FantLab ru

Марина и Сергей Дяченко «Армагед-дом»

Армагед-дом

Роман, год

Перевод на украинский: О. Якименко (Армагед-дом), 2009 — 1 изд.
Перевод на польский: А. Савицкий (Armaged-dom), 2004 — 1 изд.

Жанровый классификатор:


 Рейтинг
Средняя оценка:7.92
Голосов:1349
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Мир на пороховой бочке, и несколько раз за век эта бочка взрывается Апокалипсисом. Из моря выходят чудовища, звезда Полынь опрокидывается в реки, превращая воду в кровь, ангел трубит в трубу над пепелищами. Лишь загадочные Врата сумеют спасти живых, чтобы люди могли после катастрофы отстроить жизнь заново — если, конечно, успеют войти в эти Врата. Мир привык, потому что привыкают ко всему. Лгут депутаты, мудрствуют спецслужбы, защищаются диссертации, рождаются дети. И конечно же, выдаются спецпропуска во Врата.

Все как всегда, все как везде; регулярный, обыденный, ужасный Армагеддон, ставший для его обитателей Армагед-домом. Жизнь главной героини — тому порука.

И тем не менее...

Примечание:


Журнальный вариант // Радуга, 1999, №7 – стр.24-107, №8 – стр. 32-110

Книжное издание — 2000 г.

Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 390

Активный словарный запас: высокий (3079 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 54 знака — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 28%, что немного ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Бронзовая Улитка, 2001 // Крупная форма

лауреат
Сигма-Ф, 2001 // Крупная форма, романы

лауреат
Серебряная стрела, 2013 // Апокалипсис века

Номинации на премии:


номинант
Мраморный фавн, 1999 // Роман

номинант
Странник, 2001 // Крупная форма

номинант
АБС-премия, 2001 // Художественное произведение

номинант
Мечи, 2001 // Лунный Меч

номинант
Урания, 2001 // Большая Урания (роман)

номинант
Интерпресскон, 2001 // Крупная форма (роман)

Похожие произведения:

 

 


Армагед-дом
2000 г.
Армагед-дом
2003 г.
Армагед-дом
2005 г.
Утопия
2005 г.
Армагед-дом
2007 г.
Армагед-дом
2008 г.
Армагед-дом
2017 г.

Аудиокниги:

Армагед-дом
2003 г.

Издания на иностранных языках:

Armaged-dom
2004 г.
(польский)
Армагед-дом
2009 г.
(украинский)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  27  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 сентября 2010 г.

Первый раз прочитал три с половиной года назад, еще учась в университете, перечитал на днях. Пожалуй, наиболее яркий образец социальной фантастики и одна из лучших у Дяченко. Для меня лично – вторая после «Шрама».

О чем, собственно, эта книга? Думается мне, о том, что политические методы решения глобальных нравственных проблем тщетны. Политик мыслит общими категориями, и не видит за лесом деревьев.

Демократичное общество цикла, в котором родилась и выросла под угрозой всеобщей гибели погрузилось в анархический хаос, молодежные банды и тоталитарные секты стали самыми весомыми силами в обществе. И как результат – давка, бойня, гибель сотен людей, когда отрылись Ворота.

Примерному мальчику Рысюку пришла в голову идея – вымуштровать людей так, чтобы они в любое время могли бы организованно эвакуироваться. Рысюк – типичный пример инициативного, хитрого, но не умного человека, зубрилы и карьериста. Вырос он, стал журналистом – и твердо решил воплотить замысел. Вот только не все любят жить по линейке. Да и власть предержащие не спешили разделять судьбу подопечных. И вот результат – разучившиеся думать, запуганное и безвольное население и преждевременный «апокалипсис». Тысячи жертв вместо сотен, еще больший кошмар.

Многим показалось, что главная героиня, Лида, претендует на какую-то необычность и неординарность. Ничуть. Сила этого образа – именно в типичности. Она совершенно обычный человек в совершенно безумном мире. Боится и впадает в депрессию в преддверии первого «апокалипсиса», влюбляется в харизматичного и честного депутата Зарудного. И так же, как в душе каждого, в ее душе поднимается стихийный протест против бесчеловечной муштры. Как большинство людей, протестует против всего и вся, пока молода, и думает только о себе, как только у нее появляется то, что она может потерять – родной сын. Она самый обычный обыватель, не лучший и не худший человек в своем мире. Герои есть другие – депутат Зарудный, Максимов, инженер Костя, сын Лиды Андрей; антигерой — Рысюк. А Лида – дитя своего мира.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Главная мысль романа – хочешь изменить мир – начни с себя. Все, кто хотел спасти человечество от кошмарных плановых катастроф, так или иначе, в первую очередь, спасали себя. Никто так и не отменил специальное время для эвакуации VIP-персон, сокращали список, уменьшали время, ужесточали отбор – но в первую очередь уходили через Ворота сами. А нужно-то было, всего лишь – отказаться от жажды спастись, попытаться помочь другим – не детям, не родственникам, но просто людям, попавшим с тобой в беду. И одного праведника оказалось достаточно, чтобы прекратить кошмар.
Не вини общество в своих бедах – общество состоит в том числе и из тебя – вот урок этой книги. Не политики и социальные программы, а люди делают жизнь такой, какой она есть. Политические игры – серьезный размах, но любое широкое обобщение кого-то не берет в расчет, исключает из основной модели, списывает в расход. Каждому дана его собственная жизнь и в его власти не совершать конкретного, личного зла, однозначного и бытового, из которого складывается зло глобальное и абстрактное. А политические меры направлены именно против последнего – несуществующей философской абстракции. И тут либо всех казнить, либо всех миловать – и как люди могут осуждать конструкторов Ворот, которые руководствовались все теми же принципами глобального решения вопросов?

Нет «человечества», но есть люди, и каждый в ответе за свои поступки. А если нет – тогда нет смысла осуждать организаторов «апокалипсиса», устраивавших грандиозную прополку, обращаясь с людьми, как с травой.

В романе мне лично не понравилась одна мелочь. Регулярно повторяющиеся катастрофы называются словом «апокалипсис». По сути, это безобидное греческое слово, означающее «откровение» уже давно превратилось в поп-культуре в синоним «конца света», но тем не менее употребление его в таком значении на страницах серьезного произведения коробит.

Итог: по моему мнению – вторая после «Шрама» у Дяченко книга. Эту планку им преодолеть пока не удалось (хотя «Vita Nostra» претендует). Одна из лучших вещей в отечественной социальной фантастике.

Оценка: 10
–  [  23  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 марта 2010 г.

Что-то не везет мне на мэтров. Читал на пробу Олди — не впечатлился, слушал — вообще скорее не понравилось. Вот, попробовал Дяченок. Разочарован.

Насколько хорошо вступление, насколько емко и захватывает, настолько же нудна вся остальная часть книги.

Плюсы:

- Роман написан в предвестье милленниума, в ажиотаже вероятных «ошибки 2000», «пророчеств о конце света» и пр.

- Отдельные детали повествования очень тонко подмечают реалии жизни.

- Впечатляющая проработка «по Лему» — статьи, книги, школьные сочинения, мемуары вымышленных персонажей описываемого места и времени.

- Оригинальная модель среды обитания: циклический конец света, чудовища, феномен ворот.

На таком материале можно создать книгу уровня Стругацких или Лема. Но... что мы имеем в итоге?

Сюжет вертится вокруг судьбы главной героини — Лидии Сотовой от ее пятнадцатилетия до глубокой старости: учеба в лицее, влюбленность в депутата Зарудного, первый апокалипсис, женитьба на сыне Зарудного, исследования Ворот, приход тоталитарного строя, любовь с учеником, второй апокалипсис, разрыв с Максимовым, искусственное зачатие ребенка, третий апокалипсис, исследования статистики смертей в апокалипсисе, обретение условного времени, последний апокалипсис. И? Если закрыть глаза на моральные качества героини, то по большому счету — это одна большая мелодрама, которой все детали апокалипсиса только мешают, создают лишние неясности, размывают возможную идею, а именно:

- Социальные системы сменяют друг друга бессистемно: из общества России 90-х гг (1) -> мы попадаем в тоталитарное общество, в котором читаются черты Социализма и фашизма (2) -> деградация и здесь же общество типа (1) вплоть до повторения событий, разница разве что в сектах. Спрашивается, а из чего вытекает именно такое развитие? И куда делась заявленная деградация?

Тут можно отметить, что тоталитарный режим Стужи после второго апокалипсиса — это дань фобиям 90-хх, тем же, что в «Выбраковке» Дивова, ну боялось общество опять в диктат вернуться, однако, после всех разрушений, т.е. после очередного апокалипсиса мы опять оказываемся в обществе 90хх. Это можно понять как метафору, мол, если общество опять нырнет в «тоталитарщину», то вернемся мы к тому же разбитому корыту. Бездоказательно. Тем более, кроме нашего «совка» были и другие социализмы и каждый из них закончился иначе.

- Мы знаем, что в мире не одна страна, а множество, а события развиваются в рамках одной страны; этот момент кажется совсем неубедительным; более вероятным представляется, что разные государства так или иначе объединятся перед лицом общей смертельной опасности; пример из истории — объединение против Гитлеровской коалиции стран с самыми противоречивыми социальными системами.

- Книга антинаучна: два раза мы видим ученых — недоученых, судя по их поведению и результатам исследований (результаты отсутствуют, не удается раскрыть тайну ворот, хотя по тексту и никаких предположений по этому поводу не высказывается, результаты острого эсперимента заминаются прекращением апокалипсисов), оба раза в тексте звучит мессадж, что исследовательная деятельность бессмысленна, а сам апокалипсис — непознаваем; что низводит роман с уровня НФ сразу на уровень какого-то фэнтези.

- В подтверждение мессаджа непознаваемости говорит и финал романа: апокалипсис проходит сам собой и даже дальфины исчезают с лица земли. куда? по каким причинам? что с воротами?

- Неясно отношение сюжета романа с религией. Согласно сюжету — действие происходит в будущем земли, однако, мы не видим никаких следов христианства, хотя имеются разные секты и даже церкви, однако, идея человека-Спасителя вызывает у священнослужителей отторжение, Официальная церковь объявляет такие идеи сектантством («Позиция официальной Церкви тверда и однозначна: сектанты, проповедующие о так называемом спасителе, суть еретики и раскольники…»), — и это на фоне того, что сам сюжет прекращения апокалипсиса хорошо укладывается в образ спасителя, искупляющего грехи человечества, а цифра 33 (Андрей, будучи врачом, умирает в 33 года) — явная аллюзия на Христа; В будущем земли все эти идеи должны быть, по крайней мере, ИЗВЕСТНЫ, а Дяченки заставляют писателя Великова изобрести идею спасителя. Не для того ли христианство исключено из мира героев, чтобы с «вумным» видом туда ее придумать?

- В сюжете занято несколько десятков персонажей, большая часть из которых выполняет неясно какие функции; зачем нужен водолаз Саша? зачем писатель Великов? зачем Светка?

- В сложной архитектуре романа нет согласованности разных уровней: уровень Лиды, уровень города, уровень человечества, уровень дальфинов, уровень апокалипсиса; события разных уровней не запараллелены, сшиваются лоскутно, скачкообразно, не дополняя и не завершая друг друга. Например, экспедиция: а) обнаружены неоткрывшиеся ворота, б) дается намек на то, что все люди здесь были предатели, в) в тоталитарной системе Стужи тоже полно предателей -> ?, г) Лида обнаруживает странное свойство ворот, д) водолаз Саша пытается ее убить = Лидка психует, е) тут же разборки с мужем, его измены -> потеря девственности, ж) тут же отстрел Сашей дальфинов, «глаз», который Лидка запомнила навсегда -> где-то позже идеи о том, что дальфины — души съеденных глефами людей, з) в новой главе все эти намеки «забываются»

Общее впечатление от романа: сложная архитектурная конструкция из навешанных друг на дружку нестреляющих ружей, подрезанных до приобретения конструкцией формы идеального куба. Чисто, гладко, «вылизано», «профессионально», но вот по прочтении ничего особенно не вспоминается. Какой-то он перенасыщенный до пустоты:

- если я захочу почитать про самопожертвование ради спасения — почитаю Библию (книге по меньшей мере тысяча лет) или Чайку Джонатан Ливингстон (написана в 1970г);

- если захочу почитать, что люди умеют приспосабливаться к любым условиям или что люди по сути своей злы, эгоистичны — почитаю Достоевского (1821-1881).

А вот циклические апокалипсисы, вроде как придуманные авторами и хорошо придуманные, совсем не раскрыты. Например, тема объединения человечества перед лицом апокалипсиса. Объединение стран, темпы развития космической техники и бегство с планеты или выход на околоземную орбиту с целью обнаружить причину А. Встреча с Тем, кто надел этот «намордник» на чел-во. Опять вспоминаем историю: что дала гонка вооружений только двух стран — США и СССР за несколько десятков лет, а тут — глухо. Общество конца 90хх как подобие идеала, потому что с него все начинается и туда же возвращается в конце? Эксперимент социальный поставлен, эксперимент грандиозный, причем не только на Лидке, но и на других персонажах романа, а что он выявляет и зачем нужно было такой огород городить?

Также периодически возникает ощущение путаницы возрастов главной героини: если считать, что в первый апокалпсис ей было 15-16 лет и разница между двумя А. — 20 с лишком лет, то сразу после второго ей — 36-37, а перед третьим — 50-55, в тексте говорится — «за сорок» (когда она с Максимовым встречается), после третьего 56-57, а перед четвертым 70-75, учитывая условия, в которых люди обитают героиня какая-то уж слишком бойкая, разменявши седьмой десяток, опять же, Максимов к ней пробует вернуться. Пожалуй, роману бы помогло, если бы героиня была выведена этакой бессмертной метафорой, нестареющей и в конце превращающейся в кусок камня на берегу, но этого нет.

После первой главы слушалось крайне тяжело и нудно, несмотря на то, что начитано хорошо. Жаль потраченного времени.

Оценка: 6
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 мая 2011 г.

Было время, в конце девяностых — начале двухтысячных, когда я зачитывался литературой на паранормальную тематику. То есть это были инопланетяне, снежные люди, круги на полях, экстрасенсы и прочее извороты человеческого разума. И, конечно, конец света, зловещие предсказания Нострадамуса, Ванги, менее известных «пророков» — без апокалипсиса никуда. Прекрасно помню статьи, чьи авторы пылкими словами пересказывали нам, простым людям, предостережения пришельцев, святых и даже домашних животных; помню то, как Судный День постепенно, месяц за месяцем, отодвигался все дальше и дальше – середина 98-ого, декабрь 98-го, май 99-ого, 2000-й (о, этот страшный миллениум!), 2001-й. Впрочем, и отвлеченный от сверхъестественного человек так же прекрасно помнит все эти разговоры из телевизионных передач и статей в, казалось бы, даже серьезных изданиях. И вот сейчас, спустя десять лет, пытаюсь вспомнить себя того, из прошлого, и представить, как бы я отнесся тогда к «Армагед-дому». Скорее всего, многое просто бы из романа прошло мимо меня. Наверное, все внимание обратил бы только на череду апокалипсисов, которые происходя во «вселенной» романа. А потом бы долго рассказывал родителям и друзьям, что нас ожидает в скором времени: немыслящие толпы народа, смерти, разруха. Забавно.

Хорошо, что сегодня на «Армагед-дом» я могу взглянуть трезвым взглядом. Хорошая книга. Очень интересный социальный эксперимент. Очень интересная модель мира, где апокалипсис происходит каждые двадцать лет с небольшим уже в течение нескольких столетий. Очень интересно наблюдать за тем, как живет человеческое общество в таких сложных и необычных условиях. Не живет, выживает – так правильнее. Сродни обитателям засушливой местности: по-быстрому подняться в дождливый период, расцвести, оставить потомство, а после «закуклиться», чтобы после засухи все начать сначала. Все процессы в этом мире ускорены, всего за двадцать лет может изменить социальный строй, поменяться правительство в стране; возникнуть новые Идеи в обществе, чтобы потом через несколько лет забыться и уйти из памяти. Все кипит, бурлит… и при этом остается на одном месте, сложно продвинуться далеко вперед, когда раз за разом движение приходится начинать заново. Тут Дяченко надо сказать спасибо за то, что они не ограничились только одним периодом благополучия, а провели своих героев через несколько мрыг (так в книге называют катастрофы), благодаря чему можно показать жизнь этого мира более подробно, с большим количеством мелких нюансов.

Очень интересны персонажи. Самая сильная сторона «Армагед-дома». Впрочем, у Дяченко редкая книга (я припоминаю только одну) обходится без этого, так что об этом можно даже и не говорить. Я каждый раз удивляюсь, как Марина и Сергей умудряются совместить свои необычные фантастические допущения с такими жизненными героями, словно вот взяли твоего соседа и запихнули в свою книгу. Так бросишь взгляд, вроде бы все и просто, банально: забота матери о своем сыне, переживания молодой девушки — ну, что здесь особенного, удивительного? Чего мы не видели? А вот в целом картина получается просто потрясающая. Вот и Лидка из «Армагед-дома» меня вновь удивила. Эта книга – история ее жизни, начиная с подросткового возраста и заканчивая глубокой старостью. Неоднозначный человек, сложный. Отношение к нему у меня не раз менялось, от презрения к уважению, от злости до понимания. Это хорошо.

Много в «Армагед-доме» интересного, есть за что похвалить, но в тоже время возникает и ряд вопросов, причем достаточно серьезных, обойти их стороной при всем желании вряд ли получится. Вот по мнению авторов общество, оказавшись в таких условиях повторяющегося апокалипсиса, не сможет развиваться в научном плане. У него для этого не будет просто ни сил, ни возможностей. Тем не менее после каждой мрыги страна, о которой идет речь в романе, воссоздает себя буквально за пару лет. Почти сразу же начинают работать фабрики-заводы, воссоздается структура власти, работают предприятия. Почему же тоже самое не происходит с наукой? Почему генетика, о которой зашла речь ближе к концу романа, оказывается в стагнации? Научные лаборатории с университетами не могут пережить катастрофу? Так почему же тогда прочая инфраструктура остается на том уровне, что позволяет по-быстрому вернуть ее в строй? Допустим, проблема в людях, специалистах. Но для этого ведь есть «условное время». И что это за странная всепланетная ужасающая катастрофа, которая уничтожила бы все живое, если бы не Врата, но при этом оставляет в целости и сохранности многие дома? Почему человечество не озаботилось решением проблем с мрыгой? Изучают, наблюдают, но не решают. Космос, подземные укрепления, бункеры – много способов можно изобрести, если поразмышлять. А ведь в «Армагед-доме» нам рассказывают аж о пятом десятке циклов, то есть со времени первой катастрофы прошло больше тысячи (!) лет. И что? И ничего. Тишина…

К сожалению, все перечисленное в предыдущем абзаце это только одно из. Если присмотреться повнимательнее, то можно найти и еще целую прорву вопросов. Но книга все-таки хорошая, да. Стоит прочесть.

Оценка: 7
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 июля 2010 г.

Сразу и откровенно скажу: как-то «не зацепило» меня. Вернее зацепило, но не совсем так… То есть – совсем не так.

В общем, давайте по порядку.

Самоё фантастическое допущение, лежащее в основе книги, эскузи муа за тавтологию, крайне фантастично. Поэтому принимать близко к сердцу описываемый мир может только очень экзальтированная личность. Зато, какое же удовольствие я получал от самого процесса чтения-прослушивания.

Давненько не было у меня ничего подобного. Писательский талант украинских супругов-фантастов просто как квашня пёр со страниц книги. Тщательно и умело прописанные реалии книжного мира, сцены, многочисленные персонажи и их непростые взаимоотношения…

Впрочем, где-то с половины романа я начал подозревать, а на 2/3 — убедился с вероятностью 99,9%, что проблемы, стоящие перед Лидкой меня почти не задевают. После того, как 20 лет назад я прочитал «Унесенных ветром» и «Поющих в терновнике», меня крайне мало интересуют похождения, терзания и страдания дамочек, глубоко зацикленных исключительно на своём «необыкновенно оригинальном», а на самом деле — совершенно банальном (тому, кто понимает, о чём я говорю) внутреннем мире. Даже титанические усилия, прилагаемые Лидкой к гарантированному спасению сына – всего лишь результат внезапно, на старости лет, проснувшихся материнских чувств, по-прежнему крайне эгоистичных по своей сути. Они возведены в абсолют и подняты на пьедестал.

И что, в «Армагед-Доме» ничего кроме этого нет? Есть, конечно. Много чего там есть.

Масса линий для развития интереснейших конфликтных ситуаций: научно-исследовательские организации, превратившиеся в мощные спецслужбы, политтехнологии и психология толпы, космогония «ворот» и т.д., и т.п. А сколько было разбросано по тексту намёков, что линия дальфинов выльется во что-то неординарное? И что в результате из всего этого мы имеем в сухом остатке?

Ни-че-го!!! Пшик…

Создав столь проработанную, совершенно неординарную Вселенную, слить всё это единственно — в психологические проблемы самовлюблённой стареющей девицы со слабо подкреплёнными амбициями?

Нет, я не требую немедленного обоснования физических принципов функционирования ворот, обнаружения источников периодических планетарных катаклизмов, а также обязательное, немедленное, срочное и героическое их устранение… Это как раз было бы слишком дешёво и сердито. А вот нетривиальная, яркая и эффектная концовка могла бы решительно изменить уже вполне сформировавшееся у меня отношение к произведению. Но вместо этого я увидел якобы многозначительную, а на самом деле – бессильную – открытость финала, поставившую жирный крест на всех моих надеждах…

Дослушивал аудиокнигу, почти заставляя себя, подспудно ожидая провала.

«Предчувствия его не обманули» (с)

Если считать успехом, что книга не оставила меня равнодушным, то достигнутый результат можно считать вполне успешным. Хотя самым сильным чувством, овладевшим мной после того, как закончилась последняя дорожка аудиозаписи, была обида на авторов. Почти злость.

Как же так, а?

Отзыв — часть обзора, размещённого в АК http://fantlab.ru/blogarticle10393

Оценка: 6
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 января 2007 г.

«Однажды я свернул с дороги к океану – и с тех пор тянутся передо мной глухие окольные тропы…» Все пятьсот страниц романа укладываются без остатка в эту цитату из Стругацких. В молодости перед героиней стоял выбор: семья или наука, и она поступила неправильно. А все последующие неприятности, её метания-скитания от одного мужика к другому – последствия того неправильного шага. И оценить эту Лидку можно только на бррррррр… Неужели это и есть героиня нашего времени?

Еще удивило, что все второстепенные герои у авторов называются Яна и Тимур. На слух все они воспринимаются одинаково, и сложно разобраться, кто есть кто :insane:

В целом же книга скорее не понравилась. Долго, нудно, антинаучно. Уделено столько внимания проблемам этой дамочки – а нужно ли оно? Одно радует: понятно без объяснений, чем всё кончилось.

Оценка: 5
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 февраля 2012 г.

С одной стороны стразу бросается в глаза мир, созданный авторами: мир, постоянно подвергающейся регулярным апокалипсисам («мрыгам» по местному).

Но, к превеликому сожалению, как это обычно бывает у Дяченко, идея мира есть, а вот исполнение этой идеи — аховое. Как и в предыдущих книгах, авторы смогли отлично отразить внутренний мир героев, создать более-менее упорядоченную социальную структуру общества, но вот что касается выполнение чисто физических законов, тот тут точно полная мрыга. Итак — данный мир подвержен регулярным апокалипсисам, которые выражаются в землетрясениях, извержениях вулканов, выходом ядовитых газов, метеоритными дождями, наводнениями ну и прочими катаклизмами и страстями. Авторы довольно точно отобразили, что происходит с социумом, но, при этом, абсолютно оставили «за бортом» бренный материальный мир. А именно: что происходит с полезными, в особенности горючими, ископаемыми (углем, нефтью), плодородностью почв, растительным миров, да и вообще материальными носителями (инфраструктурой городов — водопроводом, канализацией, газом и прочим прелестям цивилизации). Если о зданиях авторы еще как-то туманно говорят, что мол часть остается, то с остальным полный молчок. Ну, продовольствием еще можно запастись на полгода, но вот на чем выращивать следующие урожаи? Где и как добывать сталь, на чем ее плавить? Что становиться с заводами и цехами? Авторы только вскользь упоминают о вооружении и атомных станциях. А откуда все берется остальное: метал, стройматериалы, горючее- история умалчивает.

Одним словом мир крайне условен, приходится закрывать глаза на многие огрехи авторов (о причинах возникновения апокалипсисов, почему все (метеоритные дожди, землетрясения, вулканы и прочее) происходит одновременно, я рассуждать не буду, пусть это будет авторская идея.

Еще пару слов хотелось бы сказать о ГО (гражданской обороне). Прочитай все это какой-нибудь японец, он сделал бы себе сразу харакири под печальные звуки гонга рядом с цветущей сакурой. Общество постоянно живет в страхе перед катаклизмом, но принимает его с инфантильной обреченностью. Никакой подготовки.

Зато сколько крика об условленном времени и прочих вещах. Все это напоминает заголовки бульварной прессы, пытающейся сделать хоть какой-нибудь скандальчик, пусть и на ровном месте. Нет, все рассматривается с точки зрения подросткового абсолютизма, типа все равны, всем надо все поровну, в не зависимости от того, кто сколько сделал.

Что же касается главной героини — Лидка (почему-то большинство имен с суффиксом -ка) почти полностью «слизана» с неудачницы Лены из романа тех же авторов Ключ от Королевства. Все такая же неуверенная в себе, постоянно плачущая, с кучей комплексов, но, о чудо, проявляющая твердость характера. К тому же, несмотря на то, что роман описывает время от детства Лидии до ее старости, авторам так и не удалось, чтобы Лидка «повзрослела». Даже будучи уже в зрелом возрасте она демонстрирует ту же детскую непосредственность, как и в школе. По характеру, мотивации поступков она так и остается 14-летней девушкой весь роман...

Одним словом, мир, как обычно, у Дяченко не удался вообще, хотя идея была хорошая. Социальный аспект кое-как прописан, хотя проблемы, освещаемые автором сильно притянуты «за уши». Да и сам роман затянут ненужными подробностями, его бы сократить раза в полтора.

Оценка: 6
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 ноября 2008 г.

Роман начинается жестко и буднично, как сводка ЧП из местной газеты: участник телешоу назвал в прямом эфире дату Армагеддона и устроил публичное самосожжение.

Поначалу кажется, что апокалипсис разразится в конце. Но время летит стремительно — он начнется уже через несколько десятков страниц. А жизнь продолжится... Дело в том, что в мире «Армагед-дома» апокалипсис стал обычным явлением — каждые двадцать лет на Земле гибнет все живое. Единственная возможность спастись — это переждать апокалипсис в загадочных Воротах, появляющихся неведомо откуда в разгар катастрофы. Уцелевшие возрождают цивилизацию, до следующего раза. Будто бы кто-то — то ли всемогущие инопланетяне, то ли сам Господь Бог — решил надеть намордник на нашу цивилизацию.

Это роман воспитания — но не отдельной личности, а всего общества в целом — где люди постепенно теряют свои лучшие качества и превращаются в эгоистов, готовых на все — только бы угодить в число счастливчиков, подлежащих первоочередной эвакуации.

«Армагед-дом» — книга, жуткая и притягательная одновременно. Книга, от которой не хочется отрываться, в которой все узнаваемо и знакомо. Но закрываешь последнюю страницу — и задаешься вдруг вопросом. А не живем ли мы в мире «Армагед-дома»?

Рекомендуется всем, кто предпочитает фантастику, затрагивающую серьезные нравственные проблемы.

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 июля 2015 г.

Роман «Армагед-дом» у людей вызывает самую разнообразную реакцию — от неуёмного восторга до презрения. Впрочем, внимание он привлекает — видимо, своей очень своеобразной помесью между фантастикой и БЛ. Нестандартная идея, плохо замаскированная наша с вами родина, беды и чаяния нашего, русского человека — так Дяченки поиграли на струнах душ наших людей. В романе есть Тайны — которые читателю очень интересно разгадывать вместе с протагонистом — Лидочкой Сотовой. Для меня же их роман стал своеобразным кладбищем неосуществлённых идей. Как это?

Это могла бы быть потрясающая социальная фантастика. Что? Да нет, ребята, это совсем не социалка, её Дяченки писать не умеют, доказано чуть позже ещё и «Мигрантом». Что может быть интереснее — общество, живущее 20 лет от конца света к концу света, подчинённое определённому ритму развития и динамики. Кое-какие намёки к этому есть. Тоталитарное правление генерала Стужи, с всевластием ГО, циклы рождаемости, вполне биологически обоснованы... Но это вовсе не полноценное размышление над природой человеческой организацией. Под слегка припудренным лоском «спецэффектов» проглядывает наша действительность разлива годов 90-х. Роман писался во вполне конкретной среде, которая целиком вплелась в текст, так и не создав видимости мимоходного анализа общества, как это было, например, у Ле Гуин. Не вышло.

Это могла бы быть прекрасная притча. Религиозная, мистическая — не важно. Регулярный Армагеддон, очищающий человечество от шлака, ждущий его обновления и очищения, улучшения, наконец... Ворота как Дар Бога, или иных сил, неподвластных и малопонятных человеку. Размышления о пути человека в будущее, о Рае и Аде, логичное развитие библейских аллюзий, и эффектный финальный аккорд, неважно, с каким исходом... намёки на это есть, очень невнятные, скользкие... Не вышло.

Это могла бы быть НФ. Что, впрочем, потребовало бы иного конструирования мира. Про веристичность регулярных Апокалипсисов уже много писали и без меня. Про состояние почв и промышленности, про инфраструктуру и городскую застройку. Ворота как олицетворение мощи инопланетных сил, ограничивающих агрессивное и жестокое человечество от поступательного развития... Не вышло.

Все задумки пошли прахом. Остались фоном, всего навсего фоном для иллюстрации человеческой жизни. То, что у Дяченок получается лучше всего. Отдельный человек. Обычный. Противоречивый и непостоянный, с диким мировоззрением и ещё более дикими стремлениями. Лидка Сотова — девочка, девушка, женщина, старуха — человек, к которому сложно испытывать симпатию. И сложно испытывать в её отношении гнев. Высокомерная стерва, безнадёжная и жестокая эгоистка, буквально идущая по головам, к своим малопонятным даже ей самой целям. И в тоже время — несчастное одинокое существо, нежная любовница и любящая мать. Лида Сотова действительно чем-то напоминает обычного человека, жителя нашей родины — малологичное и противоречивое существо... Рвущееся на своих эмоциях в самые разные стороны, оставаясь в чём — то юной девушкой — максималисткой, в чём — то — умудрённой жизнью женщиной. Вместе с читателями она постигает мир, в котором живёт... Для чего? Для того, чтобы понять, что свершения в её жизни, все — мимолётны и бесполезны, и прожита она только потому, что прожита. Большая часть Тайн, которые манили и Лиду, и читателя её судьбы, так и остались Тайнами — за семью печатями. Из одних Лидка просто выросла. Другие просто перестали интересовать. Они не нужны ей для жизни. И она не ищет на них ответы. Зачем? Своих забот хватает...

Жизнь человека... не маленько, а, грубого говоря, «выше среднего». Просто жизнь — на фоне великих — обыденных потрясений повседневности. Стоило ли для этого создавать такой интересный антураж, наводнять роман намёками и зацепками на многие интересные вопросы? Не знаю. Роман пропитан тоской и унынием, свойственным нашей прозе — а я больше всего тоскую по нереализованным идеям этой вещи. Но остаётся во мне место, которое тоскует по юной максималистке Лидочке Сотовой, эгоистичной, злой, но так и не нашедшей себя в этом жутком мире, и этот личный, тихий Армагеддон даже страшнее всех землетрясений и вулканов планеты. Девочка Лидка, ещё живущая в этой разваливающейся старухе... Такое чувство, будто я знаю её — всю свою жизнь...

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 мая 2010 г.

Роман я слушал. А это несколько отличается от привычного бумажного чтения. Отдельное спасибо человеку, с любовью озвучившему текст.

А теперь по содержанию.

Впечатляющий социальный эксперимент, на фоне которого показана жизнь главной героини. И как в обычной (не придуманной, нашей с вами) жизни, в ней есть линии, приведшие в никуда, есть радости, горе, любовь и разлука. Стремления, победы и крахи. И человеческая усталость.

Данную вещь, слава богу, нельзя отнести к научной фантастике, но предпосылки имеются. Причины апокалипсисов так и не раскрыты, хотя главная героиня и посвятила этому какую-то часть своей жизни. Да знать причины и не нужно. Это не главное в романе.

Главное — как обстоятельства и устройство собственной жизни способны нас изменить? На что мы готовы, какие апокалипсисы можем сами сотворить, дабы достигнуть желаемой цели? Скольких надо оттолкнуть, чтобы выжить самим? И сможем ли мы сами, хватит ли у нас благородства оттолкнуть самого себя, чтобы выжили другие?

Невнятная мысль об избранности Андрея, сына гг, так и осталась невнятной, не сделав роман дешевым. Вопросы так и останутся риторическими. Ответы на них должен определить каждый сам для себя. И никто другой.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 апреля 2012 г.

Ну вот не смог промолчать. А может и следовало, ибо «мысль высказанная есть ложь». Но — не получилось. В основном из-за последнего (перед моим) отзыва. С автором которого я, при всем уважении, в корне не согласен. Почему? А потому, что мой друг -режиссер Дима Орлов (зихроно ле браха) постоянно мне говорил одно и то же: «Не считайте патроны в вестерне». Я с ним спорил... пока он был жив. А теперь не спорю. Потому что он меня убедил.

Так вот. Белковые молекулы в организмах космонавтов, летящих с околосветовой скоростью, по идее, должны сломаться. Ведь из-за релятивистских эффектов масса молекулы возрастает многократно! И что, этот факт зачеркивает чудесные рассказы Стругацких о Быкове и Горбовском, о других звездолетчиках? Ничего подобного. Мне, как читателю, глубоко до лампы — что случиться при нуль-переходе, при изменении размерности пространства и его физических свойств. Потому что меня в первую очередь интересует не достоверность научных фактов (для этого есть учебники), а достоверность персонажей. Правда их характеров и их поступков в описанных автором условиях. Именно герои заставляют меня волноваться, радоваться, плакать, возмущаться... и именно ради героев я читаю фантастику, да и другую литературу. Если при этом у автора безукоризненно и логично прописан мир, это приятный бонус. Но не более. Я — человек. И мне прежде всего интересны — люди. И будь хоть тысячу раз точно описан в научной литературе какой-нибудь синхрофазотрон, он мне будет глубоко до лампочки, пока я не посмотрю «Девять дней одного года». Пока кишками не прочувствую трагизм и героизм тех, что работает на этой здоровенной дуре. И Дьяченки как раз идеально умеют выписывать своих героев. В них веришь. Принимаешь со всеми их достоинствами и недостатками. В жутком, нелогичном, вывернутом тыщу раз наизнанку мире Армагеддома живут и страдают, борются и любят живые люди. И их боль — моя боль. Их горе — мое. И их надежда — моя. Поэтому я ставлю этой книге высший балл. Потому что лепить по своему образу и подобию живых людей умеют только боги.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 декабря 2009 г.

Книга понравилась замыслом, идеей, но если честно реализация как-то не понравилась. Идея такого мира неправдопобдна по многим параметрам. Общество при таком частом апокалипсисе не могло бы восстанавливаться и это ясно. Поэтому ненаучность — это первая моя, но не главная претензия, так как авторов мы знаем интересуют совсем другие вещи, нежели вопросы науки.

Второе и наверно самое главное, что не понравилось — история женщины, стервы, феминистки (каждый выберет свое). Книга буквально напоминает в этом аспекте «Как закалялась сталь». Гвозди бы делать из таких людей. Эта смена партнеров, эта любовь детства, это замужество, эта связь со школьником и тяжба с желтой прессой. Все это меня очень измотало.

Понятно, что Дяченко хотели написать истрию жизни женщины в условиях, а мне бы хотелось бы меньше женщины и больше условий. В остальном претензий никаких, авторы как всегда выбрали очень интересную тему, своеобразно ее развили, книгу буквально проглотил, как в общем-то все из творчества любимых писателей.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 июня 2009 г.

«...Человечество, спешащее к «Воротам», подобно амебе. Простейшему существу. Реализуя инстинкт самосохранения, оно реагирует только на элементарные раздражители. Даже если кто-то сумеет сохранить в этой толпе трезвую голову и человеческий облик – он все равно не сможет ничего изменить, оставаясь в подавленном меньшинстве, подавленном и придавленном. Самое гуманное, что может сделать этот смельчак, — дать затоптать себя, чтобы самому не топтать других…»

Рысюк, а это именно его слова, оказался прав. Толпа – это сила, которой нельзя противостоять. Образовавшаяся из сходных или идентичных эмоций и импульсов, вызванных одним и тем же стимулом, толпа не обладает установленными организационными нормами, она не знает никаких моральных норм. В толпе проявляется примитивные, но сильные импульсы и эмоции, не сдерживаемые никакими этическими или организационными нормами. Один человек не способен противостоять толпе. Для этого ему нужно оружие сильнее – такая же толпа. Такая же неудержимая, управляемая только желанием и целью.

Я не знаю как, но авторы смогли создать такую атмосферу, что я даже поверил в этот нереальный, несуществующий мир. Я смог почувствовать все то, что чувствовала Лида.

Сначала я не мог понять Лидиных поступков. А потом осознал. Я не знаю, как это описать словами. Это нужно прочесть и понять. Вы уж меня простите.

Этот роман напомнил мне знаменитый фильм «День сурка». В книге все повторяется точно так же. Только если там изо дня в день, то тут от цикла к циклу. Апокалипсис. Восстановление разрушенного и потерянного. Снова Апокалипсис... И снова восстановление…

Все-таки не зря Армагед-дом является одним из сильнейших произведений данных авторов. Браво!

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 апреля 2015 г.

Читала и думала: «Боже, как в тему, как же в тему...». Так у нас всё в стране и есть — Апокалипсис каждые 20 лет.

Книга однозначно стоит прочтения и оставляет с памяти четкий такой отпечаток. Главная героиня — так называемый сложный персонаж. Прописана очень хорошо со всеми завихрениями, достоинствами и недостатками. В общем, очень живой персонаж, который просто просится во всякие школьные сочинения для обсуждения ее личности.

Достоинства книги: интересная, свежая — как по мне — идея; живые сложные персонажи; заставляет задуматься о жизни, посмотреть на нее под другим углом; легко и интересно читается.

Основной недостаток: очень смазанное окончание. Но оно, тем не менее, есть. То есть авторы не оставляют нас теряться догадках, но и какой-то продуманности нет.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 марта 2013 г.

Не смог дочитать из-за главной героини.

Страдания её не вызывают никакого желания сопереживать. Лично меня доканал момент, когда

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
бедную, несчастную заставляют в полевых условиях — О БОЖЕ!!!111 — чистить картошку!

ПОДЛЕЦЫ!!!

Мир не продуман. Люди за века давно должны были максимально приспособиться к регулярным концам света. А этого и в помине нет. Есть только социальная составляющая — но нет материальной.

Оценка: 5
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 июля 2011 г.

Не знаю, как это описать нормально. Но для меня это одна из самых «не моих» книг.

Словно езда по бездорожью.

Вроде бы очень глубокая задумка, не плохая линия.

Но чего-то не хватает на каждом этапе.

И, самое главное, где-то ближе к середине перестаешь сочувствовать, а просто наблюдаешь.

Не переживаешь — просто интересно, чем закончится.

Для меня это показатель. Вернее не хороший показатель.

Такую низкую оценку я ставлю сугубо субъективно.

Оценка: 5


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу