FantLab ru

Виктор Пелевин «Generation «П»»

Generation «П»

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:

Всего проголосовало: 142

 Рейтинг
Средняя оценка:7.94
Голосов:2942
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Роман, в котором переплетаются реальность, виртуальность и мифология. История возвышения Вавилена Татарского, принадлежащего к поколению «П», от продавца в ларьке до воплощения божества, посредством рекламных технологий. Герой сочиняет слоганы, придумывает концепции, а также узнаёт, что управляет современным ему обществом.

Примечание:


В 2001 г. роман награждён в Германии премией Рихарда Шёнфильда (Richard-Schönfeld-Preis) за достижения в области литературной сатиры.

В произведение входит:

8.06 ()
-
1 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 223

Активный словарный запас: средний (2949 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 67 знаков, что гораздо ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 36%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Бронзовая Улитка, 2000 // Крупная форма

Номинации на премии:


номинант
Странник, 2000 // Крупная форма

номинант
АБС-премия, 2000 // Художественное произведение

номинант
Интерпресскон, 2000 // Крупная форма (роман)

номинант
Сигма-Ф, 2000 // Крупная форма, романы

Экранизации:

«Generation П» / «Generation P» 2011, Россия, реж: Виктор Гинзбург



Похожие произведения:

 

 


Generation
1999 г.
Generation
1999 г.
Собрание сочинений в 3-х томах. Том 3. Generation
1999 г.
Generation
2000 г.
Generation
2000 г.
Generation
2000 г.
Generation
2001 г.
Generation
2001 г.
Generation
2003 г.
Generation
2003 г.
Generation
2003 г.
Generation
2003 г.
Generation
2003 г.
Generation
2003 г.
Generation «П»
2003 г.
Вагриус-проза. 1992-2002. Том 2
2003 г.
Песни царства
2003 г.
Сочинения в 2 томах. Том 2. Омон Ра. Generation `П`. Желтая стрела
2003 г.
Generation
2004 г.
Generation
2007 г.
Generation
2007 г.
Generation
2008 г.
Generation «П»
2009 г.
Антология Сатиры и Юмора России XX века. Том 55. Виктор Пелевин
2009 г.
Generation
2010 г.
Generation
2011 г.
Generation
2012 г.
Generation
2012 г.
Generation «П»
2013 г.
Generation
2015 г.
Generation «П»
2015 г.
Generation «П»
2015 г.
Generation «П». Числа
2015 г.
Полное собрание сочинений. Том 6. Generation П
2015 г.
Generation «П»
2018 г.
Generation «П»
2018 г.
Generation «П»
2018 г.

Аудиокниги:

Элементы — модель для сборки
1995 г.
Поколение «П» (Generation P)
2004 г.
Generation
2006 г.
Generation
2009 г.
Generation П
2013 г.
Собрание сочинений
2016 г.





Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  25  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 октября 2011 г.

Книгу порекомендовали прочитать, как нечто взрывающее мозг и потрясающее. Всегда очень подозрительно относился к подобным заявлениям, но раз уж даже книгу в руки сунули, то стал читать. Стопроцентное отторжение как книги, так и автора. Взращенный на уроках литературы в средней школе, никогда не любил подобного жонглирования простыми по сути словами и понятиями. И мне уже не важно было о чем написано, сколько противен был сам текст и стиль каким написан роман. Хотя сама подобная книга не столько открывает глаза на очевидные вещи, как мне кажется, сколько в свою очередь служит интеллектуальным зомбоящиком для молодых незрелых, мягких мозгов, т.е. сама является продуктом, о котором столь нелестно повествует. Книгу закрыл, вернул и на этом знакомство с «мухоморной» литературкой закончил. Читать абсолютно не рекомендую — думайте своими мозгами. Фильм лишь подтвердил очущения восьмилетней давности.

Оценка: 1
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 мая 2008 г.

Автор устами героя: «В будущем ни одного произведения искусства не будет создаваться просто так; не за горами появление книг и фильмов, главным содержанием которых будет скрытое воспевание “Кока-колы” и нападки на “Пепси-колу” — или наоборот» (с.116).

Отрадно, что Пелевин бросил идеализировать новых русских, мотивы романтизации которых встречались в “плейбойевском” периоде творчества писателя.

Как и было обещано в прессе, очередной роман Пелевина рассказывает о шаманизме в рекламном бизнесе. У Ллойд Бигл-младшего есть замечательный рассказ о рекламе — Музыкодел. Генри Каттнер в Уязвимом месте писал о рекламном бизнесе на Венере, а Александр Тюрин в повести В мире животного для оживляжа использовал массу юмористических рекламных сценариев. Вот и Пелевин обратился к этой любопытной теме, приковывающей внимание зрителей. Тема не новая, а интерес гарантирован, причем вызван он не только именем Пелевина, но и той странной тягой зрителей и читателей, которые испытывают прямо-таки мазохистское влечение ко всему, что связано с насилием, и с рекламой, как одним из проявлением массового изнасилования сознания. Рекламу никто не любит, однако телепередача «Рек-тайм» на канале РТР одно время имела рейтинг куда больше, чем всенародно любимый «Сам себе режиссер».

Поведав многие тонкости агрессивного маркетинга и эшелонированного позиционирования, Пелевин не останавливается на развенчании TV-рекламы, а продолжает копать тему глубже: главный герой, специалист по рекламным слоганам, сочинивший не один десяток успешных сценариев, терпит фиаско при написании Русской идеи. Не помогает даже помощь духов из потустороннего мира. Может, и нет никакой идеи-то? Так в процессе поисков наш сценарист оказывается в самом центре TV-мира, и делает еще одно открытие: уже и новостей никаких нет, да и политиков в реальности не существует, а есть лишь набор мощных графических станций от Silicon Graphics и штат высокооплачиваемых дизайнеров и актеров-двойников. Вторая тема романа тоже обкатывалась, в том числе и в российской фантастике. Достаточно вспомнить Поиск предназначения С.Витицкого, Перемену мест Льва Гурского и некоторые рассказы Сергея Казменко. [Вот что любопытно: почти все авторы, пишущие про двойников в политике, скрываются под псевдонимами. Береженого Бог бережет?].

Другая теория, спрятанная в тексте романа (смотри главу Homo Zapiens), имеет больший привкус оригинальности. Речь идет о существовании Экономического Моллюска, живущего на земном шаре в товарно-денежных отношениях, в которых людям отводятся только лишь функции потребления и исторжения денежных эквивалентов, а телевидение вкупе с остальными СМИ является всего лишь нервной системой этого пожирающего монстра. Рекомендую прочитать трактат о Homo Zapiens повнимательнее, ведь, по правде говоря, всё остальное в романе является вторичным даже по отношению к собственным ранним произведениям Пелевина, а Homo Zapiens — это новый вариант Голема, описанного А.Лазарчуком и П.Леликом более десяти лет назад. По сути дела, мало кто всерьез исследовал этот шокирующий “кибернетический” феномен, и я очень рад, что Пелевин попробовал на новом качественном витке, с присущим только ему солипсистким циничным юморком, рассмотреть проблему ноосферы, смешивая гигиенические прокладки, кризис семнадцатого августа девяносто восьмого года и кондиционер в одном флаконе…

***** СЕРГЕЙ ПЕРЕСЛЕГИН:

Запад и прежде всего Соединенные Штаты Америки нередко используют поверженных противников для проведения масштабных социальных экспериментов <…> На России 1993 года поставлен опыт для изучения отдаленных последствий тотальной деидеологизации. Было доказано, что в этом случае единственной общепризнанной социальной ценностью становятся деньги

ВИКТОР ПЕЛЕВИН:

Черная сумка, набитая пачками стодолларовых купюр, уже

стала важнейшим культурным символом и центральным элементом большинства фильмов и книг, а траектория ее движения сквозь жизнь — главным сюжетообразующим мотивом

Оценка: нет
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 апреля 2011 г.

По зрелому размышлению, после 3-4 беглых перечитываний, я осознал то, о чем хором кричали умники и пустословы:

«Generation «П» — ключ к творчеству Пелевина тогда, как остальные его романы = замочные скважины, в которые читатель заглядывает и каждый раз под новым углом видит одну и ту же комнату.

Сочный, наглый, живой, детальный до тактильности — этот роман не покорил меня в первый раз.

И только вернувшись к нему раз-два-три, я понял — цепляет.

Задором, как говорится, искрой Божьей.

Сюжетом и юмором.

Поп-эзотерикой и сюр-креативом.

Героями.

Паленым запахом 90-х, когда мне было 13-15 лет.

Крючками и запорами.

Если до «ДжиП» Пелевин только откапывал томагавк своей художественной фишки, тот здесь вломил ею со всей дури.

Люблю.

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 сентября 2008 г.

(В моем личном ТОП 10) !

Много мне довелось прочесть за жизнь, но ЭТА книга среди моих любимых занимает почетное 3-ие место, после Чапаева и пустоты того же автора, и бесподобного «Так говорил Заратустра» Ницше.....

Только не смешите сравнением с «99 франков» Бегбедера, Пелевин настолько лучше Бегбедера, насколько сам Бегбедер лучшее Минаева (ДухLess)

Чтоб понять книгу надо знать хотя бы парочку обзорных курсов по философии, например чтоб понять что такое «Кантовская сиська в себе», надо знать кто такой этот Кант. Иначе одно из лучший произвидений (среди русской прозы) покажется полным бредом.

Если в двух словах, то книга о КОМЕРЦИАЛИЗАЦИИ СОЗНАНИЯ, положа руку на сердце, многое я в этой книге понял только спустя годы, скажем вставную главу Homo zapiens :

смешать теории развитии личности Фрейда (оральная стадия, анальная стадия), Дзен буддизм, Постмодернизм Жана Бодрийяра (в книге «Симулякры и симуляция» описывается разница между описанием объекта, и описанием — описания, первый, второй , третий порядок «симулякры», еще речь идет о телевидении которе подчиняет тебя себе, не ты смотришь телевизор а он тебя...)

Хотя смешивать столь разные веши это ведь и есть постмодернизм.... но все равно смешитать их так как сделал это мастер слога Пелевин ,это непобоюсь этого слова, гениально...

Вместе с тем писать об этой гениальной книги бесполезно.. хотябы потому что как пишет сам Пелевин — «Откровение любой глубины и ширины неизбежно упрется в слова. А слова неизбежно упрутся в себя»

Такой вот парадокс, хотя «парадокс» тоже всеголишь слово..

Так что лучше мне вообще больше не раскрывать рта.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 марта 2016 г.

- Была такая восточная поэма, — сказал Татарский, — я ее сам не читал, слышал только. Про то, как тридцать птиц полетели искать своего короля Семурга, прошли через много разных испытаний, а в самом конце узнали, что слово «Семург» означает «тридцать птиц».

Изрядно поиздевавшись и окончательно дожевав своими ранними рассказами и романом «Омон Ра» советский опыт, в 1999 году Виктор Олегович Пелевин подвел итог опыту российскому, охватив период 90-тых годов. Итог у него, можно заметить, восторга не вызвал. Само «Поколение П» трактуется самым разным образом: классическое Поколение Пепси, сгорающее подобно закату Поколение Пи...ц, или же Поколение Пелевина, захватившее российского читателя в то десятилетие, ибо автор радовал качеством своих работ, еще не дойдя до того этапа, когда его начали упорно критиковать за ряд последних книг.

Приведенная вначале цитата характеризует главную идею романа — конспирологическая теория телевидения, созданная на привычной почве пелевинского солипсизма. Здесь имеются параллели с ранним романом «Омон Ра», так как рядовой гражданин чаще всего невообразимо далек от того, чтобы вживую увидеть космические испытания или то, как живут политики и как делаются новости. Удачный ход, очень удачный. И этот мир телевизионщиков, управляющий по сути всеми СМИ, предстает организмом, который просто рефлексирует объективные процессы, происходящие в обществе и в истории сами собой. Эта элита — что-то вроде санитаров леса, как нас учили в школе. Они, понятное дело, гребут прибыль, но они и балансируют на грани необходимости действовать так, а не иначе, исходя из уже имеющейся ситуации. Это никакое не активное теневое правительство, нет. Это «нотариусы историко-политической жизни» + «запудриватели мозгов основной массы населения». Особо интересно было посмотреть, как эти муляжи будут реализованы технологически, вышло забавно: пьяный актер Ельцина, обклеенный по всей одежде датчиками, специально напивающийся вдрызг, чтобы как следует пафосно споткнуться и упасть.

По-настоящему шикарным аспектом произведения является его предельно актуальная к моменту написания и чрезвычайно беспощадная едкая ирония. Несколько десятков отличных рекламных слоганов вроде: «Солидный Господь для Солидных Господ», «Just do it! Nike» и «Do it yourself, motherfucker! Reebok», «Спрайт — Не-Кола для Николы», «Сигареты Parliament — дым Отечества» и многие другие — поднимали настроение и заставляли улыбнуться на протяжении практически всей книги, ввиду их грамотной разбросанности.

Нельзя не вспомнить тот факт, что много страниц «Generation П» занимает исследование сущности воздействия рекламы. Подводя итог, автор выделяет три происходящих при этом вау-фактора у орануса: 1) оральный вау-фактор («я вижу в рекламе счастливых людей, которые приобрели такой товар, и я тоже хочу быть таким»); 2) анальный вау-фактор («я получаю удовольствие от возможности тратить деньги на такие-то товары, и чем дороже товары, тем лучше»); 3) вытесняющий вау-фактор («я не воспринимаю то, что не относится к первым двум вау-факторам в качестве ценностей»). Я привел свою вольную трактовку основной авторской позиции, зато она достаточно понятна, хотя бы мне, потому что когда читал, долго приходилось вникать изначально:)

И последнее. Пелевин-то он Пелевин, но такое большое количество цитат на квадратный метр текста сложно представить в голове, а автор продолжает засыпать читателя превосходными афоризмами и фразами. Здесь, конечно, есть своя подложенная свинья. Она в том, что уже и не помнишь потом половины цитат. Благо, есть интернет, который вмиг освежит память и заставит еще раз прочувствовать всё остроумие и глубину понимания сути вещей, да и неординарность взгляда Виктора Олеговича. Напоследок приведу коротенькую цитату, с которой я жил чуть ли не с детства, и чем старше становился, тем больше роднился с таким тезисом, глядя на окружающих. И был несказанно рад, увидев, что кто-то озвучил мою мысль в наиболее лаконичной форме:

«Ничто так не выдает принадлежность человека к низшим классам общества, как способность разбираться в дорогих часах и автомобилях.»

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 ноября 2011 г.

Еще пять лет назад, прочитав роман «Чапаев и пустота», попытался я взяться за «Generation П», открыл на середине, прочитал пору страниц – и закрыл. Скучновато показалось – больше социологии, меньше психоделии и буддизма. Да и вообще не хотелось мне тогда социальной сатиры.

Интерес с книге вернулся после просмотра фильма. Совершенно очевидно, что наукообразно созерцательный пелевинский текст невозможно на 100% перенести на киноэкран (забегая вперед, скажу, что режиссеру и актерам это почти удалось сделать). В любом случае, я представлял, на что похожа эта книга – длительные размышления, психоделические трипы и мистические практики (и при всем этом – минимум «приключений тела») – так что многое просто должно было остаться за кадром.

Основа романа – метафорическое представление современного общества потребления в виде библейского Вавилона, греховного языческого царства магов. Этот образ явно пересекается с образом Вавилона в творчестве Хорхе Луиса Борхеса – образом мистического первоосновного Города, являющегося воплощением бесконечной и непредсказуемой игры. Наконец, все это помножено на атмосферу «лихих 90-х», когда окружающая действительность казалась апокалипсическим веком зла – или, скорее, пародии на зло, ибо в царстве «орануса» категория зла не имеет смысла, как лишенная финансовой наполненности. Да, кстати — без Зигмунда Фрейда, естественно, не обошлось.

«Generation П» — книга о том, как после крушения советской идеологии стихийно возникла новая – чисто животная, инстинктивная идеология жажды обогащения. В романе выдвигается мысль о ее бессознательной природе, примитивной и близкой к самым простым механизмам физиологии. «Монолог Че Гевары», в значительной мере является экономическим переложением метапсихологии Фрейда – здесь Бессознательному человека под воздействием рекламы и СМИ предлагается мутировать в некую безликую «идентичность», являющуюся как бы клеткой единого социального организма, поглощающего и испускающего деньги. В общем, излагать эту теорию подробнее особого смысла нет. Надо сказать, несмотря на некоторую комичность эпизода, монолог этот ближе к концу попахивает кафкианской безысходностью. Сама же теория – очень убедительна, хоть и доведена до абсурда. Да, в наше время коммерциализация человеческих отношений достигла опасного уровня (который ранее был недостижим ввиду отсутствия необходимых технических средств, и, как следствие, социальных технологий), но вот в чем штука – этого не произошло бы, не будь это свойственно человеку вообще. Как ни крути, от денег никуда не деться, особенно парадоксален факт, что идеология коммунистов и даже анархистов, желающих навсегда освободить человека от гнета товарно-денежной системы – все равно строится изначально на экономическом базисе. То есть на сегодняшнем этапе человек не может, как это ни грустно, существовать вне товарно-денежных отношений. Так что по здравом размышлении, не все так плохо… как на самом деле.

Насчет того, что ничто не существует вне системы – это и верная, и не совсем верная мысль. Очень позабавило четкое определение понятия «альтернативная музыка», настолько точное, что в соответствующей статье на Луркморе стоит в качестве эпиграфа. Действительно, западная капиталистическая социально-экономическая система способна переварить любую форму «протеста». Но ведь есть же в «Generation П» тот же Гиреев – и вполне симпатичный персонаж, хотя автор и относится к нему, похоже, весьма иронично. А путь Татарского – полная противоположность жизненной философии Гиреева, он понимает, что если систему нельзя сломать, ее нужно возглавить. Вот и пробирается не спеша к вершине зиккурата.

В какой-то степени «Generation П» можно рассматривать как антиутопию. Доведенной до абсурда коммерциализацией нас уже пугали – хотя бы Рэй Брэдбери в «451 градусах по Фаренгейту». Пелевин относится к перспективам куда спокойнее. Зачем жечь книги, зачем запрещать опасные мысли – ведь на всем этом можно так хорошо заработать! Вытесняющий вау-фактор, внутренний бессознательный цензор, куда эффективнее пожарных в черных касках. Большинству «протест» не нужен, ну а кому нужен – пусть протестуют на здоровье по сходной цене.

«Generation П» можно рассматривать как настоящую энциклопедию «лихих 90-х». На страницах романа весь паноптикум эпохи – новые русские, чеченские боевики, олигархи, коммерсанты, рекламщики, пиарщики, телевизионщики… Сейчас это все выглядит гротескно, но если вспомнить – ведь в то время все было как раз заражено этим абсурдом, метаниями, хаосом.

Кстати, в недавней рецензии на экранизацию романа, в журнале «Мир Фантастики», натолкнулся на мысль, что «Generation П» уже неактуален – дескать, апокалипсис не наступил, реклама уже не давит на мозги, да телевидение уже не имеет такого влияния на людей, уступая позиции Интернету.

«…однако «Generation П» постигла участь тотальной неактуальности. По его книге двенадцатилетней давности люди зомбированы телевидением, а собственный рекламный ролик — вершина самореализации любого коммерсанта, но сегодня ТВ только фон для застолья, а во время рекламной паузы каждый второй зритель раздражённо переключает канал.»

Что тут сказать – Пелевин никакого апокалипсиса не предсказывал, он только показал механизмы того, как сложившая ситуация становится самоподдерживающейся, устойчивой. К бешеному количеству рекламы мы просто привыкли, но это не значит, что она перестала въедаться в подсознание. Что касается значимости телевидения, то, конечно, читатели, а тем более авторы «Мира Фантастики», вряд ли смотрят «зомбоящик» круглосуточно, и это прекрасно. Но, к сожалению, большинство в нашей стране не читают «Мир Фантастики», да и вообще читают мало. А вот телевидение смотрят – еще как. Интернет – это круто, но есть очень много людей, для которых он так и останется враждебной и непонятной средой, не говоря о том, что в ряде населенных пунктов доступность всемирной сети оставляет желать лучшего. И, наконец, на основе своих наблюдений, для большей части тех, кому за 30 (особенно на селе), телевидение является основным досугом и источником информации. Да и не было бы сейчас его, телевидения, если бы оно было не актуально – в наше время то, что не актуально, не приносит дохода, а то, что не приносит дохода, перестает существовать. Так что считать «Generation П» анахронизмом не стоит.

А вообще – не стоит слишком серьезно относиться к этой книге. Несмотря на довольно жуткие философские выкладки некоторых героев – мир таков, каков он есть, и другим не будет.

В «Generation П» неприятие вызвал только один момент – обилие наркотической тематики и мата. Понятно, что в 90-х годах в литературном мейнстриме была мода на эти две вещи, понятно и то, что для той среды, в которой обитает главный герой, это все очень характерно. Но все же остается впечатление, что автор какбэ говорит нам: «Я крутой плохой парень, я знаю много плохих слов и запрещенных веществ, не то, что эти ваши классики». Впрочем, повторюсь, для современной «Большой Литературы» это вообще симптоматично.

Достоинства произведения:

оригинальная авторская философия;

элемент литературной игры;

очень четкие и правильные мысли о негативной динамике развития общества потребления.

Недостатки:

стилистические неровности, местами читается легко, местами – очень трудно;

сильно раскрыта тема «веществ»;

многовато мата и пошловатого юмора.

Итог: несмотря на эпичные тиражи, «Generation П» — все же книга не для всех. Пелевин – провокатор от литературы, и каждую его фразу нужно хорошенько обдумать, чтобы увидеть разницу между тем, что автор говорит и что хочет сказать на самом деле. Однако несмотря на ряд недостатков, все же рекомендую книгу любителям современной прозы и социальной фантастики, не лишенным чувства юмора. Да, и пользуясь случаем – экранизация великолепна, и здесь МФ совершенно прав – не хватает только буддийского способа просмотра телевидения.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 ноября 2008 г.

Начал знакомство с автором с этого романа. Наверное этим и закончу.

В книге уж больно информационного мусора, шлака. Фактически из всей книги стоит читать только монолог Че Геварры да и то его стоило бы сократить раза в три. Рекламные слоганы достают. Зачем их так много. Для того чтобы показать что реклама тупая, так я это и так знаю. Для достижения этой цели такого количества и не надо. Теория вау-фактора это конечно хорошо, но она довольно примитивна чтобы быть теорией, это скорее гипотеза, которая не адекватна, так как все сводит к ротожопству не учитывает другие аспекты психологии человека.

Слишком уж это злая и мрачная сатира.

Оценка: 1
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 июня 2016 г.

Пожалуй, самая лёгкая для восприятия книга Пелевина. «Generation «П»» наиболее приближен к реальности и имеет наименьшее количество рассуждений на тему иллюзорности нашего мира. А ещё самая нескучная история автора, зевнуть здесь точно негде.

Прекрасно описана атмосфера 90-ых, с тогдашними настроениями и актуальными темами, которые нашли здесь своё отражение. Главный герой начинает свой путь от нищего ларёчника и заканчивает его одним из сильных мира сего, всё его путешествие — иллюстрация России 90-ых такой, какой её видел Пелевин. Рухнувшее общество СССР, раздрай и хаос, лихорадочная попытка урвать свой кусок от развалин страны, страх перед тем, что будет дальше и т.д. Куча различных ярких эпизодов прекрасно создают настроение книги и показывают всё то, что хотел автор. Надо понимать, что почти все сюжеты и персонажи книги буквально источают цинизм в адском количестве — к этому надо быть готовым особо нежным читателям.

Ну а так же Пелевин на 99% раскрывает тему общества потребления и рекламы. Все пороки нашего уже капиталистического строя раскрыты прекрасно (за 17 лет изменилось немного), но в то же время никакой альтернативы и пути выхода автор даже не пытается предлагать. Да и есть ли он и нужен ли он?

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 ноября 2009 г.

Этот иронический роман заставляет вспомнить, что ирония – это совсем не смех ради смеха. А сложное понятие. Жанр иронии – это иносказание, когда на устах у человека одно, а понимать его буквально никак не надо. И не буквально понимать тоже не надо. А надо оценить игры со смыслом.

В этом романе Пелевин разделывается с литературоцентризмом классического модерна. Советский мир – это сколок западноевропейской эпохи «большого нарратива». Когда письменное слово обретает священный смысл, но теряет право быть свободно интерпретируемым. Наоборот, всякому тексту приписывался лишь единственно возможный смысл.

И вот возникает фигура рекламщика. Который начинает микшировать хорошо знакомые литературоцентричному сознанию смысловые ряды. И этим нарушает привычную циркуляцию знаков. Приходит век деконструкции.

Казалось бы, рекламщик не делает ничего необычного. Его работа похожа на игру в «ассоциации». Игра слов – что может быть невиннее, чем написать на рекламе сигарет цитату «И дым отечества нам сладок и приятен». Но этим нарушается право дискурса, который делает из пьесы Грибоедова священный текст.

Конечно, рекламщик не думая об этом, копирует отчасти игры советских школьников и советских сатириков, придумывавших смешные фразы из «школьных сочинений» для журнала «Крокодил».

Но – одно дело просто смех, а другое дело ирония – игра в иллюзию и реальность. Разрушая и деконструируя в рекламном слогане привычную дискурсивность, ты разрушаешь мир целиком, всю совокупность смыслов. Чего не происходит при простой школьной шутке.

Вроде ничего не случилось и в результате действий рекламщика. Но, в результате его деятельности новые культурные коды овладевают человеком – теперь это код частной собственности и прибыли. И советский мир, оставаясь тем же царством тотальной репрессии, становится неузнаваемым и новым.

Пелевин деконструирует мир рекламщика, который еще сам не продумал до конца, что он творит. Чтобы рекламщик не думал, что сам он становится «точкой отсчета» новой системы координат, столь же священной и незыблемой, как и мир советского письма и знака, Пелевин вспоминает знаменитую метафору лотереи в Вавилоне. Символ литературоцентризма подвергается издевательской деконструкции и является в романе обозначением пародийного «мирового заговора» Антихриста по превращению мира в «рекламный Вавилон».

Игра становится в романе пародийным большим нарративом. Все подводится под эту игру, не имеющую названия. Тотальная игра в Вавилонскую лотерею – это тонкий намек на реальную картину тотального нового, дивного смысла, подчиняющего себе все, дающего всему единственный смысл.

Пародией становится и освободительная идеология. Ни «великий отказ» бунтарей, ни буддийский отказ признавать реальность субъекта, ни проповеди вавилонских мудрецов не помогут. Все они уже заранее предусмотрены как готовые ловушки для метущегося сознания. Вроде думаешь, что нашел выход из тотальной системы.

Но нет, это тоже – всего-навсего коммерческий продукт, еще одна маска общества потребления, которое даже протест и бунт против себя готово продать по доступной цене.

Оценка: нет
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 февраля 2014 г.

Читала роман и думала: что же это — некая фантасмагорическая притча или видения парня, объевшегося мухоморов? Но после прочтения поняла — зацепило. Вспоминается и собака о пяти ногах по имени Пиздец, уснувшая где-то в снегах России, и политики, которых на самом деле не существует. Порой ловлю себя на мысли: а может все эти «медийные лица» в ящике и правда всего лишь растровые изображения? Да и собака, похоже, начинает просыпаться...

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 июня 2011 г.

Идея книги, конечно хороша: нечего быть глупыми, бездумными потребителями, и пожирателями рекламируемых товаров (оранусами если по тексту)! И идея эта реализована местами тоже очень хорошо. Например те же слоганы, которые я считаю весьма остроумными, смешными, и самое главное написанные с большой долей иронии, которая показывает отношение автора не только к товару, но ко всей рекламно-коммерческой системе, да и к «оранусам» соответственно.

Но это то, что касается идеи (содержания), а вот что касается формы, здесь я не очень обрадовался. Все дело в том, что книга пестрит всякого рода веществами запретного содержания (грибочки, кокаин), ведь книга писалась, как многие уже знают в 90-е, а тогда употребление наркотиков, насколько я знаю, и чтение всякого рода эзотерической литературы, считалось приближением к своеобразной интеллектуальной элите. Так вот по слухам Пелевин и сам употреблять был не дурак, и книга писалась, как уверяют очевидцы под действием псилоцибов, в следствие чего местами представляет собой галлюциногенно-наркотический трип, или просто бред, но в бреду главному герою и приходят самые «светлые» идеи. И вот это мне и не понравилось. Нет в этом никакого изящества! нет!:dont: и немного это глуповато выглядит, и примитивно (но это сугубо на мой субъективный взгляд). Также не понравилась концовка. Я понимаю, что Пелевин хотел показать, что все плохо, что большинство людей НИКОГДА не станут по-настоящему мыслить, и выбирать то что им действительно надо, а будут просто следовать за дурацким слоганам придуманными «криэйторами» (не творцами, а именно «криэйторами»). Но я за свет в конце тоннеля, и я знаю, что можно было закончить все это на более светлых, и созидательных настроениях (но опять же, это я так думаю, и на самом деле я не исключаю, что должна быть и чисто шоковая терапия, в некоторых случаях).

P.S. В одной знаменитой газете была статья про Пелевина, и в ней писалось, что он человек хмурый, временами недоброжелательный, и что несчастная любовь у него была, и то что его на спор раскрутил один олигарх. Так вот, я не вижу оснований считать, что это было не так.

Оценка: 5
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 12 апреля 2007 г.

Впервые я прочитал этот роман в декабре 2005 года, как раз перед Новым Годом. И сразу понял, что роман не про грибы. Это самая жёсткая, какая только может быть, сатира на современное российское общество (а именно — на средний, высший классы и самих пиарщиков, иначе — «пиарастов»), погрязшее в роскоши и рекламе. Грибы же дают то галлюциногенное состояние, которое бывает у телезрителя, вынужденного постоянно смотреть рекламу. Про политиков, которые существуют только в телевизоре, придумано здорово. Даже начинаешь всерьёз верить Пелевину. Автор, если не полностью, то частично пересоздал в сатирически разоблачительном ключе новорусскую реальность, согласно которой всё, что показывают в новостях, делается в подпольной студии на компьютерах (правда, машины Silicon Graphics предназначены для графики, а не для видео), и сюжет с президентом США, вышедшим из вертолёта (где развевались волосы), тоже сделан на компьютере и является своего рода образцом. Не случайно ближе к началу появляется и первый объект из видеостудии: профессиональный видеомагнитофон с Jog Wheel (для тех, кто не знает, это такой большой светло-серый ящик, мало напоминающий бытовые видеомагнитофоны, там много кнопок, опций — вплоть до калибровки ленты и TBC, корректор временных искажений; Jog Wheel — это такая ручка, предназначенная для покадрового просмотра видео со звуком (!) в режиме паузы).

В общем, ИМХО, Пелевин в «Generation П» превзошёл самого себя. Я читал этот роман запоем, невозможно было оторваться, и даже научный трактат меня нисколько не испугал. Есть люди, которым очень тяжело читать такие произведения, но здесь нужна подготовка. Получается, что я был готов.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 марта 2016 г.

В том, что реклама – двигатель торговли, ныне сомневаться не приходится. Достаточно включить свой домашний телевизор или вытянуть листовку из почтового ящичка увидев с десяток выгодных предложений. В голове загорается красная лампочка, и вы стремглав бежите за вожделенным товаром. Сегодня же акция или скидка на товары! Вот и Пелевин в «Generation «П» предпринял попытку взглянуть на рекламный бизнес изнутри.

Быль о Вавилене Татарском поведает своему читателю о взлете в карьере продавца из ларька, до бога рекламы. Путь главного героя, можно четко проследить и, в конце концов, разделить на условные периоды. Непримечательный с первого взгляда сюжет полностью компенсирует авторская подача и наличие жанра постмодернизма. Пелевин активно использует элемент пастиша, для полного проникновения в глубинные смыслы рекламного бизнеса. Во второй половине романа, книга так и пестрит заметками Татарского. Не менее плотно вводится иррациональность текста в канву романа. Прямых отсылок к фантастичности происходящего, постмодернизм как положено не имеет, но подбитая грань реальности, то и дело сквозит необъяснимыми событиями.

Главная загадка романа – то самое поколение «П». Что сие означает, многочисленные подсказки разбросаны по всему тексту, и самая очевидная лежит в начале. Впрочем, не буду портить, вам впечатления от пелевинского символизма, а просто предложу разобраться самим в этой тайне. Само поколение незримо присутствует во всем романе, отображая эпоху своего времени, по большей степени 90-е годы. Тут вам и хозяин ларька местный чеченский бандит, новые русские желающие путем рекламы толкать свой товар и деловые хозяева рекламных агентств. Разнообразных личностей на пути Татарского к высотам самого Олимпа хватает с лихвой. И скучать они вас не заставят, пелевинский текст как всегда едок, диалоги персонажей остры и назидательны. Но прежде всего перед нами сатира, призванная сорвать маски с элиты общества, показать истинность и ценность нравов. Возможно, высшие слои пелевинского общества – это и есть пресловутое поколение «П»?

Лозунг романа «реклама – двигатель торговли» подходит идеально. Воздействие на мозг, обмывание ваших извилин многочисленными красивыми словами и картинками. Пелевин написал прекрасную сатиру, изобличающую сливоки общества и сам рекламный процесс от идеи до воплощения. Татарский не зря становиться альфа-рекламщиком, он имеет талант от Бога убеждать людей в том, чего они, по сути, не хотят. Фактически автор, говорит на годы вперед, твердит люду о составляющей грозного бизнеса, который проникает уже всюду. Реклама появляется везде и незримо, присмотритесь к любимому фильму, вдруг там герой пьет бутылочку «Bud» или носит костюмчик от «Dolce & Gabbana»? Пелевин говорит об этом в открытую и фактически, предрекает в далеком 1999, сегодняшний бум.

В подведении черты замечу, что вся злая сатира сдобрена огромным количеством философской концепцией и мифологическими мотивами. Немалое число литературных аллюзий и символов прячется в книге. Искать их одно удовольствие, только вот, после прочтения начинаешь сомневаться – а все ли ты понял? Учитывая тот факт что роман скрашен каплями позитивной наркомании (а-ля «Страх и ненависть в Лас Вегасе» Хантера Томпсона). Может Пелевин злостно вложил в роман еще одно дно, которое ты не можешь рассмотреть? А возможно Пелевин хотел сказать о популяризации культуры неблагородным методом или даже о поколение бездушных потребителей? Но это уже мои догадки.

К небольшим минусам можно отнести – некоторую элитарность текста (неискушенному читателю грозит заблудиться в лабиринтах постмодерна), стилистическую неровность (присущую тому же постмодерну) и неполиткорректность по отношению ко всему.

Итог: книгу оценят по большей степени рекламщики и менеджеры торговых фирм. Простой человек, скорее всего, оценит островатую социально-сатирическую насмешку автора. Получить удовольствие на максимальном уровне – дело непростое, но возможное.

P. S. Взято из собственной колонки.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 марта 2012 г.

Лично я разделяю книгу на 3 части: приход Татарского в рекламный бизнес, работа у Ханина и работа в «Пчеловодстве».

Первая часть до боли ностальгическая по утраченному, по былому. И в то же время донельзя едкая сатира на суть рекламного бизнеса и особенности национального маркетинга и PR. Хочется плакать и аплодировать.

Вторая часть уже сильная гипербола на те же темы: реклама, пиар, стереотипы. Уже без восторга.

Третья уже конкретный гротеск безудержной фантазии Пелевина, (возможно раздутой сознаниерасширяющими веществами). В общем едко и метко, но уже сильно бредово.

И еще, после прочтения Generation «П», я иначе взглянул на более поздние произведения Пелевина, в частности Ампир V. И последний показался мне сильно вторичным относительно «Поколения» Многие идеи просто перекочевали в другую книгу, только в Ампир V наконец открыли, кто стоит «за всем этим» и кто управляет сектой халдеев.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 февраля 2018 г.

Первая прочитанная мною в конце 90-х книга Пелевина. И сразу – наповал. С тех пор перечитывал много раз, и уже 20 лет с нетерпением ожидаю появления новых работ автора.

Изрядная доля иронии, начиная с биографии ГГ, едкий, на грани цинизма юмор, поразительная точность хлестких определений (государство улучшилось настолько, что перестало существовать и попало в нирвану) и обилие не совсем литературного жаргона и неформальной лексики не раздражают, ибо почти всегда по делу и к месту, хотя автор прекрасно владеет красивым русским слогом.

Волею судеб, Вавилен из обычного «палаточного» бизнеса того времени оказывается вовлечен в набирающий силу бизнес рекламный, еще до интернетовских времен, но уже имеющим некоторые характерные особенности, свойственные PR.

Жесткие и язвительные насмешки как над бизнесменами, заказывающими себе рекламные ролики и концепции, так и над исполнителями их причуд, вызывают гомерический смех и держат в тонусе.

Диалоги с Азадовским, Ханиным и Морковиным, между ГГ и Сирруфом, сцена с Гришей-филателистом и визит к Гирееву просто великолепны. Как и почти уже крылатые фразы типа «инфляции счастья», «под Кандагаром было круче» и многие другие – всего не перечислишь.

Читается на одном дыхании и удивительно точно передает напряженный пульс времени. Слов нет. Шедевр.

Оценка: 10


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх