FantLab ru

Шимун Врочек, Юрий Некрасов «Золотая пуля»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.40
Голосов:
50
Моя оценка:
-

подробнее

Золотая пуля

Роман, год

Аннотация:

После атомной войны Америка превратилась в темную мистическую версию Дикого Запада. Миром правит револьвер, жестокость и магия. Смерть — слишком важное дело, чтобы доверять его взрослым. Однорукий стрелок и двое детей — мальчик Джек и девочка Бетти — идут разными путями, сквозь годы и расстояния, к единой цели — ржавой атомной бомбе посреди высохшего соляного озера. Они хотят одного — воздания и мести. Но что они получат взамен?..

Примечание:

Мы писали книгу, как хотели, свободно и дерзко. В ней много смертей и крови, безумия и жестокости. Она беспощадна и местами отвратительна. Мы не кокетничаем, говоря: хоррор, сплаттерпанк, насилие. Берегитесь двуногого кровь пролить. Мы не привираем: Гайдар, Бирс, Маккарти. Здесь будут испытывать каждого, песком, отчаянием и любовью. Мы твердо стоим на своем: читатель такой же герой этой книги, как и все, что идут по ее страницам. Свидетельствуйте им, бейтесь с ними, берегите их. Золотая пуля ждет.


Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)

Золотая пуля
2019 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 января 2019 г.

Искалеченный войной мир откатился назад во времени, в жестокую эпоху револьверов, керосиновых ламп, затерянных в глуши поселков и одиноких правоохранителей, которые временами неотличимы от одиноких бандитов — а ещё мутантов, призраков, беспощадной борьбы за бензин, выжженных взрывами пустынь и многих, многих ужасов, которые на настоящем Диком Западе никто не сумел бы себе вообразить. Стрелку Робу Стуммфилду, «человеку постоянной печали», выпал нелегкий жребий: догнать и покарать Мормо, маньяка, при помощи швейных игл творящего с людьми чудовищные непотребства. Впрочем, у мальчика по имени Джек судьба ничуть не лучше: чтобы спасти самых близких людей, ему предстоит пройти через бойни, местный филиал ада, и если выбраться из них можно, по крайней мере, теоретически, то выберутся ли они из тебя? А девочка по имени Бетти про бойни не знает, и про Мормо тоже, она как будто живет в совершенно ином мире — однако это вовсе не означает, что провозвестник её собственного, личного ада не объявится однажды в нелёгкую пору, под видом спасителя, поблескивая синими стеклами очков.

«Золотая пуля» — книга беспощадная, и дело не в количестве по-настоящему страшных, жутких вещей, которые описаны на её страницах. Читателю не стоит рассчитывать на объяснения и наставления относительно того, как именно он должен воспринимать происходящее с героями; совсем наоборот, ему предстоит вместе с ними вживаться, проникать всё глубже в этот сюрреалистичный мир со всеми его сплаттерпанковыми закоулками и подземельями, изучая законы причудливого бытия и платя за это немалую цену. Да, читатель тоже платит — помяните моё слово, отдельные образы и эпизоды останутся с вами навсегда, как шрам или татуировка, и «развидеть» их вряд ли получится.

Авторы предлагают нам три истории, имеющие разный жанр (постапокалипсис, weird, вестерн, хоррор и сплаттерпанк в разных пропорциях) и связанные не столько событийно, сколько на уровне аллюзий и ассоциаций, в том числе постмодернистских, литературных и кинематографических, включая, как мне показалось, совершенно Хичкоковскую тикающую бомбу. Роб, Джек и Бетти рассекают сюжетную канву, как три пули со смещенным центром тяжести, и отследить их подлинные траектории от начала до финала довольно непросто. Да и нужно ли? Сквозь галлюцинации (или нет?) Роба в соляной пустыне, сквозь метания Джека по бойням, порождающим (или проявляющим?) ужасы, сквозь сбивчивый рассказ Бетти о том, как в её доме появился странный гость и чем это закончилось (закончилось ли?) проступает суть, беспощадная, как пресловутая золотая пуля, которой суждено догнать злодея: в самом высоком, философском смысле этот роман — не о банальной борьбе добра и зла, но о том зыбком, тонком как лезвие бритвы моменте, где одно превращается в другое (или наоборот). Ближе к финалу это проступает очень явно: «Я бы их всех убил», — говорит герой, подразумевая стражников, фарисеев, Пилата и императора, et cetera. Он действительно готов убивать, не зная прощения, и убивает очень многих, только вот… каков итог?

Библейских отсылок, кстати, в книге более чем достаточно — тут вам и Содом с Гоморрой, и огненный столп, в контексте постапокалипсиса обретающий особое звучание, и кое-что ещё. Есть интересный момент — мне неведомо, знали ли авторы об этом, но тем любопытнее — касательно появления в тексте племени апачей, персонажа, именующего себя Апач и сопутствующих событий: по одной из версий, пусть она и не очень-то хорошо обоснована, это название произошло от слова apachu из языка народа зуни, которое в буквальном смысле означает «враг».

Резюме: прочитала роман за день и, возможно, вернусь к нему после выхода бумажного варианта, коий несомненно куплю для своей библиотеки. Рекомендую ли? Да, но лишь при условии, что вы читатель крепкий и стойкий (то есть всякое «кровь-кишки-итакдалее» в больших количествах вас не испугает), а ещё — готовый пробиваться к сути сквозь сюрреалистические пейзажи и сцены, сквозь потоки сознания и противоречащие друг другу заявления. Так надо. Это такая книга. Я не знаю, найдет ли она своего читателя, но очень, очень хочется, чтобы нашла.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 января 2019 г.

«Золотая пуля» – очень интересная вещь. Где-то до половины я читал с чувством недоумения, потом меня пробило (на сцене с мормонским Апостолом, если авторам любопытно), потом... Заканчивал я этот роман тоже не без недоумения, но скорее частного, потому что на уровне эмоций текст близок к идеальному, да и вообще отлично написан – в паре мест ощущается нужда в редакторе, не более. Это норм, если учесть, что авторы очень разные: Шимун пишет спокойнее, а Юра Некрасов, чей оригинальнейший джойсианско-раблезианский «Брандлькаст» я очень люблю, – всегда поэтический фонтан сюрпризов.

Действие происходит, видимо, после ядерной войны (и всяких других войн) на одичавшем американском Юге, Техас – Нью-Мексико. В первой части охотник за головами оказывается вовлечен в поиски исчадия ада по имени Джек Мормо, которое творит массовые изуверства и непотребства – хирургические пытки без наркоза, кройка и шитье живых людей и прочее. Во второй мы наблюдаем за мальчишкой, который пытается спасти от смерти отца, мать и сестру (сложная история, почему они должны умереть), по пути попадает в заброшенные бойни, проходит там через те же примерно самые изуверства и непотребства и обретает у местного горлума некий злосчастный артефакт. Самая интересная и короткая – третья часть, о чем позже.

Мое недоумение в первой половине было связано с изуверствами и непотребствами. Всё это, наверное, пугает в кино (но я не смотрю такое кино совершенно сознательно), а в тексте, как известно, иногда лучше недоописать, чем переописать. Но описано, да, страшновато, на уровне «Хтона» Пирса Энтони. А не понимал я, будет ли оправдан вынужденный читательский поход через десятки и десятки страниц сшитых тел, геометрически размотанных кишок, сочащегося гноя, шаров и многоножек из человеческой плоти, каннибализма, распятых полутрупов, превращенных в музыкальные инструменты, раздробленных черепов и челюстей, вонючей мертвечины, взрезанного, вспоротого, взорванного учебника анатомии, – и так очень, очень, очень долго. Станки, станки, станки. Любители таких станков, я думаю, есть, но это, в общем, не я. Ну, конечно, вызывает известное отвращение – но для чего оно? Хоррор-постапок, ок...

Потом за всем этим «что такое зимой и летом одним цветом? – кровища!» блеснул некий более высокий сюжет. Не думаю, что это будет спойлер – сказать, что вторая часть образует в первой хронологически последовательную историю; кто у нас главный герой – становится ясно, если читать внимательно, очень рано. Самая интересная часть, повторю, третья, в том числе потому, что она полностью переворачивает буквально всё. Нет в ней ни особого хоррора, ни особой фантастики – это самая обычная история про самый обычный земной, человеческий, нами населенный, а то и творимый ад. Но тут авторы сделали штуку, которая меня несколько вымораживает частным образом: как бы взяли первую историю и всю ее перетрясли. Я не понимаю, как третья часть связана с первыми двумя. У меня есть пара версий, но я подозреваю, что оно сделано так намеренно.

Не знаю, что носится в воздухе, но, я думаю, авторы и сами видят, что их книга очень сильно рифмуется с «Островом Сахалин» Веркина. Я не уверен, что это хорошо, потому что «Золотая пуля» – все-таки совсем другого рода вещь. Может, тут и пролегает пресловутый водораздел между фантастикой и мейнстримом, в котором тоже полно фантастики, не знаю; отличия начинаются уже с культурных кодов: Веркин пишет, да, про девушку из японской культуры (как бы – я помню, что она не совсем японка), но базирует книгу на Чехове и Сахалине, в то время как Некрасов и Врочек отталкиваются от разных вестернов. Я могу только предполагать, почему русские фантасты часто пишут про воображаемых американцев – потому что выросли на соответствующих книгах и фильмах? Ключевое слово – «воображаемых», я глубоко не уверен, что все тропы «Золотой пули» возможны в реальной культуре США даже после ядерной войны. Когда Коэны снимают «О, где же ты, брат мой?», они снимают о своем родном Юге (ок, пусть не родном, они северяне, и все-таки). Когда песню «I’m a man of constant sorrow» из этого кино поет герой «Золотой пули», это выглядит как оммаж искусству – но не как отсылка к (как тут презрительно пишут) жызне. Ну то есть – есть разница между мифологией, которую видишь все-таки поверхностно, издалека и гадательно, по кино и книжкам, и мифологией, которую знаешь, потому что ты, блин, в этом субстрате по уши так или иначе (см. популярность Пелевина, кста).

И еще: я сейчас скажу страшное, но Веркин страшнее именно потому, что ужасов у него поменьше, зато описаны отвлеченно, со стороны, этнографически. Трудно напугать текстом в лоб. Правило show, don't tell работает.

А еще эта неопределенная третья часть. Я вижу тут родовую травму «цветной волны», к которой оба автора принадлежат, потому что наблюдал это и в других текстах – Димы Колодана, скажем. Как все мы знаем, «цветная волна» никогда не базировалась на общей идеологии, но разделяла общие эстетические принципы, и вот сдается мне, что один из этих принципов – «сделать красиво и абсурдно». Неслучайно столько авторов этого содружества пишут в ЖЖ-собщество sur_noname (и тамошнее буриме вертится вокруг «Невервилля, городка в Канзасе, где возможно всё»), неслучайно «Время Бармаглота» отсылает к Кэрроллу, неслучайно «Брандлькаст» Юры Некрасова сделан по заветам «Охоты на Снарка», – сюжет угадывается, но именно что угадывается, зато вокруг много сюра, слов-кошельков и прочего. В «Золотой пуле» сюра меньше, по крайней мере, на уровне отдельных сцен, а вот на уровне структуры – она вполне сюрная, когда третья часть вдруг присовокупляется к первым двум не пойми как. (Отдельная песня – названия глав и частей: что-то отсылает к Аркадию Гайдару, что-то – к Амброзу Бирсу, наверное, это тоже уровень, но я его не понял.)

Ближайшим аналогом для меня тут будет, наверное, Мураками и Линч, у которых тоже сплошь декорации, и как они связаны – не всегда ясно, и впечатление такое, что к «Внутренней империи» Линчу самому стало глубоко плевать, есть ли у образов, вытягиваемых из подсознания, какая-то связь. Сюжетности указывают ее номер, и это номер шестнадцать. Проблема лично для меня в том, что фантастика – штука сюжетная, и написать хороший фантастический сюр примерно так же сложно, как написать «Охоту на Снарка»: нужен не только текст, нужен и контекст, нужна какая-то тонкая встроенность в эпоху, образ эпохи, потому что сюр только тогда и сюр, когда он отталкивается от твоего мира. А когда у тебя и эпоха воображаемая, это всё несколько более затруднительно. Это либо ты уходишь в «Брандлькаст», творя с нуля и играя с языком, и это оценят не все; либо совершаешь чудо.

«Золотая пуля» близка к чуду настолько, насколько, я думаю, она к нему может быть близка при таких вот вводных. Тема отыграна, последний аккорд – вот он, и это хорошая музыка, пусть в первой половине мне пришлось потерпеть (но терплю же я длинноты у «Пинк Флойд»), а потом я не совсем понял, как оно там устроено внутри – разве что глобальная перекличка мотивов и мелодий налицо. Но зарифмован вот этот конкретный моральный апокалипсис красиво и мощно. Хорошая музыка бывает всякой. Другое дело, что кто в итоге услышит.

Оценка: 8
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 декабря 2018 г.

Роман “Золотая пуля” Юрия Некрасова и Шимуна Врочека — это самый безумный, страшный и печальный роман из всех, что я читала.

Написан роман невыносимо талантливо, потому что и Юрий, и Шимун — прекрасные писатели с полностью сформированным авторским стилем.

Врочек, которого я знаю по его грелочным рассказам и зарисовкам в Фейсбуке, пишет мягко, с затаенной улыбкой, умело и без всяких манипуляций располагая к себе читателя. При этом ударить читателя под дых он умеет так, что волей-неволей вспоминаешь то, что у Врочека за плечами учеба на актерском и режиссерском курсах.

Юра Некрасов — это литературный Каа, который гипнотизирует текучим телом слов и фраз. Я не умею писать так, как пишет Юра, потому что этому, мне кажется, невозможно научиться.

Недавно я прочитала его сольный роман “Брандлькаст”. Когда мой мозг перестал сопротивляться тому, что не будет никакой линейной истории, тому, что место действия порой оказывается таким же важным персонажем, как главные герои, тому, что словотворчество — это игра для двоих, автора и читателя, вот тогда я сдалась и получила огромное удовольствие.

Я думала, что готова к “Золотой пуле”, ведь я уже благодаря Юре смогла свернуть на тайные читательские тропы.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Получила ли я удовольствие, читая “Золотую пулю”?

Нет.

Понравился ли он мне?

Нет.

Этот роман захватил меня и безжалостно протащил по всему страшному, кровавому и жестокому, что есть в людях.

Два дня у меня по ночам у были кошмары, в которых я умирала множество раз, как мальчик Джек, идущий сквозь бойни, чтобы спасти отца.

Почему не бросила? А вот тут, ребята, сработала странная штука. В какой-то момент мне стало важно пройти с героями их истории до конца. Не для того, чтобы узнать, чем все кончилось, а чтобы не бросить их, потому что они сами не оставляли любимых.

Нужно обладать талантом невероятной силы, чтобы придумать таких героев, ради которых ты сам проходишь через многое.

Можно еще рассказать про сложную и выверенную композицию, в которой герои показаны в разное время и с разных сторон. Про яркую образность, про центральные символы, кочующие из одной части в другую. Я могу закрыть глаза, и перед глазами у меня поплывут сцены из романа. Вся палитра писательских приемов здесь использовалась на полную.

Если меня спросят, стоит ли прочитать “Золотую пулю”, я скажу так:

- Рискни.

Потом пусть этот человек придет ко мне, и мы помолчим. Каждый из нас вспомнит о том, кто дороже всего на свете — о ребенке, родителе, друге, и истово, всем сердцем пожелаем ему мира, здоровья, любви.

Вот это и есть самое ценное в этом романе. Острая любовь, которая остается с тобой. Такая же острая, как коровий рог.

Оценка: 9
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 марта 2019 г.

Роман не понравился.

Сразу замечу, что я горячо люблю объекты авторских отсылок — в частности, Тёмную Башню и прозу Кормака Маккарти, так что аннотация обещала мне чуть ли не книгу мечты. Но не сложилось.

Роман поделён на три части, три истории. Скажу несколько слов о каждой в отдельности.

I. Первая история рассказывает о том, как некий маньяк уходит в горы, а стрелок преследует его (да, прямо так и написано). Эта вещь небольшая, и мне она скорее понравилась. В ней много ярких образов, и написана она брутальным чеканным слогом, отсылающим к вестерн-литературе. Правда, не совсем понятно, что хотели сказать авторы на идейном уровне, и зачем нужно было так сильно привязываться к Тёмной Башне, но, тем не менее, читается всё это с интересом и удовольствием. Странно только, что авторы не стали прописывать мотивацию к погоне, вместо этого заставив гг раз за разом удивляться, а зачем он, собственно, продолжает идти за маньяком. Эта показная бесцельность происходящего, по-моему, не идёт тексту на пользу. Но я согласился с таким раскладом — ок, авторы просто показывают нам красивые картинки. Пусть так, читаем дальше.

II. А дальше начинается ад, причём вовсе не в том смысле, в каком хотелось бы. Вторая история, которая занимает порядка 60% от объёма книги, написана совершенно другим слогом, и этот слог ужасен. Многословность, обилие подробностей, накрученных запросто, через запятые. Рефлексия и физические ощущения через каждые три шага. Подробнейшие описания того, как у гг кровь застыла в жилах, и где у него заболело, и какая мышца заныла, и т.д., и т.п. Вместо того, чтобы выбрать одно-два точных слова, пишутся все пять-шесть, которые пришли на ум. Шизофренически-бессвязные диалоги. Любое, даже самое будничное описание растягивается на десяток страниц. Из-за всего вышеперечисленного текст едва ли понимаешь и едва ли выдерживаешь. И дело вовсе не в том, что в нём много крови и кошмаров — дело в том, что описано всё это до того нудно, избыточно и неумело, что воспринимать невозможно. Просто не верится, что это писали те же люди, что и первую часть. Думаю, тут одно из двух: либо авторам очень нужно было нагнать объём, либо они верят, что такой стиль каким-то образом усиливает восприятие описываемых кошмаров.

III. Третья история, как это ни смешно, написана на стыке первых двух. Начинается она тем же чеканным слогом из первой части, но не успел я расслабиться и погрузиться в текст, как понемногу он снова стал едва читаемым. Сюжет здесь чуть более конкретен, и потому всё-таки читается с чуть большим интересом.

А в итоге не знаешь, что и думать. Здесь нет ни чёткого сюжета, ни интересного сеттинга. Есть лишь фактура, которую уж слишком тяжело воспринимать из-за особенностей стиля. И я, большой любитель вестернов и постапокалипсиса, не понимаю, зачем я это прочитал. Кому-то эти картинки, конечно, понравятся, но я всё-таки жду от литературы более проработанных и вычищенных текстов, более цельных сюжетов и какого-никакого идейного наполнения.

Извините, если кого обидел — я всего лишь читатель со своим частным мнением.

Оценка: 4
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 декабря 2018 г.

Делайте добро из зла, потому что больше его делать не из чего.

«Вся королевская рать.» Роберт Пенн Уоррен

Сюжет

Представьте что будет, если поженить Сальвадора Дали с Кодзимой? Ладно забудем про Кодзиму, хотя некоторые персонажи явно подсмотрены в трейлере «Death Stranding». А еще вспоминается «Лестница Иакова» и «Мост» Йэна Бэнкса.

Но книга, конечно, про детишек брошенных в «ад», про жестокость, боль, кровь, дерьмо, и законченных мразей, через которых главным героям придется продираться. Не легкое чтиво, много крови, предстоит помучиться и читателю, обмозолиться вместе с главным героем в кровавых бойнях. Главное выбраться от туда живым, не отступить, и продолжать делать добро (пытаться спасти родителей и сестренку), когда кругом сплошное зло.

Текст

Сами авторы определили жанр как кровавый хоррор гайдар-вестерн в постапокалипсисе. (При чем тут Гайдар? Одна из сюжетных историй — перепевка «Судьбы барабанщика»)Но я бы обязательно добавил еще слово сюрреализм, это клей без которого вся ткань повествования развалится, он не равномерно намазан по книге, вначале и в конце его почти нет, апогей — середина романа, и к этому надо быть готовым, иначе не уследите за сюжетом. Но предупрежден, как говорится, значит вооружен.

Сам текст неоднороден, пол книги это странноватый, но все же по форме классический вестерн, и текст там соответствующий, простой и размеренный, про стрелка, которому лошадь откусила одну руку, странновато, но в пределах допустимого. Да только я-то знаю как пишет Некрасов, его проза — поэзия, богатая на не замшелые образы, резкая, но краткая в словах, опускание и перепрыгивание всех очевидностей, всё второстепенное только в контексте, читатель сам восстанавливает по обрывкам что произошло. Это его стиль, трудный для чтения, но интеллектуальный, он всегда так пишет и он на этом поприще мастер. И я такой дочитываю первую часть и типа: ну, да не плохо, но когда он уже бахнет? И тут на тебе, финал первой части и вся вторая часть это такой плотный текст, прям удовольствие от каждого слова, но в какой-то момент даже я сломался, захлебнулся от такого потока, пришлось сделать перерыв, выдохнуть. В общем, текст мощный, но он точно не для всех, это не простое чтиво, не думаю что эта книга имеет шанс стать популярной.

Эмоции

Да, этот роман — не высокая литература и не обязателен к прочтению. Но это талантливая вещь. Да, я вижу что можно было бы улучшить в нем. Но этот роман определенно написан не зря.

Читался запоем с одним перерывом в середине. И я себя не заставлял читать, действительно было интересно.

Но главное я остался под впечатлением.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 декабря 2018 г.

Это необычная книга. Написанная на очень хорошем уровне, отличным языком, она, по-моему, не рассчитана на массового читателя. Во-первых, тут настоящий кровавый хоррор, пробирающий до глубин души; во-вторых, авторы размашисто — и мастерски — используют сюрреализм как метод, и чтобы погрузиться в такой мир, нужно приложить определенные усилия, без этого общая картина может рассыпаться.

Читая, я как будто проваливался в странный и в то же время знакомый мир, напоминающий сон больного лихорадкой; я не мог из него вырваться, мир преломлялся и неожиданно отражался новыми гранями, он выплескивался с экрана, словно тревожащие образы с картин Дали, обращенные напрямую к подсознанию. Времена и пространства здесь перемешались, они взаимопроникают, связанные путешествующими из точки в точку героями. Впрочем, ближе к развязке уровень сюрреалистичности снижается, а из жестокого хаоса оформляется архитектура сюжета – словно проявленная в крови фотография. И только дочитав до последних строк, я понял что именно я читал.

Безотказный прием: поместить в центр кровавого конфликта детей и подростков. Они чувствуют несправедливость и зло гораздо больнее, они легкая мишень для насилия – но все же они с достойным восхищения мужеством пытаются защитить себя и своих близких. Перед нами фантастика, но, если вдуматься, в реальной жизни во время войн люди переживают такие же страдания, встречаются с подобным злом на каждом шагу. Уместной смотрится отсылка к Гайдару («Судьба барабанщика»).

Авторы умело работают с образами-символами, у меня до сих пор стоят перед глазами и жуткая бомба в земле («Тииииииииик!»), и красный платок отца Джека, и коровий череп, и кочующий из эпизода в эпизод огромный револьвер «уокер». И черви, как выжившие люди на руинах сгоревшей в войнах цивилизации. И, конечно, золотые пули — еще одна аллюзия, на одноименный спагетти-вестерн.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
И рогатый череп – словно демон первобытной жестокости, встреченный Джеком в заваленных трупами, залитыми кровью подземельях боен – жестокости, позволившей ему много раз за короткое время выжить и спасти сестру с матерью, хотя он же кошмарно исказил взгляд Джека на мир и на собственную семью.
Но даже в Содоме может быть некто, что попытается защитить горстку праведников от обезумевшего города. Пусть даже без надежды на победу.

Тяжело рассказывать об этой книге так, чтобы не налепить спойлеров. Я просто советую прочитать. Сильная история. «Я расскажу вам о любви и ненависти. Я расскажу вам о добре и его бессилии. Я расскажу вам о смерти… Я призываю Содом на ваши головы. Я призываю огненный столп. Я призываю золотую пулю».

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 февраля 2019 г.

Дублировать отзыв из колонки не хочу (плюс там есть музыка и картинки!), пишу с задержкой и впечатления уже улеглись и слегка смягчились.

Заодно и чужих отзывов почитал, и дико удивлён экзальтацией читавших.

Нагромождение образов и натужное вбивание в голову читателя фарша с гноем лишь вызывает скуку.

Как мозг достаточно быстро перестаёт воспринимать запах испорченного мяса, когда ты находишься в морге с выключившимися неделю назад холодильниками, так и тут.

Избыточность образов мгновенно превращают ужас и отвращение в рутину. Слегка разбавленную постмодернистскими играми.

Но это пожалуй не сильно портит общее впечатление. Есть кое-что примиряющее со всем этим.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Как ни странно, я не назвал бы то, что получилось мрачным или ужасным.

А благодаря третьей части — даже можно сказать что есть хэппиэнд. Не для героев повествования. Для читателя.

От души наигравшись с кишками в кровяном желе, авторы наконец-то возвращают читателя в привычное пространство восприятия. Жёсткое и неприглядное. В реальность, что может бить сильнее всех этих онейроидных глюков.

Простите. Оценку не могу пока поставить. То значение что тянет поставить — будет смотреться как выпендрёж. А завышать не позволяет объективность.

Лучше прочесть и составить оценку самостоятельно.

Оценка: нет
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 февраля 2019 г.

Текст-чудовище.

Я не могу написать на эту книгу простой и понятный отзыв. Это как пытаться программировать крестиком или что-то вроде того. Это несовместимо..

Представьте себе – вы сидите за столом, увлечённые разговором с незнакомцем. Он рассказывает лихую историю, про ковбоев и стрелков после конца света, и про охотников за головами, про Запад, который ядерная война снова сделала диким; интересную историю, только вот почему-то вы замечаете что стало немного темнее, может, туча закрыла солнце, и вам кажется что вы не узнаёте некоторых слов, что история звучит не на том языке на котором вы начали её слушать, что кровь стучит в голове в такт чуждым словам, а из слов знакомых остаются только кровь да ужас, боги, да ведь вся история – липкая кровь и лютый ужас, а за окнами ночь, и всё плохое уже случилось, а рогатый собеседник мёртвым голосом грохочет на незнакомом языке, хотя у него нет рта — его коровья челюсть отломана; и самое жуткое что вы понимаете его рассказ.

Кровь стынет в ваших жилах, язык липнет к нёбу, мозг охвачен электрическим пламенем, и когда вам удаётся сморгнуть сухими, как мраморные шары, глазами, то видите солнце.

Потом понимаете, что ненадолго отключились и вам привиделся кошмар. Незнакомец рассказывает вам крепкую и связную историю. Правда же? Правда? Она интересная, только вот что-то с ней не так.

Меркнет свет. Слова становятся другими. Коровий череп собеседника ревёт из темноты.

Таков этот текст. Он — чудовище. Я бы написал это в его графе «жанр».

…Интересно, что ознакомительный фрагмент, тот что свободно лежит в сети, не даёт никакого представления о книге. У нас есть будущее, говорит фрагмент, есть пыль и ржавчина, приключения и монстры, есть порох в пороховницах и патроны, есть тень Тёмной башни и даже стрелки.

У нас есть только Бойни, говорит книга. У нас есть всё, кроме выхода. У нас есть кровь, и нежность, и тоска, и лють, и жуть, у нас есть ужас который раздавит тебе голову, у нас есть картины которые ты никогда уже не развидишь, у нас есть безысходность, только она, у нас есть прах в пороховницах и золотая пуля в барабане, а наша тень темнее самой тёмной башни. И да, это водонапорная башня, но ты её запомнишь. Ты всё запомнишь, хочешь ты того или нет.

Пожалуй, я не встречал более безысходного произведения. От того, как буднично поданы здесь страшные вещи, страшные решения и события, становится не то что неуютно – становится не по себе. И это чувство не исчезает, стоит отложить книгу – оно стоит за плечом, держит, не отпускает. К нему привыкаешь. И потом, когда заканчиваешь читать, ты ещё не раз оборачиваешься, мол, а где моя безысходность?...

Ты думаешь: нет так не может быть они не пойдут на это, нет, так нельзя писать, вы же провалитесь в какое-то иное измерение от такой концентрации безысходности, мир не выдержит в этом месте, концентрат эмоций, как кислота, разъест ткань реальности, как расколола её ядерная война в романе, пробив в мире дыру до самой мистической изнанки, до чужеродной хтони, до ада; но они идут на это. Они – это авторы. У них нет сострадания, нет пощады.

А проваливаешься ты сам.

Иногда слишком глубоко, не только в кровавую грязь хоррора, но и в кипящее месиво сюрреализма. И каждый раз, когда думаешь что всё, ты не можешь этим больше дышать, тебя сейчас выбросит из текста, из истории, из мира, срабатывает точно сбалансированный механизм авторского мастерства и повествование возвращается на крепкие рельсы сюжета. Текст всё время держит тебя на удочке, бросить его решительно невозможно, даже когда его почти невыносимо читать.

Финал должен был стать тем куском, который позволил бы сложит пазл, но финал – тихий, лиричный даже в ужасе, такой контрастный с ярким безумием основной части книги – просто разносит ваш пазл на куски.

Я совру, если скажу что у меня есть чёткая версия произошедшего. Можно трактовать это по-разному, благо заголовки частей дают намёки, хотя ими вовсе не обязательно пользоваться.

Мне не хватило чёткой линии, обеспечившей бы мне понимание. Понимание мягко выбили у меня из рук, и оно утонуло в ледяной воде третьей части, лиричной, тихой и печальной.

Самой страшной части.

Я говорил вам, что у авторов нет жалости. Ни к вам, ни к героям, ни, наверное, к себе, потому что написать это и в процессе не вынуть себе душу не представляется мне осуществимым. Возможно, у авторов теперь нет души. Будьте к этому готовы. Возможно, роман написал коровий череп. К нему вы быть готовы не сможете.

Это странная, отлично написанная, тоскливая, яркая, талантливая, бесформенная, дикая, страшная, плохая, хорошая, неповторимая, бешеная, мёртвая, живая, ни на что не похожая штука.

Перечитывать «Золотую пулю» я не стану, но как явление — запомню навсегда.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 января 2019 г.

Книгу «Золотая пуля» Шимуна Врочека и Юрия Некрасова (https://book24.ru/product/zolotaya-pulya-4918009/) мне предложили прочесть до ее официального выхода из печати. Перед прочтением ориентировалась я вот на это описание:

«По выжженным пустыням бредет измученный охотник за головами — плохой хороший человек с мощным револьвером и мешком золотых пуль. Он должен догнать врага рода человеческого и, может быть, искупить часть грехов — то ли своих, то ли всего проклятого мира.

Авторы в своем постапокалиптическом вестерне не щадят ни героев, ни читателя. Зато они не скрывают нежного отношения к классическим голливудским вестернам, а также к книгам, которыми вдохновлялись — в том числе Кинга, Бирса, Баркера, Маккамона, Маккарти и особенно, как ни странно, Гайдара. Пытливый читатель найдет в романе квест по приветам и поклонам этим авторам. Остальным придется довольствоваться лютым тестостероновым драйвом очень разнообразного и изобретательного повествования».

В плане художественной литературы я существо практически всеядное. Могу читать, что угодно, лишь бы книга меня увлекла. Но, так или иначе, даже у такого всеядного существа как я есть свои предпочтения. Постапокалипсис или хоррор я бы стала читать в самую последнюю очередь. Тем более постапокалипсис с элементами хоррора. Однако этот условно «жесткий роман для мальчиков» понравился мне многим больше, чем условный «девочковый роман» «Эль Пунто», который я на тех же условиях прочла ранее (https://book24.ru/product/el-punto-4684258/).

«Золотая пуля» захватила меня с первых строк. Я практически провалилась в книгу и не могла оторваться. Прерывалась разве что на работу. В этот раз мы с авторами точно совпали – по духу ли, по мироощущению ли, по видению ли некоторых сторон жизни, но совпали. Хотя в тексте читатель увидит и гибель привычного мира, и пресловутые «кровь/кишки», и насилие, но персонажи для меня мгновенно стали живыми и понятными. Мне были ясны их мотивы и поступки, даже самые, казалось бы, неприглядные.

Игра словами и цитатами вызывала во мне – я надеюсь – именно те чувства, которые и хотели вызвать авторы. Все приветы и поклоны книгам и фильмам считывались если не на раз, то довольно быстро и внятно. А если я чего-то и не угадала, меня это не терзало. Все было логично и интересно вне зависимости от того, знаю ли я первоисточник или нет. Мир «Золотой пули» красочно разворачивался на моем внутреннем экране.

У меня не было ни единого повода сказать «Не верю!» Даже если огрехи и нестыковки в книге есть, я их не заметила – настолько увлекло повествование. Единственное, что в ряде мест количество описаний показалось мне чрезмерным. Мозг уже нарисовал картинку, читатель уже включен в повествование, а авторы все еще жгут глаголом и громоздят прилагательные. Впрочем, возможно, что это такой специальный прием. И если это так, то тогда он великолепен. Авторам удалось создать впечатление, что душно, страшно и «едет крыша», мир взрывается осколками или, напротив, сжимается в липкий ком из образов.

Но самое главное для меня состояло в том, что повествование не скатывалось в беспросветную чернуху, чем грешат многие тексты сходных жанров. В этом тексте нет отравляющей душу безнадеги, хотя герои подчас ощущают безнадежность и безвыходность своего положения. За страшными картинами стоит жизнь, какой бы она ни была. «Золотая пуля» книга сочная и яркая. Живая.

Оценка: нет
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 января 2019 г.

Не знаю, как начать. Начну, как Сири Китон: «Представь себе...»

Представь себе, что надо собрать с промороженного и щербатого каменного пола полкило рассыпанной соли (или кальцинированной соды) — голыми руками, причём изъеденными нервной экземой. Представь себе, что ты пробуешь заснуть, подложив под голову кусок мяса недельной давности. Ничего у тебя не получится. Ещё бы, с «Золотой пулей» в башке...

Мне сделали предложение, от которого невозможно отказаться. «Золотая пуля», словно артериальной алости «умная» геометка, выцелила меня среди сонма безвестных читателей. Переступаю границу — даже фронтир... Постап, вестерн, хоррор — авторы веером разворачивают лезвия жанров, в четыре руки поливая читательское восприятие из гибрида пулемёта с швейной машинкой, иглы образов впиваются в мозг (некоторые останутся там навсегда, будь готов... — Всегда готов! — вскидываешь руку в салюте), кошмар пеленает тебя в жёсткий саван, «раны сжали челюсти», и вот уже тебе, как Робу Стуммфилду, странно видеть живых и _целых_ людей.

Здесь кольт «уокер» — советчик и внутренний голос (и память предупредительно снимает с полки прочитанного «Путь меча» и «Миротворец 45-го калибра»), а коровий череп — не экзотичная деталь антуража, не ружьё-на-стене, а один из главных персонажей. Здесь дети — монстры и каннибалы, они же дырявые мальчишки: страхи, жертвы, куклы, слуги безумца. Здесь «спустя восемьдесят лет после войны уже не знаешь, кто мутант, а кто нет».

Полностью сюрреалистичный мир первой части, призванный, кажется, без жалости лишить тебя воли к сопротивлению, сменяется почти понятным сюжетом части второй, в которой отчётливо проступает вестерн, даже «гайдар-вестерн», заявленный авторами в намерениях. Это не дурашливо-пасторальный мирок «Лимонадного Джо», это дикий, дикий (норд)вест, от которого, несмотря на жару и сушь, тянет могильным холодом и ледяной ясностью нашатыря. Представь себе: ты начинаешь понимать, откуда взялись герои и во что они превратились. Ты пробуешь различать среди строк оммажи и неявные цитаты, намёки на АБС, Брэдбери, Бирса (мост через Совиный ручей прямо упоминается в тексте и в какой-то момент объясняет прихотливую конструкцию романа in partes tres), а в силу собственной перекошенности подозреваешь влияние мрачных фэнтези Столярова, где фактура — всё, видишь (может быть, один ты и видишь) практически не акцентированный авторами кровавый шарф — близкую родню алому шёлку, драматично проливающемуся ручейками из рук актёров — персонажей «РиГм» («Розенкранц и Гильденстерн мертвы», я фильм имею в виду, и не пора ли поубавить скобок, шизофреническое ветвление смыслов меня погубит), а собирание душ для бомбы — осеняет тебя — рифмуется с собиранием воль для пассаролы Сарамаго из «Воспоминания о монастыре». Это уже постмодерн, братцы, только качественно замаскированный. Затаившийся, можно сказать.

Представь себе, что ты, уже очень хорошо в это въехав, пройдя вместе с Джеком бойни и «Школу», воображаешь, что почти всё понял.

И тут начинается третья часть. И ты, как деревенский дурачок, морщишь лоб в догадках: а уж не Роб ли этот однорукий стрелок? Или он слишком _роб-ок_? А, нет, Робу же Дюк руку изуродовал, а Дюк стоит себе спокойно в сарае... то есть событий первой части ещё не было? А Аэлита тогда где? Алита — это она? Или нет? ааааааааааа!

Ха. Ха. Ха. Третья часть снова перевернёт карты рубашкой кверху, смешает их и твои мозги в неопрятную кучку, скажет насмешливо: всё было совсем не так. К финалу ты согласен на всё, и тем не менее такого ты не ожидал.

Суровое чтение. Жестокое. Соль на раны, а после этого ещё персты туда вложить, для достоверности. А написано как! Цитат себе набила полные защёчные мешки, нисколько не смутившись отличным началом главы I.III, особенно «...гнида, мразь, цитатами сыплет!» — эт' прямо про меня, друзья не дадут соврать :)

Единственное, чего мне не хватило — это «гайдара» как жанра. Его бы побольше, ну, кроме названий глав, неожиданно возникающих в середине романа, и одной сюжетной линии. И ещё одного эпизода, сильнодействующего, как перемена цветовой гаммы в «Дороге» Хиллкоута — прозрачная отсылка к «Голубой чашке», кусочек ясного неба в разрыве багровых туч, внезапный передых от ужаса, тихое счастье, которое _могло_бы_быть_...

«А жизнь, товарищи, была совсем хорошая» (с)

Была.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 января 2019 г.

«Золотая пуля» – сюрреалистический хоррор от двух ярких представителей «Цветной волны» Шимуна Врочека и Юрия Некрасова.

Начинается роман как обычный вестерн: Дикий Запад, два охотника за головами едят бобы. Через несколько страниц красивая девушка «не от мира сего» берет под ментальный контроль одного из них, переводя действие совсем в другую плоскость. Еще через несколько страниц мы встречаем «лишнее» слово «бензовоз», которое забрасывает нас в другое время и в очередной новый жанр. И скоро, слишком быстро, читатель погружается в вязкий безумный кошмар, и нет смысла уже гадать о жанре книги, слишком многое варится в этом котле – нефть, микросхемы, мертвецы, швейные машинки, а при них люди с зашитыми ртами, чудовища Франкенштейна, сшитая наспех человеческая многоножка и целое море грязи, жестокости и предательства. Безумная смесь киберпанковского вуду, вестерна и постапокалипсиса.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Трудно говорить о сюжете этой книги не потому, что его нет, но все происходящее слишком нереально, иррационально, больше походит на предсмертные или посмертные видения героев. В романе три части и три ключевых персонажа – охотник за головами Роб, мальчик по имени Джек, ставший чудовищем Мормоном, а также девочка Бетти.

Если пытаться нащупать твердую почву реальности в болоте галлюцинаций, то прежде всего на ум приходит история, в которой участвуют все трое – банда врывается в маленький захолустный городок, вырезает все население. Джек Мормон вступает в схватку с бандитами и гибнет. Главарь банды Бак насилует девочку Бетти, потом она его убивает, и ее вешают. Роб, помощник главаря, хочет спасти девочку, но трусит, отдает ее Баку.

Это событие показано с двух точек зрения – Роба и Бетти, больших противоречий в их версиях нет, но видят они, конечно же, разное.

Вторая история (другая ли?) связана с детством Джека Мормона. Государство, какое бы ни было на постапокалиптическом Диком Западе, подавляет бунт маленького городка и сбрасывает на него атомную бомбу. И бомба эта – такой же ключевой персонаж романа, как Джек, Роб и Бетти. Можно даже предположить, что вся мистика, происходящая в книге – короткий миг между падением и взрывом.

Мы привыкли к миру абсолютного зла в произведениях Пелевина, но там это зло показано как бы «сверху», с точки зрения сильных мира сего, богов, власти и обслуживающего персонала. В «Золотой пуле» точка зрения «снизу» — ад живет в простых людях, именно в них коренятся грязь, жестокость и предательство. И трусость – самый страшный грех. Роб повторяет преступление Понтия Пилата – умывает руки, и платит за это путешествием в один конец в кошмар Джека Мормона.

Джек – хороший мальчик, но у него не хватает сил противостоять аду вокруг него, да и шансов очевидно нет, в итоге он становится главным монстром кошмара.

Прием, когда герои попадают в ад, чтобы никогда из него не выбраться, и любой просвет реальности, любая надежда на то, что все позади, оказывается иллюзией, уловкой тьмы, призванной усугубить боль и отчаяние, не нов, но эффективен. Яркий пример – фильм «1408»: войдя в проклятый номер, герой уже никогда не сможет его покинуть. Джеку и Бетти даже не понадобилось куда-то входить, они родились в номере 1408.

Если у героев Пелевина есть возможность сбежать во Внутреннюю Монголию, то у Джека, Роба и Бетти есть только одно избавление – взрыв бомбы, который уничтожит их мир. Им все закончится.

Современный хоррор занят исключительно воспроизводством собственных клише, он превращается на наших глазах в месиво, вываренное до полной потери вкуса, цвета и запаха. Именно поэтому роман «Золотая пуля» — шанс снова заинтересоваться этим жанром.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 марта 2019 г.

Второй книгой необычной серии «Сломанный миф» стала «Золотая пуля» Шимуна Врочека и Юрия Некрасова. Книга эта получилась странной и очень «на любителя», из-за чего и отзыв писать на нее – дело непростое.

Роман состоит из трех частей, каждая из которых представляет собой смесь «Стрелка» Кинга, «Костяного» Провоторова и духом Сапковского с Гжендовичем в разных пропорциях. Это если смотреть на части по отдельности. Вместе же они представляют такую заковыристую головоломку, что закрадываются подозрения, будто к авторам в гости заходил Томас Пинчон в образе Пинхеда и вместо шкатулки Лемаршана подарил эту книгу, попросив добавить побольше жести.

Итак, три повести, три ненадежных рассказчика, три сюжета, в чем-то противоречащих друг другу, в чем-то дополняющих. Первая история самая интересная: охотник за головами преследует опасного маньяка, обладающего большой магической силой на фоне постапокалиптической Америки. Написано здорово, много ярких деталей и персонажей, много действия и сшитых людей. Вторая история самая кровавая: мальчик Джек вынужден пройти сквозь ад, чтобы спасти своих близких. Много насилия, повествование становится болезненным, ощущение дискомфорта сохраняется у читателя до самого конца. Третья история самая грустная: девочка Бетти пытается жить в мире ожесточенных людей. Именно в этой, последней, повести ткань повествования рвется, и вместо стройной общей картины происходящего читатель получает винегрет идей и образов, которые еще и вступают в конфронтацию между собой.

Вообще, больше всего книга напомнила мне серию фильмов «Фантазм». Там тоже было сложно отличить реальность от сна, даже герои не всегда понимали, что происходит наяву, а что привиделось.

А вот писательский слог похвалить стоит, да. Причем я могу произнести эту похвалу как с сарказмом, так и без него, потому что наравне с очень ярко и кинематографично выписанными сценами встречаются незабываемые пассажи в духе «вонь облепила меня мокрой простыней» или «моя голова – расколотый пополам арбуз. Из нее струями рвутся в небо руки, сотни, тысячи хватких щупалец…». Я в сюрреализме понимаю мало, а тут он еще и смешанный со сплаттерпанком, так что запоминается надолго, да.

В целом же, пожалуй, неплохо. Позже книгу перечитаю, поищу дополнительные смыслы. А пока, с интересом жду продолжения серии.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 февраля 2019 г.

Сразу скажу, на прочтение данного романа меня сподвигли две вещи: во-первых, отсылки к «Тёмной Башне» Стивена Кинга, которые прослеживаются, начиная с аннотации к «Золотой пуле»; во-вторых, тэг «сплаттерпанк», который проскакивал в многочисленных, в основном хвалебных, рецензиях на этот роман, опубликованных ещё до его выхода. Плюс ко всему, «Золотая пуля» вместе с романом «Эль Пунто» Виктора Колюжнюка открыла новую серию «Сломанный миф», в которой, как понимаю, планируются к выходу сложные и нестандартные, написанные на стыке сразу нескольких жанров произведения российских авторов. Решил поддержать рублём это начинание (новую серию) издательства. В общем, указанных выше причин вполне хватило, чтобы не пройти мимо этого романа. Не стал «откладывать в долгий ящик» это дело и почти сразу же после выхода «Золотой пули», приобрёл эту книгу и приступил к чтению.

Выдался незапланированный выходной день (немного приболел и сидел дома на больничном), поэтому думал «взять книгу наскоком» (прочитать «в один присест»), видя небольшой объём романа. Ничего подобного не вышло. Прочитал первую часть (100 страниц) и отложил на некоторое время, так как повествование оказалось слишком мрачным и депрессивным. Лично для меня это не тот случай, чтобы читать «не отрываясь». Если в самом начале романа прослеживается некий линейный сюжет, то начиная с флэшбеков (сначала Джека — про рыбалку в лодке с отцом, потом сразу Роба — про заправочную станцию и Бетти) связный сюжет постепенно уходит в сторону и удержать нить повествования становится всё сложнее. Я, честно, какое-то время пытался удержать эту логическую связную нить повествования, но она постоянно «выскальзывала у меня из рук» и, начиная со второй части (истории мальчика Джека) я бросил это дело и просто наслаждался авторским слогом, который в романе очень хорош, а сюжет (весьма условный) проходил где-то рядом. Ну а авторский стиль действительно очень хорош, этого не отнять. Не читал до этого других произведений ни Врочека, ни Некрасова, но по прочитанной части романа чувствуется, что красиво писать и тот и другой умеет. Ну, по крайней мере, один из них — точно.) Единственное, во что не очень верится, так это в то, что действие происходит в Северной Америке, пусть и после ядерной войны. Всё таки, когда Америку описывают неамериканские авторы — это не совсем то (не совсем Америка, что ли). Но это, опять же, не критично.) Ещё немного мозолило глаза «залипание» буквы «и» в слове «тииииик». Иногда её было, ну очень чересчур много.

Что касается отсылок на другие известные произведения. Небольшие отсылки к кинговскому «Стрелку» имеются, но это, не более, чем отсылки. Сами авторы романа, кажется, говорили, что, в «Золотой пуле» есть такие же отсылки или аллюзии и на других достаточно известных авторов, не только на Кинга. «Тёмная Башня» — просто один, из самых известных и напрашивающихся примеров, но, «Золотая пуля» это совсем не «Тёмная Башня (или что-то там ещё) в миниатюре», а вполне себе самодостаточное произведение, несмотря на кажущееся по описанию сходство.

Концовка (третья небольшая часть романа) из разряда «додумай сам», то есть она ставит больше новых вопросов, чем даёт ответов. Наверняка, придётся по вкусу любителям и ценителям всякой странной и нешаблонный литературы. Только вот вопрос: готовы ли любители пораскинуть мозгами после прочтения подобного произведения, продираться через литры пролитой кровищи и прочие непотребства, которых в романе «Золотая пуля» (особенно во второй его части) предостаточно?

Ещё хочется сказать пару слов об издании «Золотой пули» в серии «Сломанной миф». Из-за увеличенного (зачем-то?) формата и использования пухлой бумаги книга выглядит очень солидно. Внутри же очень крупный шрифт, то есть общий объём текста совсем не большой. При желание можно прочитать за вечер, но у меня, повторюсь, не получилось, хотя свободное время было. Обложка, на мой вкус, очень стильная и минималистичная. По-моему, как раз то что надо для такого произведения.

Краткий итог: хотел получить сплаттерпанк, получил его с избытком, за некоторые сцены (при прохождении Джека через бойни) отдельный респект авторам от меня, как от любителя подобной жести. Хотел получить отсылки к «Тёмной Башне», их тоже получил достаточно, особенно в первой части («Медведь и ведьма уходили в горы, а стрелок преследовал их» (с)) Но, помимо этого получил так же очень много сюра, да и много ещё того, что не очень люблю. Своеобразное эстетическое удовольствие от романа безусловно получил, прежде всего от стиля и слога повествования, но, лично мне не хватило связного выдержанного сюжета. Постепенно всё стало напоминать какой-то поток сознания, уж простите. С жанром романа всё очень сложно: здесь и постапокалиптический вестерн и хоррор, переходящий в сплаттерпанк и сюрреализм и даже местами какая-то психоделика. Короче, намешано очень много всего. Кому-то, возможно, такое может понравиться, я же предпочитаю более стройные логическивыверенные сюжеты. Моя оценка: 7 из 10.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 января 2019 г.

​​Есть плюсы в книжном блогерстве. Можно читать то, чего пока нет на бумаге.

Прочитал выходящую скоро в новой серии издательства ЭКСМО «Золотую пулю» Шимуна Врочека и Юрия Некрасова.

О романе «Брандлькаст» Некрасова писал в прошлом году у себя в lifesword. С тех пор, как открыл для себя телеграм-канал «Страхи мужика», я с интересом, хоть и не без страха, как и было задумано, слежу за тем, что делает Юра.

И начиная читать Пулю, ловил себя на попытке сравнить два текста. Но очень скоро бросил это дело, потому что они разные в главном.

Брандлькаст — это мир фантазии, игры, где всё понарошку, даже смерть. Мир торжествующей жизни.

Золотая пуля — это мир победившей смерти. Мир агонизирующий, беспощадный к обитателям, натуралистичный настолько, что жизнь кажется ненастоящей, лишней, да и есть ли там жизнь вообще? Как по мне, так ад кромешный. Лютый, невероятный, описанный мастерски, изобретательно, тут не отнять. Но ад.

Я с таким же священным ужасом иногда смотрю на некоторые компьютерные игры: мрачные, вскрывающие в прямом и переносном смысле теневые стороны человека. Игры крутые, но лично мне их проходить не хочется. Не то чтобы я весь в белом, но не моё это. Не хочу звериной ярости, выживания, кровищи этой не хочу, грязи.

Дайте мне лайт-версию: чтобы так же увлекательно, но без анатомических подробностей. Чтобы так же атмосферно, но со щепоткой иронии. Чтобы персонажи были не просто омерзительными, но и обаятельными. Нет такого? Не пойду. Я так не играю.

Здесь я пошёл и прошёл, не закрывая глаз. А иной раз очень хотелось. Это вам не старое доброе ультранасилие в духе Заводного апельсина. Хотя отголоски есть. Как и вполне осознанные поклоны Толкину, Симмонсу, Мьевилу. А также прямые и косвенные отсылки к Тарантино, Линчу, дель Торо и прочим безумцам из параллельного потока.

Библейские аллюзии, опять же, по всему тексту раскиданы. Ждут, ощетинившись, читательского когнитивного диссонанса.

И финал, который всё расставляет по своим местам. Мне не нравится это место. Дайте другое. Но его нет.

Это музыка низших сфер, разъятая как труп. И будьте покойны, если вы пойдёте туда, вы увидите всю изнанку этого мира, услышите вопли и предсмертные хрипы, ощутите кровь и слизь, и запахи разложения будут преследовать вас, и безумие, и страх, и безнадёжность, которые авторы с маниакальной щедростью швыряют героям своим в лицо. Неприятным героям, надо сказать. И вам тоже достаётся. Нельзя читать такое, не включаясь.

Я буду очень точечно рекомендовать эту книгу. Только тем, кто выдержит. Тем, кто за мраком и мороком увидит свет призрачной надежды — и ошибётся, потому что в мире Золотой пули надежды нет. Вернее, она там совсем другая. В общем, не всем буду советовать. Не всем.

Я, например, не стал «лучше» после прочтения. Но увидел свои читательские границы. И писательские.

Я не хотел бы написать такой роман. Слишком много отталкивающей жестокости. Но мне захотелось быть смелее в своих литературных упражнениях. Можно и нужно идти глубже.

Я испытал много негативных эмоций во время чтения. Но это были сильные эмоции. А не скептическое недоумение, которое часто охватывает меня при чтении образцовой и рекомендованной высокохудожественной прозы.

Что это было?

Апокалиптический спагетти-вестерн в сумасшедшем сеттинге? Треш-слэш-режь-бей-и-беги-скрипт? Сага о семейных ценностях? Притча о любви и страдающей тьме? Да мне без разницы.

Вот я сейчас представляю, что могу отмотать назад свою ленту времени. Зная, что меня ждёт на этих страницах, открою ли книгу?

И острой иглой тут же прилетает пугающий меня ответ: да.

Прошивает насквозь. Жуть. Я смотрю в эту дыру и думаю:

Они меня победили, эти двое. Выйдет книга — куплю на бумаге. Но спрячу от детей. Или детей спрячу от этой книги — можно и так сказать. Да.

#надочитать

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 марта 2019 г.

«Эксмо» запустило серию неформатной фантастики «Сломанный миф» — и удачно начало ее постмодернистским gore-вестерном двух нестандартных соавторов. Врочек Шимун до того, как занялся циклами, был королем жестких, черных и прекрасных мини-повестей, где ломал каноны и восхищал мрачной поэзией. «Золотая пуля» — это его коллаборация с Юрием Некрасовым, широко известным в узких кругах автором «Брандлькаста», сюрреалистического издевательского фэнтези, в котором языковые игры полностью замещали и маскировали историю. Для отечественного фанта, где языковые игры ведут к крикам и судорогам фандома, это было интересно, поэтому неудивительно, что два автора, изобретательно совершавшие с эльфами ужасные вещи, объединились.

«Золотая пуля» состоит из трех частей, первая из которых мрачная, живописная и в своем роде прекрасная, а затем книга окончательно слетает с катушек. Формально это черный, нуарный вестерн в постапокалиптическом мире вымышленной Америки с элементами сюрреализма, но мощно замешанный на слэшер-эстетике. Классика постапокалиптического вестерна здесь мешается с gore-традицией эксплотейшнов + добавляется легкий религиозный декор и щедрые, явные отсылки к другим книгам (от совсем уж издевательских — к «Стрелку» Кинга, Гайдару и «Человеческой многоножке» — до вещей потоньше). Такой «гипертекстовый» постмодернизм — это уже старомодно (еще один пример — комикс «Фронтир»). Но это средства, а в центре истории — самоубийственный поход охотника за головами, который не хочет, но все-таки следует за «чистым злом», маньяком, сшивающим из живых людей чудовищные скульптуры, и то, что заставляет людей становиться маньяками (или быть таковыми в чужих глазах). Резкость, мрачность и суровая, извращенная красота нарисованных картин мира, где нет справедливости, а милость будет наказана, хороши, но дальше подключается еще несколько слоев — история подается глазами разных героев, а сердцевину романа занимает инициация мальчика Джека, проходящего через страдания и кошмары, преувеличенные до масштабов трэш-хоррора. В какой-то момент книга окончательно разваливается, утопая в частных картинах очередной красочной жести и превращаясь в свалку кровавых сцен.

«Золотая пуля» позволяет вольно собирать итоговую картинку и видеть части истории разными глазами, но все средства, которые используют авторы, с трудом могут что-то сообщить. Большой недостаток романа в том, что эти инструменты в нем полностью заслоняют цель. Роман можно расшифровывать, но он к этому не подталкивает, порой представляя собой просто набор упражнений по описанию многообразных путей боли и страха. Складывается ощущение, что и Некрасову, и Шимуну просто не к чему применить свое знание языка; они здесь знают, что и как хотят сочно обрисовать, но словно не понимают, зачем именно это обрисовывать и для чего кому-то это читать. И с точки зрения текста как вызова или склейки упражнений «Золотая пуля» выглядит круто, в ней есть яростная энергия, а вот с точки зрения романа она работает с трудом. Возможно, это тот случай, когда роман собирать было необязательно, для меня бы лучше сработала разбивка внутри межавторского сборника рассказов, который собирался бы в атмосферную картину логикой читателя (и плевать, что издательства такое не любят).

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх