FantLab ru

Майкл Суэнвик «Драконы Вавилона»

Драконы Вавилона

The Dragons of Babel

Роман, год

Перевод на русский: М. Пчелинцев (Драконы Вавилона), 2011 — 2 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 81

 Рейтинг
Средняя оценка:7.73
Голосов:547
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Спокойная жизнь героя романа молодого парня Вилла нарушена, когда его деревню захватывает поврежденный механический боевой дракон. Вилл побеждает дракона, но вынужден бежать из родного дома. После опасных странствий он проникает в самое сердце империи – Вавилонскую башню. Там он делает неплохую карьеру – но побежденный им дракон уничтожен не окончательно…

Примечание:


Все рассказы, в том числе и окончание «Короля-дракона», для романа были несколько переделаны.

В произведение входит:

7.77 (410)
-
19 отз.
7.48 (29)
-
7.19 (31)
-
7.67 (27)
-
7.53 (32)
-

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:


Награды и премии:


лауреат
Премия "Алекс" / Alex Awards, 2009

лауреат
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2011 // Книги — Переводная фантастика года

Номинации на премии:


номинант
Лучшие книги года по версии SF сайта / SF Site's Best Read of the Year, 2008 // НФ/фэнтези книги - Выбор Читателей

номинант
Локус / Locus Award, 2009 // Роман фэнтези

номинант
Книга года по версии Фантлаба / FantLab's book of the year award, 2011 // Лучший роман / авторский сборник зарубежного автора

номинант
Дни Фантастики в Киеве, 2011 // Переводной роман (США)

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (3)

Драконы Вавилона
2011 г.
Хроники железных драконов
2015 г.

Издания на иностранных языках:

The Dragons of Babel
2008 г.
(английский)



 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  33  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 февраля 2011 г.

Суэнвик пишет увлекательно, непосредственно, сложно. Читать его, что проживать постранично маленькую жизнь. Даже пересказав основные события, не передать, как было и чем казалось.

Формально «Драконы Вавилона» — крутая постмодерновая фэнтези про сироту Вилла, которому, после того, как в его село вполз подбитый дракон, ничего не осталось, кроме как пробираться из зоны военных действий в большой город. Где соратники — тряпки, любовь — без счастья, власти — охотятся, родственники — скрываются. Азарт, угрозы, деньги, успех, случай... суета. Вавилонский вавилон.

С заклятиями фей и троллейбусами. С расследованием в духе Дэшиела Хэммета и гоночным грифоном. С эльфийскими лордами и лагерными стукачами. С девственницами на алтарях и поездами. С сатори, мороженным, слезоточивым газом и двуликим Натом, перед которым Локки Ламора — школяр.

Мятеж, наркотики, железный дракон, неукротимый преследователь, кражи, болепоглотитель и трескучий литературно-политический цитатник — всё по «Дочери железного дракона».

А не похоже. Уникальный случай: Суэнвик перекрыл один кран, открыл другой, пощелкал переключателями и всё перемагнитилось, потекло в другую сторону (поэтому текст самостоятелен и может читаться независимо).

«Драконы Вавилона», при всей черноте — оптимистичны. Деревня не завод, Вилл успел подышать чистым воздухом. Эльфийские извращения скорее насмешка над гламуром, чем отвращение к гнили. Среди злодейских, деклассированных и просто жутких типов — героизм, забота о своих, работа вместо суеты, милосердие, честность. В «Дочери» Джейн падала в адскую яму, пока не пробила дно. «Вавилон» жесток, стоит на ужасе и чудовищных силах... но поднимается ввысь. Там был дурной сон, вызывающий желание спалить все целиком. Здесь реальность прочнее кирпича (никаких яиц и Дворца Богини), основное желание — остановить войну.

Перевод читается бегло, язык более живой и менее сухой, чем в «Костях земли». Примечания провоцируют побрюзжать: новообразование «травелог», «Рассказы Пака с холмов» Киплинга Пчелинцев обозвал «Паком с Паковой горки», а Faerie Minor С. Кларк — «Малым Фэйри». Нехорошо.

Полиграфия приличная.

В целом — удачная, добротная вещь, разгоняющая тоску и снимающая оскомину. Чернушники будут разочарованы, прочие — вряд ли. Рекомендую и тем, кто читал «Дочь», и тем кто ее не знает.

Оценка: нет
–  [  22  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 мая 2011 г.

Майкл Суэнвик обласкан и критикой, учитывая стоящие на полочке Небьюлы, Локус, Хьюго, Азимовс и Всемирную Премию Фэнтези, и читателями, которые прямо таки хвалебно относятся к «Дочери железного дракона», сильному, самобытному произведению о внутреннем взрослении внутри весьма самобытных антуражей трудного, малопостижимого мира. «Драконов Вавилона», открывающих новые двери в ранее обозначенный мир, ждали – и дождались. Хочется похвалить отечественных маркетологов – «Драконы Вавилона» хочется приобрести – удачные рецензии уважаемых Вернора Винджа, Майкла Муркока со словами «является одной из тех редчайших книг фантастического жанра, которые я могу рекомендовать без малейших оговорок» настраивают на нужный лад.

Жанр определен как плутовской роман, этим сказано уже достаточно, чтобы понять приблизительную внутреннюю начинку произведения. Что же касается сюжетной части, здесь все неоднозначно. Первая половина развивается достаточно медленно и интересно – падение одушевленного механического дракона в селении главного героя с таинственным прошлым (который является феем – фея, только мужского рода), жизнь ГГ внутри этого создания, взаимопроникновение внутренних миров, рождающее нравственную проблематику и даже личную драму героя. После того, как фей будет вынужден покинуть свою деревню, повествование начинает набирать темп и уже через небольшое время начинает скакать, что твоя кентавриха, племенная кобыла смерти. События сменяют друг друга, не успевая дать читателю насладиться окружающей атмосферой – из селений нас бросают в подземелья, из подземелий в поезда, из поездов во дворцы, из дворцов в свободные странствия. Везде своя атмосфера, свои особенности. Одним словом, если интересно, как это – историю формата Гарри Поттера из семи томов забросить в один – читаем.

Вся эта сюжетная качка-скачка выводит за рамки литературную часть и действительно напоминает Вавилон – но не тот, который рисует воображение, не мегаломанский библейский Вавилон, не дестини-Вавилон Теда Чана, и даже не Вавилон из Принца Персии, на вершине которого может произойти развязка всей твоей жизни. Не значительный, страшный Вавилон, наполненный страхами, мифами, прошлым и будущим. Суэнвик взял и поигрался с образом вечного человеческого архетипа, очень важного, к тому же, и ощущение от этого неприятное – как будто чувак в модной бандане танцует брейкданс в музее археологии.

К еще одному сожалению, цель, к которой сводит все события книги Суэнвик в итоге, смехотворна и банальна. Игрища со стимпанком и магией, выкидывание фэнтезийных коленец, рассыпание кучи аллюзий «каждому-своё», вытаскивание бедного крольчаги из цилиндра литературного фокусника сводится по большому счету…к банальному вопросу обладания властью и дополнительными вопросами, которые это обладание властью ставит.

Сравнил с не менее знаменитым ныне «Именем Ветра» Патрика Ротфусса – вот там мир, вот там персонажи вот там атмосфера, вот то – книга. А «Драконы Вавилона» — просто один из макси-черновиков Суэнвика, в котором много чего содержится, но ничего законченного не может быть по определению. Неудивительно – Суэнвик отлично себя чувствует в малой форме (и премии получал за нее же) – наверное, лучше бы ему было продолжить в том же духе и разбить все происходящее на отдельные истории с РАЗНЫМИ персонажами, в этом интересном мире «Дочери Железного дракона». Потому что в итоге из мысленного конструктора автора вместе эти истории-стычки…просто не сложились в целостную картину для читателя.

Безусловно, отдельные авторские находки забавны, некоторые даже приятно смешат – благо, обилие второстепенных персонажей здесь действительно имеет место быть. Да и сочетания мантикор и мотоциклов, эльфов и пачек «Мальборо», транзисторных приемников и говорящих лисиц, кентавров и постеров Мохаммеда Али, паровых драконов, влетающих в башни, нестареющей девочки с полной амнезией и Дженни Танцышманцы – это круто, тут без вопросов. Но все же…все же… книга в итоге не сыграла. В первую очередь как Книга, которую можно ждать и на которую делаются большие ставки. Очень большое количество действительно занятных идей сменяют друг друга как стимпанковский паровоз, пролетающий на большой скорости окрестные места.

Ощущения, что Тебя обманули, нет — просто получаешь совсем не то, что хотел и что в принципе мог бы. Да, книга напичкана идеями…ну и что? Самому все додумывать? Спасибо большое, но хотелось бы увидеть больше участия автора в этом процессе. Книг-то вокруг тьма-непрочитмущая.

В результате больше желания знакомиться с русифицированными произведениями Суэнвика пока не возникает, увы. Авторов сейчас, благо, много, никто не пострадает от.

Оценка: 6
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 марта 2011 г.

Майкл Суэнвик (дай бог ему здоровья)) всю жизнь писал книги, благодаря которым его можно было – последовательно — заметить, заинтересоваться, запомнить, оценить эрудицию, зауважать, впасть в вострорг («Дочь железного дракона» – это восторг, конечно же, без сомнений), но.. вот лично мне этого автора никогда раньше не удавалось полюбить. Потому что романы-то были добротными и любопытными, но чрезвычайно какими-то механистическими и пессимистичными. И вот – наконец-то свершилось. «Драконы Вавилона» — вещь, за которую я Суэнвика готова расцеловать и чуть ли не влюбиться. Потому что это, не столько сюжетное, сколько идейное продолжение «Дочери..», оказалось во всех смыслах сочетанием несочетаемого: жанров, стилей, сюжетных ходов и настроений. Ведь в таком небольшом по объему романе автор умудрился вполне гармонично провести читателя по путаным тропинкам почти классического фэнтези, свернуть на брусчатую мостовую техномагии, ползком пробраться по темным коридорам чуть ли не конспирологического детективно-политического триллера, следом – заставить вдохнуть чистейшего озона авантюрного приключения, и всё это для того, чтобы растворить потом в инверсионном следе пронёсшегося по небу гиппогрифа. Раздавать дополнительные реверансы автору за его мастерское жонглирование всеми возможными и невозможными образами, ходами и персонажами из чуть ли не всей существующей на свете мифологии будет слишком «общим местом», но любителю расшифровывать подобные шарады, которыми пестрит чуть ли не каждая страница, удержаться просто невозможно). Любители – словят гарантированный кайф, уверена.

Но главное, конечно – в другом. Читателя, привыкшего к весьма мизантропическим настроениям автора, «Драконы Вавилона» просто обязаны удивить и порадовать, потому что это очень позитивный по настроению роман. Потому что главный герой, за которым мы следим и переживаем – да, конечно, он вынужден идти не совсем туда, куда хочет. Он стремится вверх-вверх-вверх, но в конечном-то итоге волею судеб оказывается… нет, не в той точке, куда шёл, но зато именно там, где ему и дОлжно быть, где ему хорошо. Потому что близкие и не очень близкие, близко знакомые и совсем незнакомые люди волей-неволей формируют его реальность, становясь невольными указателями направлений на перекрёстках. И потому, что на свете есть любовь, и какой бы сложной и «бесперспективной» она ни была – это чувство всё равно ведёт по жизни, не отвертишься, и всё равно оно «поддувает ветерка под крылья»...

И всё это такой благодатный посыл для собственного аутотренинга на тему «если вокруг тебя всё по ощущениям невесело, то стоит притормозить и поискать позитива», что, перевернув последнюю страницу «Драконов..», хочется пойти и сделать кому-нибудь что-нибудь хорошее.. ну а если хорошими делами недосуг заниматься, то, как минимум, пойти и перечитать «Дочь железного дракона»))

Оценка: 9
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 марта 2011 г.

Фэнтези или научная фантастика, фэнтези или научная фантастика…именно такие мысли не давали покоя на протяжении всей книги. Суэнвик создал свой причудливый мир из невероятной смеси обоих жанров. Только представьте — здесь в равной степени можно увидеть всадника верхом на гипогрифе и подъезжающий ко дворцу лимузин, мешочек с заклинаниями и рядом мобильный телефон, механических драконов и настоящих русалок. Все это невероятно дезориентирует и в тоже время — приводит в восторг. Только-только начинаешь вживаться в фэнтезийный мир и вдруг враз почву из-под ног выбивает какой-нибудь механическо-технический элемент. Кто-то даже скажет, что автор явно переборщил и что это настоящая свалка, если не сказать хуже. Но нет, нет и нет – меняем гнев на милость, ибо автор ее заслужил. Суэнвик мастерски разложил все по полочкам. За видимым хаосом и нагромождением таится строгий порядок, наполненный смыслом и предназначением. Здесь каждый персонаж играет свою роль, и каждое, аукнувшее событие непременно откликнется другим событием. Этот мир хочется узнавать, открывать, пробовать и, возможно, остаться в нем.

В романе показаны многочисленные герои сказаний и легенд от христианства до язычества и наоборот. А какие великолепные главные персонажи поджидают читателя на страницах романа! Их не так много, но забыть — невозможно. Буквально пара строчек описания, несколько произнесенных слов и яркий, четкий образ предстает перед глазами, оживает. Даже второстепенные и эпизодические герои невероятно реалистичны.

Здесь есть всё и предательство, и дружба, и мошенничество, и любовь с первого взгляда, и пророчества, и... город. Да, город. Центральная фигура повествования – огромный, древний мегаполис, построенный царем Нимродом и теперь разросшийся до необъятных размеров – Вавилон. Само его название можно трактовать как «книга», «библиотека», «собрание историй». И действительно, «Драконы Вавилона» это роман, в котором каждая глава – самостоятельный рассказ. И у каждого из них своя атмосфера, свой стиль: детективные, романтические, откровенно плутовские, философские. На любой вкус. При этом, несмотря на такое разнообразие, главы-пазлы идеально стыкуются друг с другом. Перевернув последний лист книги видишь весь масштаб задумки автора и в который раз испытываешь восторг.

Хочется подвести какой-нибудь солидный и существенный итог, чтобы суммировать впечатления от романа, но приходящее на ум диктуется сугубо эмоциями, а они далеки от высокоинтеллектуальных выражений. Поэтому могу сказать только одно — это реально классная книга!

Оценка: 9
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 апреля 2015 г.

«Уверяю вас, единственный способ избавиться от драконов — это иметь своего собственного»/Евгений Шварц. «Дракон»/

Как ни странно, эта небольшая цитата из бессмертной пьесы Евгения Шварца практически полностью описывает все, что хотел нам поведать автор на многих сотнях страниц «Драконов Вавилона», рассказывая длинную историю взросления незаметного паренька Вилла из забытой всеми богами мира деревеньки и его восхождения по карьерной лестнице до самого Великого Императора Мира.

Длинная история, подробная, со многими достоинствами и недостатками. Этакий вариант для мальчиков «Дочери железного дракона».

Хотя, мне этот роман понравился больше истории о страдающей от всех разом подростковых комплексов юной девице. Мальчиковый вариант оказался не столь мелодраматичным и не столь истеричным, без взрывов максимализма и возведения в Абсолют себя любимого.

Как и «Дочь железного дракона», это, скорее, набор отдельных историй о том, как герой проходит путь взросления, примеряя на себя различные роли и личины, пока не находит равновесие и согласие с собой самим. Т. е. взрослеет и перестает маяться дурью, юношескими комплексами и неуверенностью. Ребенок — приспешник тирана-дракона — изгой — нищий бродяга — беженец от войны — полководец армии отверженных... Будут маски политика, чиновника, героя, любовника, мошенника, правителя... Что угодно, разные роли, характеры, идеи, устремления , пока, в итоге, не останется просто человек Вилли.

Эти эпизоды из жизни Вилли, одни из которых более интересны и динамичны, другие — скучны и затянуты, практически одинаковые по значимости для смысла и сюжета/так, что некоторые можно и потерять по дороге/ — нанизываются, как бусины на нитку, коей является Мир Вавилона.

Этот мир, пожалуй, лучшая часть. С многочисленными причудливыми расами, смешением технологического и волшебного, с поистине вавилонским многоголосием и многообразием, колоритными второстепенными персонажами, которые привлекают значительно больше внимания, чем герои главные. У этих персонажей есть свои собственные истории, микро-рассказы, законченные и поучительные. Иногда — забавные, как встреча Ната и Лисички, иногда — жуткие, как история женщины, которая отказалась от всех своих воспоминаний, чтобы избежать страданий.

Для меня эти маленькие притчи оказались более интересными и привлекательными, чем вся долгая история взросления юного Вилли, его осознания себя и понимания окружающей действительности. Меня не надо уже уверять, что «Мир далеко не идеален и никогда не будет идеальным. Но сколько бы ни было в нем страданий и мук, мир — прекрасное место, и жить в нем прекрасно».

А что до дракона в душе... Так лучше Шварца все равно никто ничего не сказал. Уж если хотите на эту тему: читайте его — емко, умно, глубоко и... лаконично.

Оценка: 8
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 марта 2011 г.

Начну с хвоста.

Эту книгу крайне сложно оценить в десятибалльной системе.

До 9 не дотягивает буквально пядь, а в восьмерках ходит, как в разодранном смокинге: понт-н-стыд.

8,7 — моя оценка «Драконам Вавилона».

Умастил мощный старик Суэнвик, с козырей зашел.

Роман будут неизбежно сравнивать с лестницей Джейн («Дочь железного дракона»), хотя невооруженным взглядом видно, что в новых «Драконах»:

- драма пожиже

- картины не настолько вычурные/неожиданные/дерзкие/сексуальнозависимые

- нет того исступленного погружения в героя

- больше однозначности

«ДВ» — плутовской роман тогда, как «ДЖД» — драма взросления.

Ух, пафосу-то нагнал.

И при всем при этом «ДВ» — ВЕЩЬ.

Яркая. Живая. Слоеная.

На ум отчего приходят книги Геймана, который тоже мастак тасовать мифологические мотивы с нуаром и ребрами современности, но в «ДВ» Суэнвик уделывает его, не глядя: превосходными историями (из каждой ряд писателей вырастили бы роман, а то и парочку), которые десятками роятся в пучине текста, уместностью всех этих тильвит-тегов и хайнтов, сплавом/инкрустацией пистолетов и амулетов (сплавом органичным и глубоко внутренне обоснованным).

Особенно порадовали отсылки к уральским каменным цветам, ведь о них Суэнвик узнал, когда приезжал к нам, в Екатеринбург на «Аэлиту» и рассказывал, что вынашивает план романа про мир «ДЖД».

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 мая 2011 г.

Полтора десятка лет тому назад, по земному летоисчислению, мир узнал об истории человеческого детеныша Джейн и железного дракона Меланхотона, решивших бросить вызов Богине и уничтожить вселенную. Тогда волей писателя уютный мир фэнтези обзавелся охранными сигнализациями, киберпсами и военно-промышленным комплексом. Новый роман Майкла Суэнвика, «Драконы Вавилона», возвращает читателя в знакомые локации культовой «Дочери железного дракона».

На первый взгляд лишь мир, в котором происходит действие книги, да еще боевые железные драконы связывают два произведения. Суэнвик — один из самых интеллектуальных авторов современной фантастики предсказуемо оказался слишком тонким для клонирования успешных идей и тем в толстых многотомных эпопеях. На сей раз главным героем книги становится молодой фей Вилл, который, подчиняясь обстоятельствам военного времени, покидает родную деревню и в конце пути оказывается в граде Вавилоне. Компанию ему составляют наделенная удачей и обделенная воспоминаниями Эсме и мастер Праведной и Почтенной Гильдии Жуликов, Мошенников и Плутов Нат Уилк, также известный как Икабод Дурила. С прибытием героев в город их приключения только начинаются, и Виллу предстоит пройти крутым маршрутом из подземелий во дворцы Вавилона.

Отметим, что схожим образом построена и «Дочь железного дракона», в которой Джейн Олдерберри, бежавшая с завода, оказывается в кругах высшего общества, состоящего преимущественно из высших же эльфов.

Параллели очевидны. Сравнение неизбежно.

Перед нами снова роман воспитания, описывающий становление своих героев, и велик соблазн, вслед за распространенным литературным поветрием, охарактеризовать книги дилогии как женскую и мужскую версии истории человека в обществе победившего магического индустриализма. Однако торопиться не стоит. При внешнем сходстве фабулы обоих произведений отличия между ними куда как значительнее и не сводятся к перемене пола главных героев.

Вспомним, что «Дочь железного дракона» — произведение жесткое, весьма пессимистичное и при этом глубокое. Мрачная магия мира в нем лишь обрамляет конфликт героини. Попытки Джейн выбраться из лабиринта повторяющихся раз за разом жизненных структур (которые образованы в том числе и персонажами книги, сменяющими друг друга и неизменно играющими одни и те же психологические роли) неуклонно терпят неудачу.

Она вынуждена претерпевать жизнь. Жизнь, которая равно безразлична к страданиям и усилиям, не вознаграждающая и не карающая виновных.

В концовке книги Джейн спрашивает воплощение Богини, сотворившей мир: «Почему? Почему жизнь так ужасна? Почему столько боли? Почему боль так мучительна? Будут другие жизни? Они будут еще хуже? К чему тогда любовь? Почему есть радость? Чего Ты хочешь?» и сталкивается с молчанием Богини.

Неслучайно дракон из холодного черного железа, даровавший Джейн свободу, носит имя Меланхотон. Оно созвучно меланхолии — темному, угнетенному состоянию, в тона которого окрашен весь роман. Так, единственная возможность для героини переломить, изменить собственную судьбу связана с ее готовностью уничтожить вселенную и умереть самой.

Вывод, мягко говоря, непростой. Холодный, тяжелый, безжалостный, он завершает художественную конструкцию романа. Добавим, что открытый финал при всем его внешнем стремлении к оптимистичному хэппи-энду однозначного ответа на то, насколько удачна оказалась попытка Джейн не дает. И более того, он ставит ее перед ней ту же задачу, снова подводит ее ко входу в лабиринт; и лишь страдания героини и принесенное ими понимание дает основания ей, и читателю, надеяться, что в этот раз результат будет иной.

Возвращаться к былым темам Суэнвик не стал, возможно, справедливо считая высказывание завершенным и достаточным. И «Драконы Вавилона» настроены по отношению к читателю более благосклонно. До психологических высот, точнее и честнее — глубин, «Дочери железного дракона» они не достают; впрочем, фантастика и без того там редкая гостья. Кроме того, в этот раз писатель очевидным образом поставил перед собой другие задачи.

«Драконы» — роман легкий по настроению (за исключением первых глав, отягощенных присутствием дракона Ваалфазара, сбитого «василиском противовоздушной обороны» — да и тот в сравнении со старшим собратом выглядит сущим дракошей) и плутовской по духу и стилю. И в этом он наследует не своему предшественнику, а циклу рассказов о похождениях Дарджера и пса Сэра Пласа.

В то время, как «Дочь железного дракона», повествуя о мироздании, роке и герое, создает для мира, описанного Суэнвиком, мифологическое измерение, «Драконы Вавилона» являются в нем сказкой, подчеркнуто отходящей от прежней реалистичности повествования. Отсюда и крутые повороты сюжета, и наличие в нем «ружей, выстреливающих через минуту после появления», и вставные истории, создающие обманчивое впечатление лоскутности повествования.

Эти сказочные координаты писатель устанавливает с самого начала книги, выводя в качестве ее героя не человека, а сказочное существо — фея, пусть и мужского пола, и не забывает подчеркивать, используя фольклорных персонажей различных народов мира. В этом поистине вавилонском смешении встречаются арабские, английские, кельтские, китайские, африканские, японские и другие мотивы. А также отсылки к творчеству других авторов: от Уильяма Шекспира до Сюзанны Кларк. В одном из эпизодов встретится читателю и Джейн Олдерберри в специальном камео, как это называют кинематографисты. И продолжая киноаналогии, приз зрительских симпатий следует вручить каменному льву — книгочею, охраняющему городскую библиотеку.

Суэнвику привычно удаются и живописания персонажей, и бодрость сюжета. Да и легкость текста не следует приравнивать к его простоте: словно между делом автор дает читателю достаточно поводов для размышлений о природе и сущности власти.

При пристальном рассмотрении и толики желания в романе можно увидеть и политическое высказывание. Например, в одной из сцен Суэнвик описывает драконов, врезающихся в вавилонские башни — аллюзия, прозрачная и недвусмысленная.

Анатомия власти начинается в первых главах романа и пунктиром проходит сквозь всю книгу, демонстрируя последовательное изменение ее механизмов: от власти, опирающейся на силу (в деревне Вилла), до власти, основанной на знании (на вершинах Вавилона). Одинаковые названия глав подчеркивают мысль автора.

Заметим, что структуре повествования Суэнвик уделяет особое внимание и даже прорабатывает ее в графическом представлении — в своем блоге писатель выкладывал рисованные наброски к «Драконам Вавилона»; и читателю следовало бы об этом помнить.

Впрочем, на этот раз не только роман, но и автор благосклонен к читателю и свой замысел не скрывает.

В последней главе Суэнвик уподобляет Вавилон библиотеке из тысячи тысяч рассказов и «нельзя не увидеть, что все это один рассказ, славный и горестный, и он повторяется вновь и вновь, как времена года».

Так и обе книги дилогии — не связанные сюжетно и разные по стилю — образуют единое целое. Подобно известному театральному символу — двум маскам, смеющейся и плачущей, они дополняют друг друга. Каждая из них рисует для читателя не оборотную (отдавать тому или иному взгляду приоритет было бы неверно), но другую сторону жизни.

Взаимосвязь обоих произведений подтверждает финал, который, будучи своеобразным зеркальным отражением, рифмой к концовке первой книги, дает и новое начало для истории, рассказанной в «Драконах Вавилона».

Теперь рядом с мрачными умонастроениями «Дочери железного дракона» становятся жизнелюбивые персонажи «Драконов Вавилона». И слова одного из них можно отнести и к самой книге, и к самой жизни: «А если по большому счету, главное тут — просто позабавиться. Ты позабавился? Ну и ладушки».

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 февраля 2013 г.

Театр гротеска, абсурда, сюрреалистической фэнтези и перманентной революции. Изумительно выпуклые (выпукло-вогнутые))) герои, неумолимо ускоряющееся действие, стремительно меняющийся слог. И все это – наполнено глубоким философским смыслом. В общем:

«Вавилон — город как город,

Печалиться об этом не след.

Если ты идешь, то мы идем в одну сторону —

Другой стороны просто нет.

Ты выбежал на угол купить вина,

Ты вернулся, но вместо дома — стена.

Зайди ко мне, и мы подумаем вместе

О рыбе, что быстрее всех…». (БГ, 1982)

Где-то так. Только все – в легком флеру трагедийной серьезности. Ибо «оплакивать победы необходимо в одиночестве». При этом, «мир далеко не идеален и никогда не будет идеальным; но сколько бы ни было в нем страданий и мук, мир – прекрасное место и жить в нем прекрасно».

P. S. Особый респект переводчику и отличной детективной миниатюре.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 марта 2011 г.

Мир паровых драконов, придуманный Суэнвиком в 1993 году так и не отпустил автора. С 2003 года стали появляться очень неплохие рассказы, действие которых происходило в том же мире. Свидетельством того, что рассказы били действительно неплохими, стали полученные за них жанровые премии и попадание в различные сборники лучших произведений года. А потом появился этот роман, включивший в себя все выходившие до этого истории, объединенные фигурой главного Вилла ле Фея.

Конечно то, что сюжетную линию пришлось подстраивать под имеющиеся истории явный недостаток романа, но Суэнвик как мог, старался сделать этот недостаток преимуществом. Легко заметить, что каждая из глав романа написана в собственном стиле – детектив, притча, сказка, плутовская и гангстерская история и так далее. Из первоначальной несовместимости жанров он сделал «фишку».

Вторая «фишка» это множество ярких второстепенных персонажей. Почти в каждой главе появляется «герой-напарник на главу». Иногда они задерживаются и на несколько глав, но общая тенденция очевидна. Каждый из таких «персонажей на главу» обязательно рассказывает Виллу историю из своей жизни или же притчу, которая вступает в резонанс с основной идеей и ведет главного героя именно к предопределенному финалу. Очень похоже на сказки «1000 и 1 ночи», только без Шахерезады.

Главной ареной действия становится фантасмагорический Вавилон. Огромный плавильный котел, в котором сталкиваются все расы и существа этого фантастического мира. Здесь сталкиваются различные культуры, верования и общественные формации. И словно бы для усиления этого хаоса Суэнвик начинает историю с охваченных войной земель, депортации героя в лагерь беженцев и вынужденной нелегальной эмиграции. Он опускает своего героя на самое дно и проводит через все круги вавилонского ада, показывая ему как можно больше слоев вавилонского общества, их нравы и страдания. Их самые темные стороны.

И словно бы кто-то задался целью доказать проходящему по этому пути Виллу, что хорошо быть тираном. Конечно, некоторые тебя презирают, но большинство любит и боится одновременно, а любое твое желание – закон. Когда же ты стараешься быть добрым и заботишься об общественном благе, и о благе каждой отдельной личности, то это либо невозможно осуществить, либо оборачивается для тебя лично жестокими потерями. А главное что все это геройство в итоге тщетно. Происходящее с самим Виллом и истории «персонажей на главу» страница за страницей приближает нас к блестяще выстроенной Суэнвиком развязке-ловушке, где нас ждет действительно неожиданный финал. Тут автором можно только восхищаться.

Ряд особенностей романа можно отнести как к плюсам книги, так и к её минусам. Зависит от точки зрения. Например, автор совершенно не утруждает себя пояснениями по придуманному им миру. Нет почти все понятно интуитивно, или становится понятно в процессе чтения, но каких-то лирических отступлений-пояснений и экскурсов в прошлое не будет. Можно конечно подумать, что все это было сказано в «Дочери дракона», но и там стиль подачи материала был аналогичным. Конечно любителям разжеванной «пищи» и читателям по диагонали такой стиль не понравится, однако именно он позволяет Суэнвику максимально сконцентрировать текст и рассказать за 400 страниц столько, сколько другие и за шесть томов не смогут. Второе спорное «достоинство» -- огромное количество секса и насилия на страницах книги. И тут все просто. Аудитория романа конечно не подростки, а взрослым людям давно пора знать, чем занимаются высокородные эльфы за закрытыми дверями по ночам. Да и как еще раскрывать нравы общества, не показывая эту сторону жизни?

По субъективным ощущениям это безусловно лучший роман Суэнвика и такая «низкая» оценка связана лишь с той же субъективной неприязнью психоделики, которую автор обязательно засовывает в свои книги.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 февраля 2014 г.

Возможно, мои вкусы не совпадают с «Выбором Фантлаба», скорее всего, так и есть. Но я озадачен. Конкретный поток сознания, который читать интересно лишь до конца первой части, где заканчивается сюжет с подбитым драконом. Но уже тогда закрадывались смутные сомнения о нормальности всего происходящего. Далее события вываливаются на читателя в совершенном хаосе. Появляются и исчезают персонажи (некоторые кончают с собой, но их не жалко, ибо причины это делать весьма туманны), описываются странные события, никак не объясненные. Извините, какая война? Какие сражения? Что за великаны выползли на свет? Личность автора не обсуждается, но было стойкое ощущение, что книга написана под действием галлюциногенов, и просто описаны события, приходящие во время этого в голову. Плюс добавим немного натурподробностей, матерщины, секса, чтобы замешать это в одну солянку для читателя. Напоминает картины, где наляпана куча мазков, и все восхищаются полетом мысли автора.

Отрывок из речи одного из персонажей, возникшего просто так и ушедшего, как поденка, оставшегося в памяти вопросом: «Ну и зачем он введен в текст?»

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Необязательно, чтобы много, но достаточно, чтобы ты ясно увидел: на горизонте маячит полный пиздец.

Тогда я понял, что в книге это действительно маячит.

Но самый главный недостаток книги — герой пустышка. Его как бы нет. Нет характера, герой не развивается, не заставляет сопереживать, служа только инструментом для описания бессмысленных фантазий. Зато на женщин реагирует

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Но в тот же момент он словно наново увидел крепкую розовую плоть Большой Рыжей Маргошки, ее обильные груди и широкие бедра. Его причинный орган набряк с такой силой, что едва уже помещался в штанах, и они оттопырились.

Не импотент, и ладно. Нет, по тексту он еще кого-то убивает, куда-то идет, но характер его отсутствует. Жаль, дочитать не смог, а надежда на хорошую книгу была.

Читать, простите, однозначно не советую.

Оценка: 4
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 мая 2011 г.

Книга является непрямым продолжением известного произведения Суэнвика «Дочь железного дракона». Объединяет оба романа исключительно мир, где развиваются события, поэтому для понимания сюжета «Драконов» знакомство с предыдущей книгой не требуется. Впрочем, людей, читавших «Дочь», в новом романе ожидает приятный сюрприз.

Куда важнее окажется наличие хотя бы общих представлений о классической литературе, мифологии и современной культуре. На страницах романа соседствуют эльфы и фейри, драконы и василиски, кентавры и мотоциклы, гиппогрифы и линии метрополитена, магия и сотовые телефоны, мантикоры и троллейбусные линии, герои Шекспира, Киплинга и Эллен Кашнер, артурианского эпоса и «Сказок Матушки Гусыни», персонажи хорватского, карибского, японского и даже зулусского фольклора. Причем, все эти составляющие соединены в единую картину настолько мастерски, что подобное соседство кажется естественным и само собой разумеющимся. По ощущениям мир «Драконов» напоминает Волшебную страну Нила Геймана, в которую пришел технический прогресс.

Сам Вавилон занимает в романе одно из центральных мест. Этот огромный плавильный котел является не только домом для большинства действующих лиц, но и чем-то большим, чем-то объединяющим и выражающим своего рода национальную идею. В городе есть что-то и от его известного библейского прототипа, и от Анк-Морпорка Терри Пратчетта, и от современного Нью-Йорка.

По словам Суэнвика, он специально сделал Вавилонскую башню, центр города, символом всего неправильного, грязного и порочного, что есть в созданном им мире. Одни жители города обитают в нищете, другие погрязли в разврате и коррупции, третьи ведут разрушительные войны во славу отсутствующего монарха, а четвертые ищут способы найти хозяина пустующему Обсидиановому престолу.

И в то же время, несмотря на всю грязь и мрак вавилонского мира, «Драконы» — на удивление оптимистичный роман. Во многом это связано с личностью главного героя. Вилл ле Фей — полусмертный с примесью человеческой крови в мире, где люди являются расовым меньшинством. В самом начале Вилл — еще совсем юноша, спокойно живущий в своей деревеньке, но все меняется в тот день, когда туда приползает сбитый дракон бомбардировочной авиации. С этого момента жизнь Вилла круто меняется — ему суждено стать исполнителем воли дракона и военным беженцем, нелегальным иммигрантом и мошенником, предводителем восстания и помощником политического лидера. В этом плане «Драконы» — классический роман о взрослении и становлении героя, которому суждено найти свое место.

Структура романа напоминает лоскутное одеяло. Отдельные главы истории о Вилле публиковались Суэнвиком, начиная с 2000-хх годов, в качестве самостоятельных рассказов, объединенных общим героем, поэтому стилистически все они серьезно отличаются друг от друга. Здесь есть и детектив, и романтическая история, и философская притча, и авантюрный рассказ о самом большом мошенничестве в истории Вавилона.

Общим во всем романе остается только язык. Яркий, емкий, хлесткий, красочный, наполненный меткими цитатами, удачными сравнениями и замечательными шутками. Больших трудов стоит не растерять все это многообразие при переводе, поэтому отдельно стоит отметить Михаила Пчелинцева, сумевшего практически без потерь передать всю красоту языка Суэнвика на русском.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 июня 2011 г.

Случается в жизни, что взрослому человеку вдруг хочется сказки. Устав от реальности, от ее нерушимых опостылевших принципов ему хочется взять да и окунуться в радужный мир фантазии, избавившись от тяжести будней. Но открывая книгу сказок, читатель, как ни странно, подсознательно жаждет найти в ней реалистичность, некую правдивость, которая заставит его поверить в невероятное. Мир Суэнвика в этом плане — сущая находка, сказка бессмысленно жестокая и красивая как сама жизнь. Так же, как в жизни, герои ее идут в неведомое через лабиринт полный сакральных символов и пошлейшей банальщины, высших сокровищ духа и низменных страстей, не видя ничего вокруг, поглощенные каждый своей внутренней войной, которая является лишь отражением вечной борьбы противоположностей. Окружающие героя существа и пейзажи мелькают калейдоскопом, и то оказываясь на вершине, то низвергаясь в бездну отчаяния, ни он сам, ни читатель не успевают вовремя осознать важность того или иного мгновения, как оно сменяется новым. Иногда даже хотелось перечитать предыдущие строчки, но неудержимое повествование увлекало все дальше, и ничего не оставалось, кроме как покорится ему. Но главная ценность подобных сказок вообще и данной конкретной в частности, как мне кажется, вот в чем: постепенно возжаждавший сказки читатель, подобно незабвенному лорду Уиэри, начинает понимать, что угнетающая его будничная до отвращения логичная реальность — просто плод его воображения вкупе с навязанными обществом представлениями о мире. А вокруг бурлит совершенно волшебная, не поддающаяся никаким законам, пронизанная символами и знамениями неведомых божеств, бесконечно изменчивая и многоликая действительность. Такие книги раздвигают границы мышления и будят творческую силу воображения, позволяющую шире взглянуть на вещи. Высший балл, однозначно.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 12 марта 2011 г.

Что сказать? Возвращение в безумную эклектику мира Железных драконов Суэнвику безусловно удалось. Являясь дополнением «Дочери железного дракона», роман «Драконы Вавилона» совершенно другой, самостоятельный и замечательный сам по себе. Если в первом романе мир и главная героиня отторгают друг друга, то в «Драконах Вавилона» все обстоит иначе. Жестокости не стало меньше, но, возможно, потому, что для главного героя Вилла ле Фей этот мир родной, естественный, она отошла на задний план, став декорацией авантюрно-плутовского сюжета. За развитием истории Вилла следить очень интересно, линии и судьбы переплелись совершенно причудливым образом. Я разбирала эти хитросплетения вместе с главным героем, попутно выясняя его место в них. Не раскрывая тайн, скажу одно — Суэнвику удалось меня удивить:)

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 мая 2011 г.

Трудно писать свой отзыв на фоне общего позитивного потока откликов. Но тем не менее, вкусы у всех разные — итак:

Если перейти в область ассоциаций, то мне этот роман хочется сравнить с конфетой в яркой обёртке, созданной модным дизайнером. Разворачиваешь, восторгаясь полётом фантазии создателя и возможностью слияния архаичного с современным. Ждёшь глубины вкуса и каких-то эмоциональных откровений, связанных не только с обёрткой. Но увы и ах: развернув конфетку до конца и попробовав на вкус, приходится сказать, что кроме уже упоминавшейся способности связывать вроде бы несопоставимые вещи, нет глубины и вкуса в этом продукте (а как же: книга это продукт духовный). Кроме немногих не очень проработанных эпизодов (борьба с драконом или любовь героя) нет ничего, чтобы тронуло сердце читателя. И нет цели у героя, да и не очень-то он меняется в ходе действия, а его просто несёт по этому яркому и странному миру.

Ну вот где-то так. Хотя, конечно, всё дело вкуса, но мне это изделие (опять же из области кондитерской) показалось добротным, но без изюминки, и скорее сравнимым с цветастыми комиксами, где основным является картинка, и явно в ущерб эмоционально- психологической составляющей.

Оценка: 6
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 апреля 2011 г.

Для русскоязычного читателя (особенно, если он не отягощен знанием чужих языков) ценность зарубежной литературы зависит во многом от мастерства переводчика. Если мастерство переводчика ниже мастерства автора, то — пиши-пропало — «на выходе» мы получим нечто неудобоваримое и нечитабельное. Для примера: Толкиен — его классически-идеальный «инглиш» никто из переводчиков воспроизвести не смог, почти весь Желязны...

С «Драконами Вавилона», считай, сильно повезло — легкий свободный стиль английского языка Майкла Суэнвика был усилен (или сохранен) непринужденным насыщенным русским языком «гуру перевода», Михаилом Пчелинцевым. Стоило бросить взгляд на первый абзац и — глаза ЗАСКОЛЬЗИЛИ по тексту, как коньки по льду, не скрипя ни о песок неудобоваримых постпереводных конструкций, ни о трещины остаточных англицизмов. В большинстве случаев, этого было бы достаточно для высокой оценки. Но дело не ограничивается только лишь прекрасным стилем повествования «Драконов...» ...

Сюжет! Фантастическое допущение! Смелый неудержимый полет воображения... До головокружительной психоделики и жесточайшего иррационализма. Магия и технологии сплетены в «Драконах...» настолько естественно, как само-собой разумеющееся, что кажется, будто автор сам является жителем этого техно-магического мира! Но и этого ему оказалось мало!

Суэнвик проработал характеры, сделал происходящее достоверным и закономерным, а поведение персонажей — адекватным! (Насколько оно может быть адекватным в мире абсурда и парадокса)

Высокая оценка. Читать в обязательном порядке. Заодно, пройтись частой гребенкой по другом переводам Пчелинцева.

Оценка: 9


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу