FantLab ru

Борис Георгиев «Космогон»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.00
Голосов:
15
Моя оценка:
-

подробнее

Космогон

Роман, год

Аннотация:

Это — рассказ о том, как всё было в состоянии неизвестности, всё холодное, всё в молчании; всё бездвижное, тихое; и пространство неба было пусто. Или так: когда вверху не названо небо, а суша внизу была безымянна, Апсу первородный, всесотворитель… Или даже так: около четырёх с половиной миллиардов лет назад в газопылевом облаке рукава Ориона галактики Млечный путь случился гравитационный коллапс.

Но ведь всё это — сказки! О том, как всё было на самом деле, а главное, чем обернулось для человечества, читайте в новом романе Бориса Георгиева, написанном в лучших традициях научной фантастики.

Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 247

Активный словарный запас: чуть выше среднего (3032 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 51 знак — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 38%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Номинации на премии:


номинант
Басткон, 2014 // Премия «Иван Калита»

номинант
Басткон, 2014 // Премия «Чаша Бастиона»

номинант
Созвездие Аю-Даг, 2014 // Премия "Золотая цепь"

номинант
Созвездие Аю-Даг, 2014 // Премия "Созвездие Малой Медведицы". 3-е место


Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)

Космогон
2013 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 октября 2013 г.

Если очень вкратце, я бы назвал этот роман «золотым сечением», потому что по соотношению текста и подтекста роман, на мой взгляд, хорош, и хорош весьма. А разгадка проста: Борис Георгиев построил интеллектуальный план «Космогона» в первую очередь на общекультурных ценностях, а уж во вторую – на диалоге с НФ-багажом читателя.

В трилогии «Третий берег Стикса» автор, разговаривая с читателем, заострил внимание именно на подтексте: программные ассоциации, ассоциации с классикой фантастики вплоть до имен героев, вплоть до мелких ситуаций. И был там провокативно простой рассказ не то на первом, не то на втором плане, где планетарные и даже межпланетные проблемы решаются без вмешательства «широких народных масс», без чудовищных жертв и катаклизмов. Вот и получалось, что скользя по поверхности, скользя без внимания к пред-тексту, автора не понять, а хорошо это или плохо, – каждому читателю приходилось решить для себя.

В «Космогоне», несмотря на отсылки к классике НФ, автор сюжетно играет главным образом с тем пластом культуры, который интуитивно знаком многим. Да, не все могут быть в курсе, почему вдруг политерии зарождаются только в системах двойных звезд, но уж за сколько дней бог создал бытие, – это минимальный культурный контекст. Сперва Голубь, а потом уже Сын – не сложно, правда? Прямой намек на то, что жизнь на Земле может быть изначально отягощена злом. Сущность жертвы во имя всеобщего блага… Надо ли указывать источник, от которого отталкивался Борис Георгиев?

И что интересно: превосходя «Третий берег…» в масштабах проблематики, «Космогон», на мой взгляд, имеет куда более «острый» сюжет. Посудите сами.

Перед нами роман-мозаика, или, вернее, роман-косичка, в котором отдельные, казалось бы, направления с неизбежностью сходятся к кульминации. Линия поиска смыслов в послании иномирного разума, линия лунного полета — и особняком, конечно же, сюжет о Космогоне. Эти направления романа выдержаны в разных стилях, что лишний раз напоминает: полифония, товарищи, романная полифония! И это действительно — звучит.

Борис Георгиев создает две (курсивом: две) отдельные детективные линии: классическое следствие в замкнутом пространстве и интеллектуальное расследование рассказчика по имени Борис. Обе линии напряженные, обе выдерживают высокий уровень того, что принято теперь называть «саспенсом», – хотя каждая и на свой манер. Примерно как соавторство Агаты Кристи и Хорхе Луиса Борхеса.

Следует отметить, что и в прочих сюжетных ветвях есть свои элементы нешуточной интриги. И если в линии «Космогона-огородника», создателя миров, разгадки сдаются автором легко и даже с юмором, то данные перехвата лунной станции – это та еще головоломка.

К чести автора, он накрепко цементирует связи между отдельными линиями, не стесняясь подталкивать к самостоятельным выводам и читателя. Рассказчик Борис не выдает ни одного готового ответа, зато умело напоминает нужные вопросы, если вдруг читатель сподобился их проворонить.

Герои романа – не маски комедии дель арте, но их типажи заострены автором по вполне понятной причине: одиночество, обособленность несчастных людей («думотериев» по местной терминологии) – вот та плоскость, в которой преподносит своих героев Борис. Если нет трагедии, значит, будет загадка. Если не псевдоним, значит, непонятное прошлое. Герои лунного «детектива» в этом смысле очень хорошо отражают проблемы, заявленные в других линиях.

В этом смысле очень хороша игра слова «побег» — росток и бегство, процесс и результат. Замечательное отглагольное существительное, не пропускайте его в тексте — чуть ли не каждый случай его употребления Борис Георгиев расцветил немного иначе.

Роман очень насыщен проблемно. Уже слоган на обложке — «Каким станет Дело, если Слово убого!» — заявляет вполне библейский уровень прочтения произведения, и в дальнейшем градус серьезности вопросов не спадает. От кого исходит святой дух? Кто заложил основы для эволюции на Земле? Неужели наш мир единственный и неповторимый? Почему мы обречены на зло? Добро ли божественный промысел?

Очень хочется спросить: «а есть ли вообще шансы у добра в этой космогонии?» – но Борис Георгиев уже дал ответ.

Есть. Нужно только правильно переводить.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 октября 2013 г.

«Космогон» — третья опубликованная книга Бориса Георгиева. Должна сказать, что автор растет от книги к книге. Глобальные философские и социальные вопросы поднимались и в «Охоте на Улисса» и в «Далиле-WEB», но там, я бы сказала, был разговор в более легкой форме, что ли, как если бы добрый учитель что-то хотел донести до учеников, «Космогон» — беседа с учителем, которому надоело быть добрым.

Действие «Космогона» происходит в том же мире, что и «Охота на Улисса» и «Далила-WEB» — я бы даже сказала, он объединяющее звено этого мира – но сюжетно с ними не связано.

В романе – три сюжетные линии: раздолбайская – Космогона-огородника, создателя нашей Солнечной системы; детективная – человека-одиночки, то есть думотерия-одиночника, Ильи Львовича Вавилова, решившего открыть блинную закусочную на Луне; и философская – того, кому предстоит стать Мессией.

Не сразу видишь, как эти линии сливаются в одну. Во всяком случае, я не сразу сообразила, почему Илью Львовича, как и пассажиров и капитана прилетевшего за ним корабля, постоянно обвиняют в каком-то побеге, и, самое главное, чем этот побег так страшен? Зачем окутывать завесой тайны двигатель космического корабля? И почему Космогон без конца твердит о каком-то слиянии и боится одиночек? А когда поняла, стало жутковато – от того, что неизвестно, кому повезло больше – проклятой, «потравленной гадом Верховным» параллельности или чистеньким планетам, с готовыми к слиянию думотериев?

Что сделает Космогон, когда слияние человеческих разумов и душ состоится? Уж не лучше ли каждому человеку остаться самим собой, пусть и придется жить в проклятом мире, чем намертво слиться с себе подобными, а потом раствориться в личности Космогона, перестать существовать, как отдельное Я? Это даже не «человек-винтик», а «человек-раствор-для-цемента», «человек-капля-краски-на-картине». Картине-то, может, при таких раскладах комфортно и радостно, а что чувствует капля? Способна ли она вообще чувствовать?

К слову о чувствах… Казалось бы – наша планета безнадежно загажена и ничего хорошего в ней нет и быть не может, но… «С любовью она к тебе обратилась. Для потравленной параллельности дело обыкновенное». Следует ли из этого, что в других параллельностях – чистеньких и ухоженных – любви нет? Или есть, но не такая сильная, что даже у бестелесников дух захватывает?

Но если проклятая планета не так уж проклята, выходит, Мессия приходил зря? Ведь он должен был стать «центром кристаллизации общества», то есть – привести человечество все к тому же слиянию разумов и душ. Думаю, что все-таки нет, не зря. Ведь варианты, предложенные в книге – две крайности. Либо чистая планета с выращенными по всем правилам думотериями, чья судьба – пойти на корм Космогону, либо планета, отравленная Верховным гадом, где и разумная жизнь-то зародилась не пойми как.

Но всегда есть и третий вариант. Люди могут стать лучше, жить иначе, даже избавиться от гада Верховного, но при этом не утратить себя, не раствориться в «думосфере». Задача не из легких, но ведь на стороне проклятых не кто-нибудь, а тот, кто был и Птахом, и Зверем, и Учеником, и Учителем, кто за короткий срок прожил столько жизней и вынес из них столько опыта, что поневоле веришь – только он и может помочь оставленному Создателем миру.

И напоследок – субъективное замечание:

Мне была неприятна мысль, что людьми управляют некие высшие сущности – темные и светлые, а чаще всего – одинаковые. С одной стороны – это вроде как оправдывает людей. Не я предавал, не я убивал, не я кричал «Распни!» — это все «оседлавшие» меня твари. В книге прямым текстом говорится: «Оседланные думотерии не виноваты». Но с другой – совсем люди получаются безвольными существам, марионетками. И то, что предательства – не их, еще ладно, но ведь и подвиги тогда не их тоже! (благородный поступок Рэя на обреченном корабле, например, как-то блекнет сразу) Впрочем, можно взглянуть и с третьей стороны – всё же подсоединяются бестелесники не к кому попало. Да и избранным сделали не случайного прохожего, а конкретную личность, которую предварительно выбирали, отмечали. Значит, люди неким образом влияют на выбор «седоков». Значит, не так уж мы и безнадежны…

Оценка: нет
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 сентября 2013 г.

Брошенный мир или Апокриф от Бориса

Оговорюсь сразу, что имею в виду не писателя Бориса Георгиева, а рассказчика, его полного тезку и сквозного лирического героя его книг. Тот Борис живет в невероятно интересном и опасном мире будущего, и рассказывает нам о нем с тщательностью летописца. И в этот раз он предлагает изучить перевод артефакта, найденного при раскопках Третьей Большой Машины, созданной альтеками.

«Проникни мыслью во все слои преобразования и заключи как человечий эксперт, что тебе о нём помыслится. Отдаю тебе преобразованное в человеческий язык послание. Хочу быть уверен, но не уверен, что оно тебе доступно», — увещевает Бориса, а, следовательно, и нас, неведомый переводчик, он же волновой преобразователь, он же реликт. И он прав, не каждому текст этот будет по зубам, в силу своей многослойности и сложности. Но ведь на то он и апокриф — нечто скрытое, сокровенное.

Роман такого масштаба с одной стороны требует глубины и мастерства от автора, и у Георгиева все это есть в наличии, а с другой — подготовки и взаимодействия от читателя. «Космогон» — это типичный роман «лоу-концепт». Пересказывать его бессмысленно. В нем нужно разбираться, читать медленно вдумчиво. Он похож на занятную головоломку из смыслов и идей, с которой можно играть часами. Это, конечно же, не означает, что в романе нет динамичных сцен. Вся современная часть романа — это захватывающая детективная история, происходящая на Луне и на космическом клипере.

Складывая детальки «древних» текстов со свидетельствами пилота и пассажиров клипера, мы получим своеобразное яркое научно-фантастическое прочтение библейской истории сотворения, падения и искупления. А может, даже разберемся в том, что может случиться с нашем миром в будущем.

При этом роман не пафосен, в плохом смысле этого слова. Автору хватает самоиронии, чтобы не скатиться в чтение нравоучений. Георгиев ставит перед нами глубокие вопросы: чего нам ждать? почему свет бывает, как тьма? какова же тогда тьма? Но он не дает однозначных простых ответов.

Поначалу рассказчик и сам не уверен, можно ли доверять переводчику. На чьей он стороне? Тот ли, за кого себя выдает. Слишком часто в этой «параллельности» предают друг друга.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Обещают помощь, которая в дальнейшем оборачивается бедой. Четкий пацан Вавила оставляет беременную от него девушку, руководство «Мун Аттракшна» играет в игры за спиной пилота Росса, Иешуа распинают «думотерии», ради которых он прошел болезненную процедуру инфовойда. Даже сам рассказчик, как выясняется, готов был предать самого себя, устав плыть против течения.

И в самом деле, можно ли верить рукописи? Кто написал ее: сам ли Космогон-огородник, переводчик Птах белый или Верховный, сын мраков, а может чистильщики, которые не слишком отличаются от темноматерчатых?

На главный вопрос богословия: «Почему в мире существует зло?» рукопись «Космогон» ответа не дает. Вернее подразумевает его предвечное существование.

В первой части апокрифа мы знакомимся с Космогоном-Огородником — наивным шалопаем, который ужасно хочет вырастить урожай, но не хочет вкалывать на грядках. С большим удовольствием он возлежит на пашне, любуясь водородицей. Желания и любви много, а вот трудолюбия и знаний не очень. Его наивностью пользуется темный, мраков сын. В результате, грядка оказывается потравленной. Огородник еще долго пытается что-то исправить, но терпит поражение по всем фронтам и под конец сдается. Что выросло, то выросло, решает Он и бросает испорченный мир. Остается лишь фантазировать, каким бы мог быть наш мир, не случись «потравы». Если даже в потравленной думосфере любовь прорастает, то, что могло бы быть в чистой? А если бы грядка досталась другому, более опытному Огороднику или даже Садоводу?

Тема оставленности Богом часто всплывает в творчестве, и кажется, что это единственное возможное объяснение проблеме зла. По-моему, это самое страшное, что может быть. Если ты безразличен Творцу, если он перестает за тебя бороться, то все остальное теряет смысл. Можно продолжить существование, но не жизнь. Потому что без Огородника мироздание вообще и человеческая жизнь в частности лишилась бы смысла и цели. И это инстинктивно понимают даже те, кто не верит в Бога. Как поет Андрей Макаревич:

Но сейчас не об этом.

Я так хочу, чтобы жил

Тот, кто бросит лучик света в этот

Брошенный, брошенный, брошенный Богом мир.

У Георгиева этот лучик есть. Вторая часть апокрифа — это история младшего чистильщика,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
который стал Мессией и обнаружил Великую Подставу бестелесников. Он же становится переводчиком, который нашел общий язык с думотериями и стал их защитником. Думается, не случайно зовут его Птах Белый. Так оставил ли Космогон, на самом деле, свою думосферу? Или, начал новый процесс кристаллизации, основанный не на борьбе, а на смирении и ждет помощи от думотериев?

Думаю, найдутся читатели и особенно критики, которые уличат рассказчика Бориса в ереси. Может даже захотят его на дыбу подвесить или на кол посадить, чтобы не оскорблял чувства верующих. Так ведь апокриф потому и апокриф, что не канон. На достоверность не претендует. Даже название романа, как бы подразумевает, что это такое ни к чему не обязывающее вранье. Гон одним словом. Но как мы помним, сказка ложь, да в ней намек.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Любые различия между мифами с точки зрения Переводчика несущественны, потому что у Него другая цель — дать каждому думотерию выбор. Потому что только они могут противостать темноматерчатым и не дать им овладеть тяжестью.

И пусть каждый решает сам, верить ли ему в предсказание или нет. Я поверила.

PS Из-за какого-то бага невозможно проставить оценку. Моя оценка: 10

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 сентября 2017 г.

Это очень странная, очень интересная и очень разная книга. Она, по сути, состоит из нескольких историй, которые происходят в разное время, в разном месте. Здесь и Иешуа из Ноцрета, и «новый русский», который купил себе ресторанчик на Луне, тут и настоящий детектив с саботажем, и миф о творении мира.

Поэтому всю целиком ее оценивать довольно сложно.

Как минимум хочется снять шляпу перед автором за то, как а) он умудрился сплести вместе историю творения, детектив, полеты на Луну и историю Христа, причем не намешал в кашу, а сделал мастерски, б) за интригу, в которой ты понимаешь, что все совершенно не те, кем кажутся, но кто они — большой вопрос, в) за удачную головоломку, которую приятно собирать паззл за паззлом.

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх