FantLab ru

Андрей Лазарчук, Михаил Успенский, Ирина Андронати «Марш Экклезиастов»

Марш Экклезиастов

Роман, год; цикл «Посмотри в глаза чудовищ»

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 30

 Рейтинг
Средняя оценка:7.03
Голосов:408
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


При попытке спастись от чудовищной катастрофы, накрывшей Барселону — место Конгресса Темных сил — Николай Степанович Гумилев и его Пятый Рим попадают в странный, скрытый, проклятый город Ирэм. Брюс и сын Гумилева Степан с разных сторон и разными способами пытаются найти пропавших и вытащить в наш мир.

Входит в:


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 330

Активный словарный запас: высокий (3250 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 67 знаков, что гораздо ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 24%, что гораздо ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Номинации на премии:


номинант
Бронзовая Улитка, 2007 // Крупная форма

номинант
Интерпресскон, 2007 // Крупная форма (роман)


Издания: ВСЕ (3)
/языки:
русский (3)
/тип:
книги (3)

Марш экклезиастов
2006 г.
Марш экклезиастов
2006 г.
Посмотри в глаза чудовищ. Гиперборейская чума. Марш экклезиастов
2009 г.




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 сентября 2010 г.

«Посмотри в глаза чудовищ» — классика, как и сказано в диагнозе. Безумец Аль-Хазред из Конотопа, конец света, Николай Гумилев – ну, все помнят.

«Гиперборейская чума» показалась странноватой и как-то откровенно амбидекстерной, что ли. В первой книге нельзя было уверенно сказать, что вот эту линию писал Лазарчук, а вот эту – Успенский, все как заверте… в начала, так и верте… до победного звонка в дверь. В «Чуме» идентификация проходила гораздо легче: видно было, что большую часть современщины (кроме откровенной юмористики) ваял Геннадьич, а большую часть флэшбэков (кроме жесткача и тонкостей темпоральных перескоков) гнал Глебыч. При этом «Чума» была стройнее, мускулистее, и не наследовала дисквалифицирующий порок сиквелов. Их, как известно, губит желание автора дать читателю все любимые компоненты первой части, только с коэффициентом 2. А в «Чуме» не то что ящеров – даже Гумилева не было. Кабы не Коломиец и не иоаннобогословские интонации, ни одна бы зараза не сказала, что это второй том трилогии.

Про «Марш экклезиаста» сказать подобное невозможно. Он четко привязан и к первой, и ко второй книгам. И в этом его главная беда.

Авторы попытались доказать, что можно и омуля съесть, и подняться высоко. То есть сделать классический народный сиквел, в котором увязать все разбросанные по стартовой дилогии линии и вообще, смастерить замысловатый бантик на всем, что шевелилось. И при этом сделать аутентичный лазарчуковско-успенский сиквел, в котором герои, проблемы и заморочки первых книг – лишь ступень для подскока.

Эксперимент удался. «Марш экклезиастов» отвечает на большинство вопросов, родившихся у пытливых читателей «Чудовищ» и «Чумы». При этом книга не пережевывает заявленные уже сюжеты, а бойко движется вперед, выдерживая фирменный стиль и уровень лучшего тандема (или как его там теперь назвать) современной отечественной литературы.

А книга не удалась. Не потому что там слишком много героев и слишком много сюжетных линий. Сроду это Лазарчука с Успенским не выбивало из седла. Просто пучок вышел незаарматуренным. Нет среди героев главного, нет среди сюжетных линий основной, и нет среди мелких стычек той глобальной войны, в которой не стыдно сгинуть.

Зато есть ощущение, что и Лазарчуку, и Успенскому прежние персонажи надоели настолько, что они решили просто над своими героями поиздеваться – за читательские деньги. А Андронати, выполнявшая, видимо, функцию редактора, бороться с этим не решилась.

Правда, есть подозрение, что питерская чета отодвинула Успенского от основной работы, подрядив писать только арабскую линию, ту самую, что в издании «Амфоры» выполнена почти нечитаемым шрифтом. Но это подозрение мы отбросим как недостойное и продолжим расстраиваться по совокупности факторов.

В «Посмотри в глаза чудовищ» поэт и всеобщий спаситель бился за выживание человечества с цивилизацией ящеров. В «Гиперборейской чуме» сыщик-саксофонист и добродушный врач бились за смысл жизни с бандой доисторических богов, а два красных машиниста – с интервентами и коллаборационистами. В «Марше экклезиастов» поэт и спаситель бьется головой о стенку, а остальные десятки героев то вяло, а то и резво нарезают круги по планете в поисках друг друга. Степан Николаич оказывается обаятельным подростком, но на главного подчеркнуто не тянет: авторы постоянно стягивают с него одеяло в пользу змеиного куратора и таджикского строителя, но и тех чести не удостаивают. Получается рассыпушка.

Прежние враги оказываются друзьями либо придорожными столбиками – и неминуемо сваливаются в разряд милых второстепенных персонажей. Новый враг проявляется дважды и исчезает, не оставив даже запаха серы. Может, это намек на четвертую часть. Может, очередной бантик, не докрученный до фиги.

А может, отсыл к заголовку: маршируй — не маршируй, и это тоже пройдет.

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 июля 2016 г.

Занятно периодически Никитина поругивать, но бывает, что и признанные мэтры опростоволосятся...

«Опаньки»- изрек по воле змеегорынычеподобного по числу голов коллектива соавторов русский дворянин, выпускник Царскосельской гимназии, литературный критик, участник Общества ревнителей художественного слова, сотрудник журнала «Аполлон» , основоположник акмеизма Николай Степанович Гумилев...

«Опаньки» — сказал автор данного отзыва, обнаружив, что слово «опаньки» и из той же социальной среды происходящий «ешкин кот» в устах Гумилева ни в малейшей степени не показались странными и чужеродными ни великому турбореалисту, ни маститому юмористу, ни женщине, позиционирующей себя в качестве редактора текстов, претендующих на бытование в качестве художественного слова...

Вот когда эти «опаньки» и «ешкин кот» бросились мне в глаза, я начал читать «Марш Экклезиастов» очень внимательно и пришел к выводу, что и весь вообще роман сделан крайне топорно и являет собой попытку заставить двигаться нечто мертворожденное...

Как уже неоднократно отмечалось в предыдущих отзывах, понавыдумывали тут всяких загадок апокалиптического прямо масштаба, но не сподобились ни для одной из них более или менее внятно дать объяснение. Замахнулись на Армагеддон, а завершили всхлипом. Взялись описывать похождения массы персонажей родом из двух предыдущих романов трилогии с прибавлением ряда новых действующих лиц, но от всех их странствий и приключений возникает стойкое ощущение, что мельтешат они по главам и страницам лишь ради того, чтобы в итоге получился некий объем текста, который можно окрестить романом, а не повестью...

Страшно сказать, но все, происходящее в XXI веке с как бы Гумилевым, как бы Брюсом, как бы Отто Раном и их клевретами и конкурентами можно было бы безжалостно истребить и опубликовать просто повесть про дервиша и бенедиктинца, ищущих затерянный город Ирем. Но и признание того, что сия сюжетная линия является единственной нормально написанной и доведенной до кульминации и финала на весь роман, не отменяет необходимости и ее изругать в пух и прах...

За то, что иной читатель примет ее за свидетельство недюжинной эрудиции авторов, а на деле в ней тьма тьмущая вопиющих анахронизмов. Отнеся странствия дервиша и монаха к эпохе багдадского халифа Харун ар-Рашида, умершего в 809 году, авторы не смущаются упоминаниями кордовского халифа Абд ар-Рахмана, родившегося в 891 году, живших еще гораздо позднее поэтов Саади и Ширази, позволяют монаху цитировать Фому Аквинского, до рождения которого еще так лет 400 вообще-то, упоминают еще не основанный университет в Болонье и дальше в том же духе...

Иные могут возразить, что это такая постмодернистская литературная игра, но либо пиши тогда примечания с пояснениями, чтобы не вводить в заблуждение читателя, не вникавшего в такие мелочи, либо признайся в том, что перешел тонкую грань между эрудицией и жонглированием случайно пришедшими в голову обрывками знаний...

В линии Гумилева тоже хватает проявлений спешки и неряшливого обращения с фактами. Вот как бы не расстрелянный большевиками Николай Степанович Гумилев в 1928 году притворяется корреспондентом, желающим взять интервью у лорда Керзона, хотя сей лорд умер вообще-то в 1925 году. Видимо, виной всему «Золотой теленок», где были в 1929-1930 году в ходу плакаты про Керзона, но Ильф и Петров все же подчеркивали, что плакаты сии были весьма старые...

И далее надо быть внимательными и не верить тому, что: Торквемада изгнал из Испании мавров(не успел этого сделать, ибо умер, мавров уже без него изгоняли) и вообще похоронил «золотой век испанской цивилизации» ( эпическая чушь, ибо золотой век Испании как раз при Торквемаде и начался и длился еще примерно 150 лет); что сын чародея Джона Ди доктор Артур Ди приезжал в Россию в царствование Алексея Михайловича ( к Михаилу Федоровичу он приезжал); что во времена Тюдоров было уже в ходу слово «денди» ( придуманное в конце XVIII века); что Абруццо — это где-то в Ломбардии (карта Италии вам в помощь, но это тоже самое, что Рязань поместить в окрестности Финского залива); что Риббентроп родом из Риги ( не из Риги, а из Ревеля, и не Риббентроп, а Розенберг); что выдуманное колумбийцем Маркесом Макондо находится в Аргентине...

И вот вещь поистине грандиозная. «За полчаса, как известно, можно выиграть даже безнадежно проигранное сражение. Как Наполеон под Мессиной.» Вот перепутать Маренго с Мессиной — это и впрямь и постмодернизм, и турбореализм, и криптоистория, и опаньки.

Оценка: 5
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 марта 2013 г.

...Последняя часть постмодернистской трилогии от Лазарчука-Успенского вызвало чувство тоски и разочарования. По двум причинам. Во первых, если роман действительно бессмыслен, на кой чёрт его читаю я, и зачем он вообще издан? во вторых, если он и вправду содержит тонкую игру аллюзий, я вынужден признать полную свою дисквалификацию в качестве образованного и культурного человека.

А что понравилось? Понравились прежде всего вставки из истории времён Харун-аль-Рашида, показывающее хоть и не очень глубокое, но весьма обстоятельное знание арабской культуры. Это полтора десятка маленьких глав написаны просто безупречно, и нет никаких сомнений в том, что она была написана отдельно от всего остального текста. Сам же текст распадается на неровно обломанные куски сюжетных линий, которые просто не объединяются в сюжет, не проводят сквозь себя ответов на какие-либо вопросы, и тем паче не содержат общефилософских проблем.

Читать, конечно, можно... местами — даже нужно. Но как самостоятельное произведение? Увольте.

Оценка: 6
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 июля 2011 г.

Тяжело писать исторический роман о настоящем времени.

«Посмотри в глаза чудовищ», первый роман трилогии, как слоны на мировой черепахе, стояли на сумме мифов ХХ-го века, плюс довольно большой шлейф образов из XIX-го и более ранних столетий. Отсюда невиданное богатство персонажей, исторических эпох, аллюзий и лингвистических фокусов. Но оборотной стороной медали было то, что уже в первом романе трилогии авторы перебрали самые «вкусные» и раскрученные образы — от крыс в московском метро, до спящих динозавров, от тамплиеров и мистических секретов третьего Рейха, до Распутина и вырождения «красной магии».

В «Гиперборейской чуме» шли «хвосты» большой интриги и разные дополнения — взялись за тему путешествия во времени, ввели несколько интересных персонажей. Выехали на классе.

А вот с «Маршем...» засада: история не успела нарасти, нет новых загадок, так хорошо известных публике. Действие же происходит в настоящем времени, прямо сейчас. Нужна либо чисто пелевинская наглость, когда лабрадор Конни ненавязчиво ассоцируется с псом Пиздецом — но здесь слишком легко сорваться в дурновкусие, в пародию, а «марш...», при всем юморе, требует серьезного отношения. Либо надо брать «мелкоскоп» и разбирать многочисленные мифы городов, отдельных социальных групп — но без глобальных обощений это скучно.

Приходится шарить по сусекам, продлять уже известные сюжетные линии и сохранять жизни обреченным героям, выдумывать сверх-сверх-цивилизации и т.п. Множить и множить сущности. Ну, и еще нужен фирменный лазарчуковский прием: нагнетание атмосферы. Тут мы и видим надвигающийся «апокалипсис» совершенно неясного свойства. И целый ворох загадок, который авторы генерируют, будто высыпают щебенку из самосвала. Но у всех призрачных городов и таинственных мегацивилизаций есть один недостаток — если они действительно призрачны, то уже не интересны читателю. Загадка, как Антей, должна хотя бы одной ногой стоять на земле, быть связанной с реальностью, а стоит прерваться это связи — выдумки становятся как сигналы сумасшедшего радио. Если же природа «апокалипсиса» так и не расшифровывается, остается читателю непонятной (и уж тем более малопонятна победа над этим валом катастроф), то грядущий «конец света» оставляет впечатление шумной и бестолковой хлопушки. В первую секунду дергаешься, и даже немного интересно, что там происходит, но во вторую — только разочарование. Баловство.

Полноценный сюжет так и не сложился.

Три новых персонажа, весьма колоритных, позабавили, но не более. Авторы могли всерьез попытаться ответить на вопрос: как же будет воссоздаваться «Пятый Рим», как теперь, с учетом все провалов и прозрений, Николай Степанович и Брюс начнут собирать людей в новую организацию. Перед читателями идет сплошной поток приключений, в процессе которых кто-то может «прилипнуть» к новому ордену, а кто-то пойдет своей дорогой. Но ведь в ожидании глобальной катастрофы этот метод дает слишком малой выход «годного человеческого материала». Эта проблема, в итоге, «пропускается мимо клинка».

«Макамы» в стиле плутовского романа — смотрятся «не пришей кобыле хвост». Они, конечно, добавляют в сюжет объяснение, но «слишком мало и слишком поздно».

Потому текст, при самой добротной стилистической работе — оставляет умеренное впечатление.

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 марта 2013 г.

Первая книга трилогии стоит в моем рейтинге постсоветской фантастике на первом месте. Вторая -- очень сильный роман с неожиданно слитым финалом. Обе иногда перечитываю...

А третью прочел и забыл, вспоминается только чувство дикого разочарования при чтении...

Оценка: 3
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 мая 2007 г.

Роман производит впечатление грубой ремесленной поделки. Главный герой — поэт Н. Гумилев, — своими повадками и лингвистическими оборотами («опаньки», «ешкин кот») напоминает благородного мента из каких-нибудь «Улиц разбитых фонарей». «Марш...» перегружен персонажами, с которыми авторы просто не знают, что делать. Особая статья — низкопробные шутки и хохмочки на уровне студенческой курилки. Словом, полное разочарование, деградация и декаданс.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 марта 2016 г.

По сравнению с «Посмотри в глаза чудовищ» — возмутительный бред. Абсолютно картонный Гумилёв, никакой сюжет. Все недостатки первого романа (несмотря ни на что, замечательного) возведены в куб, а достоинств нет. Относительно радует только восточная линия, да и та, по большому счёту, на один раз.

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 июля 2014 г.

К сожалению, тот самый часто встречающийся случай, когда автор (авторы) то ли в погоне за длинным рублём, то ли не желая расставаться с любимой выдуманной вселенной, продолжают писать продолжения, хотя читателю ясно, что всё, что автор (авторы) хотел (хотели) сказать, сказано было в первой части. И дальше — ничего, кроме самоповторов, быть не может. Уже во 2-й части данной трилогии всё это проявилось сполна, а 3-ю пришлось дочитывать с чувством стойкого недоумения. Она оказалась настолько даже не вторичной, а третичной, что её пришлось разбавлять каким-то просто откровенным бредом, чтобы довести до романного формата (по мне, 2 просто лишних «линии» в романе: 1) нелепые «макамы», стилизованные под арабские сказки; 2) история двух бандюков; и ещё целый абсолютно лишний, вообще непонятно зачем включённый в роман герой — Толик-Идиятулла). Всё-таки слишком уж широк наш русский автор — я бы сузил.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 января 2011 г.

Для многих писателей этот роман стал бы вершиной творчества, очевидным успехом, великолепной литературой, чуть ли не шедевром... Но для тандема Лазарчук-Успенский данный опус успехом не является. Сюжет откровенно прямолинеен: Николай Степанович с компанией попадает куда-то в адскую дыру, а Степан в свою очередь Николаевич, с другой компанией, пытается вытащить его оттуда. По сравнению с предыдущими книгами трилогии (особенно с Гиперборейской чумой, где сам черт ногу сломит), наблюдаем явный проляпс. Макамы про монаха Маркольфо и сасана Сулеймана выглядит совершенно самодостаточной вещью, которую можно смело выдрать и читать самостоятельно, без привязки к Маршу экклезиастов; новеллу Люди Севера также надо выдрать, ибо сложно понять, что она делает в теле романа, ибо никакой смысловой нагрузки, увы не имеет. И да! Концовка разочаровывает. Слабовато. Где могучее лавкрафтовское «И тут в дверь позвонили»? Спасибо и на этом, конечно, но роман абсолютно не удовлетворяет огромным ожиданиям, той заявке, что была сделана эпиком «Посмотри в глаза чудовищ». Впрочем, это возможна прооблема не писателей, а читателя.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 марта 2010 г.

Порой автор, являясь безраздельным собственником своего замысла, казнит текст.

Продолжениями.

Являясь большим поклонником «ПВГЧ» и несомненным ценителем «ГЧ», был чудовищно разочарован «МЭ».

Не вижу в книге ни глубины, ни замысла, ни красоты.

Сие, безусловно, мои проблемы.

Поставил книги какие-то баллы ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО за восточную линию дервиша-монаха.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 июля 2008 г.

Самый сложный и многопластовый роман всего Лазарчука читателями, насколько я знаю, тотально недооценён и непонят. Из моих очных знакомых, что прочли все романы серии, только двое смогли найти для себя в нём вкуснятину. Линия дервиша и монаха — нечто, не имеющее аналогов в нашей литературе (разве что линия Иоанна Боанергеса в «ОЗ» Стругацких к ней близка)! Сюжет в целом напоминает шкатулку, в которой тайных днищ больше, чем открытых пространств.

Ждём продолжения.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 ноября 2007 г.

Бледное подобие предыдущих книг. Явно коммерческий продукт. Даже не помню, дочитал ли до конца. Лучше бы и не читал.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 января 2007 г.

С бооольшим натягом поставил 7:frown:. Все-таки, стоит в писательскую компанию затесаться жене писателя — :weep:. Неровности, линия дервиша и монаха с дубовыми стихами — не пришей кобыле хвост, зачем пару раз в тексте проявились Марков и Терешков — непонятно, явление Коломийца народу выглядит искусственно... В общем, разочарований немало, при том, что потенциал текста предполагал гораздо большее. :frown::confused:

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 марта 2015 г.

Г-о-о-раздо слабее первых частей, изящ-щная «рваность» текста быстро переходит в растрепанность опухшего со сна (мягко говоря) Автора (о трех головах). Слишком многое похоже на бред, или некачественную склейку, вылазят какие-то посторонние персонажи, юмор и эпиграфы ну оч-ч-чень из очереди за пивом (разливным) (или не пивом). Качество перешло в количество. Жаль. Оценка как бы за прошлые заслуги.

Оценка: 5
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 августа 2008 г.

Вещь неоднозначная. Местами соавторы будто куда-то спешили. Линия Гумилёва до попадания его в проклятый город зажёвана и воняет палёной резиной. Но за блестящую рифмованную линию двух мудрецов я готов простить Лазарю и К всё, что угодно! Да и канувшие в прошлое асы-ваны-Ираиды-Коломийцы начинают потихоньку проявляться.

Всё ещё только начинается...

Оценка: 10


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх