FantLab ru

Андрей Лазарчук, Михаил Успенский «Весь этот джакч»

Весь этот джакч

Цикл, (сетевая публикация); цикл «Свободные фантазии на тему миров Стругацких»

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 6

 Рейтинг
Средняя оценка:7.76
Голосов:46
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Верхний Бештоун — небольшой город в горах, на самой границе с Пандеей. Всё, что там есть — соляные шахты да гарнизон Горной Стражи. И две гимназии, в одной из которых, «серой», учатся в основном дети солекопов, а в другой, «чёрной» — потомство пограничников. Да ещё пользующийся дурной славой заброшенный санаторий невдалеке...

Бомбы на город не падали, но нельзя сказать, что война обошла его совсем уж стороной. А тем паче не обошли странные и страшные дела, сотрясавшие Страну Отцов после войны. И когда приходит очередная беда, никто не спрашивает у вчерашних мальчишек и девчонок, сколько им лет и какую форму они носят — серую или чёрную. Нужно просто выстоять и постараться не потерять при этом совесть...

Примечание:


Параквел к повести А. и Б. Стругацких «Обитаемый остров».

Содержание цикла:

7.40 (84)
-
5 отз.
7.41 (59)
-
1 отз.
-
1 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 403

Активный словарный запас: средний (2844 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 50 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 38%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Книга года по версии Фантлаба / FantLab's book of the year award, 2014 // Лучшая сетевая публикация. Крупная форма



Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 декабря 2013 г.

Планета Саракш, городок солекопов на границе с Пандеей. Гимназист из шахтерской семьи с дружком из военных-благородных вяло шляются в поисках приключений, пока их не берет в оборот страшненькая умница, предлагающая наладить бизнес, связанный с отловом, засолкой и продажей глубоководных деликатесов. Быдловатая солдатня сразу валит бизнес набок – и тут пацаны находят на берегу ледяного озера умирающего чужеземца с диковинным оружием. Такова завязка первого романа дилогии «Соль Саракша».

Планета Саракш через полтора десятка лет после событий первой книги (и в период, описанный в последних главах «Обитаемого острова» Аркадия и Бориса Стругацких). Власти центра провинции на границе с Пандеей, получив сигнал о скорой то ли войне, то ли беде, вывозят школьников в лесной лагерь. Там их и накрывает война-беда, смысла и сути которой никто из действующих лиц не понимает, хотя в паузах между беготней, перестрелками, похоронами товарищей и карательными вылазками судорожно пытается понять, и найти родителей – или хотя бы смысл выживания в сдохшем мире. Об этом второй роман – «Любовь и свобода».

Романы задумывались и писались для цикла «Обитаемый остров», который должен был снять часть пенок с волны, поднятой экранизацией Бондарчука, ничего не снял и бесславно заглох. Дилогия не была напечатана и не стала трилогией, как задумывалось изначально. Лишь этой осенью, выждав полтора года и убедившись в тщетности дальнейших ожиданий, Лазарчук выставил книги в довольно специальном магазине и предпринял ряд промо-акций, ставших поводом для мощных бурлений разнообразных масс. Да и пусть их.

Некоторое время назад я описывал свою реакцию на курс, выбранный любимыми авторами, термином «уважительное недоумение». Еще есть «сожаление» — в связи с тем, что Лазарчук раз за разом пытается играть на чужой поляне. Да, хорошим инвентарем. Да, по своим правилам, которые мне нравятся куда больше дефолтных. И да, впихивание в которую подряд коммерческую шнягу качественно сделанного кунштюка с социально-психологическим и философским подтекстом можно считать если не выигрышем, то достижением и подтверждением верности однажды поднятому флагу. Беда в том, что любой флаг на каком-то обширном фоне становится частью чужого флага – и не всегда того, которому хочется присягать.

Я понимаю как объективные, так и субъективные причины этого подхода. Я знаю, что мировой масскульт накопил массу примеров того, как подсаженный на низменный гумус высоколобый росток на сороковом году шараханий по колено в помянутом гумусе делает пейзаж ослепительно прекрасным — и все радуются, а также танцуют (обычно в этом месте приводится в пример сериал Dr Who, который типа обязателен к просмотру, но сугубо с шестого или какого там сезона). Я даже верю, что когда-нибудь на похожие чудеса будут способны холмики, обозначающие отеческие гробы. Но в правило грабель я верю сильнее.

Лазарчук и Успенский заслуженно относятся к видным ученикам Стругацких, в связи с чем, похоже, и считают необходимым вписываться в проекты, связанные с именами наставников. Вспомним «Время учеников», вспомним ненаписанного «Белого ферзя», вспомним сталкера с точками, в рамках которого (-ых) авторы не столько отрабатывали франшизную повинность, сколько пытались напомнить о бесточечной поре.

Сверхзадача «Всего этого джакча» сопоставимая. Успенский (очевидно, более-менее сольно написавший первую книгу дилогии) продолжает эксперименты с «Парнем из преисподней», отыгрывая не сюжетом, но духом той повести мотивы отдельных глав «Полудня» (который «XXII век»). Лазарчук же (явно ответственный за вторую книгу) со свойственной ему лютой честностью и в близком ему апокалиптическом режиме пытается ответить на вопросы, которые ставил перед молокососом по имени Мак некто по прозвищу Странник («Тебе вообще известно, что такое инфляция? Тебе известно, что надвигается голод, что земля не родит?.. Тебе известно, что мы не успели создать здесь ни запасов хлеба, ни запасов медикаментов? Ты знаешь, что это твое лучевое голодание в двадцати процентах случаев приводит к шизофрении?»).

Я не могу сказать, что эксперименты мне не понравились, а ответы показались неубедительными. Но я должен сказать, что за пределами сферического непроницаемого мира, в который добровольно загнали себя авторы, им и мне было бы проще.

Любовь и свобода плохо совместимы с неволей.

Оценка: 7
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 января 2014 г.

Если кратко, то дилогия представляет историю жизни и смерти Поля Гнедых на Саракше, рассказанную очевидцами. Почти бессмысленная, отмечу, вышла жизнь, и довольно нелепая смерть…

Но, по порядку. «Соль Саракша» – отличная подростковая литература. Такая крутая гайдаро-крапивинская смесь. Ну, и заодно лучшее из всего проектного «ОО». И если второе от авторского дуэта прогнозировалось, то первого, лично я, не ожидал никоим образом! На высоте все – от соответствия стилю АБС, до сюжета, в котором всего ровно столько, сколько надо. Истории Саракша, психологии, фантастики, героики, даже детских страшилок. А какая потрясающая ирония с первых страниц! «Правда, седую голову его снесло нашим же ядром, зато военная наука обогатилась забавным термином «дружественный огонь». Или «…мне завидовали еще с первого класса. Потому что ни у кого больше не было безумного родича. Герои были, маньяки были, выродки были, и даже композитор один, но чтобы уж совсем ку-ку – такого не водилось». Или «…дядя Ори тоже умел кухарничать, но в самый последний момент запросто мог высыпать в кастрюлю с супом месячную пайку сахара. Мог и не высыпать, но лучше было не рисковать…». Но сквозь этот добрый юмор, ровно там, где необходимо, навылет простреливает печаль, подготавливающая читателя ко второй части: «в детстве я думал, что Довойны – это такая страна, где есть все на свете». Оценка – 9.

«Любовь и свобода», в которой действуют уже дети героев «Соли..», – совсем другое. До финальной развязки повесть являет эдакий психоделический триллер с чуть рваным, по ощущениям, повествованием в духе «Града Обреченных», или «Волны гасят ветер».

Сюжетно – система ПБЗ рухнула, «с взрослыми «случилась беда», и все легло на плечи подростков. Тут-то и начинается самый страшный апокалипсис, по сравнению с которым привычные зомби-триллеры или приевшийся постъядер выглядят детским лепетом. И если в первой части «джакнутый джакч» – не более чем весело-заинтересованное восклицание, то во второй – злобно-бессильная характеристика всеобщего хаоса и непонимания.

В минусе – турбогероические дети, совершенно готовые к боевым действиям. Нет, не на уровне спецназа, но даже для пионерского приграничья СССР 30-40-х и то излишне лихие. Смазанный финал (похоже, именно так и ненаписанная третья часть должна была исправить положение и дать некий ключ). И… и все. Оценка – 7.

Общее за дилогию, среднеарифметическое и средневзвешенное, 8.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 января 2014 г.

«Весь этот джакч» дилогия, представленная двумя повестями известных писателей, не раз выступавших в соавторстве: Андрея Лазарчука и Михаила Успенского. Искушенный читатель без труда, по одному только стилю, определит, кому принадлежит авторство каждой части. Если «Соль Саракша» — рассказ от первого лица, живо напоминающий внутренний монолог парня из преисподней, то «Любовь и свобода» изобилует пространными диалогами, отличается несколько рваным повествованием, нечеткой картинкой, результатом крайне скупых описаний, что в сумме придает повести довольно мрачную и гнетущую атмосферу.

Не равны части и по смысловой составляющей, но об этом чуть позже.

«Весь этот джакч» — параквел к роману братьев Стругацких «Обитаемый остров». На страницах двух повестей мы узнаем историю Поля Гнедых – одного из второстепенных персонажей мира «Полдня». Не являясь главным действующим лицом и здесь, Поль Гнедых тем не менее постоянно присутствует и в «Соли Саракша», и в «Любви и свободе», выступая скорее как символ и путеводная звезда в довольно мрачном мире Страны Неизвестных Отцов. Действие повестей разворачивается на окраине бывшей Империи, на самой границе с Пандеей, где в Верхнем Бештоуне идет стратегически важная добыча соли, а потому городок солекопов становится средоточием самых разных сил, преследующих совершенно разные цели.

Первая повесть – «Соль Саракша» представляет собой классический роман взросления. Запутанный сюжет снабжен несколькими довольно шаблонными, но ярко прописанными и оттого живыми персонажами. Сумасшедший ученый и его страшный слуга – классические персонажи подростковой прозы – поднимают на страницах повести достаточно сложные вопросы, далеко уводящие их от штампованных, неживых образов. Вообще «Соль Саракша» переполнена узнаваемыми образами. Едва не на каждой странице авторы отсылают читателя к тем или иным реалиям мира Стругацких, и разгадывать эти аллюзии и отсылки довольно приятно. Сами герои обладают живыми, и главное – меняющимися характерами. Практически все персонажи даны в развитии, их становление наблюдаешь своими глазами, им сопереживаешь, что наряду с прекрасными описаниями – природы, быта, нравов – дает высокую степень погружения в текст. «Соль Саракша» читается очень легко, буквально на одном дыхании и оставляет приятное послевкусие.

К сожалению, «Любовь и свобода» представляет собой вещь совершенно другого плана. Несмотря на то, что в первой части главные герои уже вышли из детского возраста, они больше похожи на подростков, чем одиннадцати-тринадцатилетние мальчишки и девчонки второй повести. Повесть «Любовь и свобода» рассказывает о событиях, произошедших в Верхнем Бештоуне спустя пятнадцать лет после событий, описанных в «Соли Саракша». На сцену выходят дети героев первой повести. Им предстоят совершенно не детские испытания. Выбранный стиль повествования нагнетает зловещую атмосферу неизвестности и безысходности. Со страниц повести ощутимо веет холодком. Почти бесстрастны дети, столкнувшиеся с тяжелыми потерями и вынужденные действовать абсолютно самостоятельно, без всякой поддержки взрослых. Они то скованы страхом, то переполнены ненавистью. Весь их внутренний мир показан скупо, на расстоянии, и можно лишь догадываться, что именно происходит у них в душе. Главный герой, показанный наиболее приближено слишком погружен в проблемы выживания. Это помогает ему не думать о произошедшем, соответственно произошедшее практически никак не отражается на нем. Да, он взрослеет, взяв на себя ответственность, но это вынужденное, практически неосознанное, рефлекторное вступление во взрослую жизнь. Даже становление героя как мужчины происходит не по его инициативе. Не зря один из персонажей почти в самом финале истории говорит ему, что он, в отличие от прочих, почти не изменился. Таким образом повесть «Любовь и свобода» никак не может быть названа ни подростковой повестью, ни повестью взросления. Ничего этого там нет. Есть безжалостный триллер с прекрасно выписанной атмосферой апокалипсиса, но на фоне «Соли Саракша», столь богатой на живые, развивающиеся характеры, этого не достаточно. Не спасает и сюжет. По большому счету его нет там: повесть «Любовь и свобода» представляет собой историю выживания и в отрыве от первой части, которая является вполне самостоятельным, законченным произведением, воспринимается с трудом.

Тем не менее, цикл «Весь этот джакч» можно смело рекомендовать как поклонникам братьев Стругацких, так и тем, кому нравится творчество Лазарчука и Успенского.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 ноября 2013 г.

Я так думаю, что в первой части дилогии («Соль Саракша») Лазарчук если и присутствует, то в минимум-миниморум. Тут везде М. Успенский, его фирменный юмор, его блистательные примОчки. Может, это и не «Змеиное молоко», но что-то очень близкое — не по сюжету, а по стилю написания. Я, например, в восторге. Давненько не попадалось таких изумительных книг! Да, и концовка! Окончание истории того самого Поля Гнедых из «Полдня». Моряк домой вернулся, моряк вернулся с моря, И охотник вернулся с зеленых холмов...

Вторая часть дилогии -«Любовь и свобода». Вот там А. Лазарчук со своим турбореализмом. Ну, заявлена дилогия, так пусть и будет дилогия. Части написаны по-разному, воздействие их тоже разное. Кому что нравится. Я глубоко уважаю обоих авторов, низкий им поклон за прекрасный подарок читателям.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 ноября 2013 г.

Полная ерунда. Ерунда такого-же типа как и .С.Т.А.Л.К.Е.Р. от Лазарчука и Успенского. Авторы привычно работают заученные до автоматизма трюки (марш Берегового Патруля: «Не боимся Белых Субмарин, Белых Субмарин, Белых Субмарин»), а у меня в голове три вопроса:

1) Кто все эти люди?

2) Какое отношение они имеют к роману братьев Стругацких?

и 3) Зачем я вообще это читаю?

Из первой трети книги, ответа ни на один вопрос, я так и не получил. Спасибо, но дальше читать нет ни какого желания.

Видимо годы написания новеллизаций и .с.т.а.л.к.е.р.и.з.а.ц.и.й. дают о себе знать.

Ждать новых вещей от Лазарчука, я перестал. Успенский пока ещё держится.

Оценка: нет


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу