Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Green_Bear» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 36  37  38

Статья написана 20 сентября 21:05
Размещена также в рубриках «Польская фантастика», «Рецензии»

Аннотация:

В этом мире любая тень — это врата в опасное и неисследованное измерение, туннели в котором пролагают адепты тайных искусств. Здесь у Солнца есть темная звезда-двойник, обыкновенное рукопожатие может обернуться проклятием, а тень — отбросить человека. Здесь шесть грандов ядом, предательством и сталью сражаются за влияние при дворе, малолетний король с трудом удерживает власть, инквизиция растет в силе, а из тьмы могут прийти настоящие чудовища. Когда к бывшему солдату и наемнику Арахону И’Барраторе, попадает в руки тенеграф – картинка, выжженная на стекле, с таинственной шестирукой фигурой, излучающей свет, искусный фехтовальщик оказывается в центре заговора, нити которого тянутся на самый верх общества, и теперь на кону не только судьба Арахона, но и престол его страны, а также жизнь всех ее жителей...




Уже много веков эстетика "плаща и шпаги" в авантюрных историко-приключенческих книгах будоражит фантазию и чувства читателей, начиная с комедий де Вега, продолжая мушкетерами Дюма и заканчивая циклом о капитане Алатристе Переса-Реверте. Роман Кшиштофа Пискорского "Тенеграф" во многом заимствует эти традиции, перенося их на поле фэнтези. Хитросплетения политических интриг соседствуют у него с магией тенепространства, в роскоши купаются не только гранды, но и тенемастера, впрочем, вполне оправданно при рискованности их профессии. А любовь, честь и долг неоднократно становятся движущей силой сюжета.

Морской ветер легко пролетает над купеческими кораблями и галерами, приплывающими в Сериву, с шумом проносится над парусами, растянутыми над двориками и улицами, одаряет свежестью дворцовые сады и террасы, врывается в приоткрытые двери таверн, в которых сидят ветераны, рубаки, поэты и художники. Серива — город опытных клинков и твердых принципов, коварных интриг и воинской чести, смолянисто черных теней и жаркого солнца. Здесь возвышается Ребро Севера, дающее огромную власть над тенепространством. Здесь творятся заговоры и ведется большая политика. Здесь наемные мастера шпаги и рапиры крадутся по крышам по ночам, беспощадно убивают в трактирах и закоулках, однако знатные роды все чаще прибегают к звону монет, шороху векселей и шепоту угроз. Здесь соприкосновение теней может стать фатальным, больше того, тени могут одичать или даже зажить своей жизнью.

Главный герой нашего романа — Арахон И’Барратора, ветеран Двадцатилетней войны — второй и третьей осады Коппендама, доброволец из черной сороковни, где выжили лишь семеро — позже был королевским шпионом, одним из Серивской Троицы, затем скатился до наемного фехтовальщика у грандов, а впоследствии и до простого наемника у теневых воротил. Однако даже в бедности он сохранил строгие принципы, а возраст лишь позволил отточить умения и навыки обращения со шпагой. Опытнейший фехтовальщик и матерый убийца, он, впрочем, не гордится число убитых и старается избегать лишних жертв. Арахон уверен, что уже давно вылетел из круга большой политики, списан со счетов и забыт. Но цепочка случайностей приводит к тому, что он вмешивается к масштабные интриги со множеством игроков и промежуточных звеньев, где каждое вскоре жаждет убить одинокого фехтовальщика. Впрочем, сказать или приказать проще, чем сделать...

Одна из главных фишек "Тенеграфа" — продуманная и сложная система магии, основанная на существовании параллельного нашему миру тенепространства с его странными законами — раскрывается в полной мере только ближе к середине книги. До тех же пор роман успешно притворяется помесью исторического манускрипта с приключенческой историей, ибо многочисленные цветистые отступления и размышления здесь соседствуют с подробными описаниями схваток и поединков, где едва ли не каждое движение и удар просчитаны, выверены и отточены до блеска. Пискорский неторопливо плетет витиеватое полотно, ведя сразу несколько побочных сюжетных линий, чтобы затем в полной мере развернуть сложную многоплановую интригу. Поэтому первое время повествование может показаться незамысловатым и даже излишне громоздким, пока рассказчик легко отвлекается на события недавнего и далекого прошлого, сообщая читателю об истории и архитектуре Серивы, о повадках и принципах Арахоны, о надвигающихся на печатника Камину и ученого Хольбранвера неприятностях. Но с определенного момента, когда Арахона выходит на тропу войны, а схватки следуют одна за другой, теневая магия резко врывается на передний план, становясь важной частью сюжета. Например, угадаете, почему девиз корсаров-патрийцев звучит «Один из всех, все из одного»?

Итог: авантюрно-приключенческое фэнтези в духе плаща, шпаги и тенемагии.

Моя оценка: 8/10


Статья написана 12 сентября 14:39
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Аннотация:

В рядах верных слуг Конфедерации Центральных Миров, Теней, зреет мятеж. Непримиримые разногласия разделили их на два лагеря: тех, кто поддерживает действующую власть, и тех, кто пытается ее свергнуть. Один из лидеров восстания поручает агенту Равн Олафсдоттр доставить Донована, человека со шрамами, в Пасть Льва — на базу Теней. Донован, сам некогда бывший агентом Конфедерации, должен сыграть в этом противостоянии важную роль. Однако человек со шрамами вовсе не намерен участвовать в гражданской войне. Когда Равн Олафсдоттр похитила его, он собирался на встречу с бан Бриджит, Гончей Лиги. Донован не сомневается, что его исчезновение не останется незамеченным, и рассчитывает, что Гончая отправится на его поиски. Но не окажется ли слишком поздно?




Развивая мифопоэтическую историю на просторах Спирального Рукава в одноименном цикле, Майкл Флинн переносит основное действие на планеты Конфедерации Центральных Миров. Тщетно Донован надеялся, что сможет укрыться от Теней. Равн Олафсдоттр, агент Конфедерации, отыскала бывшего осведомителя и вовлекла в игры спецслужб, еще более рискованные и запутанные, чем прежде. Многие годы Тени были надежной опорой и верными исполнителями воли Названных, правящих Конфедерацией из Тайного Города. Но по прошествии времени разгорелись угли мятежа, породив пока что скрытую от посторонних войну, где редко убивают, а чаще соперничают за ключевые посты и управленческие полномочия, чтобы в нужный момент перехватить власть. Однако ожидание затягивается, кто-то из заговорщиков начинает сомневаться, а кто-то напротив жаждет немедленно взяться за оружие, пусть даже выступление будет обречено на провал. И вот, когда события достигают роковой черты, Донован оказывается решающим аргументом для всех мятежников.

После "Реки Джима", где преобладала научная составляющая: космический ковчег-терраформатор, громадный колонизационный флот, поиск источника человеческой миграции с помощью анализа ДНК – Флинн делает акцент на исторические и мифологические мотивы, насыщает текст пестрыми аллюзиями. Источником вдохновения для описания спецслужбы Теней послужила "Осень средневековья" Йохана Хейзинги, легшая в основу витиеватого и причудливого кодекса, включающего клятвы, поединки и гербы. Жизнь слишком хаотична и мимолетна, поэтому Тени создали свой замкнутый мир, где есть правила поведения, критерии красоты и высшая цель, за которую стоит сражаться. Но есть ли такая цель у Донована? В прошлом Названные расщепили его разум на несколько субличностей. И хотя в "Реке Джима" ему удалось добиться зыбкого равновесия и согласия между субличностями, сможет ли престарелый осведомитель с пошатнувшимся рассудком выжить в логове хищников? И кто он такой на самом деле, какие тайны хранит его память?

Отдельно стоит отметить сложное сплетение двух сюжетных ветвей: допрос-беседу Гончей бан Бриджит с Тенью Равн и рассказ агента про её путешествие с Донованом. Новому для цикла переводчику наконец удалось передать лингвистические игры Флинна, как подражание Гомеру, так и оригинальные диалекты с изящными пикировками. Автор держит читателя в постоянном напряжении, то натягивая струны тревоги, то баюкая переливами смеха, и аккуратно аккуратно и неспешно подводит сюжет тетралогии к финальному тому, где должны раскрыться все карты и определиться судьбы цивилизаций.

Итог: увлекательная космоопера, выдержанная в ретро-позднесредневековом антураже.

Моя оценка: 9/10




Впервые сжатая версия рецензии была опубликована в журнале «Если 2016'4».

Смотрите также:

  1. Рецензия на роман Флинна «Танцор Января».

  2. Рецензия на роман Флинна «Река Джима»


Статья написана 6 сентября 20:59
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Аннотация:

Когда-то Герой Веков спас заваленный пеплом мир от гибели и вернул ему солнечный свет. Теперь здесь властвует прогресс: горят электрические лампы, мчатся поезда и тянутся ввысь небоскребы. В центре мира – великий город Элендель, откуда двадцать лет назад Ваксиллиум Ладриан сбежал в далекое Дикоземье, чтобы начать жизнь заново. Теперь, понеся тяжелую утрату, он снова все меняет – возвращается в столицу, из законника становится лордом, главой благородного Дома.

Но если можно убрать верные револьверы в сундук, вспомнить о хороших манерах и отказаться от ночных приключений, то старые привычки и старых друзей забыть нельзя. Тем более что в Эленделе орудует знаменитая банда, совершая одно невероятное ограбление за другим. Похоже, только Ваксу и Уэйну, лучшим законникам Дикоземья, по силам разгадать хитроумные планы преступников и одолеть могущественного главаря.




После сюжетно завершенной трилогии "Рожденный туманом" Брендон Сандерсон опять вернулся к миру Скадриал и спустя три года порадовал поклонников "Сплавом закона", новым романом из этой вселенной. Стоит отметить, что автор удержался от распространенного соблазна выстроить сюжет вокруг судеб прямых потомков предыдущих главных героев и позволил миру развиться до эпохи расцвета технического прогресса. Теперь в Скадриале вовсю пышат дымом паровозы, железные дороги стягивают земли все туже, электричество приводит в действие мощные лифты, лебедки и плавильные печи, а архитекторы возводят первые небоскребы. Но по-прежнему есть люди, имеющие алломантические и ферухимические способности, по-прежнему есть те, кто использует свои способности, чтобы грабить и убивать, а значит найдутся и те, кто встанет на страже закона. Например, законник Вакс и его верный помощник Уэйн.

На протяжении многих лет Вакс и Уэйн вершили правосудие в Везеринге, одном из городков Дикоземья, где люди живут в суровых условиях фронтира. Однако обстоятельства — гибель дяди и сестры — вынуждают Вакса вернуться в столицу, Элендель, чтобы стать лордом Ваксилиумом Ладриан и возглавить свой Дом, неумолимо катящийся к банкротству. Его ждут пышные приемы и роскошные бальные залы, бухгалтерские книги и стопки отчетов — ничего общего с рискованными перестрелками, тщательным выслеживанием преступников и регулярным патрулированием окрестностей. Но пока новоиспеченный лорд страдает от заунывной скуки и тоскует по любимой стезе, в Эленделе происходит серия дерзких ограблений грузовых вагонов и даже несколько похищений женщин из благородных семейств. А когда в столицу прибывает бывший напарник Уэйн, Вакс уже не может оставаться в стороне от расследования. Тем более что бандиты сами нечаянно вскоре бросили ему вызов, не оставив иного выбора.

Хотя формально действие разворачивается в столице, а не Дикоземье, тем не менее роман очень близок к вестерну. Во-первых, Вакс остается законником даже в городе и привык сам решать насущные проблемы, не прибегая к помощи полицейских. А во-вторых, Сандерсон добавляет в сюжет вкрапления флэшбеков, выдержанных в атмосфере фронтира, и несколько таких колоритных и зрелищных сцен, как схватка на крыше движущегося поезда. Создается узнаваемое впечатление, как от просмотра динамичного кино-вестерна. В остальном перед нами эталонный момент, когда технический прогресс, усложнение и ускорение финансовых потоков, нарастание общественного напряжения и развитие гуманитарных наук делают неизбежной смену социального устройства и власти, в том числе и путем революции. На этом фоне Ваксу предстоит найти загадочных грабителей — умыкателей — и выяснить, кто стоит за этими людьми.

Заметно, что Сандерсон любит использовать понравившиеся ему сюжетные приемы, которые без особых изменений переходят из романа в роман. Мотив преодоления личных психологических комплексов, поиск своего истинного призвания, конфликт между требованиями общества и собственными желаниями... Однако это не мешает автору вновь и вновь прорабатывать затронутую тему, исчерпывающе и искренне, чтобы читатель с головой погрузился в историю. Вакс разрывается между обретенным в Дикоземье призванием защищать людей и общественным долгом перед Домом и тысячами его работников. А свежая душевная рана, связанная с гибелью напарницы в Дикоземье, мешает ему, как прежде, участвовать в перестрелках. Леди Мараси Колмс, незаконнорожденная дочь лорда Хармса, восхищается талантом Вакса, но страдает от своей кажущейся бесполезности в поисках бандитов. Лишь Уэйн неизменно жизнерадостен и остроумен, впрочем, и у него найдется свой скелет в шкафу.

Пожалуй, главным достоинством книги является тот факт, что помимо динамичного приключенческого сюжета автор щедро добавил стильной иронии в диалоги и мысли героев, рассыпал незамысловатые, но крайне уместные рассуждения об устройстве общества, его проблемах и способах их исправления. К тому же герои то и дело выламываются из жанровых клише, становясь по-настоящему живыми. Например, за страстью к регламентированию и планированию у леди Стерис стоит отнюдь не высокомерие и бездушие богатой аристократки. А наивная влюбленность Мараси в Вакса имеет мало шансов на будущее. В целом, Сандерсон подарил читателям отличное приключение, в котором четко демонстрирует грань между справедливостью и самосудом, между законом и преступлением.

Итог: бодрый и увлекательный детектив с элементами вестерна.

Моя оценка: 9/10


Статья написана 28 августа 17:52

Аннотация:

Процветающая Российская Империя в результате восстания, учинённого легендарной воительницей Надеждой Мира, оказалась рассечена на две части, во главе которых встали два консула. Так продолжалось до тех пор, пока в родовом имении Некитаевых, что под Порховом, не родился ребёнок по имени Иван — тот, кого люди впоследствии именовали «Чумой»...




Поскольку фантасмагория с эзотерическими играми — это не мой жанр, поэтому встречайте очередную "нерецензию". Дебютный роман "Укус ангела" Павла Крусанова представляет собой явление неординарное, скорее относящееся к большой литературе, чем фантастике. Этакая нестандартная литературная игра, перенасыщенная многочисленными аллюзиями, цитатами, как смысловыми, так и стилистическими, и переделками реальных теорий, как торт "Наполеон" жирным масляным кремом. Употреблять такое чтение следует небольшими порциями, чередуя с горячим кофе философских трудов или хотя бы кипятком словарей. По "треножнику" Олди чуть ли не в каждой сцене идет перекос в сторону эстетики или размышлений.

Если вспомнить официальную аннотацию романа, где помпезно обещают "огромный концлагерь, в котором бесправными арбайтерами трудятся Павич и Маркес, Кундера и Филип Дик, Толкин и Белый", то можно уверенно сравнить "Укус ангела" с литературным паноптикумом, где автор любезно и даже с гордостью демонстрирует читателям — "здесь вот я такого уродца вывел, а тут вообще нечто невообразимое раздобыл, там... это не каждому дано понять".

Весьма забавно, что попутно отыскалось зерно, из которого впоследствии вырос роман "Железный пар". Почти весь синопсис линии старшего брата уложился в неполный абзац: "Порой Петру казалось, что философия в целом есть результат некоего осквернения ума. Ведь и вправду, старинное пособие по мраморированию бумаги со всеми своими, ныне памятными лишь штукарям, секретами: грунтом из отвара льняного семени, квасцами, бычьей желчью и фарфоровыми ступками для красок — в куда большей степени способствовало становлению мировоззрения, нежели пять аршинов защищённых за год диссертаций, густо засеянных «корреляциями», «дискурсами» и «модусами бытия»."

Учитывая, что герменевтика и эзотерика мне совершенно неинтересны, то впечатления колебались едва ли не диаметрально, от "едва читаемо" до "восхитительно". При этом условные эпизоды "иваново детство" и "африканские записки" весьма понравились. Чрезвычайно забавным получился Петруша, самонадеянный эгоистичный философ, не заметивший, как поспособствовал рождению чудовища. История Клюквы, сироты-пророчицы, которая во имя любви и мести раскроила империю на две части огненным поясом, оч-чень впечатлила.

Вообще роману свойственна сказочная и даже скорее фольклорная жестокость, которая выглядит абсолютно естественно для формирования новой ментально-философской архитектоники, необходимой, чтобы возвести на престол нового государя. Проблематика, если оставить за кадром эзотерические пляски, лежит в области устроения государства, природы власти и необходимых государю личных качеств.

Крайне забавно наблюдать переклички дебютного "Укуса ангела" с последним на данный момент "Железным паром". В обоих случаях фокус направлен на перестройку общества и философию власти. В целом "Железный пар" мне понравился чуть больше, чем "Укус ангела", из-за большей прозрачности стиля и смыслов, из-за более четких привязок к нашему современному миру и меньшего количества эзотерики, хотя по сумасбродности стиля выше стоит, конечно, дебют.

Итог: философское восхождение по лестнице Власти в бездну Апокалипсиса.


Статья написана 8 августа 16:56
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Аннотация:

Они еще не совсем люди, но уже и не механические игрушки, повинующиеся встроенной в мозг программе. Они ушли, чтобы стать свободными, создавать свои семьи, просто жить и работать. Они никому не хотят зла, но их преследуют и уничтожают или стирают память и возвращают хозяевам. Остается одно — воевать. Но не с людьми — законы робототехники незыблемы, — а с такими же, как и они сами, киборгами, пока еще лояльными по отношению к человеку. Начинается отсчет нового времени, времени войны кукол.




Огромный стомиллионный Сэнтрал-сити от горизонта до горизонта распростерся по поверхности планеты гигантским каменным спрутом, ячеистым пятном, многоликим и бездонным лабиринтом. Горы небоскребов и шпили башен тонут в сизом тумане и удушливом смоге, в небе струятся потоки флаеров, улицы пестрят яркими огнями и рекламой. Покупай, владей, отдыхай, веселись! Каждый сектор, зона, район — как отдельная страна со своими нравами и населением. Развалины Пепелища и Руин плотно контролируются с воздуха полицией, кипуче и беззаконно бурлят трущобы Манхлэнда и Гриннина, крутится в рабочей круговерти Синий Город и недосягаемо сияет великолепный Элитэ. Город жаждет зрелищ и сказок, чтобы отвлечься от серой обыденности. И однажды беглые киберы, бездушные куклы по мнению большинства, внезапно отказываются безропотно скрываться и скитаться, бросая вызов равнодушной системе в лице проекта "Антикибер", которым заведует талантливый системщик Хиллари Хармон.

Ключевой составляющей романа "Война кукол" Александра и Людмилы Белаш, открывающего одноименную трилогию, являются кибертехнологии, а точнее нео-Азимовская роботехника. Знаменитые Три Закона в базисе — ствол мозга, затем сектора и оперативка, жестко откалиброванный словарь — чтобы исключить разночтения или ошибки. Казалось бы, для киборгов — шедевра научно-технической мысли — найдена потребительская ниша. Чувственные секс-партнерши, исполнительные секретари, заботливые гувернеры, ловкие гладиаторы, надежные телохранители, покорная прислуга — порой сразу несколько ролей в одном лице, и по вполне доступной цене, если ты медиа-звезда или конгрессмен. Но находятся смельчаки — баншеры, программисты-хакеры — которые "гарпунят" таких кукол и перепрошивают вирусной ЦФ, дающей киборгу новую целевую функцию — свободу выбора, развития, самоосознания. Теперь киборгам есть что ценить и терять, однако большинство предпочитает бегство и прятки. Лишь "семья" Чары с ЦФ-6 внезапно решает объявить войну охотникам.

Другой не менее важный смысловой слой — это социальная проблематика, которая вплетена повсеместно, от ироничных диалогов до развернутых описаний. Сэнтрал-сити огромен, в нем создаются и теряются миллиарды, а потому и разрыв между богатыми и нищими тоже огромный. Кто-то живет в коттеджах, питается натуральными продуктами и регулярно отдыхает на курортах. Кто-то всю недолгую жизнь прозябает в бигхаусах, давится синтетическими суррогатами и промышляет по развалинам. Так свежезагарпуненный киборг с удивлением обнаруживает, что вокруг полно людей, которым требуется медицинская помощь, которые страдают от недоедания, которые живут рядом с грудами токсичных отходов. И бывшая кукла поп-звезды искренне не понимает — почему люди не заботятся друг о друге и допускают такую нищету. "У них нет Первого Закона, вот и звереют" — объяснит ей недавно обретенная "сестра". Неудивительно, что Сэнтрал-Сити периодически сотрясают массовые беспорядки, что общество чудовищно разобщено — и по районам, и по доходам, что люди жаждут сказок, чтобы отрешиться от серости и унылости будней.

Киберпанк в романе представлен классическим бунтом, неисправимо подростковым — чего еще ждать от киборгов, которые лишь несколько лет, как свободно мыслят? Многое в антураже успело за прошедшие двадцать лет приобрести благородный оттенок ретро. Умилительно смотрятся дискеты, ностальгически — сетевые регионы. Треки — мобильники — уже давно стали неотъемлемой частью современной жизни. Но вряд ли авторы ставили цель сделать идеально точный футурологический прогноз на века вперед. Зато ретро-оттенки придают истории урбанистическую сказочность и ощущение близкого чуда, которое поддерживают атмосферные вставки из местного фантсериала, стилизованного под анимэ. Ксенологическая линия описывает расовое многообразие Сэнтрала — одиннадцать, включая человечество. И двенадцать, если считать киборгов. Тем не менее, значимую роль играют помимо людей только три — волосатые яунджи, изысканные бесполые туанцы и ящероподобные ихэны. Остальные расы выступают в роли декораций, которые подошли бы даже масштабной космоопере.

Но любая история бессмысленна без ярких и убедительных героев. Персонажей "Войны кукол" крайне трудно разделить на главных и второстепенных, к ним быстро привыкаешь и вскоре сопереживаешь всем, даже условным или реальным антагонистам. Кибер-семья Чары с боевыми "дочками" — Маской, Косичкой, Дымкой, Гильзой и Лилик. Киборг Фанк, старый бедный клоун — почти по Шекспиру, до поры успешно играющий роль директора театра, справляющийся лучше многих людей и нелюдей. Хиллари Хармон, системщик и психолог, лидер проекта "Антикибер", трудоголик и профи. Габар, молодой яунджи, нечаянно связавшийся с баншерами. Киберы из группы усиления проекта — изощренный интриган Этикет, служака Ветеран, изысканный Кавалер и упрямый Рекорд. А еще беспринципный ведущий телешоу Доран, истеричная поп-звезда Эмбер и многие другие лица, мелькающие в паре эпизодов, но успевающие запомниться, несмотря на обилие актеров этого кибер-театра. "Кибер", поскольку идеальный человек, если обобщить требования, должен быть подобен киборгу-кукле... или наоборот?

Итог: нестандартная кибер-социальная история в урбанистических декорациях.

Моя оценка: 9/10

Смотрите также:

  1. Рецензия на роман Александра и Людмилы Белаш «Темные звезды».


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 36  37  38




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 160

⇑ Наверх