Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Green_Bear» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 36  37  38

Статья написана 8 августа 16:56
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Аннотация:

Они еще не совсем люди, но уже и не механические игрушки, повинующиеся встроенной в мозг программе. Они ушли, чтобы стать свободными, создавать свои семьи, просто жить и работать. Они никому не хотят зла, но их преследуют и уничтожают или стирают память и возвращают хозяевам. Остается одно — воевать. Но не с людьми — законы робототехники незыблемы, — а с такими же, как и они сами, киборгами, пока еще лояльными по отношению к человеку. Начинается отсчет нового времени, времени войны кукол.




Огромный стомиллионный Сэнтрал-сити от горизонта до горизонта распростерся по поверхности планеты гигантским каменным спрутом, ячеистым пятном, многоликим и бездонным лабиринтом. Горы небоскребов и шпили башен тонут в сизом тумане и удушливом смоге, в небе струятся потоки флаеров, улицы пестрят яркими огнями и рекламой. Покупай, владей, отдыхай, веселись! Каждый сектор, зона, район — как отдельная страна со своими нравами и населением. Развалины Пепелища и Руин плотно контролируются с воздуха полицией, кипуче и беззаконно бурлят трущобы Манхлэнда и Гриннина, крутится в рабочей круговерти Синий Город и недосягаемо сияет великолепный Элитэ. Город жаждет зрелищ и сказок, чтобы отвлечься от серой обыденности. И однажды беглые киберы, бездушные куклы по мнению большинства, внезапно отказываются безропотно скрываться и скитаться, бросая вызов равнодушной системе в лице проекта "Антикибер", которым заведует талантливый системщик Хиллари Хармон.

Ключевой составляющей романа "Война кукол" Александра и Людмилы Белаш, открывающего одноименную трилогию, являются кибертехнологии, а точнее нео-Азимовская роботехника. Знаменитые Три Закона в базисе — ствол мозга, затем сектора и оперативка, жестко откалиброванный словарь — чтобы исключить разночтения или ошибки. Казалось бы, для киборгов — шедевра научно-технической мысли — найдена потребительская ниша. Чувственные секс-партнерши, исполнительные секретари, заботливые гувернеры, ловкие гладиаторы, надежные телохранители, покорная прислуга — порой сразу несколько ролей в одном лице, и по вполне доступной цене, если ты медиа-звезда или конгрессмен. Но находятся смельчаки — баншеры, программисты-хакеры — которые "гарпунят" таких кукол и перепрошивают вирусной ЦФ, дающей киборгу новую целевую функцию — свободу выбора, развития, самоосознания. Теперь киборгам есть что ценить и терять, однако большинство предпочитает бегство и прятки. Лишь "семья" Чары с ЦФ-6 внезапно решает объявить войну охотникам.

Другой не менее важный смысловой слой — это социальная проблематика, которая вплетена повсеместно, от ироничных диалогов до развернутых описаний. Сэнтрал-сити огромен, в нем создаются и теряются миллиарды, а потому и разрыв между богатыми и нищими тоже огромный. Кто-то живет в коттеджах, питается натуральными продуктами и регулярно отдыхает на курортах. Кто-то всю недолгую жизнь прозябает в бигхаусах, давится синтетическими суррогатами и промышляет по развалинам. Так свежезагарпуненный киборг с удивлением обнаруживает, что вокруг полно людей, которым требуется медицинская помощь, которые страдают от недоедания, которые живут рядом с грудами токсичных отходов. И бывшая кукла поп-звезды искренне не понимает — почему люди не заботятся друг о друге и допускают такую нищету. "У них нет Первого Закона, вот и звереют" — объяснит ей недавно обретенная "сестра". Неудивительно, что Сэнтрал-Сити периодически сотрясают массовые беспорядки, что общество чудовищно разобщено — и по районам, и по доходам, что люди жаждут сказок, чтобы отрешиться от серости и унылости будней.

Киберпанк в романе представлен классическим бунтом, неисправимо подростковым — чего еще ждать от киборгов, которые лишь несколько лет, как свободно мыслят? Многое в антураже успело за прошедшие двадцать лет приобрести благородный оттенок ретро. Умилительно смотрятся дискеты, ностальгически — сетевые регионы. Треки — мобильники — уже давно стали неотъемлемой частью современной жизни. Но вряд ли авторы ставили цель сделать идеально точный футурологический прогноз на века вперед. Зато ретро-оттенки придают истории урбанистическую сказочность и ощущение близкого чуда, которое поддерживают атмосферные вставки из местного фантсериала, стилизованного под анимэ. Ксенологическая линия описывает расовое многообразие Сэнтрала — одиннадцать, включая человечество. И двенадцать, если считать киборгов. Тем не менее, значимую роль играют помимо людей только три — волосатые яунджи, изысканные бесполые туанцы и ящероподобные ихэны. Остальные расы выступают в роли декораций, которые подошли бы даже масштабной космоопере.

Но любая история бессмысленна без ярких и убедительных героев. Персонажей "Войны кукол" крайне трудно разделить на главных и второстепенных, к ним быстро привыкаешь и вскоре сопереживаешь всем, даже условным или реальным антагонистам. Кибер-семья Чары с боевыми "дочками" — Маской, Косичкой, Дымкой, Гильзой и Лилик. Киборг Фанк, старый бедный клоун — почти по Шекспиру, до поры успешно играющий роль директора театра, справляющийся лучше многих людей и нелюдей. Хиллари Хармон, системщик и психолог, лидер проекта "Антикибер", трудоголик и профи. Габар, молодой яунджи, нечаянно связавшийся с баншерами. Киберы из группы усиления проекта — изощренный интриган Этикет, служака Ветеран, изысканный Кавалер и упрямый Рекорд. А еще беспринципный ведущий телешоу Доран, истеричная поп-звезда Эмбер и многие другие лица, мелькающие в паре эпизодов, но успевающие запомниться, несмотря на обилие актеров этого кибер-театра. "Кибер", поскольку идеальный человек, если обобщить требования, должен быть подобен киборгу-кукле... или наоборот?

Итог: нестандартная кибер-социальная история в урбанистических декорациях.

Моя оценка: 9/10

Смотрите также:

  1. Рецензия на роман Александра и Людмилы Белаш «Темные звезды».


Статья написана 1 августа 20:44
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Аннотация:

На задах спортивной площадки в мундире, от которого разит бензином, открывает глаза после долгого сна ОН. ОН, чье имя стало нарицательным и проклятым на многие столетия вперед, не может потеряться в мире, где главенствуют равнодушие, толерантность, кривотолкование понятий и незнание истории. И вот общество, поставившее выше морали и чести ценности из количества просмотров на «Ютьюбе» и лайков интернет-страниц, с интересом смотрит на того, кто смело говорит им, во что оно превратилось.

Ему не нужно даже скрывать свои мысли. И тот, кого еще вчера воспринимали как шута, сегодня слушают как пророка.




Известное крылатое выражение Гегеля гласит, что "история повторяется дважды — один раз в виде трагедии, другой раз в виде фарса". Именно нарочитым фарсом и начинается сатирико-политический роман "Он снова здесь" Тимура Вермеша, где в 2011-ом году одним прекрасным летним днем на берлинском пустыре внезапно просыпается Адольф Гитлер. Его принимают за чудаковатого оригинала-комика, приглашают на телевидение, устраивают на развлекательную передачу. Однако с каждым днем происходящее утрачивает юмористический подтекст и обретает все более трагичный окрас, поскольку вернувшийся Гитлер неумолимо пробивается к вершине власти. Но почему же современная демократическая Германия у Вермеша оказалась беззащитной и беспомощной перед вторым пришествием Адольфа?

Казалось бы, свободы мнений и слова, равенства перед законом, отлаженных гражданских институтов достаточно, чтобы поддерживать установившееся положение дел в стране и выдавливать радикалов на периферию общественной жизни. Однако если реальные проблемы социума замалчиваются, недовольство подавляется прессом негласных правил — установками на показной плюрализм мнений и искусственное равенство, то будущий диктатор-маньяк крайне легко сыграет на подспудном ропоте и затаенном раздражении. Хватит лишь несколько раз назвать вещи своими именами, чтобы завоевать любовь публики, а затем уже мало кто будет пристально анализировать, куда клонит новоявленный лидер. Именно так очутившийся в Берлине Адольф начинает, как рядовой комик с пятью минутами в чужом шоу, а затем получает отдельную передачу, заводит канал на ютубе и входит в серьезную политику.

Первое, что стоит отметить, обсуждая впечатления от романа, это убедительная и тщательная реконструкция образа Гитлера, выполненная автором. Вплетенные в текст цитаты из реальных выступления фюрера смотрятся вполне органично и естественно на фоне других диалогов и монологов. Вообще, образ Адольфа здесь является ключевым — ведь именно через призму его искаженного ненавистью мышления Вермеш демонстрирует слабые и сильные стороны современного мира. И становится понятнее, как Гитлер сумел стать фюрером — фанатичная убежденность помноженная на ореол лидера и чеканную псевдологику, которая отлично действует на взбудораженную толпу. Бывший диктатор крайне тонко действует в тактическом плане, чутко импровизируя и остроумно находя решение в сложной ситуации, но стратегически он чудовищно упрям и близорук в своей ненависти ко всему инакомыслящему и не немецкому.

Второй важной составляющей книги является смесь социальной и политической сатиры с комическими зарисовками. Поначалу многое выглядит забавным и безобидным, нестандартный взгляд со стороны на современную архитектуру, попытки Гитлера истрактовать новые обычаи и нормы. Но зловещие нотки становятся все слышней с каждой страницей. Гитлер ничуть не изменился, по-прежнему идет к однажды поставленной цели. Медийная развлекательная жвачка и ритуальное обессмысливание свободы слова и мнений создали прекрасную почву для яркого лидера, который предлагает действовать, сражаться во имя благоденствия нации. Людям нужна идея, чтобы выплеснуть энергию, и бывший диктатор дает им такую возможность. Прагматичная акула-бизнеса оказывается одинаково полезной для Гитлера, как и юная, легко увлекающаяся секретарь. И вот уже сотрудники телекомпании радостно вскидывают руки. Смешно? Отнюдь. Ведь в финале Адольф выносит на свои агитационные плакаты циничный и наглый слоган: "Не все было плохо!" Хотя точнее бы звучало так: "Плохо было не всем!"

Итог: остроумная, хлесткая и пугающая реконструкция мышления Гитлера в современном мире.

Моя оценка: 9/10


Статья написана 25 июля 12:42
Размещена также в рубриках «Детская и подростковая фантастика», «Рецензии»

Аннотация:

"Оттенки магии" — захватывающая фэнтезийная сага современной американской писательницы Виктории Шваб, известной поклонникам жанра виртуозным умением создавать на страницах своих книг реалистичные параллельные миры. Действие "Оттенков магии" разворачивается сразу в четырех пространствах — на улицах грязного и скучного Серого Лондона, в процветающем Красном Лондоне, и в Белом Лондоне, где борьба за контроль над магией идет не на жизнь, а на смерть... А где-то есть и Черный Лондон, о котором давно никто не говорит. Роман о приключениях посланника между этими мирами, одного из последних странников Келла, чья судьба оказалась таинственным образом связана с обычной воровкой Делайлой Бард, поглощает внимание читателя с первой и до последней страницы.




Существует четыре мира, имеющих сходства — очертания континентов, и различия — магия, традиции и языки. Серый Лондон, Красный Лондон, Белый и Черный Лондоны, так их называет для себя Келл. Неизменно одно, в каждом из них есть островное государство, есть река, протекающая через его столицу — которые всегда называется Темзой и Лондоном, соответственно. Некогда двери между мирами были приоткрыты как для людей, так и для предметов. Но однажды магия в Черном Лондоне вырвалась на свободу, овладела телами и душами жителей, а затем сожгла мир дотла. Двери были захлопнуты, чтобы отгородить другие миры от страшной угрозы. Все предметы из Черного Лондона были собраны и уничтожены, дабы искоренить даже намек на повторение катастрофы. И теперь лишь единицы — маги крови, антари — способны перемещаться между мирами. Такую предысторию Виктория Шваб подарила роману "Темный оттенок магии", который открывает цикл "Оттенки магии".

Творчеству Шваб свойственен уклон в темные и мистические тона, любовь к историям о параллельных реальностях и зловещих тайнах. Правда, поскольку книги рассчитаны на подростковую аудиторию, то натуралистичность остается за кадром, а черные тона аккуратно смягчаются романтикой. Поэтому до жесткости того же "Моря осколков" Джо Аберкромби книге Шваб далеко.

История антари Келла, воспитанника королевской семьи Красного Лондона, и уличной воровки Делайлы Бард начинается без особой помпы или динамичных сцен. Молодой маг крови доставляет корреспонденцию Лондонских монархов из одного мира в другой, промышляя контрабандой, доставляя и выменивая антикварные и просто занятные красивые безделушки, в том числе для своей личной коллекции. Авантюристка-воровка развлекается, водя за нос констеблей и обкрадывая респектабельных джентльменов. Но однажды Келл допускает ошибку, пронося в свой мир артефакт из Черного Лондона, а затем в Серый Лондон. А Делайла умудряется обворовать мага. Зловещий артефакт намертво связывает их судьбы. От него не так-то просто избавиться, но и владеть им смертельно опасно. Потому что за магией из Черного Лондона охотятся жаждущие власти. Потому что магия уже некогда погубила целый мир, поглотив души и тела носителей.

В принципе, у Шваб было все необходимое, чтобы написать увлекательную книгу, однако по факту "Темный оттенок магии" вряд ли может выделиться среди других развлекательных подростковых романов. Взять, к примеру, второстепенных персонажей. Одних автор старательно выписывает, создавая предысторию и характер, а затем использует лишь в паре сцен, чтобы показать малозначительную деталь сюжета или антуража, а других, играющих важные роли, низводит до уровня безликих функций и блеклых шаблонов, которые изрекают необходимые вещи и застывают на сцене.

Главные герои действуют активнее и живее, иногда даже удачно шутят, но большую часть времени они проводят в однообразных спорах или показных блужданиях. Из-за этого то и дело провисает темп, угрожая вызвать у читателя приступ зевоты. Король и королева Белого Лондона — ключевые антагонисты — и вовсе смахивают на Колдунью из Нарнии. Да и логика подчас оставляет желать лучшего. Понятно, что требовалось определенное развитие событий, но тогда его надо было убедительнее обосновать. В целом, история Келла, Делайлы, артефакта и Лондонов получилась достаточно яркой и неплохой, но слишком поверхностной и рыхлой. Если сравнивать с "Хрониками Расколотого королевства" Фрэнсис Хардинг, иногда куда более детскими, то роман Шваб проигрывает почти по всем параметрам, увы.

Итог: простые фэнтезийные подростковые приключения с параллельными Лондонами.

Моя оценка: 7/10


Статья написана 18 июля 11:45
Размещена также в рубриках «Польская фантастика», «Рецензии»

Аннотация:

Далёкая планета Мидгаард, заселённая разумными живыми существами, похожими на людей. Контакты и вмешательства запрещены. Да и слишком рискованны: любая электроника перестаёт здесь действовать, а без неё землянам не выжить.

И всё-таки исследовательская станция из восьми человек проработала здесь несколько лет -- пока вдруг не перестала выходить на связь. Спасать своих отправляется Вуко Драккайнен, человек с непростым прошлым. Он обнаруживает на станции поразительные вещи -- и вскоре отправляется на поиск тех землян, которые всё ещё могли выжить.

А в это время на другом конце континента юный принц молодой династии учится управлять государством и ещё не подозревает, какие испытания уготовила ему судьба...




Польские авторы уверенно маршируют по издательским портфелям, прилавкам книжных магазинов и читательским форумам в России. Анджей Сапковский, Яцек Дукай, Роберт Вегнер, а также анонсированные Кшиштоф Пискорский и Цезарий Збешхковский. И конечно же, Ярослав Гжендович, знакомство с которым начинается для русскоязычных поклонников фантастики с романа "Ночной странник", первой части тетралогии "Владыка ледяного сада". Завязку истории можно описать в нескольких предложениях. Обнаружение низкоразвитой цивилизации, осторожная разведка, электромагнитные аномалии на планете, секретная спасательная миссия и путь в неизвестность, который предстоит пройти главному герою Вуко Драккайнену. Получается оригинальный микс из фэнтези и научной фантастики, средневекового быта и культур, ярких сражений и поединков, запутанных поисков и шокирующих открытий. Но обо всем по порядку.

В каком-то смысле Гжендович создал почти идеальную книгу про "попаданца" из высокоразвитой технологической цивилизации в общество, застывшее на уровне Средних веков и активно оперирующее понятиями "магия" и "боги". Казалось бы, какие могут быть проблемы у спецагента с самым передовым снаряжением? Однако есть два фактора. Во-первых, начальство стремится всеми силами избежать серьезного вмешательства и влияния на аборигенов. Поэтому огнестрельное оружие или экзоскелет отпадают. А во-вторых, планета — Мидгард — убийственно воздействует на электронику. Процессоры сходят с ума, дисплеи выходят из строя, даже лампочки и часы вырубаются. Поэтому рассчитывать Вуко может лишь на имитацию аутентичного снаряжения из современных материалов — сверхпрочных, облегченных и предельно функциональных, и также бионические системы, например, передатчик — радиолярия или цифрал — вспомогательная система, имплант. Именно цифрал дает фору герою перед аборигенами, ускоряя реакцию и движение, обостряя органы чувств, переводя диалекты и... лишая страха. Совсем.

Автор регулярно иронизирует над неожиданными затруднениями, когда Вуко вынужден обходиться без электронных помощников, без удобств и привычных вещей. Когда оказывается, что герой лишь благодаря сверхсовременным устройствам и усиленным тренировкам может сравняться с местными жителями, которые обходятся примитивными орудиями, зато привычны к тяжелому труду и уже наработали сноровку. Когда разница культур настолько велика, что даже аналогиями не воспользуешься и приходится действовать наощупь. Его задание — сбор информации и эвакуация. Его оружие — мозг и кое-какие высокотехнологичные игрушки. Есть лишь одна серьезная трудность. Странные и загадочные феномены, с которыми Вуко сталкивается вскоре после высадки и не может объяснить с научной материалистической точки зрения. Свежие птичьи трупы возле давно разгромленной станции. Смертельно опасные и невероятно быстрые странные хищники. Зловещий и непонятный холодный туман. С каждым днем и ночью Вуко задает все больше вопросов, а вот с ответами напряженно.

Практически с первых строк перед нами разворачивается стильная мрачная натуралистичная атмосфера жестокого и кровавого Средневековья. Средневековья, где пробуждаются голодные чудовища, оживают ужасы с полотен Босха и продолжается война богов. Разведка превращается в экшен, экшен в триллер, триллер в иронические или бытовые зарисовки, а затем история заходит на новый круг, повышая градус напряжения, подкидывая новые вопросы и пугая все сильнее. Вуко ищет пропавших ученых, а находит вновь и вновь нежданные и опасные приключения. Цифрал подавляет страх или панику, но одновременно ослабляет инстинкт самосохранения. Поэтому герою приходится поднапрячься, чтобы в очередной раз выбраться из переделки. Также автор иногда переключается на еще одного героя, на воспоминания о детстве сына императора, владыки Амитрая. Пока что можно лишь догадываться, где и как сплетутся их судьбы. В целом, Гжендович рассказывает отличную историю, увы, обрывающуюся в первом томе ровно на полусло...

Итог: роман-странствие по мрачному и жестокому миру.

Моя оценка: 8/10


Статья написана 11 июля 15:26
Размещена также в рубрике «Рецензии»

Аннотация:

Семейная драма персонажей книги разворачивается на фоне напряжённого политического противостояния СССР и западноевропейских держав, в котором главный герой по долгу службы принимает самое непосредственное участие. Время действия – между заключением Мюнхенского соглашения четырёх западных держав о передаче Судет Гитлеру и вводом советских войск на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии.

Что это: историческая реконструкция? политическая фантастика? эротическая драма? актуальная аллюзия на переломные события минувших дней? Всё вместе. Такова новая книга Вячеслава Рыбакова, последние пять лет хранившего интригующее литературное молчание.




Вопреки диаметрально противоположным по тону и оценкам отзывам от критиков Нацбеста, роман "На мохнатой спине" Вячеслава Рыбакова стал лауреатом сразу нескольких фантастических премий, включая награды Интерпресскона и АБС-премии. С одной стороны, чему удивляться, ведь произведения Рыбакова и раньше часто завоевывали первые места. С другой, именно роман "На мохнатой спине" вызвал резкие обвинения в политизированности, ангажированности и даже отсутствии литературной составляющей, однако это не помешало ему найти свою аудиторию. Что же собой представляет эта книга?

Действие романа разворачивается в нечасто посещаемых писателями предгрозовых годах перед началом Второй Мировой войны. Скрупулезно и обстоятельно Рыбаков предоставляет читателям объемную подборку реальных исторических событий, из которых четко следует, что страны Западной Европы нисколько не были заинтересованы в борьбе с Гитлером, напротив, поощряли его агрессию и подталкивали к движению на восток, чтобы чужими руками избавиться от слишком инакового и опасно набирающего силу СССРа. Масштабное панно от кварталов Мюнхена и Мадрида до степей Халхин-Гола и улиц Нанкина демонстрирует, как мир постепенно сползал в кровавую мясорубку, все чаще истекая кровью в локальных конфликтах и гражданских войнах, расчленяясь пактами и договорами. Однако историческая линия хотя и крайне важна для автора, но служит более фоном, чем главной задачей.

Главный герой хотя и не имеет высокой должности, но вхож к наркомам и руководителям ведомств, консультирует Кобу. Сталин у Рыбакова получился не демоническим деспотом и не гениальным отцом народов, а скорее прагматичным и хладнокровным управленцем, который упрямо движется к цели, добиваясь максимальной эффективности без оглядки на жалость или совесть. Без оглядки, потому что любое принятое решение приведет к гибели тысяч людей, вопрос лишь в том, будет ли это оправданно. Вот и перебирает кремлевский властитель варианты, ища тот, что позволит достигнуть цель — вырастить и воспитать новое поколение, которое будет трудиться и творить не из страха, но вдохновения.

Несмотря на благожелательное отношение к советской власти, Рыбаков отнюдь не идеализирует ее методы и средства достижения необходимого результата. По ночам у подъездов останавливаются черные воронки, а герой отвечает жене, что за ними придут иначе. Даже его сына косвенно затронет маховик тотального контроля и коллективной ответственности. Сплошь и рядом пишутся доносы на коллег и соперников, составляются в НКВД расстрельные списки. И вот уже глава спецслужб, Лаврентий, то ли признается, то ли оправдывается, что хотя большинство доносов — хлам, но государство уже не может не реагировать, поскольку слишком часто и много требует бдительности от граждан. И в итоге обе стороны оказываются заложниками ситуации, поддерживая круговорот дерьма и смерти.

Однако следует понимать, что воспевается в романе скорее даже не коммунизм или советская идеология, а любовь к обычному повседневному труду, восторг упрямого созидания вопреки препятствиям, радость от воспитания и взросления своих детей. И все это — труд, созидание, воспитание — не ради чинов или богатства, славы или власти, но согласно совести и убеждениям. Именно это в поступках и разговорах защищает, проповедует, утверждает главный герой романа, а вместе с ним и Рыбаков. Именно это более претендует на основную мысль произведения, чем обвинительные исторические подборки или злободневные политические аналогии. Честный и упорный труд, как высшее мерило и заслуга.

Но если вернуться к политической стороне, то при внимательном рассмотрении становится заметно, что осуждает автор лицемерие и двуличность, хоть государственную, когда правительство рассуждает о свободах и процветании, одновременно разжигая конфликты, хоть личную, когда публицист или ученый выспренне славословит демократию и гласность, а затем кропотливо пишет доносы на соперников, предает близких, подставляет и лжет. Более того, в ответ на упреки возлагает всю ответственность на режим. Как не вспомнить здесь слова Шварца: "Всех учили, но зачем же ты оказался первым учеником, скотина этакая?" Рыбаков жестко обличает и горько высмеивает эту общественную гниль, которая особенно комфортно чувствует себя в тепле кабинетов и культурных салонов. Гниль, которая ненавидит страну и готова рукоплескать любому врагу, лишь бы сокрушить ненавистный ей порядок — "ура, микадо!"

Что касается формы, то перед нами посмертная исповедь, колеблющаяся от мирных ремарок и отстраненного анализа до лиричных зарисовок и пронзительных терзаний. Играя с читателем, Рыбаков чередует откровенные анахронизмы с элементами постмодерна, реальные бытовые мелочи и крылатые фразы, до боли усиливая аллюзии между прошлым и настоящим. Любовной линией роман отчасти перекликается с "Гравилетом "Цесаревич"", но резко отличается финалом, куда более трагическим и острым.

Итог: злободневный историко-политический роман с элементами психологической драмы.

Моя оценка: 9/10


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 36  37  38




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 160

⇑ Наверх