FantLab ru

Уильям Голдинг «Шпиль»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.54
Голосов:
128
Моя оценка:
-

подробнее

Шпиль

The Spire

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 24
Аннотация:

Настоятель Джослин находится во власти навязчивой идеи о собственном предназначении, состоящей в необходимости воздвигнуть 400-футовую башню со шпилем над церковью. Коллеги и строители пытаются отговорить священника, ведь строительство обречено на неудачу, но Вера в «миссию» гораздо сильнее...

Входит в:


Похожие произведения:

 

 



1981 г.
Повелитель мух. Шпиль. Пирамида
1999 г.
Собрание сочинений в четырех томах. Том 3. Шпиль. Пирамида
2000 г.
Пирамида
2001 г.
Повелитель мух
2003 г.
Шпиль
2004 г.
Повелитель мух
2005 г.
Повелитель мух
2008 г.
Повелитель мух
2009 г.
Повелитель мух. Шпиль
2010 г.
Повелитель мух. Шпиль. Зримая тьма
2011 г.
Повелитель мух. Шпиль. Зримая тьма
2011 г.
Шпиль
2014 г.
Свободное падение. Шпиль. Пирамида
2017 г.

Периодика:

«Иностранная литература» №10, 1968
1968 г.

Аудиокниги:

Шпиль
2004 г.

Издания на иностранных языках:

Володар Мух. Шпиль
1988 г.
(украинский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 сентября 2012 г.

Да, читается тяжело, да, нерадостно потом на сердце, да, местами возникает острое несогласие с героями, желание вмешаться и все исправить, но... В чем отличие классики от проходной литературы? Не только в «высоколобости» читателей и мудрености текста, но и в том, что она позволяет увидеть, возможно, совсем не то, что хотел сказать автор, и это тоже будет правда.

Кто-то скажет, что это роман о сумасшествии. Кто-то — о жертвенности. Кто-то — об одержимости.

Я говорю — этот роман о нас с вами. В каждом из нас живет Джослин, и каждый Джослин строит свой Шпиль. Загляните в душу, пролистайте назад несколько страниц своей жизни, и вы узреете его эфемерное сияние и величие. Это может быть что угодно — дом, дерево, отношения. Даже чаще — отношения, потому что их сложнее высчитать. Логика, окружающие, друзья доказывают вам, что эти отношения в конце концов рухнут и погребут вас, но вы все равно строите, строите на песке, потому что верите, любите. Потому что просто не можете иначе. Одним хватает мудрости прекратить стройку, другие в итоге оказываются либо под обломками, либо их распинают на собственном творении.

Наверное именно поэтому роман вызывает негодование — не каждый готов принять торжество здравого смысла над мечтой. Блажен тот, кто мечтает правильно!

Оценка: нет
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 сентября 2011 г.

Прочитал «Шпиль» совершенно случайно – был в одном томе с «Повелителем мух».

Роман оставляет весьма гнетущее впечатление, он смотрится еще мрачнее и болезненнее, чем «Повелитель мух». В последнем весь ужас заключался в описываемой ситуации озверения человека, но не было такого тягостного, старательного препарирования настоящего безумия.

Читается «Шпиль» не легче, хотя перевод, пожалуй, более качественный. Вся проблема в изначально тяжеловесном стиле, который близок к так называемому «потоку сознания», особенно ближе к концу произведения.

Действие романа происходит в Средние века. Джослин, настоятель храма, руководствуясь мистическим видением, организует постройку над храмом огромного шпиля. Наивный проект, созданный в приступе фанатизма, становится для него делом всей жизни: даже когда становится ясно, что возведение шпиля попросту угрожает разрушением самому храму, Джослин настаивает на продолжении работ. Постоянная, мучительная борьба с людьми, с реальностью – и вера перерастает во что-то страшное, в жуткую раздвоенность, жажду самообмана, сумасшествие. Джослин зашел слишком далеко, чтобы все бросить – и он становится рабом шпиля, чудовищного символа его гордыни, которой он сам даже не осознает.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
В Средневековье новости разносились медленно и решения принимались неспешно; к тому времени, когда церковь решает вмешаться, строительство завершено, обрушение храма – лишь вопрос времени, а строители – изнурены физически и психически настолько, что механизм саморазрушения уже не остановить; кажется, их души размалывает тяжесть все того же шпиля.

«Шпиль» — роман о том парадоксальном случае, когда вера, становясь фанатичной, убивает страшнее неверия. Абстрактный символ жертвенности заменяет Джослину все – он перестает быть пастырем, отходит от изначального предназначения священника.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
В результате на его глазах разыгрывается чудовищная трагедия: люди, за души которых он несет ответственность, уходят все дальше от него и друг от друга; смерть Гуди, и, в особенности, ее мужа – это настоящее человеческое жертвоприношение.
Джослин не возводит храм для человека, но уже приносит людей в жертву храму. Да, его тяжело осуждать – первая его жертва – это он сам. Но, с другой стороны – собой жертвоваться всякий имеет право…

Шпиль вызвал у меня четкие ассоциации с Вавилонской башней, библейским символом человеческой гордыни. Просто удивительно, как самому Джослину не дано было увидеть это чудовищное сходство и прекратить авантюру, пока она не переросла во что-то большее. Один, в вышине, над всей округой, он готов был вознестись, как его создатель вознес себя над людьми, сделав их рабами СВОЕЙ веры, забыв в ослеплении обо всем остальном. Рабочие потешаются над шпилем, уподобляя его фаллосу; этим шпилем Джослин словно бы хочет оплодотворить Вселенную, но вместо этого насилует ткань бытия – вырванный с корнем, бессмысленный и жуткий, как дерево, падающее под ураганом, как рушащееся здание, убивающее всякого, кто случайно подвернулся, встал на пути великого падения — - сам настоятель страшен, как гибнущий храм…

Как и его ветхозаветная предшественница, шпиль сеет разобщение. Автор показывает это на примере Джослина и мастера Роджера – чем далее продвигается строительство, тем больше их отношения наполняются ненавистью. В конце концов, Джослин пытается вернуть дружбу соратника, пожертвовавшего всем для безумного строительства – но только подталкивает его к последнему и самому страшному решению, которое может принять человек. Две безнадежно сломанные судьбы, как два народа, утратившие общий язык – каждого несет к своей смерти центробежная сила одиночества и непонимания.

Прочитав «Шпиль», я еще лучше понял, почему Стивен Кинг так ценит творчество Голдинга. Сложное сплетение динамичного повествования и потока сознания, смешение яви и видений, символы и образы, созданные подсознанием, депрессивный психологизм – все эти узнаваемые черты кинговской прозы можно найти и у английского классика.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Строительство окончено, Джослин умирает – а шпиль все еще стоит. Парадокс – обрушение шпиля неизбежно, но настоятелю уже не увидеть этого. Для него шпиль останется вечным, ибо точка разрушения его – в неизвестности, там, где его собственного сознания уже нет. Получается, Джослин все-таки добился своего – возвел памятник собственной гордыне, кажущийся вечным из отрезка его короткого бытия. И все же на излете судьбы понял – все это время он был лишен истинной жизни, терял то, чем дорожат остальные. Призрак женщины, в любви к которой он не признавался себе, когда она еще была жива, преследует его, словно зовет за собой – расстаться с искусственной, страшной жизнью и одержимостью.

И лишь незадолго до смерти Джослин видит – его шпиль и все храмы и шпили ничто по сравнению с творениями Бога, с прекрасным миром, наполненным таинственной жизнью, вечным, непостижимым храмом бесконечности, возведенным самим Всевышним. Непостижимая гармония жизни воплотилась для него в образе плодородного дерева, и в последнюю секунду ему хочется, чтобы его чудовищное создание так же проросло корнями, удержалось на земле, чтобы его воплощенная вера принесла плоды – «как яблоня…»

Достоинства романа:

глубокий, достоверный психологизм;

серьезнейшая проблематика веры и служения;

очевидное влияние на мировую литературу.

Недостатки:

очень гнетущая атмосфера, особенно в финале;

трудночитаемый, перегруженный текст;

некоторая нечеткость идейного содержания ближе к концу романа, слишком большой простор для трактовок (впрочем, может быть, это и неплохо)

Итог: сложный и болезненный роман о жизни, смерти и вере. Очень тяжелая книга, исключительно для любителей психологической прозы.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 августа 2014 г.

Так уж получалось, что чтение шло у меня «в сравнении»… В сравнении с чудовищным по силе «Повелителем мух». И сравнение было не в пользу «Шпиля». Начало было очень бугристое и шершавое от архитектурных терминов – через него приходилось продираться – мне, человеку совершенно не разбирающемуся в тонкостях постройки католических церквей. Кстати, это мешало и дальше – мне было иной раз трудно вообразить из-за них картинку происходящего (там, где касалось вида церкви). Было и ещё нечто… Дело в том, что автор сразу показал каков этот Джослин, в первых же главах – любящий всех, верящий в свою миссию… а на самом деле – гордыня, гордыня, жестокий и едва ли не одержимый! И сразу стало ясно, о чём эта повесть – а возведении шпиля, и о падении человека. И всё что происходило дальше – уже не было неожиданностью… Но с третьей главы – понеслось. Понеслась волна какого-то мучения, жуткого наваждения, какого-то разрушающего бреда, смеси реальности и видений – жуткое, мучительное, но совершенно невозможно было от этого оторваться. Мрак был чудовищный. Рок висел каменной глыбой над головой – и всё котилось и котилось куда-то в пропасть… Вот этим, вот этим мучением, этим схождением с ума, бредом и одержимостью – которым не было конца в этом протяжном, бесконечном оползне, разрушающем всё и вся – этим повесть и запомнилась более всего. Иногда её было тяжко читать. Иногда, даже нудно – в этом повторении мук. Но я каким-то порывом возвращался и возвращался к ней. И прочитав до конца – даже не поверил, как быстро всё это прочиталось. Умение автора – нет сомнения… Вот так, при том, что, по-моему, это не лучшая повесть ни у Голдинга, ни вообще…

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 ноября 2018 г.

Роман, оставивший яркий след в памяти с первого прочтения и «зацепивший» сильнее, чем «Повелитель мух». Завораживающая, полуфантастическая идея, необычный стиль изложения, атмосфера возвышенной благоговейности и болезненной фанатичности одновременно – все это о «Шпиле»…

«Где та черта, которую нельзя переступить, не пожертвовав одним ради другого?» — в этой фразе, вложенной автором в уста Роджера Каменщика, прослеживается, на мой взгляд, одна из главных мыслей произведения. Где та тонкая грань, перешагнув которую человек становится способным на любые жертвы во имя призрачной цели? Существует ли такая грань? В этом плане роман перекликается для меня с легендарным «Моби Диком» Германа Мелвилла.

В «Шпиле» Голдинг, в буквальном смысле, выступает режиссером всего действия, почти кинематографически управляя временем по своему усмотрению – то «перематывая» вперед сразу несколько месяцев повествования, укладывая их в один-два абзаца, то приближая крупным планом какую-то конкретную сцену, разворачивая ее практически покадрово, в прямой трансляции с нескольких «виртуальных камер». Читатель видит все, что происходит в каждом уголке собора, слышит неспешный стук шагов, скрип открывающейся двери, чувствует запахи, ощущает ход мыслей каждого персонажа, протяженность каждой произнесенной фразы относительно общего времени…

Отдельного внимания заслуживают детальные описания собора – величественные и изысканные в моменты окрыленности главного героя, они, подчас, становятся гротескными и угнетающими, символизируя абсурдность идеи и отчаяние вовлеченных в нее людей…

И, наконец, сам Джослин… Но кто же он на самом деле? Глубоко одинокий, беспомощный человек, заложник своих мечтаний оторваться от мрачного мира реальности в светлую высь, или горделивый эгоистичный фанатик, искусно подчиняющий людей своей воле? А может быть – всего лишь несчастная жертва прогрессирующего психического недуга, каких тысячи по всему миру? И финал произведения, в котором многие ищут аллегории, не что иное, как попытка наглядно познакомить нас «от первого лица» с тем, что могут переживать такие люди в своем сознании ежедневно до самой смерти? Читателю предстоит ответить себе и на эти вопросы…

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх