FantLab ru

Джон Браннер «Всем стоять на Занзибаре»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.68
Голосов:
154
Моя оценка:
-

подробнее

Всем стоять на Занзибаре

Stand on Zanzibar

Роман, год

Аннотация:

Ближайшее будущее. Планета перенаселена — люди задыхаются, как физически, так и морально. Проблемы нарастают, как снежный ком. Человечество на грани демографического кризиса. Что предпринять?..

На этот вопрос и пытается ответить в своём романе Джон Браннер, один из признанных лидеров «новой волны» НФ.

Входит в:


Награды и премии:


лауреат
Хьюго / Hugo Award, 1969 // Роман

лауреат
Премия Британской Ассоциации Научной Фантастики / British Science Fiction Association Award, 1970 // Роман

лауреат
Премия "Аполло" / Prix Tour-Apollo, 1973 // Лучший фантастический роман на французском языке

лауреат
Серебрянная комета / Cometa d'Argento, 1978 // Роман (Великобритания)

Номинации на премии:


номинант
Небьюла / Nebula Award, 1968 // Роман

номинант
Премия журнала «Nowa Fantastyka» / Nagrody «Nowej Fantastyki», Za rok 2015 // Книга года (Великобритания)

Похожие произведения:

 

 



В планах издательств:

Всем стоять на Занзибаре
2018 г.

Издания:

Всем стоять на Занзибаре
2005 г.
Всем стоять на Занзибаре
2018 г.

Самиздат и фэнзины:

Всем стоять на Занзибаре
2014 г.

Издания на иностранных языках:

Stand on Zanzibar
1968 г.
(английский)
The Road to Science Fiction #3: From Heinlein to Here
1979 г.
(английский)
Stand on Zanzibar
1999 г.
(английский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 ноября 2011 г.

Очень своеобразно. Рваная структура нарратива была новаторской для фантастики того времени и восходит к Маршаллу Маклахану и Джону Дос Пассосу. Некоторые прогнозы сбылись с достаточной точностью (объединение Европы с участием стран соцлагеря, экономический прорыв Китая и стран ЮВА, постмодернистская философия потребления), но остальные далеки от воплощения в действительности (евгеническое законодательство с принудительной выбраковкой генетически дефективных, почти полная легализация наркотиков, Лунная база, СССР как один из мировых гегемонов, Филиппины в составе США, партизанское движение в США и американо-китайский вооружённый конфликт, объединённая Западная Африка, вторая сексуальная революция). Ни мобильных телефонов, ни Интернета, ни даже персональных компьютеров Браннер не предвидел. Тем не менее для Новой волны -- безусловный opus magnum. Ставит на должное место в мозгу восприятие Браннера, порядком исковерканное советским переводом его более ранней и довольно неудачной вещи -- «Квадраты шахматного города». Некоторые сцены откровенно омерзительны и этим напоминают Рюкера.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Хэппи-энд, разумеется, отсутствует.

PS. Перевод, особенно по части выдуманного Браннером слэнга и аббревиатур, ужасен. Создаётся впечатление, что Комаринец из-за сжатых сроков сдачи проекта аутсорсила приличные куски текста. Например, в одном случае известное библиографическое сокращение op. cit. переведено правильно -- «там же», а в других протранскрибировано -- «оп. цит.» Алсо, переводчики хронически не просекают, что Эллей (L. A.) --- это такое сокращенное обозначение Лос-Анджелеса.

Лучше читать в оригинале, если есть такая возможность.

Оценка: 6
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 марта 2009 г.

«Ни разу за всю историю

человечеству не бывало так ясно,

что оно на распутье.

Одна дорога ведет к утрате

последних надежд и отчаянию.

Другая -- к полному вымиранию.

Дай бог, чтоб нам хватило мудрости

сделать правильный выбор»

Вуди Аллен «Шутки Господа»

О том, что мир не так велик и всем нам грозит в недалеком будущем перенаселение, задумывались уже в эпоху великих географических открытий. В XVIII веке Мальтус целый труд написал о том, что Земля не прокормит человечество. С тех пор значительно улучшились способы земледелия, машины облегчили труд фермеров, на научном горизонте маячит возможность появления полностью синтетической пищи. Все эти действия угрозу перенаселения отодвигают, но не искореняют совсем.

Джон Браннер написал роман о мире, в котором правительства уже вынуждены ограничивать рождаемость. Книга издана в 1968 году, и критиками чуть ли не единогласно причисляется к вершинным достижением англо-американской «Новой Волны» (к представителям которой относятся такие известные и самобытные авторы как Томас Диш, Харлан Эллисон, Брайан Олдисс, Майкл Муркок, частично Теодор Старджон, Филип Дик, Кристофер Прист и Роджер Желязны). Научная фантастика -- скоропортящийся товар. Однако, не смотря на то, что книге уже скоро 40 лет, роман и сейчас читается с большим интересом. По опросам журнала «Локус», «Стоять на Занзибаре» регулярно попадает в двадцатку лучших НФ-романов всех времен. В 1968 -- награжден «Хьюго», в 1970-м — «British Science Fiction Award»-1970 и «Prix Apollo»-1973; номинировался на «Nebula»-1969, «Locus»-1976 (11 место в категории «all time novel»), «Locus»-1987 (16 место в категории «all time sf novel») и «Locus»-1998 (20 место в категории «sf novel (before 1990)»).

Смею вас заверить, эти награды -- не просто дань уважения Браннеру или поощрение за общие заслуги перед жанром; этот роман действительно пробирает до самых последних синопсисов души. Хотя, казалось бы, чем еще можно удивить искушенного читателя XXI века.

Это отнюдь не замороженная классика, которая интересна только исследователям жанра (как, например, произведения Х.Гернсбека, К.Э.Смита, Д.Блиша или Э.Пенгборна), ибо роман вращается не возле биологических идей о клонировании, а вокруг социологических откровений, применимых к человечеству индустриальной эпохи. Некоторые концепции, высказанные от лица хулиганствующего социолога Чада С.Муллигана, весьма актуальны и сейчас.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Например, его объяснение нервных срывов и массовых убийств: Человек -- «хищный зверь, запертый в клетке, прутья которой не неподвижные прочные предметы, которые можно глодать или о которые можно биться в отчаянии головой, пока не напьетесь вусмреть виски и не перестанете изводить себя. Нет, эти прутья -- конкурирующие представители вашего собственного вида, в среднем как минимум такие же изворотливые, как вы, вечно перемещающиеся, так что вы не способны их пришпилить, готовые без малейшего предупреждения поставить вам подножку, дезориентирующие вашу личную среду, пока вам не захочется схватить пушку или топор и превратиться в мокера» (так в романе называют беспричинных психопатов-берсерков). «Они уже недовольны, но не осознают, кто причина неурядиц, вот и взрывают все подряд». По убеждению автора, жизнь в бетонных клетках городов хуже, чем в нищих африканских селах, и даже опаснее, чем в замкнутом пространстве на лунной базе (стр.502-505). Не случайно в эпиграф вынесены слова нашего современника, кинорежиссера и сценариста Вуди Аллена: практически безвылазно прожив всю жизнь на Манхеттене, самом густозаслененном острове Земли, он нутром чует, о чем говорит.

Или объяснение вечной борьбы государства с наркомафией, которая (борьба) расценивается им как имитация бурной деятельности: «Если бы НаркоОтделу дали финансирование и полномочия, необходимые для надзора за соблюдением законов, нынешнее правительство уже завтра вылетело в трубу. Недовольство, основное топливо подлинной революции, глушат транками и кайфом, а Вашингтону только этого и надо» (стр.271).

Чад С.Муллиган, разочаровавшись в изученном им вдоль и поперек обществе цивилизованном, отправляется в общество почти первобытное: в небольшую африканскую страну Бенинию, жители которой никогда никого ни из-за чего не убивают, а к иностранным агрессорам относятся как к добрым гостям -- причем (в этом-то и заключается чудо!) любой захватчик в этой стране в скором времени действительно превращается в существо дружелюбное и веротерпимое. Бениния -- спокойная, миролюбивая и толерантная страна, в скором времени должна стать собственностью транснациональной корпорации «Дженерал Текникс». Стать плацдармом для добычи полезных ископаемых со дна Атлантического океана -- или сгореть в огне национальных разборок во время войны могущественных соседей за выход к морю. Антропологи во главе с Муллиганом спешат найти и выявить причину толерантности жителей Бении.

Итак, первая четверть XXI века. Перенаселение подтолкнуло практически все страны мира принять законы о жесткой регламентации не только рождения детей, но и самоей возможности зачатия. Дабы удалить из человеческого генофонда все болезни, передающиеся по наследству, в целях улучшения популяции человечества, возрождена и узаконена евгеника, положения которой обязательны ко всеобщему исполнению в цивилизованных странах. Запрещено иметь детей лицам, больным гемофилией, склонным (sic!) к шизофрении, дальтоникам, и т.д., и т.п. Список весьма обширен. Перипетиям, связанным с незаконным зачатием, рождением и усыновлением детей посвящено немало скорбных страниц книги. Но вовсе не «осознанная забота о генофонде человеческой расы» ограничивает рождаемость. Людям оказалось выгодно иметь такую замечательную отговорку, чтобы из-за элементарных эгоистических чувств не рожать и не заводить детей вообще.

Браннер умудрился показать двойственность человеческой натуры: с одной стороны -- ограничиваемая, сдерживаемая внешними запретами природная тяга иметь детей. С другой стороны -- всячески лелеемая (и финансово поддерживаемая государством, легитимированная органами контроля над рождаемостью) склонность к эгоизму.

Это довлеющая модель поведения «западного» человека образца XXI века.

Однако восточные соседи по планете задумали весьма ловкий способ взломать западное благополучие. Тектогенетик Сугайгунтунг из Ятаканга (социалистическое островное государство тоталитарного толка в Тихом океане) открыл дешевый способ клонирования людей с заданными, и весьма улучшенными (относительно родителей), характеристиками.

Недовольные драконовскими евгеническими нормами родители — потенциальная угроза общественному устройству западной цивилизации.

Не допустить этого можно либо уничтожив ученого Сугайгунтунга, либо объявив открытие вражеской пропагандой.

Биологи понимают, что боятся-то как раз надо не болезней, передающихся по наследству, а наоборот, искусственного улучшения, селекции человека, какими бы методиками оно не достигалось. Избирательное клонирование, равно как и евгенические препятствия размножению, вредны для вида. «Это ограничивает генофонд. Если у нас есть хоть какие-то претензии на место главенствующего вида на этом шарике грязи, основываются они на том факте, что у нас наиболее обширный доступный генофонд изо всех видов животных и растений на планете. Мы можем перекрестно оплодотворять друг друга от полюса до полюса. На деле как раз способность скрещивать наши линии и дает нам право похваляться своим превосходством над существами, которые во много раз превосходят нас числом, например, над муравьями или нематодами» (стр. 499).

По-своему изящен трагичный финал романа: антропологическая экспедиция в Бенинии наконец-то выясняет секрет толерантности ее жителей. Но распространить его на весь мир, улучшив человечество, смог бы только ятакангский гений тектогенетики, профессор Сугайгунтунг.

== Примечание

Мальтус (Malthus), Томас-Роберт, знаменитый английский экономист, 1766-1834 сначала священник, потом профессор истории и политической экономии. В своем сочинении «Опыт о народонаселении» («An Essay on the principle of population», 1798), Мальтус выставил следующий главный тезис: народонаселение возрастает в геометрической прогрессии, а средства существования в арифметической («закон Мальтуса»); отсюда Мальтус выводил тщетность государственной помощи бедным и социальных преобразований. В этом положении Мальтуса правилен лишь тот наблюдаемый факт, что народонаселение имеет тенденцию возрастать быстрее средств к существованию при данных социальных условиях, но ничем не подтверждаются ни приложимость формул прогрессий, ни безграничность человеческой расы к размножению, ни вывод о безнадежности борьбы с бедностью путем преобразования социального и хозяйственного строя. (из Брокгауза).

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 сентября 2013 г.

http://kobold-wizard.livejournal.com/611486.html

Бог знает обо всем, Бог предложит лучший вариант решения вашей задачи в соответствии с предложенными условиями, Бог — это машина. Продолжаются споры имеет ли волю суперкомпьютер Салманассар, но факт остается фактом: правительства мира и крупнейшие компании вынуждены стоять в очереди на машинное время, чтобы узнать как им действовать дальше. Горы распечаток в соответствии с постоянно меняющимися факторами.

«Любое общество, которое провозглашает идею равных возможностей, порождает зависть к тем, кому живется лучше вашего, даже если предмет этой зависти, так сказать, дефицитный продукт, нельзя разрубить и поделить на всех, так как при этом он будет уничтожен». Каждая пара в стране имеет право на то, чтобы родить одного ребенка. Только одно но: если каждый из членов пары имеет чистое генеалогическое древо, где никогда не прослеживалось генетических отклонений. Просто потому что людей уже слишком много, а инвалидов бюджет не тянет. Каждый в ответе лишь за себя. Так что же подумает гражданин-дальтоник о заявлении вражеского правительства о том, что их ученые открыли способ очистки эмбриона от изъянов. Чистые уберменши для счастливых родителей.

В 50-60-е Европа даровала своим колониям свободу, и Африка и Азия поднялись с колен. Но речь-то не о них. В квартирках и домиках Англии, Бельгии и Франции нашли прибежище бывшие дети колоний: сорокалетние обеспеченные мальчики и девочки, которые лишь в наркотических разговорах с друг другом могут почувствовать вновь солнце, песок и тяжелые запахи Алжира, Конго и Мадагаскара. Они — граждане тех стран, что были уничтожены до их рождения. Некропатриоты, задыхающиеся в свободном мире и мечтающие вернуться назад. В них брезжит надежда.

Кто владеет информацией владеет миром. Большая часть романа — это рваные фрагменты новостных лент, телепередач и интервью, в которых можно почувствовать если не дыхание мира, то хотя бы разноголосицу мнений, растаскивающую паутину по всему сюжету. Читать это по первому времени мне было достаточно тяжело, потому что все запомнить просто не выходило. Лишь потом я осознал, что и не нужно все запоминать: это новости, ты проскальзываешь по ним глазами и получаешь необходимый объем Грядущего. Воспринимается гораздо легче, чем «Поджог собора» М.Муркока.

Биотехнологии и генетические эксперименты уже близки к тому, чтобы подарить людям мира счастье. Эксперименты проводит известнейший доктор Сугайгунтунг, гражданин Ведомой к Социализму Демократической Республики Ятаканг. Его открытия уже вывели государство Юго-восточной Азии на передний край прогресса. Так кому же, как не ему осчастливить весь мир во славу пути, означенного маршалом Солукартом? Только доктор устал и вступил в тайные переговоры с агентурой вражеского государства. Возможно ли делать семимильные шаги в науке при либерпанковском режиме, когда во главу всего встает рынок и гуманность ограниченной вседозволенности? Можно ли предать свою страну из-за несогласия с диктатором? Можно ли изменить мир открытием, которое дарует и ад, и рай?

Книга написана в 1968 году. Вьетнам. «The Beatles». Хиппи. Вышедший в 1962 году маленький роман «Заводной апельсин». Все это задает определенную линию в тексте. Мальчики и девочки сидят на легких наркотиках и пытаются выбраться из-под пяты государства и корпоративного гнета. Настольной книгой поколения становится «Словарь гиперпреступности». Освобожденные колонии кажутся новым фронтиром, жизнь на котором освободит их от глупых «довлеющих» евгенических законов. Мальчишки готовы стать наркоманами, гомосексуалистами и черт знает чем лишь бы не идти в армию и не отправиться на глупую войну с «красными желтопузыми».

"– Роджер, у нас получится, у нас получится!

– Надеюсь, – с меньшим энтузиазмом ответил он.

– Ах ты старый пессимист! Может, это от того, что ты давно не закидывался. У тебя с собой что-нибудь есть?

– Жвачка «мозголом». Но разве тебе не положено такого избегать?

– Нет, док сказал, малышу может повредить только «ягинол».

– Ты уверена?

– На все сто. Я специально его спрашивала, и он мне так и сказал.

– Тогда ладно.

Он вынул пачку из кармана, и они вместе зачавкали жевательной резинкой со слабым привкусом аниса, ожидая, когда их поволочет и поднимет. Выискивая признаки таска, они осматривали свое окружение. В дальнем конце мрачной лондонской улочки были поставлены заграждения с большими плакатами, где указывалось, что проезд закрыт из-за дорожных работ; согласно плану переустройства метрополиса, новые трассы закладывались над уже существующими улицами, пешеходам оставались лишь узкие дорожки и туннели.

Мало-помалу красные с белым шесты заграждения стали превращаться в стебли экзотических растений, в особенности полыхали маками алые полосы. Воспоминание о серой приемной врача, о гадком бюрократе, который их допрашивал, поблекло как сон. Прижимая руку к животу, словно силой воли благословляя совершающееся там чудо, Мак благоговейно округлила глаза.

– Он ведь увидит этот мир, правда? – прошептала она. – Не именно этот… не этот заляпанный дерьмом, закопченный и пыльный, жуткий город, а другой, прекрасный и всегда удивительный. Роджер, какой амфетамин выводится с молоком? Нужно позаботиться, чтобы наш малыш вообще никогда противного мира не видел!

– Нужно будет у дока спросить, – сказал Роджер. По его лицу разлилась безмятежная уверенность. – Док много кому, кроме нас, помог, уж он-то знает.

Он взял ее за руку, и они пошли – два единственных реальных человека во вселенной – по вымощенной самоцветами улице в страну любви».

Ну и финальный аккорд. Кем становится интеллектуал, возжелавший ворваться в мясо человечества и понять, что же им движет? Почему люди, пораженные безумием, берут оружие и расстреливают-искрамсывают толпу. Почему люди так тянутся к наркотикам? Почему одно из государств Африки живет так, что его неспособен проанализировать лучший компьютер человечества и потому приговаривает к мировой ошибке? И наконец, как жить этому интеллектуалу, который все понял?

Итого: Это очень плотный роман для размышлений о мире, в котором мы живем. Хуже всего то, что Браннер не выводит читателя из текста, а потому после может понадобиться таблетка ибупрофена. Или пара рюмок горячительного. Главное — таблетки с алкоголем не мешать.

Здесь есть множество финалов, что не удивляет при количестве сюжетных линий, но мне все же нравится самый первый:

"– Я люблю вас! Я пытался устоять и ничего не могу с собой поделать. Я люблю всех вас…»

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 февраля 2012 г.

Сильно, очень сильно. В романе, впервые вышедшем в 1968 году, Браннер предугадал многое. Мир в те годы сотрясался от постепенного развала колониальных империй, Франция, Великобритания, Португалия медленно «отпускали» свои африканские колонии — и Браннер попытался представить, каким будет мир 2010-х... Да, он предугадал борьбу за сферы влияния в отстающих странах, нищету и блеск бывшего Индокитая, стремление к власти... Но он нарисовал блестящую антиутопическую картину, замешанную на жесточайшем ограничении рождаемости, евгеническом законодательстве и полном игнорировании того, что называют «правами человека» — то есть полную противоположность той лжесвободе, которая царствует сегодня. Но...почему-то мне кажется, что он не ошибся. Психология человечества как массы поймана в «Занзибаре» очень точно. И греет мысль, что сегодня ни одно издательство не взяло бы эту книгу. Потому что «это неформат». Если грубо, то это социальный НФ-постмодернизм. И это круто.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 сентября 2011 г.

Живая, пестрая, многообразная, я бы даже сказал «лоскутная» книга. Книга-конструктор. Книга — головоломка, рассчитанная на вдумчивое, неторопливое чтение. Порой приходилось отлистывать обратно для того, чтобы лучше понять суть той или иной вставки «Сканализатора», или хулиганской проповеди Чада Муллигана. Книга, населенная разномастными персонажами — приятными и не очень, но однозначно живыми.

Честно говоря, после подробного знакомства с зарубежной фантастикой, я уже грешным делом подумал, что ничего нового в жанре антиутопии и придумать-то нельзя. Ан нет. Роман не только впечатляет. Он еще и ужасает. Ужасает своей реальностью. Мокеры, фрики а-ля мисс Стил, Большой Брат, который набирает очередной призыв пушечного мяса. «Промывка мозгов», позволяющая сделать из гражданского ботаника бесстрастного убийцу... Мир, задыхающийся от перенаселения...

И, посреди всего этого, — последняя надежда человечества, маленькая, бедная африканская страна, которая вполне может стать надеждой сумасшедшего мира на спасение.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Вы обратили внимание на эпизод с Салманассаром, который отказывался признать ее возможность существования, исходя из заложенных в него данных? По-моему, это — ключевой момент книги. Компьютер отказывается признавать единственный островок здравого смысла в окончательно обезумевшем мире. Парадокс, правда?

Бениния переварит все. Если ее саму не переварят крупные корпорации, вложившие в нее миллиарды, если ее не сожрет этот безумный мир. Однако, пока страна существует, надежда на благоприятный исход все-таки есть. И кто знает, может, следующий

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Сугайгунтунг
родится именно здесь.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 августа 2009 г.

Уж сколько написано предупреждений...Сколько мы видели картин перенаселённой Земли...Сколько неблагополучных, трагичных Будущих... Так, что идея разрабатываемая со времён отца-Уэллса не нова.Его знаменитый земляк(как и многие его коллеги-фантасты) не мог пойти мимо этой вечно живой темы.И раскрыл он её весьма и весьма достойно. Посмотрите — семена, зародыши того, о чём пишет ДБ посеяны уже сейчас — наш выбор — дать им развиться в описанный кошмар,или искать противоядие, лекарство от этого.На первый взгляд книга сложна до невозможности(в плане прочтения), а лично для меня это огромный плюс : нелинейность повествования делает эту книгу и головоломкой, и конструктором — можешь читать подряд, можешь по ссылкам — гипертекст даёт такую возможность;короче при каждом прочтении, при желании, будешь читать новую книгу.Такой стиль изложения сам по себе является прорывом в будущее.Ну, конечно это не трамвайное чтение.С наскока не возьмёшь, но долгими зимними вечерами приятно (и полезно) прочесть несколько романов под одним названием — «Всем стоять на Занзибаре«!

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 января 2012 г.

Самое главное достоинство романа, что даже почти через 50 лет после написания, он смотрится свежо. Неординарная сюжетная линия и новаторский стиль построения самого романа, много персонажей, чьи судьбы и образы ярко вплетены в общую картину мира и общества.

Прекрасный образ опального социолога, цитаты чьих произведений на протяжении всего романа подчеркивают мир и описанное общество.

Довольно не плохо прорисована психология основных героев.

Роман можно было бы сравнить с романами Ф.К. Дика, но они все, же чуть из разных лиг…

Действительно, глобальное и хорошо написанное произведение, на редкость, достойное премии Хьюго.

Единственное, из-за чего, на мой взгляд, не дотягивает до 10 баллов – это концовка, все же ожидал более лихой развязки…

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх