FantLab ru

Чайна Мьевиль «Вокзал потерянных снов»

Вокзал потерянных снов

Perdido Street Station

Роман, год; цикл «Нью-Кробюзон»

Перевод на русский: Г. Корчагин, О. Акимова (Вокзал потерянных снов), 2006 — 4 изд.
Перевод на болгарский: А. Павлов (Станция Пердидо), 2008 — 2 изд.

Жанровый классификатор:


 Рейтинг
Средняя оценка:8.13
Голосов:1585
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


В гигантском мегаполисе Нью-Кробюзон, будто бы вышедшем из-под пера Кафки и Диккенса при посредничестве Босха и Нила Стивенсона, бок о бок существуют люди и жукоголовые хепри, русалки и водяные, рукотворные мутанты-переделанные и люди-кактусы. Каждый занят своим делом: хепри ваяют статуи из цветной слюны, наркодельцы продают сонную дурь, милиция преследует диссидентов. А к ученому Айзеку Дан дер Гримнебулину является лишенный крыльев гаруда — человек-птица из далеких пустынь — и просит снова научить его летать. Тем временем, жукоголовая возлюбленная Айзека, Лин, получает не менее сложное задание: изваять портрет могущественного главаря мафии. Айзек и Лин еще не знают, какой опасностью чреваты эти заказы — для них самих, всего города и даже структуры мироздания…

Входит в:


Награды и премии:


лауреат
Премия Артура Ч. Кларка / Arthur C. Clarke Award, 2001 // Роман

лауреат
Британская премия фэнтези / British Fantasy Award, 2001 // Роман — Премия им. Августа Дерлета

лауреат
Премия "Озон" / Prix Ozone, 2001 // Премия SFVO за лучший непереведённый роман на английском (Великобритания)

лауреат
Лучшие книги года по версии SF сайта / SF Site's Best Read of the Year, 2001 // НФ/фэнтези книги - Выбор Редакторов. 1-е место

лауреат
Премия Игнотуса / Premio Ignotus, 2002 // Зарубежный роман (Великобритания)

лауреат
Премия Курта Лассвица / Kurd-Laßwitz-Preis, 2003 // Лучший зарубежный роман

лауреат
Премия Академии НФ, фэнтези и хоррора / Cena Akademie Science Fiction, Fantasy a Hororu, 2003 // Зарубежная книга (Великобритания)

лауреат
Премия Академии НФ, фэнтези и хоррора / Cena Akademie Science Fiction, Fantasy a Hororu, 2003 // Научная фантастика (Великобритания)

лауреат
Премия Академии НФ, фэнтези и хоррора / Cena Akademie Science Fiction, Fantasy a Hororu, 2003 // Фэнтези (Великобритания)

лауреат
Премия SFinks / Nagroda SFinks, 2004 // Книга года

лауреат
Большая премия Воображения / Grand Prix de l`Imaginaire, 2005 // Роман, переведённый на французский / Roman étranger

лауреат
Японская премия "Гендерное чувство" / センス・オブ・ジェンダー賞 (Sense of Gender Awards), 2009 // Зарубежное переводное произведение (Великобритания; роман)

Номинации на премии:


номинант
Премия Джеймса Типтри младшего / James Tiptree Jr. Award, 2000

номинант
Всемирная премия фэнтези / World Fantasy Award, 2001 // Роман

номинант
Премия Британской Ассоциации Научной Фантастики / British Science Fiction Association Award, 2001 // Роман

номинант
Лучшие книги года по версии SF сайта / SF Site's Best Read of the Year, 2001 // НФ/фэнтези книги - Выбор Читателей. 2-е место

номинант
Хьюго / Hugo Award, 2002 // Роман

номинант
Небьюла / Nebula Award, 2002 // Роман

номинант
Сигма-Ф, 2008 // Перевод (Лучшее зарубежное произведение)

номинант
Премия Сэйун / 星雲賞 / Seiunshō, 第41回 (2010) // Переводной роман

Похожие произведения:

 

 


Вокзал потерянных снов
2006 г.
Вокзал потерянных снов
2007 г.
Вокзал потерянных снов
2014 г.
Вокзал потерянных снов
2017 г.

Аудиокниги:

Вокзал потерянных снов
2012 г.

Издания на иностранных языках:

Perdido Street Station
2000 г.
(английский)
Perdido Street Station
2001 г.
(английский)
Perdido Street Station
2003 г.
(английский)
Станция Пердидо (Том 1)
2008 г.
(болгарский)
Станция Пердидо (Том 2)
2009 г.
(болгарский)
Perdido Street Station
2011 г.
(английский)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  45  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 июля 2011 г.

Книга многословная и пустая.

Теперь, когда роману быстро и безболезненно отрубили голову, можно, не торопясь, обсудить неказистую жизнь покойного.

Начитавшись востороженных рецензий, я было решил, что «Вокзал потерянных снов» — бомба под стать «Вирту» Джеффа Нуна. Увы, сама книга последовательно развенчала все мои ожидания. Более-менее сюжет начинает проявлять себя спустя пару-тройку сотен страниц, первые сотни скучноваты и тоскливы, читал их буквально потому что «надо!». New Weird ведь, блин, революция жанра! С трехсотой страницы начались стандартные приключения отряда героев, на протяжении которых им несколько раз беззастенчиво помогал бог-из-машины, с особой жестокостью сбрасывая на головы врагов сюжетный рояль-в-кустах.

Из всей книги я не могу выделить ничего, что бы мне понравилось. Причем забавно, обзоры рецензий блещут поражающими воображение образами и эпизодами. Вот-те секс с жукоголовой красавицей, а вот — мэрия обращается за помощью к дьяволу, а тут вообще личинка в заднице! На самом деле подобных «нестандартностей» на километровое полотнище романа — кот наплакал.

Тема межвидового секса не раскрыта в двух маловразумительных сценах на пару абзацев =), личинка извлекается из прямой кишки мимоходом, а разговор с посланцеам ада после нескольких страничек заканчивается ничем — и больше ни дьявол, ни ад в книге не фигурируют. Возникает вопрос: зачем? Зачем это все надо? Специально напихать в роман фишек, чтобы опираться на них в продвижении книги? Или просто бездумно вплетать в повествование любые нити — и пусть висят себе? Или, например, героям надо протянуть кабели по городу — до того самого вокзала. Нелегкой жизни системных администраторов городской фентези уделяется страниц 10. Расписано это все донельзя детально, причем потом ни монтажники, ни встреченные ими персонажи больше не появляются и никак не «стреляют», равно как и не добавляют атмосферности миру, стереоскопичности его восприятия и т.п. Антон Павлович, я понимаю, это не пьеса, но нельзя ли сделать товарищу внушение? Ангела какого-нибудь во сне послать или там я не знаю...

Многочисленные расы неинтересны и, в конечном счете, не нужны, так как от людей не отличаются несмотря на всю их крылатость, жукоголовость и пр. Например какты — люди-кактусы, с шипами на зеленой коже — нечто вроде архетипизированных мексиканцев — мачете, физическая сила, уличные банды. Есть и роботы, самозародившийся ИИ (см. У.Гибсон, 80-е), и водяные, и люди-птицы. Все перечисленное выше подается в обзорах как восхитительное буйство фантазии автора. На мой взгляд, это выеденного яйца не стоит. Сесть и скрестить ужа с ежом может любой — но бессмысленные навороты не дают ничего ни уму, ни сердцу.

И самое-то плохое в том, что главные герои не вызвали у меня никакого сочувствия и переживания. Единственный раз за всю книгу мне захотелось, чтобы у них «все получилось» — чтоб роман поскорее закончился. Но и тут мои надежды не оправдались... А взять, например, для сравнения «Дверь в лето» Р.Хайнлайна или «Конец вечности» А.Азимова? Их герои — живые люди, самые настоящие, тут — сплошь картонные фигурки. Вот любовная связь главного героя (математика и человека) и жукоголовой скульпторши. Связь вся из себя шокирующая и необычная, герои стараются держать ее в тайне и т.п. Я все думал, как же так они вообще сошлись, что толкнуло в объятья столь разных существ? И дождался: уже под конец сказано несколько строк, мол, встретились на художественной выставке, пообщались через пень-колоду (флажковая азбука, дымовые костры, все дела) и сразу же заинтересовали друг друга. Почему заинтересовали, чем, с какого перепугу — об этом ни слова.

В общем, «Вокзал потерянных снов» — типичная пошлая фентези, без драйва, хорошего сюжета, живых персонажей и интересных идей.

А безголовое туловище закопайте поглубже.

Оценка: 3
–  [  39  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 августа 2008 г.

«Река виляет и изгибается навстречу городу, который внезапно возникает передо мной, тяжело врезаясь в пейзаж. Свет его огней растекается по каменистым холмам окрестностей, как кровоподтек от удара. Его отвратительные башни горят во тьме. Он давит. Я вынужден слепо преклониться перед этим гигантским наростом, образовавшимся в излучине двух рек. Огромная клоака, смрад, гул…»

Что это? Лондон, Пекин, или, возможно, какой-то промышленный городок в сердце России? Нет. Это Нью-Кробюзон. Добро пожаловать, хотя правильнее будет сказать – входите на свой страх и риск.

Приведенный выше отрывок – из пролога. Уже в нем, с первых же страниц «Вокзала…», Мьевиль начинает рисовать мрачные пасторали Нью-Кробюзона, трущобно-технологичного мегаполиса в околостимпанковском мире под названием Бас-Лаг. Автор сразу дает понять, что этот город – не просто арена сюжетных событий. Нет, в течение всего романа мы всестороннее познаем мрачную сущность таинственного и опасного Нью-Кробюзона. Автор беспощадно свел воедино все зловещие черты и типичные пороки разросшегося города. Бюрократия, коррупция, произвол милиции, нищета, разгул разномастного криминала, от всеохватного спрута организованной преступности до жестоких маньяков-убийц. Плюс вопиющий промышленно-буржуазный беспредел, со всеми вытекающими последствиями: плохой экологией и эксплуатацией рабочего класса. Примерно как у нас в XIX веке.

Чувствуется, Мьевиль знает, о чем пишет – он отлично разбирается в темной стороне городов, и каждый нюанс у него усугубляет общее угнетающее воздействие. А для наибольшей выпуклости Чайна еще и активно пользуется фантастическими элементами. Так, в его мире существует «переделка», позволяющая успешно вживить в человеческое тело различные инородные элементы, от звериных конечностей до стальных пластин. В результате на сцену выходят люди, переделанные для конкретных задач – тяжелой работы, войны, проституции. Опять-таки, скрытая аллюзия на земные реалии, а именно на притеснения социальных низов, вылепливаемых властями черт-знает-во-что.

Невооруженным взглядом заметна приверженность автора левым политическим взглядам, гипотетически роман мог бы быть издан у нас в советские времена, за идеологическую составляющую. Хотя вряд ли цензура дала бы добро многообразной жуткой небывальщине, которой до краев наполнен «Вокзал…».

Кстати о небывальщине. Хотелось бы привести любопытную цитату из интервью Мьевиля: «…Я всего лишь хотел сеттинг, который я мог бы использовать как вместилище всякой всячины, в которое мог бы бросить все, что мной придумано... «Нью-Кробюзон» не был спланирован, он сгустился из беспорядка в моей голове». И действительно, роман чрезвычайно насыщен всевозможными идеями. Сумрачный, безнадежно больной город в фэнтэзийной окантовке – это только одна из них, пусть и основополагающая. Из беспорядка в авторской голове смешалась удивительная субстанция, в которой нашлось место магии, науке и квазинауке, технике, эзотерике… этцетра, этцетра, этцетра. В общем, есть на что посмотреть.

Еще Мьевиль вывел в книге несколько невиданных рас, с пылу с жару из воспаленного воображения. Тут и люди-кактусы, и люди-птицы, и жукоглавы. Обращают на себя внимание водяные, позаимствованные из русского фольклора. Полным-полно всяко-разных ненормальных гибридов, в том числе уже упомянутых «переделанных». Человек с крабьей клешней вместо руки – это еще самый безобидный пример. Видимо, Чайна неравнодушен к вивисекции, настолько обширно разрабатывается данная тема. Чистый остров доктора Моро. Но, как ни странно, все это безумие не кажется смешным. Уверяю, при чтении «Вокзала…» содрогнется даже видавший виды поклонник хоррора.

От начала и почти до конца автор бесперебойно плодит новые сущности, не давая угаснуть алчному огню читательского интереса. Искусственный разум, параллельные измерения, магическая радиация; экстрасенсы, гигантские пауки, демоны… не всё описывается в подробностях, но и пары фраз Мьевилю достаточно, чтобы разжечь любопытство. Он взывает к воображению, к старым детским вопросам вроде «А что было бы, если бы у человека вместо руки был пистолет?» или «Кто победит: гигантский паук или робот?». Раньше ответы можно было найти лишь в своих фантазиях, теперь же можно обратиться к услужливому фантазиону Чайны. Он словно фокусник, достающий из своей шляпы все новых и новых кроликов. И очевидно, что запаса этих «кроликов» ему хватит еще на много книг вперед.

Однако Мьевиль не только выдумщик, но еще и умелый стилизатор. В чужих руках весь богатый паноптикум фантазий мог бы зачахнуть, у Чайны же он расцветает, будучи облеченным в изысканные словоформы. Нестандартные идеи и подаются нестандартно, не в банальных формулировках, а в избыточно-подробных, изощренных, пространных и оригинальных словоизлияниях. Автор крайне изобретателен в описании грязи и болезней большого города; его неиссякаемый словарный запас кишит свежими метафорами, позволяющими найти наименование даже для еле заметных токов в окружающем пространстве, вырисовать мельчайшие оттенки черного на босхическом полотне. На каждой странице — пыль, гул, слякоть, ветхость, вонь, гниль... Мьевиль беспрестанно сгущает краски, методично создавая атмосферу старого города, где каждый сантиметр пропитан пороками, равнодушием и дряхлостью. С непривычки можно просто захлебнуться в этом вязком зловещем вареве; да и иногда Чайна чрезмерно увлекается подобным эстетством. И все же его блестящий стиль и слог заслуживает только высшей оценки.

Я еще ни слова не сказал о сюжете и героях «Вокзала…». И неспроста, ведь эти элементы Мьевиль не ставит во главу угла. От персонажей не стоит ждать глубин психологии, им не слишком-то сопереживаешь. Это переменные, это жалкие рабы тяжко нависающего над всем Города. Впрочем, картонных образов в романе тоже не встретишь. У каждого – своя убедительная мотивация, под все действия подведена логическая подоснова. И сюжет, следовательно, выглядит вполне стройно, без роялей в кустах и прочих глупостей. За развитием весьма увлекательной истории следишь с интересом, напряжение к финалу возрастает, злоключения основных героев все-таки вызывают сочувствие.

Автор безжалостен к своим подопечным, он словно отстраненно наблюдает за возней жуков в стеклянной банке, с холодным любопытством гадая, кто победит. Лишь к финалу в тоне Чайны появляются грустные нотки с примесью безнадежности. Вообще, развязка оставляет тягостно-меланхоличное послевкусие, совершенно особенное, не похожее ни на какие другие литературные переживания. «Я думаю, что лучшая фэнтэзи говорит о неприятии утешения», — сказал Мьевиль в одном из интервью. И действительно, утешения в «Вокзале потерянных снов» не найти. Скорее уж он способен вогнать в легкий депресняк.

Следует отметить, что роман открывает «Нью-Кробюзонский» цикл, но при этом не обрывается на полуслове, зазывая читателей на покупку продолжения, нет, это абсолютно цельное и законченное произведение.

***

Подведем итоги. Итак:

«ВПС» стоит читать, если:

[*] Вы хотите убедиться, что в фэнтэзи можно избежать штампов, и прочитать что-то по-настоящему оригинальное

[*] Вы хотите узнать, что значит по-настоящему богатое воображение, и увидеть, как в одной книге мастерски совмещаются магия, наука, техника и эзотерика

[*] Вы хотите побывать в одном из самых колоритных фэнтэзийных городов – Нью-Кробюзоне

[*] Вы любите разнообразных монстров и чудищ, необычные расы и т.д.

[*] Вы разделяете левые политические убеждения Мьевиля

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

«ВПС» не стоит читать, если:

[*] Вы хотите прочесть что-то жизнеутверждающее, утешающее

[*] Вы не переносите жестокие и отталкивающие сцены

[*] Вы ждете от книги прежде всего погружения во внутренний мир, психологию героев

Оценка: 9
–  [  32  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 февраля 2012 г.

Я пытался для себя сформулировать впечатление от этой книги и пришел к такому заключению: Мьевилль пишет утомительно. Скучно. Автор придумал мрачный город и населил его разнообразными – мрачными по большей части – обитателями, которые влачат свое – мрачное по большей части – существование наперекор судьбе – тоже, естественно, мрачной. Мьевилль постоянно нагнетает атмосферу, однако эффект достигается обратный: однообразные описания очередной говноречки и говноулицы, застроенной говнодомами, начинают раздражать. И в целом возникает ощущение, будто писатель выдает текст натужно, давит его наружу, утомляя и себя, и читателя.

Практически любую ситуацию Мьевиллю удается завалить совершенно неподъемным ворохом слов. Описание того, как в конце романа тянули кабель, — просто-таки наихарактернейший пример. Когда я наткнулся на первые фразы про разматывание бухт, то понял: сейчас начнется. И действительно, несколько унылейших страниц унылейшие люди наиунылейшим образом тянули этот сраный кабель. Удивительно, что автор не посвятил данному эпохальному событию пару глав. Скучнейшая многословность – главная беда «ВПС», и к концу книги я, говоря откровенно, приполз как после марафона, с языком на плече.

При этом нельзя сказать, что в романе не за что зацепиться. Есть любопытные персонажи; есть эпизоды, когда ты думаешь – «ну вот, вот сейчас, перспективно, подсекай!»; есть даже некоторая идеологическая и дискуссионная база. Но все это погрязает в скучной словесной избыточности, как Нью-Кробюзон – в мотыльковом дерьме. Автор не умеет менять ритм, не умеет переключать передачи и даже динамичные сцены играючи зашибает своим неудержимым многословием. И все это тянется, тянется, тянется…

На этом фоне интерес к сюжету, судьбе героев и их душевным терзаниям сначала пропадает, а потом уже хочется, чтобы кто-нибудь поскорее сожрал их к чертовой матери и выплюнул непережеванное в ближайшую говноречку. Потому что каков бы ни был задуманный автором конец, он воспринимается как долгожданный хэппи-энд.

Оценка: 3
–  [  25  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 октября 2007 г.

Одним из центральных идей, вокруг которых выстроена книга — это образ Нью-Кробюзона. Гигантский город, который кажется воплощает в себя все. Это настоящий Вавилон, пугающий и притягательный одновременно. Город контрастов с олигархами и огромной прослойкой отверженных. Человеческий город, в который уже давно вселились представители самых разных рас и видов. В этом городе можно легко найти свое место в жизни, и можно также легко потерять жизнь. Это Нью-Кробюзон, взрезающий небо пиками административных башен, раскинувший свои щупальца пригороды во все стороны, и даже зарывшийся в глубь почвы. Этот город живое существо, которое без труда переваривает отдельные личности и встраивает то что получается в свое гигантское тело. Он не жесток, он просто существует в иной системе координат, чем люди или другие разумные расы, описанные в романе. Мьевилл поймал образ современного мегаполиса и талантливо проецировал его в фантастический мир, смешав вместе черты реального и фантастических миров. Он сумел найти место в Нью-Кробюзоне и для фэнтезийной магии, и для стимпанковской науки. «Вокзал потерянных снов» удивительно оригинален, хотя для большинства составляющих можно найти какие то аналоги, если задаться такой целью. Хотелось отметить только одно, на Мьелвилла совершенно явно оказали влияние Пик и Кафка. И самым главным в книге для меня было описание того, как Нью-Кробюзон постепенно ломал главных героев, проводя их через какие то этапы выбора, заставляя шаг за шагом, предавать свои прежние убеждения. Что то мне подсказывает, что Лин не долго прожила после окончания романа.

Вторая важная идея, которую активно эксплуатирует Мьелвилл — это человечность/нечеловечность разума. В романе выведен целый ряд персонажей, занимающих весь спектр возможных вариантов. И Ткач, и Бог-Машина совершенны нечеловечны в своем поведении, только в силу того, что используют только половину человеческого разума. Условно лево и правополушарные. Однако их еще можно понять, их поведение можно предсказать. Еще более нечеловечным был поток сознания Мотыльков. Но опять можно попытаться совместить его с поведением животных и получить какой то аналог. Но самым любопытным мне представляется гаруда — их нечеловечность это плод мечтаний анархистов, абсолютная свобода с минимумом законов, регулирующих поведение. Самое страшное преступление соответственно лишение кого то возможности выбора. Не уверен, правда, что выбор это всегда синоним свободы, но такая точка зрения имеет право на жизнь.

Собственно сюжетная фабула разворачивается вокруг двух странных заказов, которые получают ученый и его подруга — получеловек/полунасекомое — хепри. Попытке дать возможность летать гаруде, которого за неведомое преступление лишили крыльев и попытке изваять статуи мафиозного босса предстоит стать катализатором запустившим цепочку необычных событий.

Отличный роман, образный, умный, тщательно сконструированный — 9/10

Оценка: 9
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 сентября 2012 г.

Что хочется по первости сказать, так это, что ВПС очень неоднозначное произведение. Конечно, автор стал уже культовым на нашем сайте, был в рекомендациях, получал и получает премии и награды в области фантастики. Но я до сих пор не был знаком с его творчеством и вот решил познакомиться так сказать с первым знаковым его произведением. Так оказалось ли это знакомство удачным? Сложно сказать. С одной стороны, да, я смог оценить насколько силен Мьевиль, что он оригинален и нов. С другой – ВПС это огромное произведение больше чем на 800 страниц. Я в своей жизни вообще такого размера читал всего несколько романов. И для таких больших книг у меня всегда жестче критерии оценки. Чтобы такой роман мне понравился, он должен цеплять от начала до конца и в финале ошеломлять, концовка просто обязано сразить наповал.

Так что же ВПС? Читать мне было его сложно, местами было интересно, а местами скучно. По мне так его спокойно можно было бы сократить вдвое, тогда бы он был более динамичным и интересным (конечно ИМХО). Наверное другие могут мне возразить, что этот объем за счет закрученного сюжета и для более полного раскрытия мира, который придумал автор – город Нью-Кробюзон. Да, город конечно интересный, необычный и пугающий, да и сюжет цельный без провисаний. Но, много всяких но, например всё очень тускло, мрачно, как-то гнетуще и безрадостно, весь город пропитан какой-то серостью. По началу я ненароком его сравнивал с Анк-Морпорком Пратчетта, есть что-то общее, но и очень много отличий. Мьевиль не идёт по проторенной дороге и придумывает своих живых существ и расы. Чего стоят только одни Хепри, я пытался много раз в голове представить образ этих существ и всё время представлялось что-то неприятное и мерзкое. От этого я никак не мог представить, что главный герой человек любит самку хепри. Ясно дело, что это такая задумка автора, игра на контрастах. Это я могу понять, но вот сами существа придуманные автором, которого хвалят как отлично совмещающего фэнтези и научную фантастику, они мне не настолько понравились. Оригинальность в придуманных существах присутствует, но вот какой-то логичности (хотя бы в рамках мира) я так и не увидел. Может быть в других книгах по этому миру и прояснится их происхождение, но я не могу себе представить зачем эволюция или боги в этом мире скрестили человека и жука и получился человек с головой в виде жука. Зачем? Это я несколько раз так за книгу восклицал безмолвно. А какты? Ходячие кактусы, зачем они? Водяные мне понравились, есть что-то в них, но вот какты, а давайте ещё елей придумаем, ходячих елочек с игрушками или сосен. Конечно, я придираюсь, но такой вот я, если я читаю 800 страниц книги, то я должен все эти страницы получать удовольствие, здесь же некоторые задумки автора меня явно напрягали.

Но главное это всегда концовка, какая бы тяжелая книга не была, о последние 10-20 страниц книги могут исправить всё впечатление о ней. К сожалению в этот раз это не получилось .Финал в духе всей книги, который завершает начатый сюжет, но не ставит никаких интересных лично для меня вопросов и не дает таких же ответов.

Что в итоге? А в итоге лихо закрученный сюжет, мир с кучей интересных (и не очень) придуманных сущностей (за бога из машины конечно респект, но, к моему сожалению, этот бог оказался слишком человеком с его людскими стремлениями к власти, а не настоящим электронным разумом, которого я так ждал), неплохие персонажи (которые иногда обрываются на каком-то невразумительном моменте) и, в общем-то, всё. Потому оценка такая, какая она есть. Она без натяга, но от такого автора как Мьевиля (конечно из-за хвалебных отзывов у нас на сайте) я ожидал чего-то большего, тем более такой большой роман.

Оценка: 7
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 марта 2012 г.

Мьевиль страдает тем же пороком, что и, пардон, некоторые мужчины — периодически сбивается с ритма )) Я не знаю, как еще это описать: у него встречаются отличные, очень динамичные страницы, полные мгновенно меняющихся событий, напряжений и тд, когда действительно *интересно* и не хочется отрываться от книги. Но они сменяются длинными, скучными и никчемушными периодами — двадцать страниц про то, как тянут по городу пресловутый кабель, на что не пожаловался только ленивый. Пафосные и скучные излияния Ягарека (зачем они там вообще)? Все это очень сбивает достигнутый за счет этапажности текста и стремительности сюжета уровень напряжения практически до нуля. Дорогие читатели, кагбэ говорит автор, я сейчас остановлюсь, подышу, а потом мы продолжим. Ок, продолжим, но необязательно в момент восстановления дыхания безостановочно нудеть — даже Дюма с построчной оплатой так не делал. Собственно, это основной минус романа, по моим ощущениям.

Со всем остальным, пожалуй, можно вполне смириться — если подходить к тексту без предвзятости. Я счастливый читатель, не имеющий привычки и не умеющий визуализировать — поэтому обилие грязи, кишок, крови и прочих физиологических жидкостей, а также насилия и паразитов меня не сильно смущает. Тем более, что в отличие от Паланика, они все же существуют не сами по себе, но как часть антуража, оригинального мира Нью-Кробюзона. Который, к слову, именно этим-то и отличается приятно от большинства остальных фантастических миров, в которых все мостовые чисто помыты, волшебники почтенны, крестьяне довольны, правители мудры, кумачи пламенны и дальше по тексту. В таких мирах тоже могут происходить очень интересные события, точно так же, как театральная постановка может полностью увлечь — но все равно ты четко осознаешь, что вон та гора нарисована на полотне, дверца в замке ведет всего лишь за кулисы, и все декорации колышутся ветром. Мьевиль же выдает на-гора огромный объем ненужной, в общем, для сюжета информаци об окружающем мире (и зачастую довольно нелицеприятной), но именно эта информация в сочетании с ее нелицеприятностью создают эффект если не достоверности, то присутствия. Мир Нью-Кробюзона огромен, это ощущается, и герои в своих похождениях захватывают лишь небольшую его часть. Именно этим он, собственно, и интересен — как мир, существующий в том числе там, где, фигурально выражаясь, не ступала нога ни одного из героев. Я такие миры очень люблю, ценю и про Нью-Кробюзон по этому поводу еще с удовольствием почитаю.

Собственно, к сюжету этого романа — не знаю, то ли это плюс автору, то ли минус, то, что сначала побежали в одну сторону, потом в другую и, наконец, в третью. Первую половину текста нельзя даже близко предположить не то, чем все закончится, а куда все пойдет в целом. При этом начатые сюжетные линии (которые в начале кажутся основными) тоже не остаются в подвешенном состоянии, но просто отходят на второй план как менее важные и срочные. Сюжетные линии, к слову, весьма разнообразны: тут и проект помощи несчастному птицеобразному созданию, в результате наказания за таинственное преступление лишившемуся крыльев; и скульпторша, ваяющая в полный рост жуткого мафиозного босса; и, наконец, ловля зловредных созданий из другой реальности, терроризирующих город. В принципе, они интересны не сами по себе даже, а через то, каким образом они поданы: по ходу действия текста появляется множество новых персонажей, мест, информации и мире, и вся она очень логично и аккуратно укладывается вокруг предыдущей, нарастая этаким культурным слоем. Именно в создании культурного слоя и его проработки, по-моему, Мьевилю в фантастике мало равных.

Некая схематичность персонажей и их психологии в этой связи — не то чтобы большой недостаток. Тут уж либо антураж, либо психология, совместить то и другое удавалось мало кому из бессмертных классегов. При этом к логичности действий героев, а также их человеческим слабостям, недостаткам и достоинствам как раз нет претензий. Просто суть отношений между героями не расписана особо — но за скоростью движения сюжета на нее и нет времени. Да, никто из главных героев (а таковыми можно считать, пожалуй, Айзека, Дерхан, Лин и Ягарека) не вызывает особой симпатии и сочувствия. К тому же у Мьевиля герои вокруг мрут, как мухи, с ними периодически случаются такие жуткие, но сюжетно логичные вещи, что подсознательно и не тянет ни к кому привязываться. Бывают романы о характерах и романы об обстоятельствах. Где-то я увидела фразу о том, что вся классическая литература — это литература о противоборстве характера и обстоятельств, или даже исключительно о противоборстве характеров. В этом плане Мьевиль — чистый анти-классик, поскольку «Вокзал» — роман исключительно об обстоятельствах, а характеры там дело десятое. Что не делает его лучше или хуже с точки зрения вечности, конечно. Впрочем, нет, один персонаж все-таки вызывает во мне нежную симпатию и интерес — это Ткач. Ткач is love. С другой стороны, он тут как раз deus ex machina, и в меньшей степени, чем остальные, подвержен риску «внезапной смертности» — нему испытывать читательскую симпатию как-то надежнее. В остальном же злоключения героев вызывают интерес ровно постольку, поскольку они связаны с движением сюжета, а в остальном оставляют равнодушными (поэтому самый конец так скучен и вял).

Напоследок хочу похвалить перевод, он действительно хорош, и адекватно перевести многочисленные имена, названия, топонимы и термины (которые как раз и придают тексту особую прелесть) — это большой труд.

Оценка: 8
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 марта 2008 г.

Чайна Мьевилль – писатель нового поколения и сравнительно молодой. Но молодость не порок, а одно из его достоинств, ведь благодаря этому он смотрит на простые вещи реформаторским представлением, а не консервативным. Мьевиль дает весьма не стандартное описание образов и явлений, а так же различных персонажей.

Больше внимание автор уделяет атмосфере происходящего, а так же городу в котором происходит действие романа. Город-государство Нью-Кробюзон скорее является изнанкой, темной стороной Нью-Йорка или Лондона, хотя он напоминает их очень отдалено. В Нью-Кробюзоне царит: жестокость, расизм, неповиновение властям, развита оппозиция. Населяют город, помимо людей, различные расы и существа: люди-кактусы, хепри (самцы — большие жуки, а самки – жукоголовые женщины), водяные, гаруды (люди-птицы), «переделанные» и другие обитатели. «Переделанные» — это чаще люди, обычно бывшие преступники, наказанием для которых послужило удаление конечностей и пересадка на их место конечностей животных или других существ. Некоторые переделанные выглядят весьма ужасающе, а повезло среди них лишь тому, кто подвергся незначительному увечью. Например, цитата: «Девушка лет пятнадцати, не старше. Она стояла на четвереньках, руки ноги были нечеловеческие, собачьи».

Главные действующие лица романа – профессор Айзек Дан дер Гримнебулин и его жукоголовая любовница Лин. Причем автор с дотошностью описывает их интимную близость, пытаясь сыграть на контрасте взаимоотношения человека и другого существа. Амбициозный ученый Айзек заключает договор с гарудой Яагареком по вживлению последнему имплантантов, которые смогут заменить утерянные крылья. Одному нужны были деньги и амбициозный творческий проект, а другому – смысл всей его жизни. Айзек, Лин, Яагарек – хоть и сильно связаны различным отношениями между собой, но каждый из них скрывает «недоговорки», которые в дальнейшем разрушат их отношения. Писатель, таким образом, показывает в «шкурах» своих героев обычных людей, которым свойственны недостатки и просчеты. Автор, к тому же, широко не освещает «что есть хорошо» и «что есть плохо», а дает читателю задуматься и самому сделать вывод из происходящего. Ведь предательство Айзека по отношению к Яагареку весьма не однозначное, а скорее поступок вынужденный по ситуации, но безусловно не оправдывающий ученого. Яагарек же, несмотря на свою загадочность, робость и молчаливость — персонаж справедливый и во многом положительный.

Обитают в Нью-Кробюзоне и не менее интересные, и если так можно выразиться — «уникальные персонажи», которые крепко связаны с сюжетом романа. Ткач – гигантский паук, который перемещается в пространстве по средствам своей паутины и обладает сверхсилой. Не смотря на свою загадочность, Ткач – жестокая, суровая и не предсказуемая личность, и если у него есть справедливость, то только по отношению к своему миру. Сложный алгоритм построения его речи так же необычен, как и его внешний облик. Другой, не менее интересный персонаж – Железный совет, который представляет собой искусственный разум обитающий на свалке и стремящийся захватить власть над городом. В концовке романа встречается Джек-полмолитвы – «переделанный» с клешней насекомого, легендарный беглец, преступник для властей и защитник угнетенных ночного города.

Конфликт в романе заключается между тремя противоборствующими сторонами – городскими властями, тварями высасывающими разум и преступником Айзеком с его командой (в которую можно с натяжкой отнести и Ткача). Каждую из шести частей романа автор заканчивает небольшим отступлением – размышлениями другого персонажа. Такой подход выглядит не только весьма оригинально, но дает возможность проникнуться мыслями Яагарека.

Концовка получилась весьма загадочной, с претензией на будущий сиквел (следующий роман называется «Шрам»). Последние слова особенно завораживают: «Я больше не тот бескрылый гаруда. Тот умер. У меня новая жизнь… Я ухожу в город, который стал моим. Я — не птица и не гаруда… Я – человек».

Оценка: нет
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 июля 2015 г.

Нью-Кробюзон. Этот город боится меня. Я видела его истинное лицо, улицы — продолжение сточных канав, а канавы заполнены кровью. И когда стоки будут окончательно забиты, то вся эта мразь начнёт тонуть... Когда скопившаяся грязь похоти и убийств вспенится им до пояса, все шлюхи и политиканы посмотрят вверх и возопят: «Спаси нас!», а я прошепчу: «НЕТ».

(ну ладно, ДА — последний раз, слышите? хоть вы этого и не заслужили)

Чайной Мьевилем написан не один город — только Лондонов штуки три, инопланетный Послоград, а еще двойной Бещель/ Уль-Кома. Но зловонной жемчужиной градонаписания ЧМ остается гигантский нарост в излучине двух рек — Нью-Кробюзон. Город в постоянном движении, как труп, пожираемый изнутри личинками. Честно говоря, «Вокзал потерянных снов» мог бы быть просто путеводителем по этому мегаполису, без всяких там сюжетов или отношений между героями — и все равно книга была бы потрясающая, с главами вроде «100 злачных заведений со странными названиями» (на первом месте — пивная «Умирающее дитя»), «Правила жизни в Нью-Кробюзоне: почему не стоит обниматься с человеком-кактусом», «Лучшие изделия водяных» (гарантия — 1 час).

Но все-таки сюжет здесь есть, и представляет он собой сражение жителей города с нависшей над ним нешуточной угрозой. Пока Нью-Кробюзон грязнет в коррупции, источает миазмы греха, захлебывается в нечистотах и делает прочие вещи, положенные мегаполису, происходит несколько удивительных стечений обстоятельств: один чиновник решает подзаработать, другой — рассказать правду, пакет с наркотиком оказывается в нужное время в нужном месте, а в роботе-уборщике зарождается способность мыслить. И вот уже город не может спать от кошмаров, и все больше людей превращаются в овощи (нет, не в прямом смысле, как вполне можно было бы ожидать от автора).

«Вокзал...» — это внезапно антиутопия, где каждый может оказаться переодетым полицейским, а проявления инакомыслия жестоко подавляются властью. Чайна Мьевиль вообще постоянно обманывает ожидания. Например, книги его наводят на мысль о неимоверном количестве поглощаемых запрещенных стимуляторов мозговой активности, а фотографии свидетельствуют о регулярных занятиях спортом и здоровом питании. Касательно романа: роскошные эпизоды встречи с послом ада, воздушной битвы паразитов-рукохватов со злодейскими мотыльками, поход на небоскреб к гарудам не несут в себе ни малейшей пользы для развития сюжета, а сделаны для того, чтобы автор мог с разных сторон продемонстрировать свое истекающее слизью творение. Человек, с риском для жизни осуществивший безумный план для борьбы с городскими хищниками, трусливо сбегает от тяжелого объяснения с другом. А там, где согласно отзывам должна находиться порнуха с жуками, обнаруживается трогательная и неловкая история любви стареющего ученого-тюфяка и молодой наивной художницы-бунтарки. Кроме того, Чайна иногда просто утомителен в своем многословии и описании подробностей: там, где можно обойтись запиской, он вырезает свое послание на половинках ножниц, затем эти половинки раскаляет, и в отсветах на потолке мы можем прочитать искомое.

Книга настолько атмосферная и визионерская, что не дай ей бог воплотиться в виде фильма или компьютерной игры: это будет уже слишком.

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 сентября 2014 г.

Читал «Вокзал потерянных снов» долго, пытаясь испытать восторг, демонстрируемый фанатами Мьевиля, и недоумевая по поводу своего безразличного восприятия книги, хотя меня постоянно пытались «шокировать» или «прокошмарить». К тому же, оказалось, что это было самое короткое приключение, обрамленное многословием 800-страничного повествования, нередко лишенного всяческого смысла и цели, но грамотно маскируемого ненужными и ничего не значимыми деталями. Одно только многостраничное описание «кризисной энергии», непонятно для чего изобретенной и весьма туманно примененной, делает книгу маловнятной, иногода нелепой и часто просто глупой. Да и содержание этого толстенного романа больше напоминает какой-то не очень вкусный и странный коктейль вроде кока-колы. Смесь стима, рибо, био-панка с фанком, персонажей вроде мутантов из фантастики 1930-х и мифологических существ из индуистского пантеона типа гаруд, чародейства, каких-то заимствований идей из НФ-книжек на вроде одлновременного существование в нашем и не нашем мире и времени, все-это хорошенько взболтано. перемешано, сдобрено щепоткой межвидового секса и предложено прочесть. Ну вот и прочел. До сих пор не решил, буду читать «Шрам» или не буду. Одно ясно: восторгов, которые сподвигли меня прочесть эту книгу, я не разделяю.

Оценка: 5
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 сентября 2009 г.

Мьевиль написал самый реальный из всех миров, о которых я когда-либо читала.

У меня вряд ли хватит смелости вернуться туда во второй раз.

О чем эта книга? Для меня — о страданиях.

Есть пределы человеческого страдания, за которыми нас ждет смерть и освобождение.

И это правильно — должны быть границы боли, за которые человек не должен никогда переступать.

Есть пытки, в самом начале которых люди обязательно должны умирать, а не выживать сквозь них. Есть боль, которую люди никогда не должны знать.

Но то, что в глубине нас — душа, стержнь — часто оказывается сильнее этих милосердных законов и отказывается им подчиняться.

И тогда... мы выживаем. Поднимаемся. То, во что мы превратились. То, что от нас осталось.

Мьевиль написал о Городе, куда уходят эти люди — пережившие то, что никогда не должны были узнать человеческое тело, нервы и мозг.

Но еще эта книга об ответственности, которая приходит со свободой выбора.

Люди, которые смогли причинить другим людям, да вообще живым чувствующим существам, ту боль, которую описывал автор — у них ведь был выбор.

Как у врачей, которые работали на нацистов в концлагерях. Как у сотрудников безопасности, которые применяют любые методы допроса заключенных.

Их ответственность — это потеря, отсутствие одной вещи. В Нью-Кробюзоне вообще наблюдается ее значительный дефицит.

Душа.

Там есть много всего — гордость, смелость, стойкость, борьба, хитрость, талант, амбиции, мечты, голод, но душа вместе с весной покинули этот мир.

Там есть те, у кого отобрали душу, и есть те, кто сам выбрал потерять ее.

Вообще Мьевиль решил — шокировать так шокировать. У меня странное впечатление о его мире — с одной стороны это твердая 10, а с другой — такое ощущение, что вернулась из путешествия по одному из пригородов Преисподней.

Не могу сказать, что я нашла в героях что-то мне симпатичное. Айзек у меня не вызвал никакой симпатии, но я к нему отношусь с личным предубеждением, которое у меня образовалось еще с первой страницы, когда утром он достал паразита из своей задницы. В вопросах гигиены я консервативна до жути — если мужчина спит с девушкой, у которой есть свои паразиты, с ним что-то не так. Ну а два его более поздних поступка окончательно меня убедили в том, что он никчемный представитель сильного пола — когда он не пошел за своей жучихой, даже зная, что ей поотрывают все сяжки и вскроют панцирь, и малодушно послушал Лемуэля, и когда в конце он бросил гаруду, который тоже был малость не в себе видимо. На мой взгляд, эпизод с выщипываньем перьев — окончательный признак того, что Мьевиль имеет склонность к садо-мазо.

Переделанные... Что я могу сказать — никто из читателей не забудет этих персонажей. Но... я в ужасе от того, что человеческий мозг решил создать такие картины. У меня есть вера, глупая, но давняя, что писатель несет ответственность за миры, которые создает. Мы поверили в этот мир, в этих персонажей. Каждый из нас. Мы видели этот Город, его обитателей, представляли их боль, мучения. Что создает богов и миры? Вера. Мы верили.

Сон разума порождает чудовищ. Надеюсь, мы не стали теми богами, которые вдохнули жизнь в Нью-Кробюзон в каком-нибудь далеком измерении.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 сентября 2008 г.

Ну что ж, вот пришло время и мне прочитать этот необычный роман. Хотя должен признаться, мое знакомство с этой книгой получились совсем не такими, как у всех. Дело в том, что у меня все было наоборот — вначале я прочитал все рассказы Мьевиля (и между ними, например, отдельный рассказ о Джеке-Полмолитве; да, да, о том самом, что мелькнет в конце «Вокзала»), да и куча отзывов и рецензий по поводу, собственно самого «Вокзала», естественно, не прошли мимо меня. Так что со стилем Мьевиля я был уже хорошо знаком, да и вообще о чем (и главное — как) будет идти речь в «Вокзале» — уже очень хорошо себе представлял. Да и опыт читательский у меня уже накопился достаточно большой (тем более, я вообще любитель «странных» вещей), так что подготовка у меня была еще та, и удивить меня чем-либо было уже трудно. Но, тем не менее, Мьевилю это удалось. Может быть, буквально шок, как многие, я и не испытал, но огромное удовольствие от книги я получил. И это самое главное. И надо признать, удовольствие я это получил вопреки всему тому «багажу», что описал выше. Хотя, может и все наоборот — не вопреки, а благодаря. Не знаю, но это отдельная тема для разговора сама по себе. Но мы сейчас не об этом.

Итак, первым, что приходит на ум, при чтении этой книги — что все это очень оригинально, дивно, странно, и необычно. Собственно, сюжетно нам рассказана довольно трагическая история — о борьбе и о любви, о вине и наказании, и конечно же о дружбе. История — о том, как группа разнородых героев, наперекор всему, борется и побеждает метафизическое зло. Причем, сюжет настолько разнообразен, и так сильно закручен, что многим другим писателям этого казалось бы с лихвой хватило бы на многотомный сериал. Но не для Мьевиля. Как заправский фокусник, он то и дело достает из рукава все новые и новые фокусы, все новые и новые «вкуснятинки» и и необычные идеи, когда казалось бы придумать что-то еще новое уже физически невозможно. Но и это еще не все. Весь этот разнообразный винегрет совсем не кажется эклектичным и искусственно собранным. Наоборот, Мьевилю удалось сварить из этого всего такое вкусное варево, что вкусно оно везде, где ни хлебнешь. Хотя, конечно, я не буду первым (а также и последним), если скажу, что главный герой романа, собственно, главный стержень книги, вокруг которого все вертится, это совсем не сюжет, это прежде всего сам город. Собственно, сам образ Нью-Корбюзона, по сути города-государства, огромного мегаполиса, мрачного, давящего, грязного, шумного и вечно больного, но в тоже время и очень необычного и притягательного центра мира, на мой взгляд, уже сам по себе, просто самодостаточен. Город, где люди живут, чувствуют, любят и ненавидят, умирают и убивают, где умудряются уживаться многочисленные расы, и человеческие, и не очень, и мутанты, и переделанные, причем все они имеют свою собственную историю, собственную культуру и философию, собственный язык и архитектуру, и даже собственных богов, наконец. Город, где тысячи улиц и переулочков, где сотни промышленных предприятий и ремесленников, и частных лавочек, где сточные каналы соседствуют с фешенебельными кварталами и свалками, город, где полно наркотиков, милицейских ищеек и шпионов, где полно преступников, магов, ученых, да и просто разного отребья. Все эти мотивы так замысловато переплетаются, так замысловато мутируют друг в друга, что создают совершенно необычный жанр, новый гибрид. Которому и названия-то, подобрать практически невозможно. New-Weird, говорите? Ну что ж, пусть будет New-Weird. Новое-странное. Как нельзя лучше подходит, по моему. Вот так, между прочим, и рождаются новые жанры.

Что еще. Надо сказать, недостатки у романа тоже есть. Хотя, на мой взгляд, только один. Это, как мне показалось, некая общая небрежность и поверхностность. Но они теряются на фоне всех остальных достоинств.

И в конце, если подвести итог одной фразой, то я бы сказал так. Это необычный роман о необычном городе, где даже Ад имеет свое посольство.

Оценка: 9
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 мая 2016 г.

Долго вынашивал отзыв на этот роман, ибо после прочтения остались самые противоречивые впечатления. Книга очень неровная: автор то радует действительно богатой фантазией, разражаясь вереницей красивых образов и смелых задумок, то впадает в беспросветное занудство, акцентируя внимание на несущественном и забрасывая читателя ворохом ненужных деталей. Но обо всём по порядку.

Пожалуй, в первую очередь хочется отметить очень колоритный и продуманный мир. От начала и почти до самого конца повествования автор будет скурпулёзно описывать новые места и новых существ. Тут нашлось место фольклорным водяным, жукоголовым существам, «переделанным» жертвам вивисекции, роботам и многим другим. Весь этот цирк с конями выписан со всей тщательностью и грамотно переплетён, а потому воспринимается очень даже адекватно. С той же тщательностью описывается и сам город — огромный грязный мегаполис в стимпанковском стиле, заполонённый преступниками, нищими, чернорабочими и другими интересными личностями. Автор живописует улочки, покрытые слоем хлюпающей под ногами грязи и прогнившие ветхие здания, а над ними высятся сверкающие правительственные небоскрёбы. Так как язык у автора богатый, в процессе чтения город предстаёт перед читателем во всей своей гротескной реалистичности. Благодаря подробным описанием и куче деталей, в город погружаешься с головой и будто чувствуешь смрад, исходящий от улиц бедных районов, и настроение, царящее на фабриках, где люди вкалывают без передышки. Несмотря на то, что жанр романа относится к фэнтези с примесью стимпанка, автору удалось придать книге лёгкий нуарный привкус, создавая мрачную декадентскую атмосферу.

Однако, когда дело доходит до сюжета, то главное достоинство романа — детали, оборачивается главным же его недостатком, как бы парадоксально это ни звучало. Мьевиль уделяет огромное внимание мелким событиям и действиям, которые вообще никак (или почти никак) не отразятся на сюжете. Перед каждым крупным событием автор страниц сто стабильно разгоняется, посвящая целые главы несущественным событиям. Вот например, глава про то, как Айзек и Лин посещают район Расплeвы, чтобы пообщаться с гарудами. Сразу становится ясно, для чего Мьевиль ввёл этот эпизод: чтобы подробно описать очередной трущобный район. И действительно, двадцать страниц посвящены детальному описанию истории района, его вида, его жителей. Разумеется, герои не добиваются поставленной цели и скоро покидают Расплевы. И всё... Больше ни этот район, ни его жители ни разу не будут упомянуты в книге. Никто сюда больше не вернётся и не вспомнит о фейле с гарудами. Зато Айзек теперь примет важное для сюжета решение. Но ведь сюжет можно было двинуть вперёд, ограничившись и более коротким описанием этого эпизода или же вообще обойтись без него! Роман ровным счётом ничего бы не потерял.

Увы, во второй половине романа таких вот растянутых эпизодов становится только больше, хотя казалось бы, основная сюжетная линия уже определена и настало время непрерывного действия. Но нет, даже перед самой финальной битвой автор растягивает повествование как может. Создаётся впечатление, что ближе к концу Мьевиль устал и уже просто домучивал книгу.

Вот лишь небольшой, но очень характерный момент из этой части повествования. Водяная Пенжефинчесс (второстепенный персонаж) покидает главных героев, чтобы найти более безопасный и ненапряжный заказ. Она прощается с героями и прыгает в воду. Всё, персонаж покинул горизонт событий. Но Мьевиль не был бы Мьевилем, если бы после этого не описал на трёх страницах, как Пенжефинчесс просто плывёт вниз по реке. Примечательно, что во время плавания не происходит вообще ничего, абсолютно. Водяная просто уплывает подальше от суеты. Ну а про кабель, который тянули 15 страниц, тут уже многие упомянули, не буду их дублировать.

Такие вот растягивания по мере продвижения по сюжету вызывают всё большее раздражение, особенно с учётом того, что весь сюжет книги по сути сводится к главному «квесту» — охоте на сбежавших мотыльков. Никаких откровений в этом плане тут нет.

И уж совсем не красят картину схематичные персонажи, характеры которых раскрываются очень вяло. Ну а ближе к концу герои и вовсе становятся болванками в руках автора, основная задача которых — перемещение из точки А в точку Б, неудача номер 1, неудача номер 2 и т.п. Более или менее хорошо прописана Лин. Тут автор придумал действительно любопытную расу. Остальные же банально выполняют выданные им функции, периодически впадая в истерику, а кое-кто — потом нелепо умирая. Некоторый интерес представляет ещё Ягарек, но и он большую часть книги пассивен до уныния и просто следует за остальными героями. Лично мне было обидно, что автор довольно грубо оборвал сюжетную линию мэра Рудгуттера. Всё-таки ему и его приспешникам уделена немалая часть книги, но в какой-то момент автор просто забивает на него и никакой логической развязки «государственной» линии не даёт. То же самое касается и мафиози Попурри. Персонаж с первого же своего появления оказался очень колоритным и внушительным, но в какой-то момент исчез из повествования, чтобы появиться на одно мгновение в самом конце,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
а вся его сюжетная линия свелась к одной простой перестрелке.

Итог: с одной стороны — впечатляющий, колоритный город и затягивающая атмосфера, с другой — перегруженность деталями и не выстрелившие ружья. Стоит ознакомиться с книгой ради буйства фантазии автора и его богатого языка, однако не стоит ждать сюжетных откровений, динамики и ярких персонажей.

Оценка: 6
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 апреля 2013 г.

Прочел, остался недоволен.

В одном из интервью автор обмолвился, что Вокзал Потерянных Снов вобрал в себя всё, что у него (автора) накопилось в плане безумных идей и всяческих фишек, коии он просто скопом взял и втюхал в то, что теперь называется Вокзалом Потерянных Снов (я, конечно, утрирую, но суть такова). Прочтете книгу — убедитесь, ибо оно так и есть.

Это ни плохо, ни хорошо. Это вообще по-боку, но давайте по-порядку:

Первые главы почти что завораживают (особливо тех, кто не обделён фантазией): здесь вам и некое подобие стимпанка, и нуар, и наклёвывание адвенчуры, да не одной, а сразу нескольких, и вроде как колоритный и интересный главный герой-учёный, окруженный странноватыми-бредоватыми существами/товарищами. Да, мы, читатели, (почти что) купились.

Дальше — хуже. Повествование начинает превращаться в нудятину: кто-то что-то делает, где-то что-то происходит, но у нас, читателей, все эти телодвижения вызывают лишь недоумевание. И всё это перемежается с описаниями в сотый раз того, какой же этот самый Нью-Кробзон уникальный-сумасшедший-фантасмагорический-ни-на-что-не-похожий-город, который ну просто таки обязан заворожить любого искушенного читателя! Перечитайте предыдущее предложение 10 раз, чтобы прочувствовать всё занудство! Уникальность Нью-Кробзона лезет изо всех щелей, из каждой главы, она __навязывается__ читателю в каждой пятой строчке!

Теперь о героях — как заметил выше, главный герой не вызвал нареканий, его ближайшее окружение на его фоне выглядит тусклее — они здесь для того, чтобы как-то скрасить нашу скуку.

Сюжет в середине провисает — все настолько тягостно и утомительно тянется, что хочется отложить книгу в сторону. Особо же стойкие пройдут Путь до конца... (с) я.

Ближе к финалу это становится просто невыносимо, но тут нас спасает лёгкий бриз с океана, который несет нам единственное послание — Финал близко, о, смертные...

Да, слог хороший, плюс переводчик на мой взгляд выполнил свою работу добросовестно.

Подытожу — либо Вы проникнитесь Нью-Кробзоном и будете ликовать, либо он вас отпугнёт и вызовет лишь рвоту.

Если сравнивать Вокзал с не менее нью-вейрдным и фантасмагоричным Городом Святых и Безумцев от Джеффа Вандермеера, то последний выигрывает по всем параметрам!

ps: «Жукоголовая Возлюбленная» — это сильно.

Оценка: 4
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 февраля 2010 г.

Перед читателем предстает гниющий город, заполненный отбросами общества, однообразно антропоморфными представителями инопланетных рас. Автор с надоедливым упорством изображает вонючие, заполненные дерьмом и гнилью нищие кварталы и подземные клоаки гигантского города.

Невыносимо занудно повторяются огромные и мутные по содержанию куски текста с изложением процесса «научных» исследований ГГ, которые воспринимаются как назойливый шум и раздражают своей бессмысленностью и противоречивостью. Так, например, ГГ рассуждает об аэродинамике крыла, хотя в его мире наука и инженерная мысль застряла на уровне создания и использования дирижаблей. Многословно повторяясь, развивается тема возникновения «разума» в паровых мозгах домашних роботов, которая своей примитивностью не вызывает ничего, кроме усталости и досады.

Угнетающе детально и с удовольствием автор пишет об использовании калечащей людей магии для садистских наказаний и сексуальных извращений, а также подробно смакует секс ГГ с насекомоподобным существом.

В книге много несоответствий, например, в конце романа для спасения своего мира от чудовищ энтузиасты берут откуда-то десятки (если не сотни) километров электрического кабеля, хотя, кроме паровых машин в их мире практически не используются другие источники энергии, а электричество применяется, в основном, в магических практиках.

Если бы можно было убрать все эти «литературные» излишества и противоречия, то от этого книга бы только выиграла, но это была бы совсем другая книга.

Оценка: 5
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 августа 2015 г.

Современная фантастика, а особенно фэнтези, грешит чрезмерной любовью писателей к МИРОТВОРЧЕСТВУ. Увлечённо высунув язык, азартно щурясь, с трясущимися руками автор любовно выписывает выдуманный мир до последней детальки, до последней полоски на штанах имперского танкомастера и до последней заклёпки на бронелисте боевого дирижабля. В результате мир прописан от альфы до омеги, зато на всё остальное уже не хватает ни времени, ни сил... да и нужно ли оно? Если читатель сотнями выдаёт отзывы типа «Какой потрясающий оригинальный мир придумал автор!». А то, что по этому миру передвигаются картонные манекены с парой реплик, идею не найдёшь днём с огнём, да и описано всё языком школьного сочинения — кого это в наше время волнует?

Чайна Мьевиль, вложивший всего себя в изобретение своего мира, избежал этого логичным способом: доведением до предела.

Многие ругают «Вокзал» за слабую проработанность персонажей, их характеров. Действительно: стереотипный учёный фанатик Исаак дер Гремнебулин и его спутники, включая харизматичного вроде бы гаруду Ягарека, — плосковаты, не во всём прописаны, а некоторые так и вовсе вырезаны из картона. Но Мьевиль вывернулся с изяществом, сделав главным героем романа Нью-Кробюзон. Это не банальное признание проработанности мира — Нью-Кробюзон действительно главный, основополагающий герой романа, а Гримнебулин, Ягарек, Лин и прочие — лишь его итерации, сравнительно одномерные. Отражения города в разных зеркалах. Нью-Кробюзон в «Вокзале» не с чем сравнить — все сравнения с Горменгастом Пика или с Авалоном Суэнвика будут притянутыми за уши. Нью-Кробюзон — это бог романной реальности, «Вокзал» — Ветхий завет Бас-Лага.

«Вокзал потерянных снов» — роман не идеальный. Взятый Мьевилем грандиозный размах молодому писателю оказался не вполне по зубам: отсюда некоторая скомканность, оборванность некоторых сюжетных линий (линия Совета Машин, к примеру). Финальный выбор Гримнебулина выглядит и вовсе странным — не то чтобы он нелогичен, но слишком скупо, обрывочно описан, будто у Мьевиля заканчивались чернила, когда он писал, и оттого концовка выглядит не столько открытой, сколько повисшей в воздухе (чтобы потом рухнуть под собственной тяжестью). И всё же за потрясающе смелый и удачный эксперимент по созданию полноценного героя-универсума — рука не поднимается ставить Мьевилю меньше десятки. Заслужил, дядюшка, заслужил.

З.Ы. Особенно хочется отметить пару эпизодов: с паразитом из задницы и рабочими, тянущими кабель. Если первый — обычная капча, фильтр, отсеивающий кисейных барышень, то второй, всеми раскритикованный, значительно важнее: во-первых, это идеальный контрапункт для кульминации романа, во-вторых — отчётливо видно, как упивается Мьевиль этой простой, механической, но и медитативной работой. Чистый дзен: слава человеку труда!

Оценка: 10


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх