Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «visto» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8  9 ... 18  19  20

Статья написана 11 июля 2016 г. 07:50
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики»



Часть I. "МИРОВОПЛАН" — ЭТО НЕ РАКЕТА

Об особом принципе не ракетного освоения Космоса, за раскрытие тайны которого патриарх звездоплавания отдаёт свой труд "Монизм Вселенной". О пустяшной, вроде бы, истории с записной книжкой К.Э. Циолковского.  


Письмо первое от  24 мая 1934 года

П.И. Артюхов — К.Э. Циолковскому

Авторская орфография и пунктуация сохранены


Константину Эдуардовичу Циолковскому

от Артюхова Петра Ивановича

У.С.С.Р. Донбас г. Чистяково Г.З.О.-О.Б.В.


Дорогой дедушка-патриарх звездоплавания т. Циолковский К.Э.

Знакомясь с Вашими трудами и достижениями техники звездоплавства, я заинтересовался вас спросить и обменятся мнениями по вопросу построения машины звездоплана. Советоватся с вами я хочу по предлагаемом мною проэкте такой машины, но этот проэкт я вам перешлю лиш тогда когда получу от вас ответ потому, что не имею точного адреса к вам, и неспросившись вас послать проект весьма рисковано.

Проэкт мой имеет цель практического осуществления полета человека в мировое пространство при теперешней технике и т.п.

В принципах моего называемого "Мировоплана" нет ничего сходного с ракетой, а так-же и из теми предложениями которыя, что предлагались разными интересантами.

Описывать я сейчас нестану своей машины, но все таки напишу, что мое изобретение "Мировоплана" является открытие одного типа движений наблюдаемых на земле в таком ничтожном количестве что никто не обращал, но как только это опубликую то о таком движении заговорит весь мир.

Но прежде чем слать куда либо я желал-бы с вами побеседовать. Я вышлю вам проэкт "Мировоплана" и его модель и вы сами можете заключить выгодность машины моей перед ракетой.

Вопросы астрономии меня интересуют слишком давно, еще с детства я привык сам созерцать и обдумывать. За разными мелочами в природе я люблю следить и как будто бы кто наложил мне службу за этим что-бы ничево не ускользнуло от меня. Я так и привык. Как только чуть замечу, что неусмотрено наукой то и начну его по своему изучать применяя его к разным отраслям хозяйства или культуры.

Вот так я развил свою мысль в построении мировоплана.

Прочитывая и ваши труды и многие другие учения, я нигде невстречал что-бы мой мировоплан имел что-то сходное.

Весьма обидно только то, что когда начнеш предлагать, хотя этой машины еще непредлагал то наберешся только волокиты. А волокита для меня хужей внесколько раз того если-б отклонил кто сразу предложение, потому, что мои условия и жизни и работы весьма трудныя, как вы писали в своей биографии, что пришлось уже много перенесть трудностей, пока твердолобна культура науки незаметила.

Прошу т. Циолковский К.Э. сообщить мне адрес после которого я начну свою деятельность и как вы сами заметите весьма ценную.

24/V-34 [Подпись]


Примечание: На обороте конверта рукой К.Э. Циолковского карандашом написано: "Изобр. мировоплана. Особый принцип. Не сообщает. Послать монизм".


Пользуясь паузой, пока конверт с книгой Циолковского из Калуги движется к адресату на Донбасс, и пока его получатель — Петр Иванович Артюхов — пишет ответ Константину Эдуардовичу, расскажу вам о дальневосточнике, который не только видел основоположника теоретической космонавтики, но и...

Открывайте четвёртую страницу газеты "Тихоокеанская звезда" (Хабаровск) от 16 января 1959 года. Найдите небольшую заметку заведующего отделом пропаганды и агитации Биробиджанского райкома КПСС А. Беляковского "Незабываемые встречи с К.Э. Циолковским". Не нашли?! Ах, газету не нашли! Тогда пересказываю содержание заметки: Беляковский, будучи в 1932 году слушателем советской партийной школы в городе Калуге, благодаря своему отцу, имевшему личное приглашение на торжественные мероприятия по празднованию 75-летия К.Э. Циолковского, попал на собрание, которое состоялось 9 сентября 1932 года в клубе железнодорожников. Это была первая встреча Беляковского с Циолковским. Вторая встреча произошла через несколько дней на берегу реки Оки близ дома учёного. Группа слушателей, среди которых, понятно, был и А. Беляковский, прогуливалась после занятий в тех местах. Вдруг, мимо них на велосипеде проехал К.Э. Циолковский. Остановившись, он обратился к молодым людям с просьбой помочь найти только что утерянную им записную книжку. Не надо рассказывать с каким рвением совпартшкольники бросились на розыски. Книжку, с нескрываемым сожалением признаётся А. Беляковский, нашёл не он, а его товарищ по учёбе по фамилии Чемалин. Получив найденную записную книжку, К.Э. Циолковский искренне поблагодарил юношу и даже приобнял его.


Вот и всё, что было в газетной заметке, а теперь — внимание! Вернемся к переписке с Артюховым. Циолковский уже вскрыл конверт второго письма.


Часть II. ПОЧЕМУ НА ЗЕМЛЕ "ЛИКВИДИРУЮТ ЯЗЫК"

О том, как фраза, написанная на брошюре, лишает Циолковского модели летательной машины. Спор о причине, за счёт которой произойдет увеличение количества населения Земли: подбор или осеменение? О неизвестном научно-фантастическом романе Петра Артюхова "Тысячелетний сон", про который "Правда" молчит до сих пор. О человеке "проснувшемся от разбуждения" в 2934 году. О том, что творит на Земле "ЗОЗМ". И про выстрел Циолковского "летящий мимо мишени".


Письмо второе от 3 июля 1934 года

П.И. Артюхов — К.Э. Циолковскому

Авторская орфография и пунктуация сохранены


Константину Эдуардовичу Циолковскому

Сегодня 2/VI-34 я получил вашу брошюру "Монизм вселенной" — сегодня я ее прочел.

Я не надеялся получить от вас так скоро ответ. Я очень вам благодарю за вашу отзывчивость и доброжелательность, не смотря на ваши лета и усталость у вас еще сохраняется бодрость и спокойствие.

Ваша брошура на меня подействовала двух-сторонне: с одной стороны я с вашей брошуры почерпнул много новаго об монизме вселенной, с другой стороны она дала мне подтверждение моим соображениям.

Очень и очень благодарный вам за отзыв к моему письму и желаю вам здоровья и бодрости мысления еще с десяток лет.

В предыдущем письме я вам обещал выслать проэкт своей летательной машины подобно ракете только по другим прынципам. Я обещал вам отослать разом с чертежем и модель самой машины, но вследствии того что вы или кто то на брошуре написал фразу "Ничего не обещаю" то я решил отослать вам пока свой проэкт ограничиваясь одним чертежем.

Потому, что я ничего не знаю о вашем здоровье, и может быть в самом деле вы невсостоянии расматривать мои предложения. Но если вы сами невсостоянии расматривать предложения то прошу чертежи направить по назначению, о котором мне потом сообщите по прежнему адресу.

Но, дорогой дедушка т. К.Э. Циолковский я все таки не хочу осторон пройти вашей брошуры.

То что вы пишите — Человечество дойдет когда то до того, что небудет любви между людьми (полового инстинкта) размножатимутся люди путем подбора или осеменением, и во много раз увеличится население земного шара.

Все это еще в подробностях есть у меня написано в моем научно фантастическом романе "Тысячелетний сон".

Я его написал 24/IV-34 г. и к 1/V-34 г. поданый в редакцию газеты "Правда". Но почему то и до сих пор о нем не слыхать.

Я все таки хочу вкратце ознакомить вас из сюжетом моего произведения.

В сюжете романа "Тысячелетний сон" я внес жизнь и образ, и людей земли через 1000 лет. Я фантастически вывел его так:

Одного человека усыпили путем разных температур и т.п. на 1000 лет. И уснувши 1/V-34 г. он вдруг просыпается от разбуждения 1/V-2934 г.

Для того что-бы тело человека не разложилось от бактерий, спящего поместили на искуственой планете в мировом пространстве вращающейся вокруг земли где температура одинаковая и кроме того вдали от земли, что почти во 100 раз удлиняется жизнь человека.

Проснувшийся человек сошел на землю, ему ничево непонятно и не интересно и даже противно.

Возле его только один слуга по имени Майа, что и ухаживает за данным человеком. Вот человек спрашивает Майу: какая сейчас власть на земле. Майа отвечает "З.О.С.М." а потом рассказывает что весь земной шар разделен на три страны и эти страны населяют люди разных возрастов. Так в одной стране население заключается только одними детьми до 6 лет возраста. Другая страна юношами от 6 и до 18 лет, где специально в этой стране воспитываются в школе разным наукам и поэтому страна называется Воспитания. Третья страна это Научных деятелей или Достижений, в этой стране занимаются все взрослые люди над овладением все больше и больше над тайнами природы. Они незаботятся над пищей одеждой и т.п. Им в изобилии доставляет страна Воспитания, где в порядке физкультура и для развития молодого организма доставляется возможным изделывать слишком быстро на высоко-качественых машинах. Дальше человек спрашивает Майу, а как у вас то муж имеется.

Майа отвечает, как муж зачем муж, ведь с кем переспала тот и муж. И их я не знаю сколько у меня.

Человек скверно посмотрел на Майу и только теперь заметил, что они оба нагие. Проституция подумал себе человек. И снова сердито спросил. Скажи мне Майа что это за образ жизни что у вас даже одежды нету. Ходите все нагие. Майа пристально посмотрела. Образ жизни спрашивает а я же тебе только объяснила З.О.З.М. или Земное Общество Завоевания Мира.

Человек потом снова спрашивает, а как у вас то какой язык сейчас существует.

Майа ответила, языка почти нет, мы мало когда употребляем звуки, а то больше всего разговариваем вот так, и Майа подействовала гипнозом на человека так, что без всякого разговора делал то, что желала Майа. Дальше Майа добавила, что именов и фамилий у людей вовсе не существует.

Человек здесь стал снова противоречить, что это в корне неверно и это подобно скоту.

Майа объяснила, что и зачем их называть именами, когда все люди настолько одинаковые, что отличить никак не можна одного от другого, и если вдруг, как то случается не нормальность, что на грамм меньше по весу или где либо разница, то таких людей не выпускают со страны Воспитания либо в них имеется какой нибудь дефект.

Человек потом засмутился, а дальше закричал и заплакал благим матом, дайте смерти не хочу я жить. И если-б не фантазия моей логики, в действительности он должен умереть.

Вот то что я мыслил в своем романе "Тысячелетний сон".

В нем я заметил много нового и общего с вашей брошурой.

Но, плохо т. К.Э. Циолковский одно то, что еще и в нашей жизни слишком много волокиты. Сколько раз я не решался что-либо свое продвинуть вперед для человечества, всегда приходится долгое время ожидать пока кто-то удосужится расмотреть.

Я имею слишком стремлений к науке, хочу еще учится и учится, и лета мои не таки что не дозволяют, но беда одна беда бедность которая все отклоняет в сторону, и всю энергию во цвете лет приходится изливать на добывания своего существования.

Посылаемые мной мысли к разным центральным органам выдать мне пособие хоч-бы на осуществление того, что накопилось сейчас. Везде ответ в сторону бедных, или молчанка, или какая нибудь <неразб.>, которая равносильна тому, что еслиб вовсе не спрашивал.

Но, это мне не помешает. Так стремление к своим целям весьма большое, и так или иначе я их достигну, но, только плохо будет и жалко прочитывать мой мировой путь моего изобретательства, о котором и сейчас будет извесно. И мало мне и всем вам интересу когда условия работы для меня будут созданы на 50 летнем возрасте моей жизни. Печально и слишком печально пробивать обществу дорогу по которому масы может быть пойдут полными шагами.

Я ничуть не удивляюсь на ваши знания и гениальности других ученых мыслителей; и ничуть не пугаюсь скоро стать-же таким человеком. Я расцениваю все одинаково-пропорционально-материально. И если вы больше меня знаете, то лиш только потому, что вы больше работали над этим вопросом и были в лучших условиях — материальных и моральных нежели я.

И ничуть не удивился-бы и тому когда бы из крестьянина взятого подряд зделать профессора. Для этого стоит только взять на воспитание всесторония от самой колыбели, и через 20-30 лет будет профессор, какой нибудь Остап Галушка.

Я ничуть не вижу преград пред собой, и ничто меня не лишит достич желаемой работы. Если я сейчас не знаю вышшей математики — интегральных исчислений, то я надеюсь в продолжении небольшого промежутка времени все это овладеть, или — же пойму ощупью. Для этого во мне достаточно силы энергии и желания.

Вот почему я и решаюсь и даже зараз занять одну из позиций ("за борьбу" — зачеркнуто) в борьбе за овладение науки и техники.

Если я вижу, как мишень непостижиму тайну истины в которую целятся ученые люди ею овладеть, и почему-же мне не взять на мушку одну из этих или другие тайны там или здесь.

Вот у вашей брошуре имеется предположение в отношении чувствительности атома к жизни окружающей среды. Совсем иначе чем предполагал я. Вы пишите, что атомы все одинаковые, и что они как чувствительные пластинки у фотографии, где отбиваются разные рефлексы жизни и не оставляя после этого никаких отпечатков.

Я с этим не вполне согласен, о том, что атомы одинаковые, то пусть это так, но в том, что атомы еще имеют свойство чувствительности к разным рефлексам жизни, я здесь имею расхождение. Если где найду доказательства такой чувствительности ваших атомов то это мой проигрыш. Если я докажу значит ваш выстрел пролетел близко, но не в мишень. Я здесь не стану приводить доказательств потому, что это слишком широко, и для более конкретного. Я только вношу предложение.

Прицел по чувствительности атомов, а так-же и пояснения процесса мышления я беру таким образом:

Атомы шарообразные телишки имеют вокруг себя электронную систему, которая все время вращается, как планеты вокруг солнца. Из физики и химии мы знаем, что движение молекул в теле разными скоростями обуславливается состоянием тела жидкое, газообразное или твердое. Я теперь допускаю, что будет с телом если заставить не атомы, а електроны его вращаться с разными скоростями вроде по произволу, и чи не есть ли процес чувства и мышления в мозгу, обуславливающегося этим движением електронов, которые ускоряются то изменяют формы своих орбит вызывают рефлексы чувства или мышления. Применивши пример к фактам можно допустить эту гипотезу по вопросу чувствительности атома.

Разная скорость электронов вызывать разные рефлексы, а их изменение орбиты вызывают память, а когда электроны снова вращаются с одинаковой скоростью и по одной форме орбиты то рефлексы повторяются так-же само, если мышление то вертается память существа животного.

Подходя к этому вопросу глубже еще являются доказательства те, что если окружающая природа нас людей раздражает чувство, светом и звуком, то этот свет попадая в глаз, или звук через ухо в мозгу возбуждает определенные атомы которые начинают вращается т.е. електроны их, и от разных освещаемых предметов и разных звуков получаются разные движения или колебания электронов, если перед глазами цвет сменяется света, сменяется и движение электронов, мы чувствуем, что перед нашими глазами появился предмет и т.д.

Этими рефлексами электроны слишком меняют часто скорости и формы орбит, и что-бы их посчитать следует сперва пересчитать все те предметы которые видел человек из разными окрасками и фигурами.

Я к сожалению бедный что-бы дать вам живой опыт, у меня нет времени подобрать такой опыт что-бы доказать, но расчитываю, скоро или долго спущу курок по этой мишени и если мой выстрел пролетит мимо мишени, то мне только потому, что я бедный, что не имею средств занятся вопросами практически.

Я по этому вопросу пишу отдельную брошуру. Там я широко анализирую этот факт и способ рефлексов, передаваемый на движение электронов.

Этим движением я поясняю образование сна в человеке, так-же сюда касается вопрос гипноза.

Вот например человек гипнотизируется, под этой силой электроны мозга не в состоянии быть спокойными и они начинают двигаться так, как это их раздражает, организм подчиняясь действиям мозга вырабатывает в этот момент определенного качества ферменты, которые потом превращаются в энергию и дают сопротивление самому организму отчего организм безсилиет своим убеждениям и подчиняется тому, что ему предлагают. Мы называем это силой воли; а в действительности никакой особенности нету и каждый человек протренировавшись может с успехом владеть этой чародейной силой.

В своем романе "Тысячилетний сон" я охотно допускаю что не далее как через 1000 или 2000 лет люди ликвидируют язык и будут только заменят этие чары.

Каждый человек, вероятно, хорошо знает, когда без привычек что нибудь делать, очень кажется трудным, например хотя бы днем спать, а ночью работать или учиться тому, кто пропустил 20 лет. Трудность этого я поясняю только этим движением электронов. Человек к чомус привыкает, значит заставляет ежедневно электроны двигаться по одному пути. С этим возрением я вам пересылаю сложеный мной стих "Когда будут люди все равны".

А пока прощайте, прочитавши мое письмо, прошу мне сообщить о впечатлении произведеном на вас на адрес Донбас.

г. Чистяково. Г.З.О. О.Б.В.

Артюхов П.И.

3/VI-34 [подпись]


Не знаю, как вы, а я, местами, смеялся до слёз, а когда дочитывал окончание, погрузился в подобие гипнотического транса...  И вот что пришло в голову — это ведь факт реализации вторжения некой силы в жизнь К.Э. Циолковского с целью торможения его творческого процесса... Вспомнилась повесть "За миллиард лет до конца света", а вторую часть письма будто бы написал родной брат Навы из "Улитки на склоне". Перебираешь цепочку слов, между собой они кажутся скреплёнными, но чтобы уловить смысл рассуждения... Приходится потрудиться.

После чтения такого текста требуется встряхнуть голову, чтобы туман рассеялся. Поэтому предлагаю вам на минутку отвлечься и посмотреть некогда начатый и тогда же заброшенный мною комикс. Он, как говорится, в тему: есть там и Циолковский на велосипеде, и монизм во Вселенной...



Часть III. ШЛИТЕ ЕЩЁ РАЗ ТАКУ КНИЖОНКУ

Письмо третье от 4 апреля 1935 года

П.И. Артюхов — К.Э. Циолковскому

Авторская орфография и пунктуация сохранены


Константину Эдурдовичу Циолковскому

В настоящем письме я хочу Вас испросить, где мне достать книжонку Вашего сочинения "Монизм вселенной"

Почему я спрашиваю её у Вас, это потому лиш, что таку книжку от Вас лично я получал в 1934 г. "U.S.S.R. — Donbas. c. Cistjkovo"

Я с удовольствием ее прочиtал и много чего стало материалом для моих знаний.

В настоящее время этой книги по одной причине не имею, а того написанного что в ней было я негде ненаходил не в старых не в современных учебниках и прочих книгах.

Прошу Вас если это будет незатруднительно для Вас пришлите мне такую самую брошуру или укажите название В/книг где можно было-бы найти подобный материал.

Вы меня конечно простите за мое такое простое отношение к Вам, но я очень и очень увлекаюсь астрономией и особенно конструкциями полетов междупланетного сообщения.

Я знаю что Вы сейчас в преклонных летах и поэтому я не хочу Вас спрашивать интересующие меня вопросы, я лучше прочитаю с Ваших книг.

Я работаю в обласном земельном управлении специалистом.

Мой адрес г. Киев, Бульвар Шевченко № 4. ОБЛЗУ-ЗАРО.

Ентомолог АРТЮХОВ П.И.

Бувайте здоровые дорогой дедушка!

4/IV-35 г. [Подпись]


Послесловие:

Письма энтомолога областного земельного управления г. Киева Артюхова Петра Ивановича к К.Э. Циолковскому хранятся: Архив РАН – личный архив изобретателя и учёного Константина Эдуардовича Циолковского. Фонд 555. Опись 4. Дело № 60. Крайние даты документов:  24.05.1934 — 4.09.1935

Информационный ресурс: http://www.ras.ru/ktsiolkovskyarchive/abo...


Упреждая ваши замечания: мол, маловато Дальнего Востока на странице! Посмотрите сюда:

http://tass.ru/v-strane/3442040

Пожелайте мне, а я вам пожелаю: побольше таких Циолковских в каждую российскую семью!


Статья написана 5 июля 2016 г. 18:47
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики»

Если необходим какой-то информационный повод, чтобы вновь заговорить о Петре Ершове на своей странице, то могу предъявить вам их два: недавно приобрёл в свою коллекцию открытку с иллюстрацией Афанасьева к "Коньку-Горбунку" и второй, более интересный, наткнулся на сообщение, опубликованное 7 января 1945 года в хабаровской газете "Тихоокеанская звезда":


35 лет в школе

Её дед — известный писатель Ершов написал детскую сказку "Конёк-Горбунок", которой зачитываются дети нашей родины. Мать и отец всю жизнь посвятили педагогической деятельности. Сама Надежда Владимировна 35 лет отдала преподаванию литературы и русского языка.

— В молодости я шесть лет училась в Париже, в Сорбонском университете, — рассказывает Надежда Владимировна Ершова. — Получила звание баккалавра [именно так и написано. — visto]. Имела возможность там остаться. Но разве могла я покинуть родину, свой любимый город Благовещенск! И я вернулась в Россию. С 1919 года я преподаю в одной школе, вот в этом здании, подчёркивает Надежда Владимировна. — И вы думаете мне надоели эти стены? О, нет! Эти стены, всё это здание, этот сад за окном — всё это частица моей жизни.

Надежда Владимировна окончила гимназию с золотой медалью. Сейчас, когда учащиеся старших классов готовятся к экзаменам на аттестат зрелости. Надежда Владимировна отдаёт все силы и способности на подготовку учащихся к этим ответственным испытаниям.

Надежда Владимировна особенно много уделяет внимания работе с учащимися во внеурочное время. Внеклассные чтения, литературные кружки, увлекательные постановки произведений классической литературы — всё это делает её работу ещё более плодотворной. С большой любовью и последовательностью она приобщает детей к культуре, учит серьёзно любить и понимать книгу.

В прошлом учебном году учащиеся 10 класса поразили экзаменационную комиссию глубиной знаний по литературе. Их письменные работы были написаны безукоризненно. Это — плоды большого творческого труда Надежды Владимировны.

За трудовой подвиг и педагогическое мастерство правительство наградило Н.В. Ершову орденом Трудового Красного Знамени.

А. Сергеева, Н. Буртасов.

"Тихоокеанская звезда" (Хабаровск), 7 января 1945 г.



Напоминаю, о потомках-дальневосточниках автора "Конька-Горбунка" Петра Ершова я рассказывал ранее на сайте "Фантастическая лаборатория":

https://fantlab.ru/blogarticle29829


Статья написана 28 мая 2016 г. 18:59
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики»

Давным-давно, до эры телевидения, сразу после окончания Великой Отечественной войны в 1945 году прошлого столетия, на всесоюзном радио появилась интересная многосерийная передача "Клуб знаменитых капитанов"...

На одном из заседаний "Клуба...", а именно на 17-м  в 1947 году, среди заданных бароном Мюнхгаузеном знаменитым капитанам каверзных вопросов был такой: "Сохранились ли где-нибудь на земле яйца динозавров?" Барон был уверен, что никто из капитанов не сможет дать ему ответ.

Но он ошибся. Слово взял капитан Гаттерас. Он рассказал слушателям радио о недавней находке яиц динозавров в пустыне на территории Монголии, воспользовавшись при этом рассказом профессора Ивана Антоновича Ефремова, недавно вернувшегося из первой палеонтологической экспедиции в Монголию, организованной Академией наук СССР в 1946 году.

Послушать ответ капитана Гаттераса можно здесь. "Клуб знаменитых капитанов". Встреча 17-я. "Путешествие в горы Памира". Радиоспектакль. 1947 год. (Рассказ о яйцах динозавров начинается на 20-й минуте радиоспекталя).

http://www.staroeradio.ru/audio/23529


Интересно, что к тому времени этот рассказ И.А. Ефремова об экспедиции ещё не был опубликован. Он появился в печати на страницах журнала "Вокруг Cвета" только в январе 1948 года. Выходит, вариант (значительно сокращённый и переработанный), прозвучавший в радиоспектакле "Клуба знаменитых капитанов" в 1947 году, можно считать первой "публикацией" рассказа И.А. Ефремова "По следам гигантских ящеров".

Печатную версию — можно прочесть здесь:

http://noogen.su/iefremov/vs-1948.htm


О яйцах динозавров вообще и в Монголии 80 миллионнолетней давности, в частности:

http://www.bcetyt.ru/culture/archaeology/...


Добавлю лишь о том, что при подготовке радиоспектаклей "Клуба знаменитых капитанов" часто использовались тексты тех, кто находится в зоне пристального внимания фантлабовцах: Свифт, Жюль Верн, Лазарь Лагин, Кирилл Андреев и многие другие. Что делать с такими "публикациями", решайте сами.


В радиоспектакле прозвучала такая фраза о результатах экспедиции 1946 года под руководством профессора И.А. Ефремова: "...Экспедиция обнаружила здесь два вида ранее неизвестных яиц длиной до 40 сантиметров и колоссальное местонахождение гигантских динозавров".

А вот заметка из журнала "Смена" 1924 года.


1 дюйм = 2.54 сантиметра


Статья написана 10 мая 2016 г. 17:12
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики»

7 мая 2016 года на территории спортивно-туристического комплекса «Заимка» близ Хабаровска состоялось переименование улицы "Мостовая" в "Императорскую". Новое название улица получила в честь последнего императора Китая Айсингёро Пу И. Подробности этого события можно (фото и видео-репортаж) посмотреть здесь:

https://www.youtube.com/watch?v=E4QqMtbbRLE

http://www.dvnovosti.ru/khab/2016/05/08/5...

Реакция хабаровчан на появление улицы "Императорской"

http://debri-dv.com/article/14047/on_ne_z...

http://debri-dv.com/article/14085/habarov...


Я же хочу обратить внимание посетителей сайта "Лаборатория фантастики" на одну, но очень важную, деталь этого мероприятия. Во время пребывания императора Пу И в Хабаровске, Георгий Георгиевич Пермяков, любителям фантастики более известен по псевдонимом Г. Ланин, работал с декабря 1945 по октябрь 1950 года переводчиком на спецобъекте № 45 — лагере для пленных японских генералов. Там же находились министры маньчжурского правительства, а также семья последнего императора Китая Айсингёро Пу И.

В фойе гостиницы "Ривьера", адрес которой теперь "Императорская, дом 5", была развернута интересная выставка, в основе которой личный архив Г.Г. Пермякова. Были представлены не только фотографии, но и подлинные вещи императора: веер, общая тетрадь...

Приглашаю посмотреть. Фото собственные.



А теперь уж совсем фантастическое. Прочитайте две главы из разных повестей Г.Г. Пермякова. Одна из них — шпионская с элементами фантастики «Мурена», а другая — документальная «Отряд 731».


Глава 13. Вариант «Креста» из повести Г. Ланина «Мурена». Первая часть повести публиковалась в газете «Дальневосточный лесник» с января по март 1957 года.


Проникновение на Объект-6 было назначено на воскресенье 6 июля. В этот день в десятом часу вечера, по узкой тропе, идущей от лесопункта № 2 на северо-восток, двигался невысокий человек. Он шел уверенно, не сбиваясь с дороги, несмотря на темноту. Стояла глухая тишина. Изредка ветер пробивал ветви и поднимал запах прелой листвы. Время от времени человек круто сходил с тропинки и долго стоял, не шелохнувшись, поворачивая лицо в стороны и проверяя, не следят ли за ним. Это Мурена шел к Точке-17 — месту встречи со Стифом.

Вскоре тропинка заглохла, и Мурена вступил в девственную ореховую чащу. Стало совершенно темно. Здесь он засучил манжет левого рукава и, поглядывая на компас, взял курс на север.

Местами он полз через заросли кустов, опутанных густой актинидией, рвал цепкие шнуры пахучего лимонника. Где-то рядом бродили невидимые леопарды, сновали бесшумные дикие кошки, но, почуяв человека, они мгновенно исчезали, растворяясь в черной листве. Чем ближе была Точка-17, тем чаще Мурена смотрел на светящийся компас.

Все эти месяцы, со дня тайного прибытия в Россию, Мурена чувствовал себя, словно в стихии враждебного огня. И сейчас, стоя у поляны в глухой тайге, он все еще боялся встретить засаду или охотничий табор. Сняв с шеи ноктоскоп, Мурена поднес прибор к глазам и, как затаившаяся хищная птица, стал осматриваться кругом. На цветной масляной пленке дрожала картина уснувшего леса — блестящие от ночной влаги кусты, обнаженные буро-желтые валуны, высокая трава, поникшие цветы. Но нигде не было Стифа. Спрятав аппарат и выждав немного,

Мурена достал из кармана охотничий манок и искусно извлек из него несколько протяжных гулких звуков.

Стиф не отзывался, хотя, быть может, прятался где-то рядом.

Неслышно отойдя в сторону, Мурена вновь пустил в ход манок, на этот раз переменив мотив. И лишь после третьего сигнала он услышал методичные, чуть сиплые звуки такого же манка:

— У-уу-у! У-уу-у!

Мурена стоял не шевелясь, сжимая оружие в руках, весь превратившись в слух.

— Фью-фью! Фью-фью! — дал условный свист Мурена, и тут же около него появился Стиф — серьезный, сосредоточенный, с рюкзаком за спиной.

— Как слежка?

— Никого.

— Рассвет в 4.17. Идем! — и Стиф торопливо двинулся туда, где находилось снаряжение для наступления на НИУС.

У противоположного края поляны Стиф по знакам, известным ему одному, нашел тайный склад. С этой минуты время для Мурены и Стифа стало исчисляться на секунды. Словно на пожарных учениях, где время цениться, как человеческая жизнь, они быстрыми, заученными движениями распаковывали мешки, разматывали клубки шнуров, доставали пластмассовые кольца, круги, застежки. В несколько минут Стиф и Мурена сняли тонкую, как воздушный пузырь, футляр-оболочку с огромной резиновой ленты, плоской прозрачной массой легшей на траву и опутанной десятками таких же прозрачных веревок-шнуров.

Пока Мурена изучил направление и силу ветра, Стиф исчез и вскоре появился в жилетке, нагруженной тяжелыми баллонами по два спереди и сзади. Это был легчайший из газов на земле — водород, газ без запаха, вкуса и цвета, в 14 раз более легкий, чем воздух. Неторопливо, но быстро, словно не замечая разлившейся вокруг темноты, Стиф нашел аппендикс — червеобразный отросток — лежащего на земле пустого воздушного шара, и вскоре сжатый до 150 атмосфер водород с шипеньем и свистом побежал в пустую резиновую кишку, распластавшуюся на траве.

Мурена ощупью проверял кольца и стропы-шнуры, идущие от прорезиненного шелка аэростата к гондоле. Операция наполнения шара была подготовлена десятками тренировок, и сейчас ни единая часть секунды не пропала даром. Мурена прикрепил «Крест», как называется этот прозрачный аэростат, к двум деревьям и стал проверять содержимое груды резиновых мешков.

Стиф контролировал наполнение шара водородом. Газ бежал, негромко шипя и издавая гулкий полый звук. Мягкий эластичный корпус аэростата набирал водород и тяжело шевелил необъятным животом. Из минуты в минуту он все более явственно принимал очертания гигантского колышущегося огурца, вершина которого, лениво покачиваясь, поднималась все выше и выше.

Мурена следил за ветром. Ветер то пробегал, неся западную прохладу, то замирал в полном штиле. От него зависела вся операция «Креста», и Стиф время от времени тихо бросал:

— Как ветер, Майк?

Он привинтил к аппендиксу новый баллон, и хотя во втором сосуде давление было выше, ток газа несколько замедлился. Многометровая колбаса все поднималась, и вскоре в воздухе у западного края поляны повис прозрачный незримый огурец, перетянутый кольцами и опутанный вертикальными шнурами. Под «Крестом» вздрагивала и колыхалась гондола из трех идущих друг над другом, колец, рассчитанная на одного человека. Аэростат должен был перенести Мурену через запретную зону, через радары, забор и электрические провода. Ветер и воля Мурены посадят его в центре Объекта-6, с чего и начнется изучение ракетной станции — подготовка к еще более дерзким операциям вторжения в тайны Советского Союза.

На объекте Мурена изучит главное здание лаборатории, поднявшись на крышу, сфотографирует детали двухэтажного здания, скрытого внутри каменной рамы. И все это лишь первый шаг на пути к главному плану, который разрабатывал Многоугольник, пославший Стифа и Мурену в Россию.

Около полуночи воздушный шар был готов к полету. Он повис на поляне вершиной, отклоненной ветром в сторону востока. Мурена уже находился в летной корзине в темной одежде, почти незаметной даже вблизи. Стиф стоял рядом, проверяя аэростат и задавая Мурене короткие вопросы:

— Где газ? — спрашивал он о водороде для обратного пути.

— Есть!

— Орехи?

— Есть, — отвечал Мурена, удостоверившись, что гранаты, величиной с грецкий орех и с взрывчатой силой обычных гранат, находятся при нем.

— Игрушки? Глаза? Нектар? Поцелуй сатаны?

Мурена ощупывал соответствующую часть костюма и отвечал:

— Есть. Есть. Есть.

Неслышно, вполголоса, Стиф перечислял сложный набор легких, как вата, сложенных, как электронный счетчик, и портабельных, как авторучка, деталей снаряжения, без которых вылазка на Объект была бы пустой затеей.

Веревочную лестницу, маскировочные средства, когти, ночной фотоаппарат, ядовитый газ — все это Мурена брал с собой в опасный поход, шансы на успех которого равнялись двум к десяти.

Ответы следовали так тихо, что их не мог слышать вооруженный человек, пришедший к Точке-17 вслед за Муреной и сейчас прятавшийся за большой валежиной в десятке шагов от воздушного шара.

Все было готово к отлету. Стиф отключил стальные браслеты на конце шнуров крепления, и вертикальный воздушный огурец медленно поплыл вверх. Став на корточки, Мурена проверил в последний раз крестообразное оперение гондолы.

— Да хранит тебя бог! — успел крикнуть Стиф.

В ответ Мурена махнул рукой, растворившись в черном расплывчатом пространстве.

Вскоре прозрачный аэростат совершенно исчез в небе. И хотя Стиф потерял его из виду, он долго стоял, глядя в сторону востока, туда, где в 700 метрах от поляны находился секретный военный центр русских, и куда слабый ветер нес Мурену навстречу неизвестным опасностям. Уже замерли ночные шелесты в кустах, уже ушла кабарга, уже скрылись красные волки, а Стиф все стоял, думая о последующем ночном проникновении в русский изобретательный институт. И все это время черная фигура, притаившаяся неподалеку, не спускала со Стифа, родного брата Мурены, внимательных и бдительных глаз.


Глава «Шарофот» (с сокращениями) из документальной повести Георгия Пермякова «Отряд 731», опубликованной в альманахе «Рубеж» № 5, 2004 г. (с. 253—254).


Пуск шарофота на строго охраняемый сверхсекретный объект в Пинфане походил на бег по горящему полю. Зимин тяжело принял решение по операции «Глаз».

Сегодня, в воскресенье 2 июля 1936 года, в день пуска, он сидел в своем кабинете и беспокоился за «пятерку», которой поручил операцию. На нем был идеально сшитый светлый костюм от Строилова. За спиной висела рукописная карта окрестностей Харбина, 50 метров в сантиметре. Ее начертили русские топографы в 1930 году, до японской оккупации. В японских книжных магазинах продавались карты Маньчжурии, но на них было много умышленных искажений. Такие карты помогали узнать, какие именно места и что именно японцы хотели скрыть.

<…> В зоне Пинфана стояли пять китайских селений, почти все они находились восточнее станции. Сам же секретный объект японцев, над которым сегодня полетит воздушный шар с фотокамерой, ныне находился более чем в 8 километрах на запад от Пинфан-станции.

Итак, сейчас Зимин был в мыслях с группой «Глаз».

Роман Младов на днях побывал на станции Пинфан. Он прикатил туда с девушкой на велосипедах. Роман имел тренированную зрительную память, но все же взял с собой мини-криптофот. После этой рекогносцировки он начертил по памяти на основе проявленной пленки карту местности. Вот зеленое поле в трех километрах северо-западнее объекта. Кругом трава, местами довольно высокая. Вот заросли диких голубых цветов. Вот березовые перелески. Да! Только отсюда можно пустить по ветру шарофот. Японский мотоциклист сюда не доедет, — думал  Младов. — Но главное — его спустить, что много труднее, в 4 километрах ниже на другой стороне объекта. Там он увидел такое же поле, там кончаются китайские огороды, там безопаснее.

<…> И Зимин все думал, откуда же пускать шар и где его принимать? Полковник впивался глазами в увеличенные фото Младова и, наконец, нашёл нужную точку, даже несколько. Только теперь главным в операции «Глаз» он назначил Младова. Человек большой сметки и быстрой реакции и, ко всему, снайпер.

<…> В воскресенье 2 июля стояла душная жара. На небе плыли темно-белые лебеди облаков. Было 32 градуса. Дул легкий суховей. Цветы прикорнули и наклонили свои цветные головки, их аромат ослаб.

Младов в шортах и на английском велосипеде «Брен-набор» с рюкзаком на спине — обычном для иностранцев виде — катил по приличному гравийному шоссе. Метрах в 50 за ним тоже на велосипеде германской марки «Грицнер» ехал брюнет Гатов, специалист по трудным операциям. Он имел газовый пистолет, замаскированный под авторучку. На случай обыска оба не взяли открытого оружия. Группу приема возглавил майор Чаев из КГБ. Он, Репич и Эпов давно были на месте, где расположились пикником.

<…> Операция «Глаз» была проста, как банан, и опасна, как сверление тигрового зуба. Младов тут же развел костерок, Гатов постелил скатерть и разложил на ней еду, куски мяса для шашлыка и консервы. Он поставил вертел на стоячках и достал бутылку с вином. Затем оба расстелили на земле шкурки барсуков как сиденья.

Только теперь Младов извлек из рюкзака коробку шоколада. В ней лежала бесформенная бесцветная пленка — сам шарофот. Рядом находился портсигар с сжатым гелием. Младов привинтил к тонкой трубке пузыря перемычку от портсигара, и сжатый гелий быстро наполнил прозрачный, как воздух, пузырь шарофота. Образовался мини-аэростат шириной сантиметров в 30 и высотой полметра. К шару Младов прикрепил балласт, микрорацию и автоматическую фотокамеру размером с полспичечной коробки. Роман завел пружину автоспуска и с помощью катушки пустил шар в воздух на прозрачной нити. Шарофот дернулся и пошёл вверх, бешено завертелась катушка. На высоте 240 метров он остановился по приказу снизу. Это была высота по балласту. Только сейчас Младов радиокомандой опустил нить шара. Она упала на землю, и Младов мгновенно смотал ее на катушку. Невидимый шар полетел на объект.

У Младова была мини-рация в виде консервной банки. Ею он дал сигнал Чаеву на прием. «Дело сделано», то есть «Шар пущен на вас».

Теперь шар летел точно на объект, Младов и Гатов могли ехать домой, но воскресенье — день пикников, и быстрое возвращение двух велосипедистов с рюкзаками непременно кому-то бросится в глаза. Для чего рюкзаки? Поэтому пикник надо довести до конца.

<…> Тем временем шарофот плавно летел на объект. Его камера каждые 5 секунд автоматически делала драгоценные снимки земли.

<…> Эпов украсил ухо серьгой, на деле микронаушником. В 10.22 утра серьга зазвенела, сказав этим «Все благополучно». Все напряглись. Кусок не лез в горло. Скорость полета шара около 8—10 метров. В минуту шар пролетал 500-600 метров. Расстояние в 8 километров он одолеет за 15 минут примерно. Как назло, Чаев увидел в траве неподалеку китайца. Он стоял испуганный, покорный, впалощёкий и голодный. Юноша что-то собирал в траве и клал в рот.

<…> Шли минуты, шар приближался, но китаец не уходил. Что делать? Правда, он лишь изредка робко смотрел в их сторону, а потом опять искал ягоды. Увидит ли он шар? Увидит ли, как принимают шарофот?

Когда до приземления осталось несколько минут, ловкий Репич пополз в сторону юноши и пустил в его сторону газ усыпления. И тут шар по радиокоманде стал медленно спускаться по диагонали. Он сел буквально в десяти метрах от спящего. Чаев быстро выпустил из шарофота газ и спрятал бесформенный прозрачный мешок в карман. Фотокамеру взял Эпов. Только они вернулись к костру, как к ним неожиданно подошел другой высокий и очень худой китаец. На нем были темно-голубые штаны без ширинки из дабы — грубой хлопчатой ткани — и черные туфли на матерчатой подошве.

— Дыласыцзи, здравствуйте! — сказал он боязливо. — Ваша куша-куша? Вы едите?

Чаев хорошо знал психологию китайцев. Он встал, приветливо улыбнулся гостю и дал ему банку консервов, пачку печенья и пачку кускового сахара.

Если у китайца были какие-то сомнения, то щедрость русского их развеяла. По жестокому требованию японских жандармов китайцы около объекта должны были докладывать старосте села обо всех иностранцах и подозрительных людях, которых они встречали. Но если он расскажет об этих «ломоза» старосте, то должен сказать о подарках, а тот их обязательно отберет. Однако, эту «большую еду» надо сохранить, и конечно, он никому ничего о них не скажет.

Высокий китаец думал: «Я видел трех ломоза, они жарили мясо, рядом спал наш односельчанин Лаован, странно! Все-таки надо доложить старосте. Но тогда пропадет банка, пакет и какая-то еда. Нет, не скажу!». И китаец быстро ушел.

В тот же вечер узкая пленка, забранная из автокамеры шарофота, была отправлена в кабинет дипломатического курьера. А на другой день ушла в Хабаровск.

Через пять дней Зимин получил великолепную расшифровку аэрофотоснимков. То, что теперь узнал полковник, не только изумило его, но и насторожило.


Не могу не задать Вам вопрос: Не показалось ли Вам, что эти две операции "Крест" и "Глаз", возможно, имеют отношение к некоему реально произошедшему событию, о котором знал Пермяков?


Статья написана 6 мая 2016 г. 10:41
Размещена также в рубрике «Калейдоскоп фантастики»

ПЕРВОЕ ПОСТРОЕНИЕ БЕССМЕРТНОГО ВЗВОДА ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ АВТОРОВ ФАНТАСТИКИ


Отдавая дань памяти ВСЕМ героическим защитникам Отечества, в дни празднования Дня Победы представляю вам свой Особый Бессмертный взвод. Особенность взвода в том, что в него могут войти: участники сражений Великой Отечественной и Второй мировой войны, родившиеся или долгое время жившие, служившие, трудившиеся на Дальнем Востоке; при этом – они должны быть авторами, поведавшими миру свою фантастическую историю. Очень надеюсь, мои дорогие читатели, на вашу помощь в поисках всех тех, кто должен пополнить строй моего Особого Бессмертного взвода дальневосточных авторов фантастики.  


АГИШЕВ Рустам Константинович (1913—1976)

Родился в селе Старое Тимошкино Ульяновской области. В 1936 году переехал в Комсомольск-на-Амуре, откуда ушёл на фронт. Во время войны прошел путь от рядового до капитана — военного журналиста. Награждён орденом Красной Звезды и несколькими боевыми медалями.

В фантастике Р.К. Агишев отметился рассказом «Руэлла» и сказочной пьесой «Рожок Теневиля. Северная легенда». (Опубликована в Магадане в 1956 г.) Пьеса была поставлена на сцене Хабаровского Театра юного зрителя.


ВОДОПЬЯНОВ Михаил Васильевич (1899—1980)

Родился в селе Студёнка (ныне – в черте г. Липецк). В январе 1930 года М. Водопьянов первым открыл воздушную линию из Хабаровска на Сахалин. В 1934 году за участие в спасении челюскинцев удостоен звания Герой Советского Союза.

Участник советско-финляндской войны 1939—1940 гг. в должности командира тяжёлого бомбардировщика ТБ-3. Совершил несколько боевых вылетов, был награждён орденом Красного Знамени. 2 февраля 1940 года присвоено звание комбрига. Участник Великой Отечественной войны: с июля 1941 года — командир 81-й дальнебомбардировочной авиационной дивизии. Лично участвовал во втором налёте на Берлин (август 1941). Его самолёт Пе-8 был подбит и совершил вынужденную посадку на территории, занятой противником. Через линию фронта вернулся к своим. За большие потери был смещён с должности командира дивизии, но продолжал совершать боевые вылеты как рядовой лётчик. Генерал-майор авиации М.В. Водопьянов награждён 4 орденами Ленина, 4 орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны I-й степени, медалью «За боевые заслуги».

В фантастике М.В. Водопьянов отметился повестью «Мечта пилота» рассказами «Воздушный экспресс», «Поезд под облаками», новеллой «Старт».


ВОРОНИН Пётр Иванович (1924—1974)

Родился в селе Чернитово Алгасовского района Тамбовской области.

Участвовал в Великой Отечественной войне, был дважды ранен. После второго ранения – демобилизован. С 1944 года жил в Комсомольске-на-Амуре и Хабаровске. Учился в Хабаровском педагогическом институте, работал в газетах «Сталинский Комсомольск» (ныне «Дальневосточный Комсомольск»), «Тихоокеанская звезда», «Молодой дальневосточник».

Единственное произведение П.И. Воронина в жанре нф — повесть «Прыжок в послезавтра» (1971) несёт в себе следы биографии автора. Пётр Иванович многие годы жил с опухолью мозга (последствие контузии), перенёс две тяжелые операции. Опыт преодоления недугов; воспитание характера, помогающее жить наперекор всему – составляет мотив этой повести.


ЖЕМАЙТИС Сергей Георгиевич (1908—1987)

Родился в г. Николаевске (с 1926 года Николаевск-на-Амуре). Более тридцати лет отдал Дальнему Востоку. Служил на Тихоокеанском флоте. С 1937 года занялся литературной деятельностью. С началом войны пошёл добровольцем на фронт. Начал войну в 1941 году рядовым, закончил в 1945 году — капитаном в должности начальника химслужбы полка. Был награждён орденами Красной звезды, Отечественной войны, боевыми медалями.

С.Г. Жемайтис внёс огромный вклад в развитие отечественной фантастики. Он автор многих фантастических произведений, редактор, составитель сборников и многотомных изданий НФ произведений, один из основателей популярных серий НФ произведений и ежегодника «Фантастика».


МЕЛЕНТЬЕВ Виталий Григорьевич (1916—1984)

Родился 7 августа 1916 года в Петрограде. В 1937 году призван в Красную Армию. Окончил специальные офицерские курсы в городе Иваново. Участвовал в Финской войне. После ранения и лечения в госпитале Мелентьев вернулся в воинскую часть, которая к тому времени перебазировалась на Карпаты. Началась Великая Отечественная война. Воевал в артразведке, был военным корреспондентом «Боевой Красноармейской газеты». В боях под Харьковом получил ещё одно ранение. После лечения вновь вернулся в строй. Был политруком роты, корреспондентом газеты «Разгромим врага» 50-й армии, спецкором газеты «Красноармейская правда» Западного и 3-го Белорусского фронтов. В составе 1-го Дальневосточного фронта участвовал в разгроме Квантунской армии в Маньчжурии и Корее. С 1948 по 1953 годы служил в Чите начальником отдела боевой подготовки в газете «На боевом посту» Забайкальского военного округа. В 1953 году в звании подполковника уволился в запас.

Наряду с произведениями о войне и современниках, Мелентьев пишет приключенческие и фантастические повести: «Голубые люди Розовой земли» (1966), «Чёрный свет» (1970), составившие вместе с «33 марта» трилогию, переизданную полностью в 1973 году, «Обыкновенная Мёмба» (1978). К жанру утопии можно отнести и рассказ Мелентьева «Дорога через себя» (1975). Фантастические рассказы писателя (их всего три) также достаточно интересны. Недаром «Шумит тишина» («Искатель», 1966) включена в сборник лучших публикаций в журнале «Мир Искателя» (1973). Мелентьев автор фантастической пьесы для детей «Пираты южных морей», поставленной в Ивановском драматическом театре.


НАВОЛОЧКИН Николай Дмитриевич (1923—2013)

Родился недалеко от Хабаровска в п. Николаевка (ныне Смидовичский район Еврейской автономной области). В августе 1941 года был призван в армию. В запасном полку прошёл курсы радистов и с конца 1942 по август 1944 года был на фронте начальником радиостанции 148-й отдельной роты связи 193-й стрелковой дивизии. Старший сержант Николай Наволочкин прошёл боевой путь от Ельца до станции Садовне в Польше. Участвовал в Курской битве, форсировании Десны, Днепра, Сожа, Западного Буга, освобождении Белоруссии и Польши. В марте 1943 года во время боя в селе Кочетовка Курской области он вызвал огонь по танкам, ворвавшимся во двор дома, где находилась рация, и подбил один из танков. За проявленный героизм был награждён орденом Красной Звезды, орденами Отечественной войны, «Знак Почета», медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией», имеет польскую награду «Братерство брони» («Братство по оружию»).

Николай Наволочкин более известен как автор сказочных историй для детей, в фантастике отметился рассказом «Башмаки «1-БСВ» и юмористической повестью «После дождичка… в среду: Были и небыли посёлка Н»


ПЕРМЯКОВ Георгий Георгиевич (псевд. Г. Ланин)(1917—2005)

Родился в городе Никольск-Уссурийский (ныне г. Уссурийск Приморского края).

…Георгий Георгиевич Пермяков, был участником тех или иных событий, которые, затем отмеченные грифом «секретно», словно канули в вечность. Расскажу лишь об одном из них… о так называемом ШОХе – штабе обороны Харбина. Уверен, мало кто слышал об этой странице Второй мировой войны… Операция «Оборона Харбина» или сокращённо «ОХ» была заранее разработана в советском консульстве и предусматривала создание вооружённых отрядов из числа лояльных к советской власти выходцев из России, харбинцев из числа иностранцев и китайцев. Они должны были взять под охрану все важные «точки» города и военные объекты ещё до прихода советских войск, разоружить местный гарнизон, собрать данные о возможных минных полях и заминированных зданиях. Руководить их действиями должен был ШОХ. Начальником штаба был назначен сотрудник советского консульства, а на самом деле майор госбезопасности Николай Дрожжин… Но инициатива по созданию штаба обороны Харбина  должна была, по мнению руководства консульства, исходить от советских граждан, проживающих в Маньчжурии…  Георгию Пермякову и Василию Панову было поручено организовать отряды самообороны в китайской части города – Фуцзядане (Даовай), где ещё действовала жестокая маньчжурская жандармерия, было много прочайканшистски настроенных жителей. Под созданный ими китайский ШОХ было выделено два помещения…  6000 китайских бойцов наводили порядок в китайских кварталах и охраняли объекты, указанные представителями советского консульства… Трудно представить каким бы был результат высадки 120 советских бойцов десанта на аэродроме Харбина, если бы не активная деятельность ШОХ. Около 120 членов ШОХа погибли и пропали без вести. Георгий Георгиевич Пермяков от Министерства иностранных дел получил юбилейные медали «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Сорок лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»  

По материалам статьи В. Усольцева «Забытый «ОХ» дядюшки Гер-Гера». «Аргументы и факты. Дальинформ – Региональное приложение АИФ для читателей Хабаровского края и Еврейской автономной области. 2005, № 30 (июль). С. 1, 2, 4.

Под псевдонимом Г. Ланин Г.Г. Пермяков написал цикл шпионских приключений с элементами фантастики о полковнике Бюро особых расследований Язине.


ТЕЛЬКАНОВ Сергей Алексеевич (1911–1974)

Родился в уральском поселке Майкорского завода Пермской губернии.

Почти с первых дней Великой Отечественной войны Сергей Алексеевич становится солдатом. Он ходил в бой рядовым бойцом; бессчетное количество раз находился под бомбежками, под артиллерийским обстрелом, слышал рядом свист пуль, хладнокровно встречал психические атаки фашистов. Под Сталинградом он стал работником политотдела дивизии, в период великого наступления советских войск – военным журналистом, в начале в дивизионной газете «Боевая красноармейская», затем в газете 2-го Украинского фронта «Суворовский натиск», основанной в мае 1943 года. С ней он пройдет до конца войны, примет участие в войне с Японией.  В послевоенные годы, вплоть до увольнения в запас в звании подполковника (1963), С.А. Тельканов продолжал работать специальным корреспондентом газеты «Суворовский натиск», в мирное время ставшей газетой Дальневосточного военного округа и получившей прописку в г. Хабаровске. Боевые заслуги С.А. Тельканова оценены двумя орденами Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной звезды, четырнадцатью советскими медалями, медалями Монголии «За победу над Японией» и Китая «Китайско-советская дружба».

В фантастике отметился одним рассказом – «Солнце», опубликованном 1 января 1939 года в молодёжной газете «На смену» (Пермь). Уральский знаток фантастики И.Г. Халымбаджа, отыскавший эту «рождественскую фантазию» и пересказавший её сюжет, писал: «…Человеку, от рождения слепому, врачи возвращают зрение. И вот, открыв глаза, он видит на стене операционной большой портрет и восклицает: «Иосиф Виссарионович! Я его узнал! Спасибо Вам, профессор, что Вы… что благодаря Вам я смог увидеть, наконец, великого вождя и учителя». Больше «фантазий» С.А. Тельканов не писал.

________________________


Кандидаты на вхождение в строй Особого Бессмертного взвода: Георгий Байдуков, Александр Беляков, Борис Борин, Аркадий Гайдар, Михаил Матюшин, Андрей Некрасов, Петр Павленко, Георгий Халилецкий... К сожалению, у меня, пока, не хватает информации и фотографий для их включения в состав взвода. Буду благодарен за любую помощь по увеличению списочного состава моего Бессмертного взвода


Страницы:  1  2  3  4 [5] 6  7  8  9 ... 18  19  20




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку

Количество подписчиков: 87

⇑ Наверх