет скверную привычку вываливаться в самый неподходящий момент. Стоит отметить, что экипаж Кетти Джей не вызывает очень больших симпатий и пользуясь “джедайской” терминологией, суммарно эти ребята скорее тяготеют к “тёмной стороне”. Мне не хватило лишь немного, чтобы в классификаторе поставить галочку напротив «Dark Fantasy». Впрочем, эта разношерстная команда, похоже, лишь в начале пути к тому, чтобы стать единым целым. Что не понравилось так это пара сюжетных приёмов – свой вариант “пожирателей” и история дяди и племянницы как аналог истории брата и сестры в “Светлячке”. Это было как занесённая нога над той самой ловушкой, но автору всё же удалось её миновать. Не понравилось именно сходство, сами по себе эти фрагменты вполне себе интересны.

Я не очень жалую рваный ритм повествования, но в данном случае притерпелся довольно легко. Текст бурлит, кипит и изобилует ускорениями – как будто состав на американской горке чуть дыша, едва-едва добрался до вершины и тут же устремился вниз и далее – на новый вираж. Захватывает.

Почему это стоит читать? Потому что этот мир грозен и чудесен. Здесь можно ответить ударом на удар без оглядки на закон, основываясь лишь на своём понимании чести и справедливости. Здесь ты можешь никому не быть обязанным, если только сознательно не свяжешь себя такими узами. Потому что, как не крути, каждый из нас мечтал или мечтает стать на мостике собственного корабля и произнести что-то на подобии вот этого, ставшего знаменитым: «Идем полным ветром! Да, поплывем к горизонту. Тадам-дадам татадададам. Удача при мне.. Так выпьем ж чарку... Йохххоу!» И каждая книга, позволяющая хоть краем зацепить это ощущение – волшебна и нужна. А «Водопады возмездия» именно из таких. Только линия горизонта на сей раз намного дальше…

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Виктор Астафьев «Затеси»

iskender-leon, 23 ноября 2013 г. 13:07

В замечательном мультфильме Владимира Пекаря «Загадка сфинкса», 1985 года выпуска ближе к концу есть такие строки:

«Разгадал ли ты сфинкса загадку?- спросил ученик Амонехта.

Да, ответил старик, Сфинкс хотел, чтобы я жизнь свою прожил, как должно прожить человеку

Голова моя сделалась белой, Золотом в книге отмечены три моих главных деяния

и ответ получил ученик, тот кого возлюбил я всем сердцем, сказал Амонехт и с грустью добавил:

Свершилось, жизнь прожита»

Нет, это не мемуары, это «Затеси». Как поясняет сам автор, затеси — это стёсы на стволе деревьев, которые таёжники издавна использовали для ориентации в тайге. Но для самого Виктора Петровича это слово обрело и другое значение — это также и меты, отмечающие течение вод рек его памяти.

Боже мой, насколько же полна эта книга! В ней, кажется, есть всё. Горечь, боль и страдания. Радость, удивление и счастье. И те лица, что почти забылись и имена, что почти изгладились из памяти. Взгляды, которые и хотелось бы забыть, но которые забывать он не имел права. И люди, друзья, знакомые, современники с их судьбами и характерами. Память о детстве и годы войны. Там гнев, отчаяние и презрение, но есть также надежда, любовь и прощение. Думы о судьбе народа, пусть не кажется вам это банальностью. Сибирская природа, с которой он жил в полной гармонии и не мог понять, почему не могут другие, описанная так живо, что я, человек южный и в краях тех никогда не бывавший, проникся и полюбил её заочно, по-настоящему. И мечущиеся души и души очерствевшие. Ужас, ставший повседневностью и повседневность, ставшая серостью. И вопросы, вопросы, вопросы...

«Моя душа рвалась в набат, его — тихонько пела» — это Юрий Шевчук. Но это у него о двух людях. А у Виктора Петровича Астафьева душа могла и петь и рваться в набат поочерёдно и подчас одновременно. Но поверить и прочувствовать это можно только прочтя эту книгу.

Хотя книга эта очень разная, но общий тон её грустен, тревожен и печален. Недаром в своей миниатюре «Лучшие слова» автор выразил полное согласие со словами Сомерсета Моэма: «Жизнь сладка и печальна»

Книга, которую он писал всю жизнь, правдивая, искренняя, она словно вырвана из души и хотя содержит в себе немало грязи, на поверку оказывается белее свежевыпавшего снега. Восторг, потрясение и великая благодарность Виктору Астафьеву!

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Джек Лондон «Пришельцы из Солнечной Страны»

iskender-leon, 9 ноября 2013 г. 11:55

Однажды в бухту Мэнделл вошла шхуна и бросила якорь. С корабля спустили шлюпку и шестеро человек отправились на берег. Так в Страну Снегов прибыли пришельцы из Солнечой страны. Вождю Тайи очень понравилось ружьё Пришельца-Билла, а тому в свою очередь приглянулась одна из дочерей племени, Мисэчи...

Во многих рассказах Лондона белые колонизаторы выглядят на фоне индейцев до крайности плохо и это справедливо. Но рассказы автора всегда честны и этом конкретном случае мы можем перевернуть медаль и посмотреть на те события под другим углом — индейцы тоже не святые. Не всегда в конфликтах коренного населения и пришельцев виновными были последние. Такова была объективная реальность — полезные и необходимые, но обычные предметы, такие как одеяла, ножи, ружья, фляги и прочая утварь казались и были для северных племён невиданными сокровищами, предметами невероятной ценности. Даже с наших современников алчность мгновенно срывает налёт цивилизованности, что уж тут говорить о дикарях, для которых право сильного — закон жизни.

Эта история о племени, которое хотело сражаться за богатство, но которому пришлось сражаться за свою жизнь.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Джек Лондон «Лига стариков»

iskender-leon, 9 ноября 2013 г. 11:54

Любопытно, как в моей памяти много лет спокойно соседствовали, не конфликтуя, понятия, почерпнутые из столь разных источников. Дело вот в чём — Жюль Верн рассказал мне о непримиримых новозеландских маори, Райдер Хаггард поведал о воинственных зулусах в Южной Африке, а такие авторы, как Фенимор Купер, Густав Эмар, Майн Рид и другие сделали всё, чтобы североамериканский индеец предстал в моём воображении прежде всего как воин. И только одна категория народов, продолжавшая считаться в девятнадцатом веке, да и позже дикарями, числилась у меня как недалёкие, глуповатые и трусливые слабаки — это народы севера. Винить кроме собственной глупости могу только популярные, увы, советские анекдоты о чукчах, в которых совокупный образ северных народов выставлялся как нечто крайне неприглядное. Джека Лондона я стал читать на несколько лет позже вышепоименованных авторов и лишь тогда понял, насколько глубоко я заблуждался. У почитаемого мною писателя не в одном десятке рассказов затронута тема сопротивления коренного населения Юкона белым колонизаторам, но именно «Лига стариков» стала для меня однажды своего рода откровением.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Сам рассказ построен как шокирующее местную публику признание старика-индейца в многочисленных убийствах. И если насмешливое настроение белых в начале повествования сменяется яростью в его конце, то спокойная уверенность и достоинство старого дикаря остаются неизменными в течении всего рассказа.

Это история о победителе и о проигравшем в одном лице. Этот человек сделал всё, что было в его силах и даже больше, положив на это всю жизнь и никто не смог помешать ему, но этого оказалось слишком мало. И тогда ему осталось только одно...

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Джек Лондон «Болезнь Одинокого Вождя»

iskender-leon, 9 ноября 2013 г. 11:53

Ещё один очень сильный рассказ Джека Лондона. Мотив, использованный писателем был, есть и остаётся одним из самых востребованных в литературе просто в силу того, что он более, чем просто очень жизненный. Я говорю о борьбе за свою жизнь, причём борьбу уже на той стадии, когда человек уже казалось бы полностью утратив надежду, вдруг усилием воли находит в себе силы для того чтобы сражаться дальше и зачастую — победить!

Многие авторы писали об этом. Сразу вспоминается Николай Островский и его роман «Как закалялась сталь», новелла Александра Грина «Борьба со смертью», стихотворение Леси Украинки «Contra spem spero!» и многие другие. Джек Лондон обращался к этому мотиву неоднократно, у него есть куда более известное и ещё более сильное произведение на эту тему — рассказ «Любовь к жизни», но этот рассказ имеет свою уникальную особенность.

Сильная концовка — это залог и почти всегда необходимое условие хорошего рассказа. Тем интереснее и необычнее по окончании чтения понять, что хотя последние три предложения в высшей степени удовлетворяют упомянутому мною условию, они тем не менее посвящены абсолютно другой теме, чем весь рассказ. И эта особенность делает его ещё лучше.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Эдуард Катлас «Акренор»

iskender-leon, 3 ноября 2013 г. 13:37

В некотором царстве, в некотором государстве жил да был король с двумя сыновьями. Дела в его королевстве шли не так чтоб уж очень хорошо, скорее паршиво они шли — у одной границы бесстыжие орчьи полчища каждый год набеги устраивают из своих лесов, пограничные крепости едва сдерживают их. Другую границу завалило непроходимыми снегами на горных перевалах и оттуда ветер доносит странный запах мертвечины. С моря пираты донимают, какие-то необычные да и много их слишком. Неспокойно и в самом королевстве — оно наводнено баронами-сепаратистами и мятежниками, возжелавшими сменить династию. Собрал король семейный совет и стал думу думать — чем горю помочь и как вообще быть? Тут ему старший сын и говорит — а давай-ка царь-батюшка, учредим, понимаешь... спецназ...

Слова такого мудрёного в Акреноре конечно не ведали, но суть от этого не меняется — автор выпустил в фэнтезийный мир спецподразделение. Пусть все его участники местные уроженцы, а не «попаденцы», пусть у них лучники с эльфийскими талантами вместо снайперов и маг вместо гранатомёта и противотанкового ружья — это ничего не меняет

Достоинства цикла весьма обычны для такого типа книг – читается с интересом и легко, динамики хоть отбавляй, описания баталий и стычек интересны, хотя местами совсем уж невероятны. Ладно, каждый из читателей сам должен рассудить, может ли дюжина воинов, применив тактику Горациев против Куриациев, перебить две сотни орков, на их же территории. Или способен ли воин в одиночку, находясь в воде, одолеть чудище типа «кракен/морской змей». Это я уже быстро закруглившись с достоинствами, перешёл к недостаткам: да, да — автор ужасно подыгрывает своим героям. Катлас не слишком-то заботился о расстановке роялей в кустах, он помогает персонажам без них, но не имеет достаточно литературного мастерства, чтобы сгладить это ярко проявляющееся впечатление от книги. Дважды за цикл он как-бы одумывался и делал отряду очень больно, но потом словно спохватывался и снова начинал сдавать «Теням Запада» краплёных тузов из-под низа колоды.

Если характеры, мотивация и биография положительных героев описаны хоть как-то, то об отрицательных персонажах неизвестно практически ничего, иногда даже их имён — видимо Эдуард Катлас рассудил что нечего описывать тех, кто появляется на одной странице для того, чтобы на следующей расстаться со своей головой.

Также читателю следует знать, что этот мир в силу уклона автора в «боёвку», принадлежит к той категории фэнтезийных миров, где надписи «здесь могут водиться драконы» расположены не только по углам карты, но и во многих местах посреди неё — такова плата за избранную автором манеру повествования.

По себе книги об Акреноре оставляют впечатление, наиболее полно характеризуемое словами: хорошие, добротные, выше среднего уровня и подозрение, что автор мог и может лучше.

Оценка: 7
–  [  25  ]  +

Анна Коростелёва «Школа в Кармартене»

iskender-leon, 27 октября 2013 г. 12:16

«Делать Горбовскому здесь было совершенно нечего, но, как всегда, ему страшно хотелось познакомиться с этими людьми, узнать, кто они и как дошли до жизни такой, и вообще как идут дела» — Аркадий и Борис Стругацкие, «Далёкая радуга».

Вот именно такое чувство охватило меня с первых страниц этой неожиданно превосходной книги. Ощущая себя посторонним в системе упорядоченного хаоса школы в Кармартене, мне тем не менее было чрезвычайно интересно посмотреть на то что там творится. А посмотреть было на что, уж поверьте — только успевай крутится по сторонам.

Несколько вещей, которые неплохо бы знать человеку, который в находится в раздумьях — читать ли или нет?

Первое: роман этот ни в коем случае не «наш ответ Гарри Поттеру». Как человек, высоко ценящий оба этих произведения, скажу, что эта книга писалась совершенно иначе, по-другому и с иными целями. Соответственно и получилась она совершенно другой. Сравнивать между собой такую пару книг — это как решать, кто лучше — прима-балерина Большого театра или чемпионка мира по латиноамериканским танцам.

Второе: это книга своего рода парадокс — редко встретишь текст, о котором читатель может сказать: — помилосердствуйте, в ней же ровным счётом ничего не происходит — и при этом быть абсолютно правым и не правым одновременно. В тексте нет основного сюжета и главного героя, но читать её — всё рано что следить за муравейником и аквариумом одновременно, уж больно занимательны и любопытны события, происходящие в Кармартене. Вообще, я не зря вынес в эпиграф цитату из Стругацких — не я первый заметил, что дух НИИЧАВО не то что незримо присутствует или витает над школой, нет — он там вместо извёстки и цемента между камнями стен замка. Имхо, без него этой книги пожалуй и не было бы. Короче, вы можете быть уверены, что своих ушей ученики в Кармартене не бреют!

Третье: книга написана филологом. Далеко не всегда это значит, что язык произведения зазвучит как горный ручей. Но не в этом случае. Пользуясь терминологией Норы Галь, следует признать что слово Анны Коростелёвой безусловно живое. Настолько, что удовольствие от чтения можно получить, даже раскрыв книгу на случайной странице и прочтя два-три абзаца, так-то вот!

«Английский дуб норманн срубил и Англию поработил...» Это уже из сугубо личных впечатлений — мне с детства было жаль саксов, не устоявших перед норманнами. Это видимо были последствия чтения «Айвенго» Вальтера Скотта, «Сказок Старой Англии» Редъярда Киплинга и других произведений. «Школа в Кармартене» позволила мне посмотреть на те события под иным углом:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
– Три страшных напасти, постигших остров Британия?

– Желтая зараза, опустошившая остров при короле Мэлгоне, сыне Касваллона, нашествие саранчи, сожравшей все королевские припасы при Ллуде, сыне Бели, и англо-саксы, которые не покинули остров до сих пор...

Каждая хорошая книга, помимо своих основных достоинств, запоминается конкретному читателю какой-то мелочью, понятной или близкой, как-он думает, лишь ему. Это пару ярких строчек в тексте или аллюзия на что-то, упоминание о чём-нибудь, намёк, неизвестный ранее факт, смешная шутка, необычная точка зрения, да в общем — что угодно. Я рад, что роман Анны Коростелёвой не стал для меня исключением.

Книга прочтена благодаря череде ярких отзывов коллег-фантлабовцев, последовавших за выходом книги на бумаге в этом году. Спасибо, ребята!

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Андрей Круз, Мария Круз «Земля лишних»

iskender-leon, 18 октября 2013 г. 18:20

Земля лишних — третий по счёту мир Круза, который я посетил. Несколько раз брался за отзыв, но всякий раз понимал, что отзыв получается скорее на всё творчество автора в целом, нежели на конкретный цикл. Ну и ладно, так тому и быть.

Ну что сказать — ожидаемо банально, очень динамично и захватывающе, очень предсказуемо. Взять в руки книгу этого автора — это как взять в супермаркете банку неплохого пива — это не Дом Периньон и даже не пинта Гиннесса, но некоторое удовольствие получить можно, важно только, чтобы Ваши текущие читательские ожидания соответствовали заявленному содержимому.

К чему следует быть готовым. Его книги — мilitari-боевик с пространными и подробными описаниями широкого спектра стрелкового и не только оружия, а так же боевых действий с его применением. Во время чтения здорово не хватает толстенного, подробнейшие иллюстрированного оружейного справочника. С одной стороны понятно, автор пишет о том, в чём он профессионал, использует свои сильные стороны, с другой — всё же сильно перебарщивает. Далее, судя по биографии Круза, все его герои слишком уж напоминают самого автора. Это всегда мужчина, как правило не моложе лет тридцати, служивший, причём офицер, горячая точка в послужном списке, изрядно помятый жизнью, ценящий комфорт, но лёгкий на подъём, жадный до приключений, но без авантюр, превосходно разбирающийся в оружии. Все «попаденцы» похожи друг на друга, но у Круза они просто клоны. Единственное отличие его героев от других таких же — все они не стремятся основать королевство, возглавить какой-либо орден или спасти мир, а довольствуются отвоёванным куском хлеба, хоть и с чёрной икрой. Оно как бы и ближе к реальности, но книги о наших там читают совсем не для этого. Вообще фантастическая составляющая в книгах автора служит исключительно для того, чтобы можно было рассказать о «войнушке». Зомби-постапокалипсис, прорыв в параллельную реальность, скачок на сотни лет вперёд — неважно, главное, что в руках у героя ствол и он знает как им пользоваться. Мне хотелось почитать о перестрелках, спецоперациях и прочем — поэтому семь баллов. Не стану спорить ни с кем, кто поставит этим книгам от 3 до 8 баллов в зависимости от настроения. Но готов ожесточённо возразить тому, кто скажет, что эти книги не одноразовая вещь.

Оценка: 7
–  [  25  ]  +

Марк Твен «Приключения Гекльберри Финна»

iskender-leon, 20 июля 2013 г. 10:30

«Приключения Гекльберри Финна» — это ответ на вопрос, можно ли написать правдивую до жестокости, предельно реалистичную, честную, интересную, яркую приключенческую книгу для детей. Конечно, не только для них, но всё же.

Фактического беспризорника Гека, сироту при живом отце не так просто чем-то удивить в жизни, но Твену это удалось. Он отправляет своего героя в путешествие на плоту по Миссисипи, доверив ему самому вести повествование. В путешествии Гекльберри не перестаёт удивляться многообразию жизни и её проявлений на берегах великой реки. Вместе с ним удивляется и автор — лучшие человеческие качества, такие как благородство, великодушие, честность обнаруживаются вовсе не в тех людях, кого принято считать столпами общества, а в тех, кого считают его отбросами. Яркий тому пример — бывший раб Джим, который один стоит дороже всей немалой толпы джентльменов, решивших однажды развеять скуку повешением негра.

Помню, как испугала меня в своё время одна из начальных глав, в которой папаша Гека боролся с ангелом смерти. Ещё бы — невменяемый отец гоняется за сыном с ножом. Но самой жуткой частью этой книги да и вообще всей детской литературы я считаю несколько глав посвящённых кровной вражде семейств Грэнджерфордов и Шепердсонов и той роли, которую невольно сыграл в ней Гек Финн. Чудовищная жестокость, бессмысленность и нелепость этой уродливой стороны американского общества того времени представлена настолько пугающей и вместе с тем настолько же отрезвляющей, так чтобы читатель немедленно обещал себе самому — никогда!

Чтобы книга не стала совсем уж мрачной, Марк Твен добавил несколько забавных эпизодов, основная масса из которых приходится на последнюю четверть книги, когда на её страницах появляется наш старый знакомец Том Сойер. Желая помочь своему общему с Геком другу, негру Джиму, он желает непременно обставить его побег всем необходимым антуражем, почерпнутым им из приключенческой литературы. Не смотря на дополнительную угрозу, которую это создаёт для жизни Джима, читать об этом без улыбки невозможно.

При жизни Марка Твена нещадно критиковали и даже презирали за его недвусмысленно отрицательное отношение к рабству и расизму. Как глупо, что в веке двадцать первом его же книги вынуждено подверглись косметическим исправлениям, потеряв такие слова как «ниггер». Это лишний раз подтверждает, что глупость — явление универсальное и в этом плане американские политкорректные глупцы мало чем отличаются от глупцов отечественных, другого разлива, внезапно решившим поправить Александра Сергеевича.

Назвать это классикой или шедевром будет слишком мало и слишком просто. Давайте сойдёмся на том, что эту книгу должен прочесть каждый человек, просто для того, чтобы ему проще было быть человеком.

Оценка: 10
–  [  32  ]  +

Марк Твен «Приключения Тома Сойера»

iskender-leon, 20 июля 2013 г. 10:30

Ещё одна книга, ещё один друг детства, друг сердца. Очень дорога мне она. Как сейчас помню все до единой проделки Тома и поиски клада и то, как я трясся под одеялом в страхе перед индейцем Джо. Книга, в которой за остроумием автора и увлекательными приключениями скрыто немало важнейших тем. Ну например: о дружбе, причём «неравной», когда мальчик из хорошей семьи якшается с маленьким оборванцем и нисколько этого не стесняется. О другом роде отношений, там где «мальчик с девочкой дружил» — наверняка многие пацаны впервые подумали о девчонках без глупого фырканья именно после этой книги. О социальных отношениях в во многом патриархальном и ханжеском обществе типичного американского городка. Кстати, интересно, что штат Миссури, где по роману находится вымышленный город Сент-Питерсберг, этот территория, которую впоследствии нельзя было отнести к твёрдо северным или южным штатам, вследствие чего она вполне может быть признана достаточно характерной для Америки того времени в целом.

Социальная составляющая романа получит своё продолжение и развитие в «Приключении Гекльберри Финна», романе ощутимо более взрослом и серьёзном, рассчитанном на того же читателя, но уже повзрослевшего на три-четыре года. А пока что ребята всех времён и народов могут в упоении наслаждаться приключениями Тома Сойера, хотя уже и в этой книге Марк Твен исподволь прививает им мысли о чудовищности социального и расового неравенства, понятия о благородстве, смелости и находчивости. Родители, если ваш сорванец похож на Тома, то помните, что это повод скорее для гордости, чем для беспокойства.

И ещё немного о грустном. Это субъективно, но мне кажется, что моё поколение — дети второй половины восьмидесятых и первой половины девяностых — последнее поколение, которому по-настоящему понятен Том. Это мы ещё бегали, играя в казаков-разбойников, устраивали гонки на велосипедах, плавили свинец в посадках, мастерили рогатки, строили запруды и плотины, пользуясь прорвавшим водопроводом, обменивали фантики из под жвачек на всякую всячину, играли в городки, рассказывали друг другу нестрашные страшилки и гоняли мяч на пустыре. Нынешнее поколение всё больше добивает очередную партию террористов на экране монитора, занимается сбором «лайков» в социальных сетях, выклянчиванием у родителей очередного нового «девайса». Они вообще как-то быстро взрослеют, не становясь взрослыми по-настоящему и превращаясь в грубоватых и самоуверенных подростков чуть ли не из детсадовского возраста. Иными словами, мы теряем детство. Это всё, конечно, только моё имхо, но если я прав, то много ли на свете найдётся вещей печальнее?

Читайте и давайте читать своим детям «Приключения Тома Сойера», друзья — в мире нет человека, которому это произведение пошло бы во вред.

Оценка: 10
–  [  24  ]  +

Алексей Пехов «Хроники Сиалы»

iskender-leon, 20 июля 2013 г. 10:30

Нравится этот роман-эпопея. Для тех кто ещё не знаком с ним — моё предупреждение. Это исключительно развлекательная литература. Не ждите от неё мудрости, психологизма или глубокой философии а ля Олди или Дяченко, роман не будет блистать великолепием и величием «Властелина колец». Обмануты будут ожидания увидеть нечто похожее на суровость и волшебный реализм саги Джорджа Мартина. В искусстве речи и слова этому произведению очень далеко до творений Ротфусса и Ле Гуин. В достоверности оно проигрывает книгам Гая Гавриэла Кея. И вряд ли вы будете переживать о героях книги так, как вы переживали за героев Робин Хобб. А всё равно нравится... Нет, при желании можно навесить на это произведение парадный мундир с регалиями — дескать оно даёт повод подумать о том, может ли преступник стать и быть героем, об ответственности за целый мир, которому лишь суждено родиться и так далее. Можно также вспомнить о том, что даже чисто развлекательная литература практически всегда напоминает о таких вещах, как храбрость, верность данному слову, честь, упорство и многих других... но надо ли? Остаюсь при мнении, что роман этот — замечательная сказка для взрослых и наверное самое сильное произведение Алексея Пехова. Нет, мне нравятся и многие другие его вещи, но так часто бывает в литературе — опытные редакторы обращают автора на правильную стезю — его литературный слог избавляется от корявости, шероховатости сглаживаются, критики начинают поговаривать о том, что произведения писателя приобретают глубину, сюжет становится более сложен и непредсказуем... Зато исчезает то ощущение совокупности очарования, уверенности и восторга, которое автор вкладывает в тот текст, который он пишет больше для себя, чем для читателя, когда он не задумывается о том, как издатель, корректор или редактор воспримут ту или иную строчку из него.

Прощаю этому циклу всё: смятую и скомканную концовку, отсутствие масштабного продолжения (а хочется — эпизод в «Ветер и искры» не в счёт), легковесность, расписанную мною в предыдущем абзаце и то, что очень многое Пехов позаимствовал из игры «Thief». Собственно последний пункт даже не прощаю — в этом смысле мне решительно всё равно откуда взята идея — победителей не судят, да и вообще: новеллизировал бы кто-нибудь «Gothic» — в ножки бы поклонился, ом мани падме хум.

Эпопея из трёх книг чётко делится на те же три части — городское фэнтези, рассказ о путешествии — герои двигаются к цели и приключение в стиле «dungeon» — квест в подземелье. Особенно нравятся первая и третья книги эпопеи, вторая и рассказ-приквел, написанный позже, нравятся чуть меньше. С моей точки зрения, главное в фэнтезийной литературе — это то, смог ли автор заставить читателя поверить в созданный им мир. И в этом плане столица королевства Валиостр Авендум и костяные дворцы — Храд Спайн производят очень сильное впечатление. Также пришёлся по нраву незатейливый, но смешной юмор гоблина Кли-Кли и приём с большим количеством второстепенных персонажей, биографией и характером которых автор интригует нас, но так и не даёт достаточного количества ответов. Даже заряженное ружьё на стене в первом акте не испортило картины —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
рояль в кустах? — нет! — пушка в дорожной котомке!

Рекомендую всем, а в особенности тем, кто любит открывать для себя новые миры, всякий раз ожидая встретить за поворотом неожиданное, небывалое и удивительное.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Михаил Веллер «Легенды Арбата»

iskender-leon, 13 июля 2013 г. 20:27

А мне напротив, «Легенды Арбата» понравились ничуть не меньше чем «Легенды Невского проспекта». Причём читал по свежим следам, сразу за предыдущим сборником. Сразу оговорюсь, что целиком согласен, что каждая история — это байка, в которой быть может очень мало правды, если она есть вообще, но... как-то всё-таки верится. Если не в то что такое было в действительности, то по крайней мере в то, что это вполне могло происходить на самом деле. Упрёки во вторичности материала воспринимаю спокойно — очень возможно, что тот или иной рассказ вы слышали раньше в виде анекдота, но здесь Веллер выступает в виде мастера, который возьмёт в руки заготовку, любовно стешет лишнее, добавит где нужно своё, отшлифует, отполирует и подаст на суд почтенной публике.

В этом сборнике почти нет чёрного юмора, зато ощутимо усилился социальный подтекст. Собственно, его и подтекстом то назвать сложно — настолько велика эта составляющая текста. Уподоблю-ка я его знаменитому бутерброду кота Матроскина — острая социальная сатира и ирония, а сверху слой юмора потолще и класть этим самым юмором на язык — так оно вкуснее, ага. Ну и для привлечения читателей — несколько слов о теме этих баек. Рассказ о том, как Ельцин и японский премьер отправились на рыбалку, другой — о том, как почтенный Сергей Михалков силился «отмазать» сына от армии, есть история о том, как чуть не возникли осложнения в двусторонних отношениях СССР и Французкой республики. Уморительная история об одном кинофестивале, зарисовки из жизни театра и писательской богемы, анекдот о политике, который задолго до другого, более известного, сел в кабину истребителя и сатирическое повествование об очень тяжёлом дне первого апреля.

Напишу тоже самое, что недавно написал в отзыве на рассказ Марка Твена. Реальная жизнь, особенно в области политики, часто корчит нам весьма преотвратные рожи. Если брать «лихие девяностые», которым посвящена половина рассказов сборника, то посмотреть на них в розовые очки вряд ли получиться хоть у кого-то, смотреть трезво и объективно тяжело да и нет нужды — мы все уже однажды насмотрелись, пока жили, точнее выживали в те самые года. Так давайте, предлагает Веллер, посмотрим на них сквозь призму юмора, ведь только он в таких случаях и спасает. Понимал это классик американской и мировой литературы в середине девятнадцатого века, понимает это и русский прозаик в начале века двадцать первого. Сборник понравился мне чрезвычайно, браво автор!

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Иван Бунин «Тёмные аллеи»

iskender-leon, 6 июля 2013 г. 18:12

У Нила Геймана есть рассказ-зарисовка «Пятнадцать раскрашенных карт из колоды вампира». Этот сборник можно было бы назвать в том же духе — скажем, «Тридцать восемь карт из колоды несчастной любви», если бы автор не придумал своего и куда лучшего: «Тёмные аллеи».

Ближе к концу своей жизни классик русской литературы проживал в оккупированной бошами Франции. Было ему и грустно и тоскливо и вероятно вспоминалось о чём-то своём, несбывшемся и не случившемся. Но зато писалось. Результатом стал этот сборник, рассказы из которого я не зря сравнил с картами, ведь они очень похожи друг на друга и в тоже время отличаются так, что одну с другой не спутаешь.

Это в общем-то совсем не моя литература, но как-то неожиданно хорошо пошло. Под дождливую погоду прочёл за несколько часов. Не взялся бы рекомендовать кому-либо книгу о любви, да ещё на Фантлабе, но всё же примите во внимание — исключительно высокий литературный уровень, прекрасный русский язык, сильная психологическая составляющая.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Михаил Веллер «Легенды Невского проспекта»

iskender-leon, 6 июля 2013 г. 18:12

В предисловии к одному из изданий этого цикла справедливо замечено, что рассказы эти в большинстве своём смешные, но невесёлые. Сколько правды, а сколько вымысла в этих байках достоверно не знает, наверное, сам автор. А сами истории очень разные, классифицировать их довольно сложно. Скажем так, чем больше в конкретном рассказе социальной составляющей, тем меньше хочется смеяться. Сейчас принято говорить о СССР, как о стране, которую мы потеряли, большинство бывших его граждан говорят о нём с ностальгией и сожалением. Не буду затевать здесь такого рода полемику, но скажу, что такая позиция свидетельствует о хороших душевных качествах нашего народа: мы по-прежнему склонны помнить хорошее, а забывать плохое. А плохое конечно было и в этих байках уделено этому немало внимания. Например, Веллер напомнил нам о том, что для того чтобы при СССР пойти в гору, крайне желательно было, чтобы к способностям и талантам прилагался бы партбилет. Зато к владельцам партбилетов не всегда прилагались человеческие достоинства... Или о постоянных перестраховках — как бы чего не вышло и не пришлось бы за это отвечать («полезнее всего — запретить» — В. Пикуль). И так далее в том же духе. Но таких историй не более трети. Остальные можно делить по принадлежности к флотскому, армейскому, медицинскому юмору. Есть истории о коллегах великого комбинатора. Есть рассказы откровенно скабрезные и даже намеренно пошловатые.

Также можно рассматривать этот цикл, как своеобразный тест. Вы смеётесь, читая о похождениях аферистов? Ничего, все смеются. А как на счёт социальной сатиры? Тоже смеётесь? Ладно, тогда попробуем что-нибудь более серьёзное? Сумасшествие, зоофилия, суицид, убийство, наконец смерть детей — Веллер как будто испытывает каждого из читателей, его местами очень чёрный юмор перетекает в область, где юмора как такового быть уже не может, как не может быть жизни в вакууме.

Этот сборник — череда очень ярких, запоминающихся историй. Составлен он так, что вряд ли вам понравится каждый из составляющих его рассказов, но что-нибудь вам точно да понравится, как минимум. Очень рекомендую.

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Роберт Шекли «Особый старательский»

iskender-leon, 29 июня 2013 г. 12:25

Параллели с знаменитым рассказом Джека Лондона «Любовь к жизни» конечно напрашиваются, как уже заметил не один лаборант, но... Есть ощутимые различия. В случае с Шекли, несмотря ни на что, есть уверенность с счастливом финале, а в случае с Лондоном такой уверенности нет. Впрочем, если первый приведённый довод субъективен, то нижеследующий с моей точки зрения куда более обоснован. И безымянный герой Лондона и Моррисон из рассказа Шекли отдают всего себя в достижении цели. Но разница и заключается в сути этой цели. Припомните: на пути к Гудзонову заливу человек сначала оставляет половину своего золота, потом половину от остатка, а затем и всё остальное — лишь бы сохранить мизерные шансы на выживание. В далёком будущем его коллега по профессии, напротив, принимает решение, что золото стоит его жизни. Я одинаково сопереживал обоим героям, но вместе с тем знаю, что моё поведение было бы похожим на действия золотоискателя прошлого, а не будущего. Вот и стоит ли теперь относится с иронией к утверждению, что предки были мудрее нас? Конечно, найдётся немало апологетов таких утверждений, как: «риск дело благородное», «кто не рискует, тот не пьёт шампанское, пардон, в нашем случае особого старательского» и даже «всё или ничего»... Но разве жизнь, наша жизнь — это ничего? Я не согласен. Есть множество вещей, которые стоят нашей жизни, но богатство в этот список не входит.

Но это всё не критика, а информация к размышлению. Рассказ безусловно шедевральный, с характерным для Роберта Шекли юмором и оригинальной концовкой. На дворе лето, а в моём южном городе сейчас в особенности жарко и душно: пойду, пожалуй, налью себе «особого старательского».

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Эрик Фрэнк Рассел «И не осталось никого…»

iskender-leon, 29 июня 2013 г. 12:23

Прекрасная повесть. Смешная сатира — лучшая из возможных. По ходу чтения возникло стойкое подозрение, что нечто подобное я уже читал, причём довольно давно. Долго мучился, потом вспомнил: неподражаемо смешное общение землян и гандов очень напоминает допрос генералом Баан-Ну одного жевуна в повести Александра Волкова «Тайна заброшенного замка». Решительно никаких обвинений, но уверен, что эту повесть Рассела Александр Мелентьевич читал.

Видимо в случае с этой историей, как и во многих других его произведениях, где ярко проявляется антимилитаристская и антинасильственная позиция автора, главным для Эрика Рассела было ещё разок щёлкнуть по носу всё то, что он так не любил. А именно: милитаристов, военщину а-ля пентагоновские ястребы, сторонников теории «сильной руки». И откровенно говоря, удалось ему это блестяще. Но вместе с тем, произведение оставляет по себе больше вопросов, чем ответов. Создавая общество, способное противостоять оголтелому авторитаризму, писатель сделал его таким, что мне лично из этих двух вариантов более симпатичен именно авторитарный, а не тот рациональный индивидуализм, что царит на планете гандов. Справедливо подмечено в предыдущих отзывах, что совершенно непонятно, как в таком социуме могут выживать инвалиды, сумасшедшие. Наверняка нелегко приходится и людям творческих профессий — музыкантам, художникам, поэтам. На планете настоящий триумф честности, зато пропали, истаяли дымкой бескорыстие и великодушие. Кроме того, моё чувство недоверия просыпается в тот момент, когда один из гандов отказывается выполнять приказ землянина даже под угрозой смерти — мол с мёртвого нельзя получить вообще ничего, так зачем тебе меня убивать? К сожалению, из реальной жизни мы все знаем, насколько зыбко и ненадёжно это суждение. Убить можно и из-за тупой злобы или ярости и в холодном расчёте запугать этой смертью следующую жертву. И зря Рассел приплёл сюда Мохатму Ганди, который и вправду изобрёл и применил пассивное сопротивление как форму социальной борьбы, но впоследствии он же первый и призвал отказаться от этого метода, когда решил, что индийский народ не готов к нему.

Но заканчиваю с критикой — её слишком много как для положительного отзыва и оценки десять. Несмотря на всё вышесказанное, повесть была, есть и остаётся одной из лучших не только в творчестве автора, но и во всей британской фантастике.

Оценка: 10