FantLab ru

Алексей Гравицкий «Мама»

Мама

Роман, год

 Рейтинг
Средняя оценка:5.18
Голосов:11
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Сбылась мечта батьки Махно и теоретиков анархо-синдикализма...

«Анархия — мать порядка!»

Анархия действительно стала государственным режимом издерганной, издыхающей страны...

Эксперимент? Тупик?

Тоннель, в конце которого должен засиять свет прекрасного будущего? Понять это пытаются четверо «странников» постапокалиптического ада — бывшая шлюха, юноша, одержимый «проклятыми вопросами», мелкий преступник и девушка-террористка.

Они идут сквозь смерть, кровь и кошмар.

Идут, даже не зная толком конечной цели своего странствия.

Потому что пока человек в пути — есть у него надежда...

Награды и премии:


лауреат
Серебряная стрела, 2008 // Лучший дебют


Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)

Мама
2007 г.



 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 декабря 2008 г.

Что сказать? Попросили прочесть, как лучшую вещь автора....

Реально, скажу, ужаснулся. Автор пишет об анархии — в его понимании (не зная не Бакунина, ни Кропоткина, ни тех же социальных утопий на тему), о проститутках — в его понимании, о жизни прочих «героев» ...

Остается лишь впечатление, что он их живых не видел, не общался, и все вгляды о мире подчерпнуты или из дурных книг, или дурных сериалов. Причем сквозь призму восприятия тинейджерской тусовки.

Язык героев тоже... Не впечатляет, если сказать коротко, — араб, говорящий с акцентом, строит вычурные литературные фразы, другой герой говорит о том, что, мол, и у меня... «два высших образований было» — то есть, было, да сплыло? Да и внутренние переживания героев, словно автор на всех натягивает свои домыслы... При чем на всех одни и те же (переживания).

Словом, думается, что это творение человека, ни о чем всерьез не задумывающимся, страны, что описывает, не знающим, а написано ради издания и тиража, — критика не о чем, немного мордобития, крови, а главное совершенное отсутствие мысли.

И к чему написано, а, главное, откуда такие «знания» абсолютно непонятно.

Да и язык «Эта книжка про ситуацию и людей в этой ситуации»,«хотел пошутить, но лишь открыл рот, как снова получил под дых», «Били ногами, пока в глазах не потемнело. Впрочем, не так много и понадобилось», «мирный ночной пейзаж, ровная дорожка и умиротворенная тишина создавали некий дискомфорт» — не радует. Нет, литературно правильно, но постоянные смысловые нестыковки. То есть, мало того, что пишется неизвестно о чем и для чего, но и сам текст страдает от отсутствия элементарной логики.

Словом, лучше бы не просили читать, — у меня изначально об авторе мнение было намного лучше.

Оценка: 1
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 мая 2008 г.

В 2019 году президент Российской федерации убил своего куратора из ФСБ. Ведь понятно, да? У каждого президента есть куратор. А потом взял – да и объявил анархию как государственный строй. И вот через пятнадцать лет после этих событий и разворачивается неспешная история поисков постаревшего президента. Ищет его какой-то отморозок на стареньком «Фольксвагене», какая-то привязавшаяся к нему проститутка, какой-то сутенер, увязавшийся за той самой сбежавшей с работы проституткой, женщина-полицейский, поймавшая сбежавшую проститутку.. Гоп-компания такая, прямо скажем, никакая.

В современной русофантастичке собственно приключения ещё туда сюда можно воспринимать за события, что-то пытаться в них найти.. Но вот исходный посыл как был дурацким – так и поныне остаётся надуманным. Вы только вдумайтесь в эту ситуация: сидит, значит, Президент на тубаретке(!) в Кремле, и объявляет, что с завтрашнего дня — анархия в стране.

И понеслось.. Персонажи вспоминают: «А чего это она такая злая? — Да вот, был у неё и муж, и дети, а потом объявили анархию, и всех убили, и она стала злая. — А ты чего в барсики подался? — Да вот, был у меня и папка хороший, из франции приехал, на мамке женился, а потом объявили анархию, и его националисты в подворотне зарезали в отместку за 1812 год..»

Никто раньше, до этого квартета, и не думал искать бывшего президента, а это вдруг как узнают, чего ребятам надо – так сразу же восторгаются задумкой найти виновника анархии желают удачи в пути. В пути происходит некоторое количество чукалова и мочилова, что весьма характерно для романа с названьем добрым «Мама». Не происходит и половых актов, хотя через страницу на телеса юной проститутки покушаются то хулиганы, то охранники сутенерской крыши, то просто какие-то гопники. Но «грабежа интимных услуг», тем не менее, не происходит.

А.Гравиций пытается показать череду разных микрообразований, сложившихся на территории России после объявления анархии. А так как ни знаний, ни художественного таланта у автора нету, то получается полная околесица. Мы конечно же видим небольшое бандитское государство, государство-полис законников с полицией и президентиком, сквот байкеров, монастырь каких-то монахов (которые никуда не выходят за периметр и питаются видимо воистину только святым духом). Но зачем эта череда типа разных миров, если автор не разбирается в политических и социальных системах, если все они у него – на одно лицо? Джипы-внедорожники всё ещё ездят на невесть откуда берущемся бензине, автоматы Калашникова всё ещё стреляют патронами, в некоторых городах имеется электричество и даже где-то всё ещё в ходу старые деньги (sic!), хотя в тавернах предпочитают оплату наркотиками.

В городе, где установлена власть законников – чистота и порядок. В городе, где бандиты держат власть – убийства и грабежи.

И какой-то нелепый араб – личный слуга бывшего президента. И признания бывшего президента, что анархию он объявил по просьбе гостей из-за океана (с.73). И конформистские афоризмы о том, что человек найдет свободу при любом режиме. И героям снятся одни и те же сны – и только фэнтезятины в конце книги не хватало. И вообще — всё это сильно напоминает повестушку Алана Летема «Амнезия творца», которая и сам-то по себе была жалким подражанием Ф.Дику. Так что дочитывать жалкие отражения – нет уж.

Оценка: 3
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 июня 2015 г.

Российский президент «полушутя отрёкся от власти и провозгласил анархию как официальный государственный строй». Шутка оказалась неудачной, страна погрузилась в хаос и беззаконие. Автор и сам удивился своеобразию этакой геополитической инсталляции, заметил в оправдание, «что никакой новой силы, которая реально могла бы взять власть в свои руки, не нашлось», и даже руками развёл, мол, «странно». Но искусственностью ситуации заморачиваться не стал и отправил своих героев в квест по раздираемой смутой стране. Однако и сюжетная завязка тоже весьма своеобразная. Главный герой романа Вячеслав одержим желанием найти бывшего президента. Желание интересное, если учесть, что со времени шутки президента прошло пятнадцать лет, местоположение его неизвестно, непонятно даже, жив ли он вообще, Но желание столь сильное, что герой готов преодолевать всяческие трудности. По дороге к Вячеславу прибивается пёстрая компания: проститутка Эл, сутенёр Анри, автоматчица Жанна. Небеспроблемный проход этой четвёрки через Россию, давший возможность автору отщёлкать несколько не слишком качественных снимков жизни на развалинах империи, закончился выходом к военной базе, где, как оказалось, и пребывал президент под охраной американских морпехов.

Если до сих пор повествование держалось в рамках хоть какой-то логики, то далее эта скучная дама была отправлена в бессрочную отставку и на передний план вышел авторский перст, из которого высасывались самые невероятные идеи. Вдруг выяснилось, что президент пресловутый указ подписывал по наущению американцев, потом жестоко разочаровался в содеянном и муки совести, персонализированные в лице верного араба Мамеда, терзали его все последующие годы. Оказалось так же, что вслед за введением анархии американцы по сути оккупировали Россию, выжигали напалмом целые города, закупорили границу, не позволяя информации просачиваться ни в Россию, ни из неё. Правда, ничем не обусловлено, зачем американцам понадобилось разрушать страну, если её президент, по Гравицкому, вполне благосклонно относился к заокеанским советчикам. С другой стороны, тогда придётся искать логику и в иных умозаключениях прозаика, да хотя бы в реальности объявления одним лишь президентским указом хоть анархии, хоть коммунизма, а этого лучше не делать. Любопытно так же, что, пребывая на американской базе под контролем оккупантов, российский президент все эти годы ухитрялся жёстко контролировать местную власть (забавная получилась анархия, нет?) и даже отслеживать перемещения некоторых лиц. Например, того же Вячеслава. Так что когда путешественники, пусть и не без потерь, добрались до места назначения, не только их заслуга в том была, но и того, кто их движение контролировал и направлял. Далее с чмокающим звуком рождается ещё одна несуразица: президент назначает Вячеслава своим преемником. Так главой квазигосударства стал человек без определённых занятий и не самого большого ума, имеющий лишь два достоинства: он молод и деятелен. Преемник, словно опереточный пан атаман, через слово кричит «убью!» и в новой должности всё более соответствует кличке «беспредельщик», каковой наградил его друг Анри. Борьба же с американскими агрессорами начинается с применения ядерного оружия на территории своей страны и завершается террористическими актами в Европе. Итог — ядерный апокалипсис, когда «ракеты летели с запада на восток и с востока на запад». В финале мы видим одинокий корабль, бороздящий океанские воды, плывёт на нём старуха Эл, её дочь, внук и внучка. Кажется, это всё, что осталось от человечества.

Такой вот роман, с толстыми аллюзиями на российскую постперестроечную действительность, со своеобразным, скажем так, взглядом на работу политических институтов и не менее своеобразными геополитическими построениями. Написано блёкло и монотонно, сплошь серыми красками. На этом сером фоне действуют несколько десятков безликих персонажей, причём безликих в прямом смысле этого слова: за весь роман автор не удосужился ни одного лица описать, верх портретизма по Гравицкому — белоснежные зубы у одного, бесцветные ресницы у другого, чёлка до самых глаз у третьей. Скользя взглядом по этой толпе без лиц и свойств, понимаешь, отчего автор так равнодушно уничтожил своих героев. А чего их, в самом деле, жалеть, этих безгубых, безглазых и безруких големов?

Оценка: 2


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу