FantLab ru

Р. Скотт Бэккер «Второй Апокалипсис»

Второй Апокалипсис

The Second Apocalypse

Цикл

Жанровый классификатор:


 Рейтинг
Средняя оценка:8.10
Голосов:153
Моя оценка:
-
подробнее

Содержание цикла:

8.33 (46)
-
3 отз.
8.28 (35)
-
2 отз.
8.05 (22)
-
1 отз.
8.18 (1077)
-
52 отз.
7.92 (1663)
-
93 отз.
8.20 (1247)
-
45 отз.
8.10 (1071)
-
28 отз.
8.36 (116)
-
8.17 (433)
-
13 отз.
8.26 (154)
-
9 отз.
8.97 (38)
-
2 отз.
8.55 (11)
-
3 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Похожие произведения:

 

 



 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  52  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 декабря 2009 г.

Решил разместить свой отзыв первым в этой теме, хотя речь пойдет лишь о «Князе пустоты».

Ибо, даже оставь Бэккер все, как есть, без продолжений... его трилогия заслуживает того, чтобы быть вписанной в анналы мировой литературы. Именно так: не фэнтези, не «дарк фэнтези», а именно, романа-эпопеи о нас, людях, и о конце света. Ибо мы сами, возможно, живем в преддверии Армаггедона, и, значит, тень Армаггедона живет у нас внутри.

Романы Бэккера тяжелы для читателя. Поначалу. Надо заставить себя продраться свозь зубодробительные имена, географические названия совершенно чуждого мира, населенного жестокими людьми и страшными нелюдями. Продраться, чтобы оказаться ... дома. Бэккер прекрасно знает, что делает, когда нарочно усложняет имена собственные, когда выстраивает — великолепными реминесценциями философов — духовную ткань Эарвы, так что ты в конце понимаешь: Эарва — это, всего лишь Earth. И Священная война идет здесь и сейчас, и полчища шранков давно уже воют, предвкушая кровь. Так что те, кто бы хотел не думать, а уютно отдохнуть над книжкой, пусть выберут другое чтение. Но тому, чей интеллект достоин по-настоящему качественного текста, — Добро Пожаловать в гости к Скотту Р. Бэккеру.

Задача, поставленная автором перед самим собой, настолько необъятна, что только с прочтением новых и новых глав понимаешь масштабность его замыслов. Проблема Богочеловека или Человекобога, спор Достоевского и Ницше, интерпретируется Бэккером в образе Анасуримбора Келлхуса, монаха из таинственной секты дуниан. Безупречный и могущественный герой, который мог бы стать близким к персонажам комиксов, у Бэккера дышит, живет и страдает. Заставить такого героя иметь узнаваемые черты, плоть и запах, — сложнейшая задача для писателя, и поэтому хочется поздравить Бэккера с удачей, ведь Анасуримбор — ось, вокруг которой раскручивается повествование, и, постепенно вокруг этой оси обернется сам мир...

Перед читательским разумом ставятся новые задачи, новые бесчисленные вопросы. На часть из них имеются и ответы. Достойна ли божественная сущность поклонения? Насколько далеко следует простереться власти? Что важнее: сердце человека, или благо всех людей? Каждая проблема — сама по себе испытание, а испытаний тысячи. Но, отрешенные от жизни, эти вопросы выглядели бы слишком умозрительно. Поэтому Бэккер отражает Анасуримбора Келлхуса в глазах людей, разных людей, умных и поглупее, коварных и честных, набожных и подлецов. Образ становится объемным, ярким, начинает звучать, как церковный орган или хор. И все же двое не могут примириться с божественным Келлухсом, казалось бы, созданным, чтобы властвовать, владеть, спасать мир...

Найюр урс Скиоата, вождь кочевников, личность до того яркая, что затмевает порой самого дунианина. Яростный, честный перед собой до конца, безумный убийца, он обладает потрясающей страстью и уникальным интеллектом. Он ненавидит всех, и в том числе себя. Он любит Серве разрушительной любовью человека, давно растоптавшего всякую человечность. Он великолепен и несчастен в своей искренности и неразделенной любви. Он, такой сильный и грозный, в конечном итоге сам не более чем жертва. Их общение с Анасуримбором — настоящий шедевр, который я перечитывал много раз, чтобы осмыслить все нюансы. А нюансов в романе Скотта Бэккера — не счесть...

Друз Акхеймион, колдун, ученый, интеллектуал. Это такой «еврей» мира, в котором нет евреев. Читая о нем, представляю себе Дастина Хофмана (идеальный исполнитель роли Акки для фильма, который, к сожалению, не будет поставлен). Друз Акхеймион постоянно в плену рефлексии, самокопания. Его чувство вины совершенно гипертрофировано, как то и подобает выразителю либерального Западного сознания. У него удивительно тяжелый и трудный характер. Он добр и печален, мнителен и ревнив. Он обречен быть несчастным, страдать. Он выглядит жалким 95% повествования. В оставшихся 5% Друз Акхеймион грандиозен и велик.

Друзья и соратники, ученики и наставники, солдаты и полководцы, интриганы и кукловоды, — бесконечной чередой самых различных образов изобилует эпопея. Безумный мир, взыскующий то ли Бога, то ли в смертельной тоске ждущий явления Предтечи. Священная война, ставшая для нас историей. Но разве она закончится когда-нибудь? Возможно, она продолжается внутри нас. Как можем отрицать это мы, живущие на дурацкой планете, четверть населения которой поклоняется черному камню, и практикует кровавый джихад, как способ добиться власти над миром?

Как мы, живущие в стране, где власть всегда преступна и желанна, можем полагать себя отошедшими от Византийских канонов Нансурской империи Бэккера? То, что происходило там, происходит здесь и сейчас. Кровавые следы Акхеймиона, отрекшегося от аспект-императора, от богатства и привелегий. Разве это не классический путь диссидента в России?

Женщины Бэккера. Многие комментаторы оскорбляют и презирают их. Политкорректные западные критики обвиняют писателя в женоненавистничестве. Я попытался вчитаться в текст непредвзято и увидел всего лишь несчастных женщин, которые страдают. И пусть кидает в них камень глупец, полагающий безгрешным себя самого. Наивными глазками Серве, умудренными глазами Эсменет мы также видим Человекобога, и мы понимаем, что он достоин проклятия и любви, достоин власти и презрения... Мы понимаем больше, видя мир сквозь призму восприятия этих главных бэккеровских героинь, и спасибо им за это.

Существование Абсолютного Зла всегда было любимым коньком мира фэнтези. У Бэккера зло описано столь наглядно, что многие не воспринимают его, считают описания «мерзкими» и «слишком натуралистичными». Вероятно, автору не было бы нужды слишком углубляться в отвратительные детали, если бы он не хотел убедить нас в чем-то. Вероятно, в том, что Абсолютное зло также существует в нашем мире, и что оно, с сожалению, всегда ближе, чем это представляется. Я осознаю, что лично мне вряд ли угрожают инхорои... но вот кто из нас поручится, что рядом не затаился какой-нибудь шпион-оборотень? Или просто, что тот, кому ты доверяешь, не имеет на самом деле лица из паучьих лапок, готовых раздаться и открыть... нечто новое?

Слишком много написано о занятиях плоти, поэтому хочу закончить все-таки другим. Он смерти плоти не спасется никто, даже инхорой, поэтому так примечательны именно слова почти бессмертного Ауранга:«Люди. В древние времена они походили на стаи диких собак. Как же они выросли!» В этих словах, исходящих от воплощения Зла, кроется приговор этому самому Злу, и надежда для людей.

Для нас.

В мире Скотта Р. Бэккера надежда исходит не от любящих сердец — любящие сердца препарированы убийцами и выставлены на обозрение, как сердце Серве. В мире Скотта Р. Бэккера дети не являются абсолютным добром, как то предписывает политкорректная модель кастрированной западной культуры. Дети — маленькие мы, и надеяться на них наивно... Но свет в конце тоннеля все-таки есть!

В мире Скотта Р. Бэккера надежда кроется в Айенсисе, который не покинул родной город во время мора. В Сесватхе, который, спустившись в ад, все-таки нашел то, что «выше правды и любви». Оружие против Абсолютного зла. Интеллект личности, которая ищет смысл во всем, которая понимает, что оправданием ей будет неустанный труд разума и души. Айенсис и Сесватха не покинули людей даже после смерти, и свет их Разума дороже любви, дороже веры... которыми обманывают рабов.

Надеюсь, тот, кто дочитал эту аннотацию (еще не читая самих романов), наделен в немалой степени интеллектом и мужеством, чтобы раскрыть великолепные романы Скотта Р. Бэккера. И, если уж говорить о фэнтези, в моем личном рейтинге рядом стоят Толкиен, Мартин и Бэккер. Остальные, пишущие в этом жанре, даже близко не приближаются к этим троим.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 сентября 2016 г.

Прочитал пять романов и два рассказа и, думаю, что уже могу высказать мнение о романе- эпопее «Второй апокалипсис».

Сначала читать было трудно. Множество персонажей с труднопроизносимыми именами, названия стран, народов, религий- глаза разбегались, с трудом понимал, о чём читаю. А потом, постепенно узнавая, я полюбил этот мрачный и жестокий, но всё же привлекательный мир. В нем столько всего! Тут вам и магия (какое же фэнтези без магии), и пришельцы, и их высокие технологии, правда с примесью чертовщины, и запутанные дворцовые интриги, и весьма эпичные сражения, и Дуниане, постигающие абсолют. Мир прорисован детально, множество народов со своей историей, культурой, религией.

Порадовали расы. Когда в повествовании читал о Нелюдях или Глоссарий, много раз ловил себя на мысли, что хочу почитать о расцвете их цивилизации. Да и в период упадка кунурои весьма интересны. Много думал о причинах безумия и о морали ( а точнее антиморали) эратиков. Очень помог рассказ « Четыре откровения», так как дал возможность взглянуть на мир глазами Блуждающего.

Заинтриговали инхорои. Мало о них информации. Надеюсь, в последующих книгах автор, наконец откроет секреты этой таинственной расы.

Метафизика в романе тоже на высоте. Кроме собственно мира есть ещё Та Сторона- иное измерение, населенное различными сущностями (боги, демоны и прочие). Они принимают участие в судьбах героев, имеют свои мотивы и цели, которые пока не совсем ясны.

С Не-Богом тоже непонятки. Не ясна пока его природа и цели. В который раз заинтригован.

Пусть простят меня любители «чёрного фэнтэзи», но все неприятные моменты при чтении книги для меня связаны с атрибутами этого жанра. Слишком натуралистичные описания, обилие жестокости и сексуальных извращений меня порой напрягали и раздражали. ИМХО, автор «пересолил», но ради продуманного мира, эпичного сюжета и глубокой идеи я готов терпеть эти «милые» подробности.

А ещё я хотел бы сопереживать героям, а тут сопереживать практически некому ( разве что Друзу, да и то не всегда). Когда читал о «подвигах» Келлхуса, еле сдерживался, что бы страницы не пролистать, ибо существо это вызывает у меня отвращение. Да уж... Зло, сражающиеся с другим злом. И неясно ещё, какое из них меньшее.

Ну и ещё немного разочаровала концовка третьей книги « Князя пустоты»- ожидал более эффектной развязки. Впрочем, «Аспект Император» это искупил.

И вот теперь, ожидая русского перевода «Ордалии», я чувствую себя, как ребёнок, которому родители обещали на Новый Год подарить давно желаемую игрушку, а до Нового Года ещё ой как далеко...

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 сентября 2014 г.

Хороший цикл.Цикл является мои любимым,как Аберкромби и Мартин.

Всем любителям Дарк Фэнтези советую читать,но это не чисто дарк фэнтези,в этом цикле мало крови.Очень много размышлений о философии,психологии героев,о религии.

Но книга всё равно хороша,читать намного легче.

Оценка: 10


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх