Стивен Кинг Долгая прогулка

Информация о романе Стивена Кинга «Долгая прогулка»: аннотация, издания, оценки и отзывы читателей. Подсказка book'ашки

Стивен Кинг «Долгая прогулка»

Долгая прогулка

The Long Walk

Другие названия: Долгий путь; Долгий ход; Длинный путь

Роман, год

Переводы на русский:В. Эрлихман (Длинный путь)
А. Георгиев (Долгая прогулка)

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 127

 Рейтинг
Средняя оценка:8.61
Голосов:1930
Моя оценка:
-
подробнее
Аннотация:

Это была страшная игра — игра на выживание. Это была Долгая Прогулка. Прогулка со Смертью, ибо смерть ожидала каждого упавшего. Дорога к счастью — потому что победивший в игре получал ВСЕ. На долгую прогулку вышли многие — но закончит ее только один. Остальные мертвыми лягут на дороге — потому что дорога к счастью для одного станет последней дорогой для многих...


Примечание:

Существует сетевая версия романа в переводе Энтони Шумова.



Входит в:

— сборник «The Bachman Books», 1985 г.


Похожие произведения:

 

 


Издания:

Длинный путь
1995 г.
Длинный путь
1996 г.
Ярость
1998 г.
Долгая прогулка
2002 г.
Долгая прогулка
2004 г.
Ярость. Долгая прогулка
2005 г.
Долгая прогулка
2013 г.
Дорожные работы. Долгая Прогулка
2013 г.
Дорожные работы. Долгая Прогулка
2014 г.
Долгая прогулка
2016 г.

Издания на других языках:

The Long Walk
1999 г.
The Long Walk
1999 г.



Доступность в электронном виде:




Отзывы читателей о «Долгая прогулка»:Рейтинг отзыва 

Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 30 ]  +

К уже написанному добавлю лишь, что читал роман без остановки, не сбавляя темпа — наверное, боялся получить пулю.

Сюжет нарисован Кингом с очень большим допущением. Кто бы и как бы ни заправлял в описанное время у власти, и какой бы суровой не была жизнь подросткового поколения, добровольно идущая на риск толпа смертников с вероятностью выжить один к ста, и то, что даже матери и жёны не в силах были их остановить — это, друзья мои, фантастика. Кинг, в общем-то, и не особо с этим спорит, не пытается доказать нам обратное. Не в этом его задача.

Задача Кинга, как обычно, — внушить страх. Но использовать для этого страшил, монстров и маньяков с бензопилой — это, сами знаете, не для Короля.

И вот он ведёт нас с Вами на долгую-долгую Прогулку, в которой не место слабакам и трусам. И, казалось бы, что сложного — просто идти, идти, очень долго идти, не останавливаясь?.. Нет. Выиграет вовсе не обладатель здорового тела и сильных ног. Выиграет твёрдый духом, кто в последний момент, когда уже «чёрный её силуэт» кладёт костлявую ладонь на плечо, найдёт в себе силы встать и бороться.

Жуткий психологический роман. Предсказуемый? Да, пожалуй. И нет неожиданных поворотов сюжета, и нет внезапной развязки в конце. Это просто дорога, просто линия — длиной в пять дней, несколько городов и сотню унесённых жизней, — по которой Вас, истерически кричащего, волоком протащат до финала.

  Оценка: 9 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 26 ]  +

«Долгая прогулка» — первый из романов С. Кинга. Наброски книги родились ещё в то время, когда мастер ужасов посещал старшую школу.

Я читал ДП, когда был младше, чем герои книги, читал её, будучи их ровесником, перечитывал и тогда, когда стал уже намного старше. Это мой любимый роман у Кинга. Я прочёл его что-то около двадцати раз и всегда открывал для себя всё новые и новые грани этого удивительного произведения.

ДП – психологический триллер. Замысел прост и гениален

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
сто молодых людей отправляются в путь по дороге. Путь, который приведёт одного из них к победе, символизирующей исполнение любого, даже самого заветного желания. Остальные умрут.

Разумеется, ДП не задумывалась, как погоня за богатством и славой. Иначе получился бы рядовой роман-экшн, до написания которых Кинг никогда не опускался. Считается, что ДП – это метафора жизненного пути. На самом деле так, да не совсем. ДП есть растянутое на пятьсот страниц описание самоубийства. Не позерского вскрытия вен в ванной или попытки повеситься на дверной ручке, нет – самоубийства совершЁнного, наподобие прыжка с 25 этажа или нырка под поезд метро, или пули из револьвера в висок. ДП есть переложение тех самых последних секунд, только неимоверно растянутое. Да, в каком-то смысле это и есть жизненный путь; на самом деле дорога к смерти.

СК всегда был чуток к чаяниям молодёжи. Всё же он работал учителем. Часто персонажами его самых успешных романов становятся дети, подростки или молодые люди. Кинг хорошо понимает их психологию, чует грань между жизнью и смертью, особо тонкую именно в переходном возрасте (о чём дотошно рассуждает в предисловии к «Ночной смене», своему дебютному сборнику рассказов). В ДП это его чувство отточено до предела.

И это не всё.

ДП один из страшнейших романов Кинга именно и потому, что посвящён он не только молодёжи. В конце Стеббинс говорит простую и сильную фразу – как рокировку в шахматах –, меняющую расположение фигур коренным образом:

«Кролик стал живым. Видите, я хожу, я говорю. И, если это скоро не. кончится, поползу на брюхе, как змея».

В этих простых словах вся боль человека, который осознаёт бессмысленность жизни, наполненной лишь чувством обязанности, чувством долга. Эти слова произнёс человек, который никогда не был свободен. Стеббинс знал о своём происхождении и не мог освободиться от клейма бастарда. Но эти его слова, они применимы и к каждому из нас – скованному цепями больших и малых обязанностей. Изо дня в день, из недели в неделю, из года в год – работа, дом, семья, праздники по расписанию, секс по расписанию, алкоголь по расписанию, развлечения по расписанию, отпуск по расписанию. Потом дети, ещё больше работы для детей, ещё больше обязанностей, ещё меньше свободы. Потом ты умираешь и тебя все забывают. Умираешь с осознанием того, что в жизни ты провёл только первые четыре года свободным. И этих лет ты даже не помнишь. За всё остальное время ты ничего не мог сделать по собственной воле, просто так. Не мог, боясь порвать свои цепи, без которых уже и не выжить. Не мог выйти на дорогу, посмотреть с усмешкой в глаз смерти, откуда в тебя вылетит свинцовый плевок, и отправиться в последний, но окончательно свободный, такой короткий, но единственно настоящий путь – Долгую прогулку. К свободе через смерть.

А вдруг ещё и выиграешь Мечту?

  Оценка: 10 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 19 ]  +

Итак, роман «Долгая Прогулка» — второй, вышедший из-под пера альтер-эго Стивена Кинга — Ричарда Бахмана. Под этим псевдонимом Кинг уже после пришедшей ему известности опубликовал несколько своих романов.

Идея, на которой построен роман, удивительно проста и лежит почти на поверхности, почему никто до Кинга не додумался до нее — просто удивительно. Небольшая зарисовка из мира другой Америки, которая довольно жестко контролируется правительством вплоть до уничтожения инакомыслящих при помощи какой то организации — Эскадрон. В этой стране раз в год проводят крайне простое состязание которое носит название Долгая Прогулка. Сто молодых юношей по сигналу данному человеком, которого все называют Майор, отправляются в путь на своих двоих, идти им придется столько сколько смогут с заданной скоростью не менее 5 миль в час, следом за ними едет бронетранспортер с солдатами, убивающих тех, кто остановится. Четыре предупреждения и от пули тебя никто не спасет. Победитель, т.е. последний уцелевший получает право выполнить любые свои желания.

И  в очередной раз они двигаются в путь, а мы пойдем за ними, почувствуем хоть со стороны каково это быть ходячим мертвецом. Незатейливый сюжет, да? Но дащий прекрасную возможность Кингу показать максимально сконденсированную картину человеческой жизни, каждый из этих ста знает, что скорее всего он умрет, но каждый втайне надеется уцелеть, между кем то из идущих возникает дружба, а кого то начинают ненавидеть за то, что он подставляет других, кто то спасает кому то жизнь, а другие падают замертво от усталости, кто то предпочитает драться до конца, пытаясь выхватить винтовки у солдат, а кто то пытается вымолить пощаду. Умрут все, кроме одного. Кто же это будет? И дойдет ли главный герой до конца? И главное, как это быть дошедшим до конца? Бахман крайне суров к зрителям, самые сильные отрицательные эмоции идущие испытывают именно к ним, тем, кто старается урвать кусочек их страданий, рваный башмак, зрелище разлетающихся от выстрела мозгов, картинка обнаженных гениталий — к концу книги от чувства омерзения к толпе начинает просто тошнить, не капли эмпатии, только самоудовлетворение от зрелища — «Я не там, Я не они»

  Оценка: 10 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 15 ]  +

На утро после прочтения поймал себя на том, что ноги гудят, как после тренировки, к которым, кстати, привычен. Действительно, соматический эффект. Читал запоем, без остановок... Ну, вы меня понимаете, те, кто прочитал. По-другому никак, если ничто не отвлекает. Давно на столь стоящие вещи не натыкался, чтобы без потери интереса и желания сделать паузу в истории. Так и хочется озадаченно и восхищенно одновременно выдохнуть: «Стивен, это шедеврально». До сих пор тяжесть в груди от отвращения, горечи и боли, пережитой вместе с Геррети. И, кажется, что продолжаю шагать дальше с ним бок о бок.

Не могу не думать. Мыслей много, как у Рэя в пути. Сумбурных и несвязных. И чем больше я размышляю о прочитанном, тем противоречивее они становятся. С одной стороны, кажется, что весь путь мы, читатели, проходим с главным героем. Испытываем сочувствие, злость от несправедливости, ненависть к «слепым» зрителям, озноб от полнейшего вовлечения в созданную автором реальность. С другой стороны мелькает жуткая мысль, что мы, как та толпа... ведь нам это интересно, нас это завораживает. Давайте, уж будем честны.

Сразу после прочтения, я решил, что никогда не буду возвращаться к этой книге, не смотря на то, что восхищен ей, сегодня же я еле сдерживаюсь, чтобы не начать ее перечитывать. От того и мысли неприятные, вызывающие стыд, — я зритель. Потому что сложно по-настоящему представить себя на месте парней, не смотря на сострадание им. Не ловили себя на мысли, что сдались бы в числе первых пятидесяти участников? Я ловил, потому что кажется, что это выше человеческих возможностей. Просто представьте скорость 4 мили в час. Это около 6,5 километров в час, если перевести на более понятное измерение. Это не прогулочный ритм, а  быстрый шаг, типа спортивной ходьбы. Тяжело  даже без учета подъемов, дождей, жары и холода. Тем не менее, я верю, что человек способен превозмочь свои слабости, когда смерть дышит в затылок. Но не знаю, стало бы это стимулом для меня, или я бы предпочел сомнительный покой. Не знаю, честно, и это грузит. Видимо, на описанном Длинном пути собрались действительно крепкие духом парни.  

Кстати, после прочтения полез в интернет, чтобы узнать мысли других читателей. Уж очень хотелось услышать мнение со стороны и поделиться впечатлениями с кем-нибудь. Во многом согласен с положительными отзывами, поэтому не буду повторяться. Только добавлю, что мне показалось, что в ДП не важны ответы на вопросы: «Кто такой Майор?», «Что такое Эскадрон?» и «Зачем проводится Длинный путь?». Не в этом суть, не на это делается акцент в книге, и слава богу. Представьте все эти разжевывания для читателей, они бы убили весь смак произведения. Кому-то кажется нелогичным происходящее. И я даже не хотел бы повторяться, что автор не претендует на историческую точность, потому что жанр совсем иной — антиутопия. С другой стороны, вспомните Третий Рейх, отряды СС и элитные школы для подготовки юных СС, ведь большая часть учеников таких школ погибли во время вторжения Союзных войск в Берлин; они  сражались до смерти, не имея возможности сдаться. Выжили единицы. Не думаю, что те молодые люди (как раз ровесники персонажам ДП) были какими-то сверхчеловеками или недочеловеками, они просто были воспитаны в обществе, где процветал культ смерти и боготврение отдельной личности, где гибель некоторых считалась необходимость, нормой. И в стране, в которой жил Геррети властвовал тот же самый культ. Жизнь отдельных индивидов и в реальной истории Германии, и в «Длинном пути» — что-то незначительное при благополучии большинства. Так что, не стоит зарекаться.

Простите, мысли затягивает в глубокие дебри. Просто знаю, что впечатление от книги будет со мной еще долгое время, и не уверен, что я бы хотел, чтобы оно угасало. «Длинный путь» вызывает гнетущие чувства и в то же время будоражит, бодрит. Как противоречиво.

Капризно и с долей мазахизма — хочу еще.

  Оценка: 10 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 15 ]  +

Очень напряженное произведение. Прочитал его за одно утро, не отрываясь ни на что, уж больно глубокая атмосфера и «эффект присутствия» у романа. После прочтения вышел в магазин и всю дорогу думал, думал, думал... Попытался поставить себя на место героев книги, и это оказалось одновременно легко и невозможно. Легко, потому что каждый человек совершает пешие прогулки, и мне доводилось идти пешком и 4, и 5 часов не останавливаясь, правда с меньшим темпом, но все же. И невозможно, потому что не представляю себе — какого это идти, а иначе умрешь. И неизвестно, где будет остановка, когда все кончится и каким ты придешь к финишу. В романе звучит очень точная фраза: «Мы все здесь мертвецы». Это действительно так, потому что победителей нет. Не важно, какие мотивы привели героя на Долгую прогулку и, какие у него физические и психологические возможности, исход один.

В целом сюжет немного напомнил «Королевскую битву». В обоих книгах слишком притянута за уши мотивация проведения подобных мероприятий. Я, к примеру, так и не уяснил, какая же польза была властям/майору от ежегодного уничтожения сотни здоровых парней?

Итог: однозначно, один из лучших романов Кинга. Произведение с подобной атмосферностью надо еще поискать...

  Оценка: 9 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 14 ]  +

Книга совершенно случайно подвернулась в библиотеке – и это очень удачная случайность. Пока, из того, что я прочитал у Кинга, «Долгая прогулка» понравилась мне больше всего, почти наравне с «Зеленой милей».

Главная особенность «Долгой прогулки» — от этой книги практически невозможно оторваться. Автору удалось найти такую сюжетную завязку, которая автоматически сделала любую концовку неожиданной. С главным героем может случиться все, что угодно, но что именно – мы не знаем. Погибнет он или победит? И если погибнет, то как? И кто же все-таки победителем? Эти вопросы держат в напряжении до последней страницы. Жесткий сюжет не отпускает ни на секунду, заставляя читателя почувствовать себя участником страшного соревнования, понять ярость и отчаяние его участников, безумное чувство надежды и животный ужас ожидания смерти.

На страшном пути оказываются сто человек, сто подростков – и в живых останется только один. Автор раскрывает перед нами только несколько персонажей – тех, с кем успевает подружиться главный герой, Гаррати —  так называемый «клуб Мушкетеров». За время Долгой Прогулки между ними возникают сложные отношения, одни становятся друзьями, другие – кровными врагами. У каждого свои причины участвовать в смертельном испытании – кто-то хочет денег, кто-то хочет доказать себе что-то, а кто-то просто хочет… умереть. Какие из этих причин мнимые, а какие являются истинными, глубинными, хоть и неосознанными  — это проверит дорога. Кинг представляет самые разные человеческие типы: главный герой ищет поддержки у окружающих, Баркович черпает силы в собственной злости, простоватый Скрамм не верит в возможность поражения. Олсон сначала прячется за «юмором висельников», но в итоге безумие происходящего берет верх, и он понимает – от смерти не отшутиться. Макврайс мучительно пытается понять, действительно ли он хочет умереть и зачем в таком случае из последних сил борется за свою бессмысленную, как ему кажется, жизнь. Все они предстают перед читателями совершенно живыми людьми, и жутко знать, что в живых останется только один.

На первый взгляд «Долгая прогулка» кажется обычной антиутопией – здесь перед нами близкое будущее, тоталитарное фашистское государство и чудовищное шоу, призванное отвлечь народ от действительности; эпиграфы к главам поддерживают этот сатирический настрой. Доведенное до предела, до абсурда западное общество потребления вернулось к первобытной жажде крови и садистским зрелищам, живо напоминая Древний Рим. Нечто подобное было уже у Рэя Брэдбери – мир «451 градусов по Фаренгейту» — рай для наркоманов, хулиганов и обывателей, мир одержимых свиней на краю пропасти.

Но, если смотреть глубже, то виден еще один смысловой пласт романа. Жизнь обреченных ограничена бегом по шоссе – но, в то же время, эта гонка и становится для них настоящей и единственно возможной жизнью; уже на середине книги появляется ощущение, что даже победитель вряд ли сможет жить после финиша. Отсюда и абсурдные на первый взгляд слухи, якобы победителя вместо награды ожидает все тот же расстрел. И приходит понимание, что вся жизнь человека и есть подобие Долгой Прогулки – нам только кажется, что мы можем сейчас остановиться, безнаказанно отдохнуть, найти спокойное место, куда-то сбежать – но на самом деле любое настоящее бегство от жизни в том или ином смысле ведет к гибели. Есть только путь, и по нему можно идти только вперед – все остальное только топтание на месте в ожидании милосердной пули. Но судьба лишена жалости, ей интересно подольше помучить жертву, а толпа, стоящая вдоль дороги, хорошо позабавится, глядя на чужую кровь – не понимая, что они тоже уже СТОЯТ НА МЕСТЕ, что они уже обречены (в мире, где все решают Взводы и их дьявольский командир в черных очках, обречены все). И есть один выход – борьба. Гаррати принимает правила игры, он не пытается бессмысленно бунтовать, бросаться на вооруженных людей (в этом можно увидеть отголосок христианских мотивов), он пытается победить по правилам, оставаясь человеком. Если бы Кинг предполагал только социальный смысл «Долгой Прогулки», то верным выходом был бы совсем другой – постараться любой ценой остановить происходящее. Но именно неотвратимость испытания и почти мистическая власть палачей позволяет увидеть в Долгой Прогулке более сложную, многослойную метафору.

В романе нет неправдоподобных «супергероев» — все исчерпаемо, и оптимизм, и альтруизм, и вера в победу. Кинг не скатывается до аллегории и кровавая забава остается тем, чем она является – и даже самые человечные из Идущих постепенно уходят в себя, замыкаясь в своей обреченности. Даже победителя Долгая Прогулка не приведет к счастью – ведь, как и всякая жизнь, она оканчивается смертью

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(и не случайно концовка остается частично открытой – мы узнаем победителя, но не узнаем, удалось ли ему выжить, и как он в таком случае воспользовался выигрышем).
Здесь автор уже вступает в полемику с идеей посмертного воздаяния, которую очень часто используют религиозные моралисты. Так ли нужен этот непостижимый выигрыш (посмертный «рай»), если до него можно не дожить или вместо него на самом деле – тайный расстрел (гипотеза об отсутствии жизни после смерти). Не лучше ли попытаться сделать так, чтобы человеческая жизнь перестала напоминать идиотское и кровавое реалити-шоу, чем покорно терпеть? Возможно ли это? Законы природы никто не отменит, но, может быть, когда-нибудь хотя бы сами люди не будут усугублять жестокость мира? Если героям романа удалось ненадолго стать друзьями, несмотря на то, что гибель одного – шанс на выживание другого…

Достоинства произведения:

реалистичный психологизм;

философия;

социальная острота;

исключительно сильный и оригинальный при всей простоте сюжет.

Недостатки:

книга, похоже, отчасти одноразовая – большая часть психологического эффекта теряется, если знать развязку.

Итог: очень жесткая книга, способная вызвать потрясение. В ней меньше 300 страниц, но в них словно бы несколько человеческих жизней – ярких, страшных и бессмыленно-коротких. Кинг безжалостно разоблачает милитаристский культ силы и мораль общества потребления – именно эти два явления уже стали однажды фундаментом для нацизма. И вместе с этим, «Долгая Прогулка» — нечто больше, чем боевик или антиутопия. Рекомендую любителям жестких психологических триллеров и социальной фантастики.

  Оценка: 10 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 13 ]  +

Прошел повторно «Длинный Путь» — впечатлен как в первый раз. Стивен говорит, что это лучший Бахмановский роман, а я говорю – это вообще один из лучших его романов! Создав его в 19-ть, Стивен задал себе темп и ритм на следующие 45 лет.

     Во-первых: это НАСЕЛЕННОСТЬ. Численность персонажей больше ста, и хотя бы один раз вспоминаются больше пятидесяти. В этом плане лишь несколько романов исключение, все остальные так же густо заселенны.

     Во-вторых: ВРЕМЯ. Речь идет вроде бы о недалеком будущем, но, все же – это не наш мир. В этой версии, например немцы, нападали на побережье Америки и так далее… После этого появилось Дерри, после этого появился Касл-Рок, и множество версий Америки в Темной Башни.

     В-третьих: УЖАС. Примеров много, я, конечно, не содрогался от страха, но, было как-то не по себе — когда Беркович разорвал себе горло; грудь Макврайса заливала кровь из носа; а Паркер, с дыркой в голове, стоящий на прицепе фургона кричал: «Давайте ребята! Вперед! Вперед Ребята!»

     В-четвертых: Кинговский черный ЮМОР: «…я закажу себе 60 первосортных шлюх, и в старости буду платить им пенсию…» — слова из письма Бэйкера, что он сделает, когда выиграет Приз…

  Оценка: 10 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 13 ]  +

В провинциальном городе, средней полосы России, едва брезжущий рассвет медленно перерос в серый хмурый день, и, так и не удосужившись стать хоть чуточку светлее, наступил вечер. Слякоти на улицах не было конца, лужи, то огромные и глубокие, то сравнительно не большие, но кроящие в себе не меньшую опасность, чем их большие собратья, повсеместно располагались на старых, избитых, давно не ремонтированных улицах города. Настроение было под стать погоде, когда я после трудового дня зашел наконец-таки в свою квартиру и убедился (Слава Богам!), что отопительный сезон начался. В ботинках поселилась холодная лужа, в носу хлюпала жижа, постоянно пытаясь вырваться наружу, а весь мир вертелся вокруг маленьких житейских радостей — скорее скинуть с себя промокшую под осенним дождём одежду, переселить ноги в сухие и тёплые домашние тапочки, и поесть чего-нибудь горячего, калорийного, после чего завалиться под тёплое одеяло, в надежде что сразу придет яркий, исцеляющий душу и тело сон.

Успешно претворив в жизнь первый пункт своего плана — мокрая одежда отправилась в стиральную машину, а ботинки, согласно прилагаемой инструкции набитые старыми газетами, сушились на полке,  я отправился на кухню, что бы приготовить себе ужин. Замерев на миг перед холодильником, я открыл морозильник и достал большой пакет домашних пельменей. Фигура фигурой, но это средство всегда помогало побороть депрессию в один из самых тоскливых и безрадостных дней в году, которыми изобилует конец октября. Отправив пельмени в кастрюлю, добавив лаврового листа, соли и не много растительного масла (что бы не слиплись), я решил что нибудь почитать, пока они варятся (настоящие домашние пельмени надо варить не меньше 20 минут). Найдя электронную книгу, я расположился на кухонном диване поближе к батарее, возле которой спала кошка, даже не поднявшая головы, с тех пор, как я пришёл домой.

Загрузив книгу, я нашёл букву «К» в своей библиотеке. Авторов на букву «К» было очень много, поэтому папка грузилась очень долго, но сегодня я намеревался почитать лишь одного автора, позволявшего отвлечься от повседневности в последнее время. Наконец, я смог выбрать из списка «Кинг Стивен». Количество ещё не прочитанных мною романов впечатляло, поэтому я выбрал чисто наугад, по названию, роман «Долгая прогулка». Слово «долгая» очень хорошо отражало моё меланхолическое настроение в тот вечер.

Итак, я начал читать роман Стивена Кинга «Долгая прогулка»:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
« Старый голубой «форд», заехавший тем утром на охраняемую автостоянку, был похож на запыхавшуюся от быстрого бега собачонку. Один из охранников, молодой солдат с безучастным выражением лица, попросил показать удостоверение, и парень на заднем сиденье протянул синюю пластиковую карточку матери. Та передала ее охраннику, который сунул карточку в компьютер, выглядевший довольно странно в этом захолустье. Компьютер заглотил карточку, и на его экране высветилось: ГЭРРЕТИ РЭЙМОНД ДЭВИС».....

Смутно помню, как я пару раз во время чтения этого романа ходил курить на балкон, в те минуты даже холод и слякоть не казались мне чем-то, стоящим внимания, как я пару раз посещал туалет, как заваривал чай в кружке, и, когда начинал его пить, он почему-то оказывался уже холодным...

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Темная фигура впереди звала его за собой, звала продолжить путь. Ведь идти еще так далеко! Руки тянулись к нему, словно прося милостыни. Гэррети шел за темной фигурой. И когда рука снова легла на его плечо, он невероятным образом нашел в себе силы побежать.»

Я пришел в себя и огляделся. Нет, это не Соединённые Штаты Америки, не штат Мен, и вокруг меня не восторженная толпа... Это лишь уютная небольшая кухня, приятный глазу мягкий свет люстры под потолком уютно освящает стены, мебель, шторы, технику. Упершись спиной в теплую батарею по прежнему спала кошка. Я оглядел себя — джинсы, свитер, на ногах тапочки, и ни следа от долгой прогулки, полной ужасов и страданий....

Я встал с кухонного дивана, ноги дико гудели, а дыхание было учащенным, и посмотрел на часы — пол третьего ночи. На плите в кастрюле обреченно плавали разварившиеся, холодные  пельмени («О Боже! Я варил пельмени! Когда? Когда же я их догадался выключить?!»). Приведя мысли в порядок, я отправился претворять последний пункт плана — нужно срочно ложится спать, ведь завтра снова на работу. Но сон не шел ко мне, и лишь под утро, я на некоторое время смог забыться коротким сном.

А дальше меня ждал опять свой собственный «Долгий путь»....

То, что происходило в моем сознании, когда я читал этот роман, не возможно описать. Это можно лишь почувствовать, прочитав это творение мастера.

Завидую тем, кто ещё не прочитал этот роман, белой завистью, но не забудьте перед чтением выключить газовую плиту и электроприборы!

Браво, мистер Кинг!

10 из 10.

  Оценка: 10 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 13 ]  +

Сильное психологическое произведение. Тема «жестоких игр» , столь любимая фантастами (к сожалению, в последнее время то, о чём они предупреждали уже откровенно проникает на наше реальное телевидение, в нашу реальную жизнь). Выбирая такой сюжет- с чётко определёнными правилами игры, с акцентом на переживания главного героя- Бахман- Кинг вроде бы  изначально сам себя загоняет в рамки некоторой предсказуемости, так что выкручиваться ему приходится за счёт своего мастерства, знаний человеческой психологии и завораживающей достоверности. Достоверность изредка  переходит в откровенный, даже «физиологический»  натурализм, но , как ни странно, это воспринимается как необходимость, только таким- мучительным, грязным, мерзким и  может быть «долгий путь», по которому бредут герои, проживающие за несколько дней целую жизнь, постепенно осознающие , что их стремление к победе становится стремлением к смерти. Своей или чужой. Но каждая из смертей твоих соперников частично убивает и тебя. А по обе стороны дороги-толпа, жадное до чужой смерти чудовище. Для неё «Долгий путь»- развлечение, ставки, сувениры  и возможность похвалиться перед друзьями: «Посмотри, это башмак парня, которого убили через пять минут»

  Оценка: 9 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 12 ]  +

Нет!! Никогда! Никогда!! Не возьму больше!! Кинга в руки... Издевательство, жестокое издевательство над героями и читателем. Боже мой — это какой-то омут — я пытался бросить читать и не смог, как будто катишься по наклонной пропасти в темноту или очень-очень медленно тонешь в болоте. Видать и во мне живёт частичка этой «Толпы»... смерть! смерть кругом — и ведь это дети ещё считай. Как я ненавидел Главного, как я страстно желал чтобы правила Прогулки изменились, как болел за те вспышки инакомыслия, что проявляли герои, и какое отчаяние испытывал оттого, что всё бесплодно...  Кинг сделал меня: на обе лопатки положил этим своим романом. Как сейчас хочется сжечь эту книгу и одновременно до меня доходит, что читал я её не напрасно, каждая его книга это урок и урок жестокий. Нельзя такие книги писать с таким недюжинным мастерством. Несмотря на то, что ситуация абсолютно исскусствена и в реальной жизни даже близко не будет похожа, герои абсолютно под неё подходят, ну не люблю я когда героев подгоняют под книгу — извращение это..

Оценку не поставлю, потому как за последние 15 минут оценку хотел поставить от 0 до 10 и до сих пор меняю своё решение. УЖАС!!!

  нет оценки 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 11 ]  +

Одна из моих любимых книг. Не Кинга, а вообще.

Очень своеобразный роман. Действия в нем минимум, ярко выраженной авторской мысли тоже нет. Поэтому все зависит от читателя.

Кто-то прочитает и найдет роман скучным, серым, ни о чем.

А кто-то прочитает и подумает, что роман о жестокости и равнодушии общества. А кто-то посчитает, что речь о жизни человеческой, которая есть долгая прогулка от рождения до тризны. Кто-то может быть увидит намек на то, что за материальные блага надо платить слишком высокую цену. Многие темы можно увидеть между строк романа.

А меня он завораживает. Ни о чем не думаю. Просто мысленно иду вместе с участниками Долгой прогулки и страдаю от невообразимой боли в ногах.

  Оценка: 10 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 10 ]  +

Каждый найдет в этой книге, что-то для себя. Кинг как всегда очень жесток. Много отзывов написали об этой книге, и со многими я согласен. Внесу и свою лепту.

Жизнь и смерть всегда идут рука об руку. И только недозревшие инфантильные мальчишки, могли согласиться на такое «приключение». Зная правила игры, зная, что шансов один к ста, они верили, что все понарошку. Так вот, за свои поступки нужно, отвечать. Если посмотреть на современную американскую молодежь, которая в школу носит с собой огнестрельное оружие. А некоторые индивидуумы еще и убивают своих одноклассников и учителей.

Возможно, если бы была такая игра, они бы по-другому отнеслись к своей жизни, и тем более чужой жизни. Нет… Конечно же этого бы не произошло, это во мне говорит впечатление от книги. А вот если бы этим ребятишкам в руки попала бы эта книга, то может быть, что-то изменилось в этом мире. Хотя бы для них.

  Оценка: 9 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 9 ]  +

На старте их было сто. Сто подростков, отчаянно желавших победить. Сто подростков, ввязавшихся в эту авантюру по абсолютно разным причинам: от острой нужды до желания доказать всем свою значимость, или же просто —  от безделья. Каждый был уверен в том, он — Избранный, но после первого же винтовочного залпа, пока дорожная пыль жадно хлебала тёплую кровь первой жертвы,  оставшимся девяносто девяти отчаянно захотелось только одного: выжить. Любой ценой.

В очередной раз убеждаюсь в том, что как писатель Ричард Бахман был гораздо талантливее и бескомпромисснее Стивена Кинга. «Долгая прогулка» — очередное, и, пожалуй, самое яркое тому  подтверждение. Оставим «за кадром» все условности, вроде «непонятно, кто, что и откуда взялось, как возникла «Прогулка», и прочая, прочая, прочая»: обрывочных сведений, подброшенных Читателю Автором, вполне хватает для того, чтобы выстроить всю предысторию кровавого шоу – и обратимся к яркой и чёткой картинке, нарисованной здесь и сейчас.

На мой взгляд, главная заслуга Автора в «Долгой прогулке» — шокирующая аллегория, проведённая между самой прогулкой и ... повседневной человеческой жизнью. Вдумайтесь на минуту: сотня подростков (выпускников колледжа?) отправляется на «Долгую прогулку» (в реальную жизнь). Автор знает, о чём говорит: вспомните, скольких подростков система ежегодно выбрасывает в бетономешалку современного мира, и сколько из них добиваются успеха? Шансы примерно такие же – один к ста. Смысл тот же: do or die (барахтайся, или сдохни).  Автор всего лишь пошёл немного дальше – ужесточил правила и заточил повествование под формат телешоу. И вот парадокс: при такой подаче нас это пугает. В повседневной жизни – нет. А ведь все эти мальчишки отчаянно хотели жить, строили планы на будущее: кто-то – невероятные, кто-то – вполне реальные. За кого-то по инерции пытались хлопотать родители (Привет, Перси!), кто-то шёл вперёд, питаясь исключительно злобой против всего мира – отчаянный вариант, но тоже помогает. И по-настоящему страшно становится только тогда, когда понимаешь, что 99% всех этих парнишек, которым бы жить да жить – умрут. На глазах у зрителей, стервятниками ждущих у обочины.

Из недочётов отмечу отсутствие финальной интриги и отсутствие вменяемой мотивации главного героя.  Гораздо интереснее  (ИМХО) прописаны второстепенные персонажи: Стеббинс, МакФрис, Баркович, Гаркнесс. Ну, и отдельные вещи по тексту: отъезд Гэррети для участия в «Долгой прогулке» 31 апреля, волосы Джен – то тёмные, то светлые, и ещё один любопытный факт: при детальном рассмотрении английского списка участников становится ясно, что примерно у одной трети фамилии начинались на букву F (№13 -Fenum, №47 — Garraty). Маловероятно как-то... Кроме того, не совсем удачен перевод прозвища/должности — «Майор», гораздо уместнее (снова ИМХО) –«Главный».

Итог: жёсткий, бескомпромиссный, психологический триллер с глубоким подтекстом, читающийся на одном дыхании. Must read.

  Оценка: 9 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 9 ]  +

Пролог.

Длинный путь всегда начинали сто участников. Обычно ровно сто молодых парней с рюкзаками за спиной отправлялись по шоссе вперёд. Но в том году, с виду таком же, как и все до и после него, это был необычный Путь. Участников было на одного больше. Я был сто первым. Моё участие можно было назвать случайным, хоть я и немного слышал о Длинном пути, но представления о нём ограничивались лишь смутными сведениями, что нам придётся идти – просто идти. Ровно в 9:00 Майор дал старт и все парни двинулись в путь. Так всё началось, и так я это запомнил…

* * *

If you wanna walk, don't talk, do it –

Если ты хочешь идти, не болтай, сделай это.

(Pet Shop Boys)

...Сто парней вокруг меня. На их лицах неясное выражение смеси недоумения, тревоги, ожидания чего-то нехорошего, надежды и страха перед будущим. У меня нет, надеюсь, нет этого выражения – я ещё мало знаю, мало и недостаточно для того, чтобы чего-то страшиться или на что-то надеяться. А у них есть, у большинства. Кто-то старается скрыть страх, а кто-то надежду, маскируя то либо другое бравадой, стёбом, грубостью или молчанием.

Пока что я просто иду, смотрю на них всех вместе и понемногу на каждого в отдельности. Стараюсь угадать их характеры, прочесть их мысли и тайные желания, — то, что представляет каждый взаправду, а не то, что они всем показывают из себя. По ходу начинаю понимать некоторые вещи, что нужно просто идти со скоростью не ниже определённой отметки. Замедление карается предупреждением, потом вторым и третьим, но что потом? Зачем на вездеходе солдаты с карабинами? Для охраны? Оказалось, что нет. Первому парню «выписали пропуск», как говорят эти парни, попросту – застрелили, потому что тот получил три предупреждения за срыв скорости движения.

Понимание того, что так будет со всеми, кроме одного — того, кто останется последним, приходит ещё до того, как Кэрли замертво падает на асфальт. Мне, как и всем другим идущим, решительно не хочется быть в списке получивших «пропуск» под номерами от 2 до предпоследнего. Всем хочется остаться единственным и последним. Никто не думает об этом вслух, но это так.

Я снова смотрю на парней. Некоторые идут в одиночестве, жуя сэндвич с яйцом (чёрт возьми, я никогда не ел сэндвич с яйцом!), некоторые разбились по парам или группам. Одни молчат, другие много говорят. Я слышу некоторые разговоры, интересные и не очень, правдивые и лживые рассказы о детских шалостях, о девчонках, о сексе, обо всё на свете и ни о чём. Что-то ещё так инфантильно, а что-то звучит почти по-взрослому цинично.

* * *

«Мир будет всё также кружиться в пустоте,

равнодушный и ничего не знающий».

(Стивен Кинг)

Внезапно приходит мысль о том, что я всегда, смотря соревнования по лёгкой атлетике на стайерских дистанциях, задаю вопрос: о чём думают марафонцы или ходоки на 50 км, чем занимают мозг эти несколько часов? Они выглядят в процессе как роботы или зомби и порой кажется, что ни о чём они не думают, кроме одного: поднять одну ногу и опустить, а потом то же сделать с другой. Но у спортсменов нет опасности быть убитым, а у этих парней есть. Тогда почему всё-таки они идут, спросил я себя? Что движет ими? Ради чего они идут? Ради кого? Наверное, у каждого из них есть веская причина, самая веская из всех веских причин идти под прицелом карабина. Может быть их заставили, шантажировали жизнями близких, угрожали чем-то страшным? Но я понимаю, что в большей степени это их осознанное решение – участвовать в Прогулке. Я слышу, как кто-то говорит, что идёт, чтобы пережить всех остальных, кто-то хочет дойти до Джен, как Гэррати, кто-то хочет получить Приз. Я уже знаю, что победитель сможет получить всё, что пожелает, Майор и страна исполнят любое его желание. Но если все знают, что Приз – один и для одного, почему они идут, снова приходит тот вопрос…

* * *

«Нам сказали то, что мы одни на этой земле –

Мы поверили бы им, но мы услышали выстрел…»

(Александр Васильев)

Бах! Очередной пропуск. Я точно знаю, какой он по счёту. Мне немного стыдно, но я скрупулёзно считаю трупы, веду обратный отсчёт тех, кто ещё в Пути – 98, 97, и обвожу цифру кружком, 86 и снова кружок. Кто-то умирает почти незаметно для меня и для всех, просто слышишь: «…это был Адамс, он натёр мозоли…» или «… это тот толстяк в красной куртке, как его там звали, не знаешь?». На чьей-то смерти взгляд задерживается, и я вижу все подробности. Взгляд, но не ноги. Они должны двигаться. Левая, правая – поднял, опустил. Левая, правая – поднял, опустил…

Я прикидываю шансы парней, мысленно делаю ставку. Странное дело, для меня почему-то имеет значение, кто будет составлять конечную троицу и кто будут те, кто останется вдвоём на каком-то отрезке Пути. Несколько парней стараются держаться ближе друг к другу, двое – Гэррати и Макврис – несколько раз помогают друг другу, вытаскивая из небытия или нахлынувшего безумия от последнего предупреждения и выстрела. Гэррати должен оказаться среди тех троих, но он должен потерять всех перед этим. Макврис в хорошей форме, он постоянно об этом говорит, пока ещё говорит,  он силён духом, он остряк. Старается казаться или быть сильным, улыбается во весь рот, громко смеётся, подтрунивает над кем-то, шутит: «Не желаешь ли пройтись, парень?». Ему грубо советуют пойти куда подальше, но он ведь и так идёт, разве нет?..

Каждый старается пережить остальных. Кто-то молча, кто-то громко и постоянно кричит об этом: «Я спляшу на ваших могилах!». Я сознаю, что именно он не дойдёт и не спляшет уже никогда больше.

* * *

«Солдат, не спрашивай»

(Гордон Диксон)

Я смотрю на солдат, сидящих на вездеходе. Кто они? Почему они делают эту проклятую (работу)? Гэррати спрашивает меня: «Солдаты… Что они думают? Что они чувствуют после того, как застрелят кого-нибудь? Может быть, убийство даёт им ощущение силы?». Я не знаю, что ему ответить. Возможно, у них тоже не было выбора: либо они едут на вездеходе и стреляют, либо стреляют в них? Мне кажется, что на каждом Длинном пути случается, что кто-то из идущих предпринимает попытку нападения на них, вырывает оружие из рук, и быть может ему даже это удаётся, как в этот раз. Или эти солдаты чем-то обязаны Майору? Или это его… сыновья? Ученики? Последователи?

Сам Майор туманен, парни ненавидят его, угрожают расправой, но бояться его и малодушничают, приветствуя и улыбаясь. Думаю, однажды, давно, он победил в Длинном пути и теперь предстаёт в этой роли, зная изнутри весь страх и боль.

* * *

«Следуй своей дорогой,

и пусть люди говорят что угодно»

(Данте Алигьери)

Мы идём уже очень долго, и мы вышли за пределы боли и страха. Весёлое подростковое остроумие ранних разговоров сменяется мрачными историями Стеббинса о прошлых Прогулках, каждая новая смерть выбивает частичку жизни из каждого парня, откусывает кусок плоти, добавляет мозолей, которые уже не болят. Постоянно звучит: «Когда всё это кончится…». Каждый думает о том, что для него «это» кончится хорошо. Но ведь для остальных «это» кончится плохо. Смертельно плохо. Некоторые стараются дружить, что-то вроде этого, по крайней мере пока что стараются быть рядом, быть сплочённее. Не все и не совсем искренне, но стараются, как будто думая, что таким образом продлят свой путь, черпая энергию, силу и эмоции от других. Наверное, каждый думает будто возьмёт то, что поможет ему пройти дальше, чем его друзья.

Некоторые диалоги выглядят поистине таратиновскими. Я слышу длинную историю Маквриса, в которой он рассказывает, как у него появился тот бело-розовый шрам на лице. («Чёрт, там тоже пахло коровьим дерьмом. Но нам хотелось верить, что это другое дерьмо»; «Она разрезала мне лицо и спрашивала, почему я её обидел. Понимаешь? Разрезала лицо и спрашивала, почему я её обидел??»). Или история про дядю парня по имени Бейкер, который был могильщиком. Все спрашивают и переспрашивают Бейкера, кто похоронил дядю, если он сам был могильщиком? («Так кто похоронил его?» — «Его кремировали» — «Даа, фиговая реклама для его бизнеса»).

С каждой милей они становятся старше, разговоры всё взрослее и я знаю: они все, все, кто ещё идёт, стали взрослыми. Кто-то состарился, поседел и умер на трассе. Я думаю об этом, как будто я уже старик, но Олсон, у него уже были седые волосы, когда его убили. Бах! Снова кого-то застрелили, ещё живого или уже мёртвого.

* * *

«Memento mori»

(Латинское выражение)

Парни всё чаще думают и говорят о смерти вслух, о своей собственной или о чужих – не важно, но я вижу, они сознают, что шансы достичь её невероятно высоки. Они думают, как это – умереть? Просто упасть мёртвым или получить пулю – как это? Что это? Внезапная темнота или мысли гаснут постепенно? Их реально это интересует, если слово «интерес» можно применить в этом циничном размышлении. И они уже понимают, несмотря на свой возраст, для чего на обочинах сидят все эти люди, смеются и машут им руками, приветствуют и кричат вслед какие-то слова. Они понимают, что людей всегда привлекает чужая смерть, смерть этих парней, ведь там не они, там – другие умирают.

Они прячутся от смерти, рассказывая друг другу истории из своих подростковых жизней. Они травят байки о жизни, но я вижу, что за забавными и солёными анекдотами – страх перед смертью. Своими историями про то, как они снимали штаны, как целовались и как тайком смотрели взрослые журналы, они как бы хотят поставить барьер между собственной жизнью и смертью. Наивно и так по-детски. Да, в их рассказах жизнь, но в крике того парня (Бах! Бах!) – смерть. Я не разговариваю с ними, я иду и молчу. Слушаю их, прокручиваю внутри их слова и  иногда даже отвечаю про себя. Не угадывая ответ, понимаю, что я старше, что мы разных поколений, но штука в том, что они всё старше, всё взрослее…

* * *

«Если бы смерть была благом, боги не были бы бессмертны».

(Сафо)

Они умирают, каждый из них умирает. Медленно. Они уже не заводят друзей и договариваются больше не помогать друг другу. Кто-то жалеет, что ранее обзавёлся другом. Оказалось, что от этого только тяжелее. Кажется, что дойдёт как раз одиночка.

Я продолжаю считать трупы, но я тоже устал. Я сбился на 67-м. Я думаю, что тот парень, которого (Бах!) сейчас застрелили, 67-й, но парни говорят, что уже 68-й. Но я не хочу возвращаться и искать в памяти того, чью смерть я пропустил, пусть 68. Я просто хочу, чтобы всё скорее закончилось. (Теперь и я так говорю: чтобы скорее всё кончилось).

…Число трупов подходит к сотне. Я, стыдясь самого себя, отмечаю, что угадываю ту троицу, которая останется на какое-то время в живых. Бах! и их уже двое. Двое до следующего Бах!, после которого всё закончится. Вот он остаётся один, этот победитель Длинного пути. Я хлопаю его плечу, желая услышать его желание. Не дождавшись ответа, ухожу вперёд. Я знаю, он видит меня, но лишь тёмным силуэтом, чёрной тенью. Я ухожу, а он внезапно поднимается и начинает бежать. Он бежит за мной...

* * *

«Трудно помнить, тяжело забыть»

(Неизвестный автор)

Этот длинный путь надолго останется в памяти. Может быть навсегда, может – нет. Я не скажу, что он перевернул моё сознание – хоть я и не знал заранее, что меня ждёт на американском шоссе, но по мере того, как мы продвигались по нему, Путь то и дело вызывал почти реальную психологическую боль. Эмоциональные встряски следовали одна за другой, каждый выстрел громко кричал «Бах! Бах!», а каждая смерть отзывалась эхом «Минус один…».

Иногда я шёл рядом с парнями, иногда смотрел на них с обочины. Порой я слышал их разговоры, а иной раз мне казалось, что кто-то из них разговаривает именно со мной, обращается ко мне со своей историей, вот, мол, послушай и подумай о чём-то более важном, чем некоторые мелкие проблемы.

Эпилог.

Сейчас, когда я снова вспомнил эту историю и зафиксировал её на бумаге, я замечаю, что не вполне стройна и логична. Одни подробности скрывались другими, некоторые провисали и не находили продолжения. Скажем, несколько раз упомянутые отдельные пункты какого-то неведомого свода правил поведения на Прогулке не отобразились общей картиной. Также я не до конца понял про Эскадрон и вообще про то, как и почему всё-таки молодые парни попадали на «проект». Возможно, я должен буду сделать предположения сам, при этом любое из них может оказаться верным.

Но «Прогулка» мне понравилась. Есть в ней психологическая достоверность, динамика трансформации личности в критической ситуации. Не факт, что я ещё раз когда-нибудь «пойду» снова, но от этой осталась масса впечатлений, которые я попытался экспериментально отразить в экспериментальной для меня форме. Я попытался передать эффект присутствия читателя внутри книги, потому что уверен, многие при чтении как бы «шли» рядом с теми парнями. Для пущего эффекта я расширил эксперимент, одновременно читая текст и слушая аудиокнигу, благо перевод совпадал, да и тембр, скорость чтения мои и В. Вадимова (я так понимаю, это и есть автор перевода «Длинного пути») сошлись в резонансе.

  Оценка: 9 
Ссылка на сообщение |   
–  [ 9 ]  +

Долгая прогулка действительно аллегория жизни. У героев нет четкой мотивации для участия в ней, как нет оной и для жизни. зачем мы живем, ведь в конце, все равно ,смерть, неправдали? Так же как и в жизни правила просты, иди или умри. так же как и в жизни ты можешь карабкаться к цели по чужим жизням, топтать другого ради своей цели, можешь замкнуться на себя, попытаться исключить себя из общего потока, можешь в принципе остановиться и умереть. Есть и другой способ продлить свою жизнь-заимовыручка, сочуствие, борьба, дружба. Кем то движет жажда наживы, а Герети живет только любовью к своей девушке, матери. Можно ржать над очередной смертью, а можно отдать свой паек товарищу. Но в конце концов умрут все, даже победитель-Герети. Если он и не умрет в скором будущем из-за надрыва сил, духовно он все равно мертв. Потомуч-то нельзя пройти через такое и сохранить живой свою душу. Здесь скрыт еще один подтекст Прогулки. В социалном смысле она изоблачает социальный дарвенистический индивидуализм, американскую мечту. В конце пути выживает не сильнейший, а тот кому было ради чего жить, кроме как присловутого приза. В социальном смысле идея такова-нельзя добиваться личного счастья ценой жизни 99 человек. Это очень актуально и для америки начала семидесятых и для нынешней россии.

В целом книга действительно великолепная, согласен со всеми положителными рецензиями. Если честно даже желею что ск ,со временем ,отказался от реалистического жанра.

  Оценка: 10 
Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8 

Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители! регистрация