FantLab ru

Виктор Пелевин «Жизнь насекомых»

Жизнь насекомых

Роман, год; цикл «Дима и Митя»

Перевод на английский: Э. Бромфилд (The Life of Insects), 1999 — 1 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 81

 Рейтинг
Средняя оценка:7.40
Голосов:1524
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Творческую манеру Виктора Пелевина можно назвать «постсоциалистическим сюрреализмом». Так, в «Жизни насекомых» его герои одновременно и люди (рэкетиры, наркоманы, мистики, проститутки), и насекомые. Эта коллекция типажей и реальна, и надумана, что позволяет автору с едким остроумием описывать нашу действительность, а порой и давать свои прогнозы. Насколько они окажутся верны — время покажет...

В произведение входит:

7.60 (112)
-
3 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:

— сборник «Сочинения»


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 142

Активный словарный запас: низкий (2597 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 72 знака, что немного ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 34%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Номинации на премии:


номинант
Великое Кольцо, 1993 // Крупная форма

номинант
Бронзовая Улитка, 1994 // Крупная форма

номинант
Интерпресскон, 1994 // Крупная форма (роман)

Похожие произведения:

 

 


Бубен Верхнего Мира
1996 г.
Жизнь насекомых
1997 г.
Омон Ра / Жизнь насекомых
1998 г.
Собрание сочинений в 3-х томах. Том 2. Омон Ра. Жизнь насекомых. Затворник и Шестипалый. Принц Госплана
1999 г.
Жизнь насекомых
2001 г.
Омон Ра. Жизнь насекомых. Затворник и Шестипалый. Принц Госплана
2001 г.
Жизнь насекомых
2003 г.
Жизнь насекомых
2003 г.
Жизнь насекомых
2003 г.
Жизнь насекомых
2003 г.
Жизнь насекомых
2003 г.
Песни царства
2003 г.
Сочинения в 2 томах. Том 1. Чапаев и Пустота. Жизнь насекомых
2003 г.
Generation
2004 г.
Жизнь насекомых
2004 г.
Жизнь насекомых
2004 г.
Жизнь насекомых - Свет горизонта (подарочное издание)
2004 г.
Жизнь насекомых. Свет горизонта
2004 г.
Жизнь насекомых
2007 г.
Жизнь насекомых
2010 г.
Жизнь насекомых
2012 г.
Оружие возмездия
2015 г.
Полное собрание сочинений. Том 4. Жизнь насекомых
2015 г.
Жизнь насекомых
2016 г.
Жизнь насекомых
2017 г.
Жизнь насекомых
2017 г.

Аудиокниги:

Жизнь насекомых (аудиокнига на 6 CD)
2001 г.
Жизнь насекомых
2003 г.
Жизнь насекомых (аудиокнига MP3)
2009 г.
Виктор Пелевин. Лучшие романы. Избранная проза. Выпуск 2
2013 г.

Издания на иностранных языках:

The Life of Insects
1999 г.
(английский)



Доступность в электронном виде:

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 октября 2010 г.

Невнятно, сумбурно, по сути безыдейно — но с претензией на «глубокий смысл». Такие книги писать очень легко — возьми чуть-чуть советской чернушной бытовухи, да добавь мудрёных (а временами, чтоб совсем уж заинтриговать читателя, и действительно мудрых) рассуждений в духе дзэн-буддизма, разбавь чуток необычным фантастическим допущением (попутно объявив, что никакое оно не «фантастическое», а самое что ни на есть «философическое»...), приплюсуй еще парочку «концептуалистических» символов:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
черный всадник.
Зачем он нужен? Да низачем! Просто это — «концепт», нечто, бывшее важным символом минувшей эпохи... А впрочем, и не бывшее. Это автор его так «подает» — на самом деле меметичность Всадника куда слабее, чем у тех же (банальный пример) серпа и молота... И закончи всё это какой-нибудь совершенно банальной и очевидной моралью, не стоящей даже абзаца — напр.,
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«она ХОТЕЛА выйти за иностранца и уехать ТУДА, в ихний рай, да обломалось всё круто...»
Невзыскательный читатель любит, когда поиски глубокого смысла завершаются тем, что в итоге он может понять и сам.

Средне. Очень средне.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
К сожалению, приговор этой книге вынес сам автор — устами одного из персонажей: мол, весь этот ваш концептуализм (постмодернизм и т.п., нужное подчеркнуть) — всего лишь нарисованный на чужой картине треугольник со словом из 3-х букв... А чтоб такие треугольники вырезать — фантазии и оригинальности особо не надо.
После этого охота знакомиться с остальным творчеством писателя пропала на долгое время. Говорят, он стал писать совсем иначе... Посмотрим.

пс Всё вышесказанное не относится к одной-единственной главе — про червяка Сережу, который рыл туннель. Вот это и вправду — умно, хлестко, сильно... «Он отрастил бороду не для того, чтобы быть таким, как все, а для того, чтобы обладать той неповторимой индивидуальностью, которой все они обладали». Допустим, мало кто реально способен «рыть свой туннель» не взад-вперед,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
а таки вверх,
но это не значит, что про такую возможность нельзя писать в книге.

Оценка: 5
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 февраля 2016 г.

На теплых берегах постсоветского пространства, в непосредственной близости от моря расположен пансионат. Людей там практически нет, воздух чист, свеж, тишина, покой. Но так может показаться лишь в том случае, если не вглядываться в детали. На самом деле побережье просто кишит иммигрантами, наркоманами, военными, молодыми девушками, задумчивыми юношами и детьми, которых воспитывают взрослые. Черт возьми, немного не так... Попробуем заново. На самом деле побережье просто кишит комарами, жуками, клопами, червяками, муравьями, мухами, скарабеями, мотыльками, светлячками и навозными жуками. Да, скорее так.

Шестнадцать историй о довольно распространенных и среднестатистических типажах, о характерах и ситуациях, нашедших свое воплощение в конкретной «насекомной» оболочке. Но почему именно в «насекомной»? Мне кажется, дело в следующем:

И американский комар Сэм, развлекающийся с русской мухой Наташей, которая мечтает уехать в Штаты и однажды после соития спрашивает у Сэма: «Скажи, а в Америке много говна?»;

И два жука-навозника, папа и сын, где первый учит второго толкать по жизни свое Йа, то есть свой навозный шар, склад воспитанных в нем стереотипов, установок и проблем;

И червяк Сережа, хорошо устроившийся рэкетир, ищущий себя и бабки, и вполне себе ровно двигающийся по жизни в своем тоннеле;

И конопляные клопы Никита и Максим, часто накуривающиеся, не понимающие, что сами-то они как раз и находятся в огромном «косяке», что скоро от них самих ничего не останется;

И моя любимая муравьиха Марина, сперва строящая себе дом, потом нашедшая себе мужа военного, с которым они вместе ходили в театр (Марина была завёрнута в цветную занавеску), а позже родившая прекрасную маленькую дочь, из которой выросла обычная.. муха;

И, наконец, Митя и Дима, два мотылька, два субъекта, ищущих понимание мира, открывшие для себя, что свет заключен в них самих (эпизод со светлячком), нашедшие некий колодец, сумевшие вылететь из черной дыры, придя к пониманию, что она — то, что отражает их сознание, даже они;

...Все эти герои, их проблемы, заботы, дела, жизнедеятельность... Всё это настолько мелко... Настолько малого это стоит на фоне огромной Вселенной, или даже на фоне истории отдельно взятой страны, что все они — просто насекомые. И пусть даже Митя и Дима постигают свой солиптический мир, якобы претендуя на что-то высокое — всё равно они лишь мелкие насекомые в комнате маленькой девочки, очередной каприз которой пытается преодолеть её отец.

Хороший роман, имеющий много граней как по отдельности в историях, так и в целом по общей концепции.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 декабря 2011 г.

После того как Резерфорд представил физикам мира свою модель строения атома, не всякий из них мог спать спокойно. Дело в том, что ядро в центре и вращающиеся электроны слишком напомнили учёным, о строении солнечной системы; пусть планеты и движутся не так хаотично, но чего стоят человеческие наблюдения перед ликом вечности, и этот порядок всего на миг? Но самые пытливые умы преположили ещё более интересную мысль: в каждом атоме содержатся целая вселенная, в которой, в свою очередь, содержатся ещё бесконечное число вселенных, и мы всего лишь живём в атоме чьей-то вселенной. И никто не может это доказать или опровергнуть, ведь, на уровне теории, вселенная может быть и в пылинке, и в лучике света.

Подобную концепцию использует Виктор Пелевин в романе «Жизнь насекомых». Действительно, с первых страниц мы видим незаурядный быт наших кровососущих и жужжащих соседей по планете, он довольно непривычен, но узнаваем. Вот комары садятся на шею, вот медленно пьют кровь, как мы об этом и догадывались. Но почему-то у них тоже есть проблемы, какие-то чувства, присущие, казалось бы, только homo sapiens. Конечно, насекомые — это мы с вами, друзья.

Сравнение с чем-то более примитивным старо как мир, многочисленные пословицы и поговорки тому подтверждение, и Виктор Пелевин не преминул воспользоваться ими в своём произведении, употребив их к месту и с юмором.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Навозники философствуют о Йа, системе-шаре, который везут перед собой, но в котором в то же время находятся. Мотыльки летят к свету, понимая, что тот может оказаться тьмой. Муравей работает не покладая рук лапок, чтобы заработать и стать успешным, но потом меняется и теряет мечту. Наркоманы, раскуривая косяк, узнают, что внутри заживо сгорают притворившиеся мертвыми жучки.

И вот тут, не впервые за роман, но наиболее отчётливо, проступает та самая концепция «вселенной внутри вселенной» — наркоманов уносит жарким ветром в пламя и перед смертью они с ужасом понимают, что сами были такими же жуками. В следующей главе мы узнаём, что погубили их тоже насекомые.

Честно говоря, не сказал бы, что в восторге от книги. Да, интересные находки, вроде стихов, юмор, многомерность повествования, но всё это пресыщает книгу настолько, что порой становится трудно понимать. Захватывающие моменты прерываются скучной философской болтовнёй светлячков, всё как в жизни, но хватает и раза, чтобы понять это.

Возможно, будучи не самым образованным читателем я не раскрыл ещё несколько глубинных смыслов книги, а собрал только поверхностное, но для меня главным достоинством книг по-прежнему остаётся возможность отождествления с персонажем — я не нашёл здесь ни одного героя, с которым имел бы что-то общее.

«Свет горизонта» прочёл слишком быстро чтобы успеть что-то понять. Кажется, в этом случае говорят «не зацепило».

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 октября 2009 г.

Произведение. вызвавшее неоднозначную реакцию.

Поначалу впечатление было таким — неплохо, занимательно, не цепляет.

Ближе к середине книги — великолепно, потрясающе, цепляет!

Итак, что же это за зверь такой (или жук?:=)) роман Пелевина «Жизнь насекомых»? Роман, который на первый взгляд повествует о неких полулюдях — полунасекомых (или людей в обличьи насекомых? или насеккомых в обличьи людей?) на самом деле повествует о нас, о людях. О людях, с удовольствием готовых выпить из ближнего своего всю кровь, о людях, строящих свою норку в попытке построить своё личное счастье, но в результате получающие в оконцовке горе и разочарование. О людях, сгорающих в наркотическом пожаре...

Тонкое, умное, стилистически превосходное произведение, читая которое получаешь удовольствие и от великолепного сюжета, и он превосходного авторского слога.

Итог. 9/10. Не 10 только за начало, которое не произвело столь же сильного впечатления как всё остальное.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 октября 2013 г.

Первый раз я эту книгу даже не читал, а слушал в формате радиосериала на «Радио России», примерно учась где-то в 9-10 классе; в любом случае примерно через год ее радиосериал повторяли. «В бумаге» прочел только сейчас. Забавно – тогда книга показалась и более сложной, и более объемной.

«Жизнь насекомых» — это ранний Пелевин. Это значит, что массы эзотерических и философских отсылок мы здесь не обнаружим, по крайней мере, не в зашкаливающих количествах. Зато обнаружим концентрат из перестроечной/постсоветской чернухи. Хотя, в общем-то, «чернушность» здесь зависит скорее от точки зрения – обычные жизни, обычные смерти, обычные житейские глупости. Ничего запредельного здесь нет – просто картинки из бездарно прожитых судеб показаны в свете холодной мизантропии, подобном свету ламп в прозекторской. Вскрытие показало – людей не было, это были насекомые…

Впрочем, гордыня автору не свойственна – все люди в той или иной степени ничтожны перед Богом (судьбой, Природой, нужное подчеркнуть). Еще в эпиграфе сформулирована задача – показать насекомое в человеке, одно из примитивнейших природных начал, механичность бытия. Даже «люди духовные», по большей части, всего лишь мотыльки, летящие на иллюзорный свет. Чего уж говорить о прочих – потерявших смысл жизни в изнурительном труде жуках-навозниках, переполненных осознанием свой значимости муравьях-милитаристах, пьющих кровь комарах-бизнесменах…

Многие классики восторгались и ужасались одновременно тому, как сложна человеческая натура и велик дух человека. Пелевин «успокаивает» — все это справедливо для «сферического человека в вакууме», но не имеет никакого отношения к человеку реально существующему. Большинство людей – это только социальная функция, одна застывшая примитивная мысль, одно стремление: потреблять наркотик, убивать себя бессмысленной тяжелой работой, вредить всем окружающим по какой-то полузабытой обиде. Быть может, это само общество, вопреки воле любых координаторов подчиняющееся в первую очередь «закону джунглей», заставляет людей забыть, что они нечто большее, чем движимый инстинктами автомат. И тогда человека заменяет его «Йа» — социальная иллюзия себя, не что иное, как навозный шар, заслоняющий Солнце. С этого момента он разве что в спьяну, или в приступе ностальгии осмелится на миг вообразить себя мотыльком и сорваться в воображаемый полет. Following the Everlasting Flame, к Солнцу, которое мы потеряли.

Придавливая свинцовой тяжестью простого смысла, «Жизнь насекомых», поражает легкостью формы. Автор относит свой роман к сюрреализму; но по сути он балансирует между аллегорической притчей и настоящей фантастикой. Внутренние метаморфозы становятся внешними, персонажи – то людьми, похожими на насекомых, то насекомыми, похожими на людей, то на полном серьезе – оборотни, принимающие любой из обликов по желанию. Два мира растворяются друг в друге, они то видны одновременно, то попеременно, но существуют всегда, притворяясь друг другом. Здесь Пелевин использует прием диффузии реальностей, уже «обкатанный» им в «Принце госплана».

Книга получилась на редкость мрачной – в последующих романах Пелевина ирония все же преобладает над мизантропией и разоблачительным пафосом. Что можно понять – в молодости все уделяют пару лет бессмысленной, но полезной для самооценки борьбе с быдлом. Впрочем, есть теория, что книги могут менять людей к лучшему – писателям и критикам остается только надеяться, что в хотя бы целом эта теория верна…

Напоследок – ложка дегтя. Во второй половине XX века писать серьезную книгу без ненормативной лексики стало не модно. Хотя, конечно, понятно – начало 90-х, окончательное падение советской цензуры; тогда и не такое писали. И, в общем-то отрывок из «Посвящения Марку Аврелию» про пожарных – очень верная штука, постоянно напоминаю себе об этом, если хочется доказать кому-нибудь что-то бессмысленно принципиальное.

Вдобавок – мне не понравились отрывки про мотыльков. Все эти полеты к свету – как-то это получилось нравоучительно и заумно. Одна притча про цикаду, чуть не ставшую тараканом, перекрывает все эти построения. Понятное дело, что без сюжетной линии Мити и Димы роман стал бы концентрированной безнадегой, но мне порой хотелось пробежаться по этим главам «по диагонали». Да и вообще, в 16 лет мне казалось, что этот роман – сильнейший генератор «синдрома поисков глубокого смысла» и жутко закрученный магический реализм, а сейчас наоборот, подача авторских идей на фоне более поздних книг Пелевина кажется очень прямолинейной. Ведь, грубо говоря, «Жизнь насекомых» — сборник басен.

А вот еще один, самый явный недостаток – малый объем. Шесть часов радиосериала обернулись полутора сотнями страниц, а ведь казалось, что книга очень крупная. Из-за разницы в восприятии текста и голоса, или из-за чего-то еще, но осталось ощущение – чего-то не хватает. Материал-то неисчерпаемый – может быть, автор решил избежать скатывания философского романа в чистую сатиру?

Итог: несмотря на недостатки, «Жизнь насекомых» — одна из главных книг 90-х, хорошо дающая представление о перестроечном и постперестроечном обществе. Злая, остроумная – и намного более простая, чем кажется на первый взгляд.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 декабря 2011 г.

честно говоря, даже не знаю, понравился ли мне роман или нет. сложно сказать. с одной стороны — явная вычурная интеллектуальность и упоение постоянными метаморфозами. с другой — несомненно интересный пласт философских и социальных размышлений на границе откровений наркотического опьянения и дзен-буддизма.

мастерство же Пелевина создавать из незначительных деталей целостные образы не поддаётся сомнению. и всё же — что это было? шедевр или насмешка?

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 мая 2009 г.

Прочитав отрицательные озывы, что это эстетический бред, и т.п. не сдержалась, чтобы не написать своё мнение. Начала знакомство с творчеством Пелевина именно с этой книги, естественно на ней останавливаться уже не захотелось.

Книга просто гениальна! Порадовал её психологизм, как тонко придуманы мотивации, все действия, поступки, фразы не просто с бухты барахты, а списаны с природы человека. Очень нескучная книга, было жаль, когда я подходила к концу! Искусный стёб на всех нас. Кстати, благодаря ей начинаешь не страдать, что всё так плохо вокруг, а смеяться с этого-)) И даже удивилась как мне «пошел» его стиль, не ожидала, зная свою любовь к Гессе, то есть совершенно противоположному стилю изложения-)

Оценка: нет
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 июня 2016 г.

Довольно ловкая и удачная метафора. Людская жизнь под прикрытием жизни насекомых не блещет правдоподобностью, но её здесь никто и не ждал. Персонажи — одновременно и насекомые со своими физиологическими особенностями (отражающими нашу жизнь, конечно же), и обычные люди. Никого из них такое противоречие даже не смущает. Самое важное, что Пелевин написал блестящую социальную сатиру, одновременно смешную и грустно-чернушную. Персонажей несколько, их линии практически не связаны, несмотря на краткие пересечения, и из-за этого поначалу можно решить, что это просто сборник рассказов.

А ещё это, пожалуй, самый нефилософский роман автора. Рассуждений тут практически нет — «Жизнь насекомых» наполнена событиями, а не абстрактными рассуждениями. Для кого-то из поклонников это будет плюсом, для кого-то — минусом, но прочитать стоит в любом случае.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 августа 2012 г.

Начинаю выяснять для себя, что я просто не люблю раннего Пелевина. Тогда как сегодняшние его вещи читаю просто «на ура».

И ведь даже не могу сказать, что опоздал с их прочтением. Ещё в 90-х пытался читать произведения Пелевина, вообще не полезли. И лишь недавно взяв в руки свежие книги автора увидел, что его всё-таки можно читать. И даже нужно. И вот взял старые романы... и снова не лезут. Надо же, как со временем изменилось творчество Пелевина.

Вот и данный роман как раз из таких. Из тех, из старых, что не лезут. Этакий постсоциалистический сюрреализм, смысл которого заложен уже в самом названии произведения.

Вот говорят, что Интересные Яркие Образы. Оригинальные находки. А по-моему взят один оригинальный приём и зацикленно по кругу эксплуатируется, меняя лишь образы людей, подбирая к ним подходящих насекомых. Плюс нюансы.

Слишком уж всё прозрачно. Местами нудно (правда, есть и яркие, очень удачные эпизоды). И жутко напрягает то, что главную идею автора ты понимаешь уже с первых страниц книги, как только проводишь аналогию между названием и происходящим да на минутку задумываешься.

И главное: Я так понимаю, что в восторг ранние произведения Пелевина приводят тех читателей, кто мало читал европейского и американского постмодерна, особенно его чёрную волну.

----------------------------------------------

Цитата из книги:

»- Самка, где виноград брали?»

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 июня 2010 г.

Пожалуй, самая несложная из пелевинских книг — эдакие басни Крылова разлива 90-х. Люди — насекомые, рожденный ползать летать не может и так далее. Ассоциации с «Превращением» Кафки неизбежны.

Впрочем, написана она замечательно — у Пелевина отменно получились «пограничные» состояния героев: вот перед нами человек, а в следующей фразе — уже насекомое. Реалистичность описаний может местами напугать или вызвать отвращение (одна сцена «насекомого секса» чего стоит!)

А вот история про конопляных клопов пошла в народ :)

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 января 2006 г.

Гротескное изображение современной действительности, причем очень-очень неплохо выполненное.

А в общем, после прочтения этой книги появляется такое ощущение: когда деградирует страна, деградирует и литература. Пелевин пишет не хуже, чем старые мастера, но то, о чем он пишет...

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 декабря 2012 г.

8/10 Виктор Пелевин «Жизнь насекомых» -- аллегорический фантастический роман. По стилю изложения -- продолжение плевинских таких же аллегорических произведений «Затворник и шестипалый» и «Принц Госплана». Сюжет романа, если его воспринимать буквально, напоминает анекдот «крыши бывают разные: зеленые и красные; вот так и люди: живут, живут, а потом умирают». Но это -- Пелевин, потому все совсем не просто, и задумываться над текстом приходится на всем протяжении книги. Как обычно, автор в канву повествования вплетает замысловатые философские идеи, которые существенно повышают уровень безумия. Но не стоит искать сокровенного в романе -- в момент его написания Пелевин пока еще не вышел на свой творческий пик, и, несмотря на закрученный и местами абсурдный сюжет, идея произведения хорошо читается между строк.

Резюме: интересная аллегорическая фантастика

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 июля 2010 г.

Все-таки чувствуется, что это ранний роман писателя, и сила его таланта здесь еще не проявилась в полной мере. Все довольно просто и предсказуемо, а изображать людей в виде насекомых идея далеко не новая, этим еще Кафка до революции увлекался. Понравилось переплетение историй, когда какой-то эпизод из одной становится стержнем следующей, и невозможно предугадать, где что-то кончится, а что-то начнется. Не понравилась некоторая затянутость и экскурсы в классическую философию, бытовые эпизоды из жизни героев получились намного лучше.

Что касается аудиокниги, не стоит ее так сразу пугаться. Да, она новаторская и безумная, но не более новаторская, чем текст романа. Конечно, смешать творчество группы «Мираж» с сонатами Бетховена на первый взгляд представляется совершенно абсурдной затеей, но ведь получилось! Голос Маковецкого звукорежиссер во многих местах обрабатывает до неузнаваемости, и это тоже подчеркивает с одной стороны, будничность, а с другой нереальность происходящего. Получилась свовсем не рядовая запись, и две премии за аудиокнигу только тому подтверждением.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 августа 2009 г.

Прочтёшь, ходишь, грузишься, мысли дурацкие, потом ещё и сны снятся, будто уничтожил империю мотыльков, а потом долго перед ними извинялся...

Вот такие ощущения оставила после себя эта книга.

Прошло уже полгода, а воспоминания так свежи...

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 апреля 2011 г.

Видать, миссия у русской литературы такая: высмеивать всё и вся, царей, империю, быдло, французские романы, перестройку, красные стяги и жуткие аббревиатуры. В том числе — и человеческий разум,чьи индивидуалистические порывы так похожи на хитин насекомых.

Оценка: 5


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу