FantLab ru

Все отзывы на произведения Александра Чаянова

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Александр Чаянов «Венедиктов, или Достопамятные события жизни моей»

yemets, 6 января 2014 г. 19:44

Читал этот рассказ в журнале «Смена» , и время от времени с удовольствием перечитываю. Написано в стиле литературы девятнадцатого столетия, очень удачно. Во многом этот рассказ предвосхитил Булгаковского «Мастера» , данная книга даже стояла у Булгакова на книжной полке. Судьба же Чаянова трагична, он стал жертвой репрессий и был расстрелян в 37-м году по «делу Трудовой крестьянской партии». Реабилитировали его только спустя пол-века.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Александр Чаянов «Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии»

мрачный маргинал, 18 января 2013 г. 14:03

В 1920-е, когда суровая партийно-государственная цензура ещё не успела обуздать вольный полёт воображения, строились проекты превращения СССР в один сплошной город-сад, цветущий на сети шоссейных магистралей. Сторонники подобных реконструкций назывались дезурбанистами. Ими предлагалось сохранить крупнейшие города музеями старого быта, а взамен создать современную дезурбанистику. Вот таким дезурбанистом наверняка был и Чаянов. Его взгляды резко разошлись с мнением тех, кто готовил реальную коллективизацию. Все альтернативные проекты, даже и беллетристические, отбрасывались. На создание критической массы позитивных утопий времени просто не хватило. Зато действительную антиутопию построили.

А редкостная, созданная Чаяновым «крестьянская эвтопия», где труженики крестьянской державы овладели даже управлением погодой, осталась памятником времени. И — монументом её создателю.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Александр Чаянов «Венедиктов, или Достопамятные события жизни моей»

Че, 30 декабря 2010 г. 16:19

Чаянова часто называют предшественником Булгакова, иногда — Акунина, имея в виду стилизацию под прозу XIX века. Действительно, когда читаешь повесть, создается полное впечатление, что ее автор — современник Пушкина, Марлинского и Одоевского. Удивительно другое: как такой образчик готической прозы мог быть создан в начале 20-х гг XX в. Время располагало к совсем другим жанрам. Но, с другой стороны, кто мог ожидать появления «Мастера и Маргариты»? Словом, сюжет, в основе которого лежит игра с Князем мира сего на человеческие души, не может не вызвать горячую симпатию любого любителя готики.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Александр Чаянов «Необычайные, но истинные приключения графа Фёдора Михайловича Бутурлина, описанные по семейным преданиям московским ботаником Х. и иллюстрированные фитопатологом У.»

Vlad lev, 8 июня 2013 г. 16:02

Интересное произведение, хоть местами и достаточно наивное: например избавление от проклятия обращения женщины в русалку (своеобразное наказание из-за извращённо-гурманства) «освящённой» водой.

Однако для отечественной мистической литературы довольно неплохое.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Александр Чаянов «Возможное будущее сельского хозяйства»

мрачный маргинал, 18 января 2013 г. 13:43

После чтения избранных текстов выдающегося российского аграрного деятеля возникает странное ощущение: а не реализован ли в 20 веке по отношению к России некий крипто-сценарий? В огромной стране СССР старательно истреблялись все специалисты в области биологии и сельского хозяйства, чьи идеи, знания и опыт могли бы р е а л ь н о привести в итоге к изобилию продовольствия. Исчезли Вавилов, Чаянов... Уцелел Лысенко. А полу-голодная страна с атомным арсеналом — обречена. Что мы и пронаблюдали в девяностые с развалом Советского Союза.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Александр Чаянов «Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии»

god54, 24 марта 13:14

Не являюсь любителем такого рода произведений, которые максимально далеки от литературы, а являются выразителями политических и философских устремлений того или иного непрофессионального «литература». Возможно в момент публикации, это и было интересны, так как люди всегда пытаются представить свое будущее. Исключение составляет нонешнее время, когда мы уже не ждём ничего хорошего от будущего, а порой вообще мечтаем вернуться в прошлое, ибо куда и как двигаться дальше никто не знает и не зовет вперед к победе... С высоты сегодня предложения автора не вызывают ничего кроме сожаления. Одним словом историкам фантастики.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Александр Чаянов «Венедиктов, или Достопамятные события жизни моей»

Pupsjara, 9 августа 2011 г. 11:15

Читал этот рассказ в антологии «Он появился...» вместе с блистательным «Мастером и Маргаритой» и при прочтении невольно сравнивал эти произведения. И сравнение конечно не в пользу рассказа Чаянова, после «Мастера и Маргариты» этот рассказ кажется какой-то ученической работой, невнятный и несвязный сюжет, очень скучное, неинтересное повествование, кажется анахронизмом из начала XIX века. Понравилось только посещение одного из главных героев рассказа английского клуба сатанистов, вот это сделано на высоком уровне. Рекомендую только любителям досоветской мистической прозы, для остальных рассказ безнадежно устарел.

Оценка: 5
–  [  8  ]  +

Александр Чаянов «Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии»

Sawwin, 19 марта 2010 г. 05:35

Верю, что Александр Чаянов был крупным учёным-экономистом, но как писатель он явно не состоялся. Как и всякая другая утопия, картина, нарисованная Чаяновым на редкость отвратительна, да, к тому же и нарисована она неважно. Перед нами якобы крестьянская утопия, но всё действие происходит в Москве. В качестве утопиии видим множество мануфактурного товара (а кто же его делает-то?) и много отличного шоколада. Читаем рассуждения о живописи, видим войну с Германией, которую мужицкая страна одерживает даже не малой кровью могучим ударом, а и вовсе бескровно, за счёт управления погодой. То, что смерчи, уничтожившие германский вермахт должны были сносить те самые сельские хозяйства, о которых печётся автор, в голову ему не приходит. А до этого героя возят по Москве, показывают всевозможные здания, кругом фланирует гуляющая публика, бегают продавцы газет и сбитня, и всё это считается крестьянской утопией. А где же крестьяне? Массы, видимо, на полях, до изображения их жизни Чаянов не снисходит. Зато сообщает, что в качестве контрибуции с побеждённой Германии Совнарком избрал несколько десятков полотен Боттичелли, Доменико и т.д. А мужику оно надо? Он, что, этого Боттичелли в хлеву повесит? Но нет, крестьянин в повести так и не появляется, нам рассказывают о музеях, увеселениях городского жителя, а сельские мотивы ограничиваются ватрушками, которыми главного героя потчуют в Архангельском, и высокими грудями дамы-экскурсовода.

То есть, утопия остаётся утопией: она нежизненна и глупа. Следует отметить, что шоколад и ватрушки для избранных были во все времена. И при чём тут селяне? То есть, подразумевается, что они где-то есть и счастливы тем, что могут ублажать барина. А кто ещё, как не барин, уважаемый наш рассказчик? Не утопию он пишет, а нечто среднее между сном Обломова и мечтами Манилова.

Зато Чаянов сообщает, как именно было достигнуто сие благолепие. А было оно достигнуто военной силой. Крестьянские пулемёты работали не хуже пролетарских, рабочий класс железной рукой был приведён к покорности, после чего все немедленно возликовали. То есть, видим ту же самую идею классовой борьбы, которая никогда не приводила ни к чему, кроме массовой бойни.

Не верю ни единому слову великого экономиста. Забавно, что действие чаяновской утопии происходит всё в том же многострадальном 1984 году. Единственный факт, показавшийся мне интересным. Всё остальное скучно, глупо, отвратно.

Оценка: 3
–  [  7  ]  +

Александр Чаянов «Венецианское зеркало, или Диковинные похождения стеклянного человека»

Sawwin, 1 мая 2010 г. 14:34

Отвратительнейшее сочинение. По жанру это бульварный роман, с непременным изображением аристократического быта, как его понимает мещанин, ничего об этом быте не знающий. По сюжету -- беспомощные перепевы мистической повести. После андерсоновской «Тени» читать такое просто стыдно. Качество исполнения прескверное. Пошлость вздымается валами и зашкаливает все мыслимые пределы. «Нечеловеческим напряжением воли в последний момент у самого края бездны...» -- это ж какая степень безвкусицы должна быть у автора, способного нагромоздить подобные словосочетания? А восемь строк спустя, господин Чаянов вновь принимается живописать: «Нечеловеческим порывом он схватился за горло стеклянного человека...» Именно так, подошёл и схватился за чужое горло. Разумеется, нечеловеческим порывом. И ведь написана эта пошлятина в 1922 году. Время, когда творили Грин и Булгаков, Куприн и Брюсов, Бунин и Алексей Толстой. А рядом с ними, столь бездарная поделка... Скучно на этом свете, господа.

Оценка: 2
–  [  4  ]  +

Александр Чаянов «Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии»

shna303, 15 апреля 2013 г. 12:58

«Промелькнувшие столетия ничего не изменили в деревенских сластях \...\ Мальчишки свистали, как в доброе старое время, в глиняных золочёных петушков \...\ Двухрядная гармоника наигрывала польку с ходом». Никакого прогресса в деревенском государстве. Где айпеды и мп-3 плееры? Ну хотя бы магнитофон или телевизор? Кому нужен паноптикум в век кинотеатров?

Оценка: нет
–  [  0  ]  +

Александр Чаянов «Юлия, или Встречи под Новодевичьим»

Vlad lev, 8 июня 2013 г. 16:18

Написано в модном для начала 20 века жанре — псевдо-дневниковых записей. Нельзя сказать, что особо увлекательна, но и не особо занудна. В настоящее время, несмотря на присущую жанровую нагнетательность из-за некоторые фрагменты достаточно двусмыслены

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
» «Слыхали ли вы, молодой человек, как в Филях прошлым летом один из курильщиков табака был взят живым на небо?»

На мой отрицательный ответ старик придвинулся ко мне поближе и рассказал удивительную историю. По его словам, в начале прошлого лета неизвестно откуда приехал в Фили какой-то не то француз, не то немец и снял у Феогностова домик на пригорке по дороге к Мазилову.

«Ничего себе, хороший немец, тихий... Только что начали за ним наблюдение иметь; сначала, значит, мальчишки, а потом, когда всякие художества за ним обнаружились, и настоящий народ».

«...настоящий народ» прозвучало у меня в ушах низким фальцетом, и я чуть не упал от неожиданности на пол, передо мной на стуле сидел, оживленно продолжая свой рассказ, уже не карла, а буфетчик из-за стойки. Его щеки в волнении рассказа надувались, золотая цепочка на жилете мерно покачивалась, а сзади, опираясь на спинку стула, стоял страшный биллиардщик, курил трубку и молчал.

Я не мог понять, как и когда произошла эта замена. Почему? Каким образом? В висках у меня стучало, а буфетчик, раскачиваясь, продолжал между тем свой рассказ.

«Стали примечать, что любил, значит, он, немец, в ясный безоблачный день, чтобы ему в садике посеред малинника чай собрали, и выходил он к чаю в синем халате и с трубкой. Садился это, значит, в кресло, набивал трубку табачищем и начинал из нее разные кольца и финтифлюшки из табачного дыма выдувать. Понатужится это немец, и, глядишь, из трубки дымище этот самый вылезает, словно как бы калач, али словно бутылка, али как бусы, а то и незнамо что... Вылезет и кругами ходит, растет, раздувается и вдруг потом прямо в небо облаком уходит и плывет себе, как настоящая божья тучка.

Посидит, бывало, этот немец за чаем часика два и все небо, сукин сын, испакостит. Все небо от евойных облаков рябью пойдет. А раз пропыхтел это он со своей трубкой целый день, и к вечеру из его проклятых туч даже дождь пошел, желтый, липкий, как сопля, и табачищем после этого дождя ото всякой лужи за версту несло... Только ему это даром не прошло... Уж очень много он из себя этих облаков-то повыдувал, нутро свое израсходовал, и в успенском посту, как раз в пятницу, поднялся это, значит, здоровый ветер, да как этого самого немца со стульчика-то сдунет, потому в нем веса-то никакого не осталось, да, как перышко, кверху и потянет. Немец руками и ногами болтыхается... Куда тут, подымает его все выше и выше... Народ собрался; хотели в набат ударить, да только отец Василий запретил святые церковные колокола по такому плохому делу сквернить и высказался, что «собаке и собачья смерть». Так, значит, и пропал немец-то в поднебесье». «

Оценка: нет
⇑ Наверх