FantLab ru

А.Д. Михайлов «Французская повесть XVIII века»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.00
Голосов:
1
Моя оценка:
-

подробнее

Французская повесть XVIII века

Антология, год

В произведение входит:

-
5.00 (1)
-
7.00 (1)
-
7.00 (1)
-
5.00 (2)
-
5.50 (2)
-
8.00 (1)
-
6.00 (1)
-
8.00 (1)
-
8.38 (8)
-
1 отз.
8.11 (9)
-
8.00 (5)
-
6.67 (6)
-
8.00 (1)
-
7.00 (1)
-
8.00 (1)
-
5.00 (1)
-
9.00 (1)
-
8.00 (2)
-
6.62 (16)
-
1 отз.
2.00 (1)
-
7.00 (1)
-

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.



Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)

Французская повесть XVIII века
1981 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 марта 2017 г.

Начинается сборник вполне логично — по хронологии — но при этом ужасно неудачно: с безупречно нравственной и умопомрачительно скучной повести Фенелона. В общем, недалеко ушли от него высокопарные «Арзас и Исмения» Монтескье, и «Люси и Мелани» д'Арно. Не удивительно, что все три автора предпочли поместить своих героев подальше от собственного времени: Фенелон — в условную Древнюю Грецию, Монтескье — на столь же условный Древний Восток. Д'Арно вроде повествует о Франции, пусть и в эпоху религиозных войн, да только получается тоже некое условное пространство, где только и могут выжить удивительные существа, о которых он пишет. Если добродетель, то непреклонная, если благодарность, то вечная. Сюда же примыкает ходульная «Монахиня поневоле» Ретифа де ла Бретона, где нереальная добродетель соседствует с нереальным пороком, да так, что поверить автору никак не получается.

Ступенью выше в своем личном рейтинге я поместила бы «Мщение, не осуществленное из-за любви» Лесажа — явный фанфик на безмерно популярного корнелевского «Сида» — и «Клодину» Флориана, которая, как я подозреваю, тоже фанфик, только на «Новую Элоизу» Руссо. Это вещи довольно-таки проходные, как я понимаю, даже для своего времени. Вообще, в антологии несколько повестей весьма бесцветных.

Третье место я отдала бы изящной галантной повести Мариво о любовных похождениях юной кокетки («Письма, повествующие о неком похождении»); нарочито простодушной (а на самом деле — вовсе нет) «Истории г-жи Аллен и г-на аббата Эврара» Кейлюса; и занимательным сюжетам Прево («История донны Марии», «Приключения прекрасной мусульманки»). Недурна и «Алина, королева Голконды» Буфлера, в которой переусложненная интрига скрашивается очевидной иронией.

На втором месте — три сказки-пародии. «Зюльми и Зельмаида» Вуазенона откровенно высмеивает популярные в то время литературные сказки, выворачивая наизнанку сложившиеся штампы. Мудрая фея Разумница не может воспитать по своим принципам ни одного из учеников, а когда это ей все-таки удается, ученики не могут прижиться в реальном мире. Убежище благочестивых дев оказывается на поверку весьма фривольным, а героиня все же не может пройти через волшебные ворота, не пропускающие согрешивших девиц, но автор выпутывается из затруднения довольно остроумно. «Красавица по воле случая» Казота начинается вроде бы с привычной для Просвещения критики суеверий: главный герой свихнулся на волшебных сказках и одержим желанием жениться на фее, что и служит поводом для пародийных приключений. Но вопреки обыденному здравому смыслу, феи все-таки появляются и запутывают ситуацию еще больше. «Муж-сильф» Мармонтеля написан скорее в сентиментальном, нежели в ироническом ключе. Здесь снова перед нами особа, верящая в сверхъестественное: юная Элиза так не доверяет живым мужчинам, что мечтает о сильфах. Ее муж узнает о причудах мечтательницы и находит способ все же завоевать ее любовь.

Первое место по праву принадлежит блистательной триаде, ради которой очень даже стоило потратить время на чтение: Вольтеру, Руссо и Дидро. В сборнике несколько сказок и повестей Вольтера — ослепительный фейерверк остроумия, размышлений, социальной критики. Мне сложно было бы выбрать среди них лучшую: «Мир, каков он есть» и «Белое и черное» хороши как философские притчи; повесть «Жанно и Колен» очаровательно язвительна; «История путешествий Скарментадо» с ее критикой нетерпимости, увы, остается актуальной.

«Королева-причудница» Руссо написана на пари и вовсе не характерна для творчества этого автора. Ни сентиментальных воздыханий, как в «Новой Элоизе», ни гневных обличений, как в «Общественном договоре». Просто забавная сказка о женских капризах и мужском терпении и немножко о любви, но, честное слово, очень милая.

Творчество Дидро, если разобраться, вовсе не отвечает определению реализма (обычный человек в обычных обстоятельствах). Его герои вовсе не обычны: друзья, преданные до последнего вздоха («Два друга из Бурбонны»); беспредельно самоотверженная девушка и столь же бессердечный мужчина («Это не сказка»); непреклонная, точно корнелевская героиня, госпожа де ла Карлиер. Но описаны они так, что веришь: перед нами действительно люди, жившие больше двухсот лет назад; мы слышим их разговоры, мы видим их поступки и сопереживаем их бедам. Ни малейшего ощущения ходульности не возникает.

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх