Маркес Сто лет одиночества

Информация о романе Габриэля Гарсиа Маркеса «Сто лет одиночества»: аннотация, издания, оценки и отзывы читателей. Подсказка book'ашки

Габриэль Гарсиа Маркес «Сто лет одиночества»

Сто лет одиночества

Cien años de soledad

Роман, год

Переводы на русский:Н. Бутырина, В. Столбов (Сто лет одиночества)
М. Былинкина (100 лет одиночества)

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 169

 Рейтинг
Средняя оценка:8.52
Голосов:2265
Моя оценка:
-
подробнее
Аннотация:

В романе «Сто лет одиночества» показаны зарождение, расцвет, закат и гибель рода Буэндиа. История этого рода – это история одиночества, так или иначе проявившегося в судьбе каждого из Буэндиа. Одиночество, разобщённость членов семьи, их неспособность понять и быть понятыми друг другом приобретают в романе поистине мифологический характер. Да и сама история нескольких поколений семьи Буэндиа приобретает характер родового мифа, а с ним и его характерные черты – тяга к инцесту и связанное с ним проклятие, заданность и предопределённость судьбы героев. В романе она воплощена в образе цыгана Мелькиадеса, записавшего на санскрите летопись рода, расшифрованную за несколько минут до гибели Макондо и всех Буэндиа. Одновременно в романе присутствует и пародия на миф. Средством пародии является особый ироничный смех писателя, проявляющийся в нарочито мифологических построениях, обыденном тоне повествования, рассказывающего порой о событиях абсурдных или откровенно фантастических. Мифотворящая «реальность чудесного», «магический реализм» латиноамериканской прозы выступает в романе как важнейшее средство создания неповторимого облика Америки и одновременно как пародия на самого себя.

© http://litera.edu.ru/catalog.asp?cat_ob_no=13872&ob_no=13873


Примечание:

Роман впервые опубликован на русском в журнале «Иностранная литература» № 6–8 в 1970 г.



В произведение входит:

8.19 (63)
-
1 отз.
8.11 (55)
-
8.09 (56)
-
8.25 (57)
-

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:

— журнал «Иностранная литература» №06, 1970», 1970 г.

— журнал «Иностранная литература» №07, 1970», 1970 г.


Похожие произведения:

 

 

В планах издательств:

Сто лет одиночества
2016 г.

Издания:

«Иностранная литература» №06, 1970
1970 г.
«Иностранная литература» №07, 1970
1970 г.
Сто лет одиночества
1971 г.
Сто лет одиночества. Повести и рассказы
1979 г.
Сто лет одиночества. Осень патриарха. Полковнику никто не пишет. Палая листва
1981 г.
Сто лет одиночества. Полковнику никто не пишет
1986 г.
Сто лет одиночества
1988 г.
Сто лет одиночества
1988 г.
Избранные произведения
1989 г.
Палая листва. Полковнику никто не пишет. Сто лет одиночества
1989 г.
Полковнику никто не пишет. Сто лет одиночества
1989 г.
Полковнику никто не пишет. Сто лет одиночества
1990 г.
Сто лет одиночества
1992 г.
Сто лет одиночества. Роман. Рассказы
1994 г.
Сто лет одиночества
1996 г.
Сто лет одиночества
1997 г.
Сто лет одиночества
1997 г.
Сто лет одиночества
1997 г.
Габриель Гарсиа Маркес. Роман. Рассказы
1999 г.
Сто лет одиночества
1999 г.
Сто лет одиночества
1999 г.
Сто лет одиночества
2000 г.
Сто лет одиночества
2000 г.
Сто лет одиночества
2000 г.
Сто лет одиночества
2000 г.
Сто лет одиночества
2000 г.
Другая сторона смерти: Рассказы, повести, романы
2001 г.
Море исчезающих времен
2001 г.
Сто лет одиночества
2001 г.
Сто лет одиночества
2001 г.
Сто лет одиночества
2002 г.
Сто лет одиночества
2002 г.
Проза писателей Латинской Америки
2003 г.
Сто лет одиночества
2003 г.
Сто лет одиночества
2003 г.
Сто лет одиночества
2003 г.
Сто лет одиночества
2003 г.
Сто лет одиночества
2003 г.
Сто лет одиночества. Повести. Рассказы
2003 г.
Избранные произведения
2004 г.
Сто лет одиночества
2004 г.
Сто лет одиночества
2004 г.
Сто лет одиночества
2004 г.
Сто лет одиночества
2004 г.
Мир великого романа Сто лет одиночества
2005 г.
Сто лет одиночества
2005 г.
Сто лет одиночества
2005 г.
Сто лет одиночества
2006 г.
Сто лет одиночества
2006 г.
Сто лет одиночества
2006 г.
Сто лет одиночества
2006 г.
Сто лет одиночества
2006 г.
Другая сторона смерти
2007 г.
Море исчезающих времен
2007 г.
Сто лет одиночества
2007 г.
Сто лет одиночества
2008 г.
Сто лет одиночества
2009 г.
Сто лет одиночества
2011 г.
Сто лет одиночества. Номерованный экземпляр
2011 г.
Сто лет одиночества
2014 г.
Сто лет одиночества
2014 г.
Сто лет одиночества
2015 г.
Сто лет одиночества
2015 г.

Аудиокниги:

100 лет одиночества
2004 г.
100 лет одиночества
2004 г.
Сто лет одиночества
2004 г.
Сто лет одиночества
2010 г.
Сто лет одиночества
2015 г.

Издания на других языках:

Cien anos de soledad
2003 г.
Cien Anos De Soledad/ Сто лет одиночества
2004 г.






Отзывы читателей о «Сто лет одиночества»:Рейтинг отзыва 

Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 36 ]  +

А как насчет дурацкого вопроса. А если все то же самое, но только описывался бы род Булыгиных на севере Уральских гор? Насколько бы меньше русских читателей восхитились бы? Так все экзотичненько, так все «не по-нашему», так все глупо и плохо. Чтобы не подохнуть от тоски за чтением «Ста лет одиночества» приходилось развлекать себя вылавливанием авторских блох – а, собственно, блох этих (заимствований прежде всего, которые сильно отличаются и от аллюзий, и от намеков) навалом. Так что этим блохоискательством я себя и развлекал, а сам «прославленный» роман, конечно, сугубо посредственная штука.      

Мода в литературе – штука довольно похабная, мода на те или иные «темы» в литературе – похабнее втройне, а мода на национальные литературы еще похабнее. К сожалению, Маркес со своими «Стами годами одиночества» стал известен и популярен именно благодаря всем этим модам. Ну да бог с ним.

Историю Маркес рассказать не смог, хотя выбрал путь самый легкий и примитивный – что-то вроде притчи. Спародировать или толком обыграть сам жанр притчи (а также жанры: семейного романа, мифологической истории) тоже автору не удалось. Все события моментально разбиваются по категориям: трагедия, любовная трагедия, семейная трагедия – возможно, этим обыгрываются некие мифологические условности, но как блекло все это, как очевидна сама пародия! Никакого изящества или тонкости, если это пародия, то совсем какая-то площадная. Все Буэндия просто поразительно никакие: банальные, плоские и скучные. Даже на персонажей притч и мифов они не тянут – простые литературные шаблончики с именами и этикетками: «страстный», «прекрасная» и т.п. Да даже Ахиллес у Гомера куда более «живой» персонаж. Но самое грустное, что так почти со всеми образами романа, особенно «ключевыми». Взять хотя бы дождь, образ сильный, можно развить, можно поиграть, но нет же – все стандартные штампы перечислены Маркесом.

Очень поверхностные рассуждения (причем тысячи раз до него повторенные), почему-то принимаемые за «философию», Маркес облекает в тягучий и напевный стиль – маневр хороший, но уж больно примитивно исполненный. И зачем так много и так грубо заимствовать у других? Куски Джойса в тематическом плане, куски Борхеса (с кусочками экзистенциалистов, тоже очень модных тогда) в плане стилистическом. И эти куски прямо торчат из романа, их можно было бы переработать обыграть, но так грубо втискивать – глупо и неуклюже.

На мой взгляд, само название «магический реализм», сама мифология и стереотипы накрученные вокруг этого романа, весь этот фон и производит на некоторых читателей вполне понятные впечатления. Сам-то роман – вялый, нудный и вторичный.

Скуууууучно!

  Оценка: 3 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 32 ]  +

Наверное правы те, кто говорят, что эта книга переоценена в общелитературной канве, но сама по себе...

Я читала «Сто лет одиночества» в полупустых электричках несколько дней подряд и едва-едва не пропускала собственную остановку. Мне казалось, что за пыльным окном шепчет нескончаемый дождь Макондо, что вот-вот зашумит веселый караван Мелькиадеса и что если я не усну, вернувшись домой, то мне придется ходить по дому и клеить на все бумажки с надписями: «Это дверь — ее открывают».

Говорят, когда Маркес писал часть про появление Амаранты, то его частенько находили флегматично жующим стенную штукатурку. Надеюсь, он не слышал побрякивание костей ее родителей, способное свести с ума кого угодно.

К чему я об этом? А неужели никто из читавших эту книгу ни разу не ощутил хотя бы малой толики того, что пережили герои. Не ощутил снедающей тоски генерала Буэндиа, вечной суеты и обеспокоенности Урсулы, страсти, которую испытывали поклонники Ремедиос Прекрасной. Габриэль Маркес не только сам пережил все то, что довелось пройти его героям, но и погрузил нас в их сумасшедший мир.

Некоторые рецензенты часто твердят о заимствованиях, сделанных Маркесом то у Кортасара, то у Джойса, то у кого-либо из других авторов. Но может, стоит прочесть лишь «Сто лет одиночества», испытать все вышеперечисленное, и потом, находя пути к этим аллюзиям, улыбаться про себя и вспоминать шепчущий ливень Макондо.

  Оценка: 10 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 30 ]  +

- А сколько надо прочитать чтобы удостовериться — не пошло. Треть?..

— Ну, хотя бы...

   Открывала, стиснув зубы, приготовившись к долгой борьбе за вкладывание романа в голову.  Вместо этого Маркес усадил на пригретую солнцем лавочку и начал рассказ. Становилось прохладнее, тени удлиннялись, а я все сидела, забыв о времени и слушала, слушала... Читала и читала...

   Он развертывал панорамы далеких мест и почти забытых совершений, так прочно и уверенно вплетая сказочность, что едва услышанная, она уже облекалась обычной жизнью, о которой «говорили» целый день.

   Все бытовое, все простое, все внятное. Гражданская война преисполнена тем же житейским спокойстивием, что перестройка дома или выпечка хлеба. Ужасающая несправедливость деяний, оправданных долгом и революцией, бессчетные безымянные смерти, расстрелы друзей — все на светлой безмятежности фона уже другого поколения галдящих детей, уже заново посаженных бегоний в горшках...

   А потом, вдруг очнувшись, замечаешь, что нет больше залитой солнцем скамейки, где обо всем было так уютно поведано. И через последнюю сотню страниц приходится продираться самостоятельно.

   Орнаментальная лента рассказа, льющаяся вначале быстрой рекой у ног густеет и замирает. Красочные узоры счастливого дома, семьи, ребятни уже змеятся непроходимыми джунглями отшельнической старости и безнадежным запустением. Не успевающая расцвести в сумасбродстве приключений молодость скрючивается чахлыми ростками, сгнивая в безвременье. К финалу прорубаешься сквозь все поглотившие заросли разочарования и безнадежности. С влажным хрустом, с титаническим трудом бредешь почти наугад к закату рода Буэндиа.

Ни диалогов, ни посторонних чувств. Только самое главное. Только жизнь, как она есть.

  Оценка: 10 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 20 ]  +

Очень долго не мог взяться за эту книгу. Я давно уже знал, что она очень качественная и интересная, но все время глаза до нее не доходили. А жаль, хотя возможно, что прочитай я ее раньше, то оценил бы не так высоко, т. к. тогда, что называется не дорос бы еще до нее. Точно также, вполне вероятно, что, перечитав ее лет через 5-10, я пойму роман намного глубже и впечатления изменятся. А может и нет, в любом случае, это дело неблизкого будущего, так что лучше перейти наконец непосредственно к произведению.

«Сто лет одиночества» — это роман, у которого вообще нет окончательного дна. Есть книги, у которых помимо основного сюжета есть еще и подоплека, яркий социальный или политический подтекст, есть книги у которых этих подтекстов несколько, а некоторые произведения вообще обходятся без таковых. «Сто лет...» же, судя по моим ощущениям, включает в себя вообще все возможные подтексты. Роман не имеет четкой сюжетной идеи (на всем его протяжении встречаются темы одиночества и любви, но все же это немного не то), это просто история рода Буэндиа, основавших город Макондо и живущих там. Но в то же время это и история самого города. Роман как торнадо затягивает в себя, демонстрирует все прелести и недостатки человеческой жизни, после чего оставляет читателя делать выводы, каждого — свои.

У всей истории, пожалуй, только один минус — некоторая хаотичность повествования, что усложняет восприятие, а вкупе с повторяющимися именами у героев читается книга еще тяжелее. Благо, я читал Мартина, так что большое количество действующих лиц воспринимаю легко, да и память у меня хорошая, однако не все таким могут похвастаться.

В итоге несмотря ни на что, я хотел бы посоветовать прочитать эту книгу абсолютно всем любителям фантастики вообще и магического реализма в частности. Далеко не факт, что она вам понравится, но иметь свое мнение о такой книге — это очень неплохо.

  Оценка: 9 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 20 ]  +

Роман вызвал у меня довольно противоречивые чувства: с одной стороны роман практически ни о чем: описание жизни одной отдельной семьи, где грань между вымыслом и историей размыта настолько, что это даже мешает чтению, но, с другой стороны, сам ТЕКСТ настолько затягивает, что прочитав хоть немного, уже нельзя бросить. Тут уж писатель смог полностью реализовать себя, сделав из банального сюжета настоящий шедевр.

Перед взором читателей предстает жизнь небольшого городка представленная по истории семейства Буэндиа. Повествование начинается с самого начала закладки городка, причем повествование развивается так же как и развивается городок. Если вначале, когда городок был мал, речь шла о чудесах, алхимиках, попытках понять непознанное (как это часто бывает в юности), то к середине романа речь зашла о войне, доблести, убийствах (как это бывает в более зрелом возрасте), ну, к старости, как говориться «седина в бороду, бес в ребро», речь пошла о любви и разврате.

Поэтому текст получился крайне неоднородный, что иногда даже мешает восприятию, тем не менее, несмотря на то, что в сюжете на первый взгляд нет ничего сильно притягательного, от романа нельзя оторваться. Хочется поглощать дальше текст, пусть он и сводится к банальному «что вижу то пою». Тем не менее мастерство владения СЛОВОМ у автора настолько сильно, что от романа невозможно оторваться, а удовольствие получаешь не столько от развития сюжета, сколько от самого процесса восприятия текста

  Оценка: 8 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 19 ]  +

Это было нечто… Где-то половину книги я прочитал на одном вздохе, большим жадным глотком от которого кружилась голова. Это было нечто. Это был шок. («Не уж-то так тоже можно?» – с удивлением думал я.) Я читал не в силах оторваться от этой странной, полной обыденности и чудес семейной хроники. Я катался по полу со смеху, так как всё что происходило, казалось мне одновременно трагичным и смешным до слёз со всеми поеданиями земли и душевными поворотами, одновременно обыденными и странными. Что-то от Кустурици в скорлупе из эфирной философии жизни и смерти, в которой встающие мертвецы и гремящие кости – лишь подтверждение реальности бытия. И в то же время, я осознавал, что по большому и целому (как это не безумно) между реальностью латинской Америки, реальности Макондо, и нашей, Российской, есть что-то похожее, что-то очень-очень близкое, как в двух рукавах одной реки. Я наслаждался языком, который тёк, как сладкий на вкус поток, от которого не хочется отрываться и от которого всё даже самое невероятное казалось естественным и несомненным. Это было чудо, а не язык. Это было чудо, а не история.

Потом мне пришлось от книги оторваться. Наступила пора сессий и написания диплома. Я возвращался в Макондо урывками, совсем на чуть-чуть. И, то ли перерыва тому виной, то ли я стал привыкать ко всем чудесам и странностям, ритм Макондо становился моим ритмом, но глаза уже не распахивались так сильно от удивления. К тому же эта огромная семья стала морочить мне голову, я стал блуждать между всеми эти Аурелиано и Хосе Аркадио, путая их и в них же путаясь. Я цеплялся за эти имена как за колючие кусты, и иногда приходилось потоптаться на месте и вспомнить, кто из них кто и кому приходится. К концу книги мне иногда даже хотелось поскорее с ней расправиться. Но как только я находил минутку взяться за неё, как тут же попадал под гипноз и читал страницу за страницей. Мне хотелось побыстрей закончить, та книга была со мной уже не один и не два месяца (по сути эта книга – моя зима и добрая часть весны). Мне хотелось побыстрее закончить, но вновь глотал её с жадностью и в горле становился какой-то странный ком от того, что эта книга скоро закончится и от того, что эта книга грозит закончиться всёобщей печалью как груз праха столетнего одиночества.  

И вот теперь, когда всё кончилось, я хожу слегка оглушённый. Теперь, когда всё кончилось, я понимаю, что, несмотря на всю эту путаницу из-за повторяющихся имён, несмотря на то, что со временем удивление склонно спадать, не смотря на то, что из-за огромных перерывов эта книга  растянулась у меня так невообразимо долго – это шикарнейшая книга, это явление чудесное и странное и одновременно настоящее как дождь или гроза. Это многого, очень многого стоит…

  Оценка: 9 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 19 ]  +

Роман «Сто лет одиночества» был написан Маркесом в течение полутора лет, между 1965 и 1966 годами в Мехико.

Стоит отметить особенности композиции романа, состоящего из двадцати глав, не имеющих названия. В книге оисывается история, замкнутая сама на себе, некое временнОе кольцо.  События селения Макондо и семьи Буэнди́а не просто показаны как параллельные, но взаимосвязаны, тесно переплетены между собой, одно суть отражение другого. История Макондо показана во всей закономерности развития живого организма – зарождение, расцвет, упадок и закат.

Важно, что роман построен на косвенной речи, а предложения очень длинные, часто на целую страница или даже длиннее, с периодами и множеством грамматических основ. Автор очень редко использует прямую речь и диалоги. Тем самым подчеркивается вязкость повествования, его неспешное течение.

«Сто лет одиночества» — пронзительное, драматичное и глубоко символичное произведение. Многие называют его апогеем творчества Маркеса. Роману свойственна нечеткость и слияние границ времени и пространства, вымысла и реальности, сна и яви. Это философская сказка о жизни человека в большом мире.

Одиночество – лейтмотив романа и его главная тема, семейная черта, наследие и проклятие рода Буэндиа, но причины у каждого свои. В романе показана жизнь нескольких поколений этого семейства, но показана фрагментарно, это не семейная сага, это роман об одиночестве. Маркес показывает пороки человека, но не дает пути их преодоления. Он соединяет сказочность и романность повествования, назидательность притчи и философию пророчества, но грани смазаны.

Люди погрязли в обыденности, однообразии, пороке и безнравственности. Они неспособны на искренние чувства, на проявление бескорыстной любви. Они обросли предрассудками, разрушающими их собственные жизни и жизни близких. И кара за это – одиночество, всепоглощающее, всеобъемлющее, вселенское одиночество, от которого ничто не поможет спрятаться.

Самоубийство, любовь, ненависть, предательство, свобода, страдания, тяга к запретному — второстепенные темы, подчеркивающие главную, дающие понять, что все это происходит из-за одиночества, а на одиночество люди обрекли себя сами.

Еще одна сквозная тема, хоть и не столь сильно заявленная, — это инцест, который автор преподносит через миф о рождении ребенка со свиным хвостом.

Практически все герои романа — личности цельные, волевые и сильные, пускай подчас и противоречивые. Каждый из них имеет собственное лицо и голос, но все они тесно связаны между собой, спутаны, переплетены.

Автор накинул вуаль мистицизма и магии на каждую главу, но не пыль ли это? Одиночество семьи Буэндиа пугающе в своей закономерности. Герои не желают избавиться и своих пороков, не стремятся изменить образ жизни, отворачиваются от мира, концентрируются лишь на своих интересах, желаниях и инстинктах. Фантастические, мистические события показаны через обыденность и рутину, а потому для героев романа они являются чем-то повседневным, они не замечают, что это вовсе не в порядке вещей.

Произведение оставляет сильное впечатление, но очень неоднозначное.

Цитата: «Сто лет одиночества» — одно из самых читаемых и переводимых произведений на испанском языке. Отмечен как второе по важности произведение на испанском после «Дон Кихота»Сервантеса на IV Международном конгрессе испанского языка, который проводился в Картахене, Колумбия, в марте 2007 года.

  Оценка: 9 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 17 ]  +

4/10 Габриель Гарсия Маркес «Сто лет одиночества» -- роман-эпопея. Толстенный роман, который по поворотам истории может соперничать с «Сантой Барбарой». Впрочем, и по качеству сюжета тоже. Описывается история жителей одного поселения, затерянного в горах. Обычные житейские истории расцвечены бредовостью нашего мира. Бесконечные перипетии сюжета совершенно не захватывают и нагоняют тоску. Местами повествование поверхностное -- историческое; иногда автор вдается в подробности, появляются диалоги и пересказ мыслей людей: оба «режима» читать не интересно. Написано хорошо с художественной точки зрения, но смысла в самом романе я не вижу. Прочел половину пока не понял, что эта житейская бестолковщина продолжится до конца.

Резюме: зануднейший роман, аналог бразильского сериала; на любителя

  Оценка: 4 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 17 ]  +

Эту книгу можно было писать, а потом читать вечно. Семья Буэндиа могла бы веками плодиться в страсти и умирать в одиночестве, постепенно вырождаясь от кровосмесительных браков. И рождались бы из поколения в поколение одни и те же Хосе Аркадио, Аурелиано, Урсулы, Амаранты, Ремедиосы, лишь усугубляя от истощения психического здоровья из рода в род свои пороки: «…история этой семьи представляет собою цепь неминуемых повторений, вращающееся колесо, которое продолжало бы крутиться до бесконечности, если бы не все увеличивающийся и необратимый износ оси…».

Не зря это произведение считается шедевром латиноамериканской прозы, ведь все мы знаем не понаслышке о генетически заложенной любви латинского народа к так называемым «мыльным операм», хотя это слишком пошлое название, по-другому выражаясь любят они жить в стиле сериала, где один день длиной так на пару миллионов серий, где все секреты на ушко всему свету, где все друг другу родня, где не понятно кто чей сын... а ты сидишь, смотришь и вроде интересно и вроде поднадоели уже постоянно повторяющиеся затянувшиеся интриги, а оторваться не можешь.

Род Буэндиа, как и город Макондо были обречены изначально, лишь на кипучей деятельности Урсулы держался весь фундамент и более-менее здоровая внутрисемейная атмосфера, но тщетны были ее труды. Не помогло даже отправление детей учиться в Европу, магнитом Макондо их притянул обратно. Сжирающее ощущение внутреннего одиночества (даже под крышей шумного дома полного родственниками), отсутствие у каждого из семьи желания и силы остановить свое греховное падение (зачастую даже любование им), поворачивание спиной к окружающему миру с его устоями, в том числе политическими и религиозными (как же это похоже на Латинскую Америку в целом) сделали невозможной их счастливую и долгую жизнь. За 100 лет род Буэндиа и город Макондо пережили зарождение, расцвет и падение. Земля (а может кто-то свыше силой урагана) не выдержала этих грешников и снесла с лица своего.

Мистицизм, напущенный автором в каждую главу, делает эту историю сказочной, но это лишь вуаль, которая скрывает страшную реальность для Латинской Америки. Например, поезд груженный телами убиенных мятежников исчез в никуда и как будто и не было ни его ни убитых людей — вполне может быть правдивой историей, слегка преувеличенной автором в масштабах.

Читать увлекательно, текст обволакивает, язык изложения прекрасен, но гениальности творения я не увидела, философской притчи я тут не нашла, а также «мозгопереворачивающей» морали, которую автор хотел донести до общественности не поняла… да простит меня Нобель)))

  Оценка: 8 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 16 ]  +

Думаю, «Сто лет одиночества» — самая необычная книга из прочитанных мной. Название соответствует содержанию: перед мысленным взором читателя проходит более чем столетняя история. История одного города, история одной семьи. Десятки судеб, каждая из которых по-своему печальна (о чём в названии тоже сказано), сплетаются, расплетаются и обрываются, постепенно, одна за другой. Обилие персонажей, которым меня пугали в начале чтения, оказалось некритичным. И хотя в процессе я всё же рисовала генеалогическое древо семьи Буэндиа, обращаться за помощью к нему пришлось раз или два. Но несмотря на широкий ассортимент, сочувствовать большинству персонажей получалось с трудом или не получалось вовсе. Некоторые из них вызывали только перманентное раздражение или возмущение. Но были, конечно, и такие, за кого я переживала и чьё очередное появление в сюжете повышало к этому самому сюжету интерес.

Нужно сказать и о жанре романа. С магическим реализмом (осознавая его при этом) я, как и с такой «многолюдностью» произведения, сталкиваюсь впервые. До этого мне с трудом удавалось представить подобное произведение (определения из Википедии оказалось явно недостаточно). Если вкратце, то особенности жанра я описала бы как авторский произвол, в хорошем, разумеется, смысле. Совершенно очаровательное явление, очень приятно было расширить свой читательский кругозор.

Что меня ещё поразило в книге, так это любовь. У подавляющего большинства она была... неполноценной, если можно так выразиться. Не могла победить страх и одиночество. Кто-то из героев вообще не был на неё способен. И потому не особо верится, когда автор указывает на конкретных героев и прямым текстом утверждает, что вот у них-де любовь самая настоящая. По крайней мере, с определённой парой у меня было именно так. Порадоваться за них как-то не получилось.

Смотрю на отзыв и понимаю, что он в разы меньше того, что мне хотелось бы сказать. Проблема в том, что основной массив моих мыслей представляет собой рассуждения о конкретных персонажах, гневные, одобрительные или полные разочарования. А также рассуждения по поводу мироустройства книги. Но так как они бессвязны и чересчур субъективны, я не буду помещать их сюда.

Единственное, по наличию этих самых рассуждений в моей голове можно сделать вывод о том, что роман задел меня достаточно глубоко. (Тут вспоминается статья в начале книги, которую мне не хватило сил дочитать и в которой говорилось о поэтичности повествования. Вот подтверждение — ведь лирика направлена в первую очередь на эмоции.) И только малое количество действительно полюбившихся персонажей и сюжетных поворотов мешает мне сказать, что «Сто лет одиночества» теперь одна из моих любимых книг. Но, мне кажется, это дело времени.

Читать книгу, безусловно, стоит. Атмосфера, детали (реалистично-магические и обычные), сюжет — всё прекрасно, всё на высшем уровне.

  Оценка: 10 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 16 ]  +

Не впечатлило. Нагромождение лиц, событий — и всё ради чего? Ради общего вывода, что роду, обречённому на сто лет одиночества, не суждено повториться на Земле? Excuse me, но это — типичный пример того, как гора рождает мышь.

Однажды спросил знакомую литературоведшу: «О чём сия книга?». «О жизни! — с энтузиазмом воскликнула та. — О любви! Об игре обстоятельств и причудливости судьбы! Короче, обо всём на свете!».

Опять-таки, большой пардон, но то же самое можно сказать практически о любом произведении, начиная от «Гамлета» и заканчивая каким-нибудь бульварным чтивом. Каждая книга ИМХО должна нести некую общую идею, ради которой эта книга написана. А если таковой идеи нет, на выходе остаётся хаотическое сплетение фактов, неведомо зачем придуманных писателем.

  Оценка: 6 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 15 ]  +

Не побоюсь дать отрицательный отзыв на фоне такого большого числа дифирамб читателей сего сообщества.

Не скрою, книга попала ко мне по причине того, что её некоторые рекомендовали, а автор является нобелевским лауреатом. Начала она читаться неплохо, но бесконечная мешанина родственников, которых по сюжету называют в честь предков 1-го и 2-го поколений, совсем не радует. Далее: в книге понамешаны реальные ситуации, фантастические моменты, сказания каких-то там народов... короче Санта Барбара — не меньше!

ПРИНЦИПИАЛЬНО ОДНООБРАЗНО, ПУТАНО И ЧЕРЕСЧУР НАИГРАНО...

У меня после прочтения возникла ассоциация с Ветхим Заветом — тоже огромное количество персонажей, постоянные убийства, повествование как фактическое описание происходящего впротивовес психологизму... но в дополнение: смакование ситуаций лишения жизни и сексульных утех героев... за последнее, видимо, и высокие баллы читателей.

  Оценка: 2 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 14 ]  +

«Сто лет Одиночества» (прочитал в переводе Н. Бутырина, В. Столбова) очень необычный роман. Стиль Габриэля Гарсии Маркеса и его владение Словарем предельно высоки. Классик. Литературный Титан XIX века.

В наиболее прославленном романе он рисует колумбийскую жизнь, реальность, которую видел Маркес, и все необычное, выходящее за рамки реального и рационального он запечатлел в славно известном романе. За 400 страниц, за два длинных вечера, проходит более чем столетие, от основание деревни Мокондо Хосе Аркадио Буэндиа, и ее процветания, до полного крушения деревни и всего ее населения, в том числе и конец семейства, чье родовое дерево густо разветвилось.

Первые герои, с которыми мы встретимся – молодая пара – брат и сестра, не смотря на то, что их предупреждали об опасности, что может родится ребенок уродом и с отклонениями. Кровосмешения с древних времен предельно греховно. Так, но, любовь выше всего этого, правда?

Герои отдаются безумной страсти и ненасытной похоти. У них рождаются дети, которые так же чувствуют тягу друг к другу… И так на протяжении более чем ста лет; автор усердствует и детально описывает рассвет и увядание родового дерева Буэндиа. Но не сколько инцесту автор уделяет внимания, как размышлением о памяти, времени, и всех его проявлений на человека, и даже магии.

Габриэль Гарсия Маркес описывает гражданскую войну между либералами и демократами тех времен. Тяжело назвать роман драмой, магическим реализмом или историческим, потому что этот роман уникален, также как и его жанр.

В нем есть все, и красота и ужас, здесь разврат и уродство, аморальность и мораль. Чего только стоят несколько сцен: маленькая мулатка, у которой еще грудь не сформировалась, продающая себя каждый вечер целому полку мужчин; девушка, которая носила повсюду с собою мешочек с костями родителей и ела землю; поезд с двумя сотнями вагонов загруженными трупами, и ужас одного человека, который из этого состава выбрался; пепельные кресты на лбах семнадцати сыновей полковника Аурелиано Буэндиа, смерть шестнадцати из них; ребенок со свиным хвостиком, которого съели термиты. Магия цыгана Малькидеаса и индианки Виситасьен. Каждый найдет что-то потрясающее для себя в этой книге!

  Оценка: 10 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 14 ]  +

Всегда думал, как я себя поведу, когда все комнате будут говорить, что комната зеленая, а мне будет казаться, что синяя. Вот он, случай представился.) Я как-то знакомился с творчеством бразильца Пауло Коэльо, его магическим реализмом. Тогда я решил, что все гениальное, конечно, просто... но не может быть настолько просто. Пусть правильные, но крайне банальные мысли, без особой изобретательности и  под соусом пафоса.

Не могу сказать, что Сто лет одиночества совсем из этой же оперы. Очень выразительный язык, красочные описания, растворится в самом тексте очень приятно и легко. Буквально гипноз какой-то. Но что за всем этим? Я не увидел ничего. Жизнь — это войны, боль, дружба, предательство, любовь и многое другое. Но кажется, что автор может и хочет рассказывать только о любви — про все ее, порой странные, вариации. Но, мне так кажется, нельзя повествовать о большой и страстной любви между двумя картонками. А герои все бумажные, не объемные, как страницы в энциклопедии. У них же ничего нет, кроме длинного имени и привычки ходить голой или уходить на войну.

И да, это похоже на бразильскые мыльные оперы. Видимо это такой фетиш у них — копаться в запутанных родственных связях, влюбляться, а потом неожиданно выяснять, что влюблен в сестру/брата.

Мне кажется, что это одно из самых переоцененных произведений. Такое же скучное, пафосное и монотонное, как и положительные отзывы о нем — «тронул до глубины души», «заставил задуматься», «потрясающая притча»...

Вот такое мнение, простите за откровенность.

  Оценка: 6 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 14 ]  +

Не таких впечатлений я ждал от этой книги. Обычно книги, которые у всех на слуху, нравятся подобающему большинству читателей и возводятся в ранг особых книг, нравятся и мне, но в этот раз у меня сложилось такое чувство, что меня кто-то жестоко разыграл и подсунул посредственное чтиво, завернув его в красивую обложку из сплошь положительных отзывов.

Все бы ничего, но истории из жизни членов семейства Буэндиа совсем меня не затронули, не показались они мне интересными и хоть сколько-то заслуживающими моего внимания. Подобное я называю переливанием из пустого в порожнее. Истории идут одна за другой, истории выдуманные, логика поступков персонажей непонятна и нелогична, каждый в этой семье сам насоздавал себе целый ворох придуманных проблем. Маркесу можно было не заканчивать свою книгу никогда и продолжать придумывать все новые и новые истории, благо фантазии у него достаточно, но, к счастью, он не стал этого делать и довел повествование до логичного завершения.

Магический реализм, который у той же Петросян создает атмосферу тайны и придает всей истории магический оттенок, у Маркеса выглядит полной нелепицей. «Когда он умер, всю ночь шел дождь из желтых цветов» или «Парня все время сопровождали бабочки», ну, что это такое? К чему? Зачем? Что мне это дает, как читателю? Мне совершенно непонятно.

При этом у автора довольно интересный стиль изложения. За одну страницу может поменяться несколько историй, они плавно перетекают одна в другую, и пока дочитываешь конец страницы можно забыть о чем шла речь в ее начале. Бывало казалось, что очередной абзац никогда не закончится, некоторые из них тянулись на несколько страниц... да что там абзацы, в романе некоторые предложения тянулись на целую страницу, образовывая гиперсложноподчиненную конструкцию. Если бы текст был более удобоваримым, мои впечатления могли быть и другими, а могли и остаться такими же, но продираться через сплошной текст с диалогами, количество которых можно пересчитать на пальцах двух рук, было реально тяжело.

В общем, читал я этот роман медленно, долго, но упорно. Для прочтения 400 страниц мне понадобилось больше месяца — это, конечно, да! Но я не говорю, что роман плохой, он просто создан не для меня.

  Оценка: 5 
Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7 

Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители! регистрация