FantLab ru

Теодор Старджон «Больше, чем человек»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.11
Голосов:
207
Моя оценка:
-

подробнее

Больше, чем человек

More Than Human

Другие названия: Больше, чем люди

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

Что может объединить живущих раздельно слабоумного, по мнению окружающих, мальчика, плохо контролирующую свое поведение девочку, отсталого на первый взгляд ребенка и пару девочек-близнецов со словарем в два слова? Все же, как только они загадочным образом объединились, этот союз на ниве гештальт-психологии становится очень отличающимся от остальной части человечества. Сверходаренные дети, обладающие телепатией, телекинезом, сливаются в симбиоз (Homo gestalt) и противостоят враждебному миру.

© ozor

В произведение входит:

8.16 (60)
-
7.95 (75)
-
1 отз.
7.80 (57)
-

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:

— журнал «Если 1994'8», 1994 г.

— антологию «American Science Fiction», 2012 г.

— антологию «A Science Fiction Argosy», 1972 г.


Награды и премии:


лауреат
Международная премия по фантастике / International Fantasy Award, 1954 // Художественная проза

Номинации на премии:


номинант
Хьюго / Hugo Award, 1954, ретроспективная // Роман

Похожие произведения:

 

 



В планах издательств:

Больше, чем люди
2018 г.

Издания:

Избранное. В двух томах. Том 1
1996 г.
Больше, чем человек
2003 г.
Больше, чем люди
2017 г.

Периодика:

Если № 8, август 1994
1994 г.

Издания на иностранных языках:

More Than Human
1953 г.
(английский)
A Science Fiction Argosy
1972 г.
(английский)
More Than Human
1986 г.
(английский)
More Than Human
2000 г.
(английский)
More Than Human
2003 г.
(английский)
American Science Fiction: Four Classic Novels 1953-1956
2012 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  33  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 июня 2012 г.

Очень частая для меня эмоция при чтении и перечитывании Старджона — грусть. Грусть о том, что для большинства людей он навсегда остался под ярлычком «один из выдающихся фантастов ХХ века». Он действительно был одним из величайших фантастов, но он еще был и один из лучших писателей вообще. И не только ХХ века.

При всем внешнем несходстве, мне часто хочется сравнить его с другим титаном литературы ХХ века — Томасом Вулфом. Их книги оставляют схожее впечатление — тебе постоянно кажется, что ты попал в шторм, слова и эмоции кидают и швыряют, как волны. Иногда кажется, что, как и Вулф, Старджон использовал на несколько тысяч слов больше, чем надо было бы. Но при попытке убрать «лишнее», понимаешь, насколько это невозможно. А иногда случается прямо противоположное — написав десяток слов, Старджон этим десятком создает целую вселенную идей и эмоций. И Вулф, и Старджон могли писать о невероятной жестокости и невероятной любви с той четкой трезвой ясностью, которая страшнее самых жутких и изобретательных страшилок.

Как случилось, что один из самых лучших, самых глубоких авторов ХХ века близок к забвению? Достаточно сравнить количество отзывов на его книги с количеством отзывов на очередной 150-й по счету труд об очередном попаданце или космическом агрессоре. Впрочем, отчасти в этом виноват и сам Старджон. Зачем было писать глубокий и тонкий анализ человеческих душ и эмоций под маркой «научная фантастика».... и сколько из современных читателей фантастики, выросших «на звездолетах», вообще подозревают, что фантастика — это не только бластеры, взрывы в космосе или жуткие клоуны с паранормальными способностями...

Вот и грусть — оттого, что один из самых глубоких, нежных, умных и полных сострадания авторов потихоньку ускользает в забытый уголок полки под названием «классика научной фантастики».

Оценка: 10
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 апреля 2014 г.

Программная вещь в истории фантастики – при том, что в «мастрид» я не верю, приходится вводить критерии более строгии. Филип наш Дик в своем предисловии к «Королю Эльфов» дает одно из лучших определений научной фантастики, которые мне довелось встретить: «в научной фантастике должна присутствовать ярко выраженная новая идея». Цитата неточная, следущая – точнее и важнее – «Она должна бросать вызов интеллекту читателя, пробуждать в его сознании мысль о возможностях, о которых он раньше даже не задумывался».

Развивая эту мысль, мы получим определение социальной фантастики, заменив слова «идея» на «проблему»: «....пробуждать в сознании читателя мысль о сложностях, о которых он раньше даже не задумывался». Этот критерий может показаться расплывчатым в силу своей узости или нечеткости, но говорить «социальные проблемы», «проблемы общения» или еще того хуже «проблемы человеческого взаимопонимания» — пошло и громоздко. Да и не надо никому объяснять, какого рода проблемы занимают социальную фантастику.

Итак, мы имеем два критерия – яркая идея, порождающая представления о новых возможностях, и значимая проблема, порождающая внимание к новым сложностям.

Мне могут возразить, что социальные проблемы всегда одинаковы, но этот взгляд был бы губительным для фантастики. Природа жанра предполагает ситуации «за гранью обыденности», в которых старые социальные проблемы принимают новое значение и требуют новых средств решения – или старых, но адаптированных к новым условиям.

«Больше чем люди» програмна сразу в трех плоскостях 1) идея мутантов, породившая новый мейнстримный поток 2) проблема выживания людей с необычными способностями и их отношения к остальным и 3) ясность положения, в которой новые ситуации порождают новые проблемы.

Этим третьим пунктом в фантастике пренебрегают слишком часто – коротко в первых абзацах давая вводку, типа «от бактериологического оружия умерли все, кто знал латынь и древнегреческий. Что будет делать оставшееся человечество?» — что само по себе уже халтура. Роман Старджона даёт пример настолько ясный, как надо писать фантастику, что после него стыдно должно быть моделировать социальные проблемы, проскакивая верибильное описание причин, изменивших ситуацию.

О мутантах говорить ничего не буду, эта тема уже устоялась и сейчас для нас ничего нового в ней нет – о них по-прежнему интересно читать, интересно знать, как формировалась эта ветвь жанра, но дух уже не захватывает.

Важнейшим эффектом романа становится социальная проблематика, а именно – как люди с особыми способностями и с трудностями общения могут, должны или хотят позиционировать себя относительно общества.

Замечательно, что аутисты в шестидесятых годах еще не были заметным фактором; идиотская книга Ли Кэролла «Дети индиго» будет написана только через двадцать пять лет. Для тех, кто не знает подробностей, напомню, что дети индиго, по мнению автора, которому нашептал все это ангел, опекающий Землю, не только несут в себе новое знание, но и отличаются определенным недостатком эмпатии, что часто делает их одинокими и не слишком этичными. Ангел слегка припозднился — эффект уже был описан и без всякого индиго.

Замечательно, повторюсь, что Старджон предвосхитил эту проблему уже нашего времени – талантливых индивидуалистов с некоторым синдромом эмоциональной глухоты, порождающим проблемы этического и морального порядка.

Как Жюль Верн описывал будущие изобретения, Страджон предвосхитил будущие социальные и коммуникационные проблемы. Их разрешение, лежащее в области морали и этики, безупречно и должно было бы быть внесено в анналы лучших психотерапевтических рекомендаций века. При том, что он не придумывает ничего нового, а лишь адаптирует старые максимы к людям нового типа – которых вряд ли было много в его время и которых сейчас уже стало в избытке – решение аппробированно заранее.

О высоком литературном уровне здесь уже говорили – действительно, местами он напоминает Томаса Вулфа, местами – Уитмена; лучшие традиции американской прозы; правда, со второй половины романа автор срывается и торопит события, не отделывая текст так, как вначале. Возможно, в этом был какой-то авторский замысел, но я его не разгадала. Тем не менее, промахи и недостаток шлифовки в некоторых местах не мешают; практически не возникает та специфическая неловкость, что иногда вызывает старая фантастика — не мне же одной знакомо это смущающее ощущение подглядывания в чужой дневник, будто читаешь подростковую повесть, в которой автор так хочет рассказать занимающий его сюжет, что не успевает простроить все фразы и захлебывается порой энтузиазмом? Так вот, со Старджоном этого не происходит.

И такое прекрасное окончание, что оооо! Сидишь и как дурак улыбаешься. Читать и думать о собственной этике, короче.

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 марта 2011 г.

Закон Старджона гласит: «90% чего угодно — полная чушь», и лишь остальное заслуживает внимания.

* Сюжет. Форма. / Оставим в покое всякую чушь, о сюжете ни слова — тем более, основное раскрыто в аннотации... По сравнению с дебютным романом — это качественный рывок, более взрослая и психологичная вещь, современная как по идее, так и по форме подачи. Написано так, словно на прошлой неделе, а не полвека назад (хотя визиты к психоаналитику у нас нынче не в моде, а за Америку не поручусь).

Заявленный как роман, на деле это цикл связанных рассказов. Общая картина паззла проявляется постепенно. Простые на первый взгляд истории, в которых нет ни скучных лекций, ни боевых сцен, образуют нечто большее.

* Идея. / Возьмём группу компьютеров, объединим их в единую сеть. Получим в результате больше, чем просто компьютеры. Глобальную Сеть, наконец. Возьмём неполноценных детей с необычными способностями, сольём их ментальной связью. Что получается в итоге? Больше, чем просто люди — единый гештальт-организм с большими возможностями.

Наверняка кто-то воспринял идею коллективного разума из романов Винджа или цикла Мелкоу за нечто новое и оригинальное (последний, впрочем, не скрывает, что идея пришла в голову после знакомства с этой вещью Старджона). Но всё началось задолго до этого — вспомните хотя бы муравейник — чем вам не коллективный проторазум?

(также на тему коллективного разума: «Пламя над бездной» В. Винджа, цикл «Дети сингулярности» П. Мелкоу, «Взять в жены медузу» того же Старджона, «Кровавая купель» С. Кларка, «Дети полуночи» С. Рушди. Наверняка что-то ещё — это первое, что пришло в голову.)

* Действие. Язык. Стиль. / Действие разворачивается не слишком прямолинейно, но увлекательно и динамично. События показаны с различных точек зрения (хотя обычно составляющих единого существа). Несомненно, язык и восприятие действительности у дурачка и циничного всезнайки, просчитавшего все ходы, будут отличаться. Это отражается в тексте: разные люди — разный язык, различный взгляд на мир. А уж высказываться автору сам Бог велел.

* Итог. / Лаконично, мощно и удивительно современно. Предтеча «новой волны», безоговорочная классика, проверенная временем. Эта книга относится к заветным 10% не только в творчестве Старджона.

! в издании АСТа к роману пристроился фрагмент утопии про однополое общество. Это не хитрый сериальный трюк, а обычная накладка!

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 декабря 2014 г.

Роман с мощной идеей о мутантах-экстрасенсах, в сущности — роман о человеческом одиночестве усиленном осознанием собственной инаковости.

Ребятишки со сверхспособностями не могут найти себе применения в человеческом обществе. Да и само общество не горит желанием принять в свои ряды чужаков столь резко выделяющихся на общем фоне. А так хочется быть полезным, быть незаменимой частью чего-то большого и прекрасного. Ну и создаётся собственная маленькая общность, достаточно обособленная от остального человечества. В финале нам дают понять, что это обособление ни к чему, но путь к пониманию этого долог, нелёгок и достаточно драматичен.

Непросто написанный текст и вероятно не все смогут осилить роман, несмотря на небольшой объём. Но мысли, идеи (не фантастические) поднятые и раскрытые в нём делают текст полноправной частью большой литературы.

Хочу отметить явное сходство с текстами Альфреда Бестера написанными в то же время. Конечно, не в смысле плагиата. Но либо авторы «хлебали из одной тарелки», либо на самом деле «идеи носятся в воздухе».

Вечность поднятых проблем делает «Больше, чем человек» книгой обязательной для прочтения.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 марта 2013 г.

Он жил в черно-белом мире страха, всеми презираемый и отвергнутый. Он не был умен, не умел говорить и не знал, что с ним кто-то говорит, поскольку слова не имели для него смысла. Он был другим, но все считали его человеком, потому что он выглядел, как человек.

Постепенно, очень медленно и мучительно он познавал себя и окружающих, находил таких же, как он, странных, пугающих и, с точки зрения окружающих, жестоких, той особой, бездумной «жестокостью» еще не ведающих сострадания и сочувствия.

Вместе они уже ощущали себя Кем-то, названия, которому не могли найти, и этот Кто-то жил пока жизнью животного, прячась от опасности, маскируясь среди окружающих людей, что было не трудно — внешне они совсем как люди.

Удивительно, как много отцы-основатели — классики любимого жанра думали над этими вопросами: что есть Человек, что составляет его сущность и каковы направления его развития. Писали об этом часто, занимательно, удивительно. Но даже на фоне Хайнлайна, Брэдбери, Азимова этот роман Старджона впечатляет своей проработанностью, мощью и эмоциональной насыщенностью.

Роман невелик — три части — рассказа о развитии Человеческого существа — от первого проблеска сознания до понимания и принятия внутреннего этического кодекса. Долгий и мучительный путь через страдания, боль, сомнения, неудачи и новые попытки — познания самого себя, своего предназначения и пути развития. И пусть это рассказ о новом небывалом существе — сообществе, симбиозе — наделенном огромными возможностями телепатии, телепортации, телекинеза, невиданными возможностями и инструментами познания, все равно это разговор все на ту же старую тему: что такое Человек. И этот разговор достаточно болезненный, без сентиментальности и слезливой жалости, порой жесткий до жестокости, выверенный до самых малых деталей, сдирающий красочные обертки и шелуху с окружающей нас действительности.

Не вдаваясь в детали, чтобы не раскрывать сюжета, скажу лишь о той составляющей, которая создает неповторимую атмосферу, незабываемый, мрачный и давящий фон «черно-серого мира, который прочеркивают молнии голода и сверкание страха». Маленькие эпизоды с участием «настоящих» людей, мучимых страхами, болью, унижениями, с размытыми моральными устоями, бегущими от жизни и боящихся жить, оставляющие гнетущее чувство долгого ожидания очищающегося ливня и наступления солнечного дня всего Человечества, наполненного благоговением, мудростью и вдохновением.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 сентября 2011 г.

«Дурак жил в черно-сером мире,который прочеркивали молнии голода и сверкание страха».Этой сточки мне хватило,что бы купить сборник Старджона.С первой части роман поражает своей реалистичной жестокостью.Даже жизнь героя в не власти сюжета(я просто офигел,когда главного героя,главу группового разума,Дурака,так и не открыв его загадки,Старджон убил в середине романа,просто привалило деревом).

В романе изрядно присутствуют нонконформистские(так вроде это называется) идеи,морально-этическая философия и дополняет коктейль чистое безумие.

Сюжет увлекательный и захватывающий,тема сверх способностей и трудностей для таких людей в обществе «нормальном» просто завораживает.

Очень интересно построена вторая часть,сеанс у психоаналитика.Привет дедушке Фрейду.

Очень хорошо написаны герои,вспоминаются как настоящие люди.

Книга совсем не детская(странный момент,когда дети читают «Венеру в мехах» Зохера-Мазоха).То что Старджона,особенно за этот роман относят к пророкам «новой волны» не голословно.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 октября 2015 г.

Хотите прочитать роман с убийствами и доведением до самоубийства, постоянно падающими на пол платьями, психологически интересно выписанными персонажами и понятными диалогами? Историю людей, которые пытаются выжить, используя свои способности, но по-настоящему их гештальт-симбиоз силён только когда они вместе. Близняшки Бонни и Бинни, почти не говорящие; телепат Джейни; направляющий Лоун; добивающийся своих целей Джерри, его отражение Гип и Бэби, ребёнок-калькулятор, которому всегда три, как Джеффти, которому всегда пять.

Автор в произведении очень хорошо балансирует, смешивает что-то ужасное, уродливое, чувствуемое мгновенно и забываемое, больше физическое с красивым, внутренним, моральным, что желаешь ощутить. Такое находил в рассказах Старджона – “Скальпель Оккама” и “Любимый медвежонок профессора”. Герои сначала отталкивают, потом притягивают, даже отрицательные. Также удачной находкой считаю разный стиль изложения частей книги: первая часть – тягучее знакомство, медленное и погружающее в себя; вторая – дневник, рассказ юноши, находящего себя; третья – сентиментальный, почти любовный роман (похожий с рассказом “Медленная скульптура” доверчивостью и молчаливой преданностью) с вкраплением битвы суперлюдей. Объясняется это разными годами написания, но здесь всё на месте, не ощущается ненужности такой манеры.

Немного наивный роман, с оптимизмом в окончании, где злодеи переосмысливают своё предназначение, а герои живут долго и счастливо. Новый вид людей выживет, если на плечах будет правильная голова, думающая обо всём теле, как Лоун, но не о том, что нужно только ему, как Джерри.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 октября 2015 г.

Что определяет человека человеком? Анатомические особенности, физические возможности, генетический набор… а может, наличие морали, этики, совести? Кого считать сверхчеловеком? – такие вопросы возникли у меня во время чтения данной книги. Автор рассказывает историю людей, обладающих сверхспособностями: телепатия, телекинез, телепортация. Мало того, что они сами по себе таковы, так еще и объединившись, они представляют собой новое нечто. Цельный организм, действия которого могут быть направлены в любое русло – созидательное или разрушительное.

Помимо этого пласта произведения есть еще один – история каждого из «органов» этого симбиоза, проблема того, как чувствует себя человек, отличный от других, выпадающий за рамки стандартов.

Читать было интересно, иногда мне казалось, что я тоже нахожусь на приеме психоаналитика и пытаюсь закрыть свои гештальты. После прочтения герои не выветрились из головы, я продолжала раздумывать над третьей, поднятой автором, проблемой – что такое моральные устои, как их определить, могут ли они быть едины для всего человечества?

Единственное, чего мне не хватило – это динамики, дальнейшего развития событий. Я увидела в этой книге немного безумия, грусти, надежды. И это мне понравилось. Ощущение, будто посмотрела черно-белое кино прошлого столетия, в котором нет особых спецэффектов, оно цепляет чем-то совершенно иным. И заставляет поразмыслить после последнего просмотренного кадра, т.е. последней прочтенной строчки.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 мая 2012 г.

Очень необычный и интересный роман. Сюжет развивается динамично и практически невозможно предсказать, что будет дальше со столь неординарными главными героями. Поставить во главу романа идиота, да причем осознающего, что он идиот и действующего в соответствии с этим — не часто такое встретишь. Пожалуй наиболее запоминающимся моментом является создание идиотом антигравитационного генератора — для замены сдохшей клячи, как наиболее простое решение проблемы с застреванием старо грузовичка в земле при посеве ;)

Лично для меня сюжет оказался не избитым, по крайней мере в такой подаче рассказ читается довольно легко и быстро. Из отрицательных моментов могу отметить лишь сожаление, что вторая и третья часть (главы) романа написаны не в том же духе, что и первая. Вторая еще интересна своей необычностью, а третья будто высосана из пальца — ни то, ни се.

Резюме: рекомендую к досуговому чтению.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 сентября 2011 г.

Очень неоднозначный и необычный роман. Несмотря на экспериментальность, интересный и сейчас.

Повествование позволяет множественность трактовок.

Герои выписаны хорошо, хотя они и не те, кем могут показаться поначалу.

Книга, которую можно перечитывать много раз, всякий раз встречая нечто необычное

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 ноября 2007 г.

Один из лучших романов начала 50-х. Один из самых интересных НФ-романов золотого века вообще. Роман, который легко можно перечитать не один и не два раза (лично мне нравится больше перевод, который был в Если). Главное это очень доброе произведение, которое никого не может оставить равнодушным, возможно от финала можно было ожидать большего, но... он по-своему очень логичен.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 июня 2018 г.

Теодор Старджон один из самых недооцененных и незаслуженно обделенных вниманием фантастов золотой эпохи 50х годов. Удача, что АСТ переиздали главный роман автора в своей серии Эксклюзивная классика. Но к переводу вопросы есть. Откровенно говоря, оба доступных перевода не являются идеальными. Соколов читается лучше и, кажется, написан более изысканным языком. Но Грузберг ближе к оригиналу, в нем меньше ошибок. На мой взгляд предпочтителен последний. Если есть такая возможность, рекомендуется читать в оригинале. Иначе красоты старджоновского языка вроде «Lone Lone alone.» (где Lone — имя одного из персонажей) пройдут мимо Вас. Слог автора на высочайшем уровне, без скидки на жанровую принадлежность. Поистине проза Старджона является частью Большой литературы.

В романе идет речь об эволюции Homo sapiens в новый вид, называемый в книге Homo Gestalt. Несколько детей, имеющих определенные сверхспособности, вроде телекинеза, телепатии, чувствуют себя чужими и инородными для мира в котором живут. Они не нужны даже собственным родителям. Чувствуя отторжение окружающего мира и одиночество, они находят друг друга, объединяются, образуя тем самым Homo Gestalt, единый организм. В книге показано рождение, взросление, становление Homo Gestalt. Обретя мораль и сопереживание, Homo Gestalt может быть принят обществом.

Книга для тех, кто любит вдумчивое чтение, кто любит поразмыслить над прочитанным. Покопаться и понять суть. Пища для ума.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 декабря 2016 г.

Редкая тема -внутренний мир мутантов.Как они живут, мыслят, а если мыслят по -иному, то какая мораль и этика? Весьма психологически сильный роман. Параллельно два сюжета развиваются, вроде бы независимо друг от друга, но сходятся в одном — как понять новую структуру общества с участием мутантов. Это настоящая «классика научной фантастики».

Которая навека -был бы написан роман сегодня , а не в 1952 году- так же был бы интересен.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 марта 2019 г.

«Больше, чем люди» — хороший пример того, как работает устаревание фантастики. Если она строится только вокруг какой-то модной идеи, владевшей умами в прошлом, это будет казаться неуместным. В «Больше, чем людях» такая идея — гештальт-психология.

Старджон берет одиноких людей со сверхспособностями — и создает из них человеческого трансформера, гештальт-человека, т.е. некое целое, симбионта, скрепляющегося из отдельных частей. Сам автор находится ближе к американскому классическому роману, чем к фантастике, даже один из героев его — фермер, евпочя. У книги великолепное, достойное любого большого романа начало. К созданию гештальт-человека он ведет долго, показывая сцены человеческой отчужденности, потерянности, отделенности от мира. Его герои пребывают будто бы отрезанными от единства бытия и обретают его лишь собравшись вместе.

Старджон хорошо пишет, но он слишком фрагментирует историю, часто не договаривает, полагается на схему старых романистов там, где нужно быть резче. Он использует свое чувство языка для того, чтобы прочитать мораль, и это вместе с общей старомодностью как самой морали, так и поведения героев в целом, меня отталкивает. И очевидно, что это впечатление именно из-за разницы во времени между нами, а не из-за качества текста, потому что роман как минимум любопытный. Старджона интересует, что будет удерживать человека со сверхспособностями от зла, его гештальт-человек растет как ребенок. Это с одной стороны, мощная тема, а с другой гештальт-психология вызывает у меня ухмылку. Автор хочет прямолинейно навязать этому существу этику, а мы-то живем внутри моды more dark more realistic — и смеемся этому в лицо.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх