FantLab ru

Мария Галина «Автохтоны»

Автохтоны

Роман, год; цикл «Город»

Перевод на украинский: И. Кива (Автохтони), 2016 — 1 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 30

 Рейтинг
Средняя оценка:7.42
Голосов:213
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Действие нового романа Марии Галиной разворачивается в старинном городе, своеобразной культурной столице пограничья, соединяющего (и одновременно разъединяющего) Восточную и Западную Европу. В Город приезжает некий искусствовед, разыскивающий следы канувшей в Лету авангардной арт-группы 20-х годов, постановщиков очень странного, судя по глухим упоминаниям мемуаристов, спектакля. Однако расследование, которое активно ведет герой, имеет цели не только искусствоведческие. Герой активен, герой все глубже погружается в сегодняшнюю жизнь города и его артистической среды, пытаясь разобраться в скрытых историей обстоятельствах, и чем ближе он приближается к разгадке, тем активнее реагирует на его появление Город.

Входит в:

— цикл «Город»

— журнал «Новый Мир № 3, 2015», 2015 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 246

Активный словарный запас: чуть выше среднего (2996 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 43 знака — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 53%, что гораздо выше среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2015 // Книги — Лучшая необычная книга

лауреат
Новые горизонты, 2016 // (роман)

лауреат
Филигрань, 2016 // Большая Филигрань

Номинации на премии:


номинант
Книга года по версии Фантлаба / FantLab's book of the year award, 2015 // Лучший роман / авторский сборник отечественного автора

номинант
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2015 // Книга года

номинант
РосКон, 2016 // Роман

номинант
Интерпресскон, 2016 // Крупная форма (роман)

номинант
АБС-премия, 2016 // Художественное произведение

номинант
Национальный бестселлер, 2016 // Национальный бестселлер

номинант
Большая Книга, 2016

Похожие произведения:

 

 


Автохтоны
2015 г.
Автохтоны
2016 г.
Автохтоны
2017 г.

Периодика:

Новый Мир № 3, 2015
2015 г.

Издания на иностранных языках:

Автохтони
2016 г.
(украинский)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  22  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 сентября 2015 г.

Являясь откровенным фанатом «Малой Глуши», и большим поклонником «Медведок», был крайне разочарован этим романом (изданным совершенно справедливо в серии «Книга, которую ждали», ибо я ее ждал). При традиционно прекрасном галинском языке (им постоянно наслаждаешься, и он никуда не делся), книга, собственно, вообще ни о чем. Дочитывал с трудом — только потому, что это Галина, и думал: ну может, финал всё объяснит. Финал не объяснил ничего. Я не спорю: может быть, это сугубо моя личная читательская проблема, что я не понял замыслы автора, но я запутался в них окончательно. В таком случае, именно эта книга просто не моя: ОК, я подожду другие.

Сложно понять, зачем надо было так шифровать город Львов, хотя он «раскалывается» на раз. Сложно сказать, зачем надо было забрасывать столько сюжетных нитей, ни одна из которых ни к чему не привела. И...ладно, хватит уже перечислять: пусть читатель сам сделает свой выбор относительно этой книги. Надеюсь, со своим мнением я буду в меньшинстве.

Оценка: 5
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 мая 2015 г.

В первую очередь, это очень атмосферно. И атмосфера, настроение, обстановка происходящего в романе — это один из героев: важный, нужный, многое определяющий в восприятии. Ассоциативно мне вспомнились «Гадкие лебеди», причём вспоминались не раз.

Сюжет — для меня, во всяком случае — всё время ускользает. Возможно, в какой-то степени это связано с тем, что между публикациями первой и второй части прошло некоторое время, но это, конечно, отнюдь не причина. Хотя, добавим в скобках, возникло желание перечитать книгу ещё раз, залпом, «с погружением», что для меня редкость. В любом случае, сюжет действительно ускользает, он постоянно переходит с уровня на уровень — реальность, оставаясь почти обыденной, не расставаясь с привычными детали и бытовыми мелочами, становится совершенно фантастической, а затем словно опровергает сама себя, снова возвращаясь к обыденному течению. И тут читателю предстоит либо с облегчением (или с разочарованием) принять объяснения в некоем обмане, розыгрыше, неправильной оценке событий, — либо остаться с убеждением в том, что на самом-то деле всё именно так — сюрреалистично, зыбко, необъснимо. Оба эти варианта равнозначны: немыслимое подполье в катакомбах — и разыгранный сюжет для туриста, волшебный сильф — и просто красавчик мужчина, обиженная саламандра — и скверная электропроводка. Сам город — то ли удивительный, полный загадок, — то ли полностью придуманный, искусственно мифизированный на потеху тех же туристов. Всюду двойное дно. Да и сам главный герой оказывается ровно таким же; и читатель, который всю дорогу шёл по повествованию вместе с ним, оказывается брошенным в одиночестве: опять — воспринимай, как хочешь. Как удобнее? Или как интереснее? А решай сам. Быть может, перечитав, передумаешь. А может — дочитав и прочувствовав послевкусие — передумаешь перечитывать.

В романе есть ещё много классных нюансов — в описаниях героев, в построении диалогов... Это языковые, стилистические, то есть — очень вкусовые нюансы. Для меня это важнейшая составляющая. Поэтому весь этот текст — очень для меня.

Уверена, что, в целом, этот роман — подарок для ценителя.

Читайте.

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 мая 2016 г.

Книга отчетливо разламывается на два пласта.

Первый — практически социальная проза, зарисовка из жизни оскудевающих городов. Таких сейчас много. Они медленно тонут в провинциальности, отчаяно пытаясь выдумывать фестивали, заманивать денежных туристов, воскрешать старые таланты собственных земляков.

Автор очень хорошо показала, что восемьдесят лет назад в городе могли ставить новаторскую оперу, сорок лет назхад работали хорошие художники — а сейчас живут лишь воскрешатели старых баек, да устроители всяческих ресторанов и кофеен.

Культура скукоживается до просмотров полупустых архивов и умения элегантно повесить лапшу на уши туристу. И, да, до фестивалей.

Но на декорациях слишком много воруют, а обслуга в ресторациях чересчур откровенно презирает своих клиентов.

Автор выбрала Львов, но наверняка так же можно пройтись по Риге. Может быть через тридцать лет станет таким и Днепропетровск.

И точно такое же впечатление произвел на меня Крым в 2009-м.

Будто кто-то оживил книгу Ле Гуин «На последнем берегу» — сущность и жизнь вытекают из мира, оставляя лишь пыль и суету. И магии уже почти нет.

Второй — попытка работать с мистикой. Тут, увы, такого бронебойного эффекта не наблюдается. Основные творческие приемы — умолчание и метельшение.

Наверное в оскудевающих городах и должны быть вот такие тайны — мелкие, полусгнившие, малозначительные. Герою приходится проламываться сквозь собственный цинизм и остроумие, чтобы хоть как-то приблизиться к уровню местных легенд. Люди, будто колебательные контуры, каждую секунду меняются от «да» к «нет» и наоборот.

Можно увязывать конкретику поисков героя с реальной историей 1920-30-х, но делать это порой откровенно скучно. Слишком велик контраст между потенциальными возможностями, между эпическими тайнами бытия, о которых поют герои, на которые намекают рукописи — и современным прозябанием. Будто гусеница сто лет конспирировалась среди дождевых червей, но забыла как превращаться в бабочку.

Когде герой взламывает сеть умолчаний и местных секретов (в основном собственным молчанием и педантичным следованием легенде) — становится ясно, что тайна утонула, рассыпалась, сгнила, что уже не найти истины за десятком точек зрения и можно лишь выбрать ту, что тебе симпатичнее.

Или сжечь весь город до основания, а потом начать строить новый с чистого листа. Со своими тайнами.

Но герой не Перехват-Залихватский, он всего лишь маска, имперсонирующая остроумную и малось уставшую от жизни писательницу. Он разворачивается и едет к себе домой.

В остальном:

- хороший язык. Будь он чуть хуже, все повествование сбилось в бельевой ком, в манную кашу с комочками, усыпанную песком. А так читать легко;

- грамотно повышается градус накала, автор переводит действие из документального в мистическое;

- концовка кажется чуть сбитой, рассыпающейся, сюжет будто теряет путеводную нить.

- мне сложно назвать этот текст романом. Герой ведь не меняется. Попытка показать внутренний кризис — имхо — не у далась. Это очень хорошая повесть.

8/10.

Первую часть текста желательно прочесть всем тем начинающим авторам, которые думают, что на материале родного города можно написать отличную фэнтези.

Это не всегда так.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 мая 2015 г.

В первый раз дочитывала Марию Галину по инерции. Очень люблю и всегда жду ее новые произведения. И тут все есть, все фирменные фишки: осязаемая атмосферность, вся правда жизни в деталях — восторг, нелогичность и тайна, саспенс и многослойность, читаешь медленно, с удовольствием. Но — не понимаю, почему же мне так скучно?!!!!! Вообще неинтересно, что будет дальше, а ничего и не было. Безвременье. Написано отлично, как всегда, читать приятно, очень приятно, правда в конце кажется, что надули: ел,ел, и голодным остался, одни приправы и закусончики))

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 марта 2016 г.

Львовский колорит передан узнаваемо и своеобразно — одновременно замаскированно и явно. Язык очень хорош.

И что? И в общем-то, все.

Галина, к сожалению, слишком увлеклась приемом в виде не стреляющих ружей и превратила его в личный штамп.

Сюжета, как такового, нет. Есть путешествие главного героя с завуалированной целью. Герой, кстати, тот некто, который никто. Плох он или хорош? Открытые вопросы.

Невнятен и финал. Или скорее открыт.

Впервые дочитывал Галину, скучая в конце и борясь с желанием заглянуть на последнюю страницу.

Правда, может быть, это оттого, что я сам в последнее время разлюбил Львов.

Оценка: 6
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 декабря 2015 г.

В творчестве Марии Галиной есть, скажем так, магистральная тема, которую она целенаправленно и кропотливо разрабатывает практически в каждом своем тексте. Назовем ее попыткой описать то, что скрывается в зазоре между тем, как мы видим мир, и тем, чем мир является на самом деле. Именно про это неназываемое и неописуемое Людвиг Витгенштейн когда-то сказал: «О чем невозможно говорить, о том следует молчать» (по крайней мере, так можно интерпретировать этот его афоризм, но, как мы увидим дальше, порой от интерпретаций следует сознательно отказаться). Галина методично и самоотверженно каждый раз заново очерчивает границы неназываемого, словно определение этих границ может помочь его понять. В «Хомячках в Эгладоре» неназываемое вполне себе опредметилось в персонажах профессора Толкиена, в «Медведках» бродило где-то вне поля нашего зрения и иногда высовывалось в самый неподходящий момент, во «Все о Лизе» уже прикидывалось то тем, то этим, то третьим, десятым, сотым. В «Автохтонах» же устроило с читателями такую игру в салочки – а может и в прятки, – что его границы уже и определить-то невозможно. Главный герой угадил в самое сердце неназываемого, о конкретике в такой ситуации можно смело забыть.

А ведь начинается все чинно-благородно. Главный герой – весь роман именуется местоимением «он», а фамилия, прозвучавшая в кульминации, может запросто оказаться очередным фейком, потому не считается, – приезжает в некий неназванный город. Некоторые критики видят в нем Таллин, автор же этих строк никогда в Таллине не бывал, потому для него что Таллин, что Нарния, все одно – почти выдуманное пространство. Герой шатается по городу, заходит в гости к разным людям, представляется искусствоведом, который собирает информацию о театральной постановке начала XX века, но, кажется, преследует совсем иные цели. Чем дальше, тем чудесатей: город просто переполнен бессмертными, оборотнями, членами тайных обществ и прочими мифическими персонажами. На это на первый взгляд. Если присмотреться, то можно прийти к выводу, что это либо сумасшедшие, либо эксцентрики высшей пробы, либо нанятые для развлечения героя актеры. Это на второй взгляд. А если снова присмотреться, то чем черт не шутит, может, действительно бессмертные, оборотни, члены тайных обществ и прочие мифические персонажи. Но стоит только моргнуть, покрутить головой, как опять кажется, что это всего лишь игра воображения, желание принять желаемое за действительное. Хотя, возможно, все же, конечно, не так просто, и это бездна заглядывает в нас, ведь в нее не стоит так пристально заглядывать, как делает вслед за героем читатель. В общем, какие-то пагубные последствия необузданного воображения.

Читаются «Автохтоны» на одном дыхании. Это увлекательное и динамичное повествование, прикидывающееся то ли эзотерическим путеводителем, то ли онтологическим детективом (господин Акунин, пожалуйста, возьмите на заметку). Замечательная фактура: много про Серебряный век (а кто хотя бы чуток не интересуется Серебряным веком?), несколько поменьше про запутанные истории, имевшие место перед Второй мировой и в ее время, отголоски лихих девяностых, реминисценции из Герберта Уэллса, куча вкусных слов, удивительная атмосфера всех этих кафешек, где падают вкуснейшую запеканку, провинциальных театров, где в который раз ставят «Иоланту», и старых квартир, где коренные жители (то бишь автохтоны) прячут секреты давно ушедших времен. Оговорка цепляется за оговорку, деталь за деталь. Это очень плотный текст. Тут все не просто так.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Если в начале герой видит в хостеле на книжной полке собрание сочинений Гайдара, это аукнется в финале. И не забывайте про блюдце с молоком на полу, хотя рядом не живет ни одной кошки. Стоит задуматься, для чего оно, как нам незамедлительно предложат парадоксальное, но все же объяснение.
Да и с чувством юмора у Марии Галиной все в порядке. Чрезмерная серьезность погубила бы все мероприятие, так что без самоиронии было не обойтись. В «Автохтонах» есть несколько очень веселых сцен, одно только посещение главным героем еврейской ресторации чего стоит. От крутых поворотов сюжета кружится голова, никогда не знаешь, что припас автор для следующей главки. Обламывать читательские ожидания – прием, который Мария Галина довела в этом романе просто до совершенства.
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Например, где-то в середине книги возникает четкое ощущение, что кульминация и расставление всех точек над известной буквой латинского алфавита случится на открытии выставки местного уже давно почившего художника. Не тут-то было. Ведь, действительно, что интересного может случиться во время такого мероприятия? Правильно, ничего. Разве что, можно на халяву пожрать сыра и выпить винца. Это герои и проделывают, а затем незамедлительно отправляются по своим делам.

Есть один простой вопрос, который часто одни читатели задают другим читателям: о чем книга? Если автор не проявил дурновкусие, как, например, Коэльо, который в предисловии к «Алхимику», не тянул время и сразу же сообщил, о чем его книжка, то ответом на этот вопрос всегда будет некоторая интерпретация прочитанного. Хорошо, когда автор сознательно заложил в текст возможность интерпретировать его в определенном ключе. Молодец автор, читателю так проще и уютней. Хотя и тут никто не застрахован от самой неожиданной интерпретации: вон, одна приятельница автора этих строк назвала роман-эпопею «Тихий Дон» казачьей версий романа-эпопеи «Сто лет одиночества». А вот Мария Галина – молодец вдвойне. Она сделала все от нее зависящее, чтобы читатель не смог однозначно интерпретировать «Автохтонов». Помните, что было в самом начале этого текста про неназываемое и Витгенштейна? Так вот, это просто одна из возможных интерпретаций. И больше ничего. Неназываемое же такое неназываемое, его можно найти в самых неожиданных местах, вон, в «Голубой чашке» Гайдара, например. Так что не надо ссылаться на эту рецензию, она может быть в корне не верным прочтением крайне зыбкого романа. Неудивительно, что многим читателям «Автохтоны» не понравились. Отсюда куча отзывов в духе: скучно, непонятно, автор исписался. Автор, наоборот, кажется, выдал свой лучший текст. Автора стоит поздравить.

Но если все так, что остается читателю по прочтении? Что ему сказать про эту книгу? Как выразить свое отношение к роману? Не смотря на все вышесказанное, все равно остается определенный – пусть и простой – способ говорить об «Автохтонах». Это можно легко сделать в рамках оперирования всего лишь одной логической дуальностью. Понравилось. Или не понравилось. Поверьте, в данном случае этого вполне достаточно.

Поэтому автор этих строк воспользуется столь удачно подвернувшимся способом закончить сей текст. И просто скажет: понравилось.

И не будет настаивать на мысли, что, по его мнению, «Автохтоны» прежде всего про то, что настоящие чудеса страшны по определению, и от них надо держаться подальше.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 января 2017 г.

Кто мне говорил, что это книжка про Львов?

Вот ты и ты? И эти тоже так считают? Так вы все не правы.

А прав я, как всегда.

Итак, представьте себе красивый пышный многослойный торт, типа «Наполеона». Такое слоеное-слоеное.

Один слой, скажем, напоминает что-то от Быкова: там в провинциальный город приезжает фрилансер — исследователь послереволюционного искусства. Ищет он следы какой-то никому не известной авангардистской группы.

Слой второй — эта группа, оказывается, поставила в давние года спектакль. Всего один. Да такой, каких не бывает. Вплоть до того, что подсыпали всем присутствующим возбуждающих средств в шампанское и устроили оргию.

Слой третий — все было не так. А был гениальный композитор, которому открылась музыка сфер. А эти авангардисты кусок той музыки вставили в спектакль — вот с того все и пошло. Вот и ищут теперь партитуру странные люди.

Слой третий — а музыка та была направленного действия. И кое-кто стал просто бессмертным после ее воздействия. И вампиры — вы слышали о местных вампирах? — они возглавляются одним из тех бессмертных.

Слой четвертый — а другой такой бессмертный возглавляет местное подполье. Эти живут в подвалах, почти не выходят на улицу. Они готовы. Не к борьбе, нет! Что вы! Их мало! Но когда наверху все начнется, и когда верхние начнут пытаться выжить — не сумеют. А эти — сумеют. Так что мир будущего — их мир.

Слой пятый — вампиры-вампирами, а о сильфах и сильфидах вы знаете? Безумно красивые, владеющие телепатией и бессмертные.

Слой шестой — язык цветов и театральные и музейские порядки.

Слой седьмой — а вот у того заказывайте только мясное. У его мамы с рыбой плохие отношения. И это все знают. А там, где завтракаете — запеканку. Как всегда. И — да, надо все делать по часам и минутам. И есть — по часам. Тогда будете долго жить.

Слой восьмой — а нет никакого искусствоведа из столицы. На самом деле — это убийца. Он приехал, чтобы отомстить за брата и за свою бедную жизнь в детстве.

Слой девятый....

Там этих слоёв — не пересчитать! Вот о чем вы подумаете, прочитав, что стоит на площади волынщик в килте и с раздутыми сизыми коленями, а такие вот волынщики и вообще суровые мужики из Шотландии не боятся ни снега, ни мороза там у себя, а вот в Крыму — замерзли. А? Вот! Вот опять слой.

Или когда в ...дцатый раз прочитаете «сбитые сливки» и полезете специально в Википедию, чтобы поспорить, доказать автору. А это просто такой слой.

Все слои щедро пропитаны автохтонами. То есть, местной публикой. Яркой и запоминающейся публикой. Одни старый еврей из гетто со старым немцем из той полиции чего стоят! Хотя, говорят, на самом деле и не еврей, и не немец, и все не так было, да и не живут столько...

А еще можно же опять полезть в энциклопедию и найти очень интересное определение: «АВТОХТОН в геологии — часть складчатого сооружения, оставшаяся на месте при образовании тектонических покровов». Тектоническим разрывом была революция и война. Но вот остались комплексы тех старых слоистых структур.

Ну, я так могу долго перечислять слои и те сбитые сливки, которыми они пропитаны.

Но есть еще и вишенка на торте. Яркая блестящая вишенка. Вот вишенка — это и есть город Львов. Но нельзя же говорить — вот это вишенка перед нами. Перед вами — торт! Вкусный, мягкий, воздушный, ароматный, хорошо пропитанный слоистый торт. С вишенкой.

...

А мне хоть одна ее книга не понравилась? Не могу такого вспомнить.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 января 2016 г.

Великолепная, загадочная, запутанная, таинственная, непредсказуемая история от замечательного Автора. Мария Галина, конечно, затейница — так всё запутать, так классно придумать, так потрясающе всё поведать. От этой истории невозможно так легко оторваться — там каждый абзац выдаёт и выдаёт новое, интересное, интригует, запутывает, посвящает читателя в новые версии — в общем скучать не даёт, всё абсолютно непредсказуемо.

Автор рисует вроде совершенно обычный город, я бы даже сказала городок, где все друг друга и друг про друга всё знают. Но кажется, что там бесконечный праздник, нескончаемое судорожное веселье на золотистом пятачке света, а вокруг холод и мрак… И этот праздник и этот мрак создают сами жители, люди. Но побыв с ними немного кажется, что это уже и не настоящие люди, а нечисть какая-то, ископаемые, которые вышли на свет из своей преисподней, чтобы вдоволь повеселиться, поиграть в людей, с людьми, поиграть в жизнь, развлечься от всей души. А потом немного погодя кажется, что всё это актёры в одной великой постановке, чей главный режиссёр, он же суфлёр, где-то в потаённом месте зорко следит за постановкой, подсказывает нужное в самый необходимый момент и меняет репризу по своему усмотрению. Потому что вот вроде бы участник истории всё рассказал, да так правдоподобно, что не верить невозможно. Ан нет — тут появляется следующий и всё опровергает и ведь тоже у него получается правдоподобно и ему веришь. А тут третий вносит дополнение, а кто-то и их опровергает... И так по кругу. Волшебно, запутано.

По жанру сразу определить невозможно. Вроде просто история: приехал человек в город, он встречается с людьми, ведёт беседы, хочет чего-то найти. Немного погодя уже думается, что это мистика, потому что появляются то ли призраки, то ли явь во сне, то ли наоборот. Нет, наверное это детектив — поиск, погоня, покушение, вроде даже убийство. А может это фантастика — в итоге вся история то и выглядит фантастично и ведь есть от чего. А может это и вовсе магический реализм — просто всё в этом городе настолько необычно и обычно одновременно, что так легко поверить в существование сильфов, таинственную музыку сфер, в бессмертие, в саламандру-поджегательницу и прочее.

Людям нужен праздник, просто необходимо чем-то восхищаться, умиляться, приходить в восторг, гордиться — в общем испытывать эмоции и быть полноценным участником жизни города, его истории, знать своих героев. А если этого не хватает или вовсе нет — можно выдумать и даже представить доказательства. Поэтому то и будут тритоны и сильфы, чёрная вдова и другая вдова, которая заказала чучело своего мужа и потом двадцать лет держала его в кресле в столовой, будет аптекарь-отравитель, несчастные влюблённые, прима оперного театра, таинственная партитура, тайное общество в катакомбах и т.д. Это красиво.

А может это и вовсе другая история — о древних существах тайно и незаметно опутавших город прочными нитями своих странных интриг, непонятных постороннему человеку своих тонких игр, ведущих только им понятную и привычную жизнь, которая похожа на миф. Это город творит свой миф, по своей прихоти вызывая из небытия тени и управляя ими.

Для меня книга оказалась настоящим подарком удовольствия, восхищения и восторга. Она воздушна, легка, невероятно интересна. Сюжет от всей души интригует и радует, персонажи и диалоги просто великолепны. Книга роскошна.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 декабря 2015 г.

Роскошная книга. Текст невероятной атмосферности и красоты, сдержанной, неяркой, но завораживающей буквально с первого десятка страниц. Весь роман — сплошной морок, те самые сологубовские «навьи чары», когда не ясно где явь, а где игра потустороннего мира. Эта постоянная недосказанность, зыбкость, непрерывная игра теней, когда из казалось бы только что сформировавшейся формы вдруг выступает совершенно другое, ухмыляющееся лицо, хитро посмеивается и тут же распадается на новые фрагменты (идеи, версии, объяснения). И до конца книги так и не можешь понять — что это было? Какую сторону принять, куда податься — в объятия мистического мира парацельсовских сильфов с саламандрами или в пространство карнавального, но абсолютно приземленного восточно-европейского городка (то, что это Львов, думаю, ни у кого сомнений не вызывает)? Автор не дает ответов даже в финальных строках. И это прекрасно. Обожаю, когда после прочтения остается возможность для воображения, и можно строить свои версии произошедшего вплоть до бесконечности. При этом концовка абсолютна логична, сообразно самой концепции текста, другой и быть не могло. От книги веет лучшими традициями мистической русской прозы, Серебряного века, недаром ему уделено немалое внимание в сюжете — тот же Сологуб был бы доволен такой прекрасной работой. Если до этого Галина была для меня всего лишь хорошим, достойным внимания автором, то теперь я буду брать любые ее книги просто по умолчанию. Это одна из лучших вещей, которые я прочитал в этом (весьма насыщенном чтением) году.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 августа 2015 г.

Автохтоны — это городское фэнтези притворяющееся детективом или напротив, детектив притворяющийся городским фэнтези. Завязка весьма напоминает «Хищные вещи века» Стругацких, с той разницей, что мы ничего не знаем о главном герое и его мотивах. Герой тоже ведет следствие в чужом городе Восточной Европы, мало-помалу обретая знакомства, узнавая о местных развлечениях, байках и впутываясь в приключения. А вот слог и образы уже совсем не похожи. Тут уж скорее Нил Гейман. Написано, как всегда у Галиной, хорошо, однако подцепила-таки интернет-паразитов. В «Медведках» нет-сленг вписывался очень органично, а тут почти все персонажи начали нет-нет, да и говорить вот так, да, таки. Очень понравилось как вписаны городские мифы в ткань текста, очень здорово. Причем, разнообразия хватает: от военных и театральных, до канализационных обитателей, вампиров, оборотней и инопланетян. Галина конечно иронизирует над тем, что мы называем историей и насколько в ней мало правды. И это довольно смешно. С другой стороны, и встретившись с чудом, мы пройдем мимо, посчитав его розыгрышем или мистификацией, потому что уже ничему не верим. И это тоже здесь есть. Была б вторая половина книги менее «сырая», — был бы небольшой шедевр. Но увы, рассеялась вся эта словесная магия, которой Галина укутывает читателя как большим и тяжелым пуховым одеялом. Актеры растерялись и вышли из образов, а театральные задники перестали казаться волшебным городом. Получилось слишком скомкано и технично, как расправа над любимой курочкой к ужину. Этот эффект должен был наступить, но уже в самом конце, после кульминации, а не во время. И всё же, читается взапой и с большим удовольствием, за что огромное спасибо!

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 декабря 2016 г.

Роман, который легко читается. Роман получивший отличную прессу. Роман завоевавший премию «Новые горизонты». Новые — значит хорошо забытые старые. Текст, по мне, из заслуживающих внимания образцов четвертой волны — вспоминаются работы Столярова, Рыбакова, да и Лазарчук с Успенским , при этом влияние АБС также имеет место. Ну еще «Альтист Данилов», но это наверное лично моя ассоциация. Я к чему — нового я не увидел, я увидел хороший роман, который я мог прочитать 20-30 лет назад, а прочитал сейчас, и наверное это хорошо, потому что вполне возможно это последний роман «времени учеников». Иных уж нет, а другие уже и не пишут, а тут роман Галиной, которая, выдала роман для себя один из лучших, а в контексте «учеников» просто «один из». Это только мое мнение, но здесь скорее не премия «Новые горизонты», здесь что-то типа «Уходящая натура». Будет отрадно, если я ошибаюсь, но...

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 сентября 2015 г.

Роман ни о чём. Ну да, хороший слог, и всё... Развлекались ли автохтоны, то бишь «местные жители», над несчастным ГГ или всё таки было нечто сверхъестественное в театральной постановке 100 лет назад — догадайтесь сами. Существуют ли мистические существа в древнем городе или это шутки скучающих львовян? Тайна покрытая мраком))) Да и,честно говоря, ни характеры героев, ни атмосферу города Галина (со своим «прекрасным языком») не раскрыла, всё о-о-очень картонно и поверхностно. Увы.

Оценка: 5
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 марта 2016 г.

Это моё второе знакомство с Марией Галиной. Некоторое время назад садилась читать «Медведки», но не смогла осилить. Атмосфера книги давила так сильно, что решила отложить до лучших времен.

«Автохтоны» были прочитаны за один день. Действительно необычная и интересная книга. Но я окончательно убедилась, что это «не мое».

Могу сравнить книгу с разбитой кем-то чашкой. И ты сидишь, перебираешь осколки, примеряя их друг к другу. Иногда кажется, что рисунок на чашке был абсолютно абстрактный, не несущий смысловой нагрузки. Иногда осколки вроде образуют знакомые очертания, какие-то фигуры, какой-то сюжет. А вот понять, какой на самом деле был рисунок не получается, потому что не ты чашку сделал и не ты разбил.

Книга очень атмосферная, и в плане антуража, и в плане языка повествования. Много мелких деталей, которые создают эту историю.

Но какой рисунок у чашки каждому придется решать самостоятельно.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 октября 2016 г.

http://kobold-wizard.livejournal.com/796265.html

Наконец спустя полгода я добрался до романа, за рецензию на который sityrom получил первое место на «Фанткритике». И хотя план на чтение с Автохтонами писался еще в мае, тот факт, что пару недель назад Галина получила за эту книгу премию Новые горизонты, только усилил предвкушение романа. Планка ожиданий была поднята высоко, и я рад сказать, что они оправдались.

Он приезжает в город. Мы наблюдаем заселение в ремонтируемый хостел, первый обед, первые неожиданные знакомства со стариками и буфетчицами. Такое случается — ты разговоришься со случайным человеком в транспорте или в кафе, и уже через полчаса смотришь на мир под немного другим углом. Мы следуем за героем по пятам, постепенно проникаясь его интересом в поисках таинственного «Алмазного витязя», художественной группы в 1922ом году поставившей единственную оперу «Смерть Петрония». Историки ведь могут позволить себе заниматься чем-то неинтересным никому. А ведь в городе, уверяют нас, столько всего интересного! Вот здесь например, жила черная вдова, а этот до строил сам Кузневич! Хотите чего-то более масштабного? Так у нас было такое партизанское подполье! Против кого? Ну так, и против немцев, и против Советов!

Автохтоны в данном случае это коренное население города. Ключевое тут — корни. Через местных жителей город говорит с ним, но корни опутывают... или запутывают. История города начинает расходиться на варианты, чуть только копнешь. Особенно когда в кафе на двух противоположных сторонах улицы одни и те же события описывают по-разному. Ну так, то кафе греческое — оно же для туристов, что вы ожидали там услышать! А в ответ доносится: «Вы это слышали у Юзефа? Да что он знает?! Рассказывает всем про настоящую еврейскую кухню, а у него даже мама не еврейка! И фиш готовить у них не умеют!» Да-да, мы знаем что Истина одна, но здесь слишком много правды. Слишком много гегелевских двойственностей. Скорее даже есть зеркальный лабиринт, в котором каждая новая версия отражается в предыдущих. Вероятно, чем-то таким должна была быть и «Столовая гора» Хуснутдинова, но в романе Галиной таланта ИМХО куда больше.

Отдельного слова заслуживает образ главного героя. Он всегда он. Местоимение отталкивает читателя. Ты не сможешь взглянуть на мир глазами другого человека, ты не сможешь понять всю его подноготную, ты вынужден следовать за этим Тиресием в царстве теней. Ведь можно грубо перевести название романа как «само-подземные», несущие в себе царство мертвых и духов природы. Даже тот момент, когда он рассказывает предысторию своего приезда в город, ничего не изменит. К тому времени долгое путешествие заставляет нас расценивать, увиденное, а еще больше — услышанное, только со своей точки зрения. Кстати, это формирует и темп романа — не зная предыстории, мы движемся неспешно, не ощущая конфликта ни с чем, кроме как со множеством версий. В целом же он очень сильно напомнил мне агента Дейла Купера из Твин Пикса, и дело вовсе не в стиле таинственного детектива, расследующего таинственное дело, в таинственном городе, а запеканках. Помните, вишневые пироги Дейла Купера? Изо дня в день.

В городе без названия, как окрестил его в своей рецензии sityrom, действительно угадывается Львов. Хоть я и недолго был в этом городе, но по многим уж признакам выходит он. Название ему не положено по ряду причин. Во-первых, так крепче дух места, почерпнутый из романа, а не из других источников. Во-вторых, это сразу отсекает всю нынешнюю политическую ситуацию. Политику этот город словно бы забыл еще с конца Великой Отечественной. В-третьих, безымянный город смотрится призрачно, а потому его с легкостью наполняют духи и мифы. Саламандрой объясняют странные пожары. Сильфом себя зовет один из странных автохтонов, который, кстати, живет у Марины, вполне себе водной девы. Вопрос был с гномом, но после богатства старика Вейнбаума, хозяина многоуровневого подвала, сомнения отпали. Здесь же тени голема, оборотней и вампиров. В прочем, это лишь одна из трактовок, которые возможны в этом романе.

Итого: Вкусный неспешный детектив с открытым финалом. Суть же такова, что закрыв книгу ловишь себя на мысли, что было ведь что-то еще... Что-то в середине, и если это перечитать, то все встанет на свои места... Картинка должна сложиться. Вот за этот голод до правды Марии Галиной особое спасибо.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 августа 2016 г.

Мария Галина относится к узкому кругу авторов, чьи книги неизменно получают долю внимания от критиков, литературоведов и членов номинационных комиссий. Очередной ее роман — «Автохтоны» — можно отнести и к реализму, и к городскому фэнтези, в зависимости от предпочтений и восприятия самого читателя. Сценой в повествовании служит небольшой городок в подбрюшье Европы, застывший между Западом и Востоком, прошлым и будущим, а потому желанный для любящих пестроту и загадки туристов. И в эту мешанину мифов, сплетен, недомолвок и шуток инкогнито прибывает непонятный незнакомец, интересующийся почти забытой театральной постановкой вековой давности.

Роман часто называют атмосферным, поскольку значительное внимание уделено извилистым городским улочкам и тихим уютным кофейням, пестрому круговороту веселья и кладбищенскому покою музеев. А стоит приблизить взор, как прорисовываются виньетки и абажуры, завязочки на папках, инкрустации на старинной мебели, чечевичная похлебка с табаско вместо кайенского перца и множество других мелких деталек, нюансов, уточнений, создающих ощущение соприсутствия. Здесь вскрывается первый конфликт — мира маленьких вещей-мелочей с миром больших вещей-идей. Первый, по Галиной, это и есть жизнь, он сохраняет и безопасен. Второй же съедает без остатка, губя расстрелами, переворотами, войнами и доносами.

Второй конфликт, упомянутый в самом начале рецензии, выявляется в противоречии между обыденным и волшебным, между реальностью и фантазией, между определенностью и возможностями. Достаточно сменить угол обзора, отринув стереотипы, чтобы красные огни телебашни превратились в пылающие глаза великана, но как быть, когда труднообъяснимые события происходят непрерывным потоком, и велик соблазн провалиться в бескрайний океан возможностей, где существуют саламандры и сильфы, где правят балом тайные общества, где завывают оборотни, шныряют в канализации тритоны и наблюдают через хрустальный шар загадочные пришельцы. Но можно ли доверять погрязшим в сплетнях старожилам, завзятым мистификаторам и пройдохам, странным и почти безумным личностям, которые путаются уверить главного героя, а значит и читателя, то в избранности, то в наивности. Это подлинно скептический постмодернизм, когда любому событию находится соответствие из классического корпуса текстов — Уэллс, Чапек, Стивенсон и другие.

Можно довольно долго описывать грани «Автохтонов», то сосредотачиваясь на малых — еврейские блюда, легенды и каббалистика, ужасы первой половины двадцатого века, судьбы театральной богемы — то возвращаясь к большим — тонкому балансу между обыденностью и чудом, однако лучше всего характеризуется роман своей же метафорой — «шкатулка в шкатулке... волшебная шкатулка с огнями и музыкой внутри». Галина талантливо играет с читателем, прогуливаясь по улочкам Львова — прообраз города узнается без особого труда. Отчасти фальшивит диссонансная нота о борьбе с тиранами, вероятно актуальная для автора, но не для созданного ею пространства, недореального и недомагического. Вот эта незаконченность, неполнота и подтачивает книгу, вкупе с упрощающим ситуацию финалом и второй смазанной кульминацией. Впрочем, есть секрет — или нет — каждый читатель решит сам.

Итог: постмодернистский текст, сочетающий элементы магреализма и мейнстрима.

Оценка: 8


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх