FantLab ru

Олег Дивов «Объекты в зеркале заднего вида»

Объекты в зеркале заднего вида

Роман, год

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 39

 Рейтинг
Средняя оценка:7.55
Голосов:245
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Перекуси зубами кабель, оставь школу без интернета. А когда вырастешь и поумнеешь — встань стеной беде навстречу, защити людей от них самих, останови. Это страшно и больно, но счастливы только роботы, у них все всегда хорошо. А ты больше не робот. Что бы ты ни делал, крошечные вертолетики или настоящие автомобили, ты не винтик в системе, а живой человек. Продвинутая микротехнология и простой сборочный конвейер ничем не отличаются, когда их хозяева одержимы жаждой власти. Но ты сможешь все исправить, если захочешь.

Главное — запомни: бороться с идиотизмом надо хотя бы ради того, чтобы наши дети не выросли идиотами.

А объекты в зеркале заднего вида — ближе, чем кажутся.

Награды и премии:


лауреат
РосКон, 2014 // Премия «Час быка»

Номинации на премии:


номинант
РосКон, 2014 // Роман

номинант
Филигрань, 2014 // Большая Филигрань

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (2)
/языки:
русский (2)
/тип:
книги (2)

Объекты в зеркале заднего вида
2013 г.
Город счастливых роботов
2015 г.




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 июля 2013 г.

Допускаю, что дореволюционные писатели так крепко держались за старорежимное употребление буквы «Ъ» на конце слова после согласной из эстетических соображений, но вообще-то эта буковка приносила им неплохую прибыль. И когда большевики ополчились на сию букву, то книжки, едрена копоть, похудели вполне себе ощутимо...

И этот роман Олега Дивова тоже мог бы ощутимо похудеть, если из него изгнать три навязчивых слова. Они в «Объектах» употребляются столь часто, что иной читатель может сделать вывод, будто весь смысл сего произведения состоит в том, чтобы внедрить в наш лексикон нехорошие слова «тренд», «стафф» и «пиндосы»...

Что касается «тренда», рассмешил меня недавно один борец за чистоту родного языка от чужеземных заимствований. Зачем, мол, нам это новомодное слово, если есть хорошее русское слово«тенденция»...

Слово «стафф» нам и вовсе не нужно в том смысле, который в него вкладывает Дивов. Оно и так прочно закрепилось за пресловутыми стаффордширскими терьерами, которых заводят те, кому не по карману купить миссисипского аллигатора или комодского варана...

«Пиндосы» же и вовсе загадочное слово. Откровенно признаюсь, что не встречал ни одного человека, который бы употреблял это слово в повседневном общении. В Интернете на разных форумах «пиндосы» есть, а вот слесарь Вася, пэтэушник Коля, домохозяйка Анна Тимофеевна и Петр Фомич из районной администрации такое слово не используют. Возможно, его придумали интеллигенты, чтобы казаться своим незримым собеседникам в Сети брутальными патриотами...

Иные из этих интеллигентов, кстати, могут подумать, что Дивов написал производственный роман. Что в него вселился дух Артура Хейли. Но это не так...

Никакого понятия о том, как производят автомобили вы из романа не получите. Окромя живописания раздумий и деяний некоторого количества симпатичных раздолбаев, окромя шуток юмора и каламбуров, вы получите массу интересных сведений о житии и психологии менеджера среднего звена, о различных офисных кознях, о том, как рабочие мешают менеджерам реализовывать свои планы, а менеджеры мешают рабочим собственно работать...

И только если очень долго сидеть с этой книгой на берегу реки, то можно будет дождаться момента, когда мимо вас проплывут два-три факта о том, как все же автор представляет себе непосредственно производство. Мне вот кажется, что представляет он его себе плохо...

А еще мне кажется, что было бы вполне уместным сей роман сократить раза в три и превратить в неплохую повесть. Поскольку, имейте в виду, что с середины текста Дивов начинает другими словами пересказывать то, что и так уже рассказал, под видом демонстрации подводных камней и тайных течений...

Оценка: 7
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 апреля 2013 г.

Дивов пришёл-таки к тому, к чему шёл значительную часть своего творчества. К роману, где главное не антураж, а суть. Роман, который полностью о людях. О человеках. О нас с вами. О нашем поведении, о наших штампах (комплексах) и о наших вечных ценностях.

Конечно же, ещё это роман и о корпоративной этике, и о пиндосах, и о столкновении систем ценностей. Но всё это вторично, хотя и не менее интересно. Главным остались люди с их пониманием Дружбы, Любви и Совести.

Удачный роман. Из лучших у автора. И смысловая нагрузка и подача материала — на пять из пяти. Один юмор чего только стоит. Я сперва начал цитатки выписывать, но быстро плюнул на это дело — слишком много пришлось бы выписывать, да и отвлекаться от чтения расхотелось.

----------Цитаты из книги:

«Это было время, когда весь мир принадлежал нам, и будущее зависело только от нас. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю: это была молодость.»

«Если долго сидеть на берегу реки, ожидая, пока мимо проплывёт труп твоего врага, рано или поздно рядом построят завод.»

«Русские — нация очень добрых воинов. Мы бы всех победили, только нам их жалко, и вообще, лень оторвать задницу от лавки.»

«Пока не выяснилось, что если в Америке ты работаешь на заводе, то в России завод работает на тебе.»

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 августа 2013 г.

Мне не сильно понравилось.

Я не увидел тут каких-то глубоких мыслей, какой-то ценной морали, каких-то интересных наблюдений, хорошего юмора, удачной интриги и т.п. Абсолютно безликий производственный роман, вяло муссирующий вечные истины о том, что:

-дружба — это очень хорошо;

-стучать — плохо;

-хочешь сделать карьеру — придется стучать и идти по головам;

-только вне корпоративной морали человек может обрести свободу.

Особо досадно, что Дивов мнит себя великим юмористом и на каждой странице сажает по несколько сокрушительных, по его мнению, хохм. А для тех, кто не может понять юмора, эти хохмы повторяются по нескольку раз, ведь так даже смешнее, не правда ли?

В общем, тускловато.

Оценка: 5
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 декабря 2014 г.

Это не фантастика.Это реализм от Дивова.Сильно и точно. «Ссыльные начальники у нас повсюду. Управляют Россией на всех этажах. У них русские имена, но это неважно. Главное, они уверены — это не они дураки и ворье. Это страна им досталась неправильная и плохой народ. Второсортная страна и неблагодарный народ, от которого так и жди подлянки. Господа начальники не понимают, за что им такое несчастье. И наши морды их бесят.

Поэтому у господ начальников поместья в Европах и дети их учатся за рубежом. Как русский начальник дорывается до бабла, он начинает воровать себе на спокойную жизнь подальше от немытой России, куда его случайно, по ошибке, занесло.

В ссылку, черт побери!..

Они чувствуют себя несправедливо обиженными. И ненавидят нас, простых русских. Дай начальникам волю, они бы населили страну бесправными и бессловесными чурками. В идеале — промышленными роботами.» Лучше и не скажешь...

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 августа 2014 г.

Если взять две ключевые фразы «производственный роман» и «автозавод», то скорее всего, первое, что придет в голову, это роман Хейли «Колеса». Тогда столь подробное и честное описание будней автомобильной промышленности со всеми ее достоинствами и недостатками оказалось почти открытием, если верить старым статьям и эссе. Но времена меняются, а с ними технологии и общество. Меняются принципы, которыми руководствуются крупные компании, меняются законы и доктрины. И лишь люди остаются прежними.

«Объекты в зеркале заднего вида» — вещь безусловно примечательная, выделяющаяся из общего ряда книг и фирменным Дивовским юмором, и злободневной социальной тематикой, и достойным литературным уровнем. Однако при подробном рассмотрении видно, что по уровню проработки фона ей далеко до «Колес». Дело в том, что Хейли делал сразу несколько срезов общественных отношений, показывая изнанку всей иерархической пирамиды, начиная от рабочих на конвейере и заканчивая советом директоров. Конфликты поколений, кризисы личности, разрушенные надежды и нереализованные мечты — у каждого уровня были свои проблемы и свой взгляд на мир. А вокруг шумел завод, проезжали ленты конвейеров, сверкали макеты будущих машин.

В отличие от Хейли, для Дивова автозавод — лишь средство, чтобы заострить внимание на противостоянии «маленького человека», образующих систему людей и самой Системы. Четыре ровесника, четыре разных характера: Михалыч — флегматик, Кен — холерик, Дженни — сангвиник и главный герой, Мишка — меланхолик. И на всех четверых одинаковая вера в собственные силы и право на прекрасное будущее, которое они спроектируют, создадут и соберут своими руками. Будущее, которое как они верят, принадлежит им. Итак, четыре разных дорожки, четыре судьбы и одна большая Система, у которой цель — повышать эффективность. Любыми методами.

Дивов мог писать не про автозавод, а про деревообрабатывающий или и вовсе про один из многочисленных офисов Интела или Гугл. Суть не в деталях — веддинге, циррусах и Большом Джоне — а в самой идее, которая делает человека даже не винтиком, а датчиком, инструментом, нуждающимся в тщательной настройке. Отрезать лишнюю ироничность, убавить критичность, загнать амбициозность и агрессивность в строго заданное русло. Моральность же и порядочность — ликвидировать как класс, по крайней мере, на средних и высших ступенях менеджмента. Лучший способ контролировать — заставить всех доносить на всех. Лучший способ править — разобщить и разделить всех. Вшить Кодекс корпоративной этики в подкорку, чтобы работник стал предсказуемым и четко исполняющим инструкции роботом.

Четкое разделение на русских, американцев и пиндосов, лишь подчеркивает интернациональность проблемы, демонстрируя, что все народы разные, но где-то просто дураки, а где-то еще запиндосенные. И потому нарастающее давление, возникающее ощущение, что смысла нет — вскоре достигает предела. Как раз к середине книги. Дивов поделил роман на три неравные части: серую, черную и утешительно белую. Заголовки абсолютно не случайны «Как это было», «Как это не было» и «Как это будет». И если в первой светлые моменты еще компенсируют идиотизм начальства, то во второй автор от души макает всех персонажей в ведерко с краской. У каждой шутки возникает своя изнанка. Методы оказываются еще менее порядочными, а часто откровенно людоедскими и подлыми. Даже десерт эпилога не способен полностью смыть ощущение коллективного предательства.

Если воспринимать роман, как оду борьбе с идиотизмом, то получилось впечатляюще. Да, часть злободневности все-таки потерялась, массовое опиндосивание сбавило темпы, возникла перспектива нового курса — уже на обрусение, но суть осталась неизменной. Нельзя прикрывать громкими слоганами зияющую пустоту — рано или поздно в ней чего-нибудь заведется, очень голодное и злое. Нельзя превращать людей в подлецов, иначе в критический момент не за кем будет прятаться. Да и вообще, лучше почаще оглядываться, ведь объекты в зеркале заднего вида ближе, чем кажутся.

Итог: саркастично-социально-психологический роман с деталями производственного.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 мая 2014 г.

Нетривиально. С одной стороны ищется подвох: а где тут, собственно, фантастика? Ну, кроме самого факта, что «наши» начали чета на пустом месте производить. Автомобили. Хотя есть у нас некоторые примеры, но мы в целом о другом. И есть вот такие взаимоотношения.

С другой — Дивов уже не раз писал такие вещи и типа вроде подводит нас — к чему?

вот раньше была такая черта: если ты «серьезный» писатель — то ты публикуешься в «толстых журналах». Если нет — ты типа в издательской обойме и пишешь якобы попроще. На «ту» сторону публикаций, как сейчас помню, ушел Столяров. Но это не мешает мне называть Лазарчука, Успенского, Лукина, Логинова серьезными писателями. Не исключено, что в такой публицистике Дивов себя ищет. Но, мне кажется, это несколько не тот путь. Я, например, так и не поняла его Толкование сновидений. Ну кроме небольшого допущения, нет тем нереального. В Объектах — читать его как Артура Хейли — да упаси нас Желязны! Все же это не производственный роман. И не такая хренота, как Минаев.

Это вне формата. Это мне лично интересно. Дайте, дамы и господа, писателю самому определиться. Куда ему идти дальше. Он не хуже вас знает, что открытые финалы придумали не в Подруге французского лейтенанта. Пишет он прекрасно. Ну, боюсь, тесно ему в рамках, в которые он сам себя слегка загнал.

Эта вещь мне действительно понравилась. Мало, что я худо-бедно общалась с народом, который работает в примерно описываемых условиях, так я еще и знаю, что такое быть обременным корпоративной, мать ее этикой :)

PSА вообще у Дивова всегда есть двойное дно. Эпиграф помните: они ближе, чем кажутся... и вот ту... наступает безнадега, которой у Дивова в принципе не было. Всегда маячило хоть что-то к вонце тоннеля, хоть фонарь от рояля из кустов... а тут — решайте сами, господа.

PPS Хе. не удивлюсь, если в следующем варианте будет Расемон. :) Наверное, все проходят через это.

Как говорят, в литературе всего три сюжета: Про любовь, про индейцев и про Новый год (с) su.books :)

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 апреля 2013 г.

Как и последний роман, это не фантастика. Как и последний роман пропитан Дивовским стилем от и до. Фирменный юмор автора, его манера написания. Единственное это не типичный ГГ автора. На этот раз никаких уверенных в себе и крутых по самое не балуй героев. Обычные люди, со своими слабостями и со своим взглядом на происходящее.

На первый взгляд роман можно отнести к производственным, ну или как глумление над корпоративным духом. Хотя на самом деле это книга о вечных ценностях. О дружбе, о любви.

В общем и целом сильная книга, на мой взгляд еще лучше предыдущей.

С нетерпением буду ждать дальнейших работ Олега Дивова.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 декабря 2013 г.

Роман о том, что корпорация сожрет любого человека. Перемелет, переделает под себя, а иначе прожует и выплюнет. И неважно, хороший ты, плохой или злой, конец будет один. А идти в корпорацию, чтобы залезть на самый верх и оттуда сеять разумное, доброе и вечное — ерунда, ибо к тому моменту, как ты заберешься на этот верх, ты уже будешь человеком корпорации и будет тебе все пофиг.

Книга достаточно печальная, и эпилог это совершенно не исправляет. Наоборот, смотрится он в книге, как павлиний хвост у курицы

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 мая 2013 г.

Вот скажите, почему при чтении этого романа в голове настойчиво всплывает два названия : «Колеса» и «Три товарища»? Зачем борщ смешивать с котлетами? Я верю, что задумывалось действительно серьезное и глубокое произведение. Присутствует и четкий ясный слог и фирменный стиль, и ... да много чего хорошего присутствует. Вот только при чтении мучает ощущение какого-то несоответствия, какой-то неправды.

Подумав, я понял: декорации романа описаны человеком, который о производстве знает только понаслышке и описывает их для людей, которые производства никогда не видели и не представляют с какой стороны встают к станку. В главного героя автор много вложил от себя, а Олег Игоревич явно не рабочий. По этому и персонажи получились гламурненькие, нелепые в своих рефлексиях, словно списанные с одного отвратного телешоу. Нет, помести место действия в контору международного концерна, все бы получилось очень органично, но работяги это не офисные хомячки. Строго говоря, почти все что касается описания завода — туфта. Не так и не такие люди работают на заводах.

Зря хороший фантаст эволюционирует в посредственного философа. Да, и эпилог был явно лишний.

Оценка: 6
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 мая 2013 г.

«Все всегда надламывается по уважительной причине.» О. Дивов

«Никогда никто не приходит, когда в нем нуждаются». Г. Кнайфель.

По мне, очень похожие цитаты — по мироощущению.

Интересный роман. Первую треть текста ничего не происходит. Еще чуть позже вводится единственный фантастический момент — время действия — по моим прикидкам — 2035-й год плюс-минус, конечно. Ну и заканчивается действие романа в 2055-м, хотя для самого романа эти даты абсолютно не важны. Больше фантастики в производственном романе нет. В общем ни машины ни конвейер, по мнению автора за следующие сорок лет меняться принципиально не будут. Это не главное, т.к. любой производственный роман это роман о людях.

Так вот. В середине текста, ну может ближе к двум третям, есть страниц десять кульминации не сюжетной, а смысловой ради которых роман стоит читать. Читать ли роман после — я не знаю. Потом вообще один негатив прёт, как в жизни прям, честное слово. Кроме эпилога, разумеется, который, по мне, присобачен достаточно искусственно, но вопрос спорный — кому-то вторая часть показалась лишней — а мне эпилог.

Еще меня задолбали тренд со стаффом — я думаю, это два самых часто употребляемых слова в тексте. Потому и задолбали, можно чаще да некуда.

И при всем этом, это лучшее что было у Дивова, начиная с Оружия Возмездия. В первую очередь по качеству. Я не могу сказать, что здесь впервые за долгое время появились мысли (это будет и нагло и самонадеянно), тут очень интересные мысли относительно, того как мы можем меняться через 15-20 лет, но написано для здесь и сейчас, да еще для соответствующей аудитории, той которая помнит, кто придумал Windows, кто объявил дефолт, для кого играли Эдриан Пол и Кристофер Ламберт, а Квины писали саундтрэк. А то для меня представить, что в 2025м году подростки будут завоевывать авторитет благодаря фильму сорокалетней давности — трудновато.

Самое трудное поставить этой книге оценку. Если бы не те десять страниц... Это был бы скушшшшный роман немного от Пелевина, немного от Минаева, немного от старого Дивова. Но — они были. Возможно даже следующую книгу Дивова я куплю на бумаге, а то в этот раз я приобрел только электронную версию.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 апреля 2013 г.

«Я тут не просто режу — я потрошу!» (М. Щербаков, «Аллегро»)

Прочел предыдущий отзыв и согласился: вправду, нечто общее с «Домом, в котором...» есть. Неуловимая такая связь, эфирная. И с «Райской машиной» Успенского тоже есть. Причем понятие «минетжер», там лишь намеченное, теперь, превратившись в «пиндоса», раскрыто полностью. И еще, пожалуй, с романами Славниковой. Только у Дивова безысходность глубже запрятана. Не банальная бытовая безысходность, и даже не безысходность всяких там национальных имперских амбиций или загнивающе-капиталистического способа производства, а безысходность бытия как такового. Прямо трагический оптимизм Камю. (Кстати, аллюзия: «Миф о Сизифе», ага. Во какой я начитанный!) А что поделать, если любой организованный труд — сизифов? Если мир наш пронизан мифами настолько, что тот, кто не в тренде, сильно рискует оказаться в нем на обочине. Даже не рискует, а окажется неминуемо.

Хотя Олег, конечно, выход видит: плюнуть на все тренды, ни в коем случае не голосовать пролетающим мимо колесам, бамперам и зеркалам, а просто сойти с обочины, сесть на берегу реки и ждать, спокойно делая то, к чему лежит душа. Понятно, что ничего по реке не проплывет, кроме банального мусора: ни трупов, ни тем более врагов. Ну и не надо!

Но выход этот — для немногих. Основную же массу «райская машина» капитализма, консьюмеризма и прочих нынешних -измов перемалывает на раз. И они веселой толпой тупо катят на бесконечную гору свой бессмысленный камень.

Но это лишь один ракурс, наиболее близкий лично мне. Роман на самом деле удивительно многомерен. Олегу удалось впихнуть в небольшой текст месседж сумасшедшего объема. Потому и аллюзий столько. Причем у каждого, небось, свои. И это здорово!

Отмечу только еще один план. Роман — реально производственный! И не надо нам тут противопоставлять, мол, он «о людях». Одно другому не мешает. Более того, «не о людях» — это и не роман был бы вообще, а газетный репортаж какой-нибудь. Хорошая книга — она всегда о людях. И о жизни. И о мире, в котором та длится. Однако, нужен антураж — не всегда, но обычно. И антураж нужен достоверный. Лучше всего даже, чтобы он делал сюжет, как то ружье.

Так вот. Процесс регуляризации («опиндосивания») менеджмента любого крупного предприятия (как, видимо, и вообще любой крупной социальной системы), перешедшего из стадии стартапа (революции) в стадию стабильного эволюционного развития — то есть, превращения вменяемого управления в регулярный минетжмент, — описан совершенно точно, в деталях. Это я вам говорю как человек, лет двадцать так или иначе связанный с производством (и даже ненароком подиректорствовавший на крупном заводике), и сытый гребаными проблемами с эффективностью по самые помидоры. Дивов, насколько я знаю, подобным по жизни не страдал. Но зато он великолепно чует это вездесущее, мерзкое, неразрешимое противоречие между системой и личностью. А дорисовать детали в приложении к выбранному антуражу таланта ему хватает.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 апреля 2013 г.

Вы знакомы с романом «Дом, в котором...» Мириам Петросян?

И вам он понравился?

Тогда — «Объекты в зеркале заднего вида» созданы специально для вас.

У меня ощущение схожести возникло почти сразу же. Я ни в коем случае не упрекаю Олега Дивова в списывании и копировании уже готового. Вовсе нет. Ибо в героев вкладывается своя душа, своя любовь. А у каждого человека они, безусловно, неповторимы. Однако — это замкнутый мир, множество пространственных разговоров, полное отсутствие действия. Это объединяет два вышеназванных романа.

О чём же книга? Казалось бы — о заводе. Но всё не так просто. Действительно же она об атмосфере внутри коллектива. Корпоративный дух — уже ближе. Предельно близко. Думаю, такую книгу понравится читать любому работнику сферы «Человек-человек», с условием, что есть желание читать о том, что окружает нас ежедневно. И Дивов расписывает её очень тонко толстенными мазками, создавая великолепные грани и колдобины. Отсюда текст совсем неровный — три неравных по размеру части, глав нет, есть только куски текста (именно так). Попадаются интересные, забавные, любопытные, психологичные. Но бывают унылые и бесполезные. Всё это смешано в диком беспорядке, как по времени, так и по персонажам. Кутерьма в голове и под обложкой та ещё. Ещё хочется отметить текст. Множество новых слов, странных оборотов, оксюморонов, аллюзий, эпитетов и прочего. Читать стоит только ради этого. Язык свой обогатите, это точно. Вот только придется столкнуться со всякими новомодными словами — стафф, веддинг и прочее. Самое частое слово в книге — пиндос. Терпеть не могу этот термин в принципе. После «Объектов» ненавижу. Вот спасибо, Олег Игоревич. Почти поломали психику студенту. Мне то есть.

Ниже говорилось, что герой — нетипичный для Дивова. Поспорю. Да ещё как. Это ведь обычный Олег. Который Дивов. Вновь ГГ — против всех, против системы и руководства, с крепким словцом, да с каким-то маниакальным депрессивным синдромом. Да, физические горы не воротит. А вот булыжники корпоративного духа для него — как орешки для белки. Так что та ещё Дивовщина.

А теперь о минусах. Вторая часть Дивову не удалась, на мой взгляд. Вполне хватило бы первой. И свет бы увидел шикарную повесть на 10 из 10. А так — это роман, который, безусловно, интересный, однако с невнятной половиной текста. Не многовато ли?!

Итог: всё-таки «Объекты» хороши. Даже при такой сильном минусе, который озвучен выше.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 апреля 2015 г.

Сомневаюсь, что автор поработал на подобном производстве, чтобы узнать все изнутри. Я далек от такой мысли. Но тем поразительнее тот факт, что все описанное — так и есть. Не знаю, откуда он черпал вдохновение: из рассказов некоего знающего, или есть какие-то труды по этой теме, но постоянно ловил себя на мысли, что Дивов как-то умудрился поработать у меня на заводе. Всё что касается внутризаводских отношений, связки «русский стафф/заграничное начальство», как будто списано с натуры. Всё так и есть на самом деле! Человек человеку люпус ест, разделяй и властвуй, художественный стук, кнут и пряник и прочие прелести загранбизнеса. А совещания по эффективности — я плакал! Как точно! И борьба, пардон, не борьба, а насаждение идиотизма.

Впрочем, это я о наболевшем. Книга, вообще-то, не об этом. Книга о дружбе, о молодости, о больших надеждах и не меньших обломах. И о том, что если поставить себе цель, то, может, весь мир и не перестроишь, но некоторую его часть вполне реально.

Очень жизненная книга. Поэтому моя

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 декабря 2015 г.

http://kobold-wizard.livejournal.com/762277.html

Судя по всему, крайние романы Дивова можно разделить сейчас на две группы: условно-реалистические (««Консультант по дурацким вопросам»», «Объекты в зеркале заднего вида») и нечто, что я пока не могу осознать, названное «Профессия: инквизитор». Первая продолжает меня приятно удивлять — книги о профессионализме в условиях нашей бардачной действительности.

«Объекты» — один из немногих производственных текстов, встреченных мной в последнее время. Причем местами достаточно беспощадный к происходящему нынче. О части описанного я наслышан, часть наблюдал сам, части склонен верить. Действительно иногда людям достаточно, чтобы им просто не мешали работать и показали, что их труд ценится.

Отличие же «Объектов» от «Консультанта» в меньшей погруженности в описываемый рабочий процесс. Там где Миша Клименко все же размышляет по поводу того, что он делает в данный момент, герой Объектов, кстати тоже Миша, оставляет детали производства за гранью текста. В основном речь идет все же о социальном аспекте работы на международном заводе, но зато он показан весьма подробно.

Некоторое неудобство было с нелинейной манерой повествования. По началу перетекания из прошлого в настоящее и обратно не бросались в глаза, но во второй части, когда Миша показывает происходящее со множества точек зрения, ситуация становится зыбкой. Игроков много, а бардака и того больше.

Итого: По сути это роман о спасении будущего всеми силами. Герои стараются: пацаны бесшабашно влезают во все дырки, а хитрые мужики, посмеиваясь, плетут свои интриги, направленные на то, чтобы мальчишки и девчонки не утонули в идиотизме.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 июля 2014 г.

Очередная книга Олега Дивова – это снова фантастика «ближнего прицела», которую и фантастикой-то назвать сложно. Похожее было в «Толковании сновидений», в котором фантастического всего ничего: вымышленная спортивная дисциплина (в которой в общем-то не было ничего нереального) и близкое будущее в качестве времени действия. Здесь же – действие, происходящее в 2030-х годах и несуществующий автомобильный завод неназванной фирмы, производящий вымышленную модель «народной» иномарки.

Форма повествования также заставляет вспомнить «Толкование сновидений» — это снова поток сознания главного героя-рассказчика; достаточно запутанный, перескакивающий с рассказа о кризисе на заводе на воспоминания о прошлом героев повествования. В этом плане «Объекты…» сложнее предшественника: здесь остается чувство путаного устного рассказа, а то и «подслушанных» мыслей. Рассказчик то ли исповедуется, то ли любуется собой, то ли сам пытается услышать в своих словах какую-то разгадку происходящего, вновь и вновь анализируя факты.

Герои книги – это, собственно, главный герой, Михаил, и его друзья – Михалыч (тоже Михаил), Кен и Джейн (обрусевшие американцы, дети первых руководителей завода). Детская дружба приводит их на завод, где они и попадают в царство маразма, где каждый выживает как может – кто-то приспосабливается, кто-то сопротивляется, а кто-то ухитряется даже получить свою выгоду.

Кроме времени действия, все сугубо реально – люди, характеры, отношения, события. Есть небольшой город, половина жителей которого работает на автосборочном заводе, принадлежащем американской фирме. Завод в свое время совместно строили отечественные и зарубежные специалисты, с большим энтузиазмом его организовывали, развивали, модернизировали… Потом заокеанские технические гении ушли на повышение, а из США прислали пиндосов.

Дивов сразу же дистанцируется от националистического прочтения этого слова, которым, как известно, в рунете ругают американцев. Чтобы окончательно исключить националистическое толкование романа, главных «пиндосов» автор сделал вовсе не американцами: директор Пападакис – этнический грек (изначально «пиндос» именно обидным прозвищем греков и было), а главный по «культуре труда» — Рой Калиновски – поляк.

Для него «пиндос» — это, скорее, оголтелый «западник», блюститель постиндустриальной рутины, паразитарное руководство, воспитанное обществом потребления, в любой невинной и позитивной реформе видящее призрак революции. Одним словом, воинствующего бюрократа, призванного «держать и не пущать». Американские же промышленники показаны более чем позитивно и прогрессивно. Но вот беда, фирма не хочет улучшать и так, по ее мнению, идеальное. Ее задача – сохранить в целостности то, что есть, и ничего не трогать. Отсюда – соревнования по «художественному стуку», корпоративная шиза, фашистские порядки. Новое руководство не видит работников, для них это безликая масса, которую они называют «стафф». И, в конце концов, это приводит к печальным последствиям.

«Мишки с веддинга» (главный герой и его друг Михалыч), Кен и Джейн с детства играли вместе, учились в одной школе и выбрали одну судьбу – завод. Сначала – энтузиазм, развитие, ощущение, что ты на месте и делаешь нужное дело. Потом – насаждение «культуры производства», застой и маразм, желание бунта. Столкновение российского менталитета с «пиндосскими» корпоративными правилами показано как большее, чем конфликт менталитетов – как конфликт между людьми труда и дельцами. Между теми, кто хочет делать свое дело хорошо, и теми, кто боится за свою должность и зарплату. Можно даже впасть в заблуждение, что под маской межнационального конфликта прячется противоречие классовое – хотя Дивов далек от марксизма. Скорее, здесь идет противопоставление людей, которые реально хотят быть полезными для производства, фирмы и, без ложного пафоса, человечества – и людей, которые просто очень хотят денег, и неважно, чем эти деньги будут пахнуть. Примерно о том же была «Дверь в лето» Хайнлайна – о людях, которые деньги зарабатывают, и людях, которые деньги «делают».

Первая часть как раз и посвящена тому, как взаимоотношения работников и зарубежного руководства зашли в опасный тупик. Причем, вопреки своему названию, она не о том, «как все было», а о том, что привело к сложившейся ситуации, что было поводом, что причиной, а что – катализатором.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
А вот на второй и третьей части можно сломать мозг. Вторая – рассказ о подоплеке событий первой, ставящий все с ног на голову. Это с учетом того, что и первая далеко не проста – значительная часть посвящена традициям и системе стукачества на заводе. Но во второй возникают те самые «планы внутри планов», негодяи оказываются тайными союзниками, а лучшие друзья – подлыми доносчиками. И, честно говоря, лично я в этих хитросплетениях совсем потерялся – кто хороший, кто плохой. Зачем все это? Что этим хотел сказать автор – что в жизни все сложнее, чем кажется, и нет «хороших» и «плохих»? И что это меняет в общем смысле? Националист здесь вычитает мораль «как пиндосу не обрусеть, все равно пиндосом останется», но это же не то, что хотел сказать автор? И сочувствия героям, и понимания ситуации изрядно поубавилось после прочтения второй части.

И эпилог – переворачивающий все еще раз. Даже не эпилог, а просто альтернативный финал – то ли игнорирующий вторую часть, то ли вообще сам по себе. И снова – зачем? Показать, что в жизни бывает сложно, а бывает и просто?

«Объекты в зеркале заднего вида» явно переусложнены, и это книгу портит, потому, что размывает ее идейное содержание. А оно здесь и так не простое – тут и конфликт людей труда с дельцами, и раскрытие сути той самой «корпоративной шизы», которая повалила к нам с Запада в 90-е – тренинги, тимбилдинг, гимны перед началом дня, униформа. Суть двоякая – и создать одурманивающую атмосферу сопричастности, которая помешает понять людям, что они отдают фирме больше, чем от нее получают; и создать побольше мелких ненужных правил и ограничений, чтобы за каждым тянулся шлейф провинностей. А ведь с работниками можно и по-человечески, без промывки мозгов и палочной дисциплины, и хуже они работать не будут – наоборот, отсеются лишние, случайные люди. Но для системы человека попросту нет, а есть безликая однородная масса, «стафф»: надоели, освоились, обнаглели – выгоним и наберем новых. Всплывает в романе и тема опасного переноса неприятия определенной идеологии на людей, которые являются ее носителями – вообще очень обычное дело, когда за действия правительств, религиозных и общественных лидеров приходится расплачиваться простым людям, которые к принятию этих решений никакого отношения не имеют.

Правда, в плане описания нравов на заводе Дивов сгущает краски. Конечно, фирмы-секты западного образца – порядочная бяка и глубоко чуждое русскому менталитету явление, но лихие 90-е породили еще много интересных конструктов, с чисто российской спецификой. В реальной жизни встречаются фирмочки, перед которыми все ужасы, описанные в этом романе, меркнут. Например, героям книги хотя бы платили достойную зарплату, что случается не часто...

К тому же, есть и противоречия. Например, сначала герой-рассказчик сообщает, что перед проходом через рамку металлоискателя нужно было держать руки в карманах – чтобы не подложили деталь и не уволили потом, как «несуна»: «Ну, знаю. Перед рамкой металлоискателя на выходе из цеха всегда руки в карманы сую. Это уже вроде инстинкта. Но я-то ветеран, «олдскул», так сказать. А молодые, у кого рефлекс не наработан, залетают. Сунут ему незаметно в карман тоненькую детальку, он и зазвенел. После чего следует ласковый совет написать заявление «по собственному» и придумать для народа уважительную причину.» Но затем, во второй части, в эпизоде с подставным плакатом, говорится о том, что врать и подставлять, несмотря на развитое стукачество, было не принято – «стучали» только по реальным поводам нарушения «культуры труда»: «В любой игре есть рамки. Игра «кто кого перепиндосит» позволяет как угодно провоцировать жертву, но извините, подставиться жертва обязана сама. Нужно реальное нарушение, а не сфабрикованное. Нельзя обвинять человека в том, чего он не делал. Какой ты тогда, нафиг, управленец, ты простой мошенник. Это было настолько очевидно, что и не обсуждалось, все сами понимали.»

Ну, и, наконец, не только корпорация портит людей, но и люди – корпорацию. Зачастую «пиндосов» не нужно импортировать – они прекрасно способны к самозарождению в любом исходном материале, невзирая на ментальность. И правила, и политика здесь ни при чем – как водится, паршивая овца портит все стадо, и художественный стук вкупе с имитацией бурной деятельности охватывает коллектив, незаметно становясь традицией. Так что винить только западные традиции управления не стоит – вспомните хотя бы архетипичного Выбегалло из повести Стругацких, и представьте, что будет с производством, где будет «трудиться» два-три таких типа. А ведь это – порождение советского общества, которое как полная противоположность Западу и развивалось. Так что не только в «пиндосах» дело, хотя, конечно, это беда для России новая, и нам ее не надо совершенно, своих хватает.

Так что автор хотел сказать очень многое, очень многое и сказал, возможно, даже то, чего не хотел или не так, как хотел – потому, что в единую картину все не складывается. Под конец чтения голова уже идет кругом от интриг и вариантов трактовки происходящего – производственная конспирология все набирает и набирает обороты. Во второй части все это уже почти на грани гротеска, потому, что только роботы на конвейере не «стучат» и не строят хитрых карьерных планов.

Итог: книга, без, сомнения, поднимает очень важные и актуальные вопросы. Но – парадокс – и сложно и однобоко. Вполне понятные идеи: «пиндос» — не национальность, а вывих менталитета; хорошего работника не нужно дополнительно стращать и путать, ему достаточно хорошо платить, и не мешать работать; а плохого нужно просто-напросто гнать в шею; там, где искусственно подавляется прогресс, начинается регресс, ибо так устроен мир: то, что не живет, разлагается. Но изложены эти идеи в какой-то странной избыточной форме. «Объекты в зеркале заднего вида» — редкий в наше время образец производственного романа, довольно сумбурно и путано, но, в общем, убедительно рассказывающий о «стройках капитализма» близкого будущего. Для любителей психологической прозы и тех, у кого болит душа за отечественную промышленность и ее тружеников. Но — есть риск сломать мозг.

Оценка: 7


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх