FantLab ru

Виктор Точинов, Наталья Резанова «Герои. Другая реальность»

Герои. Другая реальность

Антология, год

 Рейтинг
Средняя оценка:7.15
Голосов:101
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


«Золушка» в исторических реалиях 1786 года — во Франции назревает революция, но дочь лесничего очень хочет выйти замуж за принца де Рогана. Питер Блад, пиратствующий на Волге. Александр Сергеевич Пушкин, живущий в XXI веке, публикующийся в Интернете и в роли гостя участвующий в передаче Тины Канделаки… Все это — альтернативная классика, литературные вариации на тему произведений, знакомых с детства. Любимое развлечение писателя — размышлять о том, как развивался бы сюжет классических произведений, если бы принц Гамлет вовремя принял противоядие, а у Боромира в загашнике оказался тяжелый пулемет? На страницах антологии, представленной на суд читателя, в эту увлекательную игру играют Олег Дивов, Далия Трускиновская, Наталья Резанова, Виктор Точинов и другие отечественные мастера фантастики.

В произведение входит:

6.49 (64)
-
2 отз.
  • Эти старые, старые сказки
7.44 (154)
-
10 отз.
5.61 (110)
-
7 отз.
6.63 (110)
-
7 отз.
  • Звон мечей и пушек гром
7.79 (472)
-
26 отз.
6.12 (109)
-
7 отз.
6.23 (94)
-
7 отз.
7.36 (106)
-
7 отз.
  • Вечное очарование детектива
6.08 (91)
-
6 отз.
6.27 (84)
-
2 отз.
  • He is gone (2006) // Автор: Наталья Резанова  
6.68 (98)
-
7 отз.
6.56 (83)
-
4 отз.
6.30 (89)
-
5 отз.
  • Маленькие зеленые человечки
4.99 (87)
-
4 отз.
6.15 (124)
-
7 отз.
  • Враги (2008) // Автор: Лилия Трунова  
4.21 (80)
-
6 отз.
  • Горький писательский хлеб
7.90 (160)
-
16 отз.
  • Vita verita (2008) // Автор: Наталья Резанова  
6.19 (87)
-
5 отз.
7.32 (93)
-
7 отз.
7.98 (147)
-
8 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Награды и премии:


лауреат
Книга года по версии Фантлаба / FantLab's book of the year award, 2008 // Лучшая антология

лауреат
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2008 // Книги — Лучший отечественный тематический сборник

Номинации на премии:


номинант
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2008 // Книга года


Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)

Герои. Другая реальность
2008 г.



 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 мая 2012 г.

Всякий поэт, писатель, композитор или художник обязан быть обязан быть немного сумасшедшим. Абсолютно здоровые и довольные жизнью люди не творят, им это незачем: они и без того наслаждаются бытием, у них не свербит на ментальном плане.

Итак, поехали:

1. Мария Галина «История второго брата».

Старые, добрые, волшебные детские сказки... В своём большинстве они стали такими лишь благодаря усилиям осовременивших их авторов типа братьев Гримм или Шарля Перро, а ведь изначально они были довольно кровавыми и страшными историями мало подходящими для чтения детям на ночь. О том, что все сказочные события могли происходить на самом деле рассказывал ещё Терри Гиллиам в своей оригинальной кинофантазии «Братья Гримм» с Хитом Леджером и Мэттом Дэймоном в главных ролях. Ещё один вариант подобного развития событий поведала нам госпожа Галина.

Все помят сказку о Коте в сапогах и его везучем хозяине, в одночасье получившем замок с землями и принцессу. Из этой же сказки известно, что был тот счастливец младшим из трех братьев, а о судьбе старших считай не слова то и нет. Этот недочет частично решила исправить автор этого рассказа, рассказав читателям о судьбе Рене, среднего из них, более известного, как брат, которому отец завещал осла.

Для создания своего текста автор взяла сюжеты нескольких известных сказок («Кот в сапогах», «Синяя Борода», «Красная Шапочка», «Спящая красавица» ), приправила их немного «Франкенштейном» Мери Шелли и тщательно перемешала. Полученное в итоге блюдо получилось не сказать, чтобы шедевральным, но вполне качественным и съедобным. Средний брат, живое воплощение среднестатистического человека бродит по условно-сказочному Средневековью в поисках лучшей доли для себя и Салли (так назвал осла, а точнее ослицу, его отец, воевавший в молодости на Туманном Альбиное и нашедший там себе девушку, в честь которой, через много лет, и назвал ослика). Сразу видно, что он звезд с неба не хватает, о чём, собственно, сам и признается: «Я средний. Во всём. Думаете легко быть средним братом?» Младшего он считает натуральным глупцом и лентяем, которому поделом достался кот, а старший является для него образцом и предметом гордости. Своё положение его вполне устраивает — лишь бы было чем накормить Салли, да самому где поесть и поспать. Причем во многом он ставит интересы ослицы превыше своих и абсолютно искренне проявляет о ней большую заботу. Все эти, на мой взгляд, чрезмерные проявления нежных чувств к животному придают отношению Рене к Салли отчетливый привкус зоофилии: «Одна у меня была радость, прийду я к Салли, бархатную мордочку поцелую, в ушко пошепчу». Хотя, как показывают события, влечение к противоположному полу ему явно не чуждо: «Дурак, дурак, такой случай упустил, одно слово — средний брат, не узнал, как оно там у маркиз устроено, может не как у наших девок?»

Автор ведет повествование от лица главного героя, стилизуя текст под его устный рассказ о событиях. Отсюда такое засилие в тексте «я говорю» и «а он говорит» и т.д. Госпожа Галина мастерски переплетает сказочные сюжеты, добиваясь их естественного взаимопроникновения. Как это часто бывает, второй брат оказывается невольным катализатором многих известных читателям с детства событий, которые теперь предстают в новом свете. Причины происходящего оказываются весьма далеки от тех, что показаны в оригинальных текстах. Именно вмешательство Рене, который постоянно умудряется остаться в тени, как оказывается, и позволяет традиционным сюжетам идти своим чередом. Лишь сюжет «Франкенштейна» терпит кардинальную перестройку в угоду основной канве событий.

Итог: сказочный мегамикс за авторством Диджея Галиной оказался вполне способным и развлечь и удивить. Написанная нарочито простоватым языком история показала, в отличие от многих подобных вещей, свою жизнеспособность и внутреннюю непротиворечивость, при прочтении не вызвав никакого отторжения. Вполне рекомендую.

2. Тимофей Алешкин «Сражение у Стеклянного Шкафа».

История человеческой цивилизации по сути является историей войн. Люди воевали испокон веку, сначала палками и камнями, потом копьями, стрелами и каменными топорами, затем... Орудия убийства себе подобных всё совершенствовались и совершенствовались, а количество жертв в вооруженных конфликтах достигало миллионов человек.Именно военная отрасль стала двигателем прогресса, именно благодаря ей человечество совершило и совершает множество научных открытий, война прямо или косвенно кормит миллионы человек: от солдат и офицеров, до промышленников, рабочих заводов и прочих, и прочих, включая представителей такой редкой профессии, как военные историки.

Описания великих и не очень великих битв, а так же военных операций составляют особый пласт военной литературы. Но особняком даже среди них стоят описания и всесторонний анализ литературных битв, то есть полностью придуманных писателями сражений. Столь специфическим текстом и является рассказ Тимофея Алешкина «Сражение у Стеклянного Шкафа», в котором рассказывается о знаменитой битве между армией Мышиного Короля и Щелкунчиком, который является эпизодом сказки Гофманна «Щелкунчик и Мышиный король». Стилизованный под творение военного историка он представляет собой подробный анализ вооруженного конфликта между мышиной и кукольной армиями с подробным анализом сложившейся на том момент политической ситуации, диспозиции войск противников, сил сторон, описания поля сражения, планов сторон и поэтапному описанию течения вооруженного конфликта. Сделано это всё с вниманием к деталям и по стилю подогнанно под реально существующие образчики подобных произведений. Это и является основным минусом данного текста, превращая сказку в сухой и совершенно лишенный какой-либо художественности текст, рождающий при прочтении лишь чувство скуки. Непонятно, для чего вообще он был создан и кому адресован.

Итог: как стилизация рассказ несомненно удался, как литературное произведение — нет. При прочтении он не вызвал никаких чувств кроме скуки и желания побыстрее его дочитать. Не рекомендую.

3. Артем Царев «Сандрийон».

В основе многих мифов лежат реальные события, которые спустя много времени в людской памяти приобрели налет волшебства и сказочности. Человеческому мозгу свойственно, идя по пути наименьшего сопротивления и не утруждая себя поиском рациональных причин, объяснять многие события с мистической точки зрения. Автор же, напротив, сделал попытку уместить сказочный сюжет в рамки реальности, избрав местом действия предреволюционную Францию.

Эмманюэль Луи-Анри де Лоне, граф д'Антраг, однажды получил пространное письмо от своего друга аббата Армана де Леру, в котором аббат рассказывал о том, что его наконец-то посетила великая любовь. Среди своих прихожанок он встретил «нежный анемон лесов» по имени Сандрийон. Хорошо зная своего друга, граф д'Антраг решает наведаться к нему и попытаться вразумить его, удержать от опрометчивого поступка. Дело в том, что семейство де Леру с давних пор «пользуется одной восьмой частью доходов аббатства Жанлис (...) Но бенефиций сей осуществляется лишь при условии: один из членов семейства носит сутану священника». Решив же связать себя узами брака Арман должен будет оставить приход и отказаться от сана, потому как аббат обязан нести узы безбрачия. А, отказавшись от сана, он, тем самым, лишит семью немалого дохода. В образумительный поход вместе с графом отправляется его приятель де Бриссак.

Автор постарался вписать сюжет всем известной «Золушки» в реалии Франции конца восемнадцатого века, но, на мой взгляд, несколько перестарался. Реалистичность и натурализм у него почему-то оказались приправленными чернухой, причем непонятно зачем вставленной в текст и особо не влияющей на сюжет. Чтобы показать Роже-Анжа опустившимся негодяем совершенно не обязательно было показывать его таким любителем инцеста, можно было бы обойтись и несколько другими характеристиками. Хотя, несмотря на это, новое прочтение истории Золушки-Сандрийон оказалось весьма увлекательным, а сдобренный черным юмором финал рассказа и вообще порадовал.

Итог: рассказ, при всей своей оригинальности и непредсказуемости, так и не поднялся над уровнем длинного исторического анекдота. Его вполне можно почитать для развлечения, но не стоит ждать от него чего-либо особенного.

4. Олег Дивов «Мы идем на Кюрасао».

Загадка русской души не раз становилась темой для различных литературных произведений. Ещё бы! Такая благодатная тема, такая загадочная загадка! Вот и автор этого рассказа решил раскрыть перед читателем ещё один такой загадочный душевный тайник. И пусть душа не чисто русская, есть в ней осьмушка немецкой крови, но от этого она ни на грамм не потеряла ни своей загадочности, ни широты.

«Петр Тизенгаузен, молодой дворянин из мелкопоместных, был с придурью». С кем такого не бывает в отрочестве? Ведь заняться-то в поместье у батеньки особо и нечем. Потому юный Петр и развлекал себя то рытием тоннеля к центру Земли, то изучал самозарождение мышей в грязном белье, то пробовал летать аки птица в небе. Несколько повзрослев, он переключил своё внимание на вопросы менее глобальные: «почто у девок сиськи, и как от вина шумит в голове». Папенька с маменькой, видя столь кардинальную смену интересов своего дитяти, несколько подуспокоились. Но, как оказалось, рано они радовались — годам к восемнадцати, вдоволь натешившись с девками и напившись вина, задумал отрок податься в пираты.

Из под пера автора вышла по настоящему смешная история, не лишенная, однако, весьма глубоких наблюдений о сущности русского характера и о эволюции человеческой души. Главный герой истории Петр Тизенгаузен — недоросль с придурью в начале и без пяти минут грозный капитан Блад в конце, выглядит настоящим Доном Кихотом наоборот — романтиком-пиратом на просторах Волги-матушки. В его лице пиратская романтика плотно переплетается с несколько гротескной русской действительностью, что дает на выходе удивительный результат, одновременно выглядящий и как стеб над юношеским романтизмом, и как веселое литературное хулиганство. Неподражаемый дивовский юмор, несколько грубоватый и пошловатый, но употребленный всегда к месту, является настоящей жемчужиной текста, а последняя треть рассказа, несколько смещающая акценты с безбашенного пиратского рейда по Волге, на литературные аллюзии по «Острову сокровищ» Стивенсона придает всему произведению необходимую законченность и приоткрывает неожиданный новый смысловой пласт истории.

Итог: автор создал историю взросления героя с явным абсурдистским привкусом. И, нужно сказать, она получилась на все сто. Искрометный юмор, смешаный в правильной пропорции с неглупыми мыслями и тонкими наблюдениями, дал на выходе качественный литературный продукт, способный подарить изрядную долю удовольствия при прочтении. Однозначно и настойчиво рекомендую.

5. Елена Первушина «Добро пожаловать в Трою!»

История не знает сослагательного наклонения, хотя частенько хочется помечтать на тему: «А что бы было, если бы всё произошло совсем по другому?» Вот и госпожа Первушина решила то ли переиначить историю Троянской войны, то ли пополемизировать с Гомером. Рассказ получился крохотный и это, пожалуй, единственное его достоинство, потому как ни о каком сюжете или характерах героев говорить в данном случае не приходится и всё произведение напоминает несколько разросшийся анекдот, к тому же и не особо смешной и с изрядной бородой. Завонявшийся троянский конь почему-то не вызывает улыбки, а более там и взгляду упасть не на что.

Итог: абсолютно пустая миниатюра, не несущая в себе ни капли смысла. Такие тексты, при желании, можно генерировать до бесконечности. Абсолютно бесполезная трата времени, на фоне предыдущего текста за авторством Дивова выглядит особенно ущербно. Категорически не рекомендую.

6. Тимофей Алешкин «Наполеон в России: преступление и наказание».

Ещё один экскурс на территорию альтернативной истории. На этот раз автор решил сделать весьма нетривиальное допущение: Отечественная война 1812-го года стала тем катализатором, что позволил произойти революции в России на целый век раньше. Самодержавие заодно с крепостным правом было упразднено и на территории Российской Империи появилась республика. Наполеон всё ж таки был изгнан, но сохранил за собой власть во Франции, что, в итоге изменило историю не только России, но и всей Европы.

На мой взгляд, альтернативно-историческое допущение, при всей его оригинальности, выглядит совсем неправдоподобным как с политической, так и с социальной точки зрения, потому как народ был ещё совершенно не готов к такого рода революции. Бунт, бессмысленный и беспощадный — это да, а более сложный революционный процесс — нет. Но оставим данную конструкцию на совести автора, тем более, что она играет в рассказе несколько второстепенную роль. Здесь более важным, как ни парадоксально, оказывается не то, что нам рассказывает автор, а то, как он это делает. Ведь вся история подается в виде отрывков из ненаписанных книг. Точнее из книг, которые не были написаны в нашей реальности, но увидели свет в литературной вселенной господина Алешкина. Основным цитируемым текстом, становится сочинение Льва Николаевича Толстого об Отечественной войне, то, что у нас известно под названием «Война и мир», а там, в альтвселенной, получившее название «Преступление и наказание». Альтернативный Толстой пишет альтернативный роман о войне и судьбах (правда герои у него знакомые) и благодаря этому у автора рождается новый жанр: альтернативная история мутирует в альтернативную литературу. Напоследок автор радует читателя ещё и альтернативным Маяковским.

Итог: способ подачи материала оказался столь восхитительно необычным, что напрочь заслонил всяческие литературные достоинства текста. К слову их оказалось не так уж и много, хотя и вполне достаточно для того, чтобы получить удовольствие от чтения рассказа. Вполне рекомендую.

7. Наталья Резанова «Тигры Вероны».

Мода на литературные сериалы зародилась довольно давно, но именно сейчас она расцвела буйным цветом. Нет, конечно же, и раньше писались многотомные циклы и эпопеи, но их было не так много, большая часть историй выходила отдельными романами с однозначным финалом, не предполагающим каких-либо продолжений. А ведь порою так хотелось, вопреки молчанию автора, вновь встретиться с полюбившимися героями и узнать об их дальнейшей судьбе. Так на свет начали появляться фанфики. Рассказ Натальи Резановой «Тигры Вероны» и представляет собой такого рода продолжение истории о Ромео и Джульетте, рассказанной великим Шекспиром. Вот только речь в нём, по причине смерти главных героев шекспировской трагедии, пойдет о второстепенных персонажах, которые после разыгравшейся тогда драмы успели прожить длинную и наполненную различными событиями жизнь.

Декорации к этой истории автор выстроила с особой тщательностью, показав читателям весьма подробную и правдоподобную картину раздираемой постоянными войнами Италии времен позднего Средневековья. Может быть эта тщательность даже слегка излишняя, потому как поначалу, от обилия итальянских имен, с трудом разбираешь о ком идет речь. Судьбы двух представителей враждовавших с давних пор кланов Монтекки и Капелли вновь пересеклись. Угли вражды, много лет тлевшие, вновь вспыхнули и опять пролилась кровь. Но теперь события начали приобретать более глобальный размах — автор повествует о захвате города, заложников, битве отрядов наемников, жестокости, подлости и предательстве. Подано это всё весьма реалистично и описано с изрядной долей мастерства. Но главной изюминкой всего текста является финал, неожиданный, невероятный, но вполне оптимистичный и вселяющий веру в торжество разума.

Итог: очень приятный исторический рассказ, который, если честно, не имеет к фантастическому жанру никакого отношения. Потому у любителей истории он вызовет лишь положительные чувства, а у ждущих чудес и чего-нибудь невероятного — разочарование. Потому как — не дождутся.

8. Даниэль Клугер «Дело о двойном убийстве».

Многие произведения, особенно имеющие несколько смысловых пластов, можно трактовать по-разному, по желанию делая акцент на тех или иных аспектах текста. Подобным образом и потупил автор этого эссе. Взяв за основу мысль о том, что главный герой «Преступления и наказания» Раскольников, будучи натурой невротичной и даже психопатологичной, никого на самом деле не убивал, а всего лишь взял на себя вину за чье-то преступление. Вот поиском этого неизвестного преступника и занимается автор, пытаясь проанализировать текст этого романа.

Рассуждения его относительно личности и мотивов Раскольникова выглядят довольно логичными, но всё что касается попыток определить истинного убийцу оказывается настолько притянутым за уши, что вызывает лишь недоумение. Здесь аргументация его подводит и, как часто бывает в таких случаях, вместо приведения доказательств своей теории, автор начинает заниматься словоблудием. Весь этот текст более всего мне напомнил одну старую передачу, ведущие которой доказывали, что Ленин — гриб.

Итог: не пойму, каким боком это сочинение затесалось в сборник. Оно больше подходит для какого-нибудь литературоведческого издания. Не рекомендую.

9. Виктор Точинов, Надежда Штайн «Пляшущие человечки».

Мода на осовременивание литературных сюжетов насчитывает уже не одну сотню лет. Особо удачные авторские находки кочуют из произведения в произведение до сих пор, постоянно «мутируя» и изменяясь в угоду авторской задумке или отражая приметы времени. Вот и авторы этого рассказа решили позаимствовать часть сюжетных ходов и даже название из классической детективной истории сэра Артура Конана Дойла.

Сотрудникам детективного агенства «Бейкер-стрит, 221», Кеннеди и Элизабет Блэкмор привалило очередное дело. Однажды к ним в офис заглянул некий средней руки писатель, представившийся как Эндрю-Исмаил Нарий-Шах. Он предложил детективам разгадать смысл некого шифрованного послания, адресованного его жене. Как рассказал посетитель, его супруга периодически получала подобные письма по электронной почте, но никогда не объясняла мужу их смысл. За вознаграждение в тысячу долларов Кеннеди взялся за сутки расколоть этот шифр.

Эту историю с большущей натяжкой можно отнести к фантастическому жанру. Если не считать упоминаемого в тексте «Икс-скаута», вмонтированного в дверную ручку прибора для снятия дактилоскопической информации, то других фантастических примет здесь нет. Да и на детектив текст тоже не особо тянет, хотя формальные признаки такового и присутствуют. Изначально эта история была третьей частью небольшого пародийного цикла, основанного на сериале «Секретные материалы». Соответственно Кеннеди и Блэкмор звали несколько иначе. Немного переделав текст, авторы адаптировали его под формат сборника. Рассказ от этого не стал лучше и как был, так и остался всего лишь шуткой, литературным анекдотом, эксплуатирующим популярный сюжет.

Итог: ничем не выдающийся образец юмористической пародии, которая дает возможность улыбнуться и не нагружает мозг излишней информацией. Чисто развлекательный текст.

10. Наталья Резанова «HE IS GONE».

Создателей фанфиков можно условно подразделить на две большие категории: любителей писать продолжения, дабы подольше не расставаться с любимым героем, и любителей показать, что «не так всё было», а автор ошибся, когда решил показать события именно в таком ключе. Госпожа Резанова, взяв за основу сюжет шекспировского «Гамлета», явно решила пойти по второму пути и показать «Истинную Подоплеку Событий».

Прожив долгую, насыщенную событиями жизнь, многим хочется оглянуться назад и окинуть внимательным взглядом пройденный путь. Всё ли было сделано правильно, можно ли было что-нибудь исправить или поступить иначе, чтобы избежать совершенных ошибок? Вот и главный герой рассказа вспоминает о прожитых годах и сделанных делах, рассказывая читателю о своей жизни и о жизни тех людей, которые его окружали.

Для правильного восприятия этого рассказа читатель должен быть знаком с сюжетом оригинального «Гамлета», за авторством Уильяма «Наше Всё» Шекспира. Но в современной массовой культуре история принца датского пользуется гораздо меньшей популярностью, чем, к примеру, «Ромео и Джульетта», поэтому неподготовленный читатель (а таких, к сожалению, очень и очень много) довольно быстро потеряется в череде описываемых событий. Этому в немалой степени поспособствует и весьма скомканная и сумбурная манера изложения, обусловленная малым объемом текста, в который пришлось вместить все события шекспировской пьесы. Человеку же знающему будет весьма занятно взглянуть на «Гамлета» под новым углом и узнать скрытые причины давно известных событий.

Итог: весьма неоднозначная вещь, в которой отличная идея так и не получила достойного воплощения, что не может не огорчать. Жаль, что автору художественная составляющая не далась так же хорошо, как событийная.

11. Елена Викман «Кровавая мантия девицы Дередере».

Кровавая мантия будет сиять сквозь пласты почвы и слои костей, сквозь горы мусора и черепов, сквозь грубую ткань времени...

Это сейчас Великобритания довольно тихое и комфортное место, а были времена, когда на Британских островах не утихали войны и восстания, плелись злодейские заговоры и словно от чумы гибли знатные наследники. То были времена лжи, крови и боли, и никто — будь ты простолюдин или знатный господин — не был в безопасности. Трудно было тогда прожить жизнь и не замарать руки в крови. И всё же находились отдельные личности, выделявшиеся среди других своей честью и благородством. Одним таким редким исключением из правила был тан Макбесад, и надо ж такому случиться, что именно он стал жертвой страшного заклятья кровавой мантии.

И вновь пьеса Шекспира вдохновила автора на создание этого произведения. На сей раз — «Макбет». Госпожа Викман, в отличие от написавшей предыдущий рассказ госпожи Резановой, не стремилась объять необъятное и уместить весь сюжет шекспировской трагедии в тесные рамки своей истории. Она потупила гораздо логичнее и сосредоточила своё внимание лишь на её начале, постаравшись взглянуть пошире на каноничный сюжет и сделать своих героев максимально правдоподобными и живыми. Это пошло рассказу только на пользу, причем, для получения удовольствия от чтения сюжет пьесы знать совершенно не обязательно, хотя и желательно — все ключевые моменты получают объяснение в тексте. Макбет выступает в истории случайной жертвой, которая всего лишь подвернулась под руку молодой ведьме.

Итог: сочные и яркие образы ведьм напрочь затмили трагический образ главной жертвы их чар. История «сдачи дипломной работы» ведьмой-девицей Дередере вышла весьма интересной и увлекательной. Прочитал с удовольствием и на одном дыхании, чего и вам желаю.

12. Далия Трускиновская «Графиня Монте-Кристо».

Третий подряд фанфик, но кардинально не похожий на первых два и вообще выделяющийся из общей массы фанфикшена оригинальнейшей формой подачи авторского материала. По сути, госпожа Трускиновская написала продолжение популярного романа Александра Дюма «Граф Монте-Кристо», а де-факто читатели получили развернутую журнальную рецензию на якобы написанное произведение с частичным пересказом сюжета и журналистским расследованием в довесок. Рецензия эта якобы опубликована в журнале «Отечественные записки» за 1853-ий год.

Написанный стилизованным под прозу того времени языком текст, являясь якобы рецензией, рассказывает о Гайде, дочери Али, паши Тебелинского, которая в финале романа Дюма стала супругой графа Монте-Кристо. Она, решив узнать о судьбе своих, оставшихся в Греции, близких, выясняет совершенно неожиданные подробности, выставляющие её супруга в несколько неприглядном свете. Желая полностью во всём разобраться, она обращается к Максимилиану Моррель и его супруге Валентине, тем людям, которым граф оставил свои сокровища на острове Монте-Кристо. В дальнейшем истины заставляют Гайде сотоварищи изрядно поколесить по свету, чтоб, в итоге, оказаться на территории Российской Империи. Пересказ сюжета романа в псевдорецензии тесно переплетается с реальными историческими событиями, легшими в основу романа Дюма, а так же с размышлениями рецензента на эту тему. Ближе к финалу рецензия уже превращается в хронику якобы реального журналистского расследования, предпринятого корреспондентом одной из французских газет с целью выяснить реальное авторство «Графини Монте-Кристо».

Итог: если честно, то у меня сложилось двойственное отношение к этому рассказу. С одной стороны — автор с большой выдумкой подошла к выбору формы подачи материала. С другой — именно чтение этого материала и вызвало отторжение. Дело даже не столько в нарочито старомодной манере изложения, сколько в крайней занудности. Небольшой, в общем-то, текст читался через силу на протяжении нескольких дней — мне было просто не интересно следить за развитием сюжета. В свете всего вышесказанного рекомендовать не буду — текст строго на любителя.

13. Елена Первушина «Доброе утро, последний герой!»

Наверное многие читатели очень хорошо помнят, как ещё во времена правления Михаила Горбачева нашу страну наряду с перестройкой, гластностью и борьбой с алкоголизмом захлестнула волна мистики и э-э-э... НЛОстики. Каждый третий с жаром рассказывал всем, кто имел неосторожность согласиться выслушать, о своем опыте общения с духами, привидениями и прочими чупакабрами, а каждый второй, буквально тряся собеседника за грудки, с трепетом поведывал о том, как он видел (да-да, так же ясно видел как тебя, ё-моё) НЛО, общался с пришельцами, а они его в благодарность возили на своей тарелке пить чай на кольцах Сатурна. И если собеседник вызывал особое доверие, то бонусом следовал ещё и рассказ о том, как те самые зеленые человечки проводили над ним родимым разного рода эксперименты, подробности которых «контактер» как правило стыдливо умалчивал. Разного рода бульварные листки были полны откровений в стиле: «Я забеременела от посланца Альфа Центавра» и «Инопланетяне виновны в дефиците табачной продукции в Читинской области». Градус идиотизма, конечно же, от издания к изданию варьировался, но и такие в целом трезвомыслящие журналы, как «Техника молодежи» и «Наука и жизнь» не остались в стороне от всеобщего поветрия. Теперь, по прошествии многих лет, всё это воспринимается с скорее с улыбкой, чем с серьезной миной. Вот и автор этого рассказа решила отдать дань той великой истерии.

Тема инопланетных визитов на матушку-Землю поднималась в фантастике не раз и даже не два. Подзаездили её, если честно, изрядно, поэтому госпожа Первушина решила не изобретать велосипед и пойти уже давно протореной до неё дорожкой. О большей части событий читатель узнает от некой Саманты — инопланетянши, вынужденой провести детство на Земле, но теперь вернувшейся в милое сердцу Галактическое Сообщество и даже уже заседающей в Галактическом Сенате. Ностальгия по детским годам вновь приводит её в окрестности этой отсталой планеты, которая уже давно для всей Галактики стала объектом для разного рода шуток и розыгрышей. Вот и на этот раз она воочию наблюдает, как неизвестное НЛО развлекается тем, что на чистейшем галактическом пишет на земных полях: «Земляне — Бахларопы» (гадкие песчаные черви с Татуина). В её возмущенном инопланетном мозгу рождается гневный вопрос: «Доколе?» — и она решает таки вывести жесткосердных пришельцев на чистую воду и раскрыть землянам глаза на истинное положение вещей. Но способ для достижения своей цели она почему-то выбирает наидебильнейший.

Сказать, что рассказ мне не понравился, это ничего не сказать. Написано настолько бездарно, плоско, не смешно и бессмысленно, что хочется просто выть. Немного смысла текст обрел лишь после того, как я узнал, что бедный мальчик, ставший объектом эксперимента Саманты — это молодой Фокс Малдер. Сам бы ни в жисть не догадался. Можно было бы посетовать на несчастливый тринадцатый номер, под которым рассказ идет в сборнике, но вспоминая размещенный ранее в этом же сборнике текст «Добро пожаловать в Трою!», понимаешь, что дело не в номере, а в авторе. Даже сложно сказать, какой из рассказов хуже. К тому же совершенно не понятно, каким боком он соотносится с общей тематикой сборника. В завершении хотелось бы ещё упомянуть о том, что в этой истории присутствует Лея Органа. Такие вот пироги.

Итог: ужасный кошмар и кошмарный ужас в одном флаконе. После этого рассказа очень хочется как-нибудь заработать себе краткосрочную амнезию, дабы стереть из памяти любые воспоминания об этом «шедевре». Категорически не рекомендую. Обходите стороной, перелистывайте при чтении сборника.

14. Виктор Точинов «Муха-цокотуха».

Все мы в детстве читали сказки. Было их несметное множество: коротких и длинных, веселых и грустных, в стихах и прозе. И эти сказочные сюжеты, впечатавшись в юный мозг, остались с нами навсегда. Но мы повзрослели и сказки остались в нашей памяти лишь как воспоминание о детстве. Вот только некоторых сказочные сюжеты так и не отпустили из своих волшебных объятий, они лишь выросли вместе со своими хозяевами. Выросли, чтобы вдруг нежданно-негаданно проявиться, подчас мутировав до неузнаваемости. Одним из таких «сказочных мутантов» и стал этот рассказ, своеобразная история о Тане Мухиной, что любила, но так и не вышла замуж.

Если бы Таня знала, как закончится этот день она бы ни за что на свете не пошла на это свидание. Да, Толик Комаров парень весьма симпатичный, студент, опять же — все одноклассницы обзавидуются тому, что она со студентом крутит... Но всё равно бы не пошла, даже за все деньги мира. Только Таня конечно же и представить себе не могла столь драматичного развития событий. И ведь ничего же не предвещало. Дались ей это евроцентики, ведь известно, что любопытство с кошкой сделало, но захотелось загадки, романтики — вот и получила сполна первого и абсолютный ноль второго.

Господин Точинов на базисе знаменитой «Мухи-цокотухи» Чуковского взял и соорудил настоящий хоррор с беззащитной жертвой, ужасными монстрами и отважным защитником. Сюжет получился не банальный, с весьма оригинальными ходами и нетривиальным, переворачивающим всё с ног на голову, финалом. На протяжении всего рассказа сохраняется интрига и то, что сперва кажется кульминацией, оказывается лишь промежуточными цветочками, а ягодки, как водится, ещё впереди. Высокий динамизм вкупе с небольшим объемом позволяют буквально проглотить текст за один приём, не переводя дыхание.

Итог: ярко, оригинально, жутьненько. Знакомство с постмодернистской игрой не вызвало отторжения и оставило после себя приятное послевкусие. Если в свете содержания рассказа так говорить уместно. Вполне рекомендую.

15. Лилия Трунова «Враги».

Существует теория, что каждый наш выбор порождает новую вселенную. То есть существует, к примеру, вселенная, где сантехник Потапов, закончив работу, взял вместо денег поллитру, но в момент решения «брать или не брать» появляется новая вселенная — та, где он отказался. Хотя, конечно же, по трезвому размышлению, отказаться он просто не мог, но всё таки... не будем забывать, что это просто пример. Так что, следуя этой теории, каждый человек на Земле, просто живя и ни о чём таком не задумываясь, подобно Богу плодит бессчетные параллельные миры, которые изначально практически не отличимы друг от друга. Но чем дольше развивается такая вселенная, чем дальше она находится от точки бифуркации, тем отличий становится больше. Видимо руководствуясь такой логикой госпожа Трунова и решила поведать читателям об одной очень специфичной альтернативной реальности, где спецагенты Фокс Малдер и Дана Скалли почему-то из напарников вдруг превратились в противников.

Описывать сюжет этого рассказа — дело неблагодарное, потому как он весьма банален и убог: сидящая у постели больного Скалли получает срочный вызов от коллег — серийный убийци и мегаломаньяк Фокс Малдер сотоварищи захватили заложников и удерживают их с неизвестной целью в здании, которое со всех сторон обложили сотрудники ФБР и полиция. Агент Скалли тут же выезжает. Далее следуют два разговора: короткий с коллегой и длинный с Малдером (по телефону), — и финал. Вот, собственно, и всё. Причем финал меня настолько удивил, что я сначала подумал, что тут какой-то брак в тексте и на самом деле это ещё не конец. Даже полез в интернет с целью найти там этот текст и сравнить концовки. Оказалось, что и там всё точно так же. Я в полном шоке и недоумении. Что это было? У автора чернила в ручке закончились или свет неожиданно выключили, а потом она решила, что дальше писать просто лень? Это же просто издевательство какое-то!

Итог: до прочтения «Врагов» я искренне считал, что почетное первое с конца место займет Елена Первушина, но я сильно ошибался — нашелся более худший текст. Не понимаю не только того, как такое попало в этот сборник, но и того как оно вообще просочилось на бумагу. Если это печатают, то надо послать в издательство школьные сочинения моего сына четвероклассника — их, по логике вещей, оторвут с руками. И последнее: при чём тут тема сборника и Скалли и Малдер? Они же не литературные герои, а герои телесериала. Видимо составители сборника здорово задолжали госпоже Труновой и решили хоть как-то отработать долг. Других причин появления этого на бумаге я представить себе не могу.

16. Виктор Точинов «Ночь накануне юбилея Санкт-Петербурга».

В последнее время большую популярность завоевала точка зрения, гласящая, что историю творят не короли-президенты-герои-бэтмены и даже не победители, а люди с ручкой и бумагой или с монитором и клавиатурой. Факты, конечно же, вещь упрямая, но они ничто по сравнению с умелым и правильно мотивированным «летописцем». Ведь, когда умрет последний очевидец, потомкам достанутся лишь записи о событии, а уж они могут соотноситься с действительностью совершенно произвольным образом. Так творцами реальности становятся люди пера и не только историки-хроникеры, но и обычные литераторы, пишущие художественную литературу. Такие как, к примеру, Марк Твен, поведавший всем нам с детства знакомую историю приключений Тома Сойера и Гекльберри Финна, которая, как оказалось повествует о реально живших людях, но с реальностью соотносится постольку-поскольку.

Юбилей города — это всегда праздник и праздник вдвойне, если этот город является тем местом, где ты родился и провел своё детство. И, конечно же, очень приятно, когда тебя, как знаменитого уроженца, специально приглашают на торжество, чтобы ты был главным действующим лицом на церемонии открытия памятника основателю города. А уж как хорошо, когда ты отправляешься туда в компании друга детства в шикарной каюте на великолепном пароходе, которым он владеет! Такие или похожие мысли наверное посещали Сэмюэла Клеменса, более известного под псевдонимом Марк Твен, когда он поднимался на борт корабля в компании Гека Финна вечером накануне юбилея Санкт-Петербурга. Впереди он предвкушал долгий путь по ночной реке, дым сигар, аромат вина в бокале и задушевную беседу того сорта, что бывает у двух давно не видевшихся друзей. Отчасти всё так и получилось, вот только беседа оказалась совсем не той, на которую он рассчитывал, хотя и вышла она явно задушевной — за душу взяла так, что в какой-то момент очень захотелось, чтобы её и вовсе не было.

Автор использовал очень интересный и нестандартный способ конструирования текста: вместо того, чтобы переписать в том или ином ключе базовый текст «Приключений Тома Сойера», он решил показать, что «не так всё было» весьма оригинальным способом. Плывя на пароходе, Сэмюэл и Гек вспоминают прошлое и хозяин парохода рассказывает писателю о том, как сложилась дальнейшая судьба их друзей детства. А судьба-то их оказывается совсем не радужной, и Финн просит Клеменса написать книгу, где у них всё будет хорошо. Именно рассказы о судьбах героев и составляют основной массив текста и они, что закономерно, производят наибольшее впечатление. От судьбы Тома и Бэкки, рассказаной в подчеркнуто простом и житейском стиле, поначалу испытываешь шок, но, как оказывается, основное блюдо автор припас для читателей напоследок. Дальнейший рассказ Гека (уже о своём уходе из Санкт-Петербурга и своей судьбе) оказывается настоящим мистическим триллером где смешались и вендетта, и любовь, и черная магия вуду, и жестокость, и самоотверженность. Рассказано это всё весьма натуралисти

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 мая 2008 г.

Еще одна антология от «Азбуки», на этот раз составленная целиком из произведений отечественных авторов. В предисловии очень точно подмечено, что большая часть рассказов, составляющих антологию базируются на истории литературы, а так как история это наука, то и фантастика научная. Хотя мне больше нравится определение «литературная». Да тексты, наполняющие сборник разные по содержанию, по уровню, по стилистике изложения, но в основе их базируется именно литература, та самая, «большая», кем-то обожаемая, кому-то ненавистная. И как любая научная фантастика, рассказы сборника требуют от читателей хотя бы базовой подготовки. Нет, многие рассказы вполне самостоятельны, но вот прочувствовать их лучше, снять слои один за другим и просмаковать сочную сердцевину, можно лишь обладая определенным литературным багажом. Да, большая часть книг хорошо известна, но их под темную обложку уместилась не одна полочка. Впору в конце давать список рекомендованного к прочтению. Ведь на страницах сборника прекрасно соседствуют Пушкин и Шекспир, Сабатини и Дефо, Дюма и Мольер, Данте и Гомер.

Каждый рассказ или повесть произведение самостоятельное, но в сборнике, они смотрятся особенно хорошо, переливаясь новыми красками. Мне больше всего запомнились произведения М. Галиной (другой взгляд на старую сказку), О. Дивова (джентльмены удачи волжских островов), Д. Трускиновской (инструкция по написанию романа для клерков и рецензия фанфика Дюма), В. Мидянина (альтернативная история «солнца русской поэзии»). Проще перечислить те рассказы которые понравились меньше, таких, к счастью, совсем немного, да и они просто выглядят бледнее на фоне остальных.

Итог: Отличная книга для любого читателя. Особенно оценят те кто любят тонкую литературную игру и считают историю наукой:wink:.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 апреля 2009 г.

«Если ты знаешь, что делаешь, работая в субботу, благословен ты. Если не знаешь — то проклят».

Я очень люблю игры с образами культуры, но удачны они бывают только при одном условии: авторы должны испытывать уважение к классике. Не декларативное (как участники крайне неудачного «Времени учеников»), а подлинное. Игра имеет право на существование, если она открывает новые смыслы или углубляет прежние, а всевозможные «не так все было, совсем не так» — как правило, малоудачны.

«Герои» посвящены «альтернативной литературе» и «криптолитературе» — возможным/тайным сюжетам и судьбам классики. Очень опасное дело: лучше Шекспира и Достоевского не напишешь, а исправлять их — и вовсе последнее дело. Остается одна возможность: говорить свое в рамках известных правил, данной изначально системы мира. Игра не отменяет серьезности, шутка — драмы и даже трагедии.

В итоге — досталось Перро и Гофману, Шекспиру и Сабатини, Толстому и Достоевскому, Дюма и Чуковскому и — не пойму, чего ради, — Малдеру и Скалли. Безусловно, лучше тексты — добрая сказка Галиной, обаятельное хулиганство Дивова, трагический фарс Мидянина. Откровенно слабых вещей в антологии немного, а сильные авторы и общая концепция «подтягивают» остальные тексты, так что общее впечатление — самое благоприятное.

Составителям антологии удалось добиться некой целостности. «Книги говорят о других книгах», — заметил Эко. «Герои» размывают границу между так называемой реальностью и так называемой литературой, и мы оказываемся в мире, где Том Сойер существует наравне с Марком Твеном, а капитан Блад встречается с Джоном Сильвером. Значит, и нам, читателям, найдется место в уголочке неба.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 мая 2008 г.

Сам не знаю, что меня подвигло купить этот не самый дешевый сборник. Вроде бы большинство авторов, чьи рассказы и повести в него вошли, не относятся к числу самых популярных, да и не являются, кроме Дивова, моими любимыми. Возможно, подкупила интересная концепция сборника. И вот теперь я с уверенностью могу сказать, что я не прогадал. Мне доводилось читать немало произведений, посвященных альтернативной истории, а вот альтернативная литература — более редкий жанр. Большинство произведений, вошедших в этот сборник, непосредственно связаны с каким-то классическим сюжетом, будь-то пьесы Шекспира или романы Дюма, сказки Шарля Перро или даже «Илиада». В одних рассказах авторы пытались переосмыслить классический сюжет, в других — продолжить, в третьих — показать события с другой точки. Есть и просто явные пародии. Все же, большинство рассказов заставляют призадуматься, а некоторые и несколько переосмыслить классические сюжеты.

Некоторые рассказы, как всегда бывает в подобных сборниках, слабоваты, но общий уровень весьма высок. Особенно хочу отметить повесть Мидянина о Пушкине — настоящий шедевр, прекрасно сочетающий юмор и трагизм. Понравился жесткий, но цепляющий рассказ Точинова «Ночь накануне юбилея Санкт-Петербурга». Хороший, душевный рассказ «История второго брата» Марии Галиной, с творчеством которой я был ранее не знаком. Как всегда на высоте Дивов, хотя он может писать и сильнее. Весьма неплохи рассказы Резановой и Трускиновской.

Смело рекомендую этот сборник всем, кто любит классическую литературу, но относится к ней без чрезмерного пиетета.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 апреля 2009 г.

Альтернативная история — тема для фантастов привычная, а вот альтернативная литература по-прежнему очень даже может удивлять. Поэтому выход антологии рассказов, посвящённых именно этой теме, стал одним из самых приятных сюрпризов в прошлом году. Разумеется, как и любой сборник рассказов, книга получилась довольно неровной по составу, да и сама постановка темы об альтернативном прочтении многих классических произведений литературы способна у кого-нибудь вызвать праведный гнев, однако в любом случае сразу отворачиваться от неё с презрением/негодованием/чем-то ещё сопоставимым я бы не советовал.

Основой первого раздела антологии, как и следует из его названия, стали некоторые известнейшие сказки. Мария Галина пустила своего героя (среднего сына мельника, того самого, что получил в наследство осла) в странствие сразу по нескольким знаменитым сказкам; Тимофей Алёшкин изложил историю войны Щелкунчика и Мышиного короля сухим языком исторической хроники; Виктор Точинов «сыграл французскую жизнь», поместив действие «Золушки» во Францию накануне революции. В какой-то степени все три рассказа получились достаточно удачными, однако произведения Алёшкина и Точинова обладают в то же время и существенными минусами. Повесть же Галиной оказалась практически безупречной и стала первой главной удачей антологии.

Вторая часть книги оказалась наиболее исторической из всех. И одновременно наиболее анекдотичной. По сути, рассказы Дивова и Первушиной — это и есть анекдоты, выросшие до сравнительно больших размеров, но не утратившие юмора. Смешные и запоминающиеся произведения, не больше, но и не меньше. Алёшкин снова заговорил языком историка (хотя и не только), изложив некоторые обстоятельства альтернативной Отечественной войны 1812 года словами Льва Толстого, Евгения Тарле и даже Владимира Маяковского. Оригинальная и удачная повесть; печально, что многие её не оценили по достоинству. Наконец, лучший рассказ этого раздела — «Тигры Вероны» Резановой — отлично бы смотрелся как полноценное самостоятельное произведение о малоизвестном в России периоде истории; связь же его с сюжетом «Ромео и Джульетты» лишь добавляет шарма.

Дальше всё становится, к сожалению, не столь радужно. Скучноватая версия невиновности Раскольникова (Клугер, «Дело о двойном убийстве»), копирование известного сюжета (Точинов, «Пляшущие человечки»), запутанная и невнятная «истинная» история борьбы за датский престол (Резанова, «he is gone») — всё это здесь и не слишком вдохновляет. Впрочем получились эти рассказы не плохо, а просто как-то посредственно. Рассказы, посвящённые тайнам «Макбета» (Викман) и «Графа Монте-Кристо» (Трускиновская) оказались удачнее, но ситуацию не слишком исправили.

Тем не менее, на фоне четвёртой части сборника третья выглядит очень даже выигрышно. Даже не хочу подробно здесь останавливаться — все три рассказа очень слабы сами по себе, а два из них к тому же основаны не на литературной, а на киношной классике, что не согласуется с самой идеей антологии.

И вот когда начинаешь думать, что хорошие и даже отличные произведения в начале антологии были исключением, а не правилом, она-таки наносит сокрушительный удар по этим сомнениям. Заключительная часть сборника, рассказывающая о нелёгкой жизни писателей, стала безусловно лучшей во всей книге. Даже в не слишком удачной «Vita Verita» Резановой есть кое-что любопытное, а остальные три рассказа, или даже, возможно, повести, практически выше всяких похвал. Отлично написанный и пробирающий до глубины души хоррор Точинова, созданный на основе «Приключений Гекльберри Финна»; уморительный «Роман для клерков» Трускиновской, описывающий наверняка знакомую любому автору ситуацию, а заодно напоминающий один из фельетонов Ильфа и Петрова — «Как создавался Робинзон»; наконец, блистательная, безумно смешная и одновременно очень глубокая повесть Мидянина, кажущаяся на первый взгляд очень простой, но становящаяся чем дальше, тем более серьёзной и даже трагичной. Любое из этих трёх произведений стало бы украшением сборника и серьёзным поводом его прочесть; вместе же они смотрятся ещё более выигрышно.

Пора подводить итоги. Повторяться не хочется, поэтому долго говорить не буду. Да, минусы у антологии есть — весь четвёртый раздел включать, пожалуй, не стоило, да и Точинов правом составителя явно злоупотребил, включив в антологию сразу четыре своих рассказа (то, что один из них заслуживает высочайших оценок, автора не слишком извиняет). Тем не менее, плюсы, на мой взгляд, всё же перевешивают. Оригинальная идея, разнообразие тем и авторских стилей, несколько поистине блестящих произведений, мимо которых пройти нельзя ни в коем случае, и ещё больше просто хороших, добротных рассказов — книга легко может стать отличным подарком как для знатока фантастики, так и для любого человека, просто любящего читать.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 марта 2009 г.

Либо мои нелюбовь и непонимание Ф&Ф-антологий имеют необъективно-болезненные масштабы, либо.. мм.. «Герои…» – это просто очередная более чем наглядная иллюстрация того, отчего же сборники этой самой короткой формы мне всё никак не удается полюбить. Милое, ни к чему не обязывающее баловство на темы всем известных литературных (и не только) произведений; литературные игры, которым хочется присвоить, наверное, третью степень «литературной игры», получившуюся в результате.. нет, не трёх, а ещё большего количества итераций… Жаль! Ах, как же жаль, что такая благодатная тема, как ничем не ограниченное буйство фантазии на литературные темы, не получила своей самой роскошной реализации. Те самые четыре (кажется)) рассказа, не раз уже здесь упомянутые рецензентами (Галина, Дивов, Трускиновская, Мидянин) – они и есть то самое шикарное и «вкусное», ради чего через весь сборник стоит продраться. Четыре рассказа – они, конечно, хороши. Чрезвычайно. Но неужели для того, чтобы представить их почтеннейшей публике, необходимо городить эту вот искусственную конструкцию под названием «антология», и заставлять беднягу-читателя метаться в поисках «а чем бы еще свою душеньку потешить» или «а чего б ещё интересного в такой интригующей теме отыскать».. А оно не отыскивается совсем, и – через это;) – закрадывается неприятное подозрение, что собрана-то антология по принципу «есть парочка шедевров, а всё остальное до кучи добьём», ну вот примерно как если бы некий элемент дамского гардероба некими дамами, за неимением собственного убедительного наполнения, наполнялся бы.. кхм… ватой или другими попавшимися под руку подходящими материалами. Издалека со стороны выглядит красиво, но при ближайшем рассмотрении… ?!..

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 января 2009 г.

Конец 2007 года, издательство Азбука, кабинет Александра Гузмана.

Гузман радостно потирает руки, обращаясь к Васе Владимировскому, «знаешь Вася «Вампиры» продаются, как подорванные, уже третий раз допечатываем. Я тут уже придумал новые антологии «Оборотни», «Зомби», «Монстры», «Ужасы», «Колдуны», хотя нет «Волшебники» лучше звучат. Я понял главную фишку, пиплу, Вася, главное не содержание книги, а название. Если крутое название, то книгу расхватывают, как пирожки. Поэтому прекращаем нафиг издавать «Лучшее за год: Мистика. Магический реализм. Фэнтези», немудрено, что с таким названием эти антологии так плохо продавались. А теперь Василий поговорим о деле, ведь просто так я тебя никогда не зову. Мне пришла в голову мысль, сделать сборник российской фантастики под таким же клевым названием, чтобы поменьше тратиться на гонорары и переводчиков. Ну как тебе моя идея?» Василий не долго думал и сказал «Почему бы и нет, отличная идея. Можно сделать сборник альтернативной классики, переделать известные литературные произведения. На «нового» Дюма, Пушкина пипл обязательно клюнет, к тому же мне уже попадалось несколько подобных рассказов, которые можно включить в антологию. Вот только название нужно придумать, может быть «Другие герои»?» Гузман поморщился «Идея с альтернативной классикой мне нравится, но вот название нужно изменить. Герои, другие герои, реальные герои,... О, придумал назовем «Герои. Другая реальность», все читатели просто отпадут от такого названия. Только кого же поставить составителем, у тебя же Вася сейчас нет времени совершенно на это, да и праздники на носу. Кто мог бы сделать, а Василий?» Вася подумал «Думаю, что Витька Точинов мог бы, у него был один отличный рассказ про героев Твена или Наташку Резанову, было у нее что-то про Данте.» Гузман, смеясь, сказал «А давай, мы их вдвоем составителями сделаем, чтобы скучно им не было.»

Диалог этот конечно только моя фантазия, но я думаю, что так и было. В конце года Точинову и Резановой дали задание, как можно скорее составить антологию альтернативной классики. Они обзвонили всех своих знакомых писателей, Владимирский подкинул пару рассказов, но на заказываемые 480 страниц так и не смогли набрать необходимого количества рассказов, тогда они прошерстили свои закрома и закрыли брешь своими рассказами. И как следовало ожидать, ничего хорошего из этого не вышло. Уж очень разный уровень рассказов, причем большинство рассказов очень слабы. Я бы советовал обратить внимание на рассказы Галиной, Дивова и на весь последний раздел антологии «Горький писательский хлеб». Но покупать эту недешевую антологию я бы не стал.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 мая 2008 г.

В общем, сборник еще раз доказывает, что самое лучшее в литературе было создано «еще до нас». Но отдельные авторы (Галина, Дивов, Мидянов, частично Точинов, Трускиновская и Резанова) просто молодцы — отлично обыграли существующие сюжеты и легенды. Очень понравились: «История второго брата», «Кюрасао» (правда концовка пошловатая, но чисто русская), «Тигры Вероны», «воспоминания» Гекльберри Финна, Даниэля Дефо и об Александре Сергеевиче. Неплохо написан коротенький рассказ «Vita Verita». Все остальное — на среднем уровне. Из детективов и фантастики вообще ничего не впечатлило — не «наши» это, видать, жанры. Но в целом неплохо, месяца два хотел купить эту книгу, и не пожалел.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 июля 2010 г.

Если у Точинова отсылка в наше время намечена лишь пунктиром, то по «Роману для клерков» она проходит основной полужирной красной линией, а в «Что делать, Фауст» и вовсе превращается в главную сюжетную идею. И как бы авторы ни изощрялись, ни пытались наводить тень на плетень, совсем не о тяжёлой жизни Дефо и Пушкина они здесь рассказывают, а исключительно про себя, любимых.

И ладно бы просто рассказывали о себе — это тоже обычное для писателей занятие, но ведь не устояли они перед соблазном поплакаться в жилетку читателя. Вот, мол, чем приходится заниматься нашему брату литератору в нынешнее нелёгкое время, вместо того, чтобы свободно творить и радовать публику новыми шедеврами. Что вы от нас хотите, если Пушкин — и тот от такой жизни спиваться бы начал?

Да, согласен, плачутся они талантливо, ярко и остроумно, но ощущение неловкости всё равно остаётся. Такое же, какое испытываешь, выслушивая откровения подвыпившего приятеля. Понятно, что ему просто необходимо кому-то излить душу, но, чёрт возьми, почему этим кем-то оказался именно ты?!

А самое неприятное то, что возникшее раздражение сказывается и на восприятии ранее прочитанных текстов.

полный отзыв можно прочитать здесь: http://fantlab.ru/blogarticle7088

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 февраля 2009 г.

Говорят, такая литература — «на любителя». Ну, вот я такой любитель и есть.:shuffle: Грешна, в принципе люблю «литературу третьей реальности» — с аллюзиями, вариациями на тему классики (хорошими вариациями — плохие кому же понравятся!) Так что сам принцип подборки — очень «мой», ура! И результат, скорее, порадовал. Особенно все рассказы последнего раздела. Из других — Галина, Трускиновская и Дивов.

Наверное, наивно ожидать, что все рассказы антологии окажутся шедеврами. Такого, наверное, вообще не бывает. Может, и не нужно? — должен же быть какой-то фон, чтоб яркие пятна на нём были заметнее! :wink2:

А в целом — понравилось, и весьма.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 февраля 2010 г.

В предисловии к антологии В. Черных точно отметила, что некоторые произведения переростают «маленькие штанишки» фанфиков и становятся «альтернативной классикой». Сборник хорош по большому счету — хоть по «приятельскому», хоть по «гамбургскому» и вполне заслужил звание лучшего тематического сборника и место на полке.

Наиболее сильные произведения сборника представлены в 5 части антологии «Горький писательский хлеб». Вероятно, это связано с тем, что авторы хорошо изучили вопрос:lol:, и пишут о наболевшем. Хотя, возникает вопрос по поводу размещения в этой части произведения В. Точинова «Ночь накануне юбилея Санкт-Петербурга». Замени фигуру писателя, которому главный герой рассказывает на инженера, охранника, попутчика и... ничего не изменится.

Среди других произведений антологии хотелось бы отметить:

замечательную историко-литературную реконструкцию Т.Алешкина в «Сражении у Стеклянного Шкафа;

новеллу О. Дивова о том куда приводят мечты и упертость — «Мы идем на Кюрасаю» (особенно порадовало, что капитан Блад таки русский:lol:);

миниатюру Е.Первушиной «Добро пожаловать в Трою» — менеджерам тур-фирм к прочтению обязательна;

литературное расследование Д.Клугера в «Деле о двойном убийстве»;

изящную стилизацию-пародию на беллетристику 19 в. Далии Трускиновской («Графиня Монте-Кристо»)

Резюмируя — антология во всех смыслах достойное издание, рекомендуемое к приобретению и прочтению.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 мая 2008 г.

Оценку поставил завышенную — 9 баллов.

Почему? Постараюсь сейчас объяснить...

Сборник очень крепкий и почти все рассказы по Теме. Большинство Авторов представлять читателем не надо — профессионалы!

По сравнению с другими сборниками можно сказать смело: задумка удалась! Поэтому и «9 баллов». :super:

Но... по поводу некоторых рассказов создалось впечатление, что Авторы писали по заказу: быстро и без оглядки на читателя, по типу: «пипл схавает». Обидно, блин... чеслово! :wink:

Это во-первых.

Во-вторых. На протяжении чтения книги меня преследовала мысль о перенасыщенности сборника однотипными рассказами. Вильям наш... ну, Вы сами понимаете кто... наверное, в гробу перевернулся не один раз. Вообщем, масло получилось очень масляным. :frown:

Это так сказать замечания. В целом же впечатление от сборника осталось очень приятное и скажу честно: если выйдет сборник-продолжение, то обязательно его приобрету.

Спасибо составителям сборника и всем Авторам!!!

:pray::pray::pray::pray::pray::pray::pray::pray::pray:

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 апреля 2012 г.

По-моему, весьма крепкий сборник, если положительно относиться к самой идее такого вторичного использования известного всем литературного мира. Мне сама эта идея и прием, пожалуй, нравятся. Даже самой захотелось сделать что-нибудь в подобном роде... Не скажу, что понравились все вещи, некоторые откровенно проходные. Перечислять не буду, все видно по оценкам.

В общем, это более всего напоминает некую литературную игру. Интересную, занимательную. В талантливых руках очень эффектную. В этой авторской компании талантливые руки, бесспорно, были.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 января 2009 г.

Из всей антологии глобально понравились ровно три вещи:

— Мария Галина. «История второго брата»

— Олег Дивов. «Мы идем на Кюрасао»

— Мидянин. «Что делать, Фауст»

Остальные рассказы особого восторга не вызвали. Большинство из них написано не без таланта, хорошим языком, но, видимо, тема — не моя совершенно. Читать было откровенно скучно. А наслаждения от языка, такого, чтобы можно было «забить» на сюжет и тему, в полной мере не получил. Рекомендую поэтому книгу с осторожностью. Имхо, антология — на любителя...

Оценка: 6


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх