Другая литература


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Другая литература» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Другая литература


Обратите внимание: Список открытых библиографий авторов-нефантастов (FictionLab).

Модераторы рубрики: suhan_ilich, WiNchiK, Kons, Календула, sham, volga

Авторы рубрики: Papyrus, Petro Gulak, suhan_ilich, sham, Kons, ula_allen, WiNchiK, baroni, votrin, PetrOFF, Jacquemard, Кечуа, Vladimir Puziy, voroncovamaria, LadyKara, Sfumato, Apiarist, k2007, Мэлькор, Календула, primorec, Славич, DeMorte, Pirx, Вася Пупкин, saga23, e-Pluto, glupec, ziza, Берендеев, volga, Evil Writer, evridik, atgrin, Edred, isaev, Тиань, vvladimirsky, Алекс Громов, odyssey, sibkron, ЭльНора, Вертер де Гёте, SeverNord, Арлекин, NataBold, borch, монтажник 21



Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 156  157  158  159 [160] 161  162  163  164

Статья написана 2 ноября 2011 г. 18:40

Сегодня, 2 ноября, на V Красноярской ярмарке книжной культуры (КрЯКК) объявлен шорт-лист литературной премии «НОС» (Новая словесность) 2011 года. В него вошли одиннадцать произведений, в том числе книги Виктора Пелевина и Михаила Шишкина.

Премия «НОС» вручается Фондом культурных инициатив Михаила Прохорова с 2010 года «для выявления и поддержки новых трендов в современной художественной словесности на русском языке». Лонг-лист из 25 произведений был объявлен 20 сентября.

Шорт-лист премии «НОС» 2011 года:

​  ● Андрей Аствацатуров — «Скунскамера»;

  ● Николай Байтов — «Думай, что говоришь»;

  ● Игорь Вишневецкий — «Ленинград»;

  ● Дмитрий Данилов — «Горизонтальное положение»;

  ● Николай Кононов — «Фланёр»;

  ● Александр Маркин — «Дневник 2006–2011»;

  ● Виктор Пелевин — «Ананасная вода для прекрасной дамы»;

  ● Мария Рыбакова — «Гнедич»;

  ● Михаил Шишкин — «Письмовник»;

  ● Глеб Шульпяков — «Фес»;

  ● Ирина Ясина — «История болезни».

Как сообщил из Красноярска корреспондент OPENSPACE.RU, книга Дмитрия Данилова добавлена в список экспертами.

В жюри премии входят филолог Марк Липовецкий (председатель), литератор Кирилл Кобрин, критик Константин Мильчин, поэт Елена Фанайлова и журналист Владислав Толстов.

В конце января 2012 года состоится ток-шоу с выбором и награждением победителя и вручением приза зрительских симпатий.

Победитель получит 700 тысяч рублей, финалисты — по 40 тысяч рублей. По результатам голосования в интернете вручается приз зрительских (читательских) симпатий в размере 200 тысяч рублей.

---

Источник: OpenSpace.Ru


Файлы: 2011.jpg (16 Кб)
Статья написана 2 ноября 2011 г. 17:52

Сегодня во Франции были вручены 2 самых значимых литературных премии франкоязычного пространства.




Limonov

Премию Ренодо получил биографический роман Эммануэля Каррэра (Emmanuel Carrère) "Limonov", посвященный писателю и политику Эдуарду Лимонову. В России он известен благодаря биографическому произведению "Филип Дик: Я жив, это вы умерли".

Но главная новость, это конечно же вручение Гонкуровской премии. Присуждается по итогам голосования членов Гонкуровской академии на специальном ужине в парижском ресторане «Друан» (Drouant). Вручается ежегодно, начиная с 1903 года. Размер премии символичен (в настоящее время он составляет десять евро), однако, как правило, присуждение премии существенно увеличивает продажи романа-победителя и выдвигает его автора в первые ряды французской литературы. Изначально планировалась как премия для поддержки молодых авторов.

В Академию Гонкуров входят десять самых известных литераторов Франции, которые получают символическую плату — 60 франков в год. Каждый член академии имеет только один голос и может отдать его только за одну книгу. Президент Академии имеет два голоса. Членами Гонкуровской Академии в разное время были писатели А. Доде, Ж. Ренар, Рони-старший, Ф. Эриа, Э. Базен, Луи Арагон и другие. Подробнее об Академии Гонкуров смотри здесь.



Члены Гонкуровской Академии

Гонкуровская премия / (Prix Goncourt) 2011

2011 г.
Алексис Женни «L'Art français de la guerre»
Alexis Jenni «L'Art français de la guerre»
Гонкуровская премия за биографическое произведение / Prix Goncourt de la Biographie:Маурисио Серра «Malaparte, vies et légendes»
Maurizio Serra «Malaparte, vies et légendes»
Гонкуровская премия за рассказ / Prix Goncourt de la Nouvelle:Бернард Коммент «Tout passe»
Bernard Comment «Tout passe»
Гонкуровская премия за дебютный роман / Prix Goncourt du Premier Roman:Мишель Ростен «Сын»
Michel Rostain «Le Fils»
Гонкуровская премия за поэзию / Prix Goncourt de la Poésie:Венус Хоури-Гата
Vénus Khoury-Ghata
Гонкуровская премия лицеистов / Prix Goncourt des Lycéens:Кэрол Мартенз «Du domaine des Murmures»
Carole Martinez «Du domaine des Murmures»

Статья написана 1 ноября 2011 г. 15:21
Размещена также в авторской колонке Petro Gulak

Вышла в свет книга Екатерины Коути и Натальи Харсы (в ЖЖ — b_a_n_s_h_e_e и michletistka). "Суеверия викторианской Англии". Я читал несколько глав — это замечательная работа, просто необходимая всем стренджистам и норреллистам. Уже есть в Лабиринте, на рид.ру и пр.


Статья написана 19 октября 2011 г. 01:16

Букеровская премия / (The Booker Prize) 2011

19 октября 2011 г.
Джулиан Барнс «Предчувствие конца»
Julian Barnes «The Sense of an Ending»


Статья написана 15 октября 2011 г. 16:33

"Российская Газета" (РГ) продолжает печатать интервью с финалистами литературной премии "Большая книга".

Писатель и сценарист Алексей Слаповский, автор романов "Качество жизни" и "День денег", создатель сценариев к таким популярным телесериалам, как "Остановка по требованию" и "Пятый угол". В финал "Большой книги" вышел его новый роман "Большая книга перемен".

Российская газета: Ваш последний роман — о нашей действительности или все-таки о чем-то большем, вневременном?

Алексей Слаповский: О нашей действительности. Которая включает большое и вневременное. Потому что о любви, деньгах, долге, дружбе, о Боге и богах, о поколениях. Возможно, это самое реалистичное из всех моих произведений. Но предчувствую, что следующая книга будет чистым вымыслом. И опять будут критики гадать, куда меня запихнуть.

РГ: С чего для вас началась литература: с драматургии или все-таки с прозы?

Слаповский: Со стихов. Было исписано и выкинуто несколько общих тетрадей. К счастью, нигде не опубликовал. Потом были песни. Но всерьез все-таки началось с пьес. Первая, одноактная, написанная примерно в 1983-м году, называлась "Анкета". В голове у меня без перерыва звучали диалоги, я их записывал. За пару лет написал штук десять одноактовок. Но решил, что "лета к суровой прозе клонят", начал писать повесть. О любви. Однако собственная авторская речь мне мешала. Я ее выкинул, оставил диалоги, получилась опять пьеса. Уже большая, в двух действиях. Ее и поставили в 1986-м году в Ярославле под названием "Любил, люблю, буду любить". Все, сказал я себе, ты окончательно драматург. И пошел катать пьесы дальше. Но в одной из них герои стали меньше болтать, больше задумываться. И ремарки становились все длиннее. Я понял, что пишу прозу. И сразу же, размявшись несколькими рассказами, начал роман "Я — не я". А в 1999-м я начал писать сценарии — так, как их не пишут нормальные люди: для себя, в стол. Просто чтобы попробовать. И тут вдруг сначала предложение от киношников, а потом от телевидения. Дескать, составьте какую-нибудь заявку, а мы посмотрим. Я составил, они посмотрели. Заявка называлась "Остановка по требованию". В следующем году появился сериал. Так я обрел третью профессию. С ними тремя до сих пор и живу. При этом больше всего я люблю писать о том, как разговаривают люди. Возможно, это вообще самое интересное в жизни.

РГ: Насколько сильно влияет работа над пьесами и сценариями на прозу? Формирует ли драматургия ваш писательский метод?

Слаповский: Всё влияет на всё. Насчет формирования — вряд ли. Хотя некоторые считают, что моя проза более драматургична, чем мои же пьесы. Сценарии же при всем к ним уважении, технологичны, я этого опыта при работе над прозой стараюсь не использовать. Но иногда сам влезает.

РГ: Нет ли, по-вашему, некоего диссонанса в том, чтобы одновременно быть автором сценариев к телесериалам и финалистом премии "Большая книга"?

Слаповский: Я понимаю суть вопроса. Само слово "телесериалы" подразумевает второй сорт. Но, во-первых, их тоже можно делать хорошо. А во-вторых, у меня есть не сериалы, а телевизионные фильмы, в том числе по книгам "Я — не я" и по "Синдрому феникса", этот роман, между прочим, тоже входил в финал БК. А сейчас написан сценарий по книге "Пересуд". Никакого диссонанса. Единственное неудобство касается не меня, а зрителей и читателей. Для некоторых я по определению не могу быть хорошим писателем, поскольку, фи, сериальщик! Они даже и читать не будут. А многие зрители понятия не имеют, что я писатель. Некоторые коллеги говорят: ты портишь сам себе репутацию. Но я ж не виноват, что время приучило людей к "брендовости" и привычке все раскладывать по полкам. Меня трудно позиционировать, я это знаю. В Интернете, набрав мою фамилию, можно наткнуться на кучу определений: "постмодернист", "реалист", "абсурдист", "народный", "попсовый" и даже "создатель интеллектуально-психологических романов". Короче, будто целая бригада работает под моим именем. А репутацию себе порчу, да. Тем еще, что фильмы по моим сериалам получаются неплохими. Были бы они действительно чистым "мылом", прошли тихо, никто бы внимания не обратил: ну, заколачивает деньги человек, все понятно.

РГ: Интересно, что в списке финалистов этого года есть еще один писатель-сценарист — Юрий Арабов, в числе прочего, автор сценариев к фильмам Александра Сокурова. Это просто совпадение? Или сценаристы привносят в современную словесность новый стиль и технику?

Слаповский: Предполагаю, наоборот: в сценарии вносят новый стиль. Арабов в сценариях по-хорошему литературен, это не мешает. И потом писателям всегда интересно пробовать себя в разных ипостасях. И Геласимов у нас сценарии пишет, и Андрей Дмитриев, и Леонид Юзефович, и Владимир Сорокин, есть такой опыт у Людмилы Улицкой... Легче найти тех, кто ни разу не пробовал. Тут еще вопрос заработка: литературой не проживешь.

РГ: Становится ли победа в литературной премии залогом будущего успеха у читателей? Или книжные ярлыки "Лауреат такой-то премии" не работают в читательском сознании?

Слаповский: Увы, работают. Лучше бы работало само имя, но такова эпоха: без продвижения ни один автор, если он не коммерческий, не выйдет на приличные тиражи. Книг — море безбрежное. Читатель растерян. Ему нужно, чтобы кто-то сказал, что такая-то книга достойна прочтения. Премии уже одним тем хороши, что пробуждают хоть какой-то интерес к книгам. Пусть сработает ярлык, пусть книга окажется не столь достойной, как ожидалось — важно открыть, начать читать. Потом, смотришь, вторая книга попадется, третья...

РГ: Читаете ли вы романы других финалистов? Кто и почему наиболее близок вам?

Слаповский: Читаю — и не только финалистов. Я любопытен, мне интересно знать, кто вокруг и рядом. Если о списке, то ближе других Славникова и Буйда. Очень интересен Солоух. Всегда любопытен  Сорокин. Люблю писателей с фантазией.

________________

Источник: "РГ"


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 156  157  158  159 [160] 161  162  163  164




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 285