Гомер Одиссея

Информация о произведении Гомера «Одиссея»: аннотация, издания, оценки и отзывы читателей. Подсказка book'ашки

Гомер «Одиссея»

Одиссея

Ὀδυσσεία

Поэма; цикл «Эпический цикл»

Переводы на русский:И. Мартыновъ (Одиссея)
В. Жуковский (Одиссея)
П. Шуйский (Одиссея)
В. Вересаев (Одиссея)
И. Евстрахина (Одиссея)
И. Шамир (Одиссея. В прозаическом переложении Лоуренса Аравийского)
Н. Гнедич, А. Мерзляков, И. Крылов (Одиссея)
М. Амелин (Одиссея)
Перевод на украинский:Л. Украинка (Одіссея)
 Рейтинг
Средняя оценка:9.20
Голосов:325
Моя оценка:
-
подробнее
Книгу можно купить
Цена от 67 до 18200 руб. →

Аннотация:

Эпическая поэма Гомера, уникальная уже тем, что дошла до наших дней в первозданном виде. Эта поэма — подлинное откровение стихотворной мысли древней Эллады.

Полные очарования описания экзотических стран, опасных приключений и нежных чувств героев, а также легенды и тайны, которыми овеяно прошлое — все это «Одиссея», книга, без которой немыслима мировая литература.


Входит в:

— цикл «Эпический цикл»

— антологию «3000 Years of Fantasy and Science Fiction», 1972 г.

— журнал «Новый Мир» № 2 2013», 2013 г.


Экранизации:

«L'île de Calypso: Ulysse et le géant Polyphème» (1905, Франция, реж: Жорж Мельес)

«Одиссея» / L'Odissea (1911, Италия, реж: Франческо Бертолини, Джузеппе де Лигоро, Адольфо Падован)

«Странствия Одиссея» / Ulisse (1954, Италия, реж: Марио Камерини, Марио Бава)

«Приключения Одиссея» / L'odissea (1968, Франция, Италия, Германия (ФРГ), Югославия, реж: Франко Росси, Пьеро Скивадзаппа, Марио Бава)

«The Return of Ulysses to His Homeland» (1973, Великобритания, реж: Дэйв Хезер)

«Одиссей» / The Odyssey (1987, Австралия)

«Одиссея» / L'odissea (1991, Италия, реж: Giuseppe Recchia)

«Взгляд Одиссея» / To vlemma tou Odyssea (1995, Германия, Франция, Великобритания, Италия, Румыния, Греция, Югославия (ФР), Албания, Босния и Герцеговина, реж: Тео Ангелопулос)

«Одиссей» / The Odyssey (1997, США, Германия, Великобритания, Италия, Греция, реж: Андрей Кончаловский)

«Одиссея» / L'odyssée (2003, Канада)

«Одиссей и Циклоп» / Odysseus and the Cyclops (2008, США, реж: Эмили Сальва)


Похожие произведения:

 

 


Издания:

Одиссея. Героическое творенiе Омира.
Одиссея. Часть I
1826 г.
Одиссея Гомера
1883 г.
Одиссея
1888 г.
Русский прозаический перевод: Полное собрание творений Гомера.
1895 г.
Одиссея Гомера
1900 г.
Одиссея
1901 г.
Одиссея
1905 г.
Европейские классики. Поэмы Гомера
1912 г.
Поэмы Гомера
1912 г.
Одиссея
1913 г.
Гомер. Одиссея
1935 г.
Гомер. Одиссея
1935 г.
Одиссея
1935 г.
Одиссея Гомера
1935 г.
Гомер. Одиссея
1948 г.
Одиссея
1953 г.
Поэмы
1953 г.
Одиссея
1958 г.
Одиссея
1959 г.
Гомер. Илиада. Одиссея
1967 г.
Гомер. Одиссея
1981 г.
Одиссея
1981 г.
Одиссея
1982 г.
Одиссея
1983 г.
Европейский эпос античности и средних веков
1984 г.
Одиссея
1984 г.
Одиссея
1985 г.
Гомер. Илиада. Одиссея
1986 г.
Одиссея
1986 г.
Гомер. Одиссея
1987 г.
Илиада. Одиссея
1987 г.
Илиада. Одиссея
1987 г.
Одиссея
1987 г.
Ноев ковчег
1993 г.
Одиссея
1993 г.
Метаморфозы
1994 г.
Мифы Древней Греции
1995 г.
Илиада. Одиссея
1996 г.
Гомер. Поэмы
1997 г.
Гомер. Том 2. Одиссея
1998 г.
Илиада. Одиссея
1998 г.
Одиссея Гомера
1998 г.
Гомер. Илиада. Одиссея
2000 г.
Илиада. Одиссея
2000 г.
Одиссея
2000 г.
Одиссея
2000 г.
Одиссея. В прозаическом переложении Лоуренса Аравийского
2000 г.
Илиада. Одиссея. В двух томах.
2001 г.
Одиссея
2001 г.
Гомер. Сочинения
2002 г.
Зарубежная литература от античности до Средневековья
2003 г.
Одиссея
2003 г.
Одиссея
2003 г.
Одиссея
2004 г.
Илиада. Одиссея
2005 г.
Илиада. Одиссея
2006 г.
Одиссея
2006 г.
Илиада. Одиссея
2007 г.
Илиада. Одиссея
2008 г.
Илиада. Одиссея
2008 г.
Илиада. Одиссея (эксклюзивное подарочное издание)
2008 г.
Илиада. Одиссея
2009 г.
Илиада. Одиссея
2009 г.
Илиада. Одиссея
2009 г.
Одиссея
2010 г.
Одиссея (подарочное издание)
2010 г.
Илиада. Одиссея
2011 г.
Илиада. Одиссея
2011 г.
Илиада. Одиссея
2011 г.
Илиада. Одиссея
2012 г.
Илиада; Одиссея
2012 г.
Одиссея
2012 г.
Одиссея
2012 г.
Одиссея
2012 г.
Одиссея Гомера
2012 г.
«Новый Мир» № 2 2013
2013 г.
Илиада. Одиссея
2013 г.
Одиссея
2013 г.
Одиссея
2013 г.

Аудиокниги:

Одиссея
2005 г.
Библиотека античной литературы
2010 г.
Одиссея
2012 г.
Одиссея
2012 г.
Одиссея
2012 г.

Издания на других языках:

Зібрання творів у дванадцяти томах. Том 2. Поеми. Поетичні переклади
1975 г.
The Odyssey
2004 г.
Гомерова Одіссея
2006 г.


В магазинах:






Отзывы читателей о «Одиссея»:Рейтинг отзыва 

Ссылка на сообщение |   
–  [ 15 ]  +

Читала в переводе Жуковского.

Вообще «Одиссея» мне показалась как-то менее интересной, чем «Илиада». И менее своеобразной, что ли. Думаю, это не в последнюю очередь «заслуга» перевода. Да, «Одиссея» читается легко, плавно и гладко. Но при этом остается четкое ощущение, что это никакая не «Одиссея», а вовсе даже «Светлана». В ней как-то нет остроты и угловатости перевода Гнедича, всех этих словечек и образов. Да, я раз за разом ошибалась с правильным чтением слова «пышнопоножный», но в «Одиссее» мне удивительных гомеровских эпитетов и сравнений немного не хватает. Слишком все просто получается, нет таких непривычных для русского языка тропов, таких необычных сцен. Пожалуй, единственное, за что «зацепился» язык — это повторяющееся раз за разом «свинопас богоравный»)) но никак не могу назвать это удачной метафорой, уж извините)) У Гнедича еще было довольно много моментов, которые в переводе мне показались забавными, но при этом они все равно были необычно забавными. У Жуковского разве что запомнился забавный вопрос, на чем кто приплыл, с рефреном «не пешком же пришел ты»)) Есть в этой фразе что-то очень, мм, разговорное. В остальном — не могу сказать, что я получила от самого слога какое-то особое удовольствие.

Сюжет тоже не впечатлил. Я очень ждала большого интересного рассказа про все приключения Одиссея, а услышала по сути только то, что и так сто раз уже читала в разных мифах. Самому интересному (для меня) уделено всего две-три песни. А остальное — это довольно тоскливый рассказ про Телемаха, жрущих женихов и зверскую с ними расправу.

Кстати, я ради интереса подвела «счет голов». Женихов было всего 116, и всех их Одиссей сотоварищи поубивали, спасибо, что хоть особо не мучаем. К этому прибавляем еще 12 рабынь дома, которые «непочительно вели себя с Пенелопой» — их Телемах повесил. Плюс один несчастный раб, который добыл для женихов оружие (впрочем, оно им не помогло) — ему отрубили нос, уши, руки, ноги, а потом изрубили на куски и бросили на съедение собакам((

Итого трупов: 129 штук, и это только при возвращении Одиссея домой. Плюс прибавим неизвестное число жителей Итаки, пожелавших отомстить за своих родственников. В общем, Шекспир нервно курит в сторонке)) «к завершенью идет третий акт, все должны быть мертвы».

Не знаю, может, дело в том, что в «Одиссее» сочувствовать особо некому. В «Илиаде» я лично всегда была за троянцев вообще и Гектора в частности, а тут — ну не за Одиссея же. Не то чтобы он сильно торопился домой, если уж честно ))

Мне кажется, «Илиада» — все-таки более показательная вещь в плане раскрытия того, как думали, чувствовали и ощущали мир древние греки. А в «Одиссее» больше одновременно и общемифологического, и банально-бытового. «Вернулся и всем жестоко отомстил» — это общечеловеческий мотив. А самих странствий и приключений мне было мало, вот)

  Оценка: 9 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 11 ]  +

Аналогично — читал в переводе Жуковского. Поэтому древнегреческие витязи в поэме, запахнувшись в мантии, рассаживаются согласно чинам на лавках, а сделав дело, бегут в шинок пропустить стаканчик. Вечерами рабы взбивают на кроватях перины и застилают их коврами. Для тех, кто не понял: в гомеровской Греции не было мантий, чинов, лавок, ковров, перин и тем более шинков. Но Жуковскому простительно. Он — поэт, а не реконструктор.  

Переходя к сюжету. В общем, я тоже был удивлён: приключения занимают лишь половину книги, а остальное — это нудные беседы Одиссея (которому Афина изменила внешность) со слугами, женихами, сыном и супругой. Психологизм лишь намечен, а скорее — подан как сценические ремарки: вот здесь Одиссей плачет, а вот здесь — смеётся. Сопереживание нулевое (если не считать ночной сцены во дворце, неуловимо напомнившей мне молитву Христа в Гефсиманском саду).  Опять-таки, в отличие от «Илиады» здесь нет совершенно никакого сочувствия к противнику: если враг не сдаётся, его уничтожают, а потом прыгают на костях и всячески глумятся. Точка. Никаких полутонов. Такое настроение скорее подходило бы как раз поэме о войне, ан нет! Зато, прочтя «Одиссею», я, кажется, ухватил принципиальную разницу между язычеством и христианством. На первый взгляд, заповеди одни и те же: неси добро людям, не причиняй зла и т.д. Но в христианстве есть одна позиция, которая язычеству чужда — милосердие и всепрощение. Для язычника Одиссея женихи — враги и должны быть умерщвлены, независимо от степени их греха. Если бы царю Итаки кто-нибудь принялся толковать о снисхождении хотя бы к некоторым (такой мотив проскальзывает в поэме, когда упоминается несколько «хороших» женихов), он пришёл бы в изумление: с какой стати ему миловать этих людей? Наоборот, их убийство — шаг глубоко праведный по земным и небесным законам. Вообще меня изрядно покоробило полнейшее пренебрежение людьми в поэме: автор походя описывает смерти всех спутников Одиссея, будто дохнут какие-то комары. О жутких сценах в пещере циклопа вообще говорится одной-двумя фразами: «схватил и сожрал». Оно и понятно: автора интересует лишь один герой, все остальные — антураж, пустяк. И вот нам преподносят елейную картину верных рабов, которые спят и видят, когда же вернётся господин. А заодно преданной жены и тоскующего отца. Но если вглядеться, то окажется, что Одиссей — пренеприятнейшая личность. Ему ничего не стоит прикинуться чужаком, чтоб навешать лапши на уши Пенелопе и Лаэрту, которых он не видел 20 лет! Такое бессердечие поражает. Правда, ранее, у Цирцеи и феакийцев царь Итаки роняет слёзы по далёкой семье, однако что с ним происходит потом — загадка. По всей видимости, эти части поэмы созданы просто разными людьми, в этом и коренится психологическая недостоверность Одиссея.  

Вместе с тем, нельзя не отдать должное сложности композиции: рассказ ведётся то от первого лица, то от третьего, линии переплетаются, да ещё сопровождаются экскурсами в прошлое, в заключительный этап Троянской войны. На всё это нанизываются приключения (коих бы побольше!) и зловещие планы царя Итаки относительно женихов Пенелопы. В общем, спасибо и этому произведению древнегреческого гения за несколько общеизвестных теперь сюжетов: с сиренами, циклопом и знаменитым «Никто», ветрами Эола и саваном, распускаемым ночью Пенелопой. А также за троянского коня.      

  Оценка: 8 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 10 ]  +

После героической и торжественной, возвышенной «Илиады» вторая поэма Гомера воспринимается с некоторым трудом, так, словно медаль повернули обратной стороной. Как известно, «Одиссея» сюжетно может быть разделена на три части: путешествие Телемаха, рассказы у царя феакийцев Алкиноя, месть Одиссея женихам. Из этих трех частей только вторая представляет особый интерес в беллетристическом смысле для современного среднего читателя. Действительно, многим еще с детства запоминаются приключения Одиссея в пещере циклопа, остров сладкоголосых сирен, чудовищные Харибда и Сцилла. Приятно читать про мифических лотофагов и лестригонов, быков Гелиоса и т.д. Одним из лучших эпизодов поэмы является также разговор Одиссея с душами у врат Аида. Но эти фантастические перипетии занимают в поэме не так уж много места. И путешествие Телемаха к Менелаю не представляет, на мой взгляд, какого-то особого интереса, это как бы вспомогательная линия действия. Именно месть Одиссея является лейтмотивом всей поэмы. Точнее, речь идет не только о мести, но о возвращении Одиссея на свое законное место «царя», т.е. восстановлении справедливости и надлежащего порядка. У меня даже мелькала мысль, хотя едва ли такая интерпретация Гомера правомочна, что все свои чудесные приключения хитроумный Одиссей просто выдумал, дабы умилостивить Алкиноя. Несмотря на смертельные опасности, немало забот Одиссей посвятил и тому, чтобы не возвратиться после своего длительного странствия по миру домой с пустыми руками. А возвратившись на Итаку, Одиссей вовсе не стал, подобно Афанасию Никитину, как-то шире смотреть на вещи, на всё бытие. Нет, единственная его цель – сделать всё как было, и утолить свой гнев. Если Ахилл в «Илиаде» свирепствует в ярости, то Одиссей здесь старается быть как можно более хладнокровным. Для достижения своей цели он, если понадобится, готов придушить и старушку Евриклею, бывшую свою кормилицу. Ну а та, в свою очередь, выражает готовность донести на неугодных служанок. Сцена короткая, но крайне информативная в плане психологической характеристики её участников. При этом, правда, нельзя сказать, что сам Гомер полностью одобряет одиссеевы зверства. Однако, не изменяя себе, он живописует весьма красочно (само собой разумеется) повешенье рабынь Телемахом:

«Там, как дрозды длиннокрылые или как голуби, в сети

Целою стаей — летя на ночлег свой — попавшие (в тесных

Петлях трепещут они, и ночлег им становится гробом),

Все на канате они голова с головою повисли;

Петлями шею стянули у каждой; и смерть их постигла

Скоро: немного подергав ногами, все разом утихли».

Сравнение повешенных с пойманными голубями – есть в этом что-то варварски наивное. И то сказать, Телемах – «добродетельный» и «благородный» юноша, едва перешедший за двадцатилетний рубеж и нигде пока не воевавший, занимается этим палачеством, да еще массовым убийством безоружных, в основном, людей. Такая вот мужская инициация… Постоянная и неотступная внутренняя этическая оценка героев во время чтения мешает, пожалуй, восприятию Гомера как выдающегося художника слова. Между тем, одна из сторон гениальности Гомера в том и состоит, конечно, что он «сохранил в своих поэмах биение современной ему жизни», как написано в аннотации к одному из нынешних изданий. Одиссей поступает как истинный язычник (а не какой-нибудь придуманный «волкодав»), как человек своей эпохи — эпохи разложения общинно-родового строя и перехода его в рабовладельческую формацию. Собственно говоря, он противоречивая (живая!) фигура. Если уж совсем упрощать, то одиссееву нравственность можно выразить и такими словами: «Добро – это если я краду баранов соседа, зло — наоборот». С другой стороны, Одиссей искренне любит своих жену и сына, отца (иначе, едва ли он покинул бы остров Калипсо, отказавшись от бессмертия), готов рисковать жизнью ради товарищей. Любопытную характеристику дает Одиссею знаток античности А.Ф. Лосев: «Итак, Одиссей у Гомера – глубочайший патриот, храбрейший воин, величайший страдалец, тончайший дипломат, мудрейший и искуснейший оратор, купец, предприниматель и расчетливейший хозяин, герой, доходящий до самохвальства, изворотливый авантюрист, женолюб, чувствительный и слезоточивый человек интимных переживаний, делец и пройдоха, прекрасный семьянин и жестокий палач». Вся вина несчастных служанок-рабынь заключается в том, что они совершили «развратные действия» со свободными мужчинами. Казалось бы, кому от этого вред? Но по меркам Одиссея они совершили гнусное предательство (царя, рода). Надо признать, что за последние три тысячи лет человечество (по крайней мере, какая-то его часть) значительно продвинулось по пути социального самосознания и толерантности (а равно и по пути зверств). Впрочем, критика Гомера с религиозно-этических позиций началась, согласно А.Ф. Лосеву, уже с VI в. до н. э.

                    Я бы сказал, что «быт» в «Одиссее» явно превалирует над героикой, мифологией и откровенной фантастикой. Это кладезь древней европейской этнографии, истории общественно-политических отношений (независимо от перевода). Не зря на эту тему написаны десятки объемистых томов. «Илиада» наполнена деяниями, «Одиссея» — делами и делишками; эпос приобретает черты поэзии. Если «Илиаду» приятно и, может быть, даже предпочтительно не читать, а слушать, то «Одиссею», по большей части, хочется неспешно перелистывать, углубляясь в комментарии. Тогда-то и можно не столько осознать и сформулировать (что не просто), сколько прочувствовать связь между эпохой Одиссея и днем сегодняшним. Все мы находимся на одной и той же «реке времени»; связь эту олицетворяет, в том числе, и гомеровский эпос. Ведь в самой поэтической манере Гомера самобытно переплетаются эмоциональная вовлеченность в повествование, характерная для очевидца событий, и рефлексия, свойственная уже как бы автору исторического романа, оценивающего эти события в перспективе. Что же касается рефлексии читателя, то, несомненно, «Одиссея», как и «Илиада» — мощнейший её источник.

  Оценка: 9 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 6 ]  +

«Муза, скажи мне о том многоопытном муже, который долго скитался...» Расскажи нам о человеке, именем которого уже три тысячи лет нарекают любое долгое странствие в поисках дороги домой, любое путешествие в поисках открытий, идей, предназначения. Расскажи о воине, хитрость которого стала причиной разрушения великого Илиона, о царе Итаки, оставившем свой народ на долгие двадцать лет, о путешественнике, гостившем у богов и полубогов, побывавшем в самых отдаленных уголках Ойкемены, о рассказчике волшебных историй. Расскажи нам, Муза, правдивую историю Одиссея, сына Лаэрта — мужа Пенелопы и отца Телемаха.

«Одиссея» — это не мрачная история кровавой войны, противостояния героев, с бесконечным перечислением имен убитых. Как будто фантазия и воображение Гомера, наконец, вырвались на свободу и, более не стиснутые рамками традиций, понеслись по самым дальним уголкам известного мира, переплетая реальные страны и народы,  мифические создания, древние страхи и верования. Здесь более сложный сюжет: мы то оказываемся в обществе самого Одиссея — томимся в плену у Калипсо или слушаем его рассказы во дворце Алкиноя, то переносимся на Итаку, где Пенелопа и Телемах пытаются противостоять любителям чужого добра.

«Одиссея» исключительно динамичная история, ведь именно таким должен быть рассказ о самом грандиозном путешествии Древнего Мира. За десять лет странствий что только не приключилось с Одиссеем: встреча с циклопом, ссоры и примирение с богами, потеря товарищей, волшебные превращения, посещение Мира Мертвых. И всем этим скитаниям сопутствует настоящее волшебство — запертые ветры Эола, ужасающие колдовские бури, различные превращения, тогда как «Илиада» была жестоко реалистична. Такой контраст: вот реальная, несущая смерть война, а вот волшебный Мир, полная чудес Жизнь...

Но всё же главное — такая притягательная личность самого Одиссея, готового бороться за своё счастье человека и не склоняющегося перед богами, дороже благ Высших сил ценящего такие понятные для нас вещи — любовь и дружбу, семью и родину.

Так что, расскажи нам, Муза, еще раз бессмертную историю, сказку странствий. Она никогда не надоест, пока отправляются в путь за подвигами и открытиями бесстрашные и упорные Одиссеи. Пока продолжают слушать твой рассказ, они обязательно найдут дорогу домой, а родные и любимые не устанут ждать их возвращения.

  Оценка: 10 

Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители! регистрация