FantLab ru

Владимир Сорокин «День опричника»

День опричника

Роман, год

Перевод на английский: J. Gambrell (Day of the Oprichnik), 2012 — 1 изд.
Перевод на немецкий: A. Tretner (Der Tag des Opritschniks), 2008 — 1 изд.
Перевод на испанский: J. Rovira, Ю. Добровольская (El dia de Oprichnick, El día del oprichnik), 2008 — 2 изд.
Перевод на французский: B. Kreise (Journée d'un opritchnik), 2008 — 1 изд.
Перевод на итальянский: D. Silvestri (La giornata di un opričnik), 2014 — 1 изд.
Перевод на чешский: Л. Дворжак (Den opričníka), 2009 — 1 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 46

 Рейтинг
Средняя оценка:7.48
Голосов:400
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Супротивных много, это верно. Как только восстала Россия из пепла Серого, как только осознала себя, как только шестнадцать лет назад заложил государев батюшка Николай Платонович первый камень в фундамент Западной Стены, как только стали мы отгораживаться от чуждого извне, от бесовского изнутри — так и полезли супротивные из всех щелей, аки сколопендрие зловредное. Истинно — великая идея порождает и великое сопротивление ей. Всегда были враги у государства нашего, внешние и внутренние, но никогда так яростно не обострялась борьба с ними, как в период Возражения Святой Руси.

«День опричника» — это не праздник, как можно было бы подумать, глядя на белокаменную кремлевскую стену на обложке и стилизованный под старославянский шрифт в названии книги. День опричника — это один рабочий день государева человека Андрея Комяги — понедельник, начавшийся тяжелым похмельем. А дальше все по плану — сжечь дотла дом изменника родины, разобраться с шутами-скоморохами, слетать по делам в Оренбург и Тобольск, вернуться в Москву, отужинать с Государыней, а вечером попариться в баньке с братьями-опричниками. Следуя за главным героем, читатель выясняет, во что превратилась Россия к 2027 году, после восстановления монархии и возведения неприступной стены, отгораживающей ее от запада.

Входит в:


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 110

Активный словарный запас: очень высокий (3362 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 46 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 26%, что гораздо ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Номинации на премии:


номинант
Национальный бестселлер, 2007

номинант
Премия чешской "Академии НФ, фэнтези и хоррора" / Cena Akademie Science Fiction, Fantasy a Hororu, 2009 // Научная фантастика (Россия)

Похожие произведения:

 

 


День опричника
2006 г.
День опричника
2009 г.
Норма. Тридцатая любовь Марины. Голубое сало. День опричника. Сахарный Кремль
2012 г.
День опричника
2013 г.
День опричника
2015 г.
День опричника
2017 г.

Аудиокниги:

День опричника
2008 г.
День опричника
2010 г.
День опричника
2012 г.

Издания на иностранных языках:

Der Tag des Opritschniks
2008 г.
(немецкий)
El dia de Oprichnick
2008 г.
(испанский)
Journée d'un opritchnik
2008 г.
(французский)
Den opričníka
2009 г.
(чешский)
El día del oprichnik
2010 г.
(испанский)
Day of the Oprichnik
2012 г.
(английский)
La giornata di un opričnik
2014 г.
(итальянский)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 мая 2008 г.

Владимир Сорокин оказался более подкованным в истории нашей родины, поэтому его глумление над идеей «опричнины для XXI века» не прячется за красивыми словесами о целесообразности точечного террора для государства или мягких репрессий для бизнеса -- он просто художественными методами показывает, КАК это всё счастье осуществляться будет, какими методами и какими способами удача войдёт в дома Избранных, на какие взятки и откаты опричники будут покупать себе предметы роскоши, как за немалые деньги будут выручать из острога казнокрадов, как будут смачно убивать провинившихся богачей и получать по закону имущество преступника в личное пользование, с каких именно пограничных поборов будет формироваться общак Опричнины для устройства попоек и банных увеселений.

Не столько важны фактологические детали книг [вроде того, что во главе страны стоит монарх, в Москве мавзолей Ленина снесён, кладбище у стены ликвидировано, Кремль побелили, а на Красной площади устроили торжище -- собственно, как оно всегда и было, или что на Лубянке установлен памятник Малюте Скуратову, а не Железному Феликсу, магазинов нет, есть только ларьки и в них -- минимум продуктов, по два вида: колбаса (одна вареная, вторая -- копчёная), сигареты (с фильтром и без фильтра), но сыр только одного сорта, зато «Российский»], сколько важны сюжетообразующие штрихи, намечающие мир России XXI века. А описываемые Сорокиным и Юрьевым Российские Империи середины XXI века настолько похожи друг на друга, что у меня закрались подозрения о некоем общем источнике вдохновения этих совершенно разных авторов. Помимо махровой тоталитарной религиозности, пронизывающей все сферы жизни в России 2053 года, вот лишь некоторые совпадения из этих книжек:

1) В «Дне опричника» Россия 16 лет назад отгородилась от Запада и от Китая стеной -- но иностранцев выслали, похоже, ещё раньше. Выезжать за границу могут только служилые, по командировочным делам. Россия в книжке М.Юрьева так же придерживается полной автаркии.

2) Как и в «Третьей Империи», в России опять ввели сословия (с.211).

3) Спортивные состязания только местные, исконно русские: кулачный бой, гири, городки, стрельба из лука. Аналогичный подход к спортивным развлечениям у М.Юрьева.

4) У Сорокина все оставшиеся в живых 128 писателей собраны в Писательскую палату (с.58), и, как у М.Юрьева, содержатся на государственном пайке.

5) Полная монополия на средства массовой информации при сохранении минимальной видимости разнообразия: у Сорокина оставлено три газеты, у Юрьева -- два телеканала.

6) Наркотики легализованы указом «Об употреблении бодрящих и расслабляющих снадобий» -- папиросы с травой и кокаин продают в аптеках, там обустроены стойки для употребления. Запрещены героин и грибы (с.86-87). Ровно такой же подход озвучен М.Юрьевым. Вот и думай, то ли это забота верхушки о легализации своих нехитрых развлечений, то признание безуспешности американского способа борьбы с наркомафией.

7) «Машины у опричников у всех одинаковы -- что в Москве, что в Оренбурге, что в Оймяконе» (с.121). Ровно то же самое в книжке М.Юрьева -- в его мире опричники пользуются универсальным внедорожником, продажа которого гражданским лицам запрещена. Это какая-то уникальная черта тоталитарного строя: сделать так, чтобы по внешнему виду, по внешней атрибутике человека неизменно определялась его профессия или принадлежность к тому или иному сословию.

8) Указом «О именах православных» (с.164) в России по Сорокину граждане обязаны носить имена, соответствующие их национальности: так Борисы стали Борухами, Викторы -- Агвидорами, и т.д.. Ровно та же золотая (от слова «золотарь») мысль посетила голову Михаила Юрьева при написании книжки «Третья Империя», но сам он отчего-то предпочёл подписаться именно как Михаил, и именно как Юрьев. Все наивные революционеры почему-то по умолчанию мечтают оказаться в элите нового миропорядка, иных вариантов для себя они отчего-то не рассматривают.

9) Как и у М.Юрьева, в книге В.Сорокина описана «общая трапеза опричников» -- как средство братания членов корпорации или одного сословия друг с другом. Только у М.Юрьева дополнительно приглашаются проститутки, а В.Сорокин заставил своих опричников обходиться друг дружкой.

Что же до фантастики, то технический прогресс в России будущего по Сорокину немножко имеется: самолёты летают раз в пять быстрее наших, телерадио приобрело интерактивный формат, мобильники обзавелись телекамерами, а в книжках воспроизводятся подвижные изображения. Но зачем этот прогресс, если на самолёте в тайгу летают к колдунье за любовным приворотом, в книжках печатают глупые оды в честь государя, по радио всё так же глушат иностранную «Свободу» и местный «Голос беглых каторжан», а рингтоном на свой телефон заглавный герой записал крики пытаемого насмерть воеводы?

Оценка: 7
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 мая 2015 г.

«Время идет, человек — терпит»

Повесть «День опричника» написана в 2006 году, т.е. почти 10 лет назад. Когда же читаешь ее сейчас, кажется, что она могла быть написана на днях: то ли за это время в стране ничего не изменилось, то ли все написанное сбывается. Тот же всесильный газ, та же неискоренимая коррупция и вседозволенность в высших чинах, крепчающий квасной патриотизм, грустная пародия на правосудие. Все эти современные реалия отражаются в произведении, делают его злободневным, почти сатирой.

«Гойда!»

Повествование идет от лица опричника Андрея Комяги, который описывает свой будничный день от пробуждения и до погружения в сон. Действие происходит в недалеком будущем, в России, после восстановления самодержавия и отделения от Запада стеной. Пока Комяга сжигает дома изменников, исполняет обязанности цензора, продает заступничество за наркотики и золото, ищет лазейки в законах для побора с транзита китайских товаров, навещает ясновидящую по поручению, обедает с государыней, моется в бане с другими опричниками, где они принимают попавшего «в опалу» графа, еще утром зятя государева, и убивают его, нам показывают, чем стала Россия и как докатилась до жизни такой.

«Горе дому сему!»

Произведение написано в жанре антиутопии. Фантастического здесь не так много. Касается это и технологий. В основном претерпели изменения самые ходовые вещи: средства связи (быстрые самолеты, телефоны с голограммой), средства для удовольствий (кибернетические наркотики, «обновленные уды») и типа. Привлекает повесть не этим, хоть описание эффекта от наркотика впечатляет. Автор рассказывает, что было бы, если бы было вот так все устроено, а не иначе, и справляется, на мой взгляд, превосходно. Россияне (подразумеваю русских, так как почти все действующие лица — русские) в этом искаженном мире играют по новым правилам, но не отличаются от россиян, что живут сейчас: имеют те же пороки, предрассудки, радости, ту же немногочисленную интеллигенцию... Образ мышления их не изменился — что создает правдивое полотно мира, пугающее своей реалистичностью. И даже если такое будущее не настанет, создается впечатление, что оно всегда будет жить, дышать где-то рядом. Трудно, будучи русским, не соблазниться на бани, кулачные бои, квас, сигареты «Родина», другими словами на «свои» продукты и традиции, которые стали привычными в показанном нам мире. Так же трудно как признать, что в котле национального менталитета, в котором отвернулись от Запада и повернулись к чуждому русскому духу Востоку, варится смрадный рафинированный сок.

«Слово и дело!»

Следует отметить язык, каким написана повесть. Язык великолепен. Читается как поэма. Наполнен фразеологизмами и старыми наречиями. Работает на повествование: по-другому в описываемом нам мире говорить бы не могли. Читая, кажется, что Сорокину не составляет особенного труда писать так. Речь и описания у него живые: льются как вода. Такого мастера Русского Слова пишущего в прозе в нашей стране еще поискать, за что, мне кажется, можно выдвинуть Сорокина в первые ряды Национальных писателей.

«Бес попутал!»

Можно долго спорить про то, кто как видит и чувствует национальный дух и куда его носитель движется. Сорокин показывает такую точку зрения, делает это убедительно, красиво, оригинально. И слава Богу.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 апреля 2013 г.

Ахиллесовой пятой любой сатиры является ее коньюнктурная природа. Гоголь, конечно, велик, но современный читатель не понимает и половины того, над чем смеется и что обличает Николай Васильевич — изменились общественные порядки, социум, привычки. Многие рассказы Зощенко, Швейцера, Марка Твена устарели еще при жизни авторов. Конечно, есть Салтыков-Щедрин или, скажем, некоторые романы Пратчетта, ну так они и замахивались на вечное, древнее и корневое, стараясь не размениваться по мелочам. «День опричника» Сорокина к таким вещам не относится — это классический коньюнктурный фельетон, который отлично будет смотреться на страницах глянцевого журнала, но факт издания его отдельной книгой выглядит весьма спорно. Прошло немногим более пяти лет, а книга уже частично нечитаема — ну кто помнит сейчас человека-собаку Илью Кулика, которого Сорокин так зло высмеял, или кто, кроме филологов способен понять, кого автор пародирует в полудюжине стихотворений? Кроме того, книга не самостоятельна даже в жанре сатиры, ибо пародирует и высмеивает особую подгруппу фантастических книг, живописующих, как приход к власти спецслужб и наведение ими жесткого порядка в борьбе с «ляхами, жидами и студентами» восстановит Русь-Матушку и как мы все здорово опосля этого заживем под надзором доброго но справедливого государя — куда ж в русской утопии без монарха. Сорокин, конечно, большой мастер, способный левой ногой набросать хоть и лубочную, но вполне себе убедительную картину подобной милитократии, готовой оправдать любое преступление, любую кровь и грязь во имя добра, справедливости, Христовой веры и пинка по зад Америке (наших патриотов ведь хлебом не корми, дай только гадость какую-нить янкесам устроить). Повесть получилась забавная, временами смешная, временами страшная, временами противная (это же Сорокин, так что тема гомоебли раскрыта), что-то из футуристической проекции вполне возможно и сбудется, но определенная зацикленность на нынешнем политическом моментуме и отсутствие сюжета как такового смазывают впечатление.

Оценка: 7
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 июня 2008 г.

Попытка Сорокина создать нечто «альтернативно — историческое» удалась. Но удалась по сорокински. Не избежал автор столь любимого им эпатажа, и не удержался от попыток если и не шокировать читателя, то хоть встряхнуть его.

Что хотел показать Сорокин? К чему приведут мечтания о «сильной руке»? К чему может привести поиск реальных и мнимых врагов? Сложно сказать. Но какую цель не ставил бы перед собой Сорокин, конечный результат оказался весьма впечатляющим, и довольно пугающим. Опричники века ХХI, оказались ничуть не лучше, а точнее много хуже своих предшественников. Их закрытая каста оказалась насквозь коррумпированной, извращённой и жестокой.

Какова жизнь в сорокинской России 21 века? На этот вопрос несложно ответить, представив какой она может быть в обществе, где тоталитаризм возведён в абсолют. Весь этот антииностранный уклад жизни, этот лубочно — квасной патриотизм, ещё больше подчёркивают всю степень несвободы и страха, всю античеловечность режима, показанного Сорокиным.

Как всегда, Сорокину удаётся мелкими, на первый взгляд ничего не значащими деталями, сделать из какого то эпизода мини шедевр. Как художнику достаточно одного мазка, чтоб подчеркнуть какую то деталь своего полотна, так и Сорокин одной фразой может сказать столько, что многим не удалось бы описать на десятке страниц. Мне, например, очень много о жизни в сорокинской России сказала маленькая деталь — на груди у Председателя Всероссийского Общества Соблюдения Прав Человека значок Союза Михаила Архангела. Деталь, очень чётко характеризующая, каковы на самом деле права человека в этом обществе.

Итог. Сорокин на высоте. Роман, при вдумчивом прочтении, весьма глубок и временами страшен. Это произведение вполне можно рассматривать как роман — предостережение.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 апреля 2014 г.

Двойственное чувство — легко и местами не без приятности читаешь, а все неловко несколько. По существу, «День опричника» такая незатейливая вещица с обилием КаВэЭновских штучек, угадаек переназванных медийных персонажей, что относимые обычно оправдания по поводу чтения Донцовой — «надоело думать» «так хочется расслабиться» и проч.- в полной мере применимы к этому роману. С поправкой, разумеется, на аудиторию, несколько более образованную. Сорокин отказался от стилевого разнобоя, всякого там концептуализма и написал практически забавную фэнтези на тему опричнина в будущем. Надо отметить, что ряд сценок и деталек сделали бы честь менее даровитому литератору, а брутальный гомосексуализм и всякие там штучки в бане позабавили и вовсе без всякого осадка. Правда, смешно — и опять ловишь себя на неловкости — прямо-таки донцовщина. Приходится констатировать откровенное раздвоение — безделица, а читается на ура.

Оценка: 6
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 марта 2013 г.

День опричника — Безумно крутая книга. Она поражает воображение всеми своими составляющими: сюжетом, стилем, образами, восхитительным использованием языка. Ну и конечно тем, что при всём абсурде и сюрреалистичности мира, описываемого господином Сорокиным, в нём безошибочно угадывается наша сегодняшняя действительность.

Основой благополучия страны, провозглашены те же ценности, что и в середине XIXв, а именно: православие, самодержавие и... А вот на последней составляющей процветания государства российского, хотелось бы остановиться подробнее. В парадигме Сорокина это место занимают «люди государевы» или проще говоря — опричники. Смысл существования которых сводится к поддержанию власти государевой любыми способами. Нужно раскулачить опального супостата, государя предавшего? Это по нашу душу дело. Усмирить очередного борзописца, вздумавшего да против государыни хайло поганое открыть? Клич опричного брата. Ну а ужо о менялах убогих и прочем быдле вообще говорить неча, те в штаны прудят токмо при виде нашем. А государь то наш, батюшка в долгу не останется. Ведь вся то родинушка наша, Русь матушка премудрому то принадлежит. Уж он то найдёт чем верного пса своего отблагодарить, каку кость, да помясистее кинуть ему. Ну а опосля дела правого не грех да и в церквуху наведаться, причаститься да помолиться. Ибо куда же без духовных скреп то нам? Само собой по полосе, да по выделенной, да на карете казённой до храма добираюсь. Негоже слуге государеву в пробках, аки смерду пропащему стоять, мы то по делу государственной важности спешим, не то что эти... А коли кто перечить вздумает, высечем да прямо на площади городской, дабы не повадно другим было. И вот в таких заботах непосильных и живёт опричный брат наш. Выметаем скверну со московии-матушки, пробуем вещества запретные ну а как без этого? Работу то тяжёлую выполняем. Ну а опосля всего в жопки то долбимся с братьями нашими опричными.

В одном своём интервью Сорокин, что эта книга — нечто вроде заговора некоего. Не дай Бог, мол, чтобы события начали развиваться по этому сценарию. Но заговор этот, к сожалению всё меньше и меньше помогает. С каждым днем страна наша всё ближе к описываемой в романе картине. Опричники государевы — чиновники нынешние, имеющие и Россию и друг друга. Стена вокруг родины нашей многострадальной возводится с завидным усердием. Пусть пока не настоящая, а ментальная, но кто знает, долго ли ещё материальную ждать? Достаточно посмотреть любой выпуск новостей федерального канала, чтобы понять это. Америка — злодеи, Европа — враги. Все стремятся развалить родину нашу, Богом помазанную, беспорядки народные спонсируют, гейскую культуру насаживают, сирот наших убивают, да на органы продают. А растущее влияние РПЦ во всех сферах жизни, с этим что делать?

Вообщем, Сорокин — бесподобен, впрочем как и всегда.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 марта 2008 г.

Автор влезает на чужое поле и, выясняется, что играть на нём он не может. Перед нами дилетанские потуги изобрести велосипед. Альтернативная история -- жанр не новый, и Рыбаков или Лазарчук делали такие вещи на порядок лучше Сорокина. Огромным разочарованием оказалось также то, что наш прославленный стилист совершенно не владеет словом. Инверсия фразы при стилизации давно уже стала признаком графомании. Посмотрите, как осторожно пользуется этим приёмом Акунин, и как бездарно Сорокин. Вторая претензия к стилю: приметы нынешнего дня, новые для героя, упоминаются вскользь, а то, что для героя просто и очевидно, растолковывается в угоду малообразованному читателю. В результате читатель думающий не испытывает ничего, кроме обиды на автора, который держит его за дурака.

Какому-нибудь начинающему авторёночку можно было бы за такое поставить и шестёрочку, но ведь автор -- честь и гордость «большой» литературы...

Оценка: 5
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 сентября 2015 г.

Любопытно в качестве антиутопии. Читал уже после аудиокниги ( совершенно бесподобная постановка). Конечно, от сцен гомосовокуплания противно становится... Но уже после понимаешь, что и эта сцена достоверна в этом полоумном мире, описанном автором. Сконструированный мир непротиворечив, в меру страшен, а в меру даже в чем-то привлекателен. На любителя.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 марта 2008 г.

Плохо, когда автор «боллитры» думает, что сможет написать хорошую вещь, воспользовавшись чужими методами. Но еще хуже, да и неправильно это по сути, когда любители фантастики начинают эту вещь оценивать. Критики от мэйнстрима визжали от восторга — ведь это Сорокин. Я с интересом читал, пока не дошел до фирменных признаков — гомосексуальных оргий и наркоманского бреда и, успокоился. Это не фантастический роман. То, что здесь применены некоторый фантастические приемы — не является поводом считать эту вещь фантастикой (впрочем как и все остальное, написанное данным писателем). Пелевин в этом смысле куда «фантастичнее».

Возвращаясь к роману. Написано легко. Читается за час полтора. Новых мыслей — ноль. Обидно за Ле Гуин ее идея с золотыми рыбками в крови в руках Сорокина опошлилась до невозможности. Ну и все признаки нашего «мэйнстрима». Короче — выкинуть до прочтения.

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 ноября 2013 г.

Во время чтения меня преследовало ощущение, словно я жую сочный окорочек из папье-маше. Вроде бы отличный с художественной точки зрения текст, описываемые события, возможно, могут вызвать брезгливость, но скуку уж точно вызывать не должны. Но такое ощущение, как будто все это бессмысленно и ненужно. Даже непонятно, как и оценивать...

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 декабря 2012 г.

Натужная литература на грани фола. Автор смакует грязь и мерзости, и, копаясь в нечистотах, ищет прописные истины. Нет, произведение вполне читабельно, но художественная ценность данного романа — увы! — невелика. Альтернативная история — интересный жанр, но у меня такое ощущение, что автор использовал этот прием, чтобы выплеснуть на бумагу, или вернее сказать, оправдать выплескивание на бумагу своих тайных фантазий, мыслей о гаденьком и запретном. А выплеснув, завернул это все в кричащую обертку и протянул эту «конфетку» нам, читателям. Ах, вот спасибо за такую «вкуснятинку» !

Оценка: 5
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 августа 2013 г.

Текст, в принципе, неплох. Он хорошо, легко читается. Он не пустой как для обывателя, так и для филолога (так я предполагаю — на то в тексте масса претензий, из которых около 40% мне были более-менее понятны). Текст действительно переносит читателя в место развития событий, притом довольно жёстко и весьма убедительно. Что это за место?... Скажем так, не лучшее из возможных.

Искусство, как мне думается, должно быть для человека зеркалом. Простым, плоским отражающим всё зеркалом, у которого можно причесаться или побриться. Если это зеркало отражает инопланетянина с Альфы Центавра, или муравьеда, или молекулу кокаина, оно для дела не годится. Сорокин в этом тексте взял на себя роль того самого, принятого ещё классикой, правильного отражающего зеркала. Миром в «Дне Опричика» правят сидящие на разнообразной наркоте пидорасы, пропитанные патриотизмом и взращённые на жестоких, садистских ценностях, подкреплённых по странным причинам христианской верой и русской классикой. Справедливо? Так ли это? Можно сказать, наверное, и так. Всё это выглядит, хоть и жутко, и фантасмагорично, но весьма убедительно. За это глубокий автору поклон.

Однако, если присмотреться, описываемые им обстоятельства и события всё-таки являются не прямым, а кривым зеркалом, в котором каждый, независимо от того, как он устроен, увидит себя или жутковато-худым, или жутковато-толстым. Это зеркало искривляет всё, что отражается в нём; в данном случае оно было направлено на Россию. Но ту же участь могло поиметь любое государство или человек, или элемент устройства быта, или даже какое-нибудь космическое тело. Выдвигаемые Сорокиным претензии к существующему порядку, если присмотреться, очень обобщённые, и могут быть выдвинуты практически против любого объекта. Порядок, который установился в его обществе, уже устанавливался несколько раз в разных местах на протяжении двадцатого, а то и двадцать первого века. Я не нашёл в тексте ничего потрясающе нового.

Но читать, тем не менее, было достаточно интересно.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
По крайней мере, до гусеничного совокупления в финале — но это наверное кому как.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 мая 2008 г.

Ах, растрогал меня Владимир Георгиевич в очередной раз. Страсть как расстрогал. Не будучи ни филологом, ни литературоведом ;) не возьмусь оценивать ни вклад автора в жанр альтернативной истории, ни отмеченные прочими рецензентами «инверсии фразы», уж не судите строго. Но не удержусь отметить, что Сорокин, будучи изящным и незаурядным автором (ну, буквально, ангел в макушечку поцеловал и что-то нашептал)) – «ловит», тонко «ловит» и выкладывает на страницы массовый эгрегор, витающий в воздухе. Сильная карающая рука царя-батюшки, обильные перси блудливой, но вожделенной царицы-родины-матушки, Великая Стена и истребляющая всё и вся «опричнина», живущая в круговой «гусеничной» (кто читал, тот поймет)) поруке… Смешно и пошло? Нет – смешно и страшно. Псевдо-квасной патриотизм текущей безыдейной эпохи развенчивается намеренно-размашисто, просто-отвязно и без затей. Кто кожей чувствует это страшное – тот поймет. Все остальные, создающие и подпитывающие упомянутый «эгрегор» — могут, паче чаяния, и возрадоваться. И даже зачислить столь сомнительного автора в свои ряды ;)

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 апреля 2017 г.

Краткий роман представляет собой один день московского опричника, верного слуги и опоры Государя.

Сорокин открывает этим произведением условный цикл «История будущего», где описывает жизнь в России-матушке после «условных» же потрясений. Жизнь эта возвращается к корням, наступает долгожданная монархия, возрождается опричнина вместе с квасным патриотизмом и жутчайшими репрессиями.

Устами и мыслями главного героя-опричника, мы узнаем как обстоят дела внутренние и внешние (все плохо), как ведутся разборки с врагами Государя, и как свободное время проводит честный опричник (самая яркая часть).

Сорокин не был бы самим собой, если бы не куча мерзких подробностей, физиологических деталей и больной фантазии. Из-за этого иногда мне становится неприятно его читать, будто теряется сам смысл написанного за всем этим. Но здесь это настолько вплетается в реальность, настолько органично смотрится, что даже хочется больше вот этого самого.

Самое жуткое в этой книге — это то, что некоторые вещи начинают сбываться. Не так гиперболизированно, но общая тенденция очень пугает. Сорокин в этом жанре на голову выше Пелевина, который является лишь «зеркалом».

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 февраля 2017 г.

Ожидала я много большего, учитывая упоминания этой работы в прессе. Вот только сейчас добралась и — пшик. Прочитала без интереса и удовольствия. Главная претензия даже не к содержанию, которое показалось малоинтересным. Ну так, стёб, прозрачные намёки, очень немудрёные аллюзии. Современность и архаика увязаны неловко и неубедительно. Разочаровал стиль: примитивная стилизация самого неважнецкого толка — через инверсию слов в предложении. В целом — на мой вкус, очень неглубокая проходная вещь, малоинтересная и не вызывающая желания перечитать, не говоря уж о покупке в бумаге.

Оценка: 6


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу