FantLab ru

Александра Давыдова «Вечер у Вайетов»

Вечер у Вайетов

Повесть, год

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 6

 Рейтинг
Средняя оценка:8.39
Голосов:33
Моя оценка:
-
подробнее

Награды и премии:


лауреат
РосКон, 2013 // Повесть, рассказ. 3 место («Бронзовый РОСКОН»)

Номинации на премии:


номинант
Басткон, 2013 // Премия «Чаша Бастиона»

номинант
Басткон, 2013 // Премия «Иван Калита»

номинант
Интерпресскон, 2013 // Средняя форма (повесть)

номинант
Странник, 2013 // Образ Будущего

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (2)

Вечер у Вайетов
2012 г.

Электронные издания:

Вечер у Вайетов
2017 г.



 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 мая 2012 г.

«Дождливый вечер в эпоху победившего постмодерна»

XXI век, пригород Лондона, графство Аскот. Пасмурным вечером, в канун грозы, десять человек съезжаются на званый ужин в поместье Кэтрин Вайет. Как ни странно, среди них нет ни ее родственников, ни друзей. Почти нет.

Однако у собравшихся есть общая цель. Все они хотят сыграть в игру.

Единственное, что их, на первый взгляд, связывает – у каждого есть формальная причина умереть. Это более, чем уместно, поскольку ставка в запланированной на вечер игре – жизнь. От которой, надо сказать, весьма сложно избавиться в мире этой повести.

Мир повести «Вечер у Вайетов» пребывает в стагнации. Мир победившего постмодерна, где неприятие резких социальных изменений сталкивается с жаждой ускорения и перемен, олицетворенных «цивилизацией молодых».

Физическая безопасность индивида здесь возведена в абсолют, общественная философия предельно антропоцентрична, даже «бодицентрична», телесна — в прямой пропорции со знакомым «оязычиванием» постмодернистской культуры, в рамках которой мы живем сегодня.

Силовая структура «Служба жизни», олицетворяющая в повести излюбленный конспирологами и публицистами «новый мировой порядок», путем неусыпного контроля, работы широчайшей агентурной сети и старой доброй карательной психиатрии на корню пресекает любые попытки бунта, важнейшей (и знаковой) формой которого здесь является самоубийство.

Мир повести безусловно постапокалиптический, но не в привычной уже читателю эстетике постъядерных пустынь и бункеров, тускло освященных пыльными лампочками. Здесь другое. Здесь сонная оцепенелость, старение и тлен. Растянутое во времени умирание: «…Крыши тянули к ним обломанные руки телевизионных антенн, выли черными ртами из выщербленной черепицы, но всё никак не могли достать небо. Еще не время. Еще чуть-чуть. По стене за спиной Джека змеились трещины, вырастая в паутину, которая опутывала старые дома, сжимала их и превращала в груды обломков. С каждым годом нежилых зданий всё больше. Кто будет волноваться об их сохранности?..»

Это мир, в котором апокалипсис уже произошел, но прихода его никто, кажется, и не заметил. Здешнее время «вывихнуло сустав», но Шекспиров, способных вправить его, производить уже не в состоянии.

Структура повести ризоматична, местами фрагментарна. На первый взгляд, тут нет главного героя. Но если приглядеться — он присутствует повсеместно, он задает тон, он царит и главенствует над нарративом. Имя его — Игра.

Игра, ставшая доминантой культуры новейшего времени, и жизни в целом, во всех ее проявлениях – в политике и коммерции, в отношениях между людьми, в отношениях между мужчиной и женщиной. Реалити-шоу, компьютерные игры, смс-лотереи стали символами нашей эпохи.

У этой Игры, почти по Пелевину, нет имени. Она переменчива. Но ставка в ней – равна жизни.

Какова цена жизни? Что заставляет человека ставить ее на кон, будто стопку обтрепанных купюр?

Роберт Льюис Стивенсон, зачинатель мотива «клуба самоубийц», однажды сказал: «мир скучен для скучных людей».

Пресыщенность, избыточность современной жизни порождают скуку. Скука порождает апатию и равнодушие. Равнодушие, скука толкают общество к поиску новых острых ощущений, к отрицанию опыта предшествующих поколений, к саморазрушению.

Отсюда почти печоринское желание «сыграть на жизнь» – и не ради того, заметим, чтобы выиграть. Просто так, для куражу. Из скуки.

Здесь ярко проступает еще один важнейший мотив повести.

В пресыщенном мире, где телесное преобладает над духовным, а потребление и развлечения, окончательно одержав верх над производством и исканиями, становятся самоцелью – самое время появиться тому, кто в разные эпохи и у разных авторов старается держаться в тени, прикрываясь приличествующей ситуации маской. Его, впрочем, всегда что-то выдает. Красный камзол и петушиное перо на лихой шляпе – у Гёте. Черная голова пуделя на набалдашнике изящной трости – у Булгакова. След раздвоенного копыта в густой балканской грязи – у Павича.

Зло не может оставаться в стороне, наблюдая за обезличиванием человечества, за его скучающей безучастностью. Ведь если человек утрачивает веру в свое доброе, светлое начало, стало быть, отрицает и его темную сторону, отрицает само существование Зла.

Сила, «вечно совершающая благо», не может не вмешаться и на этот раз, оставляя за собой, с некоторой долей понятного тщеславия, председательское кресло и почетное право объявить заседание закрытым.

Жанровая принадлежность повести «Вечер у Вайетов» многогранна. Постмодернистская фантастика? Герметический триллер? Неоготика с киберпанковым привкусом кремния и электричества?

Здесь и грозовые всполохи за высокими ашеровскими окнами. И кафкианская вечеринка с парадоксальными, подчас абсурдистскими диалогами. И, конечно же, аппетитный хруст чайных чашек под зубами Безумного Шляпника…

Психологические портреты героев, их эмоциональные карты поданы в полном соответствии с поэтикой постмодерна. Целостная картина в таком контексте невозможна. Разум-законодатель, в стремлении к завершенности предмета, домысливает и достраивает пробелы, но полученная картина не идентична действительности. Поэтому в попытках уцепиться за прустовское «утраченное время», в дело вступает разум интерпретативный.

Поток памяти, сновидческие блуждания героев – череда нечетких, зыбких, зачастую расплывчатых картин-«флэшбеков». В духе фильмов Тарковского: клочки чувств, фрагменты вещей, голоса и запахи, отдельные лица… Сливаясь в некую фантасмагорию, на наших глазах «раскрепощается» и «воскрешается» истинная природа вещей.

Сны, чувства, воспоминания, интонации, детали…

И, конечно же, книги. Это повесть для тех, кто влюблен в книги. Для тех, кто не представляет своей жизни без Игры. Для тех, кому интересно искать и находить ответы.

В хорошем смысле ностальгический, тонкий текст, отзывающийся и классическими вещами, прочитанными в детстве, и аллюзиями на окружающую действительность, «Вечер у Вайетов» встречает вас неовикторианскими интерьерами, с виду – архаическими и сентиментальными, но под завязку начиненными электроникой и незаметными «гаджетами», готовыми откликнуться на каждое движение гостя-читателя. Исполненными внутренней жизни. Ждущими. Внимательно наблюдающими за читателем.

Как магические кольца героев, безотчетно напоминающие о блужданиях линчевских персонажей по лабиринтам Черного Вигвама, повесть может послужить пропуском туда, куда необходимо возвращаться каждому из нас. Хотя бы изредка. Хоть на короткие мгновения.

Вечное возвращение к самим себе.

Вспоминается Желязны: «такие минуты редки, такие минуты быстротечны, но всегда ярко светят нам, если сумеешь их поймать, измерить, сохранить, и потом, в тяжелые времена, возвращаешься к ним там, в светлых чертогах памяти, на фоне языков пламени...»

«Вечер у Вайетов» ненавязчиво напоминает: даже в мире победившего постмодерна люди остаются людьми. Всякая Игра что-то значит и у каждой свои правила. Но если и есть формальная причина умереть, причин, чтобы жить – всегда больше.

И если вы когда-нибудь окажетесь в том самом месте, где выпивка дешева, а табачный дым густ, и плечистый бармен, начищающий стаканы, сообщит вам взглядом: «Всё тленно», то помните, ответ неизменен: «Всё, но не я».

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 февраля 2013 г.

Повести публикуются обычно в составе авторских сборников, антологий или в журналах. Отдельной книгой куда реже. Эта повесть вышла. Называется «Вечер у Вайетов». Она читается за вечер. И там есть Ваейты.

Структура произведения достаточно понятная: 10 глав и 10 героев, в каждой главе раскрывается один герой и автор (а следовательно и повествование) делает на нем акцент. Тут и отвлечения на сны, и на флешбэки, и «крупные планы», а итогом — характерный персонаж.

Здесь много отсылок и пересечений с различными произведениями и авторами. Первым упомянем Стивенсона и его цикл «Клуб самоубийц» («The Suicide Club»). В повести Александры Давыдовой в центре повествования тоже клуб самоубийц, члены которого собираются время от времени и выбирают «счастливчика». Позволю себе капитанский спойлер: до конца книги доживут не все.

Автор использует следующие приемы классического детектива:

- «тайна запертой комнаты». Загадка заключается в том, что после совершения убийства у преступника нет никакой возможности выйти из комнаты, в которой, собственно, и было совершено преступление.

- «феномен преступления». Что же мы знаем про него? «Феномен всегда привлекал драматических писателей хотя бы тем, что преступление создавало крайнюю ситуацию, позволяющую не только обнаружить со всей очевидностью тот или иной конфликт, но и показать характер героев, их спрятанные в повседневности импульсы, психические состояния и т. д. Преступление в драме часто выполняет роль катализатора действия, по сути, является и стимулом, и существом драмы». (©Янина Маркулан).

Немного о мире: постмодерн, Англия, Лондон, викторианский антураж дома. Темно и объемно, такая давящая солидность толстых английских штор.

Главной ценностью в этом мире считается человеческая жизнь. Но ей-ей, скучно же дома на печи сидеть, считаю я. Автор считает видимо так же и чуть ли не на первой странице одна из героинь мчится по автобану на мотоцикле с высокой скоростью и стремлением поспеть на свидание с отбойником у дороги.

Я ловлю себя на мысли, что мир в целом похож на Лондон. И не потому что именно в этом городе происходит все действие. Дождливость, пасмурность, отблески в темноте. Все это мне напоминает Петербург (и соответственно Лондон). Близко и одновременно далеко.

В этом мире сочетаются прошлое, настоящее и возможное будущее того, где мы живем. Брусчатка, сделанная под старину; нетбуки; пока еще фантастическая медицинская помощь. Часть тебя находится внутри, так как это твое; другая — снаружи, ведь ты никогда не примешь такое; а третья еще не решила куда ей податься. И на протяжении всей книги подобные сочетания постоянны в разных местах: оценка добра и зла в мире; нужности и зависимости; логичности, случайности и предопределенности.

О положительном:

Яркие насыщенные герои, никакой шаблонности и схематичности даже у второстепенных персонажей. Много действия, драйва, событий и эмоций.

О недостатках:

- я уже не раз писал, что являюсь большим любителем циклов и сериалов. Прописан мир, герои, атмосфера и дальше в каждой последующей книге развивается действие. Если бы «Вечер у Вайетов» были дополнением к большому циклу, как, к примеру, повесть «Подарки к Зимнепразднику» Буджолд из Барраярского цикла, то все было бы отлично, и Ваня в рецензии рассыпался бы в восторгах. К сожалению, это пока единственное произведение данного мира (это такой ненавязчивый намек автору).

- с первого раза непросто удавалось уследить за многообразием характеров персонажей и это одна из причин, по которой я прочитал второй и третий раз;

- после того, как я в самом конце узнал, что «убийца дворецкий» — стали по другому понятна мотивация поступков некоторых персонажей и это еще одна из причин, по которой я перечитывал повесть.

Резюме:

Читателям — читать.

Автору — писать про мир.

Ване — читать больше классики, чтобы он понимал различные отсылки в современных произведениях.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 октября 2014 г.

Предыдущие авторы рецензий довольно полно анализировали произведение, поэтому остановлюсь на впечатлениях.

Первая ассоциация, которая возникла в голове, при прочтении романа — «Влюбленный дьявол» Жака Казота. Короткий роман о дьяволе, который решил пожить среди людей...

Эта история также о дьяволе среди людей. Но теперь нам представлена история из будущего, где дьявол играет в игры людей.

Задумка автора весьма оригинальна и по сюжету и по миру, в котором обитают герои. Но как у многих представителей «цветной» волны изящные игры с сюжетом и словами, красивости описания мира все это ни к чему, не ведет ни к какому развитию сюжета. И мы имеем разбег на рубль, а результат ... Придумали, создали, а что делать с этим миром и героями не знаем, зачем мы все это наворотили. И тут вступает в действие его величество «постмодернизм», а давайте как-нибудь вывернемся и дальше читатель сам выискивает смысл. То есть автор долго выстраивает «красоты» своего мира, а потом пытается разрешить все проблемы за десяток страниц.

Основная проблема — зачем вообще написано произведение. Нет некой сюжетообразующей цели. Фантастика должна звать во ВТУЗы, или фэнтези рассказывать о борьбе добра со злом. А тут одни вопросы...

Оригинальность чувствуется, но это «игра в бисер» без конца, а потому не все могут уловить всех хитросплетений игры.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 февраля 2017 г.

После двух огромных отзывов внизу писать о структуре произведения смысла нет. (Добавлю лишь, что пресловутой проблемы «все герои говорят одинаково», тут нет, и речь героев, и стилистика каждой главы проработаны. Многоголосье — всегда большой вызов для автора, и здесь с ответом на этот вызов всё отлично.)

Мне нравятся сложные по форме вещи, те, что заставляют высматривать хлебные крошки, находить соответствия, складывать из кусочков мозаику. Прикасаться к цветным пятнам на воде и смотреть как меняется узор.

В повести действительно очень многое остаётся за кадром — в обоих мирах, но ещё неизвестно, существует ли это «за кадром» вообще, или там просто тени на стене, и есть десяток душ, вырванных из небытия волей того, кто любит играть в игры. В любом случае, _ощущение_ атмосферы мира, погрязшего в отрицании собственного умирания, ощущение того, что называют «декадансом», есть. Мне этого было достаточно.

[Для меня] прелесть подобных произведений как раз в том, что после них остаются вопросы, к которым можно придумать самые разные ответы.

Оценка: 9


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх