Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «slovar06» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 232  233  234  235 [236]

Статья написана 12 июня 2013 г. 19:59
Размещена:

" звязана з Гігевічам і яго фантастыкай. мае цікавасці: псіхалогія, псіхіятрыя, існаванне, смерць" — В.К.

...пісьменніка фантастыка цікавіць не сама , а ў сувязі з духоўным развіццём грамадства, з маральным станам асобы. На падставе навуковых адкрыццяў ён мадэлюе, распрацоўвае пэвныя сацыяльныя сітуацыі, якія даюць магчымасць паглядзець на духоўнае будучае грамадства, на маральную забяспечанасць,, псіхалагічную падрыхтаванасць да таго, што можна чакаць, і чакае нас заўтра. Прагнозы далёкія ад аптымізму. Трэба пагадзіцца з крытыкам Галінай Тычка, яка сцвярджае: "Увогуле Ўсе творы В.Г. пазначаны адной агульнай рысай — песімістычнай наканаванасцю трагічнасці чалавечага быцця, і ня толькі быцця асобнага індывіда, але і грамадства ў цэлым. Пачуцці безвыходнасці, невытлумачальнай тугі, самотнасці і бессэнсоўнасці існавання адкрыта выявляюцца ў творах апошніх гадоў" гэтака пісьменніка. Ў дадзеным выпадку можна сцвярджаць,што песімізм творчасці В,Г, — гэта песімізм нашага часу, яго, і відаць, наступнага літаратурнага пакалення.

Гісторыя беларускай літаратуры ХХ стагоддзя. Том 4. Кн.2. Андраюк С.А.- Проза.с.32. Мн. Бел.навука. 2003.


Фантастика Василия Гигевича более разноплановая и будущее в его произведениях предстаёт не столь оптимистично безмятежным, как это происходит в книгах Владимира Шитика. Это и антиутопия «Корабль» (1988 г.) в которой замкнутое пространство космического корабля, направлявшегося на Землю и ставшего причиной Тунгусской катастрофы, предстаёт моделью тоталитарного иерархического общества. И социальная сатира на фоне трагичной истории о попытке создания новых форм жизни в романе «Кентавры» (1992 г.). И сатирический памфлет-фантасмагория «Крыбаки» (1993 г.) об искусственно выведенных учёными разумных созданиях («крыбаки» образовано от слов «крыса» и «собака»). Повесть «Марсианское путешествие» (1990 г.) написана от имени одного из последних выживших людей из управлявшейся Искусственным Разумом марсианской колонии землян. Она, пожалуй, наиболее близка к традиционной научной фантастике. В 1992 г. в серии «Приключения и фантастика» издательства «Юнацтва» вышел одноимённый сборник фантастики Гигевича на русском языке. В него вошли также роман «Помни о доме своем, грешник» об открытии разумной расы незримо присутствующей на Земле и повесть «Полтергейст», с добродушной иронией рассказывающая об удивительных событиях, произошедших в небольшом белорусском городке Берёзове.

http://fantlab.ru/blogarticle13596

http://be-x-old.wikipedia.org/wiki/%D0%9F...

ГІГЕВІЧ ВАСІЛЬ ў часопісе "Роднае слова"

VІІ

Свечнікава, А. Вяртанне да чалавека: Антыутопія «Карабель» Васіля Гігеві -'

ча. – 2005. – № 3. – С. 22.

Тычка, Г. У ценю крыжа адзіноты: Штрыхі творчасці Васіля Гігевіча. – 1997. –

№ 1. – С. 28 – 34.

Тычко (Тычка), Г. Ліха павінна быць пераможана ў нас саміх...: Аповесць

«Пабакі» Васіля Гігевіча. – 2007. – № 1. – С. 12 – 13 ( па-расейску: "Крыбакі" ).

Г. Егоренкова. Скажи только своё, наболевшее (Дружба народов, 1979, № 1) рец. на сб. Калі ласка, скажы. Мн., 1978

Е. Лецка. Первооснова добра (Лит. обозрение, 1981, № 5) рец. на сб. повестей Жыціва. Мн., 1980

Г. Айзенштат. "Змагацца да апошняга імгнення": Штрыхі да партрэта пісьменніка В. Гігевіча (Чырвоная змена, 1981, 27 снежня)

В. Козько. Возврата нет (Нёман, 1980, № 3) рец. на сб. Дом, куда возвращаются. М., 1979

Ю, Бугельский. Проблемы и "проблемы" (ЛГ, 1985, 29.5) рец. на сб. повестей Острова на далёких озёрах. М., 1984



http://www.rs.unibel.by/imgRS/pdf/1313.pdf



http://lib.ru/RUFANT/GIGEWICH/

Белорусский прозаик Василь Гигевич в книге "Марсианское путешествие"

повествует о необычных аспектах влияния научно-технического прогресса на

судьбу человека и жизнь общества. Возможна ли жизнь общества под

управлением искусственного интеллекта?

Контакт с внеземной цивилизацией — вот основной сюжет повести

"Полтергейст" и романа "Помни о доме своем, грешник".

Л. Р.

У кн.Вандроўкі вакол самотнага сонца І.Шаўлякова піша пра аповед Гігевіча "І сказана было"(2001):На грунце міфалагемы Часу актуалізуючы важныя для бел культурніцкай традыцыі вобразы-сімвалы дарогі, дому, пісьменнік спрабуе асэнсаваць наяўныя і будучыянаступствы ўплыву на быццё чалавека новага "божышча", сімвалічна выяўленага ў творы праз вобраз "Новай Бібліі", без якой сучаснік не можа абысціся -- тэлевізара".

В.Н.

Дык можа мае сэнс разглядваць ( альбо правесці паралелі меж фантастычнай прозай Гігевіча ды раманам Караткевіча

"Чорны замак Альшанскі" ?

А. Ю. Смирнов (Минск)

АНТИУТОПИЧЕСКИЙ ДИСКУРС В БЕЛОРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ХХ–начала ХХI вв.

Антиутопия в современной белорусской литературе реализует себя преимущественно в рамках социальной фантастики. Фантастика как основа сюжетно-композиционной структуры становится доминантой в антиутопических произведениях конца 1980-х – начала 2000-х гг. Примером могут служить фантастические повести В.Гигевича («Карабель», «Пабакі» и др.). Так, в повести «Карабель» (1989) автор воссоздает модель романа Е.Замятина «Мы», используя в качества топоса Корабль. В государстве-корабле жизнь жестко регламентирована, там царит показное благоденствие, тайно уничтожается инакомыслие, подавляется личность. Для большинства путешественников мира вне границ Корабля не существует, а историю заменяют искусственно созданные мифы и представления. Так же, как и в романе «Мы», идеально организованный социум в действительности оказывается фикцией. В результате главный герой осознает, что у Корабля нет никакой великой цели, и все, чему он служил долгие годы, – ложь. Ошибочность социального идеала и разоблачение его антигуманной сущности, что составляет пафос любой антиутопии, показан В. Гигевичем на примере личной трагедии главного героя.

http://iuzhyk.ucoz.ru/publ/maryja_vercikh...

Опубликована новая повесть Василя Гигевича «Шчаслівая планета. Прыгоды Базыля Беларуса» (журнал «Тэрмапілы», 2006 г. № 10).

http://fantlab.ru/blogarticle13596page1#c...

http://fantastyka-by.livejournal.com/8440...

Социальная фантастика М. Булгакова и В. Гигевича

Аўтар/Автор: Голубович Н. В. Надрукована/Опубликовано: Русская и белорусская литературы на рубеже XX—XXI вв.: сборник научных статей. В 2 ч. Ч. 2 / под ред. С. Я. Гончаровой-Грабовской. — Минск: РИВШ, 2010. — C. 34-39.

Рассмотрение повестей «Роковые яйца» и «Собачье сердце» М. Булгакова и «Корабль» и «Пабаки» В. Гигевича в одном исследовательском поле не случайно. Первоначально отметим, что названные произведения объединяет научно-фантастическая сюжетная посылка: неудачный эксперимент с лучом жизни в «Роковых яйцах», во время которого Рокк перепутал яйца кур с яйцами земноводных и рептилий; превращение собаки в человека путем пересадки ей человеческих органов в «Собачьем сердце»; обнаружение на месте Тунгусской катастрофы, произошедшей, как оказалось, в результате крушения космического корабля, дневника командира («Корабль»); наконец, в «Пабаках» выведение учеными наделенных интеллектом крысособак и случайное попадание их эмбрионов в городскую канализацию («пабаки» – это гибрид белорусских слов «пацук» и «сабака»).

Заметим, однако, что наличие научно-фантастической посылки, не позволяет отнести эти произведения к научной фантастике, в которой описывается ситуация, невозможная в известной нам реальности и связанная с теми или иными открытиями в науке и технике. В то время как тема научного прогресса в научной фантастике основная и ее иносказательная трактовка невозможна, в социальной фантастике, к которой мы относим анализируемые произведения, научное допущение, сохраняя определенную значимость в развертывании сюжета, выполняет служебную задачу. Функция такой посылки – актуализировать более важную, нежели судьба научного открытия, мысль об опасности научных и социальных экспериментов, лишенных нравственного начала или основанных на псевдоидеалах.

Соответствие повестей канонам социальной фантастики не лишает их индивидуальных характеристик и даже очевидных различий. Одно из принципиальных расхождений обусловлено стилистическими особенностями художественных почерков писателей.

Несмотря на то что социально-критический элемент у обоих авторов выполняет сюжето- и формообразующую функции, стратегия художественной типизации в произведениях Булгакова и Гигевича разная.

Булгаков – сатирик. Именно сатирическое иносказание задает формально-содержательные параметры созданных им художественных моделей реальности. Архитектоника повестей «Роковые яйца» и «Собачье сердце» представляет собой функциональное сочетание двух типов художественной условности – сатирического и фантастического. Однако сатирическое начало является здесь ведущим. Основным становится прием пародирования приема. Пародийно поданы привычные для научно-фантастической литературы ситуации с подменой, путаницей, неожиданными экспериментальными метаморфозами, непредвиденными поворотами и развязками. В научной фантастике интрига строится на поддержании иллюзии достоверности – одного из основных критериев этого жанра. Булгаков же иллюзию достоверности намеренно разрушает. «Невозможное» в его повестях обнажает обыденное, эффект читательского сопереживания порожден соотнесением фантастики с реальностью и узнаванием за фантастическим иносказанием типичных явлений повседневной жизни. Модная в 1920-е годы научная фантастика со всеми сопутствующими ей атрибутами и штампами используется писателем как колоритное поле для сатирического разоблачения действительности.

В повести Гигевича «Корабль» преобладает трагическое начало. Автор создает аллегорическую модель тоталитарного государства с его «полицией мысли», системой доносов, тюрем, пыток и т.п.

О жизни Ёха, главного героя повести, командира космического судна, становится известно из найденного на месте падения Тунгусского метеорита дневника героя. Писатель изображает процесс духовного омертвения и жизненного разочарования Ёха: «...адчуваю, як за доўгія гады жыцця штосьці выветрылася з душы маёй, ні адчаю, ні злосці не засталося там, стала ў ёй пуста і стыла…» [2, с. 212].

Вся его жизнь с детства до глубокой старости была переходом на более высокий этаж космического корабля-государства. Расставаясь с сыном перед его уходом на третий уровень, мать рассказывает предание о прекрасной планете, где все другое, даже «песні спяваюць іншыя». Закон Стандарта, по которому все должны были говорить на одном языке, носить одинаковую одежду, иметь одинаковые привычки, принуждает Ёха сначала предать своих родителей, потом отказаться от собственных желаний, расстаться с мечтой, пожертвовать любовью, подчиниться воле Тайного Совета, стать судьей и палачом всякого, кто воспротивится идее «всеобщего равенства». В трагическом финале повести метафора «корабль-государство» превращается в сознании героя в «корабль-тюрьму».

Сопоставление повестей Булгакова и Гигевича актулизирует еще одну проблему социальной фантастики, связанную с функционированием в ее рамках различных жанровых форм.

Маркирующей чертой социальной фантастики, выделяющей ее среди других ветвей фантастической литературы, является совмещение в каждом отдельном произведении социально-философского и художественного освоения действительности. Социально-философское содержание при этом выражается, как правило, опосредованно, через иносказание. Однако сами связи между образом и значением устанавливаются различно: с акцентом либо на изображаемом, либо на подразумеваемом. Тем самым обнаруживается существование в социально-философских фантастических произведениях двояких мотивировок. Е. Д. Тамарченко называет их мотивировками «извне» и «изнутри». Мотивировка «извне» – это мотивировка со стороны изображаемой действительности, со стороны материального или духовного мира героев с их естественными или нравственными законами, со стороны ситуации, отношений между персонажами, характеров и т. д. Мотивировку «изнутри» продуцирует иносказание. По мнению Е. Д. Тамарченко, в социальной фантастике такие мотивировки равноправны [6].

Соглашаясь в целом с наблюдениями исследователя, последний тезис все же хотим уточнить: не всегда равноправны. Нам представляется, что соотношение мотивировок «извне» и «изнутри» в произведениях социальной фантастики зависит от их жанровой модификации. Преобладание же той или иной мотивировки налагает свой отпечаток на всю художественную систему и картину фантастической действительности в произведении.

Использование мотивировок «извне» и «изнутри» в качестве инструмента исследования помогает прояснить вопрос жанровой дефиниции названных произведений. В связи с этим следует указать на неоднократное использование литературоведами при жанровой идентификации отмеченных повестей М. Булгакова и В. Гигевича определений «антиутопические», «антиутопии» (о булгаковских произведениях – И. Галинская, О. Николенко, М. Шнеерсон [1, 3, 7]; о повестях В. Гигевича – белорусские исследователи Е. Свечникова, Г. Тычко и др.[4, 5]).

Действительно, формально-содержательные признаки жанра антиутопии присущи всем этим текстам. Однако в какой степени эти черты соответствуют жанровому стандарту?

Даже первичное знакомство с повестями обнаруживает их жанровую неоднородность. Если повести В. Гигевича более или менее согласуются с канонами антиутопии (заметим, однако, что вопрос их жанровой принадлежности требует более тщательного изучения с учетом появления таких разновидностей антиутопии, или, по мнению некоторых ученых, самостоятельных жанровых разновидностей социальной фантастики, как дистопия, какотопия, постантиутопия и др.), то в случае с булгаковскими повестями «Роковые яйца» и «Собаье сердце» определение «антиутопия» вряд ли применимо. Правильнее, как нам кажется, говорить о наличии отдельных элементов антиутопии, встроенных в структуру этих сатирических повестей. Так, М. Булгаков тестирует на соответствие нравственному эталону современные социальные утопии, разоблачает посредством гротеска и фантастики псевдоидеалы новой эпохи. Есть здесь и другие составляющие антиутопической модели. Однако в повестях отсутствует главный жанрообразующий признак антиутопии – тема социальных отношений как особая художественная задача произведения, его эстетическая самоцель.

Булгаков в вопросе о соотношении в художественном образе жизненного содержания и иносказательного смысла ставит на первый план непосредственную правду образа, пусть даже фантастического, а в истолковании его предоставляет читателю свободу. Опора на жизненный материал, сатирическое изображение алогичной действительности и гротескное обыгрывание ее парадоксов, привязка к конкретным, легко угадывающимся событиям современной писателю жизни, яркая характерность главных героев, многоплановость смыслового прочтения произведений не укладываются в достаточно жесткую жанровую модель антиутопии. Целью М. Булгакова является не моделирование какой бы то ни было социальной схемы, а осмеяние невежества, дилетантизма, самоуверенности, бескультурья «созидателей» новой жизни.

В. Гигевич, в силу жанровой специфики антиутопии, конструирует реальность, создавая образы, наиболее точно воспроизводящие социально-философскую мысль. В его произведениях художественный образ – это материал для размышлений; его задача – сделать наглядной и доступной авторскую идею. В содержательном плане, как всякую антиутопию, повести Гигевича характеризует тяготение к морализаторству, в формальном – специфическая поэтика, исключающая описательность: вещи, окружающая обстановка обозначены контуром, схематично, упоминаются лишь попутно, по мере необходимости, не являясь объектами специального художественного изображения. Предметы внешнего мира, в том числе и природа, становятся декорацией происходящего, служат акцентированию идеи. Действующие лица (Ёх, Альмина, родители, Наставники в «Корабле», академик Зоркин, кандидат наук Зоськин, Тамара Ивановна – виновница происшествия, учительница биологии, машинист метрополитена, наконец, пациент городской психиатрической больницы в «Пабаках») не имеют не только портретных черт, но и более или менее индивидуализированных характеров: герои предстают не как объекты художественного наблюдения, а как субъекты этического выбора.

Повесть «Пабаки» представляет для исследователя интерес и как закономерный этап литературной эволюции антиутопии, обусловленный постмодернистским дискурсом. Свидетельством тому служит композиционная фрагментарность, жанрово-стилистическая разнородность текста, составленного из дневниковых записей, служебных записок, идеологических лозунгов и призывов, выписок из постановлений, газетных публикаций, отрывка докторской диссертации. Желание автора самоустраниться реализуется, однако, не полной мере из-за присутствия в тексте иронии, «зашифрованной» в дневниках сумасшедшего «летописца» – пациента психиатрической больницы. В тексте наблюдается не только «смерть автора», но и «смерть героя». Здесь вообще нет главных героев. Персонажи повести являются лишь носителями определенных идей, суммарно представляющих «массовое сознание» общества потребителей.

В исследуемых произведениях Гигевича велик удельный вес мотивировок «изнутри». Как правило, художественная значимость таких произведений определяется значимостью идей, в них иллюстрируемых, что согласуется с художественным кодом антиутопии как прогностического жанра. Впрочем, это обстоятельство не лишает повести Гигевича художественной оригинальности, свидетельствующей о мастерстве писателя.

________________________

1. Галинская, И. Л. Наследие Михаила Булгакова в современных толкованиях / И. Л. Галинская. – М., 2003.

2. Гігевіч, В. Карабель: Аповесці, раман / В. Гігевіч. – Мінск, 1989.

3. Николенко, О. Н. От утопии к антиутопии: О творчестве А. Платонова и М. Булгакова/ О.Н. Николенко. – Полтава, 1994.

4. Свечнікава, А. Вяртанне да чалавека: Антыутопія “Карабель” Васіля Гігевіча// Роднае слова.– №3.– 2005.

5. Тычко, Г. Ліха павінна быць пераможна ў нас саміх: Аповесць “Пабакі” Васіля Гігевіча//Роднае слова. – №1 – 2007.

6. Тамарченко, Е. Д. Мир без дистанций// Вопросы литературы.- 1968.- № 11.

7. Шнеерсон, М. «Лучший слой в нашей стране». Заметки о Булгакове // Новый журн. – New rev. – Нью-Йорк, 1993. – Кн. 192–193. – С. 274–298

https://c0ezh035.caspio.com/dp.asp?appSes...


Статья написана 9 июня 2013 г. 13:22
Размещена:

Теперь, перед приходом экспертов по украинской фантастике, относящейся тогда к советской, перечень для рассмотрения:


1. В. Владко. Потомки скифов. Аргонавты Вселенной.

2. О. Донченко. Школа над морем ( раздел22. Профессор межзвёздной авиации находит браунинг на Марсе ). Карафуто.

3. Ю. Вухналь ( И. Ковтун ). Азиатский аэролит.

5. И. Кочерга. Мастера времени.

6. М. Капий. Страна голубых орхидей.

7. П. Лесовой ( Свашенко ). Красная ракета.

8. Н. Трублаини ( Трублаевский ). Приключения в воздухе. 56-я параллель.

9. В. КУзьмич. Высоты.


Перечень по русской советской фантастике для рассмотрения:


1. М. Розенфельд. Морская тайна.

2. А. Беляев. Ариэль.

3 .М. Зуев-Ордынец. Сказание о граде Ново-Китеже.

4. Г. Адамов. Тайна двух океанов.

5. Г. Гребнев. Арктания.

6. В. Валюсинский. Большая земля.

7. М. Шагинян. Дорога в Багдад.

8. Я. Ларри. Приключения Карика и Вали.

9. А.Н. Толстой. Приключения Буратино.

10. Л. Савин. Вылазка Кандида.

11. Е. Толкачёв. Золотой наконечник.

12. Г. Берсенев. Погибшая страна.

13. Валентин З. За чудесным зерном.

14. А. Волков. Волшебник Изумрудного Города.

15. Л. Лагин. Старик Хоттабыч.

16. А. Беляев. Чудесное око.

17. А. Беляев. Человек, нашедший своё лицо.

18. А. Беляев. Прыжок в ничто.

19. А. Беляев. Слепой полёт.


Статья написана 21 февраля 2012 г. 22:56
Размещена:

Оригинал взят здесь http://vegus.livejournal.com/10269.html#c...

Как известно, недавно в Киеве открылся Музей фантастики и космонавтики. Редкие книги (начиная с конца 19-го века), фотографии с автографами, сувениры, открытки, марки и многое другое. Расположен музей в Семейном центре развития и развлечений (ст. метро Оболонь). Ниже под катом -- интервью с создателем и смотрителем музея, известным украинским коллекционером и библиографом Ю.А. Шевелой...

Мир без увлеченных людей был бы бесконечно скучен…

Сегодня мы беседуем с человеком, который всю жизнь посвятил книгам и собрал фантастическую библиотеку фантастики! Простите за тавтологию, но это именно так.

О его Библиотеке, разместившейся в обычной хрущевке, хочется писать стихи:

И гордо старая квартира

Преображала Суть Пространства -

И становилась Сердцем Мира,

На Книги променяв все царства!

Юрий Шевела — не только коллекционер, он еще и библиограф, и создатель Музея фантастики и космонавтики в Киеве. Но пусть он расскажет обо всем сам.

— У Борхеса есть замечательные строчки:

"Я, представлявший рай себе когда-то

Библиотекой без конца и края…"

Вы согласны с ним?

Что для вас книги?

— Для меня книги — это жизнь. Я начал читать с четырех лет, а собирать книги с двенадцати. Да, большую часть своей сознательной жизни я читал и собирал книги.

Для меня книги — это все: и источник информации, и смысл жизни. Книги и я, книги и моя жизнь — это единое целое. Я все время живу с Книгами.

— Бумажные и электронные книги — это одно и то же или нет? Они взаимозаменяемы? Прошлое и будущее книги… каким его видите вы?

— Электронную книгу я никогда не приму. Но это, наверное, во мне больше говорит коллекционер, нежели читатель. Как коллекционер я признаю все только в подлинниках. Хотя, скорее всего, будущее за электронными носителями — они "вместительны" и удобны, хотя и не могут сохранить неповторимую ауру настоящих книг. Кроме того, издательская ценовая политика сама "загоняет" читателя в электронные книги. Обычная книга, среднего объема, на газетной бумаге, т.е. самый дешевый вариант, сейчас стоит 80-100 гривен, а если это сериал, состоящий из 10-15-20 книг, то рядовой читатель уже не в состоянии их купить. И естественно, ему лучше накопить денег и купить электронную книжку, и потом бесплатно скачать целую библиотеку из Интернета… Хорошо, если он читает, хуже, когда он слушает эту книжку в аудиоварианте. Наверное, аудиокниги тоже должны быть, но они не должны полностью заменять чтение! Это делает нас ленивыми, это шаг назад… Да, будущее за электронными носителями, но это будущее — уже не мое. Я остался в прошлом — в своей библиотеке, с настоящими книгами… У каждой такой книги есть своя история, своя судьба, своя неповторимая аура и душа, что и делает Библиотеку особым местом, с теплой исцеляющей энергетикой, откуда не хочется уходить.

— Как начиналось увлечение фантастикой и космосом?

Первая книга… Первый космический экспонат…

— Началось все с того, что назвали меня Юрием, в честь Гагарина, даже отчество совпадало — я тоже Алексеевич, и месяц рождения — март.

Но первая фантастическая книга, которую я прочел, была В. Брагин «В Стране Дремучих Трав», потом И. Ефремов «Звездные корабли». Эти книги что-то изменили во мне, дали первый толчок…

Первый космический экспонат — это, наверное, часы с ракетой. Они стояли почти во всех квартирах тех лет. Шестидесятые… Тогда для меня это был не экспонат, а обычный предмет, но интерес к космосу зародился уже в те годы.

— Расскажите больше о своей космической коллекции.

Какие экспонаты для вас наиболее значимы?

— Космическая коллекция у меня огромная. Во-первых, филателия — все советские космические марки (именно все, от первой до последней, для коллекционера это очень важно), украинские, российские… Зарубежные, наверное, не все, но их очень много. Дальше — открытки на эту тему, конверты со спецгашением, спичечные этикетки, значки, сувениры, игрушки… Очень много фотографий, причем это не копии, а оригиналы.

Значимые для меня экспонаты… Редкие фотографии Ю. Гагарина, включая дополетные. Фотографии С.П.Королева — рабочие, т.е. сделанные не в фотоателье, не на официальной встрече, что делает их уникальными. Редкие, интересные автографы… Что я имею в виду? Каждый автограф может нести еще и малоизвестную историческую информацию, а это уже пусть маленькое, но открытие. Есть много книг и фотографий с автографами космонавтов, конструкторов. Есть личные предметы космонавтов, архивные документы — например, довоенный архив Харьковской Реактивной Группы. Много первых книг на тему космических полетов начала XX века, включая прижизненные издания К.Э. Циолковского, М. Валье, К. Фламмариона… Мне удалось собрать 99% из того, что тогда издавалось на эту тему. Сказать, что мне что-то дороже, чем остальное, очень тяжело, потому что я рассматриваю свою коллекцию как единое целое — это история Космической эпохи! И поэтому все, что имеет отношение к космосу, для меня ценно, даже если это простая елочная игрушка в виде ракеты.

— Расскажите о библиотеке. Находки, открытия…

— Наконец-то вопрос о ней! Библиотека — это, безусловно, основное в моей коллекции. Я собираю всю фантастику! Конечно, всю мировую фантастику собрать, наверное, нереально, но книги на украинском и русском языках я постарался собрать максимально, — с конца XVIII века по XXI век! Это — тысячи книг! И не только книг, есть очень интересные журналы, например «Всемирный следопыт», «Борьба Миров», «Мир Приключений». Старинные открытки, которым более ста лет. Сделано много открытий и находок, но это больше касается библиографии. Понятно, что для коллекционера очень важно собрать все прижизненные издания, например, В. Владко, О. Бердника, А. Беляева, но для меня не менее важно найти что-то такое, о чем другие библиографы раньше не знали. Конечно же, значимость подобных находок для меня, как для библиографа, огромна, поскольку я являюсь информатором, своего рода "базой данных" для других библиографов, а также для критиков, биографов и даже историков. Библиография — очень точная наука! И я стремлюсь зафиксировать все, что было издано, в первую очередь, конечно же, книги, вышедшие на Украине, и книги украинских авторов. Я хочу подготовить наиболее достоверную и полную библиографию украинской фантастики, и она, надеюсь, станет главной частью будущей Энциклопедии Украинской Фантастики. И станет непрерывно пополняемой, рабочей базой данных как для меня самого, так и для всех интересующихся этой темой.

— Вы предвосхитили и почти ответили на мой следующий вопрос.

Библиография… Что она для вас? Почему она важна? Открытия…

— Для меня библиотека и библиография — это практически одно целое. Я не пользуюсь чужими материалами. Они для меня — как легкая наводка, которую я должен перепроверить. Я работаю только с живым материалом, с живой книгой — я должен подержать ее в руках и зафиксировать. Поэтому моя библиография — это практически список книг моей же библиотеки. Я делаю это одновременно — фиксирую на бумаге все то, что было издано, и собираю то, что было издано. Я наполняю как бы две базы данных — библиографию фантастики и каталог библиотеки. Это мой принцип. Вот они, книги — хранятся в библиотеке — но можно всегда достать их с полки, заглянуть, пролистать, прочитать, использовать для какой-нибудь статьи, заметки или исследования.

— Не так давно в Житомире состоялось грандиозное мероприятие, посвященное юбилею О. Бердника. Известно, что вы практически его личный библиограф. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Мероприятие, посвященное юбилею Олеся Бердника — 85 лет со дня рождения — проходило в Житомирской областной библиотеке. В программе был и мой доклад по библиографии писателя. Первую фантастику он опубликовал в 1957 году. И что интересно, составить эту библиографию оказалось сложнее, чем, например, довоенной фантастики. Поскольку Олесь Павлович был также известным украинским правозащитником, за что неоднократно подвергался гонениям со стороны советской власти, а его книги изымались из библиотек и уничтожались. И выяснить, какие же книги, какие публикации у него были в то время, оказалось почти невозможным. Я работал над библиографией Бердника больше десяти лет и собрал абсолютно все его книги, изданные как в Украине, так и в Канаде, США, Австралии, Англии, Франции, Германии, Польше, Болгарии… Я нашел и журнальные публикации, и рецензии на его книги, включая, например, бельгийский украиноязычный журнал «Авангард» и канадский журнал «Сучасність». Я первый, кто сделал наиболее полную библиографию О.П. Бердника. И, когда будут писать его биографию, смогут воспользоваться готовой библиографией, они ведь неразрывно связаны — биография и библиография! А исследовать жизнь и творчество Олеся Бердника, несомненно, нужно, ибо он был величайшим писателем XX века и величайшим философом. Нашим — украинским! В Житомире я рассказывал о том, как собирал и составлял библиографию. Рассказывал не только о трудностях, но и о находках. Например, о самой первой журнальной публикации, под псевдонимом Григорий Волосожар, о которой никто не знал.

Хочу отметить, что такие же исследования я провожу по творчеству и других украинских писателей — В. Владко, М. Дашкиева, В. Бережного, Ю. Смолича, Д. Бузько, Я. Кальницкого, Ю. Яновского и многих других. В принципе, такая работа идет по каждому автору, представленному в моей библиотеке.

— Теперь расскажите о Музее космонавтики и фантастики и о клубной деятельности.

У вас есть мечта, чтобы все собранное не просто хранилось, а работало… Расскажите о ней.

— После того как я собрал огромную, и, не побоюсь этого слова, уникальную библиотеку, у меня появилась мечта ее сохранить. Сначала возникла идея, а затем целый проект Музея фантастики, причем музея не мертвых предметов, которые просто выставлены, чтобы на них смотрели, а музея практического, живого, в котором можно работать.

— Вы ведь руководили детским клубом в прошлом?..

— Да, был опыт создания Клуба Любителей Фантастики (КЛФ) для детей. Он просуществовал с 2000 по 2002 год и, к сожалению, закрылся из-за смены владельца помещения. После этого я решил совместить Музей фантастики вот с таким КЛФ для детей. Для меня главное, чтобы мой Музей приносил пользу, был практическим! Ведь важно не только сохранить саму книгу, но и сохранить то, что внутри нее… Книги нужно читать! Забытые книги, как и забытые языки — умирают. Долго я лелеял эту мечту…

— Но у вас ведь уже есть КЛФ «Лоцман фантастики»…

— Да, мы попытались в 2008 году восстановить КЛФ, но, по сути, создали его заново, уже как "клуб на дому"… Сделали стеллажи, разместили тысячи книг на полках…В три ряда! И все равно все не поместились… К сожалению, новый КЛФ привлек только взрослых. А мне бы хотелось все-таки работать для детей. Нет, у нас замечательный Клуб! И что ценно, мы не замкнулись только на фантастике. У нас собираются писатели и просто любители фантастики, поэты и ученые… Мы ходим в походы… В Украине столько красивых и интересных мест! Мы изучаем природу, историю и культуру родного края. Увлеклись палеонтологией! Оказывается на берегах Днепра легко можно найти ископаемые окаменелости — белемниты, гастроподы, акульи зубы…И это поистине фантастично, ибо им миллионы лет! Мы устраиваем интересные встречи, читаем и обсуждаем книги, посещаем и поддерживаем другие аналогичные клубы. Мы просто интересно живем!

— Сейчас ваша мечта начала сбываться — создан Музей фантастики и космонавтики в Дивосвіте, и возродился, наконец, Клуб любителей фантастики для детей. Вы счастливы или это еще только начало? Расскажите, что уже сделано, есть ли трудности…

— Дивосвіт — это центр семейного и детского развития. Находится он в Киеве возле метро Оболонь. Четыре этажа сверху и один вниз. Огромное здание, превращенное было в обычный развлекательный центр, но недавняя смена руководства дает надежду на кардинальные изменения к лучшему. Развлекательных центров много, а вот научно-познавательных практически нет, особенно для подростков. Руководство Дивосвіта решило заполнить этот пробел, т.е. возродить кружковую деятельность. Помните, в советские времена были дома пионеров? Не все тогда у нас было плохо. И это очень мудро: используя положительный опыт прошлого, создать нечто новое. Понятно, что сейчас уже нельзя организовать такой кружок, где просто читались бы лекции. Времена изменились, и, чтобы привлечь детей, нужно приложить гораздо больше усилий. Современного подростка мало сейчас чем удивишь! Нужны визуализация и интерактивность. Для этого в Дивосвіте построили новый планетарий. Мы создаем научно-познавательные фильмы о космосе, солнечной системе, о планетах, звездах… Для того чтобы это был полноценный Планетарий, мы и решили открыть Музей фантастики и космонавтики. Для него уже выделено помещение. К сожалению, пока нет необходимого музейного оборудования. И выставить все экспонаты не представляется возможным, ведь многие уникальные журналы 20–30 годов, раритетные книги XVIII–XIX веков, марки, открытки, значки нужно соответственно хранить. Мы делаем все возможное, но пока используем то, что есть в наличии. Понятно, что это только начало. Мы сделали Экспозицию. Мы открылись. И уже сумели удивить посетителей Музея! И это притом, что мы выставили меньше 50 % коллекции! Но Музей уже работает, и в нем есть экскурсовод. И Клуб тоже работает. Да, наконец-то сбывается моя мечта — в Музей ходят школьники, в Клуб записываются именно подростки. Наконец-то я работаю так, как и хотел — для детей! Дивосвіт и его возможности позволяют реализовать мою мечту. Это будет практический, живой Музей. Мы будем постоянно пополняться, расширяться и развиваться.

Приходите к нам, и вы в этом убедитесь! Посмотрите наши научно-познавательные фильмы, посетите Музей, посмотрите, какие в нашем Клубе проходят интересные встречи. Здесь вам и вашим детям будет интересно! Живое общение, а не по Интернету, — это именно то, чего нынешним детям не хватает! Мы приглашаем всех — и взрослых и детей!

— Какая Вам нужна помощь?

— Необходимы стеллажи, витрины, подсветка, наглядные пособия, т.е. модели космических кораблей, катапультное кресло, скафандр, гермошлем...

Мы обращаемся ко всем, кого интересует эта тема, ко всем, кому не безразлично будущее наших детей — к организациям и обычным людям. Мы готовы принять любую помощь, которая возможна! Может, у кого-то есть что-то, имеющее отношение к космосу, и он хочет, чтобы это принесло пользу нынешнему поколению и сохранилось для потомков — все можно передавать в наш Музей. Также мы собираем книги для Детской библиотеки при Клубе Любителей Фантастики…

Интервью взяла Янина Косаковская.


Статья написана 15 февраля 2012 г. 18:15
Размещена:

Начало смотрите здесь http://fantlab.ru/blogarticle18662

Продолжение — здесь http://fotki.yandex.ru/users/z-lawyer/tag...

и здесь — http://slavar64.livejournal.com/17474.html

Мы на Фэйсбуке — http://www.facebook.com/media/set/?set=a....

и http://www.facebook.com/groups/1691842465...


Файлы: DSCN2412.JPG (1003 Кб)
Статья написана 4 февраля 2012 г. 23:42
Размещена:

Экзамен принимает Шекспир: «К экзамену готовились?» — «Да». — «Или не готовились?»

Экзамен принимает Умберто Эко: «К экзамену готовились?» — «Да». — «Какой предмет сдавать будем?»

Экзамен принимает Голдинг: "К экзамену готовились?" — "Да". — Кивает на свиную голову на палке: "Это второй экзаменатор".

Экзамен принимает Хантер Томпсон: «К экзамену готовились?» — «Да». — «А под чем?»

Экзамен принимает Гомер: "К экзамену готовились?" — "Да". — "Начнем со списка кораблей".

Экзамен принимает Марсель Пруст: «К экзамену готовились? Студент, не спите, я к вам обращаюсь!"

Экзамен принимает Тимоти Лири: «К экзамену готовились?» — «Да». — «Нарисуйте мне жирафа-аквалангиста, целующего Эйфелеву башню.»

Экзамен принимает Фома Аквинский: «К экзамену готовились?» — «Нет». — «Посмотрим, насколько усердно вы молились Господу.»

Экзамен принимает Джеймс Джойс: — "Дочитали?" — "Нет."

Экзамен принимает Джеймс Джойс: — "Теперь дочитали?" — "Да." — "А примечания?" — "Сжальтесь."

Экзамен принимает Кен Кизи: «К экзамену готовились?» — «Да». — «Кто главный персонаж романа "Пролетая над гнездом кукушки"?»

Экзамен принимает А. Конан Дойл: "Судя по кругам под вашими глазами — готовились... ...но мятная жевачка, водолазка при +17, отсутствие постоянно носимых часов, которые вы по привычке ищете на руке – вы спали не в своей кровати. А то, как вы теребите молнию на сумочке и вертите ручку, приводит меня к убеждению, что вы не готовы."

Экзамен принимает Шарль Бодлер: «К экзамену готовились?» — «Нет. Писали стихи, пили вино и любили друг друга». — «Недурно, но всё тлен.»

Экзамен принимает Ярослав Гашек «К экзамену готовились?» — «Нет." — "Ну вы, дружище, и обосрались"

Экзамен принимает Зигмунд Фрейд. "К экзамену готовились или спали?" — "Готовились". — "Тогда с этой антинаучной ересью к Юнгу"

Экзамен принимает Эрих Фромм: "К экзамену готовились?"- "Нет".-"Хотите об этом поговорить?"

Экзамен принимает Дюма-отец: "К экзамену готовились?" — "Да." — "Так защищайтесь, сударь!"

Экзамен принимает Герберт Уэллс: "К экзамену готовились?" — "Да". — "Пристегните ремни безопасности, начинаю отсчет..."

Экзамен принимает Джоан Роулинг: "Почему у вас фингал?" — "Защищал девушку от хулиганов". — "Ставлю отлично! Всем!"

Экзамен принимает Милорад Павич: отбирает у студента Хазарский словарь, кладёт в ящик. Ломает ящик, внутри — пусто. Ставит студенту отлично, студент начинает отвечать.

Экзамен принимает Том Стоппард: на середине ответа перебивает студента, студент ставит ему оценку, расписывается и уходит.

Экзамен принимает Оскар Уайльд: "Экзамен... Что такое, в сущности, экзамен? Это когда дураки задают вопросы, на которые умным людям в сущности нечего ответить!"

Экзамен принимает Сократ: — Я знаю, что вы ничего не знаете!

Экзамен принимает Уильям Фолкнер: "Отвечайте!" Студент: "Но вы же не задали вопроса!" — Фолкнер: "Ваши проблемы. Ориентируйтесь сами"

Экзамен принимает экзамен Дуглас Коупленд: "Готовились?" — "Зачем? У нас ведь снова конец света." — "Вот и правильно."

Экзамен принимает Дж. Апдайк: "К экзамену готовились?" — "Да" — "Подождите (Кролик, закрой уши, пожалуйста!), начинайте." — "..." — "Подождите (Кролик, беги!!!), продолжайте..."

Экзамен принимает Гете: "К экзамену готовы?" — "Да". — "Вот здесь поставьте подпись..."

Экзамен принимает Габриэль Гарсиа Маркес: «К экзамену готовились?» — «Да». — «Да Вы герой! Расскажите о своей семье...»

Экзамен принимает Ремарк. Ничего не спрашивает — все понимает. Молча выпивает кальвадос и идет к проституткам.

Экзамен принимает Марк Твен: "Напомните, я вам рассказывал про забавный случай на Миссисипи?"

Экзамен принимает Данте: «К экзамену готовились?» — «Да». — «Пойдемте со мной»

Экзамен принимает Экзюпери: "К экзамену готовы?" -- "Да, прочитал учебник." -- "Знаете, самого главного глазами не увидишь... приходите на пересдачу"...

Подробнее — http://vk.com/wall-28854940_43226


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 232  233  234  235 [236]




  Подписка

Количество подписчиков: 49

⇑ Наверх