FantLab ru

Марк Хелприн «Рукопись, найденная в чемодане»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.82
Голосов:
17
Моя оценка:
-

подробнее

Рукопись, найденная в чемодане

Memoir from Antproof Case

Роман, год

Аннотация:

Престарелый рассказчик пишет свою рукопись в бразильских джунглях и складывает ее, страницу за страницей, в термитонепроницаемый чемодан. Задачу он перед собой поставил воистину грандиозную: поведать своему сыну о том, что привело его в Бразилию, после детства, проведенного под Нью-Йорком в долине Гудзона, и юности — в швейцарской лечебнице для душевнобольных, после учебы в Гарварде, после службы летчиком-истребителем во Вторую мировую войну, после десятилетий успешного обогащения в банке на Уолл-стрит, после множества невероятных эскапад и одной великой любви…


Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)
/перевод:
Г. Яропольский (1)

Рукопись, найденная в чемодане
2011 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 апреля 2012 г.

Анти-Прокруст

«Допустим, у вас не наберется и половины тех странностей, которыми отмечен я, но стоит вам отбросить все свои тщеславные иллюзии, все мелкие титулы, за которые вы хватаетесь и из-за которых от вас отворачиваются, абстрактные, неощутимые деньги на своих счетах, свои пустопорожние теории и дурацкие триумфы, то что у вас имеется помимо тела, которое, пускай вы даже здоровы как бык, в итоге развяжет против вас войну, пока у вас не останется ничего, кроме воспоминаний и сожалений?»

Марк Хелприн

Окунуться в прозу Марка Хелприна – все равно что угодить в бурлящую, насыщенную кислородом воду, текущую, растворяющую, увлекающую за собой; в ту самую воду, в которую его герой угодил на финальном этапе своего перелета из США в Бразилию. Роман его трудно отнести к какому-либо жанру – как трудно отнести к какому-либо жанру жизнь человеческую. Здесь можно найти отзвуки и детектива, и элегии, и боевика; прозрачно-реалистическое повествование сменяется вдруг совершенно кафкианскими вкраплениями; главы складываются друг с другом, как элементы разрезанной на части картинки. А все вместе взятое представляет собой не что иное, как «иносказание, метафору, вымысел, средство для укрепления в вере».

Да, разумеется, безуспешная борьба, которую герой ведет с кофе, должна читаться как иносказание, ибо он, кофе, выступает здесь символом «конформизма, одинаковости, принуждения, привыкания, умственных недугов». Вот что сказано о конформистах: «кофе заставляет их думать одинаково. Им трудно себе представить, что кому-то на самом деле достанет мужества объявить это безнравственным».

Из текста романа совершенно ясно, кого порицают автор и его герои, потому что в отношении выпускников Гарварда один из персонажей произносит филиппику, мало чем отличающуюся от филиппик, то и дело раздающихся в адрес «кофеманов»: «они думают, что они лучше всех остальных. И знаете что? Они вообще едва различимы. А если различимы, то лишь потому, что на самом деле хуже прочих. Они очень рано покрываются своего рода интеллектуальным гелем, который со временем превращается в стекло. А потом их зубастые детки отправляются в Гарвард и всерьез думают, что они вообще что-то особенное, но годы фальшивого воспитания и обучения позерству уже полностью их опустошили, обратили в ничто. Выпускников Гарварда я ненавижу даже сильнее, чем других самонадеянных сучьих детей, типа летчиков-истребителей и банкиров-инвесторов». Само собой, дело вовсе не в выпускниках Гарварда, не в летчиках-истребителях и не в банкирах-инвесторах. Речь идет о чувстве стадности, причем такой стадности, когда каждый полноправный член стада рад вонзить когти и клыки в овечку черной шерсти: «Стадо – самое жестокое из сообществ, когда-либо возникавших на свете, и я всегда его ненавидел».

Вырваться из стада, уйти от Прокруста – вот в чем глубинный пафос «Мемуаров…» Герой часто заверяет читателя, что полон сил, как какой-нибудь бабуин или орангутан, а это неизменно отсылает к своеобразной декларации, прозвучавшей на одной из первых страниц:

«Бабуин – это такой зверь, что, когда наблюдаешь за тем, как примеряет он свою изометрию к металлическим прутьям, его удерживающим, у тебя возникает надежда, что он сумеет-таки вырваться, пускай даже это чревато тем, что он может обратить на тебя неблагосклонное внимание, – потому что в тебе сохранились еще в достаточной мере идеалистические принципы, взращенные монахинями, священниками, а может, и раввинами, и ты желаешь ему свободы. Да, он заслуживает свободы. То, что мы заперли его в клетку, для нас выгодно, но налицо слишком уж явное нарушение золотого правила».

Итак, свобода – против клетки; живые чувства – против механической экзальтации; правда, рядом с которой пребывает Бог, – против фальши общественных институтов. Ясно, что борьба обречена на провал, но Хелприн избирает своим героем человека, который решился-таки на такую борьбу, несмотря на то, что полностью отдает себе отчет в ее бесперспективности. И здесь важно отметить упоминание «золотого правила», потому что герой постоянно к нему возвращается, упирая на то, что чья-то личная свобода «вырваться из круга» не должна причинять кому-либо вреда, не должна ущемлять свободы кого-либо другого.

Тон всего повествования по большей мере элегический, а большинство фраз Хелприн строит многоярусными, с обилием придаточных предложений, уточняющих и развивающих мысль; он очень далек от телеграфных тамтамов: «Когда надежды утрачены, перспективы сгинули и вы сидите в темноте и одиночестве, оглядываясь назад, то именно тогда вы живете самой полной, самой чистой жизнью, именно тогда – запоздало – вы по-настоящему познаете любовь».

Но элегия зачастую уступает место весьма своеобразному юмору: это и юмор ситуаций, и юмор взаимонепонимания персонажей (что, согласитесь, весьма и весьма свойственно человеку), и юмор откровенно черный. Вот несколько примеров:

«К несчастью, чтобы добраться до кузнечиков, я вынужден был разрушить весь город. Ответ мой был всего лишь гипотетическим. Откуда мог я знать, что это и станет подспудной логикой всей остальной части двадцатого века?»

«Вы, может, думаете, что у кофеина нет запаха? Спросите у какой-нибудь собаки. Имейте в виду, однако, что собаки здесь говорят только по-португальски».

«Если ты это читаешь, значит, я мертв. А мертвецы в рестораны не ходят (кроме как в Нью-Йорке)».

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 июля 2013 г.

Только что дочитала эту книгу. Еще не уложились, не утряслись впечатления, не выкристаллизовалось из них самое главное. Но может, это и хорошо? Еще хочется вернуться, открыть книгу и перечитать последние страницы, потому что в них – самое главное, ради чего написан этот удивительный роман, странный и не похожий на все остальные, когда-либо мной прочитанные, и, одновременно, похожий на них на всех. Вернее, не похожий, а напоминающий о них. Нельзя не вспомнить «Графа Монте-Кристо» Александра Дюма, «Преступление и наказание» и «Идиота» Достоевского. Неоднократно на протяжении прочтения вспоминался мой любимейший фильм «Форрест Гамп» Стивена Спилберга. В главном герое книги (сам себя он называет Оскар Прогрессо, но это не его настоящее имя, а настоящее так и останется для нас неизвестным) есть понемногу от всех героев перечисленных книг. Больше всего, конечно, от Форреста Гампа. Так же, как Форрест, он нестандартный, чудаковатый, так же участвует во всех главных исторических событиях, которыми так был богат 20-й век. По сути, это типаж Иванушки-дурачка, который, участвуя в самых головокружительных и невероятных приключениях, остается цел и невредим, потому что Бог хранит людей бескорыстных и честных, искренних и добрых, преданных и верных и, самое главное, умеющих любить.

Роман написан в увлекательной манере. В первых главах Оскар предстает эксцентричным, полусумасшедшим стариком, главным пунктиком которого является ненависть к кофе. По мере того, как он рассказывает о своей жизни, его образ становится все более живым, обретает кровь и плоть, завоевывает симпатии читателя. Но только в самом конце раскрывается главная тайна его жизни, в которой и заложена разгадка всех его странностей. И становится понятно, что все обстоит ровно наоборот, что это книга о нормальном человеке, вынужденном жить в сумасшедшем мире. Ибо если он, пронесший через все жизненные испытания любовь, выполнивший до конца свой долг, не поклоняющийся главному идолу своего времени – деньгам, сумевший перенести страшную детскую травму, предательства, войну – и оставшийся после всех испытаний человеком, ненормален, то кто же тогда нормален? Человек, убивший его родителей даже не ради денег, а ради предполагаемой выгоды? Или те, кто развязал вторую мировую войну, в которой он участвовал? Или человек, готовый убить ребенка из-за пролитой чашки кофе? Мир сошел с ума. К этому выводу невозможно не прийти, прочитав эту книгу. Особенно интересно, что написана она американцем, ведь в глазах всего мира США – главный оплот материализма и поклонения золотому тельцу, страна дельцов и практичных, циничных людей. Более развенчивающей идеологию выгоды книги я не читала давно. Символом ненужности денег становится самолет с золотом из ограбленного банка, похороненный в недоступном водопаде в джунглях Южной Америки. Там ему и надлежит находиться, по замыслу автора, ибо деньги есть зло, а для жизни человеку нужно совсем немного, и главное из этого немногого – чистая совесть и сознание выполненного долга.

Отдельно хочется сказать о том языке, которым написана книга. Не знаю, чьей заслуги тут больше, автора или переводчика, но истинное удовольствие получаешь от великолепной, «вкусной» прозы, от неожиданных сравнений, замечательных лирических и философских отступлений, сочных, живых описаний природы и людей. Например, врезалась в память фраза «он был похож на свечку от геморроя». Ничего больше не надо, персонаж встал перед глазами как живой. Психологически оправданы и с большим интересом читаются подробные описания подготовлений и осуществлений сложнейших предприятий главного героя: сооружение «пылающего павлина» для воздушных боев, участие в обезвреживании снайпера, засевшего в Нью-йоркском здании и расстреливающего прохожих, ограбление музея и банка, перелет с золотом в Южную Америку, казнь убийцы его родителей. Отдельно надо сказать об убийствах, совершенных главным героем. Может показаться, что неэтично оправдывать убийства и делать человека, их совершившего, таким симпатичным и привлекательным. Но автор устами главного героя объясняет свою позицию. Если не считать военных действий, где за убийства, как известно, солдат не судят, то Оскар убил троих. Первого в целях самообороны, второго, чтобы остановить расстрел невинных людей, третье убийство на самом деле было казнью. Он вынужден убивать, потому что мир сошел с ума, потому что в мире, где ценности перевернуты с ног на голову, где получение прибыли есть единственная цель и смысл, где деньги дороже человеческой жизни, иначе не получается.

И все-таки автор делает конец светлым и прекрасным. Ибо всей своей жизнью лже-Оскар доказывает, что жизнь есть любовь. Последние фразы звучат как музыка, как молитва, и запоминаются без труда: «Мое предназначение – защищать тех, кого я люблю. И да поможет мне Бог защищать их и служить им, несмотря даже на то, что их больше нет».

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 февраля 2017 г.

Мальчик любил своих родителей, но рано лишился их в результате чудовищного преступления. Это оказало огромное влияние на всю его жизнь. Под конец, в глубокой старости он записывает свои воспоминания. Да много интересных и любопытных эпизодов, да описано всё поэтично и достаточно увлекательно. Но 10 я не поставил бы, хотя роман конечно способен доставить удовольствие читателям.

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх