FantLab ru

Все отзывы на произведения Аркадия и Бориса Стругацких

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Бедные злые люди»

MarchingCat, 16 октября 2016 г. 00:14

Странно воспринимается этот рассказ. Будь он опубликован до «Трудно быть богом», можно было бы уверенно говорить, что, мол, «вот из этого наброска и вырос великий роман» (почему-то в голове у меня «трудно быть богом» утвердился именно как роман, а не повесть)...

Впрочем, что это я... год написания тот же. Может, так оно и было на самом-то деле. Но ПОСЛЕ «трудно быть богом» рассказ выглядит крайне вторичным и ненужным. Ибо в повести всё уже было сказано.

Но это я так, мысли вслух. Если же рассказ взять чисто как самостоятельную единицу, без оглядки на легендарную повесть, то да — дюже хорошо. Мысль про трудности богов тут не вырисовывается, но ясно видно обычную шкурную человеческую натуру. Что ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным и всё такое прочее. На удивление ёмкий, при своей лаконичности, рассказ.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Испытание «СКИБР»

MarchingCat, 15 октября 2016 г. 23:41

Это для молодых я уже не молод. Но и у меня так сложилось, что сперва я читал более поздние вещи Стругацких (дай бог памяти, кажется, самое первое что я у них прочитал — это «подсунутый» мне отцом «Понедельник начинается в субботу»), и лишь потом — ранние. И точно помню, что вот этот рассказ был первым, где я увидел именно их стиль, фантастику Стругацких. Не в «извне», не в «шесть спичек» или что ещё, а именно в «испытании СКИБР». Почему? А вы перечитайте рассказ и скажите сами — а о чём он, собственно? В этом рассказе вся фантастическая составляющая — лишь фон для отображения момента в жизни персонажей рассказа. Подведение ГГ к моменту Выбора. Очень хорошо и очень ярко мы видим терзание Акимова и суровую горечь Быкова, уже не раз делавшего свой Выбор.

Могу ошибаться, но по-моему это первое фантастическое произведение Стругацких, в котором главное вовсе не фантастика....

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Испытание «СКИБР»

Shalalak, 15 октября 2016 г. 23:09

Только вдруг... Человече, опомнись!

Что поешь? Отдохни, ты устал!

Это патока, сладкая помесь!

Зал! Скажи, чтобы он перестал!

(с) В.Высоцкий «Певец у микрофона»

Рассказ этот существует в двух ипостасях. Первая из них была в одном из лучших советских «космических» сборников «Альфа Эридана». Назывался он «Испытание СКР». И основная фабула там строилась отнюдь не на описании испытаний роботов-разведчиков. То, что в «новом релизе» был заодно выкинут очень многозначительный эпизод с танком на минном поле в свете этого — вообще так, мелкая шалость.

А ведь он недвусмысленно показывал, что за искусственным интеллектом нисколько не заржавеет подчинить чужой разум и отправить его на смерть вместо себя.

Основная интрига старого рассказа была в том, что перед человеком во весь рост встал конфликт между долгом перед обществом и личным благом этого человека. Без всяких поблажек ему нужно было сделать выбор или-или. И рассказ показывал что это очень, ОЧЕНЬ сложно. Поставить же человека перед таким выбором — ничуть не легче. И поведение Быкова это прекрасно отразило.

А «новый релиз»...

«Сколько она весит?» Да, блин, офигеть какая огромная проблема! Сколько понадобится продовольствия лишнему члена экипажа, насколько возрастет нагрузка на системы жизнеобеспечения корабля, каковы будут переделки в конструкции, связанные с увеличением численности экипажа. Да никто в принципе этим не стал бы заморачиваться. Это фактически постройка нового звездолета. Попробуйте-ка запихнуть в тот же «Союз» четвертого космонавта... Ну а то, что предполагается отправить в межзвездную экспедицию человека, вообще никаким образом к звездолетчикам не относящегося, лишь на том основании что она жена «незаменимого» — это уже вишенка на торте.

Зачем такая переделка понадобилась авторам — я ХЗ (Хочу Знать :) ). По-видимому это началась эпоха дегероизации покорителей космоса. Потому что то же самое произошло с рассказом «Белый купол Алаида» — вариант под названием «Поражение» в той же манере «Все хорошо, прекрасная маркиза». Купол рушится мимо главгероя, все живы-здоровы и даже довольно упитаны. Живите спокойны, жуйте жвачку, никаких жертв в будущем не будет...

«Лунная радуга» Павлова была в этом плане намного жестче и честнее.

- Не отчаивайся. Мальчишкам всегда почему-то казалось, что ничего такого... героического им уже не достанется.

- А потом?

- Что потом?

- Ну... им всегда доставалось?

- Доставалось. Всегда. И еще как!..

Оценка: нет
–  [  2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Чрезвычайное происшествие»

MarchingCat, 15 октября 2016 г. 22:35

Очень линейно-простенько, некоторые моменты просто поразительно непродуманы, настолько, что навевают мысли об иронических нотках в повествовании.

Итак, почти все в экипаже простоваты и косноязычны. Один с мухой в кулаке бегает. У экипажей будущего что, никакого инструктажа профессионального, основ профессии в голову не вбивается? Живой организм там, где его быть не должно. Уже ЧП. А эти шутят, жизни радуются. Биолог странный какой-то. Про слюну бормочет. В дихлофосах мух искупать успел, а про воду только предполагает ходит. По существу высказался только после проведения обработки корабля. И тут не спишешь на время написания рассказа или государственный строй. Именно авторы почему-то так членов экипажа обрисовали.

Лишь капитан — Настоящий. С большой буквы Капитан. Безопасность превыше всего. Появилась проблема — мобилизовал всех — решил проблему. И вот решение проблемы — именно что красивое. Логичное, оптимальное, действенное. Единственно что в рассказе логичное и понятное.

Вообще, вот ещё бы чуток тональность текстовки изменить, и правда получился бы иронический рассказ. Образ мухи на это вообще сразу наталкивает. Ведь для обрисовки серьёзной проблемы и поиска её решения явно следовало бы запускать на корабль и внешне чужеродную форму жизни.

Во времена книжного голода, катастрофической нехватки произведений жанра, этот рассказ читался на ура. Благодаря отличному авторскому языку, хорошо прочитывается и сейчас, но уже восторгов не вызывает.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Забытый эксперимент»

MarchingCat, 15 октября 2016 г. 21:40

Помнится, ранее (ну десяток, другой, лет назад) при прочтении этого рассказа ощущение было простое — КЛАССНО. Но вот ведь как, избаловали нас сперва сами Стругацкие «Пикником на обочине», а затем прорва современных авторов с книжонками про всякие «зоны»... И теперь вот прочитал рассказ, и... чувствую, что чего-то нехватает. Слишком прост финал. Да что там, само наличие финала — уже не нравится )) Хочется, чтобы этот рассказ не заканчивался. Чтобы загадки Зоны изучали и изучали, как минимум с роман по объёму текста.

Это я и в шутку и всерьёз сказал. На самом деле, мне и раньше не очень нравилось, что рассказ так быстро заканчивается. Ибо ощущения Загадки, Тайны, ну просто захватывали. Очень любил этот рассказ. И сейчас перечитал с удовольствием.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Шесть спичек»

MarchingCat, 15 октября 2016 г. 19:22

Наитипичная фантастика соцлагеря. Почему? Весь менталитет целого поколения учёных в нём. Да и не только учёных, конечно же. Вот вспомните — в англо-американской фантастике как что-то не так с опытами, изобретениями — очередной Халк получается. Как открытие — безумный учёный с жаждой покорения мира. А у нас — опыты на себе во имя науки, жертва собой во благо всех. Очень показательно. И совершенно неважно, что за опыты, какая ситуация.

Сюжет сам по себе тоже хорош. Совершенно не отличаю нейроны от нейтринов и потому даже захотелось порыться в интернете — а были ли такие идеи и в реальной жизни.

Всегда любил этот рассказ. Помнится, подростком, начитавшись Даррелла, даже отдельным плюсом считал, что опыты учёный предпочёл проводить именно на себе, а не на животных...

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Извне»

MarchingCat, 15 октября 2016 г. 09:07

Пришло время снова перечитать наших Мэтров жанра.

Пусть данная повесть и из «ранних Стругацких», но читается очень приятно, ибо литературный язык и грамотность авторов во всей красе. Это без иронии. Отличные описания вплоть до эффекта присутствия. Живые персонажи, даже если нарисованы лишь несколькими мазками. Повторюсь, отличная читаемость текста.

Первый рассказ бонусом порадовал финалом. У америкосов «зона 51», но и наши военные не лыком шиты:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
стибрили найдёныша, и — молчок! )) что, кстати, гораздо правдоподобнее, чем публикация отчёта комиссии в финале повести

Что кажется важным — явных сюжетных притянутостей (пригодный для дыхания воздух во всём корабле, явно одинаковый для всего зоопарка и т.п.) — не больше, а то и меньше, чем допускают сегодняшние фантасты. А всё что делают в повести именно люди, с учётом менталитета советского человека, — реалистично почти документалистически:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Попалось НЛО — влезть в него во имя науки, и пофигу и на себя и на семью. Пропал человек с автомобилем — уголовное дело на водителя. И встречное — утащил воздушный корабль твой автомобиль — пойти в райотдел и подать жалобу на воздушное хулиганство ))

Повесть, которая ничуть и ничем не хуже классики западной НФ тех лет. Но именно что классика, традиционализм, вовсе не то, чему мы восхищаемся у авторов ныне.

По финалу невольно задумываешься, а какова была бы реальная судьба профессора и истории его путешествия? Засекретили бы всё по самое немогу или действительно отчёт опубликовали, на весь мир расструбили как об очередном успехе именно Советской страны? По большому счёту говоря, финальная часть (отчёт комиссии) вообще выглядит чисто пафосно-целевой — чтобы повесть точно прошла в печать. Но могу и ошибаться. Мышление и приоритеты тогда были совсем другими, сложно правильно оценивать с высоты сегодняшнего дня...

В реальный минус — сугубо субъективное. Не люблю вопросы без ответов, загадки без разгадок. Сюжет-то потенциально на целый роман о Контакте и о море ошеломляющих открытий...

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Второе нашествие марсиан»

Groucho Marx, 12 октября 2016 г. 23:28

Повесть писалась, как предчувствие советских семидесятых годов, со сладостным застоем, прекрасным ничегонеделанием, моральной деградацией и социальным маразмом. 1967 год. Провалившийся юбилей «октябрьской революции», предверие «пражской весны» и окончательного предательства всех возможных идеалов.

Тогда, когда вышла повесть, пророчество не реализовалось, потому что на протяжении десятилетия нарастала нищета советских людей и это обстоятельство будило в них беспокойство, не давало полностью превратиться в свиней.

Но час «Второго нашествия марсиан» настал в нулевые годы. Вот тогда-то всё сбылось на сто процентов. И непрерывно возрастающее благополучие, и упоительное безделье на госслужбе, и отстрел диких бандитов энергичными мальчиками из госбезопасности, и ликвидация демократии за ненадобностью, и культурная деградация, и упоение собственным скотством... Ну, всё в точности по книге.

Ещё одно подтверждение социальной трезвости и ясности ума братьев Стругацких.

Характерно, как томно жалуются на скуку от чтения этой блистательной повести современные российские читатели. В самом деле, кому приятно видеть своё отражение в таком заркале?

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Попытка к бегству»

uralov, 10 октября 2016 г. 12:53

Хочу заметить, что очень многие забывают о том, что сама идея (главная идея, разумеется) произведения заложена в самом названии. «Попытка к бегству».

Саул пытается сбежать из невыносимого, адского Настоящего. Ему стыдно бродить среди счастливого Будущего, оплаченного смертями миллионов землян предыдущих поколений, и он просит ребят забросить его куда-нибудь на пустую, необитаемую планету, где он намерен оставаться, как в ссылке. Для него это и награда, и наказание одновременно. Отдых от ада и безмолвие строгого Чистилища.

Но судьба распоряжается так, что нет совестливому, сильному и умному Саулу Репнину покоя на этом свете. И он возвращается в ад, поняв окончательно, что его попытка сбежать – всего лишь дезертирство. Конечно, он мог бы и остаться, но тогда он был бы уже не он, потеряв всякое к себе самому уважение.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Полдень, XXII век»

FirstZurg, 8 октября 2016 г. 11:24

«Грёзы о не сбывшемся будущем», — так бы я озаглавил это произведение. Но, я само собой, не Стругацкий и поэтому книга называется «Полдень XXII век». И это действительно полдень — полдень будущего их прошлого, вот так, косноязычно, но я думаю многие поняли о чём я. Это будущее, которое никогда не настанет и не потому, что коммунизм пал, а Советский Союз развалился, нет, просто люди никогда не станут такими, по-крайней мере в основной массе, всегда будут и другие, с семенами зла (или лучше сказать, с ДНК?), что очень хорошо показал Сергей Лукьяненко, в своей дилогии «Звезды холодные игрушки».

Но вот интересный вопрос, даже если закрыть глаза, на то о чём я сказал выше, и такое будущее всё же когда-нибудь наступит, — хотел бы я там жить...? Казалось бы, идеальные люди, не в смысле, безупречные, никогда не совершающие ошибок, а движущиеся в правильном направление, знающие чего они хотят, хорошо воспитанные, умные — это ли не счастье — жить в таком обществе, с такими Людьми? И всё же, что-то во мне, глубоко в душе, сопротивляется и говорит нет. Самое смешное, что я бы со своим характером, и со своей технической специальностью (в отличие скажем, от тех же «бесполезных» юристов и экономистов) идеально бы влился в это общество и оно так же бы с радостью приняло меня, как приняло Кондратьева, и я бы нашел как применить свои знания и навыки и был бы полезен обществу. И всё-таки нет..

Пожалуй, я не смогу рационально это объяснить, просто знаю что нет. Здесь и потребительское отношение к природе, о чём уже писали выше и бездумная вера в науку и наивно-детское восприятие жизни по целому ряду аспектов. Взять хотя бы отношения между мужчиной и женщиной, с моей точки зрения, это вообще проблема Стругацких, они не умеют их описывать, то что они обычно в таких случаях показывают, — просто дружба, но ни как не взаимодействие двух любящих сердец. И я охотнее поверю, что люди в общей массе, смогут стать такими как Люди полдня, чем в то что отношения между мужчиной и женщиной будут такими как их описывают Стругацкие. Хотя это уже художественная особенность данного произведения, а если возвращаться к сюжетной концепции, то хотелось бы отметить, что конечно, в 60-е, когда Стругацкие писали эту книгу, многие идеи, что называется, ещё только витали в воздухе, были новаторскими и безусловно захватывали воображение тогдашних читателей, сейчас же в некоторых местах, мне было откровенно скучно. Единственное, что меня по-настоящему поразило, так это Коллектор Рассеянной Информации «Великий КРИ», сегодня в наш «век информации», когда мы знаем, что информация это единственное, что ни куда не пропадает и не исчезает бесследно, такая идея выглядит гениальной и я не удивлюсь, если что-то подобное, действительно изобретут в будущем!

P.S. Уже дописав отзыв, поставив точку и нажав на кнопку «сохранить», я понял, что вероятно, знаю ответ на вопрос, который сам себе задал. Почему нет? Потому, что в этом мире нет любви. Нет, не любви в общем смысле: к нашей маленькой голубой планете, ко всему живому, к своей Родине, к своему ближнему, к коллеге, к другу, к товарищу — этой любовью как раз пропитан весь роман (и это то, чего так остро не хватает в нашем постиндустриальном мире, полной противоположности миру полдня). Но я говорю про другую любовь, маленькую и эгоистичную, но тоже, как оказалось, очень важную, — любовь не ко всем животным, а к конкретному маленькому комку шерсти лежащему на подоконнике, любовь не ко всему человечеству, ко всем людям в равной степени, независимо от рода, пола, национальности и т.п., а любви к конкретному, одному единственному, уникальному и неповторимому человеку...

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Улитка на склоне»

kandinsky26, 29 сентября 2016 г. 16:14

В целом произведение вызвало положительные эмоции.Но ряд вопросов я не понял.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
В чем собственно конец? Перец занял руководящую должность? Кандид стал истребителем мертвяков? Откуда появились мертвяки? И почему 2 главных героя не встретились,я ждал этого до последней страницы.Чтобы хоть как то связать всю историю в целую картинку.Но увы нет. Может быть спустя время я перечитаю и пойму.Но это время еще не пришло.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

kandinsky26, 28 сентября 2016 г. 11:14

Из такой маленькой повести вылился целый культ.Множество произведений других авторов вдохновлены атмосферой «Пикник на обочине». Сталкеров знает весь мир. Ознакомился с Стругацкими сразу с именитого произведения и не был разочарован.Купил еще 3 книги, будем знакомиться дальше.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Парень из преисподней»

Knight Errant, 6 сентября 2016 г. 23:06

За что я категорически не люблю Стругацких — это за элитизм. Практически все их романы построены по одной схеме: благородный герой либеральных (насколько это было возможно в СССР) убеждений пытается вести за собой в светлое будущее всякое замшелое быдло. Но было почему-то не хочет идти, оно зачем-то цепляется за нехороший тоталитаризм, и герой, трагически заламывая руки, отчаивается и грустно уходит в закат. Овации, занавес.

В «Парне» представлена своеобразная инверсия этой схемы, но по сути своей не отличающаяся от обычного порядка. Просто в данном случае гора сама приходит к Магомеду и «быдло» переносится в мир Свободных Людей. Но, разумеется,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
не может воспринять Истинные Ценности и возвращается обратно в стойло.
А теперь попробуем разобраться в сути происходящего.

Как правило утонченные критики причисляют Гага к гопникам, зомбированным патриотам или даже фашистам. Про него в эдакой усталой манере пишут, какой он сапог, как его легко одурачить и какое вообще его Герцог ничтожество и фюрер. Но если мы посмотрим «а судьи кто?», то увидим кое-что любопытное. В подавляющем большинстве случаев критики Гага это эстетствующие лощеные мужички в возрасте «слегка за 30» (хотя на поверку им может оказаться и за 50) со снисходительно-брезгливой манерой общения. Самое тяжелое, что наш критик за свою жизнь поднимал — это сумка с продуктами в «Ашане», самой сложной в его жизни работой была неудачная попытка починки перекосившейся дверцы кухонного шкафа, а последний раз он дрался в пятом классе средней школы. Хотя «дрался» это громко сказано — а самом деле он был не слишком сильно отметелен школьным хулиганом без попытки оказать серьезное сопротивление. На жизнь наш герой зарабатывает написанием статеек в глянцевый журнал да изредка ему поступает предложение разместить рекламу в бложике.

И вот наш критик садится читать «Парня». Кого же он видит перед собой? Мужика. Простого, не слишком умного, возможно, где-то наивного, но мужика. Человека, способного на решительные поступки. Критик с удивляющим его самого упоением читает про бой у деревни и вдруг испытывает странное и пугающее чувство. Ему вдруг хочется чего-то... эдакого. Настоящего. Волнующего. И, страшно сказать, опасного. На следующее утро по дороге в редакцию он внезапно для себя самого живо представляет как он, подобно Гагу, припав к прицелу ракетомета, напряженно ждет — что же выйдет на них из леса? И когда появляется первый бронеход, поворачивает к второму номеру расчета небритое суровое лицо и хрипло кричит: «бронебойный давай, мать твою так!». И начинает палить! Сначала подбить первый в колонне, потом последний, потом расстрелять остальные. Наш критик где-то читал, что это делается именно так.

Что же это такое? А это, друзья мои, мужские инстинкты. Они вдруг пробиваются сквозь скучную работу, привычку к безопасности, гуманитарное образование, дистиллированную воду из кулера, мамино «Петруша, слезь оттуда — ушибешься», свитера с оленями, романы Мураками, робкие попытки заниматься даже не спортом, а «фитнессом» и сквозь все 20 или 30 лет никчемной, лишенной всяких свершений жизни. И тут наш герой пугается. Пугается этого внезапного пробуждения первобытного начала, отчаянного всплеска собственной мужественности. Все это слишком сложно для него, слишком нестабильно, слишком опасно. А вместе со страхом приходит и его верная спутница — ненависть. Критик начинает ненавидеть Гага, потому что он собирает в себе все качества, которые наш Петруша сам хотел бы видеть в себе, но.... «слезь оттуда — ушибешься!»

И тут приходит хорошо известный всем психологам ответ на подобные вызовы: компенсация комплекса через отрицание. Петруша начинает яростно доказывать окружающим (а на деле самому себе), что вся эта военщина, кирза и солдатня — отрыжка рода человеческого. Что настоящий мужчина... хотя нет, простите, наш герой изо всех сил избегает этого словосочетания, потому что оно слишком сильно пахнет потом, порохом и костром. А иногда даже бинтами и кровью.

А вот теперь скажи мне, Петруша, ты, единственным серьезным событием в жизни которого стало рождение, а вторым и последним станет смерть, действительно берешься судить матерого солдата, пусть даже и выдуманного? Ты это сейчас серьезно?

Короче говоря, попытки очернить Гагов (именно во множественном числе), предпринимаемые как самими Стругацкими, так и Петрушами всех мастей, служит лишь ширмочкой, фиговым листочком, которым пытаются прикрыть гнетущее ощущение собственной несостоятельности. За всеми этими снисходительными ухмылочками, типа остроумными насмешками и высокомерным обличительством стоит лишь отчаянное желание забыть об истинном предназначении мужчины, оправдать свою лень и никчемность. Только и всего.

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Стажёры»

vrochek, 6 сентября 2016 г. 02:20

Что делает мир Полдня таким реальным? Работа. Вот это ощущение, что пока люди вокруг едят, шутят, выясняют отношения, носят свои пиджаки, где-то там, за кадром, идет гигантская, мощная, неумолимая работа всего человечества; работа, направленная вперед, сквозь парсеки и препятствия, сквозь боль, тернии и даже самих творцов, сквозь километры и километры ледяной космической пустоты, сквозь астероидные пояса, галактики и туманности, туда — в глубину космоса. К далеким и ярким звездам. К сияющей и великой цели, ради которой стоит жертвовать жизнью и здоровьем, и душевным спокойствием, и сном, и отдельной человеческой мечтой, и чем-то еще.

На первый взгляд работа эта незаметна, ее словно нет. Читаю сейчас Стажеров. В кадре опять кто-то шутит, читает книги, охмуряет девушку или ловит ворон, ничего явного, но все время пятками, мышцами, всем телом ощущается вибрация, настолько гулкая, что отдается в кость. Эта вибрация живет в тебе. В каждой частичке твоего тела.

Ты и есть эта вибрация.

Словно все люди находятся на палубах огромного космического лайнера, и где-то далеко за стеной и переборками работает мощный тысячереакторный двигатель. Это идет работа будущего. Наш космолет вперед летит. Время — вперед.

Интересно. В детстве у меня тоже было такое ощущение. Только не в книге, а наяву. Я ощущал эту работу, эту палубу пятками и всей душой. Сейчас — нет.

Шли восьмидесятые годы. Мое детство.

Кто-то тогда жил в «совке». Мучился от дефицита и мечтал свалить в Америку. Я нет.

Я жил в корабле, летящем в будущее.

Я не дергался и не торопился.

Я рос и умнел. Читал книги и занимался спортом. Играл с друзьями и один. Ел манную кашу с комками, мандарины раз в год, холодные макароны в школьной столовой, больше похожие на трубопрокат, чем на еду. Я знал: все трудности временны.

Однажды придет мое время встать в ряды экипажа. Занять свое место по штатному расписанию. Перенять рычаги и штурвалы из умирающих рук.

И когда придет это время, я буду достоин великой чести.

О, капитан, мой капитан.

Я как-то даже в этом и не сомневался...

Наш звездолет вперед летит.

Иногда этого ощущения мне очень сильно не хватает.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «За миллиард лет до конца света»

feeteelle, 4 сентября 2016 г. 21:54

Шедевр

В книге присутствует ВСЕ то хорошее, что связано с именем братьев:

1)юмор — особенно начало книги

2)аллюзии на советскую действительность — столкновение гг с некой системой, всевластной и всепоглощающей (между строк явно читается цензура, бюрократизм и проч. )

3)хорошие рассуждение на глубокие, философские темы

Все герои — близкие, понятные, приятные. Легкое повествование на серьезные темы.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Град обреченный»

Warrapan, 29 августа 2016 г. 10:35

Одно из первых произведений Стругацких, да и фантастики вообще, которое прочитал. В подростковом возрасте многое осталось непонятым, но, пожалуй, именно это было чем-то волшебным и завораживающим. Впоследствии несколько раз перечитывал (считай что каждый раз, когда в руки попадала книга), и ни разу не пожалел. Тут и юмор (вспоминается нашествие павианов), и атмосфера, и детектив (Блуждающий Дом), ну и конечно философия. Вопросы и ответы, вопросы без ответов, ответы на ещё не придуманные вопросы... В общем, Стругацкие. И, конечно, 10 и Маст Рид!

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Понедельник начинается в субботу»

BENER, 4 августа 2016 г. 16:46

Насколько интересная и захватывающая первая половина повести, настолько же скучная и нудная вторая половина. И зеленый попугай не спасает ситуацию.

Я пока еще только знакомлюсь с творчеством Стругацких (странным образом в юности и детстве они прошли мимо меня). Но повести полуденного цикла в особенности «Страна багровых туч» и «Хищные вещи века» мне нравятся больше.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «В наше интересное время»

vilda, 3 августа 2016 г. 20:44

Нравятся рассказы, в которых нужно что-то угадывать, о чем-то догадываться и как бы разгадывать все, что было вверено всемогущему времени.

Представилось, где-то рядом с поселком рухнул метеорит, и траектория падения этого метеорита в дожде, и как он догорал... 1961 — 2016. Магия чисел. Прошло столько лет. А в основе рассказа чувствуется как бы реальная история.

Камешек. Осколок метеорита. Исследователь, знавший о метеоритах все и чудом выживший...

И вот получилось запечатлеть. И значит, что-то не было утрачено.

Были, конечно, и другие версии. Пришельцы, детектив, отчужденные земли...

Но исследователь действует как-то слишком уверенно. Знает, что делать дальше. А ученые, да, всегда выглядят самыми обычными людьми.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Забытый эксперимент»

Mishel5014, 2 августа 2016 г. 09:34

Рассказ любопытен в первую очередь как литературный памятник.

Присутствуют все «родимые пятна» ранней советской фантастики — отважные самоотверженные ученые, трескучие диалоги, неотличимые друг от друга персонажи. Плюс царапающие современный глаз анахронизмы вроде пленочного фотоаппарата.

Вместе с тем — яркие описания происходящего, россыпь оригинальных научно-фантастических идей, увлекательный сюжет.

Любопытно, что к теории академика Козырева о времени, как источника энергии — фантасты обращаются и сейчас (см. Г.Л.Олди, «Пленник железной горы»).

Рассказ — как корень, основа для будущих по-настоящему отличных книг, многое выходит из него. Голубой туман из «Улитки на склоне», Зона, мутанты, опасные эксперименты ученых.

Но сам по себе он, конечно, слабоват. Бесконфликтен.

Ранний рассказ тех же АБС «Человек из Пацифиды», по-моему, уже гораздо более «стругацкий». Может быть, потому, что в нем действуют не дистиллированные правильные исследователи, а хитрющие и коррумпированные японские вояки, технические мошенники и американская военщина, диалоги остроумные, а концовка неожиданна.

Из уважения к Писателям ставлю 6.

Оценка: 6
–  [  13  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

nufer, 24 июля 2016 г. 20:59

Сорок пять лет повести братьев Стугацких «Пикник на обочине». Книга, заставившая меня болеть. Я впервые увидел, как можно наполнить предельным напряжением каждый сантиметр окружающего пространства, как сделать значительным любой предмет, обломок, развалину, кучу мусора. Я тогда мало задумывался над «счастьем для всех, даром», но зато как я играл в сталкеров на свалках металлолома, за институтами Академгородка! Еще не было ни фильма, ни, тем более, компьютерной игры, но воображение отлично справлялось само, и правила были построже: мы по Зоне строевым шагом, небось, не ходили. Понимали, что каждый бугорок, каждая тень, каждый пыльный вихрь и дрожание воздуха над раскаленным железом — смертельно опасны и требуют своего приема, чтобы миновать их и не гробануться, как Слизняк. Этого ощущения не забыть...

Оценка: 10
–  [  20  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Гадкие лебеди»

Дженнер, 21 июля 2016 г. 19:37

Книга-потрясение. Одна из величайших вершин в творчестве Стругацких, может быть лучшее из написанного ими. Безусловный шедевр, показывающий что фантастика может быть Большой Литературой. С моей точки зрения, Стругацкие — великие писатели, уровня Толстого, Чехова, Достоевского. А мы просто не понимаем этого, в силу того, что они — наши современники(почти).

Вещь очень сложная, философская, но написана удивительно прекрасным языком. Книга пророческая и, может быть, даже более актуальная для нашей эпохи, чем для той, когда была написана. Во всяком случае, у меня возникло ощущение, что я живу в этом городе, где постоянно идёт дождь, а городом правит свинорылый Бургомистр, над которым стоит Президент, отец нации.

В книге нет готовых ответов и однозначно положительных героев. В ней нет однозначно правых и неправых. Но книга заставляет думать и искать ответы. Искать их самому.

О чем книга, сказать однозначно непросто. Наверно, о «шоке будущего». Будущего, которого многие алкают, но в тоже время страшно боятся, не решаясь признаться в этом даже сами себе. И о том, что надо меняться самому, чтобы не оказаться на обочине жизни. Искать свой Путь и оставаться самим собой.

Кстати, чтобы не писали об этой книге, что мол «диссидентская» и все такое, но на самом деле — книга глубоко «советская» в лучшем смысле слова. И вся пропитана идеями и ценностями общества, в котором жили её создатели. И только по тупости тогдашних цензоров и «полководцев идеологического фронта» она не получила доступ к читателю, а была первоначально напечатана в «Гранях». Кстати, даже фантасты Стругацкие не могли придумать ситуации в обществе, где инакомыслящего писателя не обязательно преследовать, куда то высылать и т.д. Достаточно просто сделать так, что он не будет никому нужен. Довести общество до той степени деградации, когда все что сложнее Донцовой отбрасывается массовым читателем. Писателя не издают, жить за счет литературного труда он не может. Произведения его до читателя не доходят и, в лучшем случае- теряются среди горы графоманства на каком нибудь сайте «Проза.ru» Проблема решена без лишних издержек.

Ну это так, лирическое отступления. Книга на все времена. Мылящему человеку в России к прочтению обязательна.

P.s. Тут, кстати, отметился своим тухловатым комментарием о «еврейском фашизме» в творчестве Стругацких кто то из «Легиона Свободы , Опоры Нации. Еще одно доказательство того что Стругацкие -провидцы и правы, тысячу раз правы. Как там в «Гадких лебедях»:

«Думать не умеете, господин Банев, вот что. А потому упрощаете. Какое бы сложное социальное движение ни встретилось вам на пути, вы прежде всего стремитесь его упростить... Перри Мейсон говаривал: улики сами по себе не страшны, страшна неправильная интрепретация. То же и с политикой. Жулье интрепретирует так, как ему выгодно, а мы, простаки, подхватываем готовую интрепретацию. Потому, что не можем, не умеем и не хотим подумать сами»

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Белый Ферзь»

Прокопий Антемий, 21 июля 2016 г. 12:02

Тоже рад что роман не был написан. Концовка остроумна не более, чем карточный трюк. Что касается идеи с «кругами», то Островная Империя, построенная по этому принципу, выглядит еще нереальней, чем Мир Полдня. Видимо Стругацкие все хорошо поняли и вовремя остановились.

Оценка: нет
–  [  9  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Хромая судьба»

Groucho Marx, 16 июля 2016 г. 12:28

Некоторые рецензенты настаивают на искусственности совмещения «Хромой Судьбы» и «Гадких Лебедей», и аргументы у них убедительные, я даже с ними согласен.

Тем не менее, «Гадкие Лебеди» идеальноj подходят писателю Сорокину, что бы там не говорили Арбитман с Бондаренко. Писатель Банев — Мэри Сью для писателя Сорокина, внутренне порядочного человека, но трусливого конформиста, всегда уклонявшегося от конфликтов с кем бы то ни было. И Синяя Папка скрывает от мира того «воображаемого Сорокина», которым хотелось бы быть автору большой патриотической эпопеи про танковые сражения.

Сорокин прекрасен, как герой книги. Разумеется, это не портрет АН. Какие-то черточки и, может быть, биографические детали взяты от Аркадия Натановича, но это совершенно цельная, законченная личность, с реальными лицами связанная типологически, а не конкретно.

Книга о стареющем советском писателе. Очень советском. Стареющем. О талантливом писателе, постепенно утрачивающем свой талант в силу старения и конформизма. Последняя попытка взлететь, написав нечто достойное таланта — выворачивание своих фантазий, мечтаний и страхов наизнанку. И в результате? Получается эталонная шестидесятническая повесть о попытке нескольких сверхчеловеков изменить ход истории, о попытке, наблюдаемой со стороны. То есть, в общем, нечто вполне архаичное для семидесятых годов, когда эта повесть пишется. И единственный, кто, по мнению писателя Сорокина, может оценить Синюю Папку по достоинству — офигеть-не-встать! — кагебешник Михаил Афанасьевич! Ну да, мы помним, как в «1984» Оруэлла Уинстон Смит тянулся к сотруднику тайной полиции О’Бра́йену, в уверенности, что только О’Бра́йен может его по-настоящему понять. Очень, очень саркастичный выпад братьев Стругацких в адрес своего героя. Именно эта деталь не позволяет сделать Сорокина автором скептичного романа «Град обреченный». Феликс Сорокин способен поверить странному человеку из малопонятной шарашки и притащить ему для чтения свой диссидентский роман. Зато герои «Града Обреченного» такого не сделали бы — Изя Кацман потихоньку выбрасывает свою Синюю Папку при аресте. Герои «Града Обреченного» недоверчивее Сорокина. Значит? Сорокин не мог бы их придумать, они умнеее его, а герой не может быть умнее своего автора, который смотрит на него сверху.

Писать о самом процессе творчества — высший пилотаж писательского мастерства. Стругацким удалось это сделать чрезвычайно убедительно и без напряжения. Особо ценно то, что сам Сорокин, симпатичный, приятный и читателям и авторам человек, подан с огромным числом слабостей, из которых и вырастает его «заветная книга». Книга хорошоая, как хорош и сам Сорокин, но — путаная, как запутаны многочисленные самооправдания, заполняющие внутренние монологи советского писателя Сорокина.

Там много тонких, неприметных при первом чтении деталей, расставляюших точки над «и» с бóльшей точностью, чем хотелось бы повествователю, то есть, самому Феликсу Сорокину. Например, декларативный монолог о неприязни к антисемитам, к квасным патриотам — а в сцене «неприёма» новых писателей в Союз антисемитствующие квасные патриоты сидят с Сорокиным в обнимку, он для них свой. Сам Сорокин старается на этом не заострять внимание, однако Стругацкие так выстраивают мизансцену, что читателю всё становится ясно. Или там же, в той же сцене: Сорокин проваливает какого-то начинающего писателя (а как же! квартир в писательском доме, где на первом этаже спецраспределитель с «ойлом союзным», на всех не хватит! но об этом мотиве Сорокин даже наедине с собой не говорит, предпочитая отделываться рассужениями о писательском мастерстве), никак не отреагировав на то, что этот начинающий наивный писатель — он сам в молодости. Вот его самого во время хрущевской оттепели приняли, а он в брежневский застой с удовольствием давит таких, каким был сам когда-то. Потом Сорокин идёт домой и сочиняет приключения нонконформиста Виктора Банева.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Гадкие лебеди»

Scevola, 16 июля 2016 г. 09:38

Будут спойлеры.

Книга про богоизбранных. Но нет, не евреев, а то ли мутантов, то ли пришельцев, которые могли управлять погодой, превращать вино в воду, исцеляться от тяжелых травм за день и еще черт знает только, что могли делать. Но пока они, видимо, ощущают себя недостаточно сильными, поэтому плетут интриги, напускают тумана, в прямом и переносном смысле, устраивают гетто, в которое поселяют себя, но гетто странное, с привилегированными правами для его жителей, ведут скрытую войну при помощи стихии против людей, в лице жителей безымянного городка.

А потом война из скрытой становится явной и мутанты/пришельцы побеждают, силы слишком не равны, прогоняют «гоев» и устраивают свою землю обетованную.

Хотя они все таки не богоизбранные, они и есть боги, а может не боги, а демоны. А избранными они делают детей, которых изменяют по своему ли образу и подобие, или еще как то, делают из хомосапиенсов суперсапиенсов. Им жить теперь в земле обетованной, светлом будущем. А гои пусть бегут, они не нужны. Что ж, хоть не сожгли и не расстреляли, а могли. Гуманисты. Хотя скорее им просто было лень. Хлопотно все это. Сами передохнут.

Оценка — 6, за интригу, тайну и надежду большую часть произведения, что все не закончится банальным фашизмом на еврейский манер.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Жук в муравейнике»

GennadyGr, 15 июля 2016 г. 14:30

Стругацкие это классика! По ним уже в пору защищать диссертации и писать талмуды исследований. На мой взгляд, они одни из немногих фантастов, которые ставят и раскрывают перед людьми морально этические проблемы высокого порядка. Они не идеализируют советское будущее. Они говорят о том, что у людей всегда будут сложности и проблемы. Жук в Муравейнике, для меня как раз такая книга. Она рассказывает о том, как общество пытается остановить «Особого«! Того, который ищет себя, того который хочет развить страну. Но его целенаправленно загоняют и убивают. Но не из злобы, а чтоб сохранить тот мир. который существует.

Эту книгу обязательно читать тем, кто не согласен с государством хоть в чем то. Она отвечает на многие вопросы. Ну и кроме того, просто написана в стиле Стругацких, что само по себе круто!

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Страна багровых туч»

noel, 15 июля 2016 г. 14:19

Странно вообще смотреть на это произведение из будущего века. Постоянно в голову лезут непрошенные вопросы, вроде «А где в этом мире будущего США? Их уничтожили или в этой стране не развилась космонавтика?» или «Интересно, а в этом прекрасном СССР есть Гулаг, цензура и квота на количество евреев в вузах?». В этом, признаюсь, и был для меня основной интерес в этой книге. Каким видели счастливое будущее 50 с лишним лет назад? Как его описывали?

И мозг постоянно делает заметки:

- Никаких персональных компьютеров нет. Карты и дневники создаются от руки.

- Все обращаются друг к другу по имени и отчеству.

- Быт человека — у всех на виду. Космонавты не закрывают двери в каюту, роются в чужих вещах и позволяют трогать свои, всё свободное время стараются проводить в компании.

- После загрузки космического корабля никому не приходит в голову убрать оставшийся мусор

- Почти не читают книги (только технические), не смотрят кино, не слушают музыку. Только газеты, пение, чтение стихов вслух.

- Женщины существуют с единственной целью — ждать героев после выполнения сложной миссии. Или не ждать (чтобы герой страдал). В сюжет их не пускают.

- Где-то существуют плохие и безответственные люди, но все, кто попадает в кадр, исключительно честны, преданы своему делу и готовы погибнуть ради великой цели.

Что касается сюжета, то не зря персонажи сами вспоминали первопроходцев-полярников. Если бы не венерианский пейзаж, можно было бы представить, что повесть написал Джек Лондон или кто-то вроде. У нас есть экспедиция с великой целью; в ходе неё случаются разные неприятности и трагедии;

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
герои преодолевают себя и выживают, удачно завершив миссию.

Я, честно говоря, ждал чего-то посложнее. Размышлений о том, действительно ли нужно бездумно вычерпывать недра другой планеты. Попыток сохранить уникальную местную природу, как бы опасна она ни была для человека. Наконец ответа на вопрос, зачем именно человечество должно создавать копию Земли на каждой доступной планете вокруг?

Но нет. Тут всё просто и банально. Длинная дорога, сложные отношения внутри экипажа, опасности и преодоления. И всё.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «За миллиард лет до конца света»

GennadyGr, 15 июля 2016 г. 13:41

«Сказали мне, что эта дорога меня приведет к океану смерти, и я с полпути повернул обратно. С тех пор все тянутся передо мною кривые глухие окольные тропы».

Книги Стругацких имеют много уровней восприятия, их надо прочитать, отложить, а потом прочитать еще раз. Эта повесть для меня лично про человека, смотрящего далеко вперед и думающего намного шире. Про человека, у которого есть стремления, интерес и страсть. И это не что-то связанное с бытом, престижем, деньгами и тд., это – наш мир. Это то, чем не занимаются обычные люди, на что 80% моих знакомых скажет: «Не грузи». Повесть о таком человеке и том, как к нему относится мир, который он желает познать. Размышлять на эту тему можно бесконечно, особенно в наше время стремительного развития, где будущее уже наступило О чем думать прежде всего, подчиняя природу, погружаясь в ее тайны? И где находится та грань, дойдя до которой человек готов остановиться?

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

Лолаил, 14 июля 2016 г. 12:14

Гениальность произведений Стругацких — в их многоуровневости, в возможности разных (и порой противоположных) трактовок сюжета и характеров главных героев. Поэтому предлагаю свою трактовку этой сильнейшей книги, который еще не был озвучен в комментариях. Может я ошибаюсь, но слишком много укладывается в этот «пазл».

На мой взгляд, инопланетяне, посетившие землю — это мы, это наша современная цивилизация с ее разрушительными технологиями, вторгшаяся в экосистему Земли и устроившая ей «пикник на обочине». Это МЫ несем смерть природе всюду, где появляемся, захламляем ее различными «пустышками», облучаем, сжигаем, закатываем в асфальт все, к чему притрагиваемся. Несчастная экосистема пытается приспособиться к нашим «артефактам», точно так же, как в романе земляне пытаются приспособиться к зоне. К сожалению, в реальном мире зона — наши города и метрополии, заводы, химические и радиактивные отходы — расширяется, не оставляя никакого шанса другим обитателям земли. И так же, как инопланетяне «не заметили» нас при посещении, мы не обращаем внимания на то зло, которое причиняем другим живым существам нашей планете.

Вот так я поняла этот роман.

Конечно, 10 баллов, если было бы можно, поставила бы больше.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Хищные вещи века»

Gaelic, 7 июля 2016 г. 20:47

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Как вы не можете понять, что мир огромен, сложен и увлекателен?

Кажется, нет ничего сложнее, чем написать рецензию или просто выразить хотя бы более-менее связные мысли о произведениях братьев Стругацких. Сочинение на «Войну и мир» и то видится для меня лёгкой задачей. А здесь...

Произведения горячо любимых мною Стругацких всегда приводили меня в восторг. Их книги хочется перечитывать не только для того, чтобы окунуться в интересный сюжет или встретиться с полюбившимся героями. В них есть гораздо большее: ответы на важные вопросы и сами вопросы, остающиеся без ответов, ибо, прежде чем ответить, предстоит хорошенько подумать (да и то, ответ будет для каждого свой). Возможно, именно это и создаёт основную сложность для написания рецензии. Или же это только «Хищные вещи века» так на меня подействовало.

Не понять и не прочувствовать это произведение просто не возможно. Здесь всё предельно ясно, словно ты живёшь в этом мире. Курортный город, куда прибыл на задание уже знакомый по «Путь на Амальтею» Иван Жилин, постоянно мерещится в окружающей тебя обстановке. И чувство безысходности, неизбежности и беспомощности, — всё то, что испытываешь при прочитывании или перечитывании и обдумавании прочитанного. Примерно те же чувства я испытала и с романом «1984» Джорджа Оруэлла. Порой, «Хищные вещи века» мне чем-то неуловимо напоминали «1984», хотя первое вряд ли можно назвать антиутопией.

Что касается самого сюжета и героев, то здесь Стругацкие как всегда на высоте. Интересный сюжет-расследование, которое читатель проводит вместе с главным героем. «Слег», «рыбари» и «интели» и прочее, — что это и к чему? Зачем всё это выдумано и наделено такими названиями? И самое главное, в чём смысл всего этого? Хорошие и содержательные монологи (диалоги) отчасти помогают разобраться в этом (монолог Опира, мнимая беседа Жилина и Римайера). Особое впечатление (желание выучить наизусть) произвели мысли главного героя в самом конце произведения.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Спасать. Опять спасать. До каких же пор вас нужно будет спасать? Вы когда нибудь научитесь спасать сами себя? Почему вы вечно слушаете попов, фашиствующих демагогов, дураков опиров? Почему вы не желаете утруждать свой мозг? Почему вы так не хотите думать? Как вы не можете понять, что мир огромен, сложен и увлекателен? Почему вам все просто и скучно? Чем же таким ваш мозг отличается от мозга Рабле, Свифта, Ленина, Эйнштейна, Строгова? Когда-нибудь я устану от этого, подумал я. Когда-нибудь у меня не хватит больше сил и уверенности. Ведь я такой же, как вы! Только я хочу помогать вам, а вы не хотите помогать мне...

А самое обидное, что даёт понять о безысходности всей ситуации это то, по какой причине поставлен в городе памятник Юрковскому!

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Да-да, тому самому очаровательному поэту Володе Юрковскому из «Страны багровых туч»; тому самому любящему жизнь Владимиру Юрковскому из «Путь на Амальтею»; тому самому Юрковскому Владимиру Сергеевичу, известному и заслуженному палеонотолгу, достойно погибшему, а не проживающему жалкую жизнь генерального инспектора. И этот человек навсегда будет известен в этом городе как первый человек, сорвавший банк в электронную рулетку.
Обидно, тошно и страшно...

Если говорить о персонажах, то отдельное спасибо хочется сказать за Ивана Жилина. Окончательное его раскрытие (и развитие) происходит именно в «Хищных вещах...». Хотя, порой мне казалось, что я теряю его и Жилин может превратиться во второго Римайера или Пека Зеная (посещение парикмахерской, танец с Вузи). О жителях самого города особо не хочется говорить: да, они все разные, но никто из них не обладает положительными чертами, и все они столь похожи на наше общество. И становится страшно. Страшно, но «спасать, опять спасать». Потому, что «надо думать»; потому, что «мир огромен, сложен и увлекателен»; потому, что наш мозг должен быть как «мозг Рабле, Свифта».

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «За миллиард лет до конца света»

gamarus, 20 июня 2016 г. 17:33

Что тут скажешь? Мощно! Мощно как по задумке, так и по исполнению. Повесть на стыке трагикомедии и драмы, с безупречным разыгрыванием идей, характеров и морали. По сути, действие книги укладывается в пару дней и практически не выходит за границы одной квартиры, но удивительно как Стругацким удалось вместить в это такую бурю эмоций, с сильнейшим накалом страстей.

Признаюсь честно, я не так давно начал приобщаться к творчеству этого тандема и потому мало что слышал об этой повести. Мне до прочтения не удалось зацепить не только спойлер, но я даже толком не читал аннотацию, а потому для меня каждая страница, каждая строчка была как открытие, полное внутреннего удовлетворения от прочитанного.

История начинается как-то забавно, с нелепых и странных случайностей отдающих шпионским детективом, плавно переходит в какой-то фарс с теорией заговора, но при этом с каким-то зловещим оттенком, от которого бегут мурашки по телу. По мере вовлечения всё большего числа персонажей, повесть постепенно претерпевает метаморфозы и вот уже читателю не смешно, читателю страшно, тошно и даже стыдно... Потому что читатель видит в каждом персонаже себя, потому что он понимает, что выбор героев непрост, тут нет верных решений, да и выбор не велик.

Если вы нашли в себе силы вступить в дискуссию с повестью, то я вам завидую. Я же как рыба, выкинутая на берег мог только сидеть и разевать в безмолвном крике рот.

В каждом из ярчайших персонажей я узнавал своих друзей и знакомых. Долго не мог сложиться со всей чёткостью только образ главного героя — Дмитрия Малянова. Но к концу книги я понял почему. Дима похож на меня. И если другим действующим лицам, я по своей обывательской натуре, уже навешал ярлыки, то как повесить ярлык на себя? Честно сказать, я даже поставить себя на место Малянова боялся, всё ждал, что в конце Стругацкие покажут мне выход или хотя бы намекнут на него. Но, к сожалению, простой правды в таком случае не бывает, о ней нельзя написать пару строчек и всё будет ясно...

В «Комментариях к пройденному» Стругацкие пишут, что большое влияние на повесть оказал их опыт взаимодействия с КГБ. Но всё-таки не надо забывать, что изначально история задумывалась как «Ад и рай пытаются прекратить развитие науки» и «скелет» повести был набросан до печального общения с «органами». Это потом уже она обзавелась какими-то узнаваемыми прототипами и параллелями. Видя лишь намёки на КГБ, мы сильно ограничиваем идею. Ведь противостояние какой бы то ни было системе или другим, не подвластным обычному человеку силам и в наше время актуально. Мы и сейчас закрываем глаза, молчим, не хотим слушать чаще, чем это позволяет нам совесть, потому что так проще, так удобнее. Ну а то, что мы чувствуем себя неуютно от сделок с этой самой совестью, так это просто издержки, абонентская плата, которая с годами войдёт в привычку и будет совсем незаметна. Разве не так?

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Трилогия о Максиме Каммерере»

fsherstobitov, 16 июня 2016 г. 14:15

Не думаю, что правильно выделять эти три книги в цикл. Да, у них есть общий персонаж — Максим Каммерер, но по-моему, он является главным героем только первой повести — «Обитаемого острова». В нем показано взросление персонажа, его эволюция из наивного землянина, знающего только свой, почти идеальный, мир в человека, осознающего, что в мире существуют несправедливость, осутствие свободы воли и прочие плохие вещи. И что люди, живущие в этих несовершенных мирах, могут ненавидеть тех, кто показывает им возможность лучшей жизни. В двух других повестях — «Жук в муравейнике» и «Волны гасят ветер» — Каммерер уже не играет центральной роли. В них в главной роли — Мир полудня. Его устройство, его тайны, его будущее. И главный вопрос, который ставят перед читателем авторы: правильно ли, с этической точки зрения, для более развитой цивилизации незримо вмешиваться в дела цивилизации менее развитой? Книги написаны хорошим языком, читаются легко и доставляют невооброзимое количество удовольствия при прочтении. Мои самые горячие рекомендации.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Трудно быть богом»

Hades, 16 июня 2016 г. 02:04

Книга, несомненно, стоящая, но не могу сказать, что одна из любимых. Читается с трудом, и стиль Стругацких мне не близок. Этот стиль устарел. Сейчас, например, так писать нельзя. Если бы Стругацкие пытались в наше время пробиться в печать, их не стало бы печатать ни одно издательство. Уж точно такой популярности не было.

Но ценность книги более всего... не в идее даже, а в теме. В том, что кто-то вообще написал о противостоянии серости и гениальности, низменного и высокого. Реализована идея не лучшим образом, персонажи сочные и яркие, но довольно ходульные и простые. ПРиключения, драки на мечах, это, извините, для школьников. Я такие места стараюсь пропускать. Вепрь Ы (почему — Ы? чтобы никто не узнал), Икающий лес. Икающий лес... а Блюющего озера там нет?

И вывод романа горек, но правдив. Серость всегда побеждает. И каждого, кто лучше, чище, умнее, опустит до своего уровня. Потому что — скажу немного в стиле Стругацких: единственная задача серости — опускать всех, кто лучше, до своего уровня.

Такая книга должна быть написана. Никто, кроме Стругацких, не взялся. Лучше бы кто-то другой, конечно, более гениальный автор, но сделали они. Как сделали — вопрос второго плана. Тема делает повесть как минимум любопытной.

Оценка: 5
–  [  10  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

chert1987, 10 июня 2016 г. 20:18

Искренне не понимаю восторгов по поводу этого произведения. Вообще самое главное что есть у Стругацких и этого у них не отнять, дак это идея. Идеи многих книг — не спорю отличные, а вот воплощение... Так и здесь, казалось бы такой простор для реализации, столько вопросов можно поставить, а в итоге сухой, бедный язык изложения, никакой глубины. Читается как средней руки триллер или детектив. И ладно бы это только с Пикником так обстояли дела, но ведь и в «Трудно быть богом» замечательную идею превратили в какие-то скупые очерки. С другой стороны, заложенная изначально в произведения основа даёт волю фантазии, что и случилось с тем же преславутым Сталкером. Честно ожидал гораздо большего, может я чего то не понял, хотя произведение кажется настолько простым, что и понимать особо нечего.

Лет через 5-10 может прочту опять и надеюсь взгляну по-другому на произведения Стругацких, но почему-то мне кажется высока вероятность разочароваться в них окончательно. Кстати, из того что я читал, самое прописанное что-ли произведение оказалось Понедельник начинается в субботу. Да, там нет чего-то глубокого, философского, но зато честно, с юмором представлен мир наших академгородков и НИИ, эпохи 60х-70х.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Беспокойство»

Groucho Marx, 9 июня 2016 г. 11:26

Сами Стругацкие относились к «Беспокойству» пренебрежительно («мы почувствовали, что проблемы Горбовского нам неинтересны»), но, судя объективно, это один из лучших их текстов.

Просто получилось так, что эта короткая повесть сильно опередила своё время. Тогда, когда она писалась, ситуация ожидания катастрофы, вызванной комфортом и гипертрофированной безопасностью цивилизации, казалась слишком абстрактной. Но сейчас, в первой половине XXI века, самые умные из нас сидят на краю обрыва рядом с Горбовским и ужасом ждут, что непредставимое будущее, скрытое в тумане (который на самом деле не туман) всего в нескольких сотнях метров от нас, вот-вот проснётся и двинется нам навстречу.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Повесть о дружбе и недружбе»

Groucho Marx, 9 июня 2016 г. 11:13

Когда я в своё время прочитал свежеопубликованную «Повесть о дружбе и недружбе», я с грустью сказал себе «Ну вот и всё, кончились Стругацкие, исписались», потому что это ужасно плохо. Нельзя сказать, что бездарно, но — плохо. Скучно, бессмысленно, много повторов, значимые детали выделены чуть не касплоком и для тупых повторены многократно, а финал вообще в духе советских книжек и фильмов про храброго и доброго пионера Васю. В таких пионерских «приключенческих» концептах всегда шёл активный поиск сокровищ, азар-р-ртная авантюра, иногда (как в многосерийном телефильме «Сокровище старого мастера») гибли десятки людей, но в финале в «сундучке, в котором что-то стучит» оказывалась какая-нибудь дурацкая записка, сообщавшая, что жить надо дружно. Василий Аксёнов над этим стандартным ходом постебался, а Стругацкие выдали его как бы всёрьёз.

К тому же, сам ход сюжета: в предновогоднюю ночь мальчик идёт в таинственные пространства спасать... нет, не девочку, не прекрасную юную принцессу, а другого мальчика, насупленного и ершистого. Пдрстквая пдрсия, типичная для советских детских книжек, тьфу...

Но после этой хрени Стругацкие, как ни в чём ни бывало, продолжали писать замечательно. Почему же у них именно в этом месте получился такой странный сбой?

Что это было, Бэрримор? — Сценарий, сэр.

Да, друзья мои, ларчик открывается просто. «Повесть о дружбе и недружбе» писалась в качестве сценария для фильма. И тогда всё становится на свои места. При таком взгляде на текст ясно, что навязчивые повторы в фильме просто необходимы (единожды показанная деталь не сработает в качестве реперной точки, такова специфика кинематографа), излишняя сложность сюжета помешает визуализации (а визуальность в «Повести» дана на высочайшем уровне, дизайн и мизансцены проработаны виртуозно!), наконец, даже сюжетные клише при постановке фильма будут срезаны индивидуальностью актёров.

Я не знаю, почему Студия Детских и Юношеских фильмов имени Горького отклонила сценарий Стругацких. На мой взгляд, в качестве сценария «Повесть о дружбе и недружбе» замечательна. Кино получилось бы превосходным! Можно представить, как этим сценарным материалом распорядились бы Борис Рыцарев, Радомир Василевский или Леонид Нечаев... А может быть (чем черт не шутит!), даже Ричард Викторов или Илья Фрэз! Сногсшибательное кино вышло бы! Эх, не сложилось! Не везёт Стругацким в кино, не везёт...

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «За миллиард лет до конца света»

xxmazafakaxx, 3 июня 2016 г. 00:29

10 минут назад прочитал повесть, пульс 140 и если я подойду к зеркалу, увижу топор торчащий из моей головы.

Дело не в сопротивлении и не в Гомеостатическом Мироздании, дело в том, что:

«Сказали мне, что эта дорога меня приведёт к океану смерти, и я с полпути повернул обратно. С тех пор всё тянутся передо мной кривые, глухие окольные пути...»

Осознание того, что всё конечно и конец света неотвратимо наступит, путь даже и через миллиард лет. Это очень сильно, это настолько сильно, что для этого, авторы обернули эту мысль в промасленную сюжетом и идеей ткань мешка, в котором, в конце концов лежит шило, пробивающее всё. Шило, торчащее в сердце каждого родившегося человека, и то, что оно там есть, незаметно большинству из нас.

Человек, живёт с ощущением собственной бесконечности и бессмертия, лишь немногие ясно и чётко понимают куда их ведёт эта дорога, и бояться делать ВЫБОР, стоящий перед героями и, хоть однажды, перед каждым человеком, просто бессмысленно.

Это лучшее из прочитанного мной, раскрывающее суть пути самурая. И, несмотря, на мерцающий вдали, расплавленным свинцом, пресловутый океан смерти, помните к нему ведут бесчисленные глухие окольные пути, выбирайте свой, и путь важнее точки назначения.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Беспокойство»

snaut, 31 мая 2016 г. 13:06

Что делать если гуманоидная цивилизация близкая землянам по духу, обречена на исчезновение, в результате прогресса иной, негуманоидной цивилизации? Как разобраться, что вообще идёт война между цивилизациями,а не имеет место явления природы, на чуждой землянам планете? Каким образом уберечь заигравшееся во всемогущество человечество от шока и ненужных смертей, когда оно осознает, что не все вопросы можно решить с помощью высокоразвитой науки и технологии? Вот основные проблемы поднятые в короткой, но ёмкой повести. В таком виде это произведение сильно отличается от \ Улитки на склоне\. Перед нами вполне связная научно фантастическая повесть, где одна линия дополняет и обогащает другую. Может она лишена абсурдисткого блеска, но несмотря на почти дословно сохранённую линию Кандида, это два различных произведения, даже в разных жанрах.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Волны гасят ветер»

мрачный маргинал, 30 мая 2016 г. 08:55

Стругацкие в «Волны гасят ветер» дают объяснение, почему среди остальных цивилизаций именно земляне создали институт Прогрессоров:как раз из-за отношения к собственной истории, — прогрессорство родилось из плача по земной истории. Продолжением этой темы является ныне тема «попаданства», не реализованная из-за цензуры в советские времена и столь популярная ныне.Тот же плач по отечественной истории в разные её времена, войны и царствования...

Оценка: 9
–  [  15  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Обитаемый остров»

Eni, 24 мая 2016 г. 13:38

Так вышло, что, хоть я люблю Стругацких, «Обитаемый остров» я раньше не читала, и не могу себе позволить, как многие, сравнить свои подростковые впечатления о ней со взрослыми.

Борис Натанович рассказывает в комментариях к этой книге, что по их задумке «Остров» должен был стать бессмысленными приключениями комсомольца из двадцать второго века. Авторы были злы за отношение цензуры к их «Гадким лебедям» и «Сказке о тройке» и решили в отместку написать простую беззубую повесть о недалёком герое. Типа: хотели фигню – получите. Но что-то пошло не так. В книге столько отзеркаленных с тогдашней советской (да и с нашей нынешней) реальности явлений, характеров, порядков и прочего, что удивляешься, как её могли издать? Невозможно же выловить всё это! Да и герой пусть наивен, молод и вырос в тепличных условиях, но вряд ли можно счесть его глупым и легкомысленным.

С первых же страниц, когда мы вместе с Максимом попадаем на Саракш, мы действительно видим, слышим и осязаем раскрывающийся перед нами мир. Вместе с Максимом мы удивляемся и не понимаем, вместе ужасаемся и злимся. Вместе с ним начинаем любить людей этой грязной, лживой, больной, насквозь ядовитой планеты... Вот он – эффект присутствия, куда там современным технологиям! Авторы словно берут нас за руку и ведут вслед за героем. Мы воспринимаем всё через восприятие Максима, что, конечно, помогает нам понять его самого, но мешает отстраниться и услышать своё собственное я. А если бы я там, и всё это со мной?

Мне третью ночь снится Саракш. Очень страшные сны...

Тема вмешательства в жизнь чужого мира, тема Прогрессорства очень сложная и неоднозначная. И можно ли Максима Каммерера в его ситуации считать Прогрессором вообще? Я так не думаю.

Я не вижу ни героя, спасшего людей от гнёта и оболванивания, ни жестокого террориста, сгубившего уйму народа в угоду своей совести, а вижу благополучного, чистого и жизнерадостного мальчика, которого сломала планета Саракш. А сломанные мальчики, если находят в себе силы срастись заново, необратимо меняются, вот и Максим стал тем, кем стал. История его становления – история боли и гнева, и нет тут правильных решений, потому что ты в аду, а в аду, как не реши, всё равно будет ад.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Убийство в отеле «У Алека Сневара»

dmsl, 24 мая 2016 г. 01:34

Многие отметили в отзывах к повести «Отель «У погибшего альпиниста»», что детективная атмосфера повести напомнила им произведения Агаты Кристи. Назывались «Убийство в Восточном экспрессе», «Десять негритят», но никто не упомянул пьесу «Мышеловка», а ведь обстоятельства и место действия повести почти полностью повторяют таковые в пьесе.

Ещё более похож на пьесу данный сценарий: изолированный стихией отель, прибывший по ложному вызову полицейский.

Отечественная экранизация пьесы Кристи (https://fantlab.ru/film5537) словно бы делалась под впечатлением от повести Стругацких и добавляет ещё одну любопытную параллель: персонаж Кристофер Рен явлен в фильме как существо практически неопределённого пола в больших очках. Поначалу, я принял его за девушку, переодетую мужчиной и подумал «это что ещё за Брюн?». Между тем, в первоисточнике Рен не выглядит андрогином, он описан просто как нервозный молодой человек.

Любопытно, для кого делался этот вариант сценария? С чем связаны изменения в сюжете и сокращение действующих лиц?

Вкратце по изменениям:

Всё действие происходит в течении одних суток.

Инспектор прибывает в отель не для отдыха, а по ложному вызову и решает остаться до утра.

В сценарии отсутствуют Алек Сневар, Ольга Мозес, Луарвик и Лель.

Отелем управляет Кайса Сневар, вдова Алека и бывшая подпольщица-антифашистка. Её персонаж является гибридом Алека и Ольги: от Алека ей добавили ума, от Мозесихи — красоты.

Брюн — племянница Кайсы, а не Барнстокра. Как и в повести она слегка асоциальна и её пол поначалу является интригой.

Часть функций и реплик Луарвика отданы Мозесу. Остальные персонажи функционально и по характерам — без изменений.

В финале, между гангстерами-неофашистами и постояльцами отеля разворачивается настоящее сражение с пулемётом, гранатомётом и напалмом.

Концовка гипертрофировано трагична: гибнут все, кроме Хинкуса и Барнстокра.

Драматический выбор инспектора и его последующие моральные страдания были главной сюжетной коллизией повести. В сценарии акцент несколько смещён на зарождающийся в европах фашистский реванш, с которым вступают в свой последний бой постояльцы отеля, без колебаний принимая на себя роль нового Сопротивления.

Оценка: нет
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Попытка к бегству»

Kobold-wizard, 11 мая 2016 г. 22:19

http://kobold-wizard.livejournal.com/779035.html

Эта повесть неожиданно открыла для меня ранних Стругацких, и слово «ранних» здесь ключевое. В ней уже видны корни той философии, которая позднее разовьется в «Трудно быть богом» и «Обитаемом острове». Однако, сама подача этих мыслей здесь сделана слишком крикливо. Если герои и сюжет следующей повести Стругацких «Далекая радуга» уже смотрятся весьма зрелыми, то «Попытка…» напоминает кукольный театр, в котором поставили библейскую притчу. То есть эта повесть являлась полной противоположностью германовскому ТББ, где уже ставшие классикой фразы наоборот произносились вполголоса и походя. Ни от той, ни от другой версии я не в восторге.

Подача мыслей сделана слишком крикливо… Когда-нибудь я взгляну и на то, что было в творчестве Стругацких до «Попытки...», и, быть может, оно опровергнет то, что я сейчас скажу. Мне кажется, «Попытка к бегству» была первым криком птенца, еще не до конца сбежавшего из яйца. Вот белая скорлупа и бросается в первую очередь в глаза — жесткие творческие рамки, в которых братья не смогли создать правдоподобие. Я не берусь судить, было ли это плодом цензуры или неразвитости таланта. В пользу последнего говорит гротескная неуклюжесть изображенного Будущего. Должен был возникнуть контраст с суровым мировоззрением Саула Репнина, но подача суровости в недомолвках этому помешала. В результате Будущее показано детской каруселькой, по сравнению с которой мир булычевской Алисы смотрится серьезным прогнозом.

Итого: Прочитал, вздохнул и закрыл.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Современная зарубежная научная фантастика»

ahenobarbus, 27 апреля 2016 г. 13:03

Архивная статья о зарубежной фантастике 1960-х, какой она виделась из СССР 1960-х же. Поскольку в Союзе тех лет подобная литература печаталась и переводилась вовсе не так активно, как ныне, репрезентативность обзора сомнительна. К тому же, он несколько галопом по Европам: тут и англо-американцы (в основном, на материале пары журнальчиков в ярких обложках), и японцы, и пан Станислав Лем. Современный читатель из всего этого что-то новое вряд ли почерпнет. Интересной статья может быть, вероятно, историкам, культурологам, литературоведам, etc., либо же тем, кто с восторженным придыханием воспринимает любое вышедшее из-под пера Стругацких слово. Я ни в одну из указанных категорий не попадаю. Что показалось занятным: оценки и трактовки авторами действительно заметных произведений, таких как «Солярис», «Конец вечности» или «Четвертый ледниковый период». Очень уж они затертые какие-то, тусклые. Без блеска и без изюминки. Но опять же, это сейчас они выглядят банально. Может, в шестидесятые эти рассуждения показались бы прорывными и сверхоригинальными. Ну, или стоит принять во внимание и сделать скидку на то, что писалась статья для детского издания. В общем, текст, с которого зря стряхнули пыль.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Град обреченный»

Тахорг, 27 апреля 2016 г. 06:11

Величайшая ценность романа в том, что он заставляет о многом задуматься. (Ведь на самом деле «задумываются» далеко не многие.) И примерить к себе. И понять своё несовершенство. И может быть попытаться внести свою песчинку в строительство великого Храма науки и искусства.

Оценка: 10+

Оценка: нет
–  [  10  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Свидание»

aiva79, 24 апреля 2016 г. 10:28

Рассказ написанный во времена, когда трава была зеленее и небо голубее .... и до моего рождения оставалось .... дцать лет.

Суметь в одном маленьком рассказе изложить историю, на которую некоторые авторы способны, растягивая удовольствие, наклепать целый роман, а другие снять аж целый фильм — это настоящее искусство.

В небольшом по объему рассказе показана настоящая трагедия. Человек прекращает заниматься любимым делом из-за происшествия, в которое он хочет и не хочет одновременно верить. Трудно осознавать, что ты лишил жизни такого же как ты, такого же исследователя, такого же может охотника, а может такого же отца семейства, но при этом абсолютно непохожего и непонятного внешне существа. Выражаясь юридическим языком, произошло убийство по неосторожности, когда не то увидел, не туда и не тем выстрелил, а получилось так как получилось.

Не зря говорят, что совесть — это тысяча свидетелей. В данной истории это именно так, никто не может осудить ГГ, т.к. убитый Охотником космонавт неизвестной инопланетной расы, для всех это всего лишь на всего трофей, привезенный с малоизученной планеты, «тушка» неизвестной звурУшки, голова которой выставлена как чучело на общее обозрение в музее.

Жутковатая история и слог выбранный авторами для ее изложения самый что не наесть подходящий, все лаконично, нет лишних ненужных подробностей, все в ней четко и несколько даже сухо, что делает ее понятной для всех.

Оценка: 9
–  [  14  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Понедельник начинается в субботу»

oleg19602, 22 апреля 2016 г. 23:07

Забавляет интерпретация данного произведения читателями,никогда не жившими в реалиях Советского Союза, особенно во времена «оттепели», в конце которой, собственно, и был написан «Понедельник...». Тогда казалось — «весь мир в кармане», и «и на Марсе будут яблони цвести...» и «Коммунизм будет построен к 1980 году», ну, и т.д.. Казалось бы, занимайся любимой работой. делай свое дело и никакие «профессоры» Выбегайло не помешают нормально жить и развиваться. Но увы...Действительность оказалась совершенно другой и разительно отличимой от предполагаемой мечтателями вроде бр. Стругацких. Хочется отметить, что сейчас это произведение многими людьми, появившимся на свет после почившего в бозе Советского Союза почему-то не воспринимается. Более того, оно им не понятно совершенно. Почему? Да все просто — «каждому овощу- свое время»(с).

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Понедельник начинается в субботу»

Профессор, 22 апреля 2016 г. 04:18

Даже не знаю как оценивать данную повесть. У меня уже имеется опыт оценивания фантастики, в данном случае моего излюбленного вида «гуманитарной фантастики». Повесть написана в сатирическом стиле, соответственно использовался очень легкий язык повествования. И это один из самых больших плюсов отмеченных мною. Сюжетная линия — она вроде бы есть, и нет больших отступлений от сюжета. Но, что хотели сказать авторы в данной повести мне показалось не совсем понятным. Местами в книге появляются целые абзацы взятые с учебника по философии (это даже заметно по стилю изложения), при этом такие отступления вроде бы уместны, и это не мешает основному сюжету, но все-таки это напоминает какой-то сумбур — переход от одной философии к другой. Представленный в повести Институт занимается наукой, но не простой, а сказочной. Авторы,пытаются связать науку и философию, но насколько я знаю наука и философия всегда противопоставлялись друг другу, они могут лишь дополнять друг друга, а не оправдывать. Возможно я слишком серьезно отношусь к данной повести, но все таки, если авторы взялись за философскую составляющую, то хотелось бы прочитать мнение автора по ходу сюжета, чего в данной повести мною замечено не было.

Оценка: 6
–  [  12  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Трудно быть богом»

Rosin, 14 апреля 2016 г. 00:36

Намекают! Намекают!! НАМЕКАЮТ!!! Вот как было принято отзываться в народе об очередном произведении братьев Стругацких. Сам я, увы, (почему «увы» скажу чуть позже) в советское время жил хрен да маленько, но некоторые нюансы, из уст старшего поколения, слышать приходилось.

Трудно найти других таких советских писателей, которые одновременно являлись бы рупором коммунистического строя, совмещая при этом слабо прикрытую крамолу по отношению к людям, этот строй олицетворяющих. Практически в любом их произведении можно найти мысль о торжестве идеи и невежестве её же исполнения (и исполнителей). Это уникальное обстоятельство позволило им высказывать трезвую, местами скрытую и тонкую, критику существующего строя, не впадая при этом в оголтелое диссидентство, как их коллеги по ремеслу: Солженицин и Довлатов.

У братьев есть много хороших произведений. Собственно, есть ли у них плохие? Для меня это пока остается тайной. Повесть «Трудно быть богом», наверное, одна из самых спорных их работ. Ясно, что читать её нужно как по строкам, так и между ними, но что именно они хотели сказать этим произведением, по сей день остается предметом жарких споров.

Арканар. Провинциальное королевство на планете земной типа, по уровню развития близкое к раннему средневековью нашей истории. Земляне, достигшие в своем развитие наивысших ступеней (в основном на базисе коммунизма), работают здесь безучастными наблюдателями, чья цель изучение и анализ, а не прямое влияние. Историю нельзя подтолкнуть, как обычную телегу и валун, и темные времена Арканара — та цена, которую местное население ДОЛЖНО заплатить за право будущих поколений жить в свободном и равноправном обществе. Тут есть своя доля правды. Ведь с раба нельзя просто взять и снять кандалы. Это жестоко! Да, именно так. Ведь рабство — это как внешнее (кандалы и хозяин), так и внутреннее (психологическое) состояние человека. Освободи его, и он вновь захочет стать рабом. Но есть и другой тип рабов, для коих единственная ценность свободы — право самому стать рабовладельцем.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Читал несколько мнений по поводу сходства этой повести с другим произведением Стругацких «Отель «У погибшего альпиниста» и это обстоятельство, действительно, сложно игнорировать. И тут и там безучастные наблюдатели вынужденные втянуться в проблемы местных аборигенов. Но принципиальная разница двух произведений (помимо зеркальности ролей наблюдателей и объектов наблюдения) заключается в том, что в Мозес и Луарвик носили человеческий облик, как костюм, и не принадлежали к нашему виду. Ведь одно дело исследовать под микроскопом колонию бактерий, и совершенно другое иметь видовое родство с объектом исследования, пусть и отстающим от тебя по уровню развитию.

На этом строится один из основных сюжетных конфликтов всего произведения. Быть ли до конца верным долгу и принципу невмешательства, наблюдая за очередным зверством и торжеством невежества или вступиться, повести за собой людей, и хотя бы попытаться изменить существующий мир. Можно ли наблюдать за жестокостью и насилием над человеком, сохраняя при этом собственную человечность? Быть верным долгу или собственной совести? В книге даются примеры пагубности и (главное) тщетности таких действий, с довольно очевидным выводом: телега истории ветха и неказиста и должна ехать со своей скоростью. Но может ли эта телега поехать в … обратном направлении?

Дон Рэба, местный министр внутренних дел и главная причина всех бед Арканара. Наш мир знал множество безумцев, проходимцев и откровенных злодеев. Эхнатон в Египте Синаххериб в Ассирии, Камбис в Персии, Калигула и Гелиогабал в Риме. Каждый прославился либо неслыханной жестокостью, либо реформами, которые были продиктованы не чаяниями народа, а собственными безумными желаниями. Кто-то правил меньше, кто-то больше, но никто не задержался настолько, чтобы нанесенные народу и стране раны стали вечными кровоточащими стигматами. Дона Рэбу от этих вышеупомянутых личностей отличает лишь одно обстоятельство: он бездарен абсолютно во всем. Пробравшись наверх по чистой случайности, он, как ни странно, задержался там куда как дольше, чем изначально предполагалось. Он лишен всех возможных талантов, глуп, чрезмерно жесток, но умудряется сохранять власть и, мало того, усиливать лихорадку своих безумных начинаний. Ученость, да и просто грамотность, умение читать и писать, отныне вне закона и могут закончится для его обладателя самым плачевным образом. Но как можно истребить все знания и науки, если некому будет лечить даже сановных особ, делать оружие и готовить армию к войне? Это же чистое безумие, ведь любая держава с легкостью сомнет королевство, в котором бал правит невежество.

В негласном противоборстве главного героя повести дона Руматы и дона Рэбы просматривается несколько очень интересных мыслей. Зло само по себе чудовищно, но намного страшнее любого зла – полное ему непротивление. Причем, за злом не всегда стоит сила, способная сломить любое возможное сопротивление, вроде Саурона, раскидывающего эльфов пачками. Нет, зачастую, зло либо сопоставимо, либо даже слабее своей жертвы, и имеет скорее психологическое, нежели физическое превосходство. В животном мире есть много подобного, как например атака нескольких шершней на пчелиный рой, где пчелы, при стократном перевесе, гибнут все до единой, даже не пытаясь защитить себя и свой дом. Румата не может ни понять, ни принять это загадочное обстоятельство. Он мог бы разорвать в клочья всю эту гниль и смрад, но ведь не его жизнь они каждодневно уничтожают. Разум, в лице своих лучших представителей, безропотно взирает на собственную мучительную погибель. Без боя, без сопротивления, без единого слова.

Румата сравнивает себя с богом, сетуя на трудность и тяжесть этой ипостаси, но в этом он не совсем прав. Богом быть не трудно – трудно ИГРАТЬ роль бога, надевая её словно костюм. Ты даришь людям надежду, одновременно лишая их силы на самостоятельные действия. Вспомните богов Олимпа и героев Древней Греции. Первым было плевать на низшие (по их меркам) формы разума, коих они считали не более чем фигурками в своих божественных играх (все равно все достанутся Аиду). Вторые прекрасно знали об этом, почитая богов, но в трудностях полагаясь только на свои силы и ум. Арата был прав, возлагая часть вины на дона Румату. Он дал людям надежду, которую не мог оправдать. Однако, другой вопрос не дает мне покоя: не стал ли план Руматы по спасению разума Арканара, своеобразным катализатором усиления зверств дона Рэбы? Вдруг это была лишь прихоть, которая со временем должна была сойти на нет, но встретив сопротивление, дерзкое, изощренное и … непостижимое. Могло ли данная форма невмешательства стать истинной причиной всех дальнейших бед Арканара?

Финал повести заслуживает отдельных слов. Попытка совместить в себе бога и человека, закончилась вполне закономерным коротким замыканием. Нельзя вечно бежать от собственной сущности, пусть и прикрываясь благородными намерениями беспристрастного наблюдателя. «Чтобы остаться человеком, иногда нужно сделать выбор» говорил Грэм Грин в своем великом романе. Румата свой выбор сделал, пусть и чуть позднее, чем ему бы хотелось. Минимализм в описании не всегда идет произведению на пользу, но в данном случае это работает на все сто. Ведь насколько же красочно собственное воображение описало картину произошедшего, имея в качестве «горючего» лишь фразу «словом, видно было, где он шел».

Теперь, что касается текста между строк и так называемых намеков. Повесть вышла в Советском союзе (открыт секрет Полишинеля) и у местной интеллигенции тут же вызвала закономерную реакцию «Господа (ну какие же они друг другу товарищи?), это про наш строй!» Серость, репрессивный аппарат, отсутствие свободы слова, передвижения и полный диктат в сфере идеи. В принципе, беря ранние года советской власти (20-е и 30-е), все вышеописанное можно было наблюдать даже без лупы с 3-х кратным увеличением, но не вяжется с этим одно существенное обстоятельство. Советский Союз, при огромном количестве проблем, ошибок и откровенных преступлений, был настоящим царством всеобщего просвещения. Невозможно сравнить (общий) уровень образованности Российской империи и Советского союза — это не разные планеты или солнечные системы, а разные ГАЛАКТИКИ. Никто не отрицает значимость Петербургской академии наук, в которой помимо наших светил (Менделеева, Лебедева, Лобачевского) работали Леонард Эйлер и Николай Бернулли, но общий уровень провинциальной серости был, как минимум, сопоставим с Арканаром. Я не даром сказал «увы» при сожалении о непродолжительном времени жизни в Советском Союзе. При всех известных мне издержках (НИЧЕГО НЕ БЫЛО ВАЩЕ), высшее образование я хотел бы получить именно в ТО время. Помню, как один из наших преподавателей, лукаво улыбаясь, заметил, что те оценки, которые мы все получаем на балл (а то и полтора) выше того, что ставили за аналогичные знания в 70-е и 80-е. Особенно остро это чувствуется у современных представителей среднего специального образования (так называемых колледжей), не знающих разницу между метчиком, зенкером и сверлом. Словом, сложно мне представить Арканар, как прямую аллегорию на СССР.

Говоря об этой повести, нельзя не коснуться двух (пока) её экранизаций. Не секрет, что международная «солянка» конца 80-х мало кому пришлась по душе. Куча отсебятины, невнятная авторская мысль (даже с учетом отсебятины) и множество прочих огрехов подтвердили народную поговорку: что русскому хорошо, то немцу – смерть (в нашем случае, вышло ровно наоборот). Сказать, что версию Германа ждали, значит не сказать ничего. Неповторимый авторский стиль, отточенный в его шедеврах «Проверки на дорогах», «Мой друг Иван Лапшин» и «Хрусталев, машину!». Точный подбор актеров, умение поставить им правильную задачу, но, главное, понимание текста, как соотечественника авторов повести. Каков оказался итоговый результат, ждать который пришлось тринадцать долгих лет? Первые пару минут пролога получились, можно сказать, превосходными. Гнетущая атмосфера и аутентичность съемочной натуры, без малейших признаков опостылевшего хромокея, выдавали неслыханную сумму стартового аванса. Но буквально через пять минут…

Помните пришельца из романа Воннегута «Завтрак для чемпионов», который хотел открыть людям лекарство от рака, но сделать это мог лишь попукивая и отбивая чечётку? С пришельцем-то все ясно, но зачем нашему соотечественнику понадобилось для передачи своих мыслей использовать настолько изощренный, сложный и непонятный инструментарий? «Это Герман, у него такой язык» говорили наперебой восхищенные критики. Хорошо, допустим. Берем стандартный эпизод диалога (диалога ли?) персонажей на фоне голой мужской задницы. Для чего именно она нужна? Как-то влияет на предмет диалога, создает необходимую атмосферу или раскрывает тайный смысл? Не замечать её нельзя, а понять для ЧЕГО никак не получается. Таких эпизодов в фильме целые вагоны и все они формируют одну очевидную истину: режиссер говорит не со зрителем, а с самим собой. Понимал ли он, при этом, самого себя? Вопрос достойный продолжительной дискуссии.

Так на что же намекали именитые братья? А может быть, в этот раз, и не намекали вовсе. Ответов тут может быть несколько и можно долго спорить, какой из них наиболее верный. Мне лично кажется, что повесть, в первую очередь, о вещах универсальных: человечности, совести, морали и выборе, подчас нелегком, но всегда необходимом. С выбором можно долго тянуть, словно с походом к зубному врачу, но чем дольше ожидания, тем хуже последствия – это аксиома.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Обитаемый остров»

Е.Н., 8 апреля 2016 г. 21:27

Удивлена, что в списке «Похожих произведений» не указан «Эдем» Лема. Точкой соприкосновения является подведение и здесь, и там героев к нравственному выбору при решении вопроса о вмешательстве в чужую жизнь. Пусть разные методы, разные условия столкновения аборигенов и пришлых, но тем не менее суть вопроса одна и та же: можно ли осчастливить насильно, имеешь ли право решать за других, как им жить, имеешь ли право помочь, исходя из своих представлений о хорошем и плохом, и явится ли твоя помощь благом для тех, кому «помогаешь», или же она окажется дорогой в ад. Что хуже – помочь или отойти в сторону – и для кого это будет хуже?

В книге ответа нет, но это и к лучшему. Главное, что Стругацким удалось заставить задуматься над этими вопросами. Но вот что забавно, писали они про СССР, но я, как человек, заставший СССР, переживший его крушение, открытие границ и возрождение России, акценты расставляю уже совсем по-другому. И мне Максим больше всего напоминает советских людей с их наивной верой в братство, справедливость, равенство. И он, и мы как будто попали из инкубатора в чужой мир. Но вот государство самоустранилось от прежней опеки над людьми, и выяснилось, что люди просто инфантильны и не ценили безопасности и многих социальных благ, что у них были. Государство перестало содержать национальные окраины и контролировать отдельные страны, и выяснилось, что нет никакой дружбы народов. Советское руководство сдало страну американцам, и выяснилось, что советская пропаганда была права, рассказывая ужасы о капиталистических нравах, но топорна, а мы над ней смеялись. Рухнул железный занавес, мы стали ездить за границу, получили доступ к их СМИ, и вдруг выяснилось, что это только наша идеология воспитывала массово уважение к чужой культуре. В общем «чудных» открытий и жестоких разочарований была куча, сколько народу погибло вследствие нашей неготовности жить вне инкубатора – куда там Максиму с его физической почти неуязвимостью перед нашей ценой за разрушение собственной страны. Этот процесс шёл не только у нас, но вот что интересно: там, где общество сформировало запрос на сохранение государства, на поступление личным ради коллективного, там выдвинулись лидеры, нашлись силы, чтобы начать возрождение после падения. Там, где общество не потрудилось взять ответственность за происходящее, — так и продолжают скакать по граблям. И никакой Странник не может исправить это, потому что у общества есть свои законы развития и управление обществом посторонней силой ничего хорошего об обществе не говорит. Ибо общество, которое не нашло в самом себе сил, не нашло среди себя людей, готовых уловить запрос общества на изменение и взять на себя ответственность на это, не созрело для этих самых изменений и не нуждается в них, а формирование такого запроса извне является искусственным и рано или поздно аукнется. Так что концовка «Эдема» лично мне больше импонирует выбором главных героев. Да, в их решении тоже есть предательство чего-то внутри себя, но из двух зол они выбрали меньшее, пусть им и придётся жить с памятью о своём жестоком поступке – по сути без вины виноватые.

Ну и финальные сцены произведения для меня лучше всего проиллюстрированы фильмом «Матрица»: Нео так уверенно заявляет об освобождении людей от гнёта машин, что становится страшно, как спокойно люди обрекаются на смерть. Допустим, они освободятся от своего сна, но что дальше будут делать люди с атрофированными мускулами, посреди механической пустыни без еды, одежды, приборов, поддерживавших определённую температуру и т.д.?

Оценку ставить не хочу, лучше подожду ещё энное количество лет и перечитаю; возможно, впечатление изменится, ведь «Обитаемый остров» — непростое произведение и по эмоциональному отклику, и по манере Стругацких просто обрывать какие-то сюжетные линии.

Оценка: нет
–  [  10  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Отель «У Погибшего Альпиниста»

Rosin, 3 апреля 2016 г. 20:57

«Не место красит человека, а человек место». Справедливо? Да, но лишь отчасти. Ведь лучше всего место красит не человек, а миф или легенда, связанная с этим местом. Для предприимчивого владельца горнолыжного отеля таким мифом становится загадочная и трагическая история одного альпиниста, почтившего однажды своим присутствием это место. Почему трагическая? Из-за печальной участи искателя приключений, сорвавшегося со скалы во время очередного восхождения. Обыкновенный несчастный случай, далеко не редкий, для людей его профессии. Почему загадочная? Вот тут уже сложнее. Ведь по свидетельству очевидцев, он так и не «выписался» из своего номера…

История начинается с прибытия в отель инспектора Петера Глебски. Он в отпуске и решает провести его, занимаясь активными (и не очень) видами спорта. Но отпуск частично омрачается серией загадочных обстоятельств, связанных с историей погибшего постояльца. Дымящаяся трубка, газета, мокрые следы и не выключенный кем-то душ. Что это? Чья-то шутка, розыгрыш, намеренное желание свести с ума инспектора и постояльцев? Или, действительно, неприкаянный дух покойного альпиниста гуляет по отелю, всеми силами старясь передать какую-то тайну?

Для пытливых умов, подмечающий любые авторские тонкости и полунамеки, стоит учесть одно обстоятельство: все равно вы останетесь в дураках. И не потому что не внимательно следили за всеми «ниточками» сюжетного «клубка», поступками персонажей и прочими деталями. Причина здесь кроется в другом. Пытаясь решить математическое уравнение, вы внезапно обнаружите себя на …уроке географии и, глядя на ваши выводы, учитель непонимающе произнесет «Не дурно. Но причем здесь столица Индонезии?»

Повесть получилась совершенно странной. И это не укор или комплимент, а простая констатация производимого ощущения. Странности начинаются буквально с первых страниц, когда инспектор принимает собаку за обслуживающий персонал. Ничего особенного? Возможно, но странности на этом не заканчиваются. Берем постояльцев отеля и просто смотрим на их имена? Хинкус, Мозес, Симон Симонэ и дю Барнстокр. Каждое в отдельности, не привлечет особого внимания, но собранные в одном месте, под одной крышей? Впрочем, имена, иногда просто имена (здравствуйте, доктор Фрейд). Рассмотрим тех, кому они принадлежать. Симон Симонэ – великий физик, лазающий по стенам отеля, словно подросток с переизбытком гормонов. Дю Барнстокр – фокусник иллюзионист, отдыхающий с…чадом своего покойного брата. Личность, а точнее половая принадлежность, Брюн наверное главная странность всего произведения. Ну где это видано, чтобы отпрыск НИ РАЗУ не произнес фразу, однозначно определяющую его как женщину или мужчину, будучи вдобавок похожим на то и другое. Про хмурого Хинкуса и вечно раздраженного Мозеса не стоит и говорить — они лишь дополняют общую картину.

Помню, как однажды мне довелось прочесть роман «Шкатулка сновидений» Дэвида Мэдсена, чем, учитываю специфику произведения, совершенно не горжусь. Однако, то ощущение иллюзорной атмосферы (на грани сна, бреда и реальности) немного схоже с тем, что создали в своей повести Аркадий и Борис. По сути, нас все время обманывали. Но не из корысти, насмешки или других неблаговидных причин. Вовсе нет, нас обманывали, потому что правду мы готовы видеть лишь в том, что можем ПОНЯТЬ. Именно тут заключена основная идея всего произведения, наиболее ярко выраженная во внутреннем монологе инспектора Глебски. Что же выбрать? Рациональное объяснение или безумную, со всех точек зрения, версию, основанную лишь на вере? И ведь беда как раз в том, что он верил. Верил, но не мог объяснить самого себе, на чем эта вера основана.

Как трудно порой бывает отказаться от здравого смысла в пользу решения, выходящего за грань человеческого понимания. Вся история человечества – это борьба с предрассудками и суевериями, в защиту фактов, расчетов и точных данных. Человечество дорого заплатило за эту борьбу: кострами инквизиции и вечным забвением, непризнанных гениев своего времени. Но победа никогда не дается без оговорок, ведь «залив фундамент» всевозможных знаний и наук, мы отчасти утратили возможность слепо доверять собственному внутреннему голосу и интуиции. Само слово «вера», вне контекста религии, для многих сейчас является анахронизмом. На её место пришла уверенность, по сути, однокоренное слово, но уже требующее определенных доказательств. Для веры нет, и не может быть доказательств. Ты либо веришь, либо нет. «Покажи мне и я поверю» — сложно придумать фразу абсурднее. Абсурдно еще и то, что оппонентом инспектора в сложившейся дилемме, выступает не кто-нибудь, а тот самый физик Симонэ – человек, по роду деятельности, обязанный доверять исключительно фактам.

Что это было? Детектив, мистификация или некая притча? Вопрос, который будет преследовать вас еще долгое время. Кому и чему мы готовы верить? Но не это самое главное. Как именно мы поступим, поверив в то, что не способны объяснить и сможем ли потом с этим жить?

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Град обреченный»

Модест122, 2 апреля 2016 г. 19:21

Я очень люблю Стругацких! Просто-очень! Ну, естественно, не их самих, но их творчество. Это для меня-эталон современной фантастики. «Град обреченный» меня потряс. Я не боюсь этого слова и не преувеличиваю-именно потряс! До этого эпохального романа гениальных Стругацких я прочел у них многое- и шедевральный «Пикник на обочине» и блистательную серию о Максиме Каммерере, и упоительную эпопею о «НИИЧАВО», и «Хромую судьбу» и «Улитку на склоне» и «Малыша», и, конечно, «Трудно быть богом» и многое другое. И даже после этого всего великолепия «Град обреченный» меня потряс! Я, первый раз, читал его днем и ночью-и никак не мог оторваться. Хотя, справедливости ради, надо признать, что так происходило со всеми перечисленными произведениями великих Стругацких- и не только с ними. Но даже в этом эпически великолепном пантеоне современной фантастики от Стругацких-«Град» стоит для меня особняком. Помню, читая роман в первый раз, я все поражался-каким же интеллектом надо обладать, чтобы придумать такое! С тех, уже довольно давних, пор я перечитывал «Град обреченный» раз пять-точно. И все равно эта великая книга великих фантастов равнодушной меня не оставляет! Великолепное произведение!

Оценка: 10