FantLab ru

Александр Лукьянов «Чёрная пешка»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.97
Голосов:
36
Моя оценка:
-

подробнее

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

«Чёрная пешка» — апокриф к роману Стругацких «Обитаемый Остров», вариант развития событий, предложенный взамен обещанного А. и Б. Стругацкими, но так и ненаписанного романа «Белый Ферзь».

Вместо привычного читателям Стругацких Максима Каммерера на сцену выходит новый (неизвестный по романам Стругацких) герой, «чёрный» прогрессор Всеслав Лунин, резко контрастирующий с «белым» (т.е. деструктивным, согласно символике повести) Каммерером...

Повесть, претендующая на гипертекстовость, изобилует реминисценциями и цитатами из творчества Стругацких. Некоторые эпизоды представляют очевидные аллюзии и политическую сатиру по поводу постсоветской действительности, параллелью к которому изображается распад «страны Отцов» на Саракше...

© А.Н. Лукьянов
Примечание:

Сам автор обозначает своё произведение как «повесть» (объём около 50 авторских листов).

Входит в:


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 1021

Активный словарный запас: невероятно высокий (3569 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 67 знаков, что гораздо ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 24%, что гораздо ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (1)


Самиздат и фэнзины:

Чёрная пешка
2017 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 августа 2014 г.

Фффффууу...

Монументальный апокриф к Стругацким прочитан, можно и отзыв писать.

«Пешка» — здоровенный псевдодокументальный текст. Как и положено документальному проведению, он состоит в основном из писем и отчётов и переполнен датами, уровнями конфиденциальности, конспектами лекций о саракшграфии, стенограммами переговоров КОМКОНа и ТТХ танка «Государь». В лучших традициях ретроНФ, читать эти сухие тексты интересно, хотя это требует некоторой вдумчивости — проглотить нахрапом такой материал нельзя. Язык лапидарен, информативен и не лишён стиля (хотя бы одно «Бацу га-дацу!» — тот же «массаракш», но на языке Островной Империи — чего стоит!). Сюжет развивается неторопливо и без сюрпризов, он здесь — вообще не главное. Правда, очень раздражают ляпы — не искал их специально, но заметны и мелкие (сначала нам говорят, что в Империи нет рекламы, потом говорят, что рекламы нет в Чёрном поясе, потому что «чёрные» её не терпят, то бишь, во всей остальной Империи она всё-таки есть), и крупные (сначала пишут, что в мире Полудня жил историк Переслегин, который написал комментарии к историческим романам братьев Стругацких, а потом уверяют, что СССР победил в ВМВ, хотя по Переслегину Полдень возник в мире с альтернативной историей, где победила гитлеровская Германия). Неприятны и периодические лобовые отсылки к новейшей истории России — очень уж чуждо смотрятся на Саракше. Персонажи — они есть, и они выглядят достоверными, если забыть про то, что перенесённые из канона образы жестоко деформированы в угоду авторскому вкусу — из Корнея Яшмаа сделали сентиментального и философствующего типа, из Камерера — бездарность и эгоманьяка, этакого Златопуста Локонса мира Полудня.

Идея. Ради неё писалась вся книга. Если честно, мне несколько раз казалось, что в тексте есть намёки на то, что описываемый мир — никакая не утопия (как с «Выбраковкой» Дивова) — очень уж примитивны демагогические ловушки идеологии Островной Империи, но никакого подтверждения этому в интернете не нашлось. Как минимум автор считает, что Островная Империя действительно идеальна. Отчасти он прав — она неуязвима для кризисов, например. Она действительно даёт субъективное чувство комфорта тем, кто смог стать её гражданами. Но при этом она абсолютно и совершенно антигуманистична. Это принципиальная позиция автора: гуманизм — не этическая философия, а куча несвязанных друг с другом нелогичных умопостроений, в которые оформлены человеческие эмоции. Человек — по определению сволочь, рвань и грязь, которую не жалко уничтожить и которая должна быть счастлива, если ей выпал случай доказать обратное (примерно такими словами высказывается главный герой, прогрессор-перебежчик Лунин, после чего тут же приводит пример: в Империи искоренена проституция и это, по его мнению, во многом оправдывает существование в ней рабства, системы концлагерей и геноцида для континенталов). Империя — доведённый до высшей точки воплощения итальянский фашизм, без расовых предрассудков, но с культом государства и «классовым сотрудничеством». Общество не существует для человека, это человек существует для общества. Одна из упомянутых логических ловушек: в посланиях КОМКОНу Лунин в стиле типичнейшего чёрррного властелина толкает лекцию «знаешь, а ты не так уж и отличаешься от меня...», доказывая, что Островная Империя и цивилизация Полудня не несут в себе качественных различий. Ни ему, ни автору не видно, что мир Полудня таков и стал таким именно потому, что не позволял себе видеть в человеке ресурс и расходный материал — никогда, ни под каким видом, возведя в ранг идеи общества тот самый «абстрактный гуманизм», в сторону которого презрительно плюётся Лунин (а ещё Учителем был... представляю, кого навоспитывал). Очевидно, лежит на поверхности и игнорируется автором, для которого тезис «политика вне морали» не подлежит обсуждению. Это действительно утопия государства ради самого государства и человека как части государства, но не больше.

С завидной регулярностью в Империи повторяют: «Справедливость и Разум!». Интересно, что бы островитяне сказали в ответ на то, что по-настоящему справедливый и разумный подход не нуждается в подчёркивании — в отличии от подхода несправедливого и неразумного, о котором зачем-то надо думать иначе?

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 января 2016 г.

Книжка по «Обитаемому острову» и «Жуку в муравейнике». Не развлекалово, не боевик. Но интересно — обалденно (для меня, во всяком случае).

Островная империя разобрана до винтика. И веришь, что так оно и есть!

Ну, Каммерер выведен, как лихой обалдуй. Абалкина жалко (ну прямо, как в Жуке») . Даны попытки объяснения некоторых загадок «Жука в муравейнике», например — операция «Зеркало»; дано объяснение, как Горбовский (и другие) остались живы после катастрофы на Далекой Радуге, etc.

Книжка явно недооцененная. Написана отличным языком, кое-где максимально приближенным к языку Стругацких. Сюжет отличный. Все развешенные ружья стреляют.

Но уверен, понравится не каждому. На любителя. Но если уж попрет, то до упора!

Советую.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 августа 2012 г.

Грандиозная утопия с комментариями Тупой П...

Творчество братьев Стругацких для меня не является чем-то уникальным и сверхценным, так что мне всегда было непонятно — вокруг чего ломаются копья, громоздятся тома комментариев и оммаж подражателей. Но вот эту книжку я прочитал скорее по невнимательности — закачал в читалку пачку электронных книг не глядя, и, наконец, в отпуске остался один на один с «Черной пешкой».

Что сказать?

Автору удалось скроить монументальное полотно, описывающее историю, быт и сущность Островной Империи во всех подробностях. Если Стругацкие чрезвычайно активно пользовались приемом «мелких мазков», обозначая лишь контуры, и давая читателю домыслить все за них, то в данном случае практически никаких дополнительных вопросов не возникает. Человек сказал все, что хотел сказать.

Вот правда, не всегда убедительно. Главки, написанные в псевдонаучном стиле, читать, конечно, занятно, но уж больно много скепсиса все это вызывает. К примеру, в «35 ходе» Лунин пишет что-то в стиле: «Если мы возьмем любую группу людей и поместим ее в стерильные условия, то они обязательно распределятся в пропорциях 1/7/2, где первые будут креаторами, последние — деструкторами, а большинство — обычными людьми — это убедительно показали мысленные эксперименты!»

А мне эти мысленные эксперименты ничего не показали и не доказали, я воспринимаю данный пассаж (и еще другие, много их) — как пустой лженаучный треп, выдавание желаемого за действительное. Это все очень портит впечатление: поднимается вопрос — с какой целью у автора друг с другом соседствуют действительно очень точные и дельные наблюдения и рассуждения — и вот такие вот ляпсусы? Явно, что опус изначально предназначался для достаточно узкой аудитории (условно назовем ее «мыслящей», хотя это и не точное определение), так зачем же гнать порожняк? Ровно такое же впечатление вызывает большинство всех «докладов Лунина» — очень много воды, пустопорожних рассуждений и риторических вопросов. За такие доклады необходимо гнать поганой тряпкой из любого учреждения, но в гуманном обществе Земли XXII века на «эксперта» просто забили болт.

Далее. При всей своей талантливости, автору, тем не менее, не хватило ума и такта «остаться над схваткой». Он очень подыгрывает Остр. Империи, рисует всех отрицательных персонажей самыми черными красками, и, что самое грустное, силится «проводить параллели с современностью» (банды Барки Алькашу, «В.Ц.Солженицын», Хонти-украина, «орел с двумя головами» и т.п. бред). И здесь на поверхность вылезает такая подлая мстительная мелочность, что она даже может сподвигнуть отказаться от дальнейшего чтения. Впрочем, я не очень брезглив и произведение Лукьянова в руках удержал, благо, кроме недостатков там есть и значительные достоинства.

Два главных структурных изъяна книги, без которых она бы только выиграла:

1)Комментарии дальней родственницы Лунина и «историка», Сунь-Вынь, или как там ее. Большего дегенератства я в жизни не видел. Вроде бы достойный литературный прием — давать читателю часть информации косвенно, глазами главного героя, а часть — напрямую, через научный комментарий специалиста. Но здесь этот прием опошлили до невозможности.

2)Совершенно шизофреническая «параллельная реальность» — сны и видения Лунина. Читать этот бесовской поток сознания нереально. Поначалу я честно пытался вникнуть, но очень скоро забил на это дело, благо отношения к основной сюжетной линии оно не имеет.

Еще из замечаний: видно, что автор — радикальный левак. Само по себе это и не плохо — лишь бы не сталинист или не власовец. Но превращать книгу в платформу для выражения своих, весьма спорных идей... В общем, Лукьянов переборщил с пропагандой атеизма и советчиной.

Арийца Рудольфа Сикорски в угоду какому-то странноватому авторскому чувству юмора превратили в «стагого мудгого ребе», обильно уснащающего свою речь словами на еврите.

Непонятно, зачем было делать Лунина «двуязычным», если по-сербски он произносит две фразы за книгу, притом с ошибками.

Про Каммерера здесь написали прежде меня: без особых на то оснований, из пацана сделали буйного дегенерата, маньяка и террориста, который, якобы, создал свой фирменный стиль работы — «борьба с проблемами путем их уничтожения» и навязал его всем прогрессорам Земли.

Земные сановники выглядят этакими блаженненькими, тихопомешанными интеллигентиками со сладкой улыбочкой, ничем особо не интересующимися и не имеющими воли и сил сделать так, как им нравится. Даже непонятно, как при таком (по мысли Лукьянова) руководстве «коммунистическая Земля» достигла такого уровня развития.

Итак, претензий, как видим много. Но в целом, впечатление осталось положительное. Начало книги действительно затянуто и через него нужно просто продраться — потом все будет легче и интереснее. Много спорных моментов? Так это и прекрасно, можно поспорить. Кто из нас без греха?

Скажу так: книжка не идеальна, но по своему уровню в целом нисколько не уступает Стругацким. Можно считать это комплиментом, а можно и не считать.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 июля 2012 г.

То, что получилось у Лукьянова — это просто тихий ужас. Первое, что обращает на себя внимание, это грандиозный объём текста — 1 900 000 знаков!!!

А вам слабо?

Автор приложил титанические усилия, стараясь впихнуть в текст буквально все свои соображения относительно как самого Саракша, так и абсолютно всех связанных с ним событий в Мире Полдня. В этом ему помогали многочисленные единомышленники и добровольные помощики — только перечисление благодарностей им занимает пару страниц в предисловии. Это уже просто какой-то межавторский проект.

Интересно, что кроме публикации романа в сети, разработан ещё и его мультимедийный вариант — с многочисленными иллюстрациями и звуковым сопровождением. Снабдив всё это объёмной энциклопедией Саракша и его ближайших космических окрестностей — с картами, схемами и т.п. — автор бесплатно пересылает по почте диски всем желающим.

Титанический труд! Но какова его эффективность?

«Горный орёл» — глубокий «апгрейд» Ту-95

Прежде всего, об антураже. То, что удалось увидеть на университетской странице автора (часто она недоступна по техническим причинам), заставляет шевелиться остатки волос на моей голове. Основную массу иллюстраций составляют скриншоты пейзажей из компьютерных стрелялок и бродилок, а также рисунки всевозможных образцов наземной и морской военной техники различных стран Земли — от первых подводных лодок и танков времён Второй Мировой до современных стратегических подводных ракетоносцев — с единственным отличием: в фотошопе им пририсованы саракшианские опознавательные знаки. А, вот, советско-российскому Ту-95 досталось от души — добавив ему ещё два двигателя и пару рулей высоты на стабилизаторе (этажерчатый хвост), его превратили в знаменитый Личный Его Императорского Высочества принца Кирну четырех золотых знамен именной бомбовоз «Горный Орел». Вторичность изобразительного ряда даже на иллюстрации с виртуальной обложки. Зачем изобретать алфавит инопланетного языка, если на вывеске чётко видна надпись VULCANO?

С моей точки зрения КПД всей этой работы не выше, чем у паровой машины и читать роман рекомендую исключительно в текстовом варианте.

Теперь, что касается текста. В работе такого объёма просто по закону больших чисел будут ляпы и баги. Так оно и есть. В силу профессиональных наклонностей мне в первую очередь бросалось в глаза всё военное и морское, а перечисление ошибок и замечаний займёт не одну страницу. Здесь упомяну лишь парочку. Например, у Лукьянова на подводных лодках водонепроницаемые переборки идут через каждые два-три метра — и как в такой отсек впихнуть двигатель? Трудно представить, каким образом весь экипаж субмарины напряжённо следит за битвой морских чудовищ — очевидно, через гигантские иллюминаторы, как на «Наутилусе» капитана Немо. Даже не принимая во внимание очевидную опасность такого конструктивного решения на боевом корабле (что прочнее, сталь, или стекло?), непонятно зачем это может быть нужно исходя из задач, для решения которых предназначена лодка, да ещё с учётом того, что обычно видимость в воде не превышает 10-20 метров. Несколько удивляет любовь автора к «монстру Сталина», танку Т-35, который без особой необходимости как лично, так и в местных саракшианских реинкарнациях трижды появляется в романе.

Обнадеживает тот факт, что автор вполне адекватно воспринимает конструктивную критику и отнюдь не против совершенствования своей работы. Так что, желающие помочь — добро пожаловать на страницу «Чёрной пешки» на СИ.

И, наконец, собственно, о литературной составляющей.

Дмитрий Лукьянов вслед за Мустейкисом выбрал альтернативный первоисточнику вариант развития событий, расположив время действия романа между «Обитаемым островом» и «Жуком в муравейнике». Такой подход не вызвал у меня особых возражений, возможно, потому, что сам я долгое время считал это единственно правильным и возможным.

Главное недовольство вызывало другое.

Сколь многие авторы уже писали про то, что «не так всё было»? Но Лукьянов, кажется, переплюнул многих, замахнувшись на святое и сделав одним из основных сюжетообразующих элементов всего романа клиническую тупость, монументальную самоуверенность и фантастический карьеризм Максима Камеррера. Сказать, что это раздражает при чтении — по крайней мере, сначала — ничего не сказать. И это только первое.

Вторым по очереди, но не по значению идёт набившее оскомину, но уже традиционное для многих авторов желание в одной книге замкнуть как можно больше сюжетных линий Мира Полдня и объяснить все странности и недомолвки остальных книг, спихнув всё на Странников. Раздражает.

В-третьих, крайне тяжёлый для восприятия стиль изложения, «вязкие», излишне многословные описания, в общих чертах повествующие о глобальных событиях в Мире Полдня, и затянутые пространные рассуждения о не слишком интересных вещах. Много эпизодов, замедляющих темп и мало влияющих на сюжет. Явно лишней выглядит, например, глава, списанная с «Глубокого поиска». Совершенно не нужен значительный по объёму кусок с неудачной железнодорожной экспедицией в Алебастровые горы и уничтожением димеритовым боеприпасом чьей-то (чьей?) сверхтяжёлой батареи. Но самым сложным для меня оказалась попытка дешифровки смыслов заложенных в психоделических снах ГГ, идущих в качестве вступления к каждой новой главе.

Читать всё это было скучно. Поначалу я откровенно заставлял себя это делать, а необходимость продолжать чтение раздражала неимоверно…

Первый «пробой» произошёл где-то после первой трети текста. Проходной эпизод, где Лунин ругается с наладчиками обучающей программы визуализации исторических событий, принёс потрясающее чувство узнавания. Передо мной явно был один из бытовых рассказов серии «Полдень, ХХII век». И он был удивительно к месту.

Дальше пошло веселее, а последнюю треть я проглотил запоем. Все, абсолютно все недостатки романа искупаются этой частью. Работы, более солидной и продуманной по своему идейному содержанию, я за последние годы и не припомню. Утопиями современная фантастика не избалована, и советско-российская — тем более. Уже одно то, что автору удалось создать нетривиальное произведение в этом непопулярном жанре — серьёзное достижение. А то, что читать описание инопланетного варианта платоновского идеального общества ещё и не скучно — успех несомненный и полный.

Ещё несколько дней после я вновь и вновь возвращался к прочитанному, мысленно споря с автором и пытаясь понять: восхитило меня, или ужаснуло устройство ОИ по Лукьянову? Утопия это, или антиутопия? Как относиться к выбору Лунина?

Наверное, примерно такой эффект по изначальному замыслу АБС «Белый ферзь» и должен был производить.

Резюмирую. Учитывая, что даже на мой неискушённый взгляд непрофессионала, для редактора в романе — непочатый край работы, наиболее полно весь спектр моих ощущений от прочитанного можно передать следующим определением:

«Кустарная работа, искусно, тщательно и с любовью выполненная талантливым мастером-самоучкой на базе промышленного продукта известной торговой марки, в результате чего получилось функциональное и абсолютно оригинальное произведение народного промысла. Гравировка, чеканка и резьба, несомненно, придают ему яркой самобытности. Но для удобства эксплуатации рекомендуется предварительно очистить изделие от всех павлиньих перьев, бус, стреляных гильз и прочих этнических фенечек, характерных для большинства колониальных товаров».

Категорически рекомендую!!!

Оценка, конечно, немного авансом, но в надежде на последующие изменения к лучшему.

...знакомство с «Чёрной пешкой» Лукьянова стало для меня почти откровением. Её появление некоторым образом подтвердило бытующее, но ранее голословное утверждение, что фанфик может не только наследовать миру и сюжетной линии первоисточника (что технически не очень сложно), но и его философским идеям и концепциям (буде таковые есть), или содержать другие, не противоречащие оригинальным, но достойные их хоть в первом приближении.

Однако единичность подобного случая позволяет говорить не об опровержении, а пока всего лишь об исключении, подтверждающем то правило, что фанфики не просто вторичны, но, прежде всего, унылы и скучны, даже если занятно и грамотно написаны — конечно, когда речь не идёт исключительно о приключенческой литературе.

В случае с «Чёрной пешкой» я готов потерпеть. Но с Мирами Стругацких пора решительно завязывать — дважды в одну воронку снаряд попадает редко.

Отзыв — часть статьи, размещённой в АК: http://www.fantlab.ru/blogarticle12751

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 февраля 2015 г.

только начал читать, осилил только предисловие, но поскольку не знаю хватит ли на дальнейшее, пишу сразу о том, что бросилось в глаза — развивая идею влияния «странников» на развитие живого мира планет, автор явно перебрал, создав просто напросто бога, который всем заведует. зачем потребовалось писать про некое влияние на умы доисторических форм человека? само же описание живого мира ничего кроме сарказма у меня не вызывает — это просто небывальщина, чтобы на разных планетах организмы повторяли друг друга в точности до рода (!). на других планетах не может быть не то что «горилл», но и Позвоночных вообще. может быть кто-то с мягкими покровами и внутренним скелетом, но и только. ни о каких приматах не может быть и речи. ещё более абсурдно смотрится «заражение» планет сапиенсами. такого ни по каким данным не может быть — во-первых, руководствуясь старыми данными про 40 тыс лет как возраст соверменного человека (на деле древнейшие следы имеют возраст в 195 тыс лет), а во-вторых, чисто генетичски люди не могут происходить от группы в десятки особей жившей в это время. на фоне документального характера изложения эти сказки выглядят особенно невразумительно. кстати, если автор смотрел на карту Земли, то он бы заметил, что раздение на расы вызванно совсем не делением земной суши на контененты, а различными условиями обитания по сути только на одном — Евразии с Африкой. описание истории также немного обескураживает скудностью фантазии. даже Островную империю не удалось «оторвать» от японии, о чём он прямо говорит, континентальные империи имеют прямые аналогии с Российской и китайской вплоть до населения. также, автору как видно нравится писать про войны, но в обоих случаях — в Островной империи (8 столетий междоусбных войн! это просто немыслимо) и на континенте — глобальная война, не приводит никаких доводов почему они начались. ну да, иногда это трудно понять и в нашей истории, но там-то раз такое длинное и подробное предисловие — надо же объяснить. к тому же опять обычная ошибка фантастов — развите в точности следует земному типу, как и живого мира. словно во вселейнно кто-то завёл механизм который только меняет декоарции, но всех направляет на один и тот же путь.

Оценка: нет
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 июля 2012 г.

Я, вообще-то, не люблю фанфиков. Но «Чёрную пешку» мне удалось дочитать до конца. Впечатления двойственны. Впрочем, отзывы об этом произведении тоже очень полярны — от «великолепная книга» до «чушь полная» — что, как известно, всегда указывает на произведение как минимум нетривиальное. Автора есть за что ругать. Ему не удались, на мой взгляд, почти все задачи, которые он перед собою ставил, за вычетом, быть может, небезынтересных очерков о природе и ранней истории Саракша. Но... всё же предпочту повторить за Овидием: «Пусть не всё удалось, но намерение похвально». Хотя за Максима нашего Каммерера, конечно, обидно.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 июня 2012 г.

В целом понравилось. Есть мелкие опечатки и одна (две?) крупная недоработка.

Опечатки связаны с тем, что последнее место жительства в дневниковых заголовках относится попеременно то к Черному, то к Желтому поясу. В принципе, легко исправляется одной вычиткой.

Недоработка связана, по-моему, с резким окончанием книги и с оборванной сюжетной линией Оки-Аги. Можно считать, что это две недоработки. По порядку.

1. Резкое окончание книги. Создается впечатление, что автор просто не очень знал, как развивать события дальше. Фактически вынужденный пересмотр отношения главного героя к Адзи, вплоть до намеков в тексте на женитьбу вызывает сомнения. Да и третье отделение (контрразведка), вложившая изрядные силы в разработку главного героя... Для чего? Чтобы просто поговорить с ним? Как-то несерьезно.

2. Линия Оки-Аги. Безусловно важный эпизод в романе, но с этой линией происходит нечто странное. Если основная цель автора — показать, как Бидзанби Да запустил самый большой круг на воде, тогда ее надо было заканчивать прощанием на пристани в Желтом поясе. Активная же дальнейшая переписка с обеими (пусть даже автор приводит письма только со стороны Оки (и Аги), но ведь в каждом из них написано, что Бидзанби Да отвечает) подразумевает продолжение линии. С другой стороны, окончание книги построено так, что становится ясно, что продолжения этой линии не будет.

Оценка: 5
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 декабря 2014 г.

Перед самим отзывом, хочется напомнить цель, ради которой Стругацкие так хотели написать роман «Белый ферзь» (ибо, в тех источниках, где уже этот роман, «Черная пешка», присутствует, дается сокращенная версия этой цели):

«В последнем романе братьев Стругацких, в значительной степени придуманном, но ни в какой степени не написанном; в романе, который даже имени-то собственного, по сути, лишен (даже того, о чем в заявках раньше писали «название условное»); в романе, который никогда теперь не будет написан, потому что братьев Стругацких больше нет, а С._Витицкому в одиночку писать его не хочется, — так вот в этом романе авторов соблазняли главным образом две свои выдумки.

Во-первых, им нравился (казался оригинальным и нетривиальным) мир Островной Империи, построенный с безжалостной рациональностью Демиурга, отчаявшегося искоренить зло. В три круга, грубо говоря, укладывался этот мир.

Внешний круг был клоакой, стоком, адом этого мира — все подонки общества стекались туда, вся пьянь, рвань, дрянь, все садисты и прирожденные убийцы, насильники, агрессивные хамы, извращенцы, зверье, нравственные уроды — гной, шлаки, фекалии социума. Тут было ИХ царствие, тут не знали наказаний, тут жили по законам силы, подлости и ненависти. Этим кругом Империя ощетинивалась против всей прочей ойкумены, держала оборону и наносила удары.

Средний круг населялся людьми обыкновенными, ни в чем не чрезмерными, такими же как мы с вами — чуть похуже, чуть получше, еще далеко не ангелами, но уже и не бесами.

А в центре царил Мир Справедливости. «Полдень, XXII век». Теплый, приветливый, безопасный мир духа, творчества и свободы, населенный исключительно людьми талантливыми, славными, дружелюбными, свято следующими всем заповедям самой высокой нравственности.

Каждый рожденный в Империи неизбежно оказывался в «своем» круге, общество деликатно (а если надо — и грубо) вытесняло его туда, где ему было место — в соответствии с талантами его, темпераментом и нравственной потенцией. Это вытеснение происходило и автоматически, и с помощью соответствующего социального механизма (чего-то вроде полиции нравов). Это был мир, где торжествовал принцип «каждому — свое» в самом широком его толковании. Ад, Чистилище и Рай. Классика.

А во-вторых, авторам нравилась придуманная ими концовка. Там у них Максим Каммерер, пройдя сквозь все круги и добравшись до центра, ошарашенно наблюдает эту райскую жизнь, ничем не уступающую земной, и общаясь с высокопоставленным и высоколобым аборигеном, и узнавая у него все детали устройства Империи, и пытаясь примирить непримиримое, осмыслить неосмысливаемое, состыковать нестыкуемое, слышит вдруг вежливый вопрос: «А что, у вас разве мир устроен иначе?» И он начинает говорить, объяснять, втолковывать: о высокой Теории Воспитания, об Учителях, о тщательной кропотливой работе над каждой дитячьей душой... Абориген слушает, улыбается, кивает, а потом замечает как бы вскользь: «Изящно. Очень красивая теория. Но, к сожалению, абсолютно не реализуемая на практике». И пока Максим смотрит на него, потеряв дар речи, абориген произносит фразу, ради которой братья Стругацкие до последнего хотели этот роман все-таки написать.

— Мир не может быть построен так, как вы мне сейчас рассказали, — говорит абориген. — Такой мир может быть только придуман. Боюсь, друг мой, вы живете в мире, который кто-то придумал — до вас и без вас, — а вы не догадываетесь об этом...

По замыслу авторов эта фраза должна была поставить последнюю точку в жизнеописании Максима Каммерера. Она должна была заключить весь цикл о Мире Полудня. Некий итог целого мировоззрения. Эпитафия ему. Или — приговор?..»

Вот, чего именно хотели братья. Думаю, что постараться осуществить это мог бы и сам Б.Н. — думаю, тогда это было бы лучшее произведение «Витицкого».

Но это то, чего нет, и не будет. Конечно, жаль, что трилогия о Каммерере (кстати, сложноватая фамилия... Мне гораздо проще произносить «Кеммер») не стала тетралогией, но, даже без этого, мне эти последние строки ненаписанного романа вполне устраивают, и даже очень, как концовка всего Цикла Будущего, которое уже никогда не свершится, целого Мира Полудня, который никогда не появится.

Ну, и еще немного перед отзывом: думаю, что любого почитателя творчества Стругацких, фанов, при вопросе об ассоциациях на «Мир Полудня» ответят именно «Каммерер Максим». Сикорски, Абалкин, Горбовский и остальные пойдут уже далее. Думаю, объяснить это вполне просто — при всем разнообразии цикла для меня самая интересная его половина именно Полудненный, а не Пред-, мир. Странники, Людены, Прогрессоры... Для меня это одна из лучших отечественных фантастических циклов.

Что же хочется сказать по поводу самого произведения «Черная пешка»... Не Стругацкие, но и не Бондарчук (думаю, многие поняли, о чем я :) ). Не «Белый ферзь/Операция «Вирус»», но интересное и широкомасштабное произведение. Не часть «Мира Полудня», но взгляд со стороны. Итак, по порядку.

Как отмечали, Лукьянов проделал глобальную работу. Огромное количество текста (только вопрос, всегда ли его нужно так много? Последних страниц так пятьдесят читал очень отборно, а осилил за два дня), но стиль, не смотря на все старания, не «стругацкий». Нет, не упрек усердно трудившемуся автору, но вряд ли кто, даже почти однофамилец автора, Лукьяненко, смог бы написать настоящий роман по-стругацки. Думаю, и незачем. Минуя встречающиеся опечатки (сам пишу, так что, бывает), некоторые пунктуационные и орфографические ошибки, вынужден выделить те элементы, что отводят текст от стиля Стругацких сразу на несколько шагов: современный сленг, некоторые сцены, весьма бессмысленные (например, юмористического толка с переодеванием начальника Лунина и его самого в Деда Мороза и Снегурку, над которой я бы, по идее, должен посмеяться, но осталась лишь полная ненужность ее), наличие английского языка программирования (понимаю, Стругацкие ничегошеньки не говорили о том, на какой основе создан БВИ (который тут — самый настоящий Интерент, что не есть верно — для зарубежных и отечественных писателей того периода всякие «супермашины» как БВИ — лишь сундуки знаний человечества, но не средство общения), но все-таки слишком много Лукьянов, то бишь, не только в этом эпизоде, добавляет нашего земного в Полудненную Землю и Саракш) и, все же то, ради чего делался данный фанфик (нет, из уважения к писателю, попытавшемуся осилить подобную вершину — «произведение») — многочисленные географические сноски... (а вот сноски в виде прогрессорских отчетов, мнений об устройстве Островной империи, описания ее Луниным — спасибо).

Это был первый пласт, на который хотелось обратить внимание. Следующий — идеи Лукьянова. Кроме уже описанных, в произведении присутствуют: пиратская теория происхождения Островной империи, исчезновение Прогрессорства, уход их с Саракша, альтернативный взгляд на «дело Подкидышей» и исполнение целей Странников, придание Максиму отрицательной роли. Да, и еще немного перед рассмотрением этих идей по отдельности — по-моему, что-то не так у нашего товарища Лукьянова с датировкой написание этого же романа внучкой Лунина (по-моему, в ее же время еще должны существовать столь возненавиденные Прогрессоры — да тот же Тойво Глумов. Он закончит свою деятельность как Прогрессор лишь в 23 веке, а дата написание Сяо Жень этой исторической повести — 22 века. Так что, вот такие логические несостыковки). Теперь же, собственно, хочется начать с «очернения» Каммерера... Ну зачем? Да, ГСП неудачная идея правителей Мира Полудня, но Каммерер, как раз, лучший представитель их. Для меня он продолжает оставаться именно положительным героем ОС — да, молодым и горячим, но самым справедливым, даже по сравнению с Сикорски, если рассматривать проблему гимпноизлучателей и «выродков». Называть его агрессивной необразованной сволочью... Нет, это не по мне. Выбор Максима — единственно верный, который и должен что-то изменить на Саракше в лучшую сторону. Одновременно с этим, видим придание фигуре Сикорски слишком уж положительных качеств — нет, с интеллектуальными и лидерскими не спорю, но боязнь Странников, переросшая в ненависть (кстати, довольно щекотливая тема у Стругацких — даже в гуманистическом толеранто-коммунистическом мире Полудня люди боятся негуманоидов и Странников, которые гораздо сильнее них, и сами творят Прогрессорство — это показывает, что даже здесь, эти люди, куда более совершеннее, чем мы, продолжают испытывать беспричинный страх к неизведанному). Следующее — широкая тема Странников. Для меня, опять же, как заповедовали Стругацкие, Странники — расы, достигшие определенного уровня развития технологического и биологического (Людены, например), а «Подкидыши» — кроманьонцы, а Земля — Родина людей всех планет, откуда те были, В РАЗНОЕ ВРЕМЯ, взяты их представитель на Саракш, Аврору и т.д. Вариант, который предлагает Лукьянов, интересен, но не более того. Я же следую классике и канону. К теме Странников — странно, что в произведении ни разу не всплывают последствия Великого Откровения. Оно должно было стать огромным стимулом для Человечества к освоению космоса и продолжению Прогрессорства, а все — наоборот, и без слуху и духу... Ну-с, и не устраивает меня пиратская теория происхождения Островной Империи (про «японизацию» ее не буду особо говорить — не исключаю, что в таком виде Стругацкие и собирались ее представить, хотя для последней сцены оригинального «Белого ферзя» я представляю мужчину средних лет европеоидного типа, в красивом облачении, произносящего последние слова романа, которые мне хотелось увидеть и здесь...).

Итак, в общем и целом — сильно. По-этому и ставлю эту оценку. Попытка хорошая, но удачная ли — вопрос другой.

П.С. Дань уважение к братьям через отсылки — хорошо, споры с Перелесгиным — не очень.

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх