Алексей Иванов Блуда и МУДО

Информация о романе Алексея Иванова «Блуда и МУДО»: аннотация, издания, оценки и отзывы читателей. Подсказка book'ашки

Алексей Иванов «Блуда и МУДО»

Блуда и МУДО

Роман, год

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 41

 Рейтинг
Средняя оценка:7.96
Голосов:368
Моя оценка:
-
подробнее
Аннотация:

Главный герой романа «Блуда и МУДО» — недоучившийся художник Борис Моржов, методист муниципального учреждения дошкольного образования. Один из местных начальников решает провернуть небольшую авантюру, преобразовать МУДО в Антикризисный центр, обеспечив себе безбедное существование. Однако такое преобразование неминуемо приведет к увольнениям старых педагогов. Все бы прошло гладко, но мешает случайно сделанный американцами выбор как места отдыха — летнего лагеря, принадлежащего МУДО...

© suhan_ilich


Лингвистический анализ текста:

Приблизительно страниц: 447

Активный словарный запас: высокий (3112 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 55 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 42%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Номинации на премии:

Бронзовая Улитка, 2008 // Крупная форма


Похожие произведения:

 

 


Издания:

Блуда и МУДО
2007 г.
Блуда и МУДО
2008 г.
Блуда и МУДО
2010 г.
Блуда и МУДО
2013 г.
Блуда и МУДО
2013 г.
Блуда и МУДО
2015 г.
Блуда и МУДО
2015 г.



Доступность в электронном виде:




Отзывы читателей о «Блуда и МУДО»:Рейтинг отзыва 

Страницы: [1] 2  3 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 20 ]  +

К новому роману Иванова приступал с большой опаской, и дело было даже не в странноватых рецензиях, вроде Нестеровской, а в страхе, что Иванов, обычно писавший с небольшой скоростью, не мог с такой скоростью всего за один год написать полноценный новый роман. Я ошибся, чему очень рад. Видимо, слишком давно Иванов вынашивал идеи, вокруг которых он выстроил свое произведение, они не производят впечатления скоропалительных выводов, сделанных только ради того, чтобы было что вставить в текст. Иванов наблюдателен, он сумел увидеть и выделить болевые точки современного социального устройства и мировоззрения, а в таланте описать это на хорошем правильном образном русском языке сомневаться никто не будет, на этом поприще с Ивановым мало, кто может тягаться.

Роман отнесен автором к поджанру «плутовской порнографии», в этом, мне кажется, есть немного самолюбования, потому что несмотря на то, что он включает себя и остроумные проделки главного героя и эротические сцены, описанные подчеркнуто физиологично, не к плутовскому роману, не к порнографическому отнести его невозможно. К роману идей, кстати, я бы тоже его не отнес. Иванов будучи вполне в традициях русского романа написал роман всеединый — «слепок эпохи», в котором найдется месту всему: и описанию жизни России, и мыслям автора о причинах этой жизни, и остроумной по-хорошему злой сатире, и настоящей трагедии. Я пока не прочитал второй роман, вышедший в прошлом году и так же претендующий на ту же роль — «Ж/Д» Дмитрия Быкова, поэтому сравнивать виденье двух писателей не могу. Но Иванов, на мой взгляд сумел справиться с задачей, которую перед собой поставил. Сумел Быков почитаем.

Место действия — провинциальный город Ковязин. Самый обычные и ничем особенно не привлекательный. Небогатая история уже в прошлом, медленное умирание сейчас. Центрами жизни становятся уже не квартиры с семьями, а разнообразные общественные учреждения, школы, бани, рестораны. Жители Козявина разучились жить семейной жизнью. Главный герой — недоучившийся художник Борис Моржов, немножко плут, немножко философ, все возможным развлечениям предпочитающий занятия любовью. Нежданно негаданно к нему пришел успех, его картины, а вернее даже не картины, а пластины, а это ИМХО важно — хорошо продаются в Москве. Несмотря на то, что с деньгами у него все в порядке он продолжает работу в доме творчества юных скрывающемся под злой аббревиатурой МУДО. Аббревиатуры это страсть главного героя, он легко преобразует базовые принципы окружающей действительности в короткие хлесткие сокращения (возможно, мне показалось, но ИМХО эта стрела в сторону ДПП(НН) Пелевина). Один из местных начальников решает провернуть небольшую авантюру, преобразовать МУДО в Антикризисный центр, разогнать старых преподавателей и спокойно сидеть на финансовом потоке. Все бы прошло гладко, но мешает случайно сделанный американцами выбор как места отдыха — летнего лагеря, принадлежащего МУДО. Так закручивается цепочка событий, временами довольно абсурдных, временами очень страшных, а временами очень трагичных.

В своем романе Иванов дает основы своего представления о пиксельном мышление. Упрощенное, плоское штампированное мировозрение делающее своего носителя абсолютно адекватным происходящему вокруг. Такой тип мышление дает ответы на все возникающие вопросы. Короткие фразы — почти катехезис современной жизни. Страшно, что войти в него очень легко а вот выход чрезвычайно сложен. Даже главный герой, который вроде бы и подмечает эту особенность, поначалу мыслит в рамках пиксельного мышления (Иванов это подчеркивает тем, что тот раскрашивает пластины, а не рисует картины. Вроде бы очень близка суть, но насколько разный смысл). Как не странно, выход Моржова из пиксельного мышления связан не столько с какими то внутренними рефлексиями, сколько с внешними событиями, которые в первую очередь касаются не столько Моржова, а его коллег. Первоначальная цель потрахаться с тремя женщинами, также поехавшим в лагерь, в какой то момент преобразуется в жалость и ответственность за них, а пиксельное мышление с жалостью сосуществовать не может. Какой ответ внешнему давлению может противопоставить Моржов — создание семьи нового типа — фамильона на основе ОБЖ — обмена биологическими жидкостями.  

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Хороший роман, только концовка не правильная какая та, так и хочется сказать похожая на пиксельноголливудскую: главный герой вершит месть над идеальным носителем пиксельного мышления и исчезает/ Хотя может быть в этом исчезновение и есть выход из пиксельнгого пространства, в котором теперь Моржову не ужиться.

9/10 и очень рекомендую.

  Оценка: 9 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 19 ]  +

Прежде всего роман порадовал очень хорошим языком. Понимание, «чутьё» языка есть далеко не у каждого автора; многие пишут неживым, внешне правильным, но фальшивым и оторванным от жизни языком, точнее набором словосочетаний, которые когда-то выучили; иные творцы в надежде оживить свои произведения насыщают их уродливыми просторечиями и слэнгом. Иванову удаётся найти золотую середину: язык его произведения живой, ироничный, образный, автор понимает слово, знает ему цену и потому не боится играть с ним. Что же касается «обилия « мата, то его не такое уж и обилие, там же , где «непарламентские» выражения встречаются, они выглядят вполне к месту, как необходимый элемент истории. То же самое можно сказать и об эротических сценах, описанных смело, но, как ни странно, в тоже время — деликатно. И несмотря на лукавое определение «плутовская порнография», ничего неприличного в романе нет, присутствует разве только озорство. Фантастики, конечно, в книге немного, точнее — почти и нет, так, намёки. Но уж реализм реальный.

Главный герой произведения — Борис Моржов — житель классического провинциального городка Ковязин, серого и скучного,«где первые на последних похожи». Моржов — успешный художник. Но «успешным художником» его считают в Москве и за рубежом, для ковязинцев он просто странный тип, который умеет «рисовать похоже» и каким-то непонятным образом сумел устроиться в жизни. Ковязинцы тоже хотят стать успешными, но у них совершенно иные представления об успехе: хорошая работа ( продавцом в супермаркете или даже проституткой), удачное замужество ( пусть даже жених — сутенёр и алкоголик), культурные развлечения ( бухнуть, потрахаться, спереть, что плохо лежит), главное — жить не хуже других. Принципы другой жизнь многим из ковязинцев трудно понять, ведь они противоречат их житейскому опыту. Это не просто картина мрачных сторон российской действительности, а в более широком смысле — описание оскудения человеческих личностей, очутившихся в болоте духовной бездеятельности и безысходности. И Моржов предполагавший лишь несколько амурных приключений, начинает борьбу со злом, для этого ему нужны таланты Казановы и Остапа Бендера. Книга не ограничивается социальной сатирой, здесь немало философских размышлений, интересных психологических наблюдений  и целая философская жизненная система.

  Оценка: 9 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 13 ]  +

«Блуда и МУДО», на первый взгляд, является самым доступным из всех ивановских романов, включая даже «Общагу на крови». ...Главный герой «БиМ», 28-летний методист МУДО (муниципального учреждения дошкольного образования) Моржов, проживающий в типичном русском провинциальном городке Ковязин, на протяжении всего романа вступает в беспорядочные половые связи с девицами и всеми правдами-неправдами пытается спасти от грядущего сокращения свою работу с неприличной аббревиатурой — МУДО... Концентрация эротики, эротических сцен достигает в «БиМ» отметки «выше среднего». Эротические сцены перемежаются с комедийными, сатирическими, откровенно фарсовыми — Иванов еще раз доказывает то, что писатель он всесторонний и помимо всего прочего — блистательный сатирик и комедиограф. Но главный пласт романа, скрытый под эротикой и фарсом, — социальная критика современной российской жизни практически во всех ее аспектах. И ванов дает совершенно замечательное и неожиданное определение новому, выстраивавшемуся с начала 2000 — х гг. российскому обществу «стабильности и порядка» определение: «дешевое порно — долбежка друг друга за небольшие деньги с небольшим удовольствием». Роман наполнен литературными аллюзиями — читая Иванова вспоминаешь Гоголя («Мертвые души») , Достоевского, М. Булгакова, даже Ильфа-Петрова... М.б.  часть читателей, из тех, что ждали от Иванова чего-нибудь в жанре «Пармы» или «Золота бунта», и будут отчасти разочарованы, но, на мой взгляд, «Блуда и МУДО» пока самое продуманное, выверенное и совершенное произведение Иванова.

  Оценка: 8 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 12 ]  +

Замечательный роман. Иванов продолжает линию бытоописания потерянного мужчины в провинциальном городе. Но, в отличии от «Географ глобус пропил», главный герой «Блуда и МУДО» по жизни победитель. Да, он оступается, совершает не самый привлекательные поступки, и создаёт для себя не самую приглядную философию, но! Моржов достигает своих целей, попутно делая жизнь близких людей (преимущественно женщин) чуть лучше. Концовка же романа остаётся той же, что и в «Географе»: герой бесприютен, нигде и ни с кем.

Написан книга великолепно. Стиль Иванова лёгок, весел и невероятно обаятелен даже в своих перегибах. Читается книга влёт, ощущений и мыслей оставляет массу и попутно поднимает настроение. В общем, один из лучших образцов современной российской литературы.

  Оценка: 7 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 12 ]  +

Иванов ввязался в блуду

Книга «одного из главных современных писателей» Алексея Иванова, вышедшая в 2007-м году, носит странное, немного пугающее название — «Блуда и МУДО».

Адресована тем, кому понравился “Географ”, но посложнее и сделана лучше: мастерство автора очевидно растет. Это непростая житейская история, плотно начиненная авантюрами и философией.

Странное название имеет довольно простую расшифровку: блуда — это “засада”, неприятность, МУДО — муниципальное учреждение дополнительного образования “Родник” г.Ковязин. С МУДО случилась блуда. Грядут реформы: здание по осени отдадут модному антикризисному центру, педагогов выгонят на улицу. Спасение приходит, откуда не ждали: таинственные американцы непонятным образом узнали о давно заброшенном лагере МУДО “Троельга” и оплатили отдых в нем. Теперь в кратчайшие сроки нужно сделать вид, будто лагерь функционирует. Шестерых сотрудников учреждения отправляют “в лагеря”, а американцы... не приезжают. Да и местных-то детей вместо положенных тридцати набирается лишь шестеро — как раз по числу педагогов. Мудовцы, подзуживаемые главным героем книги Моржовым, решают начальству лишнего не сообщать и хоть месяц “пожить по-человечески”. И, если повезет, даже спасти МУДО.

В книге удивительно живые герои. Главный харизматик — Борис Моржов, художник-умник-остроумник в очках-окнах. Он не страдает, не загибается со своим талантом в провинциальном Ковязине: ему здесь нравится. У него есть деньги и пистолет. Бабник — страшный! Нет, он “не думает о бабах — он бабами думает обо всем”. Только в лагере у Моржова три любовницы (собственно, все имеющиеся там женщины) А на втором плане мелькает “балда-проститутка” Аленушка, а на орбите кружатся дианки, дашеньки, стеллы, юльки, женьки, алиски... Писатель Иванов женщин явно любит и чересчур хорошо понимает, просто насквозь видит. Даже страшно от такой проницательности. Герой Моржов тоже любит и за всех несет ответственность. Впрочем, не только за женщин — за коллег, друзей, детей...

Кстати, название “Блуда и МУДО” можно расшифровать и иначе, поглубже. На языке Щекина, чокнутого моржовского кореша, блуда — это Вселенная, безграничный объем хаотичной информации. Мудо — самозародившийся в ней смысл. А троельга — оболочка, не дающая мудо раствориться в блуде... Да, у Иванова вечно так: ни слова в простоте. Философские раскладки; куча аббревиатур вроде КВ (Кризис Вербальности) или ПВЦ (Призрак Великой Цели)... А еще пикселя, фамильоны, мерцоиды... Метафор в целом даже больше, чем нужно для простого читательского счастья. Зато эту книгу можно смело изучать дважды — и даже подряд. Первый — ради сюжета, второй — вдумываясь в смыслы и “подсмыслы”, если захочется.

Если вы читали Иванова раньше, то понимаете, что хеппи-энда ждать не стоит. Одна из женщин погибнет, один из мужчин за это поплатится — Моржов своих не бросает. А другая женщина, всю книгу жадно пытающаяся урвать чего-то у жизни, “махнет на все рукой — и на ревность свою, и на бедность, и на уходящую молодость” — и станет “просто ждать Моржова обратно. Хоть какого. Хоть когда”.

Я бы такого тоже ждала.

Хоть и бабник, и обалдуй.

  Оценка: 10 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 11 ]  +

Начиналось за здравие: блестящая сатира в стиле то ли Хармса, то ли Зощенко, и главное — действительно смешная! Глянув на объём романа, я уже начал предвкушать 800 страниц искромётного юмора и метких характеристик. Увы, очень скоро Иванов словно опомнился («я ж — продолжатель лучших традиций реалистической прозы, чернозёмная мощь земли Русской!») и всё потекло куда-то в тягучий омут описаний и, нередко, бессмысленных сцен, коими наш золотовалютный запас грешил и ранее, но всё же не в такой степени и — главное! — ранее эти недостатки сглаживались очарованием уральской экзотики и разнообразием сюжетных линий. Здесь, увы, наблюдается разнообразие лишь в женских характерах и способах их совокупления (физического и умственного) с главным героем. Порадовали детские образы, вот они действительно написаны от души. А всё прочее, налипшее на рассказ о похождениях Моржова, кажется столь же неинтересным, как грязь, прилипшая к колёсам его велосипеда. Я уж не говорю о том, что интрига с самого начала будто высосана из пальца: надо было автору отправить всех в заброшенный летний лагерь, он и отправил. А уж из-за чего они там оказались — несущественная мелочь. И всё же хочется спросить Иванова: а где ж пресловутые американцы? И если не о них, то о чём говорилось в телеграмме, поставившей на дыбы всё МУДО? И хотя к концу романа завязка уже не играет роли, концовка его опять превращает всё в бред, ибо она никак — ну никак! — не вытекает из повествования. Нет, Иванов, конечно, объясняет нам, что и как, но лишь между делом и скороговоркой, словно логика сюжета его вообще не заботит. Главное — показать пропасть между женскими мыслями и действиями, а на какой сюжет всё это нанизать, не имеет значения. Может, лучше тогда стоило написать эссе, чем тратить своё время на ЭТО? Хотя — издатели требуют, а народ покупает. Чего же больше? Вот отсюда и началась та дорожка, которая вывела Иванова к раскритикованным «Псоглавцам» и разнесённому в пух и прах «Комьюнити».

А вообще книжка очень женоненавистническая. В ней почти нет положительных женских образов. Все героини (кроме мелькающей где-то за кадром Дашеньки) сплошь эгоистичные и лицемерные стервы. Удивительно это, честное слово. По-моему, здесь у Иванова некий пунктик. Уже в «Золоте бунта» я заметил, как он инструментально использует женщин. Но там, как он сам говорил, повествование намеренно сделано более «попсовым». А здесь? Тех же щей, да погуще влей. Не знаю, что об этом и думать. Либо все женщины и впрямь меркантильные и двуличные стервы, либо Иванов их просто не знает. Вспомнилось тут, как прочёл на одном форуме девичий пост: «Гумилёв выучил немецкий ради Анны Ахматовой. А сейчас куда подевались рыцари? Ухаживать совершенно разучились». Ух как меня подмывало ответить томящейся любовно: «Милая, так ведь и вы — не Ахматова!», но стерпел, сдержался. Ибо подумал: может, она и права? Но после прочтения «Блуды и МУДО» засомневался: так ли уж мы, мужики, виноваты в отсутствии романтики? Ну скажите, какая из героинь Ивановского романа нуждается в ухаживании? Ради какой из них стоит рвать жилы? Если и начнёте читать любой из них стихи или цветы дарить, взглянет на вас как на дурачка и рассмеётся — вот ведь несуразный какой, даже жалко его, убогого. И всё же надеюсь, неправ Иванов, сгустил он краски. Ну не может быть всё так беспросветно.  

А чего ж тогда восемь? — спросит удивлённый фантлабовец. Да потому что написано неплохо, диалоги живые, язык хорош. А сюжет... Да плюньте вы на него. Не за это мы Иванова последнее время любим. :)

  Оценка: 8 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 11 ]  +

Поразительно «вкусная» книга. Вначале не пошла, книгу отложил, а вчера взял в руки и не хотел выпускать. НАСТОЛЬКО богатого русского языка я больше ни у одного автора не встречал. Текст просто перенасыщен образами, метафорами, мыслями, картинками, вообще перенасыщен всем.

И объём всего этого настольков велик, что не сразу и не везде улавливаешь авторскую позицию. Тем не менее — это книга, в которую меня затягивало, как в омут. Начав читать, с трудом заставлял себя её отложить и пойти работать.

  Оценка: 9 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 10 ]  +

Мои бабушки как-то раз совсем меня запутали разной трактовкой одной и той же, в принципе, поговорки. Одна старушка утверждала, что хороший поросенок везде грязи найдет. Другая настаивала на том, что худой поросенок везде грязи найдет. В одном случае звучала вроде как похвала, в другом — словесная выволочка...

Вот меня и заинтересовала сия коллизия постольку, поскольку очевидно, что грязи Алексей Иванов нашел немереное количество. Феноменально много этой грязи, скотства, кретинизма, всяческой сволочности и гнусности легло пласт за пластом на страницы данного романа...

И кто же он после этого? Хороший «поросенок» или худой? Хвалить его за психологизм, грустное веселье и эротические эскапады? Или ругать за умничанье, плосковатые шутки и хихикающую какую-то похабщину?

Дабы ответить на этот вопрос, надобно выяснить: а был ли Иванов честен со своим читателем? Он все это затеял, чтобы у того душа свернулась, а потом развернулась, ради какого-то катарсиса, прозрения вкупе с замешательством?

Ан нет, чтобы бабла заработать, чтобы критики похвалили. Чтобы порадовать столичных жителей, усталых тружеников офиса и жертв солярия, сборником полупохабных анекдотов о кровавой и пьяной провинции, о блудящей и матерящейся тамошней образованщине. Ведь не все же деревенщине в таблоидах читать о том, как блевал после презентации глянцевого журнала известный певец П., как олигарху Д. наставила рога фотомодель Ж. и прочее. Пусть и обитатели мегаполисов подивятся тому, как влачат свои дни недочеловеки, живущие на 200 долларов в месяц. Подивятся, естественно, под разухабистые комментарии веселого и улыбчивого Алексея, который когда-то был одним из этих провинциалов, а теперь вот вышел в люди. Влился в коммьюнити, блин...

Что хуже всего, многое в романе правдиво. Как и всегда бывает в тех случаях, когда ложь состоит именно что из полуправды, а не откровенных врак.

  Оценка: 3 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 10 ]  +

«Блуда и МУДО». Потрясающий, образный, красивый до невозможности язык, и второсортный сюжет с гнилушками-героями. Выгребная яма, мастерски написанная талантливой кистью. При этом, сюжетная линия романа местами хромает, местами — откровенно трещит по швам. Герои вызывают омерзение, а явное любование автора ими и их отношениями — страх за тех, кто слишком доверчив к печатному слову, или, не имея стержня личности и своих мыслей, примет описанные модели отношений «в абсолюте». Иронией в книге и не пахнет — ГГ в полную силу, на полном серьезе стоит на своем мироощущении и гордо держит над головой свое жизнепонимание и жизнеутверждение.

Прочитать эту книгу однозначно стОит. Но только за ее язык. Цитируя Паниковского, «такого уже не делают», поэтому нелишним будет получить представление о том, как изумительно может играть наш родной, великий и могучий, а в данной книге еще и потрясающе образный и изумительно красивый, русский язык.

  Оценка: 7 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 9 ]  +

Разрази меня гром если это плутовская порнография! «Разводит» автор, кокетничает... Не похож роман ни на что предыдущее ивановское. С этим соглашусь. Но не более. Главный герой (помилуйте, господа отозвавшиеся!) он же просто монументален, а не «картонен». Он впитал в себя столько всего и ото всех, что не может быть плоским ФУКОМ... Борис Моржов как Булкаковский Мастер обеспечен волею судьбы и финансово независим, что позволяет «творить» пластины и свою жизнь. Этакий ковязинский философ с неискоренимой любовью к обобщениям, систематизации и аббревиатуре. Женщины и секс с ними (не со всеми, естественно... антропометрия и психотипы его любовниц легко угадываемы) — основа жизнедеятельности Моржова помимо зарабатывания на хлеб, а вернее всего главный стимул ко всему... Да, немного гипертрофированный стимул (просто диву даешься в каких жизненных ситуациях Моржов, вдруг, отвлекается на женщину и начинает рассматриавть её как объект «охоты», раздевая глазами, «примеряя» свой собственный исследовательский аппарат).

Моржов это воплощение бендеровского «поэта и многоженца» в нашем времени. Его творческое форматирование ситуации с летним лагерем под свои нужды.  Феноменальная шахматная партия, с эндшпилем, достойным Буратино (... ты Мальвина смейся, а ты Пьеро читай свои самые гадкие стихи)! великий комбинатор может гордиться... Живо его дело! Цели и задачи только изменились. Только продолжатель не витиевато зубоскалящий сын турецкоподданного, мечтающий о белоштанном времяпровождении в Рио. Моржов... он настолько реален... на столько органичен в предложенных ситуациях... он последователен даже в убийстве Лёнчика...

Не смогу бесстрастно коментировать матерные язык героев романа... Он не надуман. Он лаконичен. Он всем нам знаком. И, что считаю авторской удачей, грязи на страницы не выносит. Он оправдан. 10 баллов автору!!!

  Оценка: 10 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 8 ]  +

1) Мои впечатления: Очень много страниц бесполезного для меня словоблудия. Беспросветная атмосфера каких-то затянувшихся 90х в унылом провинциальном городке. Очень живые и правдоподные, имхо, персонажи. Все как в жизни. Но про жизнь уездного города Ковязина и блудствующих сотрудников МУДО (дворца пионеров) мне сейчас неинтересно. Почему-то от книги я ожидала, что будет смешно, а получилось грустно... Почему я дочитала ее до конца? Ну, наверное потому что книгу, которую я начинала читать до нее я бросила по причине неинтересности и решила хоть что-то дочитать. Во-вторых, автора я все же уважаю...

2) Мое мнение об авторе и объективный взгляд на произведение: Я вообще считаю, что Алексей Иванов — очень талантливый писатель. Полюбился мне он своими «Географом...» и «Общагой-на-крови», как говорится, задолго до того, как это стало модным А именно лет 8 назад. Вернуться к его творчеству я решила не из-за успеха фильма про географа (не смотрела), а из-за одной отличной рецензии на «Сердце Пармы», которую я обязательно планирую прочитать в дальнейшем (книгу, а не рецензию). Но тут я обнаружила, что не читала у него «Блуду и МУДО» и решила, что нечто на современную тематику хочу прочитать больше. Ошиблась. Ожидания не совпали с действительностью. Реалии, описываемые в книге мне не интересны. При этом! Я считаю, что сам текст очень качественный, автор старался. Просто не мое.

Я очень надеюсь, что книга нашла/найдет своего читателя, чьи оценки и отзывы будут лучше моих.

  Оценка: 7 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 8 ]  +

(Из записей. Ноябрь 2013.)

«Сейчас лучше всего было бы заниматься сексом в гречихе, а не разговаривать умные разговоры.»

Полностью поддерживаю предыдущего оратора :)) Да кто бы не поддержал. Кстати, мне как-то довелось видеть поле цветущей гречихи: зрелище (и обонялище) незабываемое.

Книга реально хорошая, даже обидно, что столько авторского таланта на собственно перепихон ушло. Нет, так-то я только «за». Но этого оказалось слишком много, буквально, подетально и безотносительно к необходимости в сюжете. После восьмой или девятой бабы главгера я их путать начала :(( Получились этакие приключения отважного манипулятора в стране всепобеждающего траха.

Мне странно, что Иванов эту книгу после «Географа» написал, а не до. Так было бы логичней. Но фокус с композицией тот же самый: после продолжительного, а местами и затянутого, но интересного описания скучной жизни (на это тоже надо оказаться способным) вдруг идёт концентрированный обвал событий, напоминающий смерч, возникший на, казалось бы, пустом месте.

Наиболее увлекательной в книге конкретно для меня оказалась её философско-социологическая составляющая. Интересно то, что это концепция не автора, а главного героя (Моржов чем-то напоминает «географа» Служкина, но он куда более моржов, кхм). Читала и поражалась тому, как Иванову удалось из суммы метких жизненных наблюдений выстроить такую непротиворечивую, убедительную и обескураживающую модель окружающего нас мира.

Кто-то из авторов рецензий, помнится, жаловался на «невнятных персонажей». Полноте! Персонажи яркие, живые, абсолютно узнаваемые, типические и в то же время неоднозначные (ну, кроме, может быть, нескольких эпизодических). У каждого свой образ мыслей, манера поведения, реакции, у каждого своя речь. Максимальную дозу яда вложил автор в речения бюрократа-образованца Манжетова. Барственная путаница в именах-отчествах окружающих, эвфемизмы-канцеляризмы, фальшивая демократичность и особенно идиотическая манера ставить дополнение впереди «объясняемого объекта»:

«— Дома пионеров, Егор Сергеич, и я уже рассказывал об этом на вашем педсовете, вообще не будет, — пояснил Манжетов.

/.../

—…создание районных антикризисных центров — это этапы, и с нею не спорят, реализации федеральной программы.»

Ох, как же это всё узнаваемо! Да и вся обстановка в МУДО, его заморочки, его начальники, рядовые педагоги, дети… Мне довелось покрутиться в таком МУДО — отвечаю: всё по правде ;) В нашем маленьком, таком же провинциальном, как книжно-ивановский Ковязин, но ещё более скучном городке оно называется «Пульс». С особенным умилением читала о Щёкине — близко была знакома с его реальным близнецом, долгие годы работавшим в «Пульсе», даже звали его почти так же, эх, Саныч, в какие походы ты теперь водишь своих пацанов?.. Подслушанный Моржовым неформальный урок нравственности, который Щёкин даёт своим «упырям» — один из вдохновляющих и трогательных моментов повествования.

Великолепное владение Иванова словом несомненно. Избыточная пейзажность романа не выглядит искусственно пристёгнутой к тексту: главный герой — художник, «он так видит», ахха, а поскольку Моржов не только художник, но ещё и неуёмный трахарь, вполне объяснимо, что и окружающую натуру он воспринимает через ту же призму.

РЕЗЮМЕ. Плюсами книги для меня оказались философия, социология, меткие жизненные наблюдения, авторский язык. Минус только один: переборщил Иванов с бурной половой жизнью главного героя. Думаю, именно поэтому авторы аннотации не рекомендуют книгу читателям до восемнадцати, а вовсе не из-за половодья матюгов, но если в аннотации такую правду-матку написать — это, наоборот, реклама получится :)

  Оценка: 8 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 8 ]  +

Если коротко (в стилистике надписей на библиотечных форзацах), то так: «Книжка очень хорошая».

Не без тараканов, конечно. Особенно выделяются навязчивое впихивание образов в каждую фразу (просто «Общага-на-крови» какая-то, прости господи) и способ мышления главного героя, который стремится свести ползущую по бокам жизнь к неким базовым понятиям, назвать их с неуклюжей напыщенностью, превратить в аббревиатуру и мусолить страниц десять, пока не наступит черед следующей аббревиатуры. Видать, издержки творческого процесса сквозь звезды и медные трубы: «Блуда», по большому счету, стала первой книгой, которую Иванов от начала и до конца писал в качестве золотовалютного резерва русской литературой. И всячески пытался соответствовать. Многозначительности нагонял, пиксельность мышления бессмысленную эту знаменем сделал (причем не только в книжке, но и во всех решительно интервью), художественности подкачивал где мог. Первая четверть книги производит впечатление заредактированной до пародийного уровня: будто Иванов сперва отписался нормальным текстом, потом, после отлежки, взялся за вычитку, принялся тихо паниковать из-за того, что как-то просто все необразно — и айда втыкать сравнения после каждой запятой. Потом то ли устал, то ли издательство поторопило — в любом случае, страницы с 70-й ряска разбегается и идет чистая вода (впрочем, у Иванова уже вошло в привычку поначалу кошмарить читателя с целью отбрасывания балласта, а потом, когда остались только свои, переходить на нормальный язык).

Тараканом можно счесть и слишком раскрытую тему виагры. Все-таки умелый и вполне молодой бабник, ни с чего особенного вдруг переходящий на химические стимуляторы, представляется мне фигурой, скорее, вымышленной, чем реальной.

А так — крайне реальная и позитивная книжка, наследующая великому «Географу» (каковой, в принципе, вполне узнаваемо появляется в образе дружка главного героя): очень настоящий провинциальный город, очень живые дядьки, тетьки, менты, гопники (а какие диалоги подростков! какой Гершензон!), безнадежный кураж, безрадостный блуд и любовь, стынущая без поддува. И очень много нового. Главное — новый тип главного героя. Были у Иванова тихие святые, сильные и бессильные, были злые вожаки, легко жертвующие всем на свете. А теперь появился Моржов — состоятельный озабоченный шалун, умеющий брать на себя ответственность и спасать всех, кто под эту ответственность попал. А за тех, кто не попал и сгинул — мстить, умно и умело.

Естественно, ни велосипеда, ни сноповязалки Иванов не изобрел: таких Тревисов Макги полбатальона на каждой полке с развлекательными жанрами. Но введение подобного типажа в качественную отечественную литературу дорогого стоит — и, соответственно, поднимает котировки золотовалютных активов.

  Оценка: 7 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 7 ]  +

Пару лет назад зашёл у меня с одним товарищем разговор о книге Алексея Иванова «Блуда и МУДО». Товарищ отзывался о ней с восторгом, я – умеренно положительно, так бы сказал. В общем, полноценного спора не вышло, однако некоторые мысли, возникшие по ходу разговора и после (это как всегда), я уже давно собирался записать. Вот, наконец, нашёл свободную минуту.

Начну с того, что эта книга почему-то связана в моём сознании с темой Ладоги. Формально никакой связи нет: действие происходит совершенно в иной части России – скорее всего, где-то вблизи Урала; и Санкт-Петербург упомянут лишь один раз очень косвенно: «Количество флажков (в торговом центре) было как на крейсере «Аврора» в день Седьмого ноября»... И водой – в географическом смысле – книга далеко не богата: мелкая речушка Талка да Пряжский пруд – вот и все сокровища. Не считая, конечно, моря водки на страницах.

Однако всё равно приходит на ум Ладога. Почему? Да я купил эту книгу в электричке, по дороге из Приозерска к Финляндскому вокзалу, где-то в районе Лемболова. Захотел почитать после недели в лесу, потянуло к культуре, а тут в вагон зашёл интеллигентного вида торговец не с пивом и сухариками... Вот я и купил. И, знаете, не пожалел, очень занятная книга. Я потом не раз брал её с собой в дорогу, перечитывал некоторые полюбившиеся места, а другие места листал быстро или, говоря современным языком, скроллил.

Что же это за явление такое, «Блуда и МУДО»? Сразу скажу, что слово из четырёх букв – это как бы аббревиатура: «Муниципальное Учреждение Дополнительного Образования» – такое отживающее заведение, бывший Дом Пионеров, где, получая «зарплату некрупных насекомых», трудятся герои книги. Не буду пересказывать внешнюю сюжетную канву: кто читал, тот и сам знает, а кто пока не добрался – пусть остаётся заинтригованным.

На мой взгляд, эту книгу есть за что похвалить, а вот для критики поводов очень мало. Я исхожу из того, что писатель, как и музыкант в песне Умки, никому ничего не должен. Он не должен знать жизнь, человеческую психологию, быть каким-то там правдивым, искренним, тем более – поднимать долбаные социальные проблемы. Единственное, что желательно, – умение фантазировать, вдохновенно сочинять истории, строить увлекательные миры. И они вовсе не обязаны быть похожими на наш, в котором мы едим свои реальные котлеты.

Я так и воспринимаю эту книгу – как прикольную фантастику, похождения человекоподобного робота, повернутого на теме траха. Ну, и мимоходом он ещё философствует. Имеет автор право написать такую книгу? Да почему нет. Напишет и нас не спросит, и будет абсолютно прав.

Вот замкнули контакты в голове робота-художника Бориса, главного героя, и увлечён он теперь двумя делами: засунуть штепсель в розетку любому встречному роботу противоположного пола и внятно, подробно растолковать: по какой причине, с какими последствиями, какова конечная цель. Разъяснения занимают в книге примерно в десять раз больше места, чем сами акты; но в целом и то, и другое, на мой взгляд – вполне достойное занятие, к тому же описанное бойким языком, с многочисленными образными сравнениями, на которые автор просто неистощим:

«Маньяком Моржов себя не считал. Маньяк – существо конкретное. Нечто вроде автомобиля с оторванным колесом, который то и дело сворачивает и опрокидывается в кювет».

«Общагу выстроили на склоне так, что с фасада она казалась даже четырёхэтажной, но с тыла окна первого этажа смотрели прямо в заросшие клумбы, словно коровы в ящики с сеном».

Или вот ещё: «Гул пролетавших вдали за лесом поездов звучал в темноте словно ниоткуда. Он как-то неимоверно углублял собою толщу ночи, будто морской лот, не достигающий дна».

Ведь классно же? И такого добра в книге с избытком!

Но продолжим о роботах.

Роботу во вселенной «Блуда и МУДО» не обойтись без ухаживаний. Казалось бы, что проще – хватай подходящую самку (зачёркнуто) да в кусты. Нет, ему необходимы прелюдии. Зачем? Автор так решил, его право. И вот здесь-то, в ухаживаниях, и проявляется главное отличие героев книги от людей. У людей ведь как всё происходит? Импульсивно, порывисто, нерационально подчас; иной раз чувства так захлёстывают, что принимаешься говорить и делать глупости, о которых потом жалеешь...

Сразу уточню, что продажные варианты не рассматриваю, да и самому Борису они не по нраву. Он приемлет их, лишь когда ничего другого под рукой (зачёркнуто) нет, но желает на самом-то деле голливудства, гусарских атак, красивой сдачи крепостей, о чём в книге не раз говорится прямым текстом – что, на мой взгляд, является её минусом. Почему бы не дать мне понять это самому? Я бы не обиделся, честное слово. А тут разжёвывают... Но с другой стороны – откуда я знаю, кем меня считают роботы? Может быть, как раз тупицей, которому надо всё объяснять.

Бывают, конечно, и среди людей расчётливые типы, для которых покорение крепостей – своего рода спорт, и которые добиваются при этом вполне осознанных целей. Самоутвердиться, например, или найти развлечение. Но даже они, идя на штурм, рассчитывают пробудить у строгого коменданта хоть какое-то чувство, пусть мимолётное... И сами его испытывают, хоть и недолго. Думаю, так. И все приёмы этих ребят, все тайные хитрости, все технологии направлены как раз на возникновение чувства.

Борису нет дела до чувств. Он несёт со страницы на страницу осознание своей важности и вдумчивый подход ко всему. Он встречает робота женского пола – и начинает серьёзную игру с заранее известным итогом. Нужна Борису эта игра? Партнёрша для игры точно не нужна: он сам решит, что ей надо, объяснит смысл каждого взгляда, жеста, предугадает все ответы на десять ходов вперёд и сам за неё ответит. Это больше всего похоже на партию в шахматы с самим собой. Для чего эта партия? Кажется, лишь для того, чтобы Борис показал нам, как он замечательно умеет решать, объяснять и предугадывать. А точнее – чтобы автор посредством героя показал нам, как он замечательно умеет... В общем, роботы для этой цели и впрямь куда предпочтительнее людей. Не взбрыкнут, подобно пушкинской Татьяне.

А неудачи-то в жизни Бориса случались? Были неудачи – и тоже серьёзные, со смыслом. В юности его обломала робот-студентка Юля, во взрослые годы – робот-проститутка Алёна. Может даже показаться, что в итоге у героя возникла к ним привязанность: он вспоминает девчонок, время от времени ищет новых встреч. Неужто прорезались человеческие черты? Это было бы хорошим сюжетом... но совсем для другой книги. Борис так основательно и кропотливо развинчивает свои неудачи, поворачивает перед нами то одной, то другой стороной, протирает тряпочкой каждую деталь, смазывает по сотому разу, анализирует под микроскопом – не просто так, разумеется, а чтобы в дальнейшем не повторять ошибок. И становится ясно, что обломы эти он сам себе подстроил, с одной лишь целью: показать, как прекрасно он умеет анализировать и делать выводы. А точнее – разумеется, автор их подстроил.

Вот с роботом Миленой, преподавателем из того же «МУДО», Борис ошибок не повторяет. Да их и трудно повторить – там, где спланировано обратное, с такой-то направляющей рукой.

Итак, Борис идёт за Миленой по улице и решает алгоритмы. Если мы летом поедем в загородный лагерь – там волей-неволей познакомимся ближе. Если познакомимся ближе – значит, дело может дойти до постели. Если может дойти до постели – не лучше ли форсировать знакомство сейчас? Чтобы сэкономить время в будущем. Безукоризненно логично, как и принято у роботов. А если бы не загородный лагерь, то и знакомиться было бы ни к чему.

А зачем ему нужна Милена? Нравится? Это далеко не главная причина. По слухам, у Милены есть любовник Александр – влиятельный робот и, к тому же, в некотором роде начальник Бориса. Может быть, он хочет, соблазнив девушку начальника, показать себя более крутым перцем? Нет, он не парится такой мелочью, как личная крутизна. Его интересует система жизненных ценностей и приоритетов. Борис хочет проверить свою систему: является ли она более правильной, чем таковая у нечистого на руку Александра? А решит этот спор девушка. Кому отдастся – тот и прав. Любая девушка автоматически отдаётся тому, чья жизненная система в её глазах более правильна. Это аксиома, она не обсуждается.

Ведь отчего случились прежние неудачи Бориса? Он оказался не во вкусе подруг? Рассказывал длинные анекдоты? Или у него были грязные носки, недельный перегар, мятая физиономия, мало ли... Нет, такие мелочи не волнуют девушку-робота. Ты хоть из канализационного люка перед ней вылези: если впечатлишь её своей системой ценностей – девушка, не сходя с места, тебе отдастся. Борис не впечатлил, но сделал, на наших глазах, многостраничную работу над ошибками и теперь чётко понимает, почему не впечатлил и как избежать этого в дальнейшем.

...Вот он догоняет Милену и заводит светскую беседу. О эта светская беседа роботов! Она заслуживает внимания. У каждого незначительного жеста – разумное истолкование, точное знание последствий, подробнейше доведённое до читателя.

«Давайте я угадаю про вас кое-что», – предлагает Милене Борис. Но не просто так предлагает, а чтобы вынудить её сделать шаг навстречу – умышленно маленький, по точному расчёту Бориса, шажок, чтобы она не придала ему значения. Она, разумеется, не придаёт и делает. А как иначе?

Следующей репликой Борис намеренно цепляет быт Милены – но не просто так, а чтобы «интимизировать контакт». Контакт, естественно, интимизируется, а как иначе, но возникает опасность прослыть бестактным. Предвидя эту опасность, Борис приглашает Милену в кафе – но не просто так, чтобы сделать приятно. Своим приглашением он, оказывается, «переводит ситуацию в состояние вынужденности», снимая с Милены чувство вины за поход в кафе не с любовником, и подспудно будит в ней ревность, упоминая о некой назначенной встрече. Чувство вины, ясное дело, снимается, ревность будится. А как иначе?

Но всё-таки Милена стесняется. И Борис указывает ей на переулок: «Пойдёмте вон туда», – но не просто так, а чтобы она могла отвернуться и преодолеть стеснение. Она отворачивается и преодолевает, а как иначе? Они останавливаются перед красным огнём светофора. Борис придерживает Милену за локоток – но не просто так, а демонстрируя законопослушность и косвенно заверяя, что не перейдёт рамки дозволенного. Она верит в законопослушность и незыблемые рамки, а как иначе? Потом Борис заводит разговор о детях – но не просто так, а чтобы отвлечь Милену от светофора (это ведь очень важно!!! Любой ценой отвлечь от светофора). Она отвлекается...

И так далее, и так далее, ещё много-много раз. И таких Милен в книге немерено, и каждое мелкое движение героя тащит за собой воз комментариев. Здесь их больше, чем в академическом издании «Божественной комедии», и расположены они не позади текста под номерами, а прямо внутри, из-за чего действие, в жизни занимающее две минуты, читается полчаса. Впрочем, автор – хозяин и вправе делать со временем всё, что заблагорассудится. Мы ведь не закрыли книгу? Значит, он прав.

Если серьёзно, то, на мой взгляд, такое изобилие прямого разъясняющего текста – главный недостаток книги, подлежащий суровой анальной кри... (зачёркнуто). Не будь его, доверяй автор хоть немного читательскому уму – глядишь, и герои выглядели бы человеками. Но тогда и размер книги ужался бы до очень небольшой повестушки.

Ещё один недостаток – прямо-таки неимоверное обилие мелких фактических ошибок и противоречий, которые не объяснить авторским видением, а только лишь – небрежностью и забывчивостью.

Чтобы не быть голословным, приведу два примера, бросающиеся в глаза; при желании, любой читатель сможет наковырять ещё пару десятков. Итак, происходит событие Б: Борис знакомится с роботом Женькой, по совместительству школьной учительницей физкультуры. Знакомится при драматических обстоятельствах, спустя некоторое время после события А – расставания с женой и переезда к новой подруге. Он и шёл к этой подруге через криминальный район, когда состоялось знакомство с Женькой.

Через несколько дней Борис её спросил: а как ты решилась трахнуться с человеком, которого видишь впервые в жизни? На что Женька ответила: я много раз водила своих учеников на экскурсию в МУДО, там тебя видела, а твои женщины-коллеги всё о тебе рассказали.

Убедительно? Да – но лишь для тех, кто не помнит начало книги (в число этих людей, вероятно, попал и автор). Потому что в начале говорится, что Борис устроился на работу в МУДО з н а ч и т е л ь н о позже развода, когда уже давно не жил у подруги, к которой переехал от жены. Когда уже разбогател, продав свои картины; а после расставания с женой он ещё пару лет оставался нищим и непризнанным. Значит, видеть его нищим и непризнанным сотрудником МУДО Женька никак не могла, и даже соврать, что видела, не могла, потому что не могла об этом знать. Знать-то было не о чем. И не о ком.

Второй пример: в начале книги автор прямым текстом рекомендует одну из героинь – робота Розу – как «девушку неглупую и многоопытную». Хорошо. Спустя какие-то три сотни страниц эта Роза, находясь за городом, ночью, с защитой в лице одинокого Бориса, вдруг начинает вертеть попой перед восемью(!!!) незваными гостями уголовной наружности. Нет, она, конечно, могла бы вертеть перед ними чем угодно... Но тогда не надо прямым текстом, без малейшего сарказма, называть её неглупой и многоопытной. Как говорится, или – или.

Но это, в общем, мелочи. Как я уже говорил выше, есть в книге места, которые я не раз перечитывал и, наверное, буду к ним возвращаться. Это страницы, посвящённые городу, где происходят события. Город Ковязин – придуманный автором от начала до конца самостоятельный герой, грандиозный герой, мета-герой со своей историей, культурой, традициями и, безусловно, великим будущим. В рельефности, осязаемости и выразительности он ни капли не уступит лучшим из реальных городов, которые я видел в своей жизни, а очень многие из них оставит далеко за спиной. Я бы назвал город Ковязин своим любимым героем во всём обширном и разнообразном творчестве Алексея Иванова.

  Оценка: 7 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 7 ]  +

Самое лучшее у данного автора — это неподдельное ощущение, что какой-то графоман вдруг взял, да и написал гениальный роман, и этот роман — вот он, у вас в руках! Читая, в каждый отдельный момент времени вы сознаете, что перед вами... да, не самый новаторский роман в мире. Но вы не в силах казнить его за это презрением. Потому что чувства — они как мышцы: всегда сильнее ума. Чувства у данного автора настоящие, их много, они — через край. Лев Толстой в трактате «Что такое искусство» писал, что в искусстве главное — это трансляция чувств от автора к читателю. Иванов очень сильный транслятор! Возьмите ГГП или СП... Убедитесь! Но, пожалуйста, не берите для этого БиМ.

В БиМ чувства отсутствуют. Автор, похоже, заболел вечно модной русской болезнью лишнего человека и взялся «алгеброй поверять гармонию». Вышла какая-то местами безвкусица, местами помесь порно (того самого, дешевого) с высоким интеллектом. Да и не очень высоким, по правде — по сравнению с Пелевиным Иванов все-таки ванька. ДП (ПНН) — это не остро и не смешно, а от 50-кратного повторения еще и безвкусно, как мох (если вы не лось и не лох). Иванов-то ведь не злой, он из А.Немзера сделать недотыкомзера не умеет. Слишком много в книге аббревиатур и размышлизмов, слишком явно то, что прошлые наработки (ГГП, например, в сценах с детьми) стали спасательным кругом. Впервые появляются метафоры за гранью фола: автобусы не похожи на самовары, даже если дымят! Моржов с пивом и ПМ не является семантическим аналогом гипсового Павлика Морозова! Не верю, как Станиславский! Но, с другой стороны, в БиМ есть несколько чуть ли не лучших у Иванова описаний: например, где небо растянуто над землей железнодорожными линиями, как на ткацком станке... Или про речку под дождем сказано, что она закрыла глаза — потрясающе.

Лучшее в книге — психологические диалоги с веселым авторским комментарием (правда, все это весьма навеяно Толстым, Гоголем, даже Ильфом и Петровым). Но уж точно, они лучше всего остального в этой, удивительно, но напрочь лишенной катарсиса книге. Даже лишенной смеха, потому что его подменило хихиканье. Хотя если не сравнивать в предыдущими, книга очень даже ничего. Талант, все-таки... Но вряд ли получился голос эпохи. Неудача автора состоит в том, что если в СП и ЗБ герои добывали правду на краю смерти, то Моржов всегда может вынуть из кармана пачку денег. Да еще ПМ в придачу. А не на краю — нет и правды. Книга убедительна постольку, поскольку в ней узнаваемы реалии нашего времени, а что будет потом, когда они сотрутся? БиМ будет звучать странно, как скрипичный концерт, где скрипку почти не слышно и ее по временам заменяют духовые.

Умничанье в эпилоге — это как раздел «Выводы» в диссертации (его читают только оппоненты)... Иначе надо было! В эпилоге нет чувства, той слезы, к-рой не избежать, вместо же этого — какие-то объяснения, похожие на оправдания.

И насчет мата. Меня более убедил ГГП, где мата и полслова нету, а речь — живая, люди — живые, и время воссоздано так, что вот оно, часы тикают!

  Оценка: 7 
Страницы: [1] 2  3 

Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители! регистрация