FantLab ru

М. Джон Харрисон «Великий бог Пан»

Рейтинг
Средняя оценка:
6.05
Голосов:
57
Моя оценка:
-

подробнее

Великий бог Пан

The Great God Pan

Рассказ, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 9
Аннотация:

Двадцать лет назад трое друзей решились на невероятный поступок, последствия которого преследовали их всю оставшуюся жизнь...

Входит в:

— условный цикл «Лучшее фэнтези и хоррор за год»  >  антологию «The Year's Best Fantasy: Second Annual Collection», 1989 г.

— условный цикл «The Year's Best Horror Stories»  >  антологию «The Year’s Best Horror Stories XVII», 1989 г.

— сборник «Things That Never Happen», 2002 г.

— антологию «Дети Эдгара По», 2008 г.

— антологию «Prime Evil», 1988 г.


Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (6)

Дети Эдгара По
2013 г.

Издания на иностранных языках:

Prime Evil
1988 г.
(английский)
The Year's Best Fantasy: Second Annual Collection
1989 г.
(английский)
The Year’s Best Horror Stories XVII
1989 г.
(английский)
Demons and Dreams: The Best Fantasy and Horror 2
1990 г.
(английский)
Poe's Children: The New Horror: An Anthology
2008 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Само название рассказа отсылает к одноименному (и самому известному) произведению Артура Мейчена, также повествующему о том, чем грозит человеку вторжение в царство первородных сил. Но поскольку рассказ Харрисона был написан почти столетием позже, не стоит ожидать, что это просто «трибьют», посвященный творчеству валлийского писателя; скорее, это попытка исследовать ту же тему, помещенную в контекст современного общества.

За двадцать лет до событий, описываемых в рассказе, три человека приняли участие в неком ритуале, возможно, призванном изменить существующую или открыть новую реальность. Для описания этого процесса Харрисон использует гностический термин «Плерома», однако никаких подробностей о сути и/или цели ритуала автором не сообщается. Важно то, что его последствия необратимо меняют жизнь главных героев. Данные перемены имеют не совсем понятный характер, сопровождаясь видениями или событиями, которые свидетельствуют о проникновении чего-то чуждого в обычную жизнь. Все это как бы помещает трех участников в отдельную вселенную, слегка смещенную по отношению к обычной. Необычное и странное проявляется в обыденном, даже банальном антураже: в недрах Британского музея, посреди серых пригородов или лондонских улиц. Однако больше всего меняется восприятие героями окружающего мира, который становится и более ярким, и менее определенным, чем раньше, несущим скрытую угрозу, готовую проявиться в любой момент. Само ожидание этой угрозы является невыносимым, превращая персонажей в невротиков и аутистов.

Возможно, в этом и состоит определенное различие между вещами Мейчена и Харрисона. У первого встреча с Паном в итоге приводит в мир зло, которое материализуется в виде Элен Воган, несущей извращение, сумасшествие и смерть. Но у Харрисона зло (или чуждость) затрагивает восприятие человека, открывая ему промежуточную, необъяснимую реальность, совмещающую в себе скуку/распад обычного мира с абсурдом/ужасом мира потустороннего. И это гораздо больше, чем можно вынести.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Один из самых красивых (из прочитанного — лучший) рассказ в антологии Страуба. Харрисон — выдающийся стилист, и языковая игра выдержана великолепно. Прочитайте пассажи, посвященные улицам и переулкам, интерьерам и предметам... Гениальная имитация классической «темной» английской прозы — в первую очередь Артура Мэйчена; причем на уровне стиля, классический «Великий бог Пан» не имеет с этим почти ничего общего. Повесть Мэйчена была выдержана в сенсационно-фантастическом ключе, Харрисон создает описание Присутствия в обыденном и даже скучном мире. Ведь жизни героев скучны, их существование даже не то чтобы беспросветно, а подернуто туманом, из которого лишь изредка возникают... образы, вызывающие ужас и таящие безумную гармонию, оказываются на периферии повествования, и когда они проникают в плоть текста — читатель потрясен и околдован. И забываешь о «психоделических экспериментах» и о «колдовских книгах». Вся жизнь — расплата за грехи, но иногда эта расплата обретает очень странные формы...

Блестящее переплетение словесных иллюзий заслуживало бы высшего балла.. Если бы не...

Харрисону не стоило выбирать ЭТО название, его Пан — совершенно иной, и оправдание в виде отсылки к Мэйчену представляется излишним и нелепым. Ты ждешь и ждешь появления того, древнего и кошмарного божества... И не дождешься, не увидишь ничего, кроме...

Здесь я не стану подсказывать — быть может, другие читатели обнаружат что-то свое. Но мне было очень грустно, когда я дочитал текст — впервые за долгое время я понимал, что передо мной — почти Шедевр, почти... Но сам автор не пожелал, чтобы его текст стал Шедевром. И выбрал это заглавие. Дело его... А моя оценка — 7.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Отсылка к творчеству Мейчена несомненна, но вот бы еще рассказ выдержали на уровне тезки столетней выдержки.

Дано: несколько человек участвовали в неком эксперименте (скорее всего, по «расширению сознания»), прошло много лет, а участники все еще расплачиваются «за ошибки юности».

Рассказ соткан из туманных ощущений, тонких намеков на некие обстоятельства, глюков и видений.

На мой взгляд, не помешало бы добавить конкретики — а то под заданную формулу можно подвести все, что угодно — от лавкрафтианских мотивов до неумеренного употребления грибков и кислоты

Оценка: 6


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх