Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «visto» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2 [3] 4  5  6  7  8  9 ... 18  19  20

Статья написана 16 марта 2017 г. 09:06
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики»

ВОВСЕ И НЕ ДЬЯВОЛЫ...


ДЬЯВОЛ "МОРСКОЙ"

"...— Видал... "морского дьявола".

- Его?

— Да говори же, говори! — нетерпеливо кричали ловцы...

— Каков же он? Голова у него есть?

— Голова? Да, кажется, есть. Глаза по стакану... Лапы как у лягушки. Пальцы длинные, зелёные, с когтями и перепонками. Сам блестит, как рыба с чешуёй... Ног совсем нет. Большой хвост есть. А на конце хвоста две змеи...

— Это был он..."

Александр Беляев. Человек-амфибия


1928 Художник А. Шпир. Журнал "Вокруг света" (Москва), 1928, № 9. С. 129. https://fantlab.ru/edition48697


1961 Кадр из фильма "Человек-амфибия". Художники Всеволод Улитко, Тамара Васильковская; художник по костюмам Мария Кандат.

1976 Художник Н.И. Кузнецов. С. 159. https://fantlab.ru/edition5144

1988 Художник В.Б. Осипов. С.143 (шмуц). https://fantlab.ru/edition168037


1989 Оформление Б.Ф. Джалалов. С. 3. https://fantlab.ru/edition43904 (кстати, на ФЛ не указано, что он выступил и как автор внутренних иллюстраций.

1989 Иллюстрация С. Ермолова (вкл. между стр. 384-385). https://fantlab.ru/edition5210


2007 Художник (?) Коллеги, тут нужна ваша помощь. Кто знает фамилию автора обложки? Ещё раз посмотрите на неё и на рисунок на конверте с оригинальной маркой? Нашли какое-нибудь сходство? Издание на ФЛ https://fantlab.ru/edition13441

2009 Художники О. Лучникова, И. Смолин. Рисунок на конверте с оригинальной маркой. Портрет на марке "зеркальный" (см. оригинальное фото). Обращаю ваше внимание — на обороте конверта имеется надпись: "Подделка государственных знаков почтовой оплаты преследуется по закону"... Если этот конверт оформляли авторы обложки издания 2007 года, тогда ладно — можно простить, а если нет! Тогда напрашивается вопрос, что же такое "подделка"?


Завершаю "знакомство" с внешностью Ихтиандра широкоформатными обоями на компьютерный рабочий стол, выполненные начинающим фотожабером, то есть мною.


ДЬЯВОЛ "ЗЕМНОЙ"

<...> У дальневосточных фэнов — любителей фантастики — поддерживается переписка с его дочерью писателя-фантаста Александра Беляева Светланой Александровной. Она тоже пишет фантастику, но в другом стиле. Предлагаем вам её рассказ, выдержанный в традициях так называемых «святочных рассказов». Или «новогодних». Потому что в былые времена они появлялись в российских газетах как раз под Новый год, на святочной неделе,, в то время, когда мир на рубеже старого и нового годов наполнен чудесами и верой в то, что эти чудеса будут добрым! Единственное условие — чтобы действие было приурочено к Новому году, к Святкам. А действующие лица, например, могли быть... ну хоть дьяволами и ангелами.



ДЬЯВОЛ И ЖЕНЩИНА

До Нового года оставались считанные часы. На Невском около Гостиного двора зажглись две огромные праздничные ёлки. Прохожие, не снижая будничного делового ритма, сновали по тротуарам. Мимо проносились машины, наполненные пассажирами, цветами и бутылками шампанского.

По Невскому шагал, незаметный в толпе, Дьявол. Всё, что отличало его от рода человеческого, было тщательно замаскировано: рога — под шляпой, хвост — в брюках, копыта — в модных ботинках.

Вынув из кармана толстую записную книжку. Дьявол приблизился к фонарю. Поводил пальцем по странице. Горестно вздохнул. Несколько часов до Нового года — и не меньше трёх десяткой квартир! Проверить: успел ли напиться Прохватилов? Выбил ли окно хулиган Рыльников? И к склочнице Безнаказовой заглянуть: не забыла ли она напакостить соседям? Выяснить также: бил ли сегодня свою жену дебошир Проказов? Мимоходом можно и поссорить кого-нибудь, подставить кому-нибудь ножку. Но это — уже лирика. Рассчитывать на премию Дьявол мог только в том случае, если против каждого пункта в книжке появится «галочка».

...Дьявол позвонил у первой двери, нетерпеливо постукивая копытом в ботинке.

Открыла молодая симпатичная женщина в голубом длинном халате, в волосах бигуди.

Мельком взглянула на гостя, сказала:

— Ну, наконец-то! Проходите. Только ноги хорошо вытирайте: на улице снег, к празднику полы натёрла.

Дьявол никогда не вытирал ноги. Но тут возражать почему-то не стал. Потоптавшись на коврике, он двинулся за женщиной.

— А где Надежда? — спросила она, полуобернувшись к нему.

— Понятия не имею, — удивился Дьявол.

— Ну конечно! Никто не знает, где её черти носят!

Дьявол счёл нужным ответить:

— Если бы её черти носили, я был знал.

Хозяйка улыбнулась, приняв это за шутку. Позвала его:

— Идите скорее сюда, вы мне поможете.

Приставляя стремянку к стене, пояснила:

— Опять пробки перегорели. Да не бойтесь, я придержу лестницу.

Дьявол оскорбился. Проворно вбежал до последней ступеньки. И остановился в нерешительности. Уже без уверенности спросил:

— Что я должен делать дальше?

Видя его замешательство, женщина сказала строго:

— Слезайте. Я сама сделаю.

Пристыженный Дьявол спустился на пол. Он старался не смотреть женщине в глаза.

Ловко орудуя пробками возле счётчика, она спросила:

— Вы извините меня, никак не могу вспомнить: вас зовут Альберт или Альфред?

Такой поворот несколько шокировал Дьявола:

— Я, собственно говоря, Дьявол, — стараясь говорить веско заметил он.

— Знаю, знаю! В каждом из вас сидит дьявол, но я спрашиваю о вашем настоящем имени.

— Настоящем, — повторил он и неожиданно для себя сказал:

— Эдуард.

— Вот как! — удивилась она. — Значит, Эдик. — Такая фамильярностъ покоробила его, но он промолчал.

— А меня — Вера.

"Дьявол и Вера", — сопоставил он мысленно и усмехнулся.

Заменив пробки, она пригласила его в комнату:

— Пальто и шляпу можете повесить здесь.

Сняв пальто, он замялся. Она спросила:

— Вы что, так и будете сидеть в шляпе?

— Рога у меня, — виновато произнёс он.

— Можете тоже на вешалке оставить, — великодушно позволила она, смеясь. — А я и не знала, что вы женаты.

— Холостой я, — хмуро молвил Дьявол. И подумал: «Зачем я сюда потащился?» Шляпу придётся снять...

Осторожно приподняв головной убор, он взглянул на себя в зеркало. Рога... Что такое? Он провел рукой по волосам — действительно, всё гладко. И испугался...

— Не обращайте на меня внимания, — сказала Вера и ушла за шкаф переодеваться. — Хотите кофе? Не бойтесь, у нас ещё уйма времени.

Дьявол растерялся. Собратья никогда не рассказывали ему ни о чём подобном. В инструкциях тоже ничего о таких ситуациях не прописано». Он обернулся в сторону шкафа, изобразил улыбку, ответил:

— С превеликим удовольствием! — и только тогда смог подумать: «И где я этой гадости нахватался?»

Вера вышла из-за шкафа в нарядном сиреневом платье.

«Соблазнить её, что ли?» — мелькнула у него в голове дьявольская мысль. Но Вера уже сунула ему в руки старую кофейную мельницу. Растерянный Дьявол принялся за новое для себя дело. Сам не заметил, как отвлекся от своих мыслей. А через несколько минут кофе был готов, и Вера, успевшая красиво причесаться, разлила напиток по чашкам. Дьявол внимательно посмотрел на неё. И вдруг подумал: «Было бы неплохо, если бы она меня соблазнила».

...После новогодних тостов гости пустились в пляс. Дьявол не мог усидеть. Выскочил на середину комнаты и выдал такой дьявольский перепляс, что стекла задрожали. Вокруг слышались возгласы: «Во даёт!». Гости хлопали в такт, и Дьявол понял: он — центр внимания...

Доплясавшись до седьмого пота, он ощутил: ему ужасно жмут ботинки. Выскочив в переднюю, он снял один. Заглянул внутрь. Ахнул. Там лежало отвалившееся копыто. На ноге непривычно шевелились пальцы... В левой части груди что-то подрагивало. Дьявол никак не мог вспомнить: «Что у меня там?» Так и не вспомнил. А в голове билась ещё одна мысль: «Что же теперь будет? Остался один хвост, А что если и он... того... отвалится?».

Дьявол чувствовал: в любой момент он может провалиться в преисподнюю. И ему этого ну совсем не хотелось! О том, что он не имел права встречать Новый год, не выполнив дьявольских дел, он вспомнил только потом, когда Вера надела пушистую, пахнущую духами шубку. Но мысль исчезла так же быстро, как и появилась.

...— Вы проводите меня, Эдик? — спросила Вера.

На улице оказалось лунно и морозно. Поскрипывал под ногами снег.

— А Надька-то так и не пришла, — заметила Вера, внимательно глядя на Дьявола. Он равнодушно пожимал плечами, не понимая, о ком идёт речь. — Хорошо как, правда?

— Хорошо, — согласился он, удивляясь тому, что не успел сделать ни одной пакости к при этом испытывает удовольствие. Даже радость. — Хм!

Подняв лицо к небу, Вера остановилась:

— Посмотрите! Летит!

— Ангел?! — Уточнил Дьявол и подумал: "Вот только его сейчас и не хватало! Впрочем, он мог ожидать чего угодно. Именно сейчас..."

— Да какой там ангел! Просто спутник! — засмеялась Вера.

Она повернулась к Дьяволу. Долго и внимательно разглядывала его.

— Послушайте, Эдуард, я только теперь увидела какие у вас чертовски красивые глаза. Никогда таких не видела! Честное слово!

И спять в левом боку у Дьявола что-то замерло, а потом заколотилось.

А Вера, пока он раздумывал, как вести себя в такой ситуации, обняла его... и поцеловала в губы.

Это было, наверное, уже слишком. Дьявольски сильные ноги подкосились, и он рухнул на стоявшую за спиной урну.

— А вы порядком набрались, — заметила Вера, кинувшись ему на помощь. — Далеко живете?

Он, еле ворочая языком, ответил:

— В преисподней...

— А-а... это в новом районе? — по-своему поняла Вера.

— Наоборот, в старом...

— Без разницы... Давайте поступим так — пойдемте-ка ко мне. Я вам на раскладушке постелю...

Дьявол поднялся с урны, отряхнулся. Вынул из кармана ставшую ненужной записную книжку и выбросил её в урну. Посмотрев на удаляющуюся Веру, незаметно задвинул ногой за урну отвалившийся хвост — последний атрибут дьявола... и кинулся догонять женщину, совратившую его с истинного пути.


ОТВЕТ ОТ ОТВЕТСЕКА ЖУРНАЛА "ВОКРУГ СВЕТА"

Прежде чем перейдём ко второму вопросу, хочу выразить благодарность коллегам шерлок и slovar06, разместившим на ФЛ текст Петра Иосифовича Капицы: Капица, П. Редактор Маршак; Фантаст Александр Беляев / П. Капица // Звезда. — 1988. – № 1. — С. 184–191. https://fantlab.ru/blogarticle39466

Теперь проще начать разговор о письме с ответами на мои вопросы Петра Иосифовича, которое я получил в канун Нового 1989 года. Ответ Капицы, если строго подходить, мало чего добавляет к биографии Александра Романовича Беляева, но надо помнить — отрицательные результат — тоже результат. Вынимаем из конверта тридцатилетней давности листок блокнота на котором авторучкой чёрными чернилами на белой бумаге написано:



Уважаемый Виктор Петрович!

Желаю Вам в Новом 1989 году исполнения всех Ваших желаний и здоровья. Спасибо за присланный журнал "Вокруг света".

Отвечаю на Ваши вопросы:

1. История детства и юности Беляева почерпнуты из бесед с А.Р. и устных воспоминаний его дочери Светланы Александровны. Книгу Ляпунова не читал.

2. Относительно "старый домишко" — ничего не могу сказать. Место мемориальной доски устанавливала Светлана!

3. После войны ни с Н.В. ни с М.К. Я не встречался. А с довоенных лет, хотя не раз видел их, ничего примечательного не запомнил. С дочерью Светланой встречался на вечере воспоминаний и несколько раз говорил по телефону <...>. Она уже пожилой человек, мечтает стать членом Союза писателей. Пишет рассказы.

4. Что изображено на снимке — установить не могу. Место незнакомое, лица людей расплывчаты. Никого не узнаю.

5. Других неопубликованных писем Беляева у меня не осталось. Те, что были, погибли во время блокады. О чём он писал не помню.

С уважением [подпись]

15 XII 88 г.


Примечания:

Я подарил ему ленинградский журнал "Вокруг света", где была его ФИО как ответсека.

А.Р. — это Александр Романович Беляев

Н.В. — это Надежда Васильевна Беляева (мама писателя).

М.К. — это Маргарита Константиновна Беляева (супруга писателя).

Снимок, который я посылал П.И. Капице, был переснят по моей просьбе Г. Диденко из семейного альбома Беляевых. Помещаю его под кат. Любопытствующие могут посмотреть. Чёрт его знает, а вдруг кто-нибудь да и узнает изображённый на снимке зал набитый публикой, выступающих у стенда с какими-то плакатами (проектами, схемами, чертежами?), кого-то из людей в президиуме (?)...


Ваш visto

16 марта 2017 года — день рождения нашего любимого писателя-фантаста Александра Романовича Беляева.

С чем всех нас и поздравляю!



Статья написана 8 марта 2017 г. 05:37
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики»

Эпиграф:

"...Солнце у гольдов считается женщиной (ciy), а Луна (бя — мужчиной). Движение Солнца и Луны гольды (род Кили) объясняют следующим образом: "Мужчина Бя старается догнать небесную женщину Ciy, но никак не может. Когда месяц исчезает — новолуние — это значит он догнал женщину. Темнота становится для того, чтобы никто не видел, что Бя сошёлся с женщиной Ciy".

В.К. Арсеньев. Путевой дневник (рукопись). Цитируется по книге: И.А. Лопатин. Гольды. Владивосток, 1922. С. 330.


ПЕРВЫМИ НА ЛУНУ ПОПАДАЛИ ДЕВОЧКИ

Легенды Дальнего Востока. "...Пятна на Луне гольды объясняют следующим наивным мифом. У одной гольдячки была дочь. Мать послала её на Амур с вёдрами за водой. Та ушла и заслушалась там пением птичек. Долго мать ждала дочь, наконец, не вытерпела и прокляла её: "Чтоб её Бя уволок!" — сказала она в своём гневе. Как только мать сказала эти слова, Бя в самом деле стал спускаться к девушке. Он схватил девушку так поспешно, что она не успела даже выпустить из своих рук вёдер. Бя поднялся с нею на небо и до сих пор не расстаётся с девушкой. Вот почему на светлом круге Бя видны какие-то знаки. Если хорошенько присмотреться, то увидишь девушку с вёдрами (см. рисунок). Интересно отметить, что подобная легенда, как мне известно по личным исследованиям, существует и у тунгусов. В.К. Арсеньев записал вариант у Кили. Для сравнения приведу её, воспользовавшись, с любезного разрешения В.К. Арсеньева, рукописью его дневника. "У одного мужчины была работница. Мужчина обращался с ней очень плохо: заставлял много работать, держал голодом и бил. Она ходила за водой и часто плакала там по ночам, обращаясь к месяцу, чтобы он взял её к себе. Месяц сжалился и взял девушку. Вот почему на месяце и теперь видна женщина, которая в руках держит вёдра с водой".

Цитируется по книге: И.А. Лопатин. Гольды. Владивосток, 1922.



Башкирская легенда. Давным-давно жила-была одна девочка. Звали её Зухра. Очень рано она осталась без матери. Отец привел в дом мачеху... Как-то вечером мачеха велела Зухре натаскать воды. «До утра наполни вот эту кадку водой. Иначе голову оторву», — сказала она. А сама незаметно проткнула дно кадки. Всю ночь Зухра носила воду. Но вода в кадке нисколько не прибывала. Изможденная вконец, свалилась она без сил. Луна безмолвно плыла в небесах. Взглянула Зухра на Луну и воскликнула: «Эх, Луна, хоть бы ты помогла мне. Вызволила бы меня из неволи! Возьми меня к себе!» Луна засветилась ярче, послала свои лучи на землю и подняла Зухру к себе. С тех пор на Луне стоит девушка с коромыслом


Чувашская легенда. В незапамятные времена, жила на земле злая-презлая колдунья. У колдуньи была падчерица — тихая, работящая и собой писаная красавица. Не любила колдунья свою падчерицу, постоянно ругала, изводила непосильной работой. Задумала она во что бы то ни стало погубить падчерицу. Однажды, в глухую полночь, колдунья разбудила спящую девушку и говорит: "Сбегай-ка на речку, свежей водицы испить захотелось!" Девушка взяла ведра с коромыслом и пошла на реку. Ночь была ясная, морозная. С неба светила полная луна. Девушка спустилась к проруби, наклонилась, чтобы зачерпнуть воды, а когда выпрямилась — в ужасе отшатнулась: со всех сторон её окружали страшные ведьмы. В страхе девушка зажмурилась, взяла ведра на коромысло и заспешила домой. Не тут-то было! Ведьмы не отстают от нее ни на шаг, тянут к ней костлявые руки, вот-вот растерзают. "Не дай погибнуть, ясный месяц!" — взмолилась девушка. Луна услышала мольбу девушки, подняла её с ведрами с коромыслом к себе. Теперь ведьмам до нее было уже не дотянуться. С тех пор в ясные ночи на полной луне и видится девушка с коромыслом на плечах.


Татарская легенда. Когда-то жила с отцом и мачехой девушка по имени Зухра йолдыз. Любили её и за то, что она не возгордилась своей красотой и трудолюбием. При отце злая женщина придерживала язык, но только он за порог, как начинала изводить приёмную дочь. Мачеха посылала Зухру за хворостом в страшный дремучий лес, где водилось множество змей и свирепых зверей. Зухра старалась выполнить всё, что ей прикажут, пытаясь угодить отцовой жене. Да где там! Покорность и долготерпение падчерицы и вовсе выводили из себя мачеху. И вот однажды под вечер, когда Зухра особенно сильно устала от беспрестанной работы, мачеха велела ей натаскать из реки воды в бездонную посудину. Да пригрозила: "Если до утра не наполнишь до краев, чтоб ноги твоей в доме не было!" Не смея перечить, Зухра отправилась по воду. Была чудная ночь. Луна лила на землю серебристые лучи. Забылась Зухра, ушли прочь печали и невзгоды... Тяжко вздохнув, наполнила Зухра ведра, и коромысло невыносимой тяжестью легло на девичьи плечи. А ещё тяжелее лёг камень на сердце. Снова взглянула Зухра на Луну. И так захотелось, подобно небесной страннице не знать ни горя, ни забот и дарить доброту и ласку... В это время с неба скатилась звездочка. На душе у Зухры вдруг полегчало. Вёдра с водой становятся почти невесомыми. Глаза ее сами собой закрылись. А когда Зухра вновь распахнула свои длинные ресницы, то увидела себя на Луне, в которую она так долго вглядывалась. Ее окружил хоровод звезд, одна из которых засияла особенно ярко. Оказывается, эта звезда всегда следила за Зухрой. Она видела её страдания. Эта самая звезда обняла Зухру своими лучами и подняла её ввысь, до самой Луны. Никто на земле этого не увидел, ничто не нарушило её ночной покой. Отец Зухры долго искал свою доченьку... Если ясной ночью вы вглядитесь хорошенько в Луну, то увидите на ней силуэт девушки с коромыслом на плечах. А рядом с Луной заметите ярко светящую звезду, что вознесла добрую душу на небо. Ее называют звездой Зухры.


Уверен, что похожие сюжеты можно встретить в сказках и легендах и у других народов. Хочу обратить внимание, что приведённые в мифах и легендах примеры "попадания" на Луну роднит одно — не от хорошей жизни попадают на Луну.


С НАУЧНЫМИ ЦЕЛЯМИ ПРИЛУНИЛИСЬ ПЕРВЫМИ

До 1900 года в фантастических (не сказочных и мифологических) произведениях из представителей прекрасного пола на Луне побывали:

Вера Ф. и Людмила В. Вера Фигнер и Людмила Волкенштейн прилунились у цирка Платона в составе смешанного экипажа космического корабля (Николай Морозов, Пётр Поливанов, Людвиг Янович).

Источник: Николай Морозов. В мировом пространстве. Сб. На границе неведомого. Научные полуфантазии. М., 1910. С. 79-112.

Примечание: Публикация в журнале «Техника — молодежи» (№№ 7-8, 1963 год) рассказа Н.А. Морозова «Путешествие в космическом пространстве» названа первой. Там же сказано, что рассказ создан в начале заключения писателя в Шлиссельбургской крепости и найден в его «Шлиссельбургских тетрадях». Текст рассказа был передан в распоряжение редакции журнала заведующим Архивом Академии наук СССР В.В. Левшиным. Указано, что сам автор датировал его 1882 годом.

О сомнениях в правильности авторской датировки рассказа см. ниже — visto. Напомним только, А.Н. Морозов переведён в Шлиссельбургскую крепость 2 августа 1884 года. И ещё — предписание разрешить заключенным "более разнообразное чтение и письменные занятия в камерах" начальником Шлиссельбургской крепости было получено 30 сентября 1885 года.

В опубликованном в 1963 году варианте рассказа смешанный экипаж космического корабля состоял из семи, а не из пяти человек (см. публикацию 1910 года). Причём, в рассказе указаны только имена космических путешественников: Вера, Людмила, Иосиф, Пётр, Николай, Ованес, Людвиг.



Некоторые дополнительные факты, вызывающие сомнения в датировке написания рассказа Н.А. Морозова:

- В примечаниях к публикации рассказа "В мировом пространстве" (Сб. "Вечное солнце". М., Молодая гвардия, 1979. С. 238-247) составитель и автор комментария С. Калмыков отмечает: "...Однако целый ряд героев рассказа в 1882 г. были ещё на свободе. Поэтому представляется более правильным датировать рассказ временем до 1905 г."

- Николай Рынин отмечал: "...Морозов в своей книге «На границе неведомого» (1910) даёт описание своего фантастического полёта в мировое пространство со своими спутниками по заключению в Шлиссельбургской крепости, причём его корабль был несколько похож на вышеописанный корабль Графиньи" [Анри де Графиньи "Вокруг Солнца". Первое издание датировано 1888 годом]. См.: Н.А. Рынин. Межпланетные сообщения: Мечты, легенды и первые фантазии. Ленинград, 1928.



Гертруда Керсэн, племянница доктора Бриэ, и её маленькая служанка Фатима. Они, вместе с другими героями романа "Изгнанники Земли" сделали "пересадку" на ночное светило с пика Тебали (Судан) в момент его касания с Землёй.

Источник: Андрэ Лори. Изгнанники Земли. 1887 г.


Осипова, Елена Михайловна — Дочь профессора астрономии и изобретателя Михаила Васильевича Осипова. В честь неё отцом было названо взрывчатое вещество необычайной силы для "выбрасывания" с Земли на Луну "вагона-ядра" — еленит. Елена Осипова, единственная женщина в составе экипажа вагона-гранаты, выброшенной из жерла вулкана Котопахи.

Источник: Жорж Ле-Фор, Анри де Графиньи "Вокруг Солнца" (Из цикла: Необыкновенные приключения одного русского учёного", 1888 г.)


Жаль, конечно, что нельзя твёрдо сказать — русские женщины были первыми на Луне! Но если добавить уточнение — "с научными целями" — тогда точно — первые! Вновь хочу обратить внимание на такой момент — два последних "посещения" лунной поверхности имеют "криминальные" корни. Гертруда Керсэн и её спутники оказались на Луне в результате безответственного поступка, который можно квалифицировать, как преступление. А Елену Осипову даже похитили, а её папа "отбывал срок" по ложному обвинению перед полётом на Луну.



О женщине, ставшей прототипом одной из первых русских представительниц прекрасного пола побывавших на Луне, расскажу чуть подробнее. Потому что её судьба связана с Дальним Востоком.

ПРОТОТИП ОДНОЙ ИЗ ПЕРВЫХ ПОКОРИТЕЛЬНИЦ ЛУНЫ

Волькенштейн (Волкенштейн) Людмила Александровна (1857—1906) — русская революционерка-народница; из дворян. Участвовала в организации убийства харьковского губернатора князя Дм. Н. Кропоткина в 1879 году. Приговорена по Процессу четырнадцати (1884) к смертной казни, замененной 15 годами каторги. До 1896 года Л.А. Волкенштейн отбывала одиночное заключение в Шлиссельбургской крепости. С 1897 года была на поселении на острове Сахалин. В сентябре 1902 года с супругом Александром Волкенштейн переехала во Владивосток. Волкенштейн стал организатором санитарной службы и первым санитарным врачом города Владивостока. Когда началась война с Японией и во Владивосток стало поступать большое количество раненых, Людмила Волкенштейн пошла работать фельдшером. Вместе с мужем они организовали курсы медицинских сестер. Людмила Волкенштейн выступала с осуждением политики царизма в русско-японской войне, результатом которой стала гибель большого количества матросов и солдат.

10 января 1906 года состоялся общегородской митинг, где в последний раз выступила Людмила Волкенштейн. После окончания митинга, его участники большой колонной с духовым оркестром направились к зданию штаба крепости на Вокзальной площади, но были встречены пулемётным огнём. Среди первых погибших из числа митингующих была Л.А. Волкенштейн.

Ниже помещаю информацию из открытых источников (Возможно информация устарела, требуется проверка и ваша помощь, коллеги, особая надежда на жителей Владивостока):

"...Людмила Волкенштейн была похоронена на Покровском кладбище Владивостока 13 января 1906 года. Память о Л.А. Волкенштейн живёт в улицах зданиях старого Владивостока. В 1917 года на здании, расположенном на углу улиц 1-й Морской и Алеутской (дом № 13 по ул. Алеутской, где Л.А. Волкенштейн жила с 1902 по 1906 год), была установлена мемориальная доска, снята в 1918 году. Восстановлена в 1988 году). Покровское кладбище, где она была похоронена — ныне Покровский парк. На месте её захоронения в 1988 году установлен памятный знак. Во Владивостоке есть несколько мемориальных досок, рассказывающих о ней".


Что-то мы всё о грустном, а ведь сегодня день-то какой!

ЗАШИФРОВАННОЕ ПОЗДРАВЛЕНИЕ

Подобные шифры были в ходу у народовольцев. Ими пользовался и Николай Морозов. Ключ к расшифровке прост, как и сам шифр. Берётся несколько слов или предложение, которое надо запомнить. В День Первого Праздника Весны я выбрал предложение для запоминания из части (рассказа) известного цикла, известных авторов, которая при отдельных публикациях в разное время имела два разных названия, но оба они состояли из... 8 (восьми!) букв. Надеюсь, понятно к чему я клоню:


"...Сегодня Марта приготовила в твою честь настоящий оксеншванцензуппе!"


Буква в моём шифре обозначается двузначным числом. Нумерация букв начинается с числа 11. В нашем случае буква "С" обозначена числом 11, "Е" — 12... и т.д., до восклицательного знака, который обозначен числом 70. Часто встречающиеся или повторяющиеся в предложении буквы — А, И, Е, О и др. — могут обозначаться разными числами. Народовольцы различными приёмами запутывали и усложняли расшифровку текстов, написанных этим шифром, делая её практически невозможной; я же, наоборот, упростил шифр донельзя: числа только двузначные, слова разделены чертой. Заняться расшифровкой поздравления настоятельно рекомендую лаборанткам.


57455831 / 15142037265156 / 54533232692651 / 2947 / 5955632627 / 414024156260 / 596046 / 6753651520195932495647 / 6163 / 326639586049 / 2353325359515745 / 5560524745 / 70


А мужчины-лаборанты, надеюсь, "подарят" вам те самые два названия из 8-ми букв, откуда взято предложение для тайного ключа шифра.


Если не завтра, то послезавтра. "А ну-ка, девушки! А ну, красавицы..."

https://goo.gl/1dM6QJ


Материал о Николае Морозове на другой странице моей колонки:

https://fantlab.ru/blogarticle31695


Статья написана 6 февраля 2017 г. 02:43
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики»

СРОЧНО В НОМЕР!

За два дня до дня рождения Жюля Верна получил сообщение: Второй Международный Конгресс Verniano, посвящённый необыкновенным путешествиям Жюля Верна, пройдет в городе Гавана, Куба, 28, 29 и 30 июня 2017 года.



На Конгресс приглашаются заинтересованные творчеством Жюля Верна, а также те, кто готов представить материалы своих исследований. Приём заявок проводится в формате Word (язык: испанский, французский, английский), направленных на электронный адрес info@shjv.org с указанием темы сообщения на Конгрессе. В письме необходимо указать следующие данные:

- Заголовок сообщения.

- Полное имя докладчика

- Электронную почту и данных автора или авторов.

- Резюме сообщения (до 200 слов).

Организаторы направят вам по электронной почте подтверждение о получении заявки.


ВОКРУГ ПЬЕСЫ "ВОКРУГ СВЕТА..."


Евгений Брандис: В 1874 Жюль Верн в соавторстве со знаменитым тогда драматургом Адольфом Деннри предпринял ещё одну попытку перенести роман на театральные подмостки. Пьесу поставили на сцене парижского театра "Порт-Сен-Мартен", позже в "Шатле". По ходу действия на сцене появлялись паровоз и слон. Это потрясало зрителей сильнее, чем сегодняшние многомилионные голливудские проекты! Литературные достоинства жюльверновского произведения отступили на второй план. На первый вышли костюмы и новинки театральной машинерии. Пятнадцать сменяющихся задников позволяли зрителям переноситься из Лондона на Суэц, из Индии в Китай, из Сан-Франциско в кишащий змеями грот на острове Борнео.

Знаменитая французская писательница Жорж Санд, посмотрев спектакль со своей внучкой, писала: "Пьеса Верна забавна и динамична. Это детский спектакль, однако хорошо поставленный и очень смешной".

Критики благосклонно приняли постановку... Впрочем, не все были доброжелательны. Газета La Vie parisienne язвительно писала: "Дымоход, полупаровоз, четверть слона, звук взрыва, холстина, изображающая волнение моря, смехотворный балет, грубые шутки и банальная сентиментальность — и так путешествуют вокруг света на протяжении двухсот представлений!" Но спектакль по пьесе Жюля Верна даже превзошёл этот показатель: к началу XX столетия только в Париже его играли 2000 раз! Кроме того, пьеса с успехом шла за границей — в Лондоне, Нью-Йорке, Риме".


Евгений Борисов: На сайте ФЛ https://fantlab.ru/user47621#firstunread

"...Постановка спектакля («большой обстановочной приключенческой феерии») в России состоялась в конце 1875 года на сцене Общедоступного (Народного) театра, а в следующем году она была опубликована на русском языке издательством В.С. Курочкина (в переводе С.В. Танеева). В Париже с 1874 по 1940 год спектакль был поставлен более 3600 раз (в том числе в театре «Порт-Сен-Мартен» — 2250 раз); он ставился также за границей – в Лондоне, Нью-Йорке, Риме, Петербурге, Москве, других крупных и провинциальных городах Европы и Америки в течение нескольких десятилетий".



ГЛАЗ НЕ ОТОРВЁШЬ... ДО ЧЕТВЁРТОЙ КАРТИНЫ

Два впечатления русских зрителей пьесы, точнее — спектакля-феерии в пяти актах и пятнадцати картинах, с прологом по роману "Вокруг света в 80 дней", в постановке французов:


Николай Семёнович Лесков (1831-1895), русский писатель.

Из письма сыну из Парижа: "...Это такое представление, что глаз не отведёшь".

Н.С. Лесков в конце 1874 года становится членом особого отдела Учёного комитета министерства народного просвещения по рассмотрению книг, издаваемых для народа. В его обязанности входило рецензирование книг, направляемых в библиотеки и читальни. В 1875 году Лесков ненадолго выехал за границу, тогда, скорее всего, посмотрел пьесу и написал из Парижа сыну Андрею (1866-1953). Столь восторженный отклик писателя адресован мальчику, которому, судя по году рождения, ещё не исполнилось и 10 лет.


Михаил Григорьевич Гребенщиков (1854-1888), беллетрист и публицист.

"...Русский язык далеко не редкость в столице Турции: во французском книжном магазине приказчик заговорил со мной на самом правильном русском языке и тотчас предложил женевские и лондонские подпольные издания...

- Мы снимаемся завтра, в четыре часа пополудни, встречает нас радостною вестью командир, после чего я, конечно, отправляюсь ночевать на берег.

Прежде всего, еду занять номер в "Византии". Гулять поздно, в театр идти рано, и поэтому спускаюсь в общую гостинную почитать газеты...

Кстати, пора идти в театр, широковещательная афиша которого обещает исполнение труппою парижских артистов известной феерии "Путешествие в восемьдесят дней вокруг света" с блестящей постановкой и новыми костюмами. Беру билет и вхожу в партер. Дырявый потёртый занавес, изображающий поверженного Мефистофеля и парящих гениев, напоминает своим убогим видом балаганы, в которых показывают толстых девиц и даются представления шпагоглотателей. Оркестр отделён железной решёткой, какие ставят у нас вокруг могил. Публики мало, но без англичан и здесь дело не обходится. Держат себя зрители довольно свободно: какой-то турок снял туфли и поджал ноги калачиком. Но ещё бесцеремоннее музыканты: они складывают верхнее платье на кресла первого ряда, кричат, хохочут на весь театр и вообще чувствуют себя, как дома. Наконец, увертюра сыграна, взвивается занавес, и представление начато. Смею уверить, что артисты Малафеева и Лейферта — просто Ольриджи и Тальма по сравнению с актёрами Константинопольского муниципального театра. Блестящая обстановка и новые костюмы способны вызвать улыбку у самого нетребовательного зрителя, и английские лорды более смахивают на переодетых извозчиков, чем на аристократов. Высидеть дольше четвёртой картины оказывается положительно невозможно, тем более, что со сцены несёт запахом плохо содержимой конюшни. В силу сих обстоятельств, перекочёвываю в кафе-шантан "Concordia"..."


Источник: Гребенщиков, Михаил Григорьевич. Путевые записки и воспоминания по Дальнему Востоку / [Соч.] М. Г. Гребенщикова. — СПб. : Тип. Я. И. Либермана, 1887. — [4], 271 c.

Примечание: Пьесу М.Г. Гребенщиков, скорее всего, смотрел (начал смотреть) в Константинополе в 1885 или 1886 году. Дело в том, что перед книжным изданием 1887 года "Путевых заметок..." в 1886 году в журналах "Наблюдатель" и "Дело" публиковались фрагменты этих путевых воспоминаний М.Г. Гребенщикова, сопровождавшего переселенцев в качестве "журнального работника", во время его путешествия из Одессы во Владивосток. Регулярные рейсы Одесса – Владивосток пароходов Добровольного флота, доставлявших переселенцев в Южно-Уссурийский край морским путём, начались в 1882 году. На дорогу в Приморье уходило от 40 до 50 дней.


Для интересующихся историей театра пробую прокомментировать фразу из путевых воспоминаний М.Г. Гребенщикова: "...артисты Малафеева и Лейферта — просто Ольриджи и Тальма".


Ольридж — знаменитый американский чернокожий трагик, гастролировавший в России, "...исполнявший как никто трагические шекспировские роли, бывший единственным королемъ Лиромъ и Отелло", был дружен с Тарасом Григорьевичем Шевченко. (См.: Очерк С. Елпатьевского "Ольридж и Шевченко" с рисунком Л.О. Пастернака для сборника "Клич" (1915).

http://www.libr.dp.ua/collection/?pbp=9

Примечание для заинтересовавшихся изданием "Клич": на Алибе имеется несколько предложений: Клич. День печати. Сборник на помощь жертвам войны. Под редакцией И.А. Бунина, В.В. Вересаева, Н.Д. Телешова. Москва. Типография А.А. Левенсон. 1915 г. 240 с.


Тальма Франсуа-Жозеф, французский актер (1763-1826). В дни прощания с великим актёром летописец "Комеди Франсез" писал: "Кортеж был величественный: должно быть, треть населения Парижа следовала за гробом, так велики были толпы людей от дома покойного до самого кладбища. Все писатели, художники, несколько депутатов, многие члены Академии и все артисты столичных театров сочли долгом почтить память этого бессмертного трагика и лучшего из людей".

http://the100.ru/actors/francois-joseph-t...


Про упомянутых Гребенщиковым артистов Малафееву и Лейферта ничего не смог найти, зато про их предков (или старших родственниках) вот что сказано:

"...Постепенно владельцами балаганов становились и русские, вытесняя итальянцев, французов и немцев... Со временем русские владельцы балаганов на гуляньях стали занимать главенствующее положение. Сами балаганы всё чаше приобретали новые названия, их уже называли «народными театрами»... В Петербурге балаганным делом также занимались русские предприниматели. Двое из них — В.М. Малофеев и А.В. Лейферт — возглавляли крупнейшие театры этого типа. В.М. Малофеев был владельцем лесных складов, поставлял материал для строительства балаганов и участвовал в самом строительстве. Будучи человеком предприимчивым, он понял что эксплуатация балагана может быть делом выгодным и, присмотревшись, как ведут дело старые балаганщики, сам решил им заняться. Он выстроил театр, вмещавший более тысячи зрителей... А.В. Лейферт владел типографией и ссудной кассой. Он построил большой театр, назвав его «Развлечение и польза». При этом говорил. «Развлечение — зрителям, а польза — мне».

http://www.ruscircus.ru/balagany_v_rossii...


Иллюстрации:

Le tour du monde en 80 jours, Theatre de la Porte-Saint-Martin, drame de MM. d'Ennery et Jules Verne : 1. Le cortege de la deesse Kali, Passepartout, 2. Les indiens Pawnies, Annibal Corsican, 3. La necropole Bundelkund, 3e tableau, 4. L'Henrietta sombrant, 5. Grand ballet, 7e tableau, M. Fix, 6. La station de Kearney, 9e tableau, 7. La grotte des serpents a Borneo, 6e tableau, 8. Escaliers des Geants, 10e tableau : [estampe] / dessin de M. Lix [sig.] ; croquis de M. Scott ; A. Daudenarde [sig.]


Завершаю жюльверновскую "кругосветку" песней из кинофильма "Вокруг света за 80 дней" (1956).



Музыка и слова — Victor Young and Harold Adamson. Для пения "дуэтом" на выбор предлагаю восемь исполнений:

http://jv.gilead.org.il/around.html


Статья написана 25 января 2017 г. 03:56
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики»

Необходимые "два слова" вступления о содержании этого блога. Перед вами фрагмент переписки Валерии Александровны Маториной с Андреем Александровичем Миллером. Копии писем для публикации мне любезно предоставил Андрей. Почему мне? Вам будет понятно, если скажу, что в начале 1990-х годов я работал в издательстве "Амур" в редакции детской и юношеской литературы, которую возглавлял Юрий Дмитриевич Шмаков. Именно он инициировал издание "Властелина Колец" и "Волшебных историй" в "Амуре" в переводе Валерии Александровны Маториной, более известной поклонником творчества профессора Дж. Р. Толкина, как В.А.М., а участникам первых в СССР Толкинских игр, как "Шелоба". Это было время, когда рушился СССР... Тем, кто был совсем юн, или ещё не родился в то время, будет небезинтересно узнать, как крушение империи рушит судьбы и разрывает сердца своих граждан...

Валерии Александровне Маториной 16 января 2017 исполнилось бы 80 лет. В сентябре этого года — пятилетие со дня печальной даты — её ухода в Мир Иной. Светлая была женщина В.А.М.

Андрей Миллер отмечает: "...Все письма [от В.А.М. написаны] от руки, ни одного машинописного... Мне было приятно с ней общаться, хотя в реале виделись только один раз, когда она была в Томске... К сожалению, тогда у меня был очень трудный период, когда институт наш лежал на боку и не шевелился, я работал, где только мог, чтобы кормить семью, а в институте только по выходным, чтобы сохранить в рабочем состоянии прибор (электронный микроскоп требует регулярной работы, потому что прибор вакуумный). Работал допоздна и без выходных. Пообщались мы буквально два часа всего... Всего [от В.А.М.] писем 22, ... часть из них ... личное, не касающееся Толкина".

Из этого количества вы прочтёте 15 почтовых отправлений от Валерии Александровны в адрес Андрея Миллера.



Письмо первое от 4 февраля 1990 года

Здравствуйте, Андрей!

Очень приятно было получить от Вас письмо, и даже то, что оно — НЕ на машинке. Сама лучше пишу так, рукой по бумажке: и бумажку чувствуешь, и свою руку. И легче думать о собеседнике, к кому обращаешься. Но что сказать мне Вам? Ни одного из перечисленных Вами произведений я не знаю. Люблю фантастику сказочную, люблю то, что сейчас называют "фэнтези" (правда, это слово по-русски мне неприятно). В Толкина влипла по уши и во всех смыслах. Началось с маленького "Хоббита", потом ка-ак повалило! А где время брать? "Хоббит", "Кольца", "Сильмариллион", Биография, Эссе о сказках, "Ниггль".., наконец, письма (их 350, я перевела пока меньше 30-ти). Что это за "кит" — Толкин, Вы поймете, когда к вам в Томск "забежит" 7-я книжка моего перевода "Колец" (у автора это конец книги 3-ей). Там сорок страниц одного перечня входящих в вещь имен и названий, каждое надо было связать с его историей, с чем-нибудь ещё и посадить на своё место. А я ухитрилась начать плясать от дурацкой печки — известного перевода Муравьева и Кистяковского — и нахомутала изрядно. Теперь забота — сменить часть "неправильных" имён на удобоваримые и довести подстрочник до какого-нибудь следующего этапа. Пока я совершенно запуталась в бесконечных перепечатках и правках. И устала (две тыщи страниц ведь на моей "Москве"!). Красноярцы со своими "играми" оказались хорошим кнутом — я месяц назад закончила-таки всю эпопею так, что смогла выслать для употребления. Без них, наверное, не выложилась бы и ещё потянула. Сейчас на мне висят ещё письма. Лет — трошки больше пятидесяти. Мой год — год вола, т.е. пашем пока не свалимся. Добросовестные!

Пишу это всё, чтобы Вам были ясны мои возможности. (Правильнее было бы выразиться "невозможности" на данный момент). Попутно с "хоббитятиной" мне за последнее время удалось сделать только две вещи — Наоми Митчисон — "Travel Light" ("Иди легко" — но это не совсем точно). По-видимому, эта книжка — "Не ваш диагноз" — Гончаруку не понравилось. Но многим нравится очень. Сейчас у меня нет свободной рукописи, но если появится (если буду ещё раз перепечатывать), то Вы её получите. И маленький рассказ Болларда (J. G. Ballard) — "Storm-bird, Storm-dreamer" — его перепечатывали только в клубный альманах, копий не осталось, есть рукопись авторучкой, я Вам её вышлю, может, пригодится.

И ещё Вам напишет Елена Алексеевна Кулинич. У неё, кажется, свободна рукопись её перевода с польского — "Три сердца и три льва" (из журнала "Фантастика"). Наверное, она Вам вышлет её.

У меня же была одна задумка — когда (и если) я освобожусь от Толкина, то займусь книжкой Веста "Навигатор" (Norris West "The Navigator") — это не фантастика, это нечто вроде путешествия, Ноев ковчег из цивилизации на неведомый остров по следам древней легенды. Корабль разбит, они не могут вернуться, но на остров их вышвырнуло. И что из этого вышло. Книга не из лучших в строгом литературном смысле, но что-то в ней меня притягивает. 300 страниц довольно мелкого шрифта. У меня издание 1977 года. Надо ведь ещё хотеть, чтобы переводить было приятно — Елена вот всё "давит", чтобы я продолжила упражнения с Боллардом — а мне это просто трудно. Вест — тоже будет трудно, но пока хочется. Поживём — увидим. Может, ещё и посотрудничаем.

Пока будьте здоровы. Ставлю точку и передаю Ваше письмо Елене Алексеевне. Будьте здоровы, ещё раз. Поживём до лета — может, меня Толкин "отпустит"?...

Ваша — В.А.М.


Письмо второе [на открытке] второе от 24 января 1991 года

Дорогой Андрей! С праздником!

У меня сегодня ещё примерно такое настроение, как на этой открытке.

Вчера "прибежали" 50 "хоббитят", высыпались на диван, и я даже почувствовала, что что-то моё издалось, а то всё было далеко и нереально. Но это пока авторские и в счёт гонорара, мелкий спецзаказ. А вот когда в Горловку придёт то, что заказал Черник, я смогу брать, сколько хочу, и рассылать всем кто не достал. Если Вы не добудете сами, я Вам пришлю обязательно. Сейчас воспользовалась тем, что Вы сами написали, что спишитесь на этот предмет со Шмаковым, так что я уже почти все 50 "растыкала", из них ничего не осталось, и Вам не досталось пока.


Письмо третье от 5 марта 1991 года

Здравствуйте Андрей!

Не рассердились на меня за предыдущую пачку писем? Я потом подумала — может это были черновики, и всё давным-давно привелось в порядок... А я лезу куда не надо. Потом ещё подумала: если бы после черновика была переделка, наверное предупредил бы, что шлёт черновик... Елена прочла с удовольствием. Даже немножко на клубе рассказала. Сейчас Алина читает. Но девчата Вас "громить" не будут, сейчас их самих покусали на семинаре, сидят — причёсывают собственный роман чтобы сдать в ВТО. Так что моя "пыльная буря" будет единственной и неповторимой. Написала я Талалаеву в Киев, чтоб прислал фотографию Марины Авдониной, ответа пока нет.

Взяла билет в Иваново на "Глипкон", т.е. (в просторечьи) Толкинское сборище. И получила презабавнейший "Публикатор" — на первой странице красуется большими буквами Долеральд (вместо "Джеральда"), куча гнуснейших ошибок в каждом столбце и нет подписи под моим переводом. Так что, когда получите № 6 — знайте, что "Лист Кисти Ниггля" — это я переводила. В следующем — 7-м номере об этом будет сноска. Оказывается, именно этот номер (ну надо же!) печатники прокрутили не дав корректору на просмотр, и не на той бумаге. "Амурцы" рычат и стонут, а что сделаешь, когда весь тираж уже вышел?!... Значит, и такое бывает. Я хоть за "Хоббита" спокойна, он вычитан вполне прилично, у меня гранки есть. И ещё есть копии обложек аж двух номеров "Мира чудес", где будет "моя" "Халла", т.е. "Иди легко" Митчисон.

И вот по этому поводу у меня вопрос. Свели бы Вы меня с Горьковчанами (т.е., я правильно поняла — Нижегродцы?). Я ж там родилась, и вот эту "Иди легко" мне очень хочется видеть отдельной книжкой. Не смогли бы они... ? Есть как раз свободная рукопись. Вещь переведена прилично, она очень стильная, своебразная. Жанр — фэнтэзи. Писательница Толкинского круга, "копирайт" — 1952 года, объём — 4 авт листа. Наоми Митчисон "Иди легко". Спросите их, ладно? Или дайте адрес.

Лена Кулинич получила от Лазарчука весть — "срочно шлите Сильверберга" ("Человек в Лабиринте"), так что может у неё и уладится. Но Вы всё равно спросите. На всякий случай.

Ну вот и всё.

Да, ещё. "Wright'a" читаю. Идёт плохо, потому что в голове вагон и маленькая тележка мыслей совсем не того жанра и, в конце-концов, любая фэн-башка устаёт от суточной трескотни пиш-машинки (афоризм). Но прочитаю. Оно написано отдельными сценами, в которых действуют разные лица. Сцены короткие. В конце эти "перепрыги" в пространстве свяжутся. Пока один ряд сцен — преступления (стрельба, убийства, исчезновения); второй — странная, развитая не по возрасту девочка — у соседки, потому что её родители не вернулись домой (мать с братом исчезли из автомобиля, отец этот автомобиль бросил и бегает где-то далеко по лесу, натыкаясь на деревья...)

Вот Вам. Привет — В.А.М.


Письмо четвёртое от 14 марта 1991 года

Здравствуйте Андрей!

Не сильно я Вас обидела той пачкой писем? Если что не так, Вы меня простите. Я в конце подумала, что, наверное, мне мне в самом деле подсунули черновик, но уже поздно было — из ящика письма назад не вытащишь. Я думаю медленно и "качественно", мне сейчас общая "закрутка" не позволяет. "Место" я всё-таки дочитала. Его название я бы перевела "Там". Девочка "здесь" и одновременно "ТАМ", где ей обычно весело, потом непонятно, а в конце страшно. Вся суть этой тягомотины вот в чём. Маньяк основал в старых каменоломнях (или каких-то шахтах, там написано мельком) подземный посёлок-не посёлок, в общем, община спасается от мира. Там ходят и едят, и там темно и сыро. Почти всех, кто проезжал мимо (рядом лес, тоже тёмный и противный), этот маньяк стреляет. Вначале он какой-то плосколиций, неприятный субъект с ружьём, в середине — злодей, воплощение зла, в конце — в девочкиных видениях -зомби. Перед тем, как разбиться в машине (перевернул "джип" и убился) и "явиться" девочке, он мало того, что перестрелял кучу народа, забрал девочкину маму с братиком в подземный посёлок, а вообще затопил свой "Canaan" (Ханаан), т.е. эту общину с людьми, вообразив себя богом. Несколько сцен посвящено тому, как люди бегают по этому лесу (причём, все ночью, натыкаясь на корни) и ищут неизвестно чего. Отец девочки, правда, ищет жену с сынишкой, в него стреляют, и он попадает в больницу. А один мужик под конец натыкается на дырку, в ней вода, в воде лицо, он туда фонарик упустил и "дёрнул" домой, потом всё-таки вернулся, ибо слышал голоса из под земли, и вдруг спасать надо.

К этому времени маньяк успел явиться своей бывшей жене и девочке, причём, не однажды. Соседка, которой девочку поручили, в паническом страхе перебирается с ней в мотель, там несколько сцен, вроде, маньк живой, хватает девочку, та от него бежит (в лес естественно), а на самом деле он валяется под своим разбитым (вверх колёсами) джипом. Вот тут девчонка на самом деле, сначала едет с соседкой, а потом бежит в лес, (а ей уже виделась вода, туннель, и слышался мамин голос). В лесу все встречаются. Парень, который упустил фанарик, кричит, натыкается на голос девочкиной мамы и начинает рыть землю, девочка, сбитая машиной, падает без сознания; соседка приехала; надо понимать, и полиция тоже. А мама, понятно, спаслась, и когда все там под землёй топились, даже не знала об этом, а нашла сына и сидела с ним в темноте. В итоге семейство переехало из Итаки (?) подальше в деревню.

Это сюжет. Настроение — ужасно противные ощущения в сценах с маньяком (он же зомби, он же воплощение зла) и скучноватые нелепости "всю дорогу" для нагнетания непонятности и страха. Диагноз — явно не мой. Люблю светлые вещи.

Но занятно. Возвращаю с благодарностью, а те две книжечки (Асприна) девчата вернут. По моему, им очень нравится, особенно первая. Честно говоря, и мне кажется, что первая лучше. Во второй уже, так сказать, "команда набрана" и можно раскручивать до бесконечности.

Будьте здоровы. Обнимаю.

Спасибо. Большой привет.

В.А.М.

P.S. 19-го поеду в Иваново, хочется встретиться с ребятами.


Письмо пятое от 26 марта 1991 года

Дорогой Андрей!

Да не волнуйтесь Вы, всё в порядке. Ну прошлась я по чьему-то переводу. Узнать бы чей он, или узнать, кто им занимается, и отправить этот комментарий туда, чтоб польза была. Но если не получится, можно и самому поправить ту копию, чтобы приятнее было народу читать. А можно и забыть про всё. Плюньте через левое плечо и забудьте.

Насчёт Марины — наоборот. Они мне передали несколько фотографий, но вот я хотела выдрать один снимок у Талалаева в Киеве и послать Марине и Вам для газеты — очень эффектный снимок, Маринка в орчьем вооружении; он у меня был в одном экземпляре, влепила я его в монтаж, сейчас монтаж уехал в Казань после выставки в Иваново — по нему народ вспомнил Красноярск и речку Ману, а сейчас "гном Балин" сделает альбом и использует его для вербовки гномьей дружины. И вообще у меня всё это просто лежит, а у них будет "работать".

На днях позвоню в Киев, спрошу нашего "Сарумана", напечатал или нет.

Адрес Нижегородцев получила — но писать сразу не буду, ибо наклёвывается ещё два варианта, и один как раз на отдельную брошюру. Впрочем, всё может опять сорваться...

Когда нет имени переводчика, это значит, что переводчик не объявлялся, прятался, когда было нельзя, и теперь уже и не найдёшь, кто.

А рассказ Митчисон (Вы пишите "Приход чужого бога") — у Вас в каком виде? Не смогли бы прислать? Это перевод или подлинник? Если подлинник, то мне интересно вдвойне. А если перевод на Ваш немецкий, то не надо, всё равно ничего не пойму. Я ведь её ничего, кроме "Иди легко" не читала. В Иваново мы купили "Науку и жизнь" №2 с началом "Земноморья" У. Ле Гуин: хорошая карта, но очень мало текста, только одна глава.

Последний "Публикатор" (вернее, предпоследний) с "Листом Кисти Ниггля" совершенно жуткий, с множеством ошибок. В Иваново Павел Ваулин привёз пару десятков, я перечёркала их красным, так и продавали.

Но что ж теперь, раз уже напечатано. А "Хоббит" до меня дошёл пока только в виде сигнального экземпляра.

"Мир чудес" — это альманах, вроде журнальчика в четверть газетного листа, общий объём невелик, вроде "Публикатора", цена — 1 рупь. Выходит в Хабаровске, в том же "Амуре". Но "Публикатор" они печатают в Благовещенске, "Хоббита" — в самом Хабаровске, "Властелина Колец" — в Иркутске, а "Мир Чудес" — в Тынде... Где удаётся, там и размещают заказы. Я про "Мир Чудес" знаю ещё, что это давняя мечта Шмакова, альманах для подростков, в котором печатались бы произведения самих подростков. Но там же будут новые переводы, и вещи для ребят, написанные взрослыми. Если не ошибаюсь, первые два номера уже в наборе, обложки мне прислали в ксерокопиях. И один выпуск собираются посвятить Толкину полностью. Туда Ваулин что-то пишет.

В Иваново произошло, с моей точки зрения, несколько важных вещей:

1) Ребята перестали "обхаивать" прошлые игры (было несколько горячих голов, которые грозились "показать, как надо делать игры" и обзывали прошлые в Красноярске "халтурой". Теперь согласились, что как могли, так и провели, и хорошего было много.

2) Произошла смычка "фэнов вообще" с "хоббитфэнами", что очень важно. Уже не шипят друг на друга, а наоборот, уважают, и это хорошо.

3) Много было придумано (в основном, настройка, но и детали тоже) для следующих игр, конкретно — для Московских 91-го года.

У меня было прекрасное настроение, только не выспалась малость. Потом постепенно расскажу оттуда отдельные эпизоды, если всплывут в памяти во-время, а пока — до свидания, до следующего письма.

Будьте здоровы, пишите.

Привет — В.А.М.


Письмо шестое от 4 июля 1991 года

Дорогой Андрей!

Я Вам давно не писала, и мне стыдно, но что поделаешь.

Сейчас пришла в голову одна мысль. Вы "Хоббита" достали? Мы в Горловке ещё его не получили, и когда получим, то персонально Вам я пришлю, тут небольшой казус вышел — наш Черняк опоздал с заявкой, и весь первый завод успел забрать Хабаровский Крайснабсбыт, и продал. А мы ждём следующей партии. Далеко этот Хабаровск, может, уже нам отгрузили, только мы не знаем...

На всякий случай, если у Вас нет других источников, может ещё не поздно, написать Ваулину:

682640. Амурск-40, Хабаровского края, аб. ящ. 3, Ваулину Павлу Степановичу.

Только срочно, чтоб неопоздать. Он должен разослать тем, кто играл на "ХИ-90", ну и... Это будет быстрее, чем через меня, если успеете.

Нужно сказать: сколько штук и в какой адрес, получите наложенным платежом. Не стесняйтесь, но спешите. А в это время уже на подходе и первая книжка "Властелина Колец", называется "Содружество Кольца", обещают выдать в августе. Эту книжку и последующие рассылает Слава Заря, его адрес Вам говорить ведь не надо? И ему тоже надо дать заявку срочно, чтобы он знал, сколько брать у печатников. Напишите ему, сколько книжек Вам надо (если нужно, конечно). Может Вы сами заказали, может уже не хотите, я ведь не знаю... Слава ждёт сигналов.

Пока всё, мне ещё десятка два открыток написать надо, а когда с ними распутаюсь, напишу Вам уже нормальное письмо.

От Лены Кулинич Вам привет большой, от неё я знаю, что Вы, не разгибаясь, пашете на ниве перевода... У меня ещё всё время продолжает поглощать "Хоббитятина". Так и живём.

И ещё у нас жара — 30 градусов в тени, даже в 11 ч. вечера, а днём не хочется на термометр смотреть. Уже почти месяц такое — жара, суховей и в мелких промежутках грозы. Обещают в ближайшем будущем до 40 градусов довести в тени. Совсем весело будет. Мозги плавятся.

Будьте здоровы. Обнимаю...

Шелобский Вам привет!

Всем — В.А.М.


Письмо седьмое от 31 июля 1991 года

Здравствуйте, Андрей!

Всё в порядке, просто я старая, квартира у меня старая, мама старая — дел миллион, а делается всё уже медленнее. Затеяла нечто вроде ремонта санузла и кухни, а ремонт — это вообще кошмар. Сейчас леплю плитку вокруг раковины в кухне (сама, ибо дорого всё неимоверно. Триста рублей на колонку с установкой пошло, а гонорар за "Хоббита" уже съеден без остатка, я же с прошлого года ещё и не работаю...). Суета сует и всяческая суета, которая забивает дыхание и мешает жить за любимым столом.

Рада, что Вы достали "Хоббита". Заря поехал в Москву, будет на Играх. Уже теперь скоро вернётся.

Уральцы, кажется, объявляют отбой, ничего сверхмассового в "Дошельце" проводить не будут. Не "сгорели", но ...

Издатели обещают "Содружество Кольца" в августе-сентябре, т.е. уже скоро. Недавно обрадовали — собираются "Сильмариллион" выдать в газете, которая, якобы не подпадает под действующую конвенцию — интересно, под новую подпадёт аль нет. Всё может быть. Начнут с самого начала, в "Публикаторе" с № 6.

Получила я от Наташи Григорьевой "Властелина Колец" в её с Грушецким переводе — 1000 страниц, 35 рублей номинал, зато всё сразу в одном томе. Много картинок; правда они мне совсем не нравятся, зато очень товарного вида книжка.

Я рада за ребят, которые так вовремя (перед играми в Москве) её получили. И рада (если чествно признаться) за себя, ибо слегка побаивалась — вдруг это будет нечто великолепное, рядом с чем мне "не жить", их ведь двое, стихи ещё чьи-то, да столица... Ан нет, всё очень обыкновенно, как всё у нашего Дюмы и Вальтерскоттов, и Анжелики с Куперами... Слегка стандартно, хотя глаже моего. "Благородные лбы", "судари"...

Сделано в манере почти пересказа, у меня точнее будет в мелких детальках-деталюшечках.

Зато, конечно, "правильнее", чем у брехуна Муравьева. Всё хорошо. Я действительо радуюсь за Наталью. У неё ж ещё и трое детишек, девки, старшей девочке 13 лет, кормить и одевать надо, а теперь, глядишь, и за ученье приплачивать. А такая большая и модная книжка — ещё и "реноме".

"Фантастическую газету" присылайте, если не шутите, это интересно. "Съедим" на клубе.

Елена с Алиной строчат новый роман, предыдущий пристроили в издательство. Вам от Лены привет.

А жара у нас, кажется, слегка спала. Уже не +40, а +30 градусов, начались грозы-дождики.

Вот и все дела.

Будьте здоровы. Обнимаю. Всяческих удач — В.А.М.

P.S. Интересненько, как то у Вас: в отпуске ещё и попереводить удаётся? У меня почему-то железно срабатывает закон — пока работала, успевала многое, а когда уволилась, планы распухли, дел навалилось столько, что не расхлебать; куда уж тут!..

Ну, желаю успехов этих самых. Ещё раз обнимаю. Всего самого хорошего В.А.М.


Письмо восьмое от 5 ноября 1991 года

Дорогой Андрей!

Сто лет я Вам не писала, каюсь и винюсь. У меня какое-то дурное время было — мама неизвестно, на каком свете, по квартире ходит, но плохо, времени ни на что не хватает, очереди отнимают последнее (я ж добытчик на нас двоих...). Сейчас надо окна замазывать, зима началась. Еле-еле "расхлебалась" я с Хабаровскими издателями; вдруг позвонили москвичи — хотят "Хоббита" напечатать. Сейчас сижу окончательно правлю уже изданную книжку (и чтоб ошибки убрать, и чтоб сильно текст не корёжить...) — 6 глав сделала (Слава Заря помог), осталось ещё 13, а от Славы — молчок. Какие-то письма время от времени сыплются, есть чудесные и нужные, а есть такие, что не ответить, вроде неудобно, а времени жалко... В клубе "требуют", чтобы я читала выходящую фантастику — а когда, простите? Два знакомых клуба "хотят материалы" по Толкину. Какие, наверное, сами не знают: вот подавай им "материалы" Сейчас пройдёт возня по подготовке следующих Игр — Уфа занимается, и дельно, а некоторые только воду мутят. Но зато Ваулин вчера прислал чудесное письмо — на Дальнем Востоке создано некое Толкинское объединение, название ещё не придумали, а регион там работящий и настоящий — я в них верю и рада. Игры будут проводить, наверное в мае. Газету задумали — "Хабаровский хоббит" в "моём" издательстве "Амур"! Вот когда такие свежие ветерки дуют, я оживаю и хочется ещё в какую-нибудь сторону улыбнуться.

Как дела у Вас?

Я ещё знаете, почему не пишу? Каждый месяц мне сообщают, что вот-вот будут книжки (я же даже "Хоббита" с тех пор не получила, в марте прислали "сигнал", в апреле посотни спецзаказа, который молниеносно разошёлся, даже друзьям многим нехватило, а на клуб до сих пор не прислали (неделю назад сообщили, что уже выслали, но сколько оно идти будет?)

И я сижу с одним затрёпанным "Хоббитом" и время от времени думаю: вот получу книжки, всем напишу и пошлю. Тем временем эти "все" думают, что я их не уважаю, и ничего посылать не собираюсь, и вообще, наверное, возомнила о себе чёрт-те что!

А "Амур" взял и выпустил 1-ю книгу "Властелина Колец" — вот то, что было объявлено в "Книжном обозрении". И вот-вот вторая выйдет.

Весь август они молчали — во-первых, у них умер коммерческий директор (по-видимому, отличный товарищ); а потом этот путч идиотский. Они замерли, типография прервала связь, а я здесь съёжилась — вдруг вообще лопнет? Могло быть и так.

Сейчас всё, вроде, заработало, и типографы обещают в этом году сделать всё. Скорее бы уж, пока нового сюрприза не случилось!

Мне прислали "сигнал" "Содружества Кольца" — жду книжек. То, чего я больше всего не терплю и боюсь (ожидание), продолжается. Так что заработать мне на этом издании не удастся. От "Хоббита" гонорар рассыпался песочком между пальцев за 2 месяца (та часть, что мне досталась после всяких выплат и раздач). Сейчас опять в долги влезла (я ж пока получаю 45 рублей всего, да мамина пенсия — маловато).

Гонорар за "Содружество" должен нас поддержать до моей пенсии (уже недолго, в начале года оформлю), а дальше должно стать совсем интересно: налог в Хабаровске за заработок, пошлина за пересылку денег на Украину, обмен на украинскую валюту, если введут коэффициент 3:1 из рубля в местный карбованец или что-то там будет...), а потом ещё налог здесь на полученную сумму, уже по украинским законам...

Зато кушать на Украине пока есть что. Мясо по 7 р. в магазине (паршивенькое, но бывает), и по 10 р. на базаре (а хорошее по 15 р.). Картошка дорогая, но мы с мамой её едим мало, а яблоки (неурожай) я покупала раза три за лето. Один раз, правда, целую корзину. Сейчас они по 7 рублей. Масло — 300 гр. по спискам (с паспортом в "своём" магазине, в дикой очереди). Ещё по спискам сахар (1,5 кг), табак (в пачках сигареты) и крупы (0,5 кг. в месяц). Так вот этого всё равно не хватает. У меня только сахар остаётся и сигареты — я сейчас друзьям отдаю. В коммерческом магазине гречка по 6 руб. кило и остальное в этом же роде... Но едим мы то же самое, что и до сих пор, и почему-то все ходят одетыми, и даже прилично. Так что если будет мир, то выживем. Лишь бы не подрались возле самого дома. К сожалению, от этого гарантий нет. Поживём увидим.

Вот видите, какое письмо написала — быт заел. Я такие письма раз в десять лет пишу, обычно всё про книжки... Из книжек чужих с удовольствием прочитала пару штук Желязны ("Хроники Эмбера"), на очереди несколько сборников фантастики, разных: и Нортон (Борисов предлагает переводить с английского,а мне, честно говоря, чистая НФ не интересна. Хочу выяснить,что у неё есть. Говорят, и фэнтэзи...).

Однако, боюсь, что после "Хоббита" мне придётся то же самое (корректировку) делать с целым "Властелином" — это огромно и трудоёмко, даже думать боюсь. Зато потом свобода будет! Даже не верится. Если время освободится, я его, безусловно, тут же займусь, хотя бы для начала "Письмами" Толкина (перевела ведь едва не четверть)... Но всё равно хочется однажды встать утром, перекрутиться на пятке и обрадоваться, что делать нечего, что все грузы со спины свалены, остались мелочи! (Как говорит мой сын: "Мечтать не вредно"!)

Не сердитесь на меня, Андрей, вот такая я Шелоба, все восемь лап заняты, и всегда тем, чем надо, а главное — дождаться бы всех книжек!

Будьте здоровы.

Большой привет Вам от Лены Кулинич, они с Алиной рукописи тоже уже давно сдали, тоже ждут, мы ждём...

Обнимаю крепко. Большой привет — В.А.М.


Письмо девятое от 14 ноября 1991 года

Здравствуй, Андрей!

Могу побаловать первым номером альманаха со своим переводом — если он у Вас есть, кому-нибудь ещё может пригодиться, наверное. Он хорош как издание, по-моему. Очень удачно составлен.

А больше у меня пока ничего нет. Даже "Хоббитов" в Горловку только выслали, но еще не прислали. А уже "Содружество Кольца" вышло. Да ещё Украина тут отделяется, кто знает, что завтра будет?..

У Вас-то как дела?

Обнимаю, желаю удач. Привет — В.А.М.


Письмо десятое от 20 ноября 1991 года

Дорогой Андрей!

Пришло от Вас письмо от 11.11.91. А я Вам 15-го ноября отправила первый номер "Мира Чудес". Теперь придётся и второй, и третий отправлять Ибо я получила второго столько же, сколько первого; и третьего, когда выйдет, получу столько же.

Вы себе "Хоббита" и прочие "Содружества" заказали у Ваулина и Зари? Слава, насколько я знаю, получил книги для рассылки, и Ваулин, наверное тоже. Им обоим, думаю, сейчас писать некогда. Я получила от Хабаровцев справку, что они не возражают, чтобы мои переводы печатались где угодно после выхода у них, не дожидаясь окончания срока договора, и собираюсь заключать новый договор — с Москвичами, на "Хоббита" и "Иди легко". Сегодня из Москвы звонили, уже работают над текстами, а я тут сижу с тем же самым, никак не закончу "Хоббита".

Кушать у нас есть что, но мало. За хлебом очереди, с картошкой плохо, но на базаре можно кое-что купить, естественно, по взвинченным ценам. Если мне заплатят за книжки, я выживу. Без публикаций даже не знаю, что делала бы, я же с прошлого лета не работаю, т.е. уже полтора года. Цены у нас немного ниже — мясо можно достать за 15-20, уже чаще за 20, яблоки — десятка, картошка — пятёрка (редко — трёшка) за кило, к гусям и курам я не подхожу, а крысу (нутрию) можно купить за 40-50. Сахар по спискам — 1,5 кг, масло сливочное по спискам — 250 гр., сигарет — 6 пачек "на рыло". Ходим с паспортами. Крупы — 05 кг. на человека в месяц, тоже по спискам. Вдобавок у нас купоны. Пока найдут клеточку в списке, сверят по паспорту, отсчитают купоны, потом взвесят нам двоим кило крупы и рубль возьмут — хвост в километр вырастает. В очередь ходим с книжками, иначе за час-два чувствуешь себя полным идиотом.

У меня родных в деревне нет, поэтому лук по 5 р. кило и морковь по 3 р. кило тоже покупаю, а крупу добавочно в колхозном магазине уже по 6-10 рублей за килограмм. Конфеты — свободно, но их просто нет, а если появляются, то помадки несъедобные, белые какие-то. По праздникам, правда, бывают леденцы-петушки без палочек, 15 коп. штука. Палочек нет, потому что леса не дают. Карандашей поэтому тоже нет, а цветные раза три в году бывает, попадаются, в виде толстых грифелей в бумажках. Вот сейчас описываю — и понимаю, что жизнь даже интересная — будет (ни)чего вспомнить! Если, конечно, выживем, потому что это — цветочки, ягодки уже впереди и вблизи.

Пишите больше, рассылайте шире — и дай Вам Бог издаваться! И спастись.

Борисов — тот самый, из Абакана Владимир.

Я просмотрела немного этой Эндрю Нортон (по-английски "Андрей" пишется Andrew, а произносится "Эндрю", так что можно передавать и на "А", и на "Э") — не хочу браться. Для переводчика это мало интересно, в языковом плане что-то "не очень", по-моему.

А Вам, наверное, вообще SF больше нравится, чем фэнтэзи, и не только у Нортон. Мне конкретно ничего не предложили. Борисов только намекнул, что мог бы предложить, но вещей не называл конкретных.

Лена с Алиной пишут следующую вещь вдвоём. Уникальный вообще-то случай — две бабы спелись,да ещё в фантастике! Они чудесные девчата Вам от Елены — привет, а писать ей очень некогда.

Отксерокопировать мы сейчас ничего не можем, не на чем, но почитать — почитали бы, не смотря на "некогдость". Так что присылайте. Скажем спасибо.

Да, от Шмакова пришёл вопрос — нет ли чего-нибудь "для напечатать" в "Мире Чудес" из непечатавшегося раньше, совершенно нового и из номера в номер, хоть на 2-3 выпуска? У меня нет, а у Вас?

Дали мне почитать "Левую руку тьмы" Урсулы ле Гуин, не прочитала ещё, Рижское издание, откладываю на след[ующую] неделю.

Перечитываю "Watership Down" Ричарда Адамса, котрый на русский переводили очень неважно и обстриженно под названием "Кроличий Холм" — прелестная вещь, но у меня на неё пороху не хватит, почти 600 страниц про кроликов. Книжка чужая, её нужно уже отослать бы хозяину в Москву, а я влипла — и по второму разу! Вот это моё чтение. В переводе ухитрились даже вовсе не про то говорить, паразиты! Впрочем, если бы время было, я бы, наверное, взялась за что-нибудь совершенно не для издания, так что, может, хорошо, что нету этого времени. Зато есть одно светлое пятнышко — письмо записочка от англичанина, редактора журнала тамошнего Толкинского общества, о том, что ему очень понравился "Лист Кисти Ниггля" в моём переводе — довольный Шмаков с радостью переслал. Англичанин свободно знает русский, так что всё честно, и хвалит за "верность оригиналу" и "стилистическую красоту". Вот. Могу нос задрать. Вещь эта, хоть и маленькая, но очень трудная. Речь идёт о публикации в "Публикаторе", он Вам не попадался? В начале этого года был.

Обнимаю. Привет — В.А.М.


Письмо одиннадцатое [на открытке] от 31 декабря 1991 года



Письмо двенадцатое от 9 марта 1992 года

Здравствуй, Андрей!

Сообщаю новые свои координаты: 330082 г. Запорожье-82, аб. ящ. 7228.

Переехала я. Раньше адрес не давала, ибо это не домашний, у домашнего далековато почта, не хочу связываться. А тут есть "чужое" отделение совсем рядом, я выпросила там ящик. Произошло это только позавчера. Ещё всё навалено и не разобрано, ещё мне стыдно даже, какие золотые у нас ребята — меня "методом муравейника" вываливали из "Горлушки", разорив тамошнее Шелобское логово. Намаялись мальчишки, небось, до сих пор руки и плечи болят. А у меня спину прихватило, похоже, почки в дороге простудила. Еле ползаю, а надо вот письма всем писать и стирать за мамой по утрам и вечерам (последнее сейчас совершенный кошмар). Так что ничего путёвого литературного я не могу сейчас произнести, вся в этом развале и разладе. А Вы представьте: вдруг вся квартира со всеми книгами задвигалась... И в последний день добры молодцы налетели и последние (т.е. самые перво-нужные) вещи, например, ложки, засунули совершенно неизвестно куда. Мы с мамой сейчас едим двумя абсолютно непонятно как оказавшимися в... книгах деревянными ложками, а ножей чёрт-ма ... Есть перочинный, 4 см. лезвие. И когти.

Ну вот, когда это всё образуется, а к тому времени начнут приходить вести, я Вам напишу что-нибудь "путём".

Простите меня за сумбур. Сын у меня в Днепропетровске, вот теперь ближе к нему буду — два часа электричкой.

Обнимаю крепко.

Будьте здоровы.

Привет — В.А.М.


Письмо тринадцатое [на открытке] от 21 апреля 1992 года

Дорогой Андрей!

С праздником! Всё получила, скоро вышлю Вам назад "Путешествие Иеро" (при переезде сохранился, не думайте ничего плохого), и газеты пришли, но совершенно писать некогда. Так что примите поздравления с Пасхой, и с весной, и с чем хотите — и дай Вам все боги удержаться на стабильном заработке в наше нестабильное время, да пусть он ещё и приличным будет!

Обнимаю крепко, а на приличное письмо я "подвинусь", когда немножко раскручусь. Всё хорошо на новом месте, но надо и ремонт делать, и "толкинскую банду" развлекать (организовывается) и за машинкой работы до лешего...

Привет — В.А.М.


Письмо четырнадцатое от 27 декабря 1992 года

Дорогой Андрюша!

Я перед Вами очень виновата — но никак у меня не получилось ничего. Я с лета жила, как в тумане каком-то, с тех пор как узнала, что жене сына осталось мало жить. Молодая, любимая, двое детишек. В сентябре мы её схоронили, а в декабре (в начале месяца) я похоронила маму. Как начала родным и друзьям письма писать (её друзьям и нашим общим), вот до сих пор ещё пишу — каждую строчку со скрипом.

"Достал" меня под конец этот високосный. Сейчас стало чуточку проще, жила, как обычно, шутили, смеялась (в одной сказке Дансани есть фраза: "Она никак не могла понять, почему нельзя смеяться на похоронах" — она была эльфийка), только внутри какой-то стопор с замедлителем работал. Сейчас в доме тихо (я не очень люблю телевизор), в ведре стоит ёлка, доставая лапой до потолка (она немного лохматая, совсем живое дерево, очень ароматная, с крупными иглами, и вообще у нас ставят не ёлки, а сосны). Но стол по-прежнему завален всякой дрянью, и до работы я не добралась.

Возвращаю Вам "Иеро" Ланье — бандероль завтра отправлю. Дело в том, что этот Иеро у меня запутешествовал в книги, и я то находила, то снова он куда-то девался! Поверьте, мне очень стыдно. Прочитали мы его тогда с Еленой с удовольствием. И ещё недавно я с удовольствием прочитала Р. Брэдбери "Надвигается беда" — в переводе Григорьевой и Грушецкого. Очень хороший перевод (хотя я не знаю оригинала) и очень хороший Брэдбери! Вы не встречали? Мне Наташа прислала, но только одну книжечку, я её уже сыну отдала (в точности названия я не уверена, но смысл этот). А вот "Война сказок" Суханова мне показалась слабой. Не утешила.

Мы скоро будем с Вами вовсе за кордоном, и я очень слабо представляю, как я буду посылать письма, если конверт станет 100 рублей стоить? "Обещают" именно так с Н. года. Одно письмо в один город в месяц? Мелким почерком на всех? И то меньше тыщи не получится (пенсия — всего 4000). Вчера хлеб — 5 р., проезд в автобусе 50 коп., яйца 116, масло — не знаю сколько, в магазинах нет, а на базаре 700-1000; а сегодня хлеб — 30, проезд — 5 руб., яйца — 150, а что с остальным — не знаю. Ёлку я купила за 500, зажав кошелёк в кулачёк, ибо без Дерева Нового Года не бывает и дом овсем не жилой.

Масла купила постного (по-дешёвке, по-знакомству, по старой цене — 600 р. за три литра). С сахаром у меня (персонально) проблем нет. Я его не ем с некоторых пор чай всегда пила без сахара, а варенье варю для детей и для гостей; я варю — они разлизывают. Последняя цена сахара в начале декабря была 104 р., а водки — 350 р. Мне повезло — в столовском буфете рядом появился зелёный чай, очень дешёвый, я и набрала, до лета хватит. Я его тоже люблю, а чёрный байховый сейчас больше палок и сена, чем чая.

Ладно, шут с ним, с бытом, переморгаем, образуется. Как Ваши дела? Выжил Ваш институт? Не сократили Вас? Что переводите?

Ленка хихикает: "- Ага, подрезали Вам, переводчикам, крылышки, теперь пусть читатель нас писателей читает, если ему нужен наркотик!"

Это она по поводу того, что Украина (опять впереди паровозного дыма) — вступила в конвенцию, и многие переводы "накрылись".

С Нижним я не связывалась, связалась с Москвой, они обещали издать Митчисон, и договор есть но издания нету и вестей от них нету. Говорят издательство сменило адрес — и всё глухо. Я уже просила своих московских "агентов" разузнать, может напишут.

Я хочу на Украине найти издателей, хотя бы для "Хоббитёнка", но пока ещё не зацепилась. И перевожу ещё одну небольшую книжку (с "Хоббита", примерно, — "Дочь короля Эльфланда" Лорда Дансани. Я, по-моему, Вам о ней писала). Никак только до середины даже не доберусь.

Саймака "Братство Талисмана" я помню смутно, т.е., кажется, я его читала, или, во всяком случае, держала в руках, а Вэнса "Глаза чужого мира" совсем не знаю, и у нас ни той, ни другой книжки не было. И вообще у нас книги астрономически дороги, я даже подхожу к этим жучьим лоткам редко.

Ну вот и всё.

Будьте здоровы.

Обнимаю Вас крепко и желаю выжить!

Успехов — В.А.М.


Письмо пятнадцатое [на открытке] 4 января 1993 года [дата определена по почтовому штемпелю на открытке]

Дорогой Андрей!

С Новым Годом!

Он [прошедший] меня своим високосным саруманством под конец совсем "достал" — схоронила молодую невестку (сын с двумя малышами остался) и свою маму (в доме опять словно не год назад, а вчера переехала).

Надо искать издателей на Украине. Повторить хотя бы "Хоббита"...

Дел невпроворот, денег наоборот. Это я пишу, чтоб Вам сказать, что я ещё живу и книжку Вам верну, и письмо будет, но чуть позже, ладно? Не сердитесь.

Будьте здоровы, желаю Вам всего самого доброго и даже вкусного.

Большой привет от старой Шелобы — В.А.М.


Примечания (Это самое начало, а чтобы было продолжение, нужна помощь фантлабовцев, то есть участие знатоков зарубежной НФ, поклонников творчества Толкина и тех, кто знал или переписывался с Валерией Александровной):

Гончарук, Михаил — организатор "Хоббитских Игрищ" из г. Красноярска. (Прим. А. Миллера).

"Красноярцы со своими "играми"... — 1990 год

Елена Кулинич — художник, подруга В.А.М. по КЛФ. Ныне живёт в Израиле. Живописные работы Е. Кулинич:

http://donbass-sff.livejournal.com/12053....

Н. Эстель - Подлинное имя переводчика: Наталья Черткова. (Прим. BVI)

Наоми Митчисон — "Travel Light" ("Иди легко") — см.: https://fantlab.ru/work241887

Павел Ваулин — "Хоббитские Игрища-90". "...Участниками Игр были и наши земляки — Павел Ваулин и его команда из Амурска. Впечатления — потрясающие! Вообразите себе живописную сибирскую тайгу, реку Ману, толпу молодых людей, одетых в плащи, латы, кольчуги, размахивающих топориками и мечами... У каждого был игровой псевдоним, который с той Игры стал вторым именем, и Ваулина все сейчас так и зовут — "Гэндальф Степанович"... А Маторина стала там "Шелобой". Подробнее см.: https://fantlab.ru/blogarticle38421

"Хабаровский хоббит" - подробнее см.: http://синклитъ.рф/%D0%98%D1%81%D1%82%D0%...


Вопросы, возникшие при чтении писем:

"...Рассказ Болларда (J. G. Ballard) — "Storm-bird, Storm-dreamer" — его перепечатывали только в клубный альманах". Перевод В.А.М. — Где-нибудь публиковался?

(Продолжение примечаний последует...)


Статья написана 30 декабря 2016 г. 01:22
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики»

М. Доманский


НОВЫЙ ГОД

Фантазия


В бирюзовом пространстве среди ярких светил на золотом облаке сидела богиня Лета. У ног её полулежал юноша со светлой курчавой головой и голубыми глазами. Лёгкой пеленою окутывало облако его розовое тело и сложенные на спине громадные белоснежные крылья. Подперев руками подбородок, он с грустью и тревогой смотрел вдаль.

— Видишь яркое солнце, свет которого плывёт сюда горячими золотыми волнами и ослепляет глаза? — медленно говорила Лета. — Это источник жизни, величайшая сила, начало всего живущего. Миллиарды светящихся планет, которые ты видишь вокруг нас, это дети солнца. Вот яркий Юпитер, блеск которого переливается, точно волнующаяся разноцветная жидкость. Вот стыдливая Венера, прикрывающая свою ослепительную наготу лёгкой дымкой утреннего тумана. За нею Марс, дальше Сатурн, окружённый лучезарным кольцом. Вот Вега, Сириус... А там далеко Земля.

— Где? — встрепенулся юноша.

— Вон, там. Дальше всех. В тумане и едва видная. Туда я посылаю тебя, — тихо и грустно добавила Лета.

— Зачем? — спросил юноша и пытливо устремил свой взор вдаль, где среди безбрежной синевы плавала в облаках Земля.

Лета ответила не сразу. Лёгким движением белой, как морская пена, руки откинула она упавшую на лицо золотистую прядь волос, прикрыла ладонью глаза и, как бы воскрешая в памяти картину далёкого прошлого, сказала:

— Давно, очень давно любила я с другими богами и богинями носиться по безбрежному морю пространства и купаться в его мягкой синеве. Взявшись за руки, мы носились между светилами, перелетая от одного к другому. И все они были нам знакомы и близки. Но самым любимым нашим светилом было Солнце. О, какое блаженство испытывали мы, погружаясь в золотые волны его света! Когда нас охватывала усталость, мы выбирали лёгкое облачко и отдыхали на нём. Окутав себя его розовой дымкой, мы восхищёнными взорами окидывали Вселенную, и сердца наши радовались при виде её красоты и величия. Однажды мы увидели, что в синей дали пространства появилось тёмное пятно.

— Что это такое? — воскликнули мы хором.

— Полетим туда и посмотрим, — предложила я.

Мы полетели. Пятно оказалось густым туманом, в котором плавал громадный чёрный шар. Когда мы подлетели совсем близко, оттуда вдруг пахнуло на нас таким холодом, что мы в ужасе отпрянули.

— Это новая планета Земля, воскликнул всезнающий бог Аполлон.

С тех пор, носясь в благоухающей синеве пространства, мы никогда не приближались к новой планете. Темнота и холод смерти, которыми она была окутана, пугали нас.

Так жили мы, не зная горестей и печали, не имея представления о времени. Наша жизнь была сплошным ярким днём. Для нас не существовало вчера, сегодня или завтра. Носясь между светилами и купаясь в прозрачных струях эфира, мы прославляли могущество и доброту Зевса, создавшего мир.

Однажды, я случайно отделилась от остальных. Возле меня был лишь прекрасный бог Аполлон. Охватив мой стан рукою, он говорил мне о сладости любви. Я не понимала его слов, но они очаровывали меня. Потом мы опустились с ним на лёгкое облако, и вдруг он стал покрывать меня поцелуями, которые показались мне жарче ярких лучей Солнца. Я замерла от охватившей меня неги, уста наши слились в опьяняющем поцелуе, я закрыла глаза...

В ту же минуту над нами явился всемогущий Зевс. Лицо его пылало гневом, глаза метали молнии, а голос гремел как раскаты грома.

— Негодная! — произнёс он. Как могла ты, забыв своё божество, так тяжко согрешить? Ты дочь моя, но нет тебе прощения. Ты понесёшь заслуженное наказание. Слушай! Я делаю тебя родоначальницей Времени. У тебя будут рождаться сыновья — Годы. Но ты не сможешь насладиться блаженством матери. Ты должна будешь посылать их на ту далёкую планету, которая плавает в тёмном тумане и от которой веет холодом смерти. Ты будешь посылать их на Землю. Каждый из них будет жить там, а потом, состарившись, уходить в Пространство, На его место должен будет идти твой следующий сын, который за это время у тебя родится. Так будет продолжаться до тех пор, пока один из них не упадёт с Земли, окружённый сиянием благодарности и благословения людей — обитателей Земли. Тогда твой последний сын останется с тобою навсегда. И снова не будет времени, а будет вечность.

С тех пор исполняются слова всесильного Зевса. Одного за другим посылаю я сыновей своих на Землю. Оттуда уходят они в Пространство. Быть может, последний брат твой уйдёт оттуда в ореоле людской благодарности. Тогда ты останешься со мною и будешь вечно наслаждаться моими ласками, — закончила грустно Лета и положила свою белую руку на золотые кудри сына.

И снова богиня и голубоглазый юноша устремили свои взоры вдаль, где среди безбрежной синевы плавала в облаках Земля.

Так сидели они на золотисто-розовом облаке, а вокруг них сияли мириады светил. Они смотрели на Землю. Вдруг туман, окутывавший её заколыхался.

— Идёт! — тревожно прошептала Лета. — Смотри!

Волны густого тумана колыхались всё сильнее и сильнее. Они, как будто, боролись с невидимым врагом, стараясь сковать, удержать его. Но после недолгой борьбы, разорванные могучим движением, расступились. Из чёрной и, казалось, бездонной пропасти хлынул широкий поток густого мрака. Хлынул и стал заливать бирюзовую синеву пространства. Тонули и меркли в нём яркие звёзды. Чёрное пятно всё росло и росло. Вот край его коснулся Солнца.

В ужасе прижался златокудрый юноша к матери. Один за другим стали потухать лучи Вечного Светила. Всё шире и шире разливалось море тьмы. Наконец, последний луч солнца потух.

Лета и юноша напряжённо смотрели вдаль и ждали.

Ещё через минуту среди глубокой тьмы над Землею появился багрово-красный свет. Сперва слабый, как первый отблеск утренней зари; потом всё сильнее, сильнее.

— Что это? — дрожащим голосом спросил юноша.

— Смотри! Смотри! — прошептала Лета.

Перед их глазами появился большой город. Широкие, прямые улицы и всюду тысячи огней. Особенно ярко освещены громадные окна роскошных магазинов. Целые богатства выставлены в этих окнах.

Вот окно с винами и яствами. Портвейн и херес из Португалии, золотистый рислинг из Эльзаса, благородное бургундское цвета старого бархата, итальянские кьянти, душистый мозель и целая горка разноцветных ликёров. А по сторонам янтарная лососина, нежно-розовая сёмга, астраханская икра, невские сиги, громадные окорока, жирные индейки, гуси, куры, утки, всякие паштеты, сыры, соленья и маринады. Только птичьего молока нет в этом окне.

А перед окном на улице, занесённой снегом, жмутся жалкие человеческие фигуры. Лица их истощены, глубоко запавшие глаза лихорадочно блестят, в них виден звериный голод. Эти люди не ели давно, они жадно смотрят в окно, и их посиневшие губы тихо шепчут:

— Проклятье! Проклятье! Проклятье!

Дальше окно, в котором выставлены меха. Громадный полосатый тигр, белые медведи, серебристые кенгуру, шелковистый бобр, хорьки, лисицы, скунс, шубы, ротонды, воротники, муфты. Громадный дом, сотни освещённых окон.

— Что там, внутри? — спросил златокудрый юноша.

— Подожди! Сейчас увидишь, тихо ответила Лета.

Вдруг крыша громадного дома исчезла. Целый ряд больших и светлых комнат. И всюду кровати, кровати, кровати без конца. А на кроватях больные. Сотни, тысячи больных. Стонут, беспокойно кидаются, хрипят, страдают и шепчут, шепчут решительно все:

— Проклятье! Проклятье! Проклятье!

И снова уплыло, ушло вглубь ужасное видение. А в мутном тумане стали вырисовываться одна за другою белые каменные стены. Много их этих стен. Все они испещрены небольшими оконцами с железными решётками. В каждом окне к холодным прутьям приникли лица. Ужасные лица преступников. С уст их то и дело срываются циничные ругательства. И снова из всех решётчатых окон несётся:

— Проклятье! Проклятье! Проклятье!

Опять сгустился туман и застлал эту картину. А на смену ей через минуту появилась новая.

Среди бесконечного моря снежных сугробов затерялась небольшая деревушка. Вымерла она вся. Не видно ни людей, ни животных. Точно уродливые скелеты, поднимаются над избами лишённые соломы кровли. Вот одна из них приподнялась и исчезла.

В небольшой тёмной избе на печи лежит старик. Щёки его глубоко провалились, глаза закрыты и только худая грудь едва заметно поднимается и опускается. Внизу на скамейке лежит женщина. Она мертва. К её обнажённой груди приник посиневшими мёртвыми губами малютка. Возле скамьи, теребя бессильно опущенную и уже окоченевшую руку женщины, стоит мальчик лет пяти и слабым голосом повторяет:

— Мамка! Мамка, дай хлеба!

Вдруг исчезло всё. Большой город с длинными улицами и богатыми магазинами, больницы, тюрьмы, голодная семья. Но свет остался. Зловещий кроваво-красный свет. А в нём точно несомый неведомой силой, появился старец. Сгорбленный, с длинной седой бородою, с лицом, закрытым руками, он медленно поднимался всё выше и выше.

— Это твой старший брат, с тоскою сказала Лета, когда фигура старца скрылась. — Теперь за тобою очередь. Иди, сын мой!



Доманский М. Новый год. Фантазия // "Русский инвалид", 1914, № 1, С. 7, 8.

Источник: http://elib.shpl.ru/ru/nodes/28545-1-1-ya...


В оформлении использованы: фрагмент открытки Елизаветы Бём "В тени крыл Твоих укрой меня" (1912 год), а в качестве Новогодней открытки — четвёртая страница обложки журнала "Всемирная иллюстрация". — СПб., — 1881, Рождественское приложение.

Источник: http://elib.shpl.ru/ru/nodes/13972#page/1...


В качестве новогоднего подарка — книга известного фантаста... Получит её тот, кто первым сообщит имя автора и её название.


Подсказка первая:

В год написания фантазии Доманского книга-подарок отметила своё 50-летие. А конкретная книга-подарок, которая уже лежит в конверте, на котором, по понятным причинам, пока отсутствует имя получателя и его адрес, в 2017 году отметит своё 60-летие со дня появления в свет.

Интересно, если сейчас вас спросить: "На каком расстоянии друг от друга находятся даритель и получатель подарка?" Вы разведёте руками: "Этого никто не может знать!" Не торопитесь, и вы и я знаем ответ! Раскрепостите свою фантазию и плюньте на всякие там километры между двумя населёнными пунктами, они же условны: одно их количество можно узнать по прямой на карте; другое — по спидометру на автомобиле; третье — уточнить у машиниста железнодорожного локомотива; а если по воде или по воздуху... Географические точки те же самые, а расстояния — разные. "Большое видится на расстоянье..." В каких бы точках земного шара вы не находились друг от друга, расстояние между вами будет одинаковым. Надо только "двигаться" сначала к <...>, а потом в нужную вам точку. Более ни слова! Не читать же вам всё название книги...


Подсказка вторая (для тех, кто пока не готов ответить):

Ещё раз, но уже внимательно рассмотрите новогоднюю "открытку". Где-то там есть имя автора?

Подсказок больше не будет. Ответы присылайте в личку до 14-го января, т.е. до Старого Нового года (дайте и другим возможность "пошевелить мозгами"). Из ответивших правильно, книгу получит приславший ответ первым, среди остальных, разгадавших название и автора, разыграем утешительный приз.


Ещё раз с Новым годом!!! Побольше вам удач в 2017-м!

Ваш visto


КОНКУРС ЗАВЕРШЁН. ИТОГИ СМОТРИТЕ В КОММЕНТАРИЯХ

ПРИЛОЖЕНИЕ К ПОДСКАЗКЕ № 2:


Теперь совсем немного о фантазии корреспондента "Русского инвалида", М. Доманского.

Если честно, я был немного удивлён, что из прочитавших фантазию (а это более 900 человек) никто не обратил внимания на то, что её автор вводит нас в заблуждение. Даже если вы читали про древних греков только в книгах Николая Куна, всё равно должны помнить про богину Лета. Она упомянута Куном один раз в главе "Пандар нарушает клятву. Битва". "...Покинула богиня любви бранное поле, а Диомед опять напал на Энея. Три раза нападал на него сын Тидея, и три раза отражал его Аполлон. Когда же в четвёртый раз напал на Энея Диомед, грозно крикнул ему Аполлон:

- Опомнись, сын Тидея! Отступи и не осмеливайся нападать на бессмертных! Никогда не будут боги равны по силам смертным!

Устрашился Диомед, услыхав голос грозного бога Аполлона, и отступил.

Аполлон же перенёс Энея в свой храм в Трое. Там исцелили Энея богиня Лета и сестра Аполлона, богиня Артемида, на поле же битвы Аполлон сотворил призрак Энея, и вокруг этого призрака закипел упорный бой".

Внимание: "...Богиня Лета и сестра Аполлона, богиня Артемида".

В греческом пантеоне богов Лето (Латона) — титанида, мать Аполлона и Артемиды. Лето — воплощение материнской любви, преданности своим детям, самоотверженности в их защите. Лето — образец титанической стойкости в исполнении материнского долга. Когда Лето пришёл срок разрешиться от бремени, причиной которого был сам Зевс, преследуемая Герой, она нигде не могла найти пристанища. Гера устроила так, что ни один клочок земной тверди не должен был принять Лето. Отовсюду гонимая, она пришла, наконец, на остров Делос, который ещё не был окончательно затвердевшим, так как менял своё местоположение. Здесь Лето и нашла для себя убежище, пообещав воздвигнуть великолепный храм.

Девять дней мучилась богиня в родовых схватках. Почти все олимпийские богини хлопотали вокруг неё, пытаясь помочь, и только Гера из злобной ревности во всем мешала <...> Вместе с детьми Лето помогала троянцам в знаменитой битве с ахейцами. Аполлон вынес с поля боя Энея и поместил его в своём храме «на вершине святого Пергама». Стараниями Лето и Артемиды здесь к герою вернулись «мощь и краса".

М. Доманский извратил сюжет мифа древних греков, особенно в части "биографии" богини материнской любви... И это только одна из несуразностей этой фантазии...



Маркантонио Франческини. Рождение Аполлона и Артемиды. (1699) [Можно было бы назвать картину "Богиня Лето со своими чадами"]

http://www.veronesedesign.ru/catalogue/23...


Страницы:  1  2 [3] 4  5  6  7  8  9 ... 18  19  20




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 87

⇑ Наверх