FantLab ru

Алексей Николаевич Толстой «Аэлита»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.04
Голосов:
1506
Моя оценка:
-

подробнее

Аэлита

Другие названия: Аэлита (Закат Марса)

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 172
Аннотация:

Наши соотечественники в начале XX века организуют экспедицию на Марс и находят там цивилизацию, которую образовали выходцы с погибшей Атлантиды. Аэлита, дочь главы Марса, влюбляется в землянина — инженера Лося.

Примечание:

Впервые с подзаголовком «Закат Марса» напечатан в журнале «Красная новь», 1922, № 6, 1923, № № 1, 2. Первое отдельное издание: «Аэлита (Закат Марса)», роман, ГИЗ, М. — Петрог., 1923.

Отрывок «Аэлиты» был экранизирован в 1981 году в телеспектакле из серии «Этот фантастический мир. Выпуск 4».

Входит в:

— антологию «В мире фантастики», 2000 г.

— антологию «Worlds Apart», 2007 г.

— антологию «Русская советская проза», 1977 г.

— антологию «Noi della galassia», 1982 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 142

Активный словарный запас: средний (2870 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 61 знак — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 23%, что гораздо ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Экранизации:

«Аэлита» 1924, СССР, реж: Яков Протазанов

«Аэлита» / «Aelita» 1980, Венгрия, реж: Андраш Райнаи



Похожие произведения:

 

 


Аэлита
1923 г.
Собрание сочинений в 15-ти тт. Т. VII. Аэлита
1928 г.
Собрание сочинений Т. VII. Аэлита
1929 г.
Аэлита
1937 г.
Полное собрание сочинений в пятнадцати томах. Том 4
1948 г.
Аэлита
1955 г.
Гиперболоид инженера Гарина. Аэлита
1956 г.
Повести и рассказы
1957 г.
Аэлита
1958 г.
Гиперболоид инженера Гарина. Аэлита
1958 г.
Собрание сочинений в 10 томах. Том 3
1958 г.
 Гиперболоид инженера Гарина. Аэлита.
1959 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
1959 г.
Гиперболоид инженера Гарина. Аэлита
1959 г.
Гиперболоид инженера Гарина. Аэлита
1961 г.
Гиперболоид инженера Гарина. Аэлита
1962 г.
Гиперболоид инженера Гарина. Аэлита
1963 г.
Избранные произведения в двух томах. Том 2
1964 г.
Собрание сочинений в восьми томах. Том 3
1972 г.
Аэлита
1974 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
1974 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина. Рассказы
1974 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
1975 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
1975 г.
Аэлита. Гадюка. Рассказы Ивана Сударева
1976 г.
Русская советская проза
1977 г.
Аэлита
1977 г.
Аэлита
1977 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
1977 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина.
1977 г.
Гиперболоид инженера Гарина. Аэлита
1977 г.
Аэлита
1978 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
1978 г.
Аэлита. Союз пяти
1981 г.
Аэлита
1982 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
1982 г.
Собрание сочинений в десяти томах. Том 3
1982 г.
Аэлита
1983 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
1983 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
1983 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
1983 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина. Союз пяти. Бунт машин
1983 г.
Волшебная дуга
1983 г.
Волшебная дуга
1983 г.
Аэлита. Повести и рассказы
1984 г.
Аэлита
1985 г.
Гиперболоид инженера Гарина. Аэлита
1985 г.
Аэлита
1986 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
1986 г.
Аэлита
1987 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
1987 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
1987 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
1988 г.
Алексей Толстой. Собрание сочинений в пяти томах. Том 2
1995 г.
Гиперболоид инженера Гарина. Аэлита
1998 г.
Гиперболоид инженера Гарина. Аэлита
1999 г.
Черный алмаз
2000 г.
В мире фантастики
2000 г.
Гиперболоид инженера Гарина
2002 г.
Собрание сочинений в 10 томах. Том 3. Аэлита. Повести и рассказы (1916 – 1922)
2002 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
2004 г.
Гиперболоид инженера Гарина. Аэлита
2004 г.
Избранные сочинения: В 3 тт: Т. 1
2004 г.
Гиперболоид инженера Гарина
2006 г.
Гиперболоид инженера Гарина
2006 г.
Аэлита
2007 г.
Гиперболоид инженера Гарина
2007 г.
Гиперболоид инженера Гарина
2009 г.
Аэлита
2011 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
2011 г.
Аэлита
2013 г.
Гиперболоид инженера Гарина. Аэлита
2014 г.
Аэлита
2015 г.
Аэлита
2015 г.
Гиперболоид инженера Гарина. Аэлита
2016 г.
Аэлита
2017 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
2017 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
2017 г.
Блистающие миры
2017 г.
Аэлита
2018 г.
Аэлита. Гиперболоид инженера Гарина
2018 г.

Аудиокниги:

Аэлита
2005 г.
Аэлита
2005 г.
Аэлита
2006 г.
Аэлита
2008 г.
Аэлита
2008 г.
Аэлита
2009 г.
Шедевры советской фантастики
2010 г.
Приключения и фантастика. Лучшее
2011 г.
Аэлита
2014 г.

Издания на иностранных языках:

Aelita
1924 г.
(немецкий)
Aelita
1924 г.
(сербский)
El soviet en Marte
1926 г.
(испанский)
Аелита
1949 г.
(сербский)
Aelita
1958 г.
(словацкий)
Insener Garini hüperboloid. Aeliita
1958 г.
(эстонский)
Aelita
1959 г.
(сербский)
Inženiera Garina hiperboloīds. Aelita
1959 г.
(латышский)
La expedición a Marte
1977 г.
(испанский)
Noi della galassia
1982 г.
(итальянский)
Аеліта. Гіперболоїд інженера Гаріна
1984 г.
(украинский)
Аелита
1986 г.
(болгарский)
Aelita
1991 г.
(английский)
Aelita
2000 г.
(эсперанто)
Aelita. La reina de Marte
2006 г.
(испанский)
Worlds Apart: An Anthology of Russian Fantasy and Science Fiction
2008 г.
(английский)
Aélita
2009 г.
(французский)
Aelita
2010 г.
(испанский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  28  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 января 2009 г.

Зря тут вспоминали Бэрроуза. Какой там Барсум, на даты смотрите. Толстой родился, когда Пржевальский и Свен Гедин рыскали по Центральной Азии, а Ницше перевирал Заратуштру. Рос, когда другой Толстой размышлял о Дао. Взрослел под газетные передовицы о русских, штурмующих Пекин и обороняющих Мукден.

В этом секрет трудности «Аэлиты» для иллюстраторов — совершенно рериховские сказания и пейзажи соседствуют с ажурными, невообразимыми сочленениями машин. Широкие мазки — и рисунок пером. И тут уж кому что.

«Аэлита» — приключенческая классика, повесть о любви пришельцев на фоне межпланетного экспорта революции, со всеми признаками жанра, как-то нежность чувств, неуязвимость для пуль, ощущение гибели старого мира и т.п. Бесспорно. Однако, при внимательном чтении возникает ряд вопросов.

Например, Тускуб и прочие — отнюдь не элита древнего Марса, не наследники магацитлов. Это наркомафия, захватившая власть после недавней войны. А война эта в условиях единого государства всепланетных размеров, могла быть только гражданской. Цивилизация Марса представляет собой классическую «водную монополию», сверхцентрализованную империю. Как это общество — а мы знаем, что Тумой некогда правили царицы — пришло к описываемому положению вещей? Была ли там индустриальная революция, а если была, то почему? Какие силы поддерживают инфраструктуру? Почему Тускубу еще надо убеждать гипнозом вожаков собрания, откуда там столько демократии и сетевой свободы — прямо-таки из мечтаний гуру интернета, ведь туманные зеркала предоставляют невероятные возможности героям.

Какой Толстой представлял себе советскую власть, если она доверила совершенно аполитичному инженеру Лосю изрядное количество ультрасовременных мегамощных взрывчатых материалов, достаточное для вояжа туда-и-обратно?

Выдумки замечательного писателя стимулируют работу фантазии. А Бэрроуз годен лишь руками махать.

Оценка: нет
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 ноября 2011 г.

Спустя многие годы «Аэлиту» полезно перечитать. Вспомнить детские годы, когда роман увлекал, и выйдя под ночное небо ты взволнованно искал Марс, а ночью тебе снились его красноватые пустыни. Порадоваться умению писателя делать завязку сюжета — изящно, легко, с бытовыми подробностями. Вряд ли кто бросит читать, узнав что на улице Красных Зорь появилось объявление инженера Лося о предложении полета на Марс. Тут и женщина с корзиной, и демобилизованный солдат, и журналист. Их реакция. А затем — мастерская Лося, что-то красящий рабочий и одиночество инженера, его глухая тоска по Несбывшемуся и зов звезд. А потом будет проломленная крыша сарая и быстрый, не очень сложный перелет. И гибнущий Марс... Что видят герои? Одни развалины. Засохшие каналы. Брошенные города. Бассейны с дохлыми пауками. Сломанное зеркало-компьютер... Шаткое положение царствующих, своеобразный порог революции...Закатному Марсу остаются лишь воспоминания о былой родине — Атлантиде, городе Ста Золотых Ворот. О былом могуществе. Спасение из умирающего Марса — перелет на Землю, обратно... Многое казалось бы простым и забылось бы, если бы не герои романа. Это люди тех лет, их из среды не вынуть... Романтик, интеллигент ученый Лось. Прошедший «огонь и воду» гражданской войны неистовый пролетарий Гусев. Толстой легко демонстрирует будущее торжество типов, подобных Гусеву. У них нет уважения к другому миру, иной цивилизации и культуре. Им нужно во все вмешаться, что-то сломать, как-то наследить. Сделать все нахрапом, жестко. Объектом развлечения Гусева становится Иха. Затем и вовсе можно устроить революцию. Лосю постоянно приходится одергивать своего товарища. В то же время Гусев исполняет важную миссию в романе. Он оживляет экспедицию, он пробуждает Лося от любовной спячки. Этакий Локи из скандинавской сказки! Но на этом Гусев заканчивается. В.Головачев, продолжая роман Толстого, в книге «Магацитлы» отметает Гусева, как уже исчерпавшего себя героя. Лось более загадочен, глубок и любознателен. Вечный образ! Такой же предстает и Аэлита. Наверное самый схематичный образ книги. Но она — олицетворение любви и женственности. О ней можно только мечтать. Символ! Роман написан великолепным языком и хорошо придуман. Можно его покритиковать за «избитый, заимствованный сюжет», за научную несостоятельность. Попробуйте написать лучше. Это можно сделать. Можно и научную базу более правдоподобную подвести. И накрутить новых приключений. Но такой роман прочитают и... забудут. Потому что нет эпохи, нет живых героев. Пишут много, а Толстой один. И он неповторим. И его «Аэлита» живет!

Оценка: 10
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 марта 2011 г.

- Но ведь это — вздор, — лететь в безвоздушном пространстве пятьдесят миллионов километров...

- Что говорить, далеко.

Решил ещё раз перечитать и ничуть не пожалел, оказывается мне попалась оригинальная версия текста, та, что увидела свет в 1923 году, а не та, что была подготовлена для «Детгиза» в 1937 и которую затем и перепечатывали несчетное количество раз. Так что, можно сказать, я открыл для себя новую «Аэлиту».

Отгремела гражданская война и люди едва-едва начали привыкать жить мирной жизнью в разрушенных боями городах и сожженных селах, вновь распахивать запустевшие поля и восстанавливать практически уничтоженное производство. Существовавший порядок вещей исчез под натиском нового, провозглашаемого как полная власть народа. Некоторые испугались этого и как мыши забились в норы, чтобы оттуда наблюдать за развитием процесса, другие восприняли это как полную вседозволенность — анархия расцвела буйным цветом, третьи же, несмотря на все жизненные неурядицы пытались воплотить свою мечту в реальность. Именно к таким личностям и принадлежит главный герой повести — инженер Мстислав Сергеевич Лось, решивший во что бы то ни стало полететь на Марс. Мотивы, побудившие его взяться за столь безумное предприятие изначально, видимо, были исключительно научными, но потом, после смерти жены, их вытеснило огромное и всепоглощающее желание любыми путями сбежать от самого себя, от собственной памяти, которая не могла более выдерживать груз трагических воспоминаний. Но, как бы там ни было, он сумел построить космический аппарат для передвижения в межпланетном пространстве, оставалось дело за малым — найти себе компаньона для этого рискованного предприятия. Объявления, которые он расклеил по всему Петрограду для привлечения добровольцев, долго не давали никакого эффекта. Момент старта приближался, но доброволец всё не находился. Дело шло к тому, что в дальний полет Мстислав Сергеевич будет вынужден отправиться совершенно один. Но как-то вечером, буквально накануне старта, в сарай, где производилась сборка космического корабля, заглянул один человек, изъявивший горячее желание увидать своими глазами другую планету. Этим человеком был Алексей Иванович Гусев, такого как он, сейчас бы, пожалуй, можно было назвать «псом войны» — семь лет непрерывных войн, более двадцати ранений, учереждение четырех республик. После окончания гражданской войны он решил наконец-то завязать с военным делом, женился, но неуемная тяга к приключениям так и не дала ему хоть немного посидеть на месте. Против такого предложения он просто не смог пройти мимо. Итак, ракета проверена и заправлена ультралиддитом, экипаж готов, пора давать старт!

Текст повести цепляет с самых первых фраз. Город и люди, населяющие его, показанные глазами зарубежного репортера Арчибальда Скайльса, создают несколько сюрреалистическое впечатление: разрушенные дома, практически пустые улицы и объявление, одиноко висящее на облупленной стене пустого дома. И о чём оно? Может быть кто-то хочет что-то купить или продать? Или это объявление призывает всех прийти на очередной митинг? Или сообщает о гастролях какого-нибудь вновь возрожденного театра? Нет. Ни коим образом. Оно зовет лететь на Марс. А это значит, что во времена всеобщей разрухи и голода остались ещё люди, которые мечтают не о теплом уголке и куске хлеба, а о звездах, о далеких планетах и чужих мирах. Они стремятся разорвать путы земного тяготения, чтобы увидеть невиданное и узнать неизведанное. Всего двое, в маленькой ракете, которая даже толком не испытана, бросают вызов судьбе и Вселенной. Лось — гениальный инженер и конструктор, бегущий от терзающего его душу призрака бывшей любви, считающий, что «не смерть страшна, но одиночество», может даже ищущий смерти как избавления. Гусев — человек, отдавший всего себя без остатка страшному искусству войны, не раз заглядывавший Смерти в глаза, израненный, но не побежденный, не растерявший такого детского желания заглянуть за горизонт и добраться до края земли. Он даже особо не задумывается о принципиальной возможности осуществления перелета. Авторские симпатии, несомненно, находятся на стороне Лося, именно в его устами он пытается донести до читателя свои собственные размышления и своё отношение к описываемым событиям. Гусев же является некой антитезой к фигуре Лося, противопоставляя свой чисто прагматический подход бесконечному самокопанию своего компаньона. В то время когда Лось, очарованный Аэлитой, оказывается совершенно неспособным на какую-либо адекватную реакцию в ответ на смертельную для путешественников угрозу со стороны отца Аэлиты Тускуба, Гусев начинает активные действия, выступая в роли последней соломинки, переломившей хребет верблюду. Конечно же, если бы на момент прибытия землян на Марс Соацера уже не напоминала бурлящий котел, ему вряд ли что-нибудь удалось сделать в столь короткие сроки, но они появились именно в нужное время в нужном месте. Причем, Гусев просто не видит другого пути для выхода из сложившейся ситуации: «Мне что революция, мне бумага нужна, Мстислав Сергеевич. С чем мы в Петербург-то вернемся? Паука, что ли, сушеного привезем? Нет, вернуться и предъявить: пожалуйте документик о присоединении Марса. Это не то что губернию, какую-нибудь оттяпать у Польши, — целиком планету». Революция для него всего лишь привычный инструмент для решения насущных вопросов, и его абсолютно не волнует, что спонтанное восстание скорее всего будет обречено на поражение, что многие тысячи аборигенов погибнут за не совсем понятные им идеи. Ведь для «вождя революции» люди очень быстро из категории личностей переходят в категорию инструментов: он не раздумывая посылает людей на смерть, только для того, чтобы выиграть время или решить сиюминутную задачу. Не обладая ни должными знаниями, ни общим пониманием обстановки, не разбираясь в расстановке сил на политической арене он бросается с места в карьер, губя тех, кто доверившись Сыну Неба, решает последовать за ним. Я думаю, что рисуя перед читателем картины жестко подавленного восстания, автор, перекидывая мостки в нашу реальность, пытается предостеречь людей от бездумного следования за умеющими складно говорить лидерами, а так же показать явную непродуманность черезвычайно популярной в то время идеи «экспорта революции» и раздувания пожара всемирного восстания пролетариата. «Равенство недостижимо. Равенства нет. Всеобщее счастье — бред сумасшедших, пьяных хаврой» — хоть эти слова и звучат из уст главного врага, но они вполне могут быть и собственными мыслями автора, которые он хотел донести до читателя, но, опасаясь бдительной цензуры, постарался по мере сил замаскировать. Косвенным подтверждением этому может служить то, что этот тезис четко перекликается с другими, мастерски вплетенными во второй рассказ Аэлиты, посвященный истории Магацитлов. Именно в этом рассказе о становлении цивилизации на Земле Толстой центральной идеей делает теорию о поочередном возвышении той или иной людской расы: каждая из них проходит периоды становления, захвата власти, расцвета, упадка и забвения, на время возвышаясь над другими, чтобы затем склониться перед следующей.

Марс «Аэлиты» получился весьма интересным местом. Как становится ясно из долгих исторических экскурсов, своим расцветом он обязан массовой экспансии Атлантов-Магацитлов, спасавшихся со своей гибнущей родины. До их появления племена краснокожих аборигенов-аолов вели весьма примитивный образ жизни и лишь появление Магацитлов, превосходящих марсиан в развитии и ведущих крайне агрессивную политику, всколыхнуло их общество и послужило толчком к стремительному прогрессу. Среди атлантов не было женщин и они стали смешивать свою кровь с кровью аборигенов, породив новую расу — голубокожих горов, которые и стали фактическими владыками всей планеты, Аэлита — потомок горов. За несколько десятилетий до описываемых в повести событий на Марсе разразилась опустошительная война, из которой жители Азоры вышли победителями. Зато земли проигравших подверглись запустению, так что практически на всем пространстве за горами Лизиазира не осталось никаких жителей. Вся цивилизация марсиан переживает упадок, увядает вместе с планетой. И на фоне этого всеобщего декаденса Толстой пишет о расцветшей любви: «Тот счастлив, в ком — полнота, согласие, радость и жажда жить для того, кто дает эту полноту, согласие, радость... Такое счастье приходит в любви к женщине». Потеряв любовь на Земле Лось вновь обретает её на Туме и, полностью околдованный этим чувством, всецело посвящает себя предмету своего чувства — Аэлите. Она же, в свою очередь, охваченная новизной и необычностью совершенно необъяснимых для неё переживаний, идет ради возлюбленного на прямое неподчинение отцу и полное неприятие уготованной ей ещё многие годы назад судьбы. Они оба прекрасно понимают, что их чувства обречены, но осознание этого ничуть не останавливает их: «Покой души сгорает в пепел. Её желание одно — жажда. Она желает насытить пепел души влагой. Эта влага — всегда кровь».

Наряду с революционной и любовной темами автор касается в тексте и некоторых метафизических вопросов. Особенный интерес вызывает легендарная фигура Пастуха, встретившего Сына Неба: «Сын неба ударял посохом в камень и выступала вода». Для Пастуха он стал Богом, но в отличие от христианского — Богом злым. А сам пастух удивительным образом совместил в себе как черты Моисея, так и черты Иисуса. Так же в тексте есть место для размышлений о природе и первичности идеи: «вещь есть временное сгущение разума» и «разум, есть материя, более твердая, чем камень и более быстрая, чем свет». Так же вскользь автор касается темы панспермии и отдает должное теории относительности. Вообще идейная сторона книги получила проработку не меньшую (а может даже и большую) чем событийная. Хотя есть, конечно же, некоторые несуразности. Так, например, автор описывает Землю, как видимую с Марса красную звездочку, а сарай, из которого стартовала ракета, оказывается после взлета совершенно целым. Но эти мелочи, конечно же, ничуть не портят великолепной атмосферы этой чудесной повести.

Итог: первоначальная версия книги оказалась гораздо глубже и интересней чем детгизовская. Текст заиграл новыми красками и наполнился новыми смыслами. Автор умело насытил чисто фантастическую тематику множеством социально-политических мотивов, создав удивительно многогранное произведение. Хороший литературный язык, фактурные герои, захватывающая атмосфера и тонкая романтическая линия, которые по одиночке никогда не произвели бы такого эффекта, соединились в великолепный текст, породив один из ярчайших представителей жанра. В 1924 году повесть была экранизирована Яковом Протазановым, немой одноименный фильм считается классикой кино. Читать и перечитывать! Настоятельно рекомендую. Читайте классиков!

P. S. Мстислав Сергеевич Лось упоминается ещё в одном произведений Толстого — «Союз пяти».

Оценка: 10
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 августа 2017 г.

Можно понять тех, кто критикует «Аэлиту», называя роман ненаучной фантастикой, обвиняя в слабом сюжете и низкой «научной правдоподобности.» Но есть одно «но». Алексей Толстой — не фантаст, он писал по канонам классической литературы, и, стало быть, к его фантастике нужно подходить, держа в уме эту аксиому. Да, так сложнее оценивать роман, но так становится понятней, что же хотел сказать автор.

«Аэлита» написана языком не фантастики, не экшна, а именно классики. И главное в этой книге — не события, не история Марса и атлантов-магацитлов, и даже не революция. В центре произведения — идея возможности (и даже необходимости) контакта между людьми, пусть даже их разделяют огромные расстояния, культура, происхождение. Любовь Лося и Аэлиты не рационализируется, она преподносится как данность, как судьба. К сожалению, природа человека (и марсианина) такова, что всегда найдутся недоброжелатели, которые лишь думают о личных амбициях, власти, сиюминутных выгодах, которые не желают находить точки соприкосновения с «чужаками» и идейными противниками. Что красноречиво показано на примере Тускуба и его приверженцев. В таком дискурсе революционные события на Марсе — тоже немаловажный смысловой аспект. Здесь автор даёт понять, что всегда на смену вековому, устоявшемуся приходит нечто новое. Это хорошо показано в историях, которые рассказала Аэлита.

Научные моменты, типа устройства космического корабля, полёта на Красную планету, возможности дышать на Марсе и т.д., можно смело выносить за скобки. Неслучайно сам автор не уделяет этому много внимания. Ибо, повторюсь, задача убедить в том, что в 1920-х годах можно полететь на Марс, не стояла. Кажется, «Аэлита» больше напоминает притчу, легенду, предание. Не случайно её печатали в издательстве «Детская литература».

Проколов у романа можно, при желании, найти предостаточно. Но нужно ли это делать, когда книга понравилась и такая, какая есть?

Оценка: 9
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 августа 2008 г.

Читая в детстве эту книгу, я впервые столкнулся с таким понятием как «цензура»: дело в том, что знаменитой двадцатитомной «Библиотеке приключений» (которая вроде как предназначалась для детей) вырезали чуть ли не половину главы «Хао» — сцену, содержащую намёк на эротику. Но я-то до этого уже читал «Аэлиту», вышедшую во «взрослой» серии «Каравелла» и отсутствие части текста меня покоробило. Как для многих советских детей, «Аэлита» стала для меня одной из первых фантастических книг. Пропагандистская линия сюжета уже и тогда казалась немного нелепой, а сейчас и подавно выглядит откровенно наивной. И я вполне понимаю Ивана Бунина, который в своих «Окаянных днях» возмущался : мол, пишет сейчас Алексей Толстой какую-то агитку про красноармейца, полетевшего на Марс и зачем-то устроившего там революцию. Так же довольно наивно описано путешествие на Марс. Жизнь обитателей Марса, природа и история цивилизации Красной планеты, технические достижения представлены гораздо интереснее, хотя без влияния марсианских историй Э. Р. Берроуза, наверно, не обошлось. И всё же несмотря на столь очевидные недостатки я выставил книге высокую оценку. Почему? Ответ прост: романтика. Эта книга одна из самых романтических в советской фантастике. И не случайно именем Аэлиты назван и фестиваль фантастики и старейшая фантастическая премия в стране.

Оценка: 9
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 марта 2013 г.

Как у любого советского школьника любящего фантастику, одним из первых научно-фантастических романов, прочитанных мной, был роман Алексея Толстого. Ясно помню образ марсианской принцессы, верящей в любовь и будущее своей планеты, по-моему, это для меня осталось главным в произведении... Недавно прослушал «Аэлиту» в формате аудиокниги. Конечно сейчас книга кажется очень наивной. Чего стоит объявление на заборе, в котором инженер Лось пишет о том, что в четверг летит на Марс и ищет попутчика; одели полушубки и кожаные шлемы, взяли с собой по две пары сменного белья и по расчетам Лося через часов 9-10 оказались на Марсе. Всё это вызывает широкую улыбку. Но ведь и зарубежные мэтры Герберт Уэллс или Жюль Верн, тоже писали в своих замечательных книгах много такого, что рассмешит современного человека.

Главным мне, теперь уже взрослому человеку, показалась философия (если отбросить идеологию времени написания книги) и рассуждения писателя о развитии судеб человечества. Например, Толстой высказывает мнение, которое хоть и спорно, но все же может являться мыслью для дискуссии:

«… во всем росте цивилизации лежит первоначальная ошибка. Дальнейшее развитие знания должно привести к гибели: человечество поразит само себя».

А вот ещё: «Золотой век вырождался, в городах Атлантиды наступало пресыщение. Ничто не сдерживало более разнузданную фантазию, жажду извращений, безумие опустошенного разума. Сила, которою овладел человек, обратилась против него». В этом определенно, что-то есть от нынешнего состояния мира. Или вот ещё: Богатейшие из граждан, называвшиеся Магацитлами, что значит «беспощадные», говорили о рушащемся мире: «Тем лучше, поможем стихии и уничтожим навсегда дурной сон разума – человечество.» Ну чем не отголосок теории «золотого миллиарда»?

В итоге, несмотря на старомодный слог и «наивности» в тексте, «Аэлита» вполне читабельна (слушабельна) в наше время, и на мой взгляд является прекрасным образчиком отечественной фантастики.

Оценка: 8
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 июня 2014 г.

От названия зависит добрая треть успеха (а может и половина?). Обаяние названия, обаяние чужого — а вместе с тем, родного имени. Аэлита — «Видимый в последний раз свет звезды».

Сегодня можно слегка иронизировать над техническими идеями Алексея Толстого, усмехаться над его революционной направленностью. Но если бы в «Аэлите» была лишь революционность и наивная техника — кто бы его читал? Лучшие книги — это книги о людях, об их переживаниях. Так и здесь. Планета Марс и ее особенности — это всего лишь антураж, в котором развиваются события.

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 августа 2008 г.

Читал я эту книгу лет в 11-12, причём мне её активно рекомендовали очень авторитетные для меня люди — отец и преподаватель кружка художественного чтения в Доме пионеров. Однако несмотря на «промоушен» «Алита» не просто не понравилась, а вызвала активное неприятие, даже отвращение. Прошло больше 30 лет, сейчас не могу точно вспомнить свои ощущения, но помню вывод после чтения: — «в руки больше не возьму» (а я в те дефицитно-книжные времена очень часто перечитывал книги, например, «Одиссею капитана Блада» с «Хрониками» я до сих пор могу страницами цитировать). Почему такой эффект? Наивная и резкая пропаганда коммунизма? Так Беляев и Гайдар шли на ура. Наверное, «Аэлита» мне показалась какой-то фальшивой и неискренней, в отличие от упомянутого Беляева, который мне не нравится сейчас, но очень нравился тогда.

Как говорит писатель Березин, извините, если кого обидел, но с тех пор я «Аэлиту» не перечитывал, понятно почему, и мои детские впечатления не претендуют на критический и справедливый разбор:shuffle:

Оценка: 5
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 июля 2016 г.

Неплохая советская космоопера, хоть и имеющая революционно-социалистическую составляющую, но — ненавязчивую (единственным недо-буржуем можно считать журналиста Скайльса). Космооперой можно считать условно, с поправкой на то, что автор отнюдь не отказался от элементов твердой НФ, особенно, в части описания конструкции яйца, да и полета/спуска на Марс. Прочие космоперные элементы присутствуют — тут и Лось с Гусевым, в качестве эпических магацитлов; и иключительно условная схема организации экспедиции; и невероятные (для того времени) атомные технологии марсиан; и экзотический колорит; и непременная красавица Аэлита...

Инженер Лось и демобилизованный красноармеец Гусев летят на Марс на «построенном на средства республики» (пропаганда!) яйце, представляющем собой твердотопливную ракету, работающую на вымышленном сверхмощном топливе — порошкообразном ультралиддите. Технически, для своего времени, описано грамотно — многослойный стальной корпус; металлический парашютный тормоз (аналог реально применяющихся на марсианских спускаемых аппаратах тормозных экранов и вообще полная копия советского тормозного экрана на Марсе-5НМ); двойной спиральный буфер для окончательного смягчения посадки (аналог пенопластового слоя на посадочных «Марсе-3 и -6» садившихся по аналогичной схеме); перископы для наблюдения за окружающим пространством; система жизнеобеспечения; ну и сам реактивный/ракетный двигатель — множество высверленных в одной металлической плите камер сгорания, с системами подачи ультралиддита и воспаменением от общего магнето (автомобили тех лет детектед). Даже проблема использования чрезвычайно бризантного взрывчатого вещества решена хоть и фантастически, но и технически — пропусканием порошка через магнитное поле, что якобы обеспечивает соосность конуса куммулятивного взрыва ультралиддита с осью камеры сгорания. Все — весьма гут. Фантастика только в невероятной взрывчатке и, соответственно, невероятно компактных размерах снаряда, исчисляемых метрами; с совершенно гигантской полетной скоростью (вплоть до скорости света — нехило!?).

Этот чрезвычайно технологичный и адекватный аппарат помещается автором в совершенно нереальные условия — он построен силами нескольких человек, в каком-то сарае, а спутника себе инженер Лось ищет посредством расклейки на заборах бумажных объявлений. Это все чистая условность; такое впечатление, что автор, вознамерившись писать НФ, перескакивает на космооперу, и таковые перескоки будут происходить регулярно на протяжении сюжета.

Далее — летят в рамках твердой НФ; вид Марса перед посадкой вообще такой, как будто Толстой берет карту Марса Ловелла и с нее этот вид переписывает (это вот скорее всего так и было!).

Марс тоже типично ловеловский — он пустынен, сух, с низким атмосферным давлением (темно-синее небо, как на стратостате!), редкими кактусами (часто нельзя — скажется на отражательной способности местности и будет заметно в телескоп!), пересохшими каналами.

После встречи путешественников с марсианами начинается, собственно, космоопера. Тут диктатор Марса Тускуб, тут история Атлантиды, через призму её основателей-магацитлов; и любовная линия Лось — Аэлита (и даже Гусев — Иха, хотя это более сомнительно); и народное восстание (с поправкой на то, что роман советский, стало быть, это не бунт, а революция); и рефлексирующий народный предводитель Гор; и подавление революции, невзирая на то, что мощный магацитл-Гусев расшвыривал худосочных марсиан, как кегли (космоопера!).

Отдельно хочется заострить внимание вот на каком моменте.

Советский автор осмелился отобразить на страницах советского романа т.называемую хао, что есть на человеческом языке любовь, в том числе и как сексуальный акт (то есть — не любовь к партии).

Хотелось бы вспомнить, что, например, в «Туманности Андромеды» (которая хороша по другим параметрам) остающиеся наедине симпатизирующие друг другу мужчина и женщина всю ночь обсуждают какую-то хрень, тогда как Лось и Аэлита занимаются этим самым хао, причем, без всякой порнухи. Вот за этот уместный и не скабрезный момент я даю автору дополнительные плюсы. Сисьге видеть в фантастике мне не хочется, однако и изображение взрослых людей в образах малолетних дебилов мне также не нравится.

Заканчивается роман своеобразно. Хэппи энда, как такового, нет. «Где ты, где ты, сын неба» взывает Аэлита к Лосю по радио — что показывает, что Тускуб Аэлиту недотравил. А Лосю при этом — не позавидуешь.

Оценка — 8. Читать стоит; сюжет запоминается; герои интересны и индивидуальны; приключения — эпичны.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 марта 2017 г.

Казалось бы, произведение вполне обычно для советской фантастики: земляне на другой планете, жестокое классовое общество инопланетян, злые правители хотят убить пришельцев, но храбрые земляне поднимают восстание против тиранов. Их много было, книг на такую тематику, но почти все они ныне забыты. А вот «Аэлита» вполне читается и сейчас, даже несмотря на совершенно наивную научно-техническую составляющую и не менее наивную идеологию.

Почему? Потому что Марс Толстого выглядит удивительно настоящим, со своей умирающей природой, причудливой флорой и фауной. Руины марсианских городов описаны так, что аж прямо-таки видишь их перед собой в трехмерном виде, ощущаешь странные запахи неземных камней, песка и пыли. Марсиане — отнюдь не непонятные чудаки, появившиеся непонятно откуда и живущие непонятно как (именно таковыми часто представляются инопланетяне в фантастике). У них есть самобытная культура и настоящая история, причем история весьма интригующая (судя по главе об Атлантиде, Толстой явно читал Рудольфа Штейнера или кого-то из теософов). Причем некий период истории от победы магацитлов и до прилета землян остался большим белым пятном, которое придает немалую таинственность и которое дает простор для догадок и читательского воображения.

(Собственно, почему люди Марса и Земли оказались одним биологическим видом?.. Я объяснил это для себя тем, что еще задолго до атлантов Марс заселили лемурийцы, о которых атланты забыли точно так же, как мы забыли об атлантах)

С одной стороны — яркость и выразительность. С другой — таинственность и недосказанность! Вместе они делают книгу странной, почти фэнтезийной и почти мистической. Еще более странно видеть это рядом с раннесоветским антуражем. Пожалуй, это и есть главный секрет «Аэлиты».

А еще оканчивается книга отнюдь не торжественно и счастливо, как большинство книг о космических революциях. Марсианская цивилизация и так умирала — а гражданская война лишь добила её. И не вышло бы никакой советской марсианской республики: спустя несколько поколений немногие уцелевшие марсиане снова превратятся в пастухов и пожирателей пауков. Для героев конец тоже печален.

P.S. И, умоляю вас, не смотрите экранизацию 1924-го года!.. Чтобы так изуродовать сюжет — нужно очень постараться.

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 октября 2012 г.

В адрес знаменитого фантастического романа Алексея Толстого сказано много хороших слов, причём слов правильных. Эта вещь, прочитанная своевременно, способна увлечь и восхитить. Однако она же способна и напрячь, ибо, в отличие от середины и развязки, начало её изложено языком техническим, а потому в чём-то сухим. Все эти описательные приёмы, через которые перед читателем появляется космический корабль-яйцо... знаете, начало слишком отягощено подробностями создания подобной техники, и лично я нашла его скучным. Я допускаю, что оно представляет интерес для людей иного склада ума, причём для большей половины человечества, но я, хоть и считаю это произведение классикой, всё же не причисляю его к классике без упрёка. Опять же, делаю это только потому, что прочитала его впервые, значит, в какой-то мере более сознательно, чем если бы за плечами было прочтение этого романа в 15 лет.

То, что Марс интересовал не только Э. Р. Берроуза, уже ясно. Другое дело, что у Берроуза его Картер попал на Марс, а там — в переплёт, и это было развлекательное чтение, а «Аэлита» скорее социально-философская вещь, где не последнее место отведено речам одного из главных героев о силе РСФСР. Времена, в которые создавался роман, давно прошли, и прошла гордость за свою родину (если не у всех, то у большей части страны), и речи этого героя кажутся, мягко говоря, наивными. Мол, русские первые попали на Марс, надо его за собой утвердить. Присоединить к РСФСР... Печально, что эта патриотичность ушла вместе с тем временем, но с собой ничего не поделать — как нас воспитали, так мы и воспринимаем литературу. Вот почему я указываю на излишне громкие слова героя о его стране.

Надо сказать, что хотя вещь эта и небольшая, втянуться я долго не могла. Патриотичные русские герои казались мне потерянными. У одного не клеится, у другого ушло. За ними и следишь, и тишком морщишься: как же можно лелеять это подвешенное состояние?! Решение лететь на Марс избавляет их и читателя от мук, и в дальнейшем они проявляют себя, только когда попавшие на Красную планету путешественники обозревают окрестности. Опять те же описательные методы, которые окрашивают открывающуюся картину в один тон. Марс обитаем, вот что нам прежде всего удаётся узнать.

Дальнейшее столкновение с марсианами, жизнь среди них, изучение марсианского языка и знакомство с представительницами прекрасного пола изложены гораздо живее. События раскрываются по нарастающей. Та самая Аэлита появляется в жизни одного из героев и воплощает не только идеал его грёз, но и мечту человечества о встрече с разумом вне Земли, мечту о полётах за пределы Земли, мечты о Космосе. После этой встречи роман читается на одном дыхании.

Что удивило: попытка автора нарисовать инопланетную расу на основе собственного народа. Кроме издаваемых звуков, марсиане ничем не отличаются от русского крестьянского народа, менталитет их ровно таков же, как у любого русского. Попытка главных героев помочь представителям бедных классов свергнуть власть имущих вызывают улыбку недоумения. История России дубль два?

Можно говорить об этом произведении и говорить, находить общие черты с другими фантастическими романами, сравнивать методы преподнесения героев и событий, но я постараюсь раскрыть главное: когда бы вы не прочли этот роман, вас всегда будет преследовать трагедия Аэлиты и её возлюбленного, и вы точно будете знать, что настоящая любовь бессмертна. И голос её может донестись до вас даже сквозь межпланетное пространство.

Рекомендую любителям классики с ностальгической нотой.

+8

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 сентября 2010 г.

Читая «Аэлиту», отчетливо сознаешь, что этот роман написан в те времена, когда фантастика и т.н. литература основного потока не разделили еще (может быть, навсегда) свои пути. Никакого удивления не вызывает факт, что автором «Аэлиты» и романа «Петр Первый» является один и тот же человек – великий, без преувеличения, русский писатель. В самом деле, художественно безупречны, самобытны и интересны образы главных героев – Гусева, Лося, Аэлиты. Проще говоря, литературные герои выглядят как реальные, живые люди! Благодаря великолепному мастерству А. Толстого столь же реальными и зримыми как улицы Петербурга кажутся марсианские пейзажи, и правдоподобным — сам фантастический сюжет. Бытовые зарисовки гармонично соседствуют здесь со смелой фантастикой. По словам А.Ф. Бритикова: «Всё время научно-фантастический план перекрещивается с реалистическим психологизмом романа».

Как ни удивительно, но находятся люди (правда, их немного), которые считают «Аэлиту» «устаревшим» в чем-то произведением, особенно в глазах современной просвещенной молодежи. А ведь говорить так, всё равно, что утверждать неактуальность «Мёртвых душ» Гоголя, мотивируя это тем, что крепостное право-де в России давным-давно отменено. Подобные претензии могли бы быть справедливыми по отношению к фантастике «ближнего прицела», «научно-производственному роману» 50-х годов двадцатого века. Те творения действительно как бы рождались уже устаревшими, главным образом, из-за низкого литературного уровня. Не на технике и не на «революционных идеях» зиждутся суть и сюжетная канва романа Толстого. Человек стремится к новому, неизвестному и лучшему, как в личной, так и в общественной жизни, и на Земле, и за пределами оной. В начале двадцатого века никто, включая ведущих ученых, не представлял себе, как именно будет выглядеть космический полет. Всё же Толстой, очевидно, вполне осознавал фантастичность и условность придуманного им изобретения Лося. Здесь я вижу некое литературное воплощение им массовых «механистичных» представлений того времени об астрономии (марсианские каналы), космических кораблях и их полетах (Циолковский) – своего рода, свидетельство эпохи. Этим и интересны конструкция аппарата Лося, полет на Марс и весь технический антураж. Вообще, в фантастике редко встретишь толковое (в научно-художественном смысле) описание космической техники. Например, у Стругацких фотонная тяга планетолетов типа «Хиус» встречается только в ранних произведениях, а далее никаких деталей на эту тему не сообщается. Небезызвестный исследователь (и последователь) творчества Стругацких С. Переслегин указывает на открытие в мире «Полдня» некоего Д-принципа, по сути-то своей совершенно сказочного. Интересно отметить, что Толстой устами Лося вскользь упоминает идею о человекообразности всех разумных существ на иных планетах, серьезно обоснованную потом Иваном Ефремовым. (А ведь Ефремов встречался с Толстым незадолго до его смерти.) Позже, после посадки на Марс, Лось довольно-таки связно излагает Гусеву, отразившиеся на них следствия специальной теории относительности (не называя её).

«Аэлита» — сюжетно приключенческая вещь. Но, в отличие от чисто приключенческой книги, писателю удалось показать также социальный срез России двадцатых годов, пусть и не очень глубокий. Частью это сделано посредством фантастического марсианского общества, частью – через судьбы Лося и Гусева, их воспоминания и размышления накануне и после полета. Да и вообще, «Аэлита» дает повод поразмыслить на тему общественного устройства, о том, почему и как происходят (происходили) революции. Кроме того, эта книга о любви, и не только о чувствах Аэлиты и Лося. Рассуждения о любви как о высоком чувстве в романе имеют философский оттенок, что вообще характерно для классической русской литературы. Некоторый недостаток романа, на мой взгляд, — чрезмерное увлечение автора изложением легенд об Атлантиде.

Есть ли в этом романе пропаганда (пролетарской революции и т.п.)? Если слово «пропаганда» в какой-то мере и приложимо к «Аэлите», то, мне кажется, что это только пропаганда того самого разумного, доброго, вечного. Остальное – несущественно.

Весьма удачна, на мой взгляд, аудиоинсценировка (Элитайл, 2005 год) — еще одна грань научно-фантастического искусства.

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 апреля 2009 г.

Не думал я, что сподоблюсь писать отзыв на одно из самых первых прочитанных мною фантастических произведений. Мне не и было и двенадцати лет, когда я прочёл «Аэлиту». Прочёл и был поражён до самых потаённых уголков своей души. Чувство это не иссякло и по сей день. Улыбаетесь? Напрасно. Вы только представьте, каким ошеломительно смелым и бесшабашным полётом мысли надо было обладать, чтобы в голодной, разорённой гражданской войной Красной России мечтать о полётах на Марс. И какова же была сила убеждения в большевистской идее, что экспортом революции на другую планету грезил даже аристократ Толстой! Я никогда не считал себя приверженцем коммунистических идей (как только осознал себя личностью — это верно до последней капли), но мощный дух эгалитарного революционного романтизма смывает со строк «Аэлиты» и идейный пафос, и наивную простоту «из низов». Вспоминаю слова Лазарчука, которые он вложил в уста одному из своих героев: «Вот за что я большевиков не люблю... так это за то, что они бездарно просрали такой колоссальный энтузиазм...». Грубо, но зато в масть!

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 ноября 2013 г.

Прочитанный когда-то в детстве этот роман казался приключенческой историей, которая почему-то печально закончилась. И поэтому мне, юной пионерке, не понравилась. Позже, после прочтения других вещей Алексея Николаевича, я обратила внимание на то, что все его тексты написаны очень страстно. Визуально возникает впечатление «горящих» глаз и энергичных жестов. «Аэлита» же имеет вкус усталости, растерянности, грусти, беспомощности. И мне взрослой запомнилось более всего: «Стань тенью для зла, бедный сын Тумы и злой Ча не поймает тебя». Может быть сам «красный граф» желал порой стать «тенью для зла»? Может быть в этом секрет бесконечной печали и «Аэлиты», и «Гадюки», и «Голубых городов»? Мне кажется, что кроме истории безнадежной любви и неудачного марсианского мятежа, в «Аэлите» рассказано о том, как больно, когда ломаются, наталкиваясь на действительность, иллюзии и идеалы.

Чтение, которое могу рекомендовать любителям проникнуться духом эпохи.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 ноября 2008 г.

Одно из первых прочитанных фантастических произведений. И оно меня не разочаровало. Очень сильные искренние чувства марсианки и русского пришельца. Весьма поразила история далёкой родины марсиан Атлантиды, смены рас, императивов поведения, образов мыслей.

Кстати, совсем не кажется каким-то карикатурным напарник Лося. Наоборот — в нем видна порода тех беспокойных конкистадоров, что не могут усидеть на месте. Пассионарий, одним словом.

Печальная щемящая концовка оставляет ощущение тихой красивой грусти, с которой трудно расстаться.

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх