Детская жестокость в


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «nikalexey» > Детская жестокость в фантастике
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Детская жестокость в фантастике

Статья написана 30 июля 2009 г. 13:30

Довольно часто в фантастике главными героями становятся дети. При этом условно можно выделить две категории произведений с детьми: детские и произведения для взрослых.

Если с первым все понятно — дети использованы в качестве героев для того, чтобы приблизить произведения к детской аудитории, показать восприятие мира максимально близким к мировоззрению ребенка, через призму его чувств и эмоций. Ведь все знают, что дети по-другому видят этот мир.

Мне хотелось бы более подробно остановиться на произведениях, главными героями в которых являются дети, рассчитанные на более взрослую аудиторию, а именно на проявлении жестокости детей.

Авторы довольно часто уделяют этому внимание детскому миру. Каков он? Такой ли он добрый? Ведь через этот мир прошел каждый из нас, и каждого свои впечатления, причем очень часто эти впечатления довольно отличаются.

Детская жестокость — что это: необходимость для воспитания или порок человеческого общества?

Примеры этому могут служить Уильям Голдинг «Повелитель мух», Сергей Лукьяненко «Рыцари Сорока Островов», Рэй Брэдбери «Всё лето в один день», Рэй Брэдбери «Детская площадка», частично Орсон Скотт Кард «Тень Эндера», Андрей Лазарчук, Ирина Андронати «За право летать».

Объединяет их одно — детская жестокость, которая страшна многими вещами: во-первых, это дети — идеал непорочности, во-вторых, кто из этих детей после вырастет, и, в-третьих, детская жестокость страшна тем, что дети часто не понимают всей полноты последствий своих действий и поэтому их действия зачатую более жестоки, чем взрослых. Ведь ребенок еще не обладает тем опытом, в том числе горечью от поражений, который присущ взрослым. Дети видят мир в двух цветах – белое и черное, компромисс зачастую отсутствует (по крайней мере, по мнению детей). Хотя следует различать детскую жестокость исходя из побудительных факторов: внешнего и внутреннего. Так в рассказе Брэдбери «Все лето в один день» дети жесткого обошлись с девочкой с Земли, которая теперь живет на Венере, где постоянно идут дожди и люди не видят солнца годами, а маленькая землянка его видела. И этим она отличается от других, в лучшую или худшую сторону, не важно. Она другая. И остальные дети чувствуют это и решают ей отомстить, ибо она, по их мнению, стоит на ступеньку выше их. И они не могут простить ей этого. В «Детской площадке» того же автора мы видим несколько иную картину. Детская жесткость навеяна некой мистической силой, а мир детей – представляется этакой визжащей и безжалостной безликой массы, наделенной чем-то демоническим и с целями далекой от детских беззаботных забав.

Хотелось также остановиться на произведениях, где дети по сюжету оказываются предоставленными самим себе. То есть остаются без надзора взрослых (эх, сколько детей мечтает об этом – полная свобода, делай, что хочу). Вот только вместе с надзором (или вниманием, как кому больше нравится) взрослых, как оказывается, теряется довольно многое. В первую очередь теряется ощущение возможных последствий за совершенные действия. Никто не придет, не поставит в угол, не погрозит пальцем, не лишит сладкого, не оставит на ночь без мультфильмов (многие, думаю, помнят еще и такое). Эта  ситуация расписана во многих романах, мне бы хотелось остановиться на двух из них: Лукьяненко «Рыцари сорока островов» и Уильям Голдинг «Повелитель мух» (к сожалению, данный автор пока не представлен на сайте). Не смотря на общность сюжета, в этих книгах есть и довольно много различий, в том числе и в побудительных причинах агрессии. Так у Лукьяненко несколько подростков (отобранных специально «чужими») попадают на ограниченную территорию, где по приказу «чужих» (внешние побудительные факторы) вынуждены сражаться друг с другом. Голдинг же больше внимания уделял психологическому аспекту. В «Повелителе мух» группа подростков терпит крушение на самолете (случайно попадает) над островом, где в результате определенных событий (больше внутренние факторы) начинает войну друг против друга. Хотя относительно побудительных причин не так все просто. Некоторые подростки говорят, что это их заставлял делать Повелитель мух. Название книги Повелитель мух является буквальным переводом имени древнееврейского бога — Бааль звув, несколько измененное имя которого (Вельзевул) в дальнейшем в христианстве стало ассоциироваться с дьяволом.

То есть нечто мистическое все же присутствует в романе Голдинга. И на это сверхъестественное так удобно списывать свои ошибки и поступки.

Особенно если подобные проступки делаются коллективно, подстегаемые неким Повелителем мух, который тайно наблюдает за всеми из чащи леса, требуя все новых и новых жертв. Этот феномен, феномен толпы, которая в одночасье превращается в дикого зверя, ведомого лишь примитивными и злобными инстинктами, способного снести все на своем пути, после чего пропасть – распасться снова на отдельных людей, каждый из которых не сможет понять, что произошло. И после списать это все на Повелителя мух, как дети на необитаемом острове Голдинга, либо же заключенные сорока островов Лукьяненко. Это делали ведь не они, их заставляли. Но так ли это?

Что легче — стать волчонком, как и другие, развлекая невидимых зрителей, или бросить вызов всем, с той же детской непосредственностью в войне против всего мира? Рыдая после «над прежней невинностью, над тем, как темна человеческая душа».

Дети не должны лишиться детства, взрослые же должны обеспечить это детство, также как и правильное воспитание.



Тэги: Жанры


296
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение30 июля 2009 г. 15:29 цитировать
Да, такое, действительно, любят в последнее время описывать...
Может, людям просто больше нравится читать именно такие книги, описывающие жесткокость и якобы правду настоящей жизни, где они видят и себя...
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение30 июля 2009 г. 15:40 цитировать

цитата Kartusha

Да, такое, действительно, любят в последнее время описывать...
ну насчет того, что в последнее время я не уверен: Брэдбери 1952 и 1954, Голдинг 1954 — прошло более полувека
ну Лукьяненко 1992
так что это не только влияние последнего времени
 


Ссылка на сообщение30 июля 2009 г. 15:44 цитировать
Возможно... Мне еще в этом отношении вспомнился Вербер «Империя ангелов»... Все пороки приурочили сразу к детству...Хотя и так все в жизни зависит от воспитания...
 


Ссылка на сообщение30 июля 2009 г. 15:48 цитировать
Вербара пока еще не читал, поэтому спорить не буду
 


Ссылка на сообщение30 июля 2009 г. 15:52 цитировать
А почему сразу же спорить хочется? :-)
Ну, а Вербер очень неоднозначен... Каждый его по-своему воспринимает...


Ссылка на сообщение30 июля 2009 г. 18:41 цитировать
Ну вы и поставили в один ряд Брэдбери, Голдинга — и Лукьяненко:-[. Имхо, вещи несравнимые.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение30 июля 2009 г. 18:46 цитировать
здесь ставились не авторы, даже не их мастерство, а морально-этические проблемы, которые они поднимали в произведениях




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх