Рецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Рецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Рецензии


Внимание!

Данная рубрика — это не лента всех-всех-всех рецензий, опубликованных на Фантлабе. Мы отбираем только лучшие из рецензий для публикации здесь. Если вы хотите писать в данную рубрику, обратитесь к модераторам.

Помните, что Ваш критический текст должен соответствовать минимальным требованиям данной рубрики:

  1. объём не менее 2000 символов без пробелов

  2. в тексте должен быть анализ, а не только пересказ сюжета и личное мнение нравится/не нравится

  3. рецензия должна быть грамотно написана хорошим русским языком

  4. при оформлении рецензии обязательно должна быть обложка издания и ссылка на нашу базу (можно по клику на обложке)
Модераторы рубрики оставляют за собой право отказать в появлении в рубрике той или иной рецензии с объяснением причин отказа.

Модераторы рубрики: kkk72, Aleks_MacLeod, sham, volga, С.Соболев

Авторы рубрики: Нариман, tencheg, Smooke, sham, Dragn, armitura, kkk72, Dark Andrew, Pickman, fox_mulder, Нопэрапон, Календула, Vladimir Puziy, Aleks_MacLeod, drogozin, shickarev, glupec, rusty_cat, Ruddy, Optimus, CaptainNemo, Petro Gulak, febeerovez, Lartis, cat_ruadh, Вареный, terrry, Metternix, TOD, Warlock9000, Kiplas, NataBold, gelespa, iwan-san, angels_chinese, lith_oops, Barros, gleb_chichikov, Green_Bear, Apiarist, С.Соболев, geralt9999, FixedGrin, Croaker, beskarss78, Jacquemard, Энкиду, kangar, Alisanna, senoid, Сноу, Синяя мышь, DeadPool, v_mashkovsky, discoursf, imon, Shean, DN, WiNchiK, Кечуа, Мэлькор, Saneshka, kim the alien, ergostasio, swordenferz, Pouce, tortuga, primorec, dovlatov, vvladimirsky, ntkj666, stogsena, atgrin, Коварный Котэ, isaev, lady-maika, Anahitta, Russell D. Jones, Verveine, Артем Ляхович, Finefleur, imra, BardK, Samiramay, demetriy120291, darklot, пан Туман, Nexus, evridik, Evil Writer, osipdark, nespyaschiiyojik, The_Matrixx, Клован, Кел-кор, doloew, PiterGirl, Алекс Громов, vrochek, amlobin, ДмитрийВладимиро, Haik, danihnoff, Igor_k, kerigma, ХельгиИнгварссон, Толкователь, astashonok, sergu, Lilit_Fon_Sirius, Олег Игоревич, Виктор Red



Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 219  220  221  222 [223] 224  225  226  227 ... 242  243  244

Статья написана 25 февраля 2011 г. 18:47

             «Кто такой в этой сказке Тарталья? Он злодей, негодяй и каналья!» Слова этой песенки совсем не про здешнего Тарталью. Здешний Тарталья, он же Лючано Борготта, главный герой романа «Кукольник», человек тихий и скромный, можно сказать, обыватель. Он, однако, наделен примечательными способностями и пребывает вместе с ними в весьма необычном мире. Способность Борготты, невропаста, или «кукольника», заключается в умении «подключаться» к нервной системе другого человека – «куклы» (при обязательном его согласии) и отчасти управлять им. Попробуем теперь разобрать всё по порядку.

Мир. Не секрет, что конструирование миров – прерогатива и любимое занятие фантастов. Не все, однако, в нём одинаково преуспели. В принципе, писатели имеют право и обязанность(!) придумывать любые, сколь угодно фантастические миры, что приветствуется. Но при этом, во избежание полного распада текста, должна соблюдаться внутренняя логичность, завершенность и самодостаточность, присущая данному конкретному нерукотворному миру. Этих качеств «Кукольнику», на мой взгляд, не хватает. Элементы НФ, фэнтези, авантюрно-плутовского романа и мемуарного жанра смешались в этом коктейле не в самой лучшей пропорции. Хотя книга имеет подзаголовок «космическая симфония», речь в ней, очевидно и, разумеется, не идет о реальном космосе. Космос здесь это, скорее, некая живая субстанция, наделенная психической энергией, либо среда, наполненная живыми, в некотором смысле, «флуктуациями». И передвижения персонажей по этому космосу совершаются тоже с помощью какого-то вида энергии, имеющего отношение к психике, ментальности. При достаточно развитой фантазии такой космос можно воспринимать аллегорически и поэтически. Зато довольно трудно принять за поэтическую аллегорию различного вида парализаторы и «стрелялки» помпилианцев – представителей одной из рас, населяющих «Ойкумену», используемые для пиратских набегов на планеты (то они дисциплинированные солдаты, то корсары). А описание грозного корабельного оружия под названием «межфазник» с использованием терминов современной физики звучит как полная тарабарщина, что называется, за гранью добра и зла. Всё это выглядит очень архаично в литературном отношении, отсылая читателя куда-то к «Туннелю в небе» Р. Хайнлайна, где технологии мгновенных межзвездных перемещений мирно соседствуют с колонизацией планет методами освоения Дикого Запада. Кстати, о помпилианцах. Они – рабовладельцы. Но для чего им рабы? Очевидно, не для возделывания виноградников и тому подобной буколической работы. Уровень технологии, о котором можно судить по техническому оснащению помпилианских «галер», показывает избыточность такого рода усилий. Видимо, рабы нужны для того, чтобы использовать их в качестве тягловой силы звездолетов (допустим, что это возможно). А зачем помпилианцам звездолеты? Очевидно, чтобы захватывать новых рабов. Логично… Более того, авторы упоминают, что способность помпилианцев ставить на своих рабов некое психологическое «клеймо» развилась у них эволюционно(!) в результате долгого рабовладения. А ведь это примерно то же самое, как если бы кто-то заявил, что повсеместное использование на Земле телефонной связи приведет, мало-помалу, к развитию у землян телепатических способностей! Логичнее выглядело бы как раз обратное предположение, что именно необыкновенные качества представителей этой расы привели их к рабовладению.

Кроме рабовладельцев с латинскими именами в этом мире присутствуют и лубочные русские графы вместе со своими крепостными. Закрадывается подозрение, что авторы, не смогли (или не захотели) придумать ничего своего, оригинального, а воспользовались готовыми наименованиями (вплоть до имен собственных) и структурами реального мира с его реальной историей. Но дело в том, что эти структуры, не будучи укоренены естественным образом в новом придуманном мире, выглядят в нём неорганично, чужеродно. Возникает своего рода «семантическое раздражение», ведь российский читатель, смею надеяться, имеет вполне определенное представление о крепостничестве. Гораздо интереснее читать в романе об иных расах. Гематры, брамайны, вехдены и, особенно, вудуны выглядят привлекательно, то есть занимательно, необычно.

Основное противоречие «Кукольника» и других подобных произведений состоит, на мой взгляд, в том, что жизненные перипетии героев преподносятся с убийственной серьезностью, в то время как мир, служащий основой и источником этих перипетий, невозможно принимать всерьез. Это же противоречие не позволяет рассматривать описываемый в «Кукольнике» мир как гротесковый, заведомую пародию. Не наблюдается ни той легкости и естественности «окружающей среды», что характерна, например, для «Билла, героя Галактики», или «Девушки у обрыва» В. Шефнера, ни иронии «Звездных дневников Ийона Тихого» и творений зрелого Р. Шекли. Нет и головокружительного, напряженного сюжета (пример – «Тигр! Тигр!» А. Бестера). Упомянутые произведения, в отличие от «Туннеля в небе», нельзя назвать устаревшими в силу их самодостаточности. Для создания ценного, самобытного текста в таких случаях крайне необходимо чувство меры. Нужно, как сказал классик, пройти по лезвию бритвы, а это, очевидно, не просто. Общий вывод таков: мир «Кукольника» недостаточно проработан концептуально, хотя некоторые отдельные детали выписаны очень хорошо и оставляют впечатление чего-то большего.

Главный герой. Он здесь действительно и, безусловно, – ГЛАВНЫЙ. Собственно говоря, никаких других героев и нет, есть только второстепенные и эпизодические – служебные персонажи. Хотя повествование ведется от третьего лица, впечатление такое, что это сплошной поток сознания Борготты – настолько эгоцентричен этот рассказ. Даже его учитель маэстро Карл и прочие личности, повлиявшие на судьбу Лючано, представлены как его alter ego. Считается как будто, что Лючано Борготта – человек трудной судьбы, но на Оливера Твиста он всё же не похож и, соответственно, особого сочувствия не вызывает. При всем при этом какой-либо цели у «героя» не наблюдается. Никаких волевых поступков он совершает, судьбоносных решений не принимает, не демонстрирует никаких убеждений, да и вообще старается «не париться». Он просто, как говорят, плывет по течению. Своей психологией он неуловимо напоминает какого-то офисного начальника средней руки из столичного мегаполиса. (Это, правда, моё личное впечатление.) Такой «дегероизированный» тип героя сам по себе не кажется новым и очень интересным. Видимо, ясных целей для него в первой книге цикла авторы еще не придумали. Только помпилианская «стерва» Юлия своими подмигиваниями Борготте многозначительно намекает на что-то, вероятно, на второй и третий тома «Ойкумены».

Стиль. Стиль и язык романа одним словом можно охарактеризовать как «читабельный» и «добротный» (а также, видимо, «узнаваемый»). Если психологическая достоверность романа как целого оставляет желать лучшего, то отдельные эпизоды, к примеру, тюрьма и суд на Китте, написаны вполне хорошо и увлекательно. Авторам явно лучше удаются динамичные сцены и диалоги, нежели пространные рассуждения и объяснения. То есть, увереннее всего они себя проявляют именно в приключенческом и авантюрном жанрах. И тут возникает вопрос о ценности всего того красочного прорисованного камуфляжа, именуемого «Ойкуменой». Описание этого слегка фантасмагоричного мира в заданных рамках достаточно убедительно. Авторы умеют наполнить текст зримым содержанием, создать феномен присутствия. Стоит отметить и умелое подчеркивание колоритных деталей. Особенно это касается первой части романа — «Китта». Здесь чувствуется профессионализм, а, может быть, и ремесленный навык. Используют авторы и грубоватый, циничный юмор, который иногда выглядит уместным, а иногда – неуместным (опять же «метрон — аристон»).

Идеи. На мой взгляд, интересные, перспективные идеи в этом романе присутствуют. Прежде всего, это касается невропастов-кукольников. Театр контактной имперсонации (неплохо звучит!) просто сам просится в какой-нибудь цикл приключенческих и психологических новелл, как минимум. А вот концепция «королевы-боли», в самый неподходящий момент навредившей Лючано, изложена как-то невнятно, и выглядит почти притянутой за уши. Действительно, если бы не это, то, как бы еще иначе наш прожженный невропаст, «полноправный гражданин» Борготта попал в рабство к гард-легату Тумидусу? Другое интересное изобретение – это вудунский культ Лоа, и всё, что с этим связано. Здесь мне чудятся какие-то отголоски романов Р. Желязны «Творец снов» и «Остров Мертвых», которые могли бы получить новое нетривиальное развитие. Понятие «рас-энергетов», умеющих оперировать недоступными обычному человеку энергиями, звучит многообещающе, но в предложенном исполнении оно выглядит как абсурд, если не сказать, нонсенс. Едва ли даже в литературной условности, кроме разве народной сказки, стоит покушаться на принцип Ex nihilo nihil, ex nihilo nihil fit! В целом кажется, что одних только этих идей недостаточно для объемного произведения. Необходима еще сюжетная «пружина», общий замысел. Кстати, если уж рассуждать о сюжете, то надо сказать, что помещение героя в тюрьму (рабство) по «несправедливому» приговору – прием в беллетристике, мягко говоря, не новый, хотя и почти беспроигрышный.

Зададимся теперь строгим вопросом: имеет ли данное произведение познавательную ценность? То есть, в какой мере этот текст может быть продуктивным в смысле внутреннего сопереживания читателя и его интеллектуального и духовного обогащения? На мой взгляд, познавательная ценность «Кукольника» (особенно, второй его части), понимаемая таким образом, не высока. Книга эта смело может быть отнесена к чисто развлекательному жанру, более или менее изощренной, а, иногда, и примитивной, литературной игре, и то, при условии, что читатель принимает правила этой игры, не вполне, к тому же, четкие. Я не рассуждаю здесь о замысле авторов, хотя у меня и имеется на этот счет своё мнение. В данном случае, я думаю, важен не сам замысел, а его конечный результат. Если бы я прочитал эту книгу лет в тринадцать, то, вероятно, был бы в полном восторге. Теперь же ставлю семерку, накидывая один балл, а, может, и полтора, за «дар рассказчика», который может привлечь читателя не столько сутью произведения, сколько манерой изложения. Если и рекомендовать эту книгу к прочтению, то не в познавательных, а, скорее, ознакомительных целях, как характерное, во многом, «детище российской фантастики». Лично я еще раз убедился, что ценные произведения не пишутся за пять месяцев. Стоит, однако, добавить, что читается эта вещица легко, её не назовешь откровенно скучной, что само по себе есть определенное (и немалое :) достижение.


Статья написана 22 февраля 2011 г. 23:24
Размещена также в авторской колонке febeerovez

Наверняка многие знают, или, во всяком случае, слышали о вселенной Warhammer 40.000. Мир будущего, в котором царит постоянная война. Один из ярчайших представителей космической фантастики, так называемая космоопера, полная монументальных персонажей и эпичных битв. Но на данный момент эта вселенная разрослась настолько, что невозможно понять, откуда стоит начинать свой путь по ней. Настольные и компьютерные игры, множество разных серий книг – глаза разбегаются, и пытаются выбрать нужную точку отсчета.

Мне, в свое время, не очень повезло с выбором. Начал я свое знакомство с этой вселенной, книгами об инквизиторе Эйзенхорне, и его ученике Рейвеноре. И я не скажу, что эти истории были плохи, вовсе нет, но ощущение при чтении было такое, будто тебя бросают посреди бескрайнего моря, и полагаться можно только на себя. Имена, названия и определения вызывали бесконечные вопросы, ответы на которых давать тогда никто не собирался. Поэтому вдвойне хорошо, что наше и зарубежное издательства наладили свои отношения, и книги этой серии снова можно купить у нас.  

“Возвышение Хоруса” это первый роман, пожалуй, самого важного цикла в этой вселенной, в какой-то степени ее “Краеугольный камень”. События этой истории происходят задолго до большинства сюжетов игр и остальных книг. Этот рассказ – основа всех тех событий, которые произойдут в будущем, даже, в какой-то степени, причина этих событий. Но сама книга является только интерлюдией к основным событиям всего цикла. Она достаточно плавно знакомит читателя со вселенной, представляет главных участников событий, объясняет структуру и принципы этого мира.

Роман условно делится на три части, каждая из которых рассказывает о каком-то одном событии из жизни космодесантников, и в частности, их командира, и по совместительству главного героя — Капитана Локена. Фактически, события связаны только персонажами, и являются тремя своеобразными поворотными точками, благодаря которым сюжет последующих книг развивается именно так, а не иначе. Самое интересное, что в истории о Хорусе, на первое место стоит не он сам, а те, кто окружает его. Мы, наряду с Локеном, знакомимся со множеством персонажей, открывая все новые и новые лица, пока наконец не приблизимся к самому Хорусу. И то это будет только первая ступень нашего знакомства.

Доверив написание первой книги цикла Дэну Абнетту, создатели вселенной не прогадали – произведения Абнетта являются, если не образцовыми, но, во всяком случае, одними из лучших представителей в “книжном” направлении Warhammer 40.000. Так же получилось и с “Возвышением” – герои интересны, и хотя характеры их раскрываются достаточно просто, но следить за ними весьма интересно. Сюжет развивается плавно, но не лениво – присутствует достаточная динамика и красочные битвы. Читать книгу достаточно легко, несмотря на отягощающие ее "определения" — язык Абнэтта не является каким-то особенно прекрасным, но тем не менее, он весьма разнообразен и увлекателен.  

У книги всего два минуса, но откровенно говоря, возможно не всем они покажутся минусами. Да и если искать истоки проблемы, то виновата тут, пожалуй, сама концепция этой вселенной. Первый минус заключается в том, что в истории очень мало женских персонажей. Не очень понятно – то ли во вселенной царит патриархат, то ли просто истории не нужны такие персонажи. И второе, и самое важное – это дикий пафос, который практически выплескивается со страниц книги на колени читателя.

Однако же, несмотря на эти минусы, книга объективно хороша. Для новичков эта история, в первую очередь, будет полезна тем, что очень четко объяснит понятия вселенной. Для тех, кто не понял всего, авторы даже добавили приложения, дополняющие общие сведения. Но если вы уже знакомы с этой вселенной, то эта книга будет представлять ценность из-за своего сюжета — ведь это, по сути, начало мифа, практически заложившего основы 41 тысячелетия. Однако для полноты всей картины, надо будет все-таки дочитать серию до конца.

p.s. Отдельных слов заслуживает очень качественное издание, с хорошей бумагой и обложкой. Правда и цена за это чудо будет несколько выше, чем вы, возможно, могли бы ожидать.


Статья написана 21 февраля 2011 г. 22:55
Размещена также в авторской колонке shickarev

  Дэн Симмонс "Друд"

В предыдущем романе Дэн Симмонс погрузил читателя в леденящую атмосферу арктического страха и рассказал историю экспедиции Джона Франклина на кораблях «Эребус» и «Террор». Конечно, он был не первым из писателей, кто заинтересовался судьбой экспедиции. Спустя десятилетие после исчезновения моряков английские романисты Чарльз Диккенс и Уилки Коллинз поставили «по мотивам реальных событий» пьесу «Замерзшая пучина», двух персонажей которой сыграли сами авторы. Эти события, очевидно, и вдохновили Симмонса рассказать наконец-то правдивую историю мистера Диккенса.

Писатель Симмонс вырос из Симмонса-читателя, что явным образом отразилось на его творчестве. Цикл «Песни Гипериона» густо замешан на творчестве и фигуре английского поэта-романтика Джона Китса, а дилогия из романов «Илион» и «Олимп» отсылает и к «Илиаде», и к творчеству Пруста.

Не впервой Симмонсу и раскрашивать реальные биографии писателей вымышленными сюжетами. В книге «Колокол по Хэму» он поведал о «тайной» жизни Хемингуэя во время Второй Мировой, его борьбе с немецкими подлодками и нацистскими шпионами.

Однако в «Друде», рассказывающем о Диккенсе и его дружбе с Уильямом Уилки Коллинзом, реальность и фантазии Симмонса смешивается и с литературной реальностью романа «Тайна Эдвина Друда». Последний роман великого писателя остался незаконченным, и читатели, следившие за детективной интригой в каждом новом выпуске этой публиковавшейся с продолжением истории, разгадки так и не узнали. Как не узнали ее и биографы, и исследователи творчества автора: в архивах писателя не осталось никаких записей, хотя бы намекающих на окончание книги. И никто из коллег и друзей писателя не осмелился продолжать его последний роман. Разительное отличие от современных нам реалий, когда частенько после смерти писателя обнаруживаются и непременные черновики неоконченной книги, и достойные продолжатели. Хотя продолжения неофициальные — одно из них было приписано авторству Уилки Коллинза и Чарльза Диккенса-мл. — появились уже спустя два года. И версий, разоблачающих загадочную историю Друда и его убийства (убийства ли?), существует в избытке.

Предложит свой вариант разгадки и Симмонс. Впрочем, не раньше, чем расскажет историю долгой дружбы и творческого соперничества Чарльза Диккенса и автора «Лунного камня».    

Симмонс тщательно придерживается исторических фактов и подлинных биографий своих героев и вплетает собственную версию произошедшего в лакуны общеизвестных событий. Благо, и факты дают достаточно поводов и тем для прогулки воображения.

История «Друда» начинается со Стейплхерстской железнодорожной катастрофы 9 июня 1865 года, когда Диккенс едва не погиб. Именно тогда, как писатель рассказал ближайшему другу Уилки Коллинзу, он впервые увидел Друда — загадочного черного человека, бродящего среди мертвых. А заканчивается большая часть истории со смертью Диккенса, спустя ровно пять лет, 9 июня 1870 года. А между этими датами повествование будет заполнено опиумными притонами, детьми лондонского подземелья, месмеризмомом и хранителем магического искусства древнего Египта. И просто залито лауданумом — обезболивающей настойкой опия, которой один из персонажей, скажем прямо, злоупотребляет.

Начинается книга как детективная история, описанная даже с некоторым своеобразным юмором (несомненно, под влиянием Диккенса, который отличался по этой части не только в книгах, но и в жизни: так, после отъезда гостившего у него датского сказочника в его доме появилась табличка, гласившая «в этой комнате Ганс Андерсен прожил однажды пять недель, которые всей семье показались вечностью»). В паре Диккенс-Коллинз, расследующей историю Друда, даже угадываются будущие очертания самого известного английского детективного дуэта. Однако, перевалив за середину, тональность текста резко меняется; в нем появляются пугающие, мрачные и вовсе ужасные обертона, превращающие всю историю в драму, представить которую почти невообразимо.

Реалии «Друда» тесно связаны с персонажами и сюжетами Диккенса и особенно его последнего романа, а также «Лунного камня» Коллинза (в последнем — еще одно пересечение — сильна индийская тема, столь любимая Симмонсом). Однако читателя стоит предупредить, что предварительное знакомство и с «Тайной Эдвина Друда», и с книгой Коллинза, хотя и будет нелишним и удовольствие от чтения только усугубит, обязательным совсем не является. Другое дело, что невообразимо предположить, что, закрыв «Друда», читатель не открыл бы томики с произведениями его главных героев.

«Друд» вообще вертится вокруг литературной оси.

Взаимоотношения всеобщего любимца Диккенса и любителя лауданума Коллинза являются и сюжетным, и идейным центром книги. Симмонс подробно (он, что называется, «хорошо работает с источниками») описывает жизнь своих персонажей и приоткрывает не тайны, но некоторые аспекты писательства. Несмотря на то, что повествование идет от лица Коллинза, волей автора тот отступает на второй план перед фигурой Диккенса. Их дружба, в последние годы жизни Диккенса переросшая в соперничество, едва ли не архитипична и вызывает в памяти тени Сальери и Моцарта вместе с рассуждениями о совместимости гения и злодейства и состязании таланта и гения. А темы зависимости и распада личности предсказуемо напоминают об еще одной паре персонажей, на сей раз Роберта Льюиса Стивенсона.

Рассказывать подробнее о сюжете не стоит, чтобы не раскрыть интригу книги, Отметим лишь, что с Симмонса станется  и к собственному рассказу приладить оборотную сторону. Из которой – по разбросанным по тексту оговоркам, полунамекам и двусмысленностям, нестыковкам расписаний и уверткам персонажей – наблюдательный, сметливый и подозрительный читатель может вывести собственное  представление о произошедшем. Например, заключить, что подлинным злодеем и убийцей в этой истории является дворецкий.

Новая книга Симмонса «Террору» уступает, не в последнюю очередь из-за величия темы последнего и места действия, позволившего упасть на текст отсветам северного сияния, а также того, что писателю удалось продолжить традиции романов путешествий и приключений. «Друд» же доказывает, что Симмонс стал продолжателем классической традиции романистов (само содержание книги демонстрирует, что такие намерения автора были), умело совмещающихся и серьезность темы, и способность развлечь читателя и, что важно, не стыдящихся своих намерений.  

Таких авторов сейчас немного.  

Симмонс — рачительный хозяин, не бросающий свои идеи и не бросающийся своими наработками. Так, в предисловии к рассказу «Сироты Спирали» из «гиперионовского» цикла он рассказывал, что первоначально придуманный им сюжет должен быть стать основой для эпизода «Звездного пути». И читателю возможно еще предстоит снова испытать на себе его рецептуру смеси истории и фантазии.  

Как написал писатель на своем официальном сайте, персонажем его следующей, после еще не вышедших на русском Black Hills и Flashback, книги, несмотря на сопротивление его агента и издателя, должны стать американский романист Генри Джеймс и… мистер Шерлок Холмс.  

Невообразимо, но одновременно с романом Симмонса вышла книга «Последний Диккенс» Мэтью Перла, специализирующегося на исторических детективах с историческими же личностями (на русском языке выходила его книга «Дантов клуб», в которой роль сыщиков примерили на себя представители американских литературных кругов Лонгфелло и Оливер Холмс). Книга также касается тайны Эдвина Друда, которую на сей раз расследует американский издатель Диккенса.  

Удивительное, едва ли не мистическое совпадение творческих замыслов двух писателей подводит к интригующей и многообещающей мысли об их соперничестве.

Интересно, Симмонс и Перл знакомы?


Статья написана 20 февраля 2011 г. 18:57
Размещена также в авторской колонке kkk72

http://www.fantlab.ru/images/editions/big/55904" align=right style='margin-left:10px; max-width:600px'>

Генерал-марш

Андрей Валентинов продолжает свой масштабный труд, посвященный истории ХХ века, труд, в котором смешались исторический роман, научная фантастика, мистика, утопия и антиутопия. В 1923 году благодаря проискам некоего Агасфера отечественная история немного свернула с привычного нам пути. Вожди компартии плетут хитроумные интриги, мистические силы пытаются манипулировать судьбами России, авантюристы всех мастей пытаются проникнуть в различные тайны. А в это время главные герои романа пытаются просто выжить и при этом остаться самими собой в этой жестокой мясорубке. Реальные исторические личности, персонажи других авторов и герои самого Валентинова сплелись в тесный  клубок и предугадать дальнейшее развитие событий очень непросто.

Всегда с удовольствием читаю Валентинова. На сей раз автор все так же верен себе. Первое достоинство романа — глубокое знание автором соответсвующей эпохи и очень грамотное отражение возможных событий. Профессиональный историк Валентинов прекрасно знает как очевидные факторы, влияющие на исторические события, так и незаметные ниточки, дергая за которые можно полностью изменить ход истории. При этом автор не просто развлекает читателя, но и обучает его. Лично мне не раз пришлось заглядывать в историческую литературу, чтобы разобраться со всеми личностями, фигурирующими в романе Валентинова и узнать подробней о их реальной судьбе. С другой стороны, из достоинства романа вытекает и его недостаток. Читатель, имеющий довольно смутное представление о истории 1920-х годов, рискует полностью запутаться и утонуть в исторических подробностях.

Не менее запутаной и увлекательной является и интрига романа. Хитросплетение событий столь запутано, сочетание альтернативной истории и мистики столь интересно, а сюжет настолько изобилует поворотами, что разобраться в нем очень непросто, а предсказать почти невозможно. Учитывая то, что первые части трилогии я давненько не перечитывал, чувствую, что отдельные нюансы все же ускользают от меня, а без этого цельная мозаика романа не складывается. Валентинов нуждается в очень внимательном читателе. Впрочем, порой кажется, что автор и сам слегка запутался в хитросплетениях сюжета и отдельные части эпопеи не вполне состыковываются друг с другом.

Не все сюжетные линии кажутся мне одинаково интерсными. Например, история Леонида Пантелеева кажется немного надуманной. Зато экспедиция из Сайхота в пустыню Такла-Макан описана не только увлекательно, но и душевно.

Персонажи у автора получились очень интересными. Некоторые из них очень удачны, например, Ольга Зотова, которая поистине обрела второе рождение под пером Валентинова. С другой стороны, барон Унгерн или Лариса Рейснер оказались, видимо, довольно далеки от своих реальных прототипов. Вообще, исторические и политические взгляды автора достаточно четко отражаются в его произведениях и не всегда вызывают у меня понимание.

Что ж, «Генерал-марш» — еще один кирпичик в сложном здании альтернативной истории России, которое воздвигает Валентинов. Надо признать, что по масштабности и дерзости замысла, по тщательности проработки деталей и объеме проработанного исторического матерала, труд Валентинова не имеет аналогов в отечественной фантастике. Однако, книги Валентинова рассчитаны на внимательного и подготовленного читателя, уже имеющего достаточно глубокие знания по истории.


Статья написана 20 февраля 2011 г. 10:18
Размещена также в авторской колонке kkk72

http://www.fantlab.ru/images/editions/big/7582" align=right style='margin-left:10px; max-width:600px'>

Око мира

Очень долго я не решался взяться за эпопею Джордана, все-таки размеры «Колеса времени» поистине чудовищны. Но благодаря стечению обстоятельств у меня неожиданно появилось довольно много свободного времени, и я решил осилить хотя бы первый том. Первое же впечатление получилось достаточно неожиданным. Да, конечно, многие авторы фэнтези вышли из «Кольца Толкиена», но начало «Ока мира» просто-таки откровенно вторично. Двуречье поразительно напоминает Шир, троица главных героев — вылитые хоббиты, троллоки от орков вообще почти неотличимы, Мурддраалы (ну и имечко!) подозрительно напоминают кольценосцев, Лан имеет очень много общего с Арагорном и только Гэндальф неожиданно оказался в женском обличье Морейн Седай. Несколько позже обнаружился даже Горлум в образе  Падана Фейна. Ну а уж найти десять отличий между Темными Властелинами у Толкиена и Джордана — нелегкая задача даже для знатока фэнтези.  

Так что же, перед нами всего лишь очередная неудачная копия Толкиена? Вовсе нет. Основываясь на уже готовом материале, Джордан неторопливо и тщательно создает свой собственный мир, пусть и похожий на Средиземье, но обладающий достаточной собственной индивидуальностью. Отличительной особенностью стиля Джордана является многословность и подробность описаний. С одной стороны, эта многословность нередко кажется излишней, утомляющей читателя. Так и хочется сократить объем текста хотя бы на треть, отжав из него лишнюю «воду», совершенно не влияющую на развитие событий. С другой стороны, именно эти мелкие, казалось бы совершенно ненужные подробности придают такое прадоподобие миру Джордана, оживляют его персонажей, делают столь реальными приключения героев.

Постепенно каждый из персонажей обретает свою индивидуальность и сходство с героями Толкиена уже не так бросается в глаза. И уже во многих моментах, например, когда Рнад пытается спасти своего отца, начинаешь действительно сопереживать героям. Более того, односельчане героев, владельцы трактиров, случайные попутчики-фермеры тоже обретают плоть и кровь под пером Джордана. Хотя, порой подчеркивая какую-то ключевую черту в характере своего героя, автор перебарщивает и тот же Лан становится слишком несгибаемо-твердым, Найнив — подчеркнуто недоверчивой и т.д. И только отрицательные персонажи выглядят столь однозначно «черными», что никакой личности разглядеть в каждом из них решительно не удается.

И все же самым интересным у Джордана является мир — большой, разнообразный, в чем-то подчеркнуто реалистичный, а чем-то на удивление волшебный и удивительный. Благодаря насыщенности романа деталями чувствуешь себя так, будто вместе с героями исследуешь загадочный заброшенный город, месишь грязь на бесконечных дорогах, вместе с волками путешествуешь по лесам или бежишь, спасаясь от погони.

С другой стороны, недостатки романа являются продолжением его достоинств. Несмотря на все изменения, происходящие с героями романа, особого развития их образы не получают. Сюжет временами кажется слишком однообразным, а его дальнейшее развитие — слишком предсказуемым. При всем богатстве мира, созданного Джорданом, порой не хватает какой-то изюминки, чего-то очень индивидуального, нетипичного.

Вывод. Если вы перечитали всего Толкиена и хотите прочесть что-то похожее, и при этом у вас достаточно времени и терпения — «Око мира» прекрасно для вас подойдет. Если классическая фэнтези вам несколько приелась и хочется чего-то более необычного и динамичного, то  Джордан — не ваш выбор.


Тэги: Джордан

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 219  220  221  222 [223] 224  225  226  227 ... 242  243  244




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 698

⇑ Наверх