Серии книг по мифологии ...

Здесь обсуждают тему «Серии книг по мифологии/фольклору» Подсказка book'ашки

Вы здесь: Форумы fantlab.ru > Форум «Другие окололитературные темы» > Тема «Серии книг по мифологии/фольклору» поиск в теме

Серии книг по мифологии/фольклору

Страницы:  1  2  3  4  5 ... 116 117 118 [119] 120 121 122 ... 133 134 135 136 137  написать сообщение
 автор  сообщение


миродержец

Ссылка на сообщение 2 сентября 2019 г. 09:42  
цитировать   |    [ 0 ] 
ameshavkin, спасибо.
–––
Mors certa, hora incérta


миродержец

Ссылка на сообщение 2 сентября 2019 г. 21:36  
цитировать   |    [ 5 ] 

цитата Beksultan

Также нашел киргизскую сказку на мотив M83B — "Чей сон лучше?" — ATU 1626. Сказка, как обычно, еще на русский язык не переводилась. Она небольшая и имеет довольно традиционный для данного мотива сюжет, к тому же в Указателе Березкина уже была учтена другая киргизская сказка на этот мотив (правда, с немного отличающимся сюжетом). Но сказка интересна некоторыми языковыми и культурными реалиями, поэтому я ее обязательно переведу.
— вот обещанный перевод -
Перевод киргизской сказки «Спор» (Мелдеш).
–––
Mors certa, hora incérta


миродержец

Ссылка на сообщение 3 сентября 2019 г. 19:05  
цитировать   |    [ 4 ] 
Вот еще одна казахская сказка на мотив ATU 960. В Указателе Березкина уже есть казахский образец этого мотива -

цитата

Малюга 1970 [у отца двое сыновей от первой жены и младший Аспан от второй; после смерти отца братья дали ему лишь юрту и несколько овец; велят поехать с ними в столицу продавать быков; хан призвал братьев, задал загадки, А. остроумно ответил, хан подарил ему золото; на обратном пути братья решили А. убить; он просит велеть жене назвать сына Караулом; однажды хан слышит диковинное имя, разговаривает с женой А., все понимает; братьев казнят на месте преступления; хан приблизить мальчика, но соглашается на его просьбу оставить его с матерью]: 68-73.

Найденная сказка похожа на него, но с небольшими отличиями.
Ее источник -
Этнографическое обозрение. — М.: Т-во Скороп. А. А. Левенсон, 1904, № 1, Год 16-й, Кн. LX. — 212 с.
Сказки киргизов Сыр-Дарьинской области. Перевод с киргизского А. А. Диваева, стр. 91-114
Сказка № 5, стр. 107-108
Переведено с рукописи киргиза Чимкентского уезда Ногай-Куринской волости Иркембека Ахенбекова

https://yadi.sk/i/bOxMYfe_rs3VNw
–––
Mors certa, hora incérta


миродержец

Ссылка на сообщение 3 сентября 2019 г. 20:09  
цитировать   |    [ 6 ] 
Перевел киргизскую сказку на очень известный мотив "Благодарный мертвец" — Перевод киргизской сказки «Сокурбай».
–––
Mors certa, hora incérta


миротворец

Ссылка на сообщение 15 сентября 2019 г. 22:21  
цитировать   |    [ 0 ] 
В "Саге о Финнбоги Сильном" я наткнулся на интерeсный сюжет, который выглядит как предательство героя его волшебным помощником (Финнбоги/Торгрим, Финнбоги/Торбьёрн). Когда Пропп довольно подробно разбирает мотив волшебного помощника в своём исследованоии волшебной сказки, он ничего не говорит о варианте с предательством. Вопрос к знатокам, какие вам известны примеры этого мотива?
–––
В недобрых борьбах злосчастнее тот, кто победил


миродержец

Ссылка на сообщение 18 сентября 2019 г. 09:41  
цитировать   |    [ 3 ] 
Помните, казахскую сказку "Брат и сестра"? Сказки с таким сюжетом в Указателе Березкина учтены в мотиве K102. Любовница демона, ATU 315, 590 "Женщина, вначале дружественная герою, пытается погубить его, став соучастницей (обычно – любовницей) демона, которого он победил, или (редко) человека, который стремится от героя избавиться".
Нашлась киргизская сказка со схожим сюжетом. На русский еще не переводилась. Вечером попробую привести ее.
–––
Mors certa, hora incérta


миродержец

Ссылка на сообщение 18 сентября 2019 г. 19:43  
цитировать   |    [ 9 ] 

цитата Beksultan

Нашлась киргизская сказка со схожим сюжетом. На русский еще не переводилась. Вечером попробую привести ее.
— времени на полноценный перевод пока нет, поэтому делюсь сокращенным. Сказка взята из этой книги -
Кыргыз эл жомоктору / Түз.: Б. Кебекова, А. Токомбаева. 3-бас. — Б.: Бийиктик, 2007 — 368 б.
Киргизские народные сказки / Сост. Б. Кебекова, А. Токомбаева, 3-е изд. — Бишкек: издательство "Бийиктик", 2007 — 368 с.
ISBN 978-9967-13-226-9
стр. 11-17
Записана в 1959 году от Мураталиева Кыдыралы, инвентарный номер записи — 4013

цитата

Единственный сын Джанадыл (Жалгыз уул Жанадыл)

Жил некогда богатый бай Кожомберди, слава о котором гремела по кунгей (1) и тескей (2) Кочкора. Детей у него было двое, единственный сын по имени Джанадыл и единственная дочь по имени Карлыгач. У Джанадыла был конь Кёктелки (Серая Косуля), белый охотничий сокол и белое ружье баранг (3). Его охотничьими угодьями были два озера: Айдын-Кёл (Прозрачное озеро) и Джекендюю-Кёл (Озеро, поросшее рогозом). Джанадыл всегда охотился на этих двух озерах, спускал своего сокола на бакланов, заполняя торока дичью. Как-то его сестра Карлыгач взмолилась, что ей скучно, попросила у него коня и сокола, чтобы потешиться охотой. Брат усадил ее на коня, посадил ей на руку сокола, повесил на плечо белое ружье баранг и проводил на охоту, строго наказав, чтобы она вернулась к полудню и, чтобы не вздумала взбираться на отрог Кёк-Белес (Синий Отрог). Девушка вволю наохотилась, а когда настал полдень, задумалась — "Брат ради меня не пожалел ни озера, ни коня, ни сокола, почему тогда он жалеет отрог Кёк-Белес?" — и отправилась прямиком на Кёк-Белес. На склонах отрога она увидела какой-то большой город, на подступах к которому заметила трех мужчин. А это хан калмаков Чекиркан охотился с собаками да беркутами. Чекиркан опознал коня, сокола и ружье Джанадыла, безмерно удивился — "Как же так, не в обычае было у Джанадыла появляться на Кёк-Белесе" — и отправил к всаднику одного джигита, известного своим хитроумием. Джигит, подъехав, спросил — "Кто ты?", девушка ответила — "Я Джанадыл, единственный сын", на что джигит подумал про себя — "Слишком высок твой голос, слишком тонок твой волос, уж не Карлыгач ли ты, младшая сестра Джанадыла?". Когда Чекиркан понял, что одинокий джигит, появившийся на Кёк-Белесе, не Джанадыл, то успокоилось его сердце, чуть не выпрыгнувшее от страха из груди. Воскликнул он — "Коли ты Джанадыл, встретимся в лощине, ровно посредине на пути между нами, потолкуем о том, что слышно в наших и ваших землях". Девушка согласилась. За разговорами день приблизился к вечеру, девушка собралась уезжать, не успела встать, как давешний джигит сорвал с нее головной убор, рассыпались ее золотые волосы по плечам. Чекиркан, окончательно убедившись, что это не Джанадыл, задержал девушку у себя на три дня. Решили они пожениться. Когда Карлыгач собралась уезжать домой, Чекиркан сказал ей, что брат не отдаст ее ему добром, и в единоборстве не одолеть ему ее брата. Карлыгач тогда предложила следующее — "Я с женой брата пойду в одно темное ущелье, собирать смородину, потом, вернувшись, притворюсь, что у меня болит печень, что идет у меня кровь из горла. Старший брат в отчаянии начнет приводит ко мне знахарей и лекарей бюбю-бакшы (4), они скажут, что я здорова. Тогда по моему наущению, пошлет он к тебе всадников за твоим знахарем, подговори знахаря сказать, что единственное средство от моей хвори — живая вода сухоголового старца Мюрёка. Много людей отправлялись на поиски этой воды, а назад не вернулся никто. Как уедет мой брат, отчего бы тебе не захватить нашу землю?". Согласился Чекиркан и Карлыгач поехала домой.
Дома Карлыгач сказала, что на озере ей попался белый лебедь величиной с лошадь, спустила она на него сокола, но лебедь сам унес сокола, пришлось ей прождать три дня, а потом когда сокол не вернулся, кое-как удалось ей по озеру добраться до него и вызволить его. Удивленный Джанадыл пустил сокола на дичь, тот, застоявшись за три дня безделья, стал ловить все подряд. Дальше все случилось, как задумала Карлыгач, пошла она собирать смородину с женой Джанадыла, вернувшись, стала харкать кровью и жаловаться на боль в печени. Напуганный брат собрал всех знахарей и лекарей с округи, но они не сумели найти причину болезни. В конце концов, послушавшись Карлыгач, отправил он гонцов к Чекиркану. Присланный Чекирканом лекарь сказал, что вылечится Карлыгач только от живой воды сухоголового старца Мюрёка. Сел Джанадыл на своего коня Кёктелки, взял свое белое ружье баранг. Жена его обладала вещим даром, предостерегла она мужа — "Ай, Джанадыл, единственный сын, видно твоя сестра дала Чекиркану свое слово, не езжай ты за водой старца Мюрёка, не обрекай себя на беду и лишения". Разозлился Джанадыл, побил свою жену и уехал. Тут же знахарь дал знать Чекиркану, что уехал Джанадыл, налетел Чекиркан на народ Джанадыла, вырезал всех. Сделал он Карлыгач своей женой, отца ее рабом, пасущим коров, мать рабыней, смотрящей за телятами, жену Джанадыла он посадил на вола с рваными ноздрями, сделав ее рабыней, собирающей хворост.
Единственный сын Джанадыл провел в пути много дней и ночей, добрался до подернутого дымкой серого лога посреди пустыни, решил там сделать привал, стал расседлывать коня, снял седло, а спина коня сошла красным мясом вместе с седлом. Заговорил конь по-человечьи: "Единственный сын Джанадыл, знаешь ли ты, что я знаю, ведаешь ли ты, что я ведаю? Среди гор Кашка-Таш (Камни-С-Отметиной) лежит одна рыжая лисица. Это ночной страж старика Мюрёка. Подкрадись к ней тайком и схвати ее. Начни ее свежевать заживо и потребуй от нее признания. Начнешь ты вспарывать ее с хвоста, только тогда она расскажет тебе свой секрет, когда доберешься ты до ее морды". Поймал Джанадыл лисицу и потребовал, чтобы рассказала она, что знает. Лисица ответила: "Раз в год приезжает сюда один караванщик, лошадь его валяется на одном месте, съедаю я всякую шерсть и сор, что остаются на этом месте, тем и кормлюсь, больше ничего не знаю". Воскликнул Джанадыл: "Скажешь, лиса, скажешь" — начал вспарывать лису с хвоста, та молчит, дошел до поясницы, молчит лиса, дошел до загривка, молчит лиса. Только когда дошел Джанадыл до морды, сказала лиса — "И расскажу — умру, и промолчу — все равно умру" — и поведала свою тайну — "Я — ночной страж старика Мюрёка. Еще издалека, глазом не достать, сквозь дымку видела я тебетей (5) человека. Три дня у меня мутилось в глазах, не смогла я опознать кто это, а это, оказывается, погибель моя пришла. Смог ты меня, красную как огонь, захватить. В той стороне на белой скале сидят два ворона. Убей одного, второго захвати полумертвым, расскажет он тебе все, а что потом будет, мне уже не ведомо". Рассек Джанадыл морду лисицы до конца, приторочил ее к седлу и отправился к белой скале. У белой скалы Джанадыл расседлал коня и пустил пастись у камней, похожих на ворота, как обычного коня со сбитой спиной. Сразу же прилетели два ворона и со словами — "С тех пор, как повстречались мы со стариком Мюрёком, пропадаем, питаясь одной только падалью собак и птиц, давай втайне от него попируем" — сели на коня и стали клевать его окровавленную спину. Но конь Кёктелки отбивался головой и не давал им толком наесться. Вечером вороны решили — "Полетим обратно к белой скале и приведем оттуда белого архара, пусть он перешибет этому коню шею рогами, тогда и наедимся". Как они улетели, конь сказал Джанадылу: "Утром выкопай до их возвращения нору и спрячься в ней. Как соберется архар забодать меня, стреляй ему прямо в лоб. Потом застрели и двух воронов. Но второго ворона не убивай, прояви меткость, перебей ему клюв, узнаем у него тайну Мюрёка". Утром Джанадыл спрятался в выкопанной норе. Когда солнце стояло уже высоко, явились два ворона и белый архар с ними. Изготовился архар, чтобы забодать коня, тут и застрелил его Джанадыл в лоб, застрелил он и первого ворона, второму перебил крыло и уже собирался снести ему голову, как воскликнул конь — "Эй, богатырь, есть у тебя мужество, но нет ума, не убивай его!". Стал Джанадыл выпытывать у ворона, как ему достать живой воды, тот рассказал — "Приготовь две вязанки верблюжьей колючки, две вязанки сухожилий и два мешка мяса и иди прямо. Выскочат перед тобой два верблюда, чтобы сшибить тебя, кинь им вязанки верблюжьей колючки, станут они ее жевать, а ты иди дальше. Потом встретят тебя две старухи мастан (6), скажут, что поживятся они твоими сухожилиями, брось им вязанки сухожилий и проходи дальше. Выскочат потом перед тобой два пса, величиной с теленка, скажут, что поживятся они молодым мясом, брось им два мешка с мясом, будет тебе открыт путь. Дальше увидишь ты юрту с закрытой дверью и закрытым тюндюком (7), открой дверь и тюндюк. После увидишь ты еще одну юрту, у которой будут открыты и дверь, и тюндюк, закрой дверь и тюндюк. Только потом достигнешь ты воды старого Мюрёка.
Сделал все Джанадыл, как ему было сказано, и набрал живой воды. Когда он уходил с водой, заподозрил старик Мюрёк что что-то неладно и воскликнул — "Режь, мой ийрек (8), режь! Цепляй, мой ийрек, цепляй!". Настиг их ийрек старика и срезал у коня хвостовые позвонки.
Добрался единственный сын Джанадыл до своих краев, а там от твердого остались только камни, от мягкого осталась только зола. Прорыдал Джанадыл от полудня и до позднего вечера. В какой-то момент подал ему его конь зеркальце, найденное в золе у тагана, и сказал — "Посмотри-ка на себя". Глянул Джанадыл, уходил он на поиски пятнадцатилетним юношей, а из зеркала смотрит на него старик, с пестрой от седины бородой. Дал конь Джанадылу живую воду старика Мюрёка и говорит — "Капни на засохшую арчу". Капнул Джанадыл, зазеленела арча молодым саженцем. Попил Джанадыл живой воды, стал обратно пятнадцатилетним юношей. Дал он живой воды коню, стал конь молодым жеребенком. Говорит волшебный Кёктелки: "Младшая сестра твоя, когда поехала на мне на охоту, спуталась там с ханом калмаков. Жена твоя была непростой женщиной, почувствовала неладное, но ты ее не послушал. После твоего отъезда хан Чекиркан истребил твой народ. Сестра твоя беременна, в утробе у нее сорок черных скворцов. Должен ты их уничтожить до появления их на свет, иначе много бед они принесут. Отец твой Кожомберди стал рабом, что пасет коров, мать твоя — рабыня, смотрящая за телятами, увидишь их, когда домой доберешься".
Поехал Джанадыл, нахлестывая коня и по правому боку, и по левому, встретилась ему его жена, собиравшая хворост, упал ее хворост в низину, плачет она горькими слезами:
   Когда был раньше прежний Бог
   При единственном сыне Джанадыле,
   Была я, среди носящих наперсток, первой мастерицей,
   Была я девушкой, что на игрища не ходит.
   Голова моя, ночью за двери ни разу не выходившая,
   Голова моя, вчерашней еды никогда не евшая.
Джанадыл помог ей навьючить обратно хворост, едет дальше, видит бежит старик, не поспевает за двумя рыжими коровами. Поздоровался Джанадыл, спросил: "Чьи это коровы?", старик ответил: "При прежнем Боге были это коровы единственного сына Джанадыла, а при нынешнем Боге это коровы Чекиркана".
Дальше едет Джанадыл, смотрит — старуха двух телят не может догнать, с ног падает. Узнал Джанадыл мать, но не подал виду, дальше поехал.
Добрался Джанадыл до своего дома в полдень, а там сидит на тёр (9) его младшая сестра Карлыгач. Через какое-то время приехала жена Джанадыла, привезла на воле с рваными ноздрями хворост, вскочила Карлыгач, поколотила ее со словами "Что же ты раньше не привезла хворост". Следом пришли их отец, погоняя коров, и мать, погоняя телят. Карлыгач и отца, и мать стала бить, гоняя вокруг юрты. Потянулась рука Джанадыла за ружьем, чтобы застрелить сестру, но сдержал он себя — "Подожду-ка я, понаблюдаю до конца".
Велела сестра — "Ведите гостя в ёргё (10), окажите ему достойный прием!". Отказался Джанадыл — "Я лучше пойду с этими беднягами в их алачык (11), там и переночую" — и ушел со стариками. Вскоре принесли к ним мясо жирного барана. Нарезал Джанадыл мясо мелко-мелко, накормил отца и мать, постелил две шкуры, уложил их и собрался было пойти, чтобы начать бойню, как явилась Карлыгач. Воскликнула она — "Это что же вы разлеглись, как будто вернулся единственный сын Джанадыл, а кто будет за скотом, да за хозяйством смотреть!" — и раздернула алачык из травы. Тут уж точно решил Джанадыл ее застрелить, выхватил свое белое ружье баранг, узнала его Карлыгач, от страха лишилась речи, застыла как изваяние. Срубил Джанадыл голову Карлыгач, вспорол ей живот и обнаружил там сундук. Убил Джанадыл тридцать девять черных скворцов, что были в сундуке, самый последний сороковой скворец схватился с ним и боролся четырнадцать дней. Обессилел Джанадыл, уже вот-вот одолел бы его скворец, как прискакал Кёктелки и оторвал зубами бедро скворцу. Убил Джанадыл скворца, а потом и хана Чекиркана. Дал он живой воды старика Мюрёка своим родителям и жене, помолодели они. Перекочевали они обратно на свои земли и зажили счастливо.

Примечания
1. кунгей — сторона, обращенная к солнцу; солнечная сторона; южный склон горы или хребта.
2. тескей — сторона в тени; северный склон горы или хребта.
3. баранг — пистонное ружье, в отличие от кремневего или фитильного; фабричное ружье европейского производства; название происходит от персидского "фаранг" — франкский, то есть французский, в более широком смысле европейский.
4. бюбю-бакшы — "бюбю" — женщина-ворожея, "бакшы" — шаман, лечивший болезни экстатическими практиками; здесь термин "бюбю-бакшы" является собирательным названием различных знахарей, лекарей.
5. тебетей — меховая шапка, которую носили девочки добрачного возраста и мужчины; верх шапки шился из другого материала; хорошее представление о внешнем виде тебетея может дать т.н. "Шапка Мономаха".
6. мастан кемпир — букв. "старуха мастан" — в киргизском фольклоре демонические создания в образе старух, сосущих кровь из пятки человека.
7. тюндюк — верхняя решетка юрты, в виде кольца, укрепленного крест-накрест дугообразными перемычками; по окружности кольца вставлялись изогнутые жерди уук, образующие куполообразную крышу юрты; тюндюк служил дымоходом, вентиляционным и световым окном, в непогоду и ночью закрывался войлочным пологом.
8. ийрек — изогнутое лезвие с двумя рукоятками на концах, скребок для мездрения шкур; в фольклоре часто служил оружием различным сверхъестественным существам, например, в эпосе "Эр-Тоштюк" ведьма не только запускала свой ийрек во врагов, но и летала на нем верхом.
9. тёр — почетное место в юрте, располагалось прямо напротив входа.
10. ёргё — праздничная, богато украшенная юрта из белого войлока; обычно ставилась для новобрачных, также богатые люди могли использовать такую юрту для приема почетных гостей, то есть обычные хозяйственные функции (разведение огня, приготовление еды и прочие бытовые заботы) для такой юрты исключались.
11. алачык — подробнее смотрим комментарий к предыдущим переводам; здесь имеется в виду примитивный шалаш из веток и травы.
–––
Mors certa, hora incérta


миродержец

Ссылка на сообщение 23 сентября 2019 г. 20:33  
цитировать   |    [ 5 ] 
Тут вот какая штука. Есть очень известный древнеегипетский текст — «Сказка о потерпевшем кораблекрушение» (также «Змеиный остров»), который считается древнейшим фантастическим произведением. В центральном эпизоде этой истории человек после кораблекрушения оказывается на некоем райском острове, на котором обитает огромный Змей. Змей, выслушав рассказ человека о том, как он попал на остров, рассказывает ему свою историю. И вот в этой истории мне не дает покоя один момент. Приведу этот фрагмент текста в нескольких русских переводах:

цитата

Перевод: И. С. Кацнельсон и Ф. Л. Мендельсон

Слушай, я расскажу тебе нечто о несчастье, которое приключилось на этом острове. Здесь я жил со своими собратьями и детьми, и всего нас было семьдесят пять змеев. Еще была среди нас одна девочка, дочь простой смертной, но я ее не считаю. И вот однажды упала с неба звезда, и пламя охватило всех. Случилось это, когда меня с ними не было. Они все сгорели, и лишь я один спасся. Но, когда я увидел эту гору мертвых тел, я сам едва не умер от скорби.

цитата

Перевод: И. Г. Лившиц

Я хочу рассказать тебе о подобном же (случае), происшедшем на этом острове, где я находился (некогда) вместе с моими собратьями, среди которых были и дети. Всего нас было семьдесят пять змей — моих детей вместе с моими собратьями. Не стану упоминать тебе о юной дочери, которую я вымолил себе. Внезапно упала звезда, и они были охвачены ее пламенем. И случилось так, что меня не было при этом, и они сгорели, когда меня не было среди них. Я (едва не) умер из-за них, когда нашел вместо них только гору трупов.

цитата

Перевод: Е. Н. Максимов

125. Расскажу же я тебе нечто подобное, случившееся на этом острове.
126. был я на нём вместе с братьями моими
127. (и) детьми, (находясь) среди них. Нас было (досл. «Мы составляли») 75 змей
128. с детьми моими и братьями моими. Не упоминаю я тебе о
129. маленькой дочери, принесённой мне роком. (Однажды) звезда
130. упала (досл. «спустилась»). Вышли эти в огонь, в руку её (звезды). Случилось же это, (когда) не было меня вместе (с ними).
131. Они сгорели, (а) меня не было среди них. Умер я из-за них, (когда) увидел я (досл. «нашёл я»)
132. их в виде трупа единого.

цитата

Перевод: М. А. Коростовцев

125. Вот я поведаю тебе о происшедшем на этом острове.
126. Я жил здесь с моими братьями и детьми,
127. нас было семьдесят пять змеев
128. с детьми и братьями моими, не считая
129. малой дочери, которую я добыл себе молитвой. И вот упала звезда
130. и попалила их. Это случилось, когда меня не было —
131. не было меня среди них. Я чуть было не умер, когда нашел их всех
132. в одной груде спаленных тел.

цитата

Перевод: Т. А. Шеркова

Расскажу же я тебе нечто подобное, случившееся на острове этом.
Был я на нем вместе с соплеменниками (и) детьми (т. е. взрослыми и малыми), был среди них. Было нас 75 змей — детей с братьями и сестрами моими. Не напомнил я тебе о дочери меньшой, принесенной мне судьбой. Тогда звезда упала. Стали они огнем в руке ее. Случилось же, (что) не было меня вместе (с ними), (когда) сгорели они, не было меня среди них. Тогда умер я душой из-за них, (когда) нашел я их в виде трупа единого.

Вот откуда Кацнельсон и Мендельсон взяли, что дочь Змея была человеческим ребенком? Почему другие переводчики не упоминают о такой важной детали?
Есть еще русский перевод книги Уоллиса Баджа "Египетские сказки, повести и легенды", в котором тоже прямо говорится, что дочь была человеческим ребенком -

цитата

Перевод: Эрнест Альфред Уоллес Бадж

Поэтому поведаю я тебе о том, что случилось на острове этом. Жил я здесь со своими братьями и детьми, и вместе с детьми и братьями нас было семьдесят пять змеев, не считая дочери земной женщины, принесенной мне [волшебным образом]. Потом звезда упала, и сгорели они в ней. Случилось же так, что в тот момент не было меня с ними. Все они погибли, кроме меня. Когда нашел я их в виде единой груды обгорелых тел, от тоски сам я [чуть не] умер.

Странно, что в оригинальной книге Баджа (The Literature of the Ancient Egyptians) не говорится про материнство земной женщины -

цитата

I will now describe unto thee some of the things that have happened unto me on this island. I used to live here with my brethren, and with my children who dwelt among them; now my children and my brethren together numbered seventy-five. I do not make mention of a little maiden who had been brought to me by fate. And a star fell [from heaven], and these (i.e. his children, and his brethren, and the maiden) came into the fire which fell with it. I myself was not with those who were burnt in the fire, and I was not in their midst, but I [well-nigh] died [of grief] for them. And I found a place wherein I buried them all together.
Гуглоперевод -
Сейчас я опишу тебе некоторые вещи, которые произошли со мной на этом острове. Раньше я жил здесь со своими братьями и со своими детьми, которые жили среди них; тогда моих детей и моих братьев вместе насчитывалось семьдесят пять. Я не упоминаю маленькую деву, которую мне привела судьба. И упала звезда [с небес], и эти (то есть его дети, и его братья, и дева) оказались в огне, который упал с ней. Я сам не был с теми, кто был сожжен в огне, и я не был среди них, но я [почти] умер за них [от горя]. И я нашел место, где похоронил их всех вместе.

Нет такого и в другом известном английском переводе древнеегипетского текста -

цитата

Перевод: Уильям Мэттью Флиндерс Питри

Let me tell you the like there of which occurred on this island in which I was on it with my brothers, and children were in the midst of them. We totaled seventy-five snakes, my children together with my brothers; I will not mention to you a little daughter whom I had obtained by prayer. Then a star fell, and these went up in flame because of it. It happened that I was not with them when they burned. I was not among them. I was dead to them and would have died for them when I found them a heap of corpses all together.
Гуглоперевод -
Позвольте мне рассказать вам о том, что произошло на этом острове, на котором я был с моими братьями, и среди них были дети. Мы насчитали семьдесят пять змей, мои дети вместе с моими братьями; Я не упоминаю о маленькой дочери, которую я приобрел молитвой. Затем упала звезда, и они загорелись из-за этого. Случилось так, что меня не было с ними, когда они сгорели. Я не был среди них. Я был мертв для них и умер бы за них, если бы нашел их всех вместе в куче трупов.

Что думаете об этом?
–––
Mors certa, hora incérta


магистр

Ссылка на сообщение 23 сентября 2019 г. 21:51  
цитировать   |    [ 2 ] 
Beksultan Думаю это отсебятина переводчика.Издатель и первый переводчик.,как выясняется, вообще выпустил этот кусок текста https://www.proza.ru/2018/12/02/1157.А до приведенного вами перевода Кацнельсона 1956 года был только перевод Францова 1929.Поздние переводчики про человеческую дочь как-то забыли.


авторитет

Ссылка на сообщение 24 сентября 2019 г. 10:50  
цитировать   |    [ 0 ] 

цитата Beksultan

Что думаете об этом?

А не может это быть связано с неоднозначной трактовкой отдельных слов и символов? И со сменой переводческих теорий?


философ

Ссылка на сообщение 24 сентября 2019 г. 12:58  
цитировать   |    [ 0 ] 

цитата Лунатица


А не может это быть связано с неоднозначной трактовкой отдельных слов и символов?


Или, как говорят в теме Толкина, "переводы на любой вкус".
–––
"Сумерки, осень и бешеный дождь,
Я подошёл и спросил - что ты ждёшь."


миродержец

Ссылка на сообщение 25 сентября 2019 г. 09:30  
цитировать   |    [ 2 ] 
Ну, видимо, действительно дело в том, что иероглифы (или что там? кажется, этот папирус был записан демотическим письмом) не всегда можно трактовать однозначно. В англовики вообще написано, что в некоторых переводах дочь змея выживает.
–––
Mors certa, hora incérta


миродержец

Ссылка на сообщение 26 сентября 2019 г. 20:50  
цитировать   |    [ 3 ] 
Левират в фольклоре горных таджиков -



Розенфельд А. З. Дарвазский фольклор // Страны и народы Востока. Выпуск 10. — М.: Наука, 1971
–––
Mors certa, hora incérta


магистр

Ссылка на сообщение 28 сентября 2019 г. 11:15  
цитировать   |    [ 0 ] 
Добрый День.Обладает ли кто нибудь как можно более подробной информацией об издании:
Полен Парис "Романы Круглого Стола.Бретонский цикл"http://wordorder.ru/catalog-ru/hudozhestv... Пока в моем распоряжении только статья Игоря Мальского из журнала "Vox medii aevi "


миротворец

Ссылка на сообщение 28 сентября 2019 г. 11:22  
цитировать   |    [ 0 ] 
count Yorga
Присоединяюсь к вопросу! ^_^


философ

Ссылка на сообщение 28 сентября 2019 г. 12:26  
цитировать   |    [ 0 ] 

цитата count Yorga

Полен Парис "Романы Круглого Стола.Бретонский цикл"

Себе я бы не стал покупать. Это популярный пересказ для юных французских читателей середины 19 века (аналог: книга Куна о греческих мифах).
–––
Minutissimarum rerum minutissimus scrutator


магистр

Ссылка на сообщение 28 сентября 2019 г. 13:10  
цитировать   |    [ 0 ] 
ameshavkin Возможно вы и правы. Но это все таки скорее научное издание.Посмотрел на Гутенберге-200 сносок только к пятому тому "Ланселот Озерный"


миродержец

Ссылка на сообщение 30 сентября 2019 г. 18:41  
цитировать   |    [ 7 ] 
Перевел еще одну, неизвестную русскому читателю, киргизскую сказку — «Богатырь Карач».
–––
Mors certa, hora incérta


авторитет

Ссылка на сообщение 9 октября 2019 г. 14:25  
цитировать   |    [ 4 ] 
Восточнославянские этиологические сказки и легенды: Энциклопедический словарь / Сост. О.В. Белова, А.В. Гура, Г.И. Кабакова, С.М. Толстая. — М.: Издательский дом «Неолит», 2019. — 480 с. ISBN 978-5-6042415-2-3 .




Словарь сюжетов и мотивов восточнославянских этиологических сказок и легенд представляет собой свод материалов, относящихся к народной этиологии — области фольклорно-мифологического знания о сотворении мира, создании природных и культурных объектов, формировании социальных институтов. Важный аспект народной этиологии — это представление не только о возможности изменений и трансформаций всех элементов мироздания, но и поверья о превращении одних объектов в другие. Материалы, собранные в словаре, позволяют проанализировать сюжеты, мотивы и набор персонажей, характерные для всего восточнославянского ареала, для отдельных национальных традиций (русской, белорусской, украинской) или для традиций региональных, а также выделить универсалии и раритеты, архаические и инновационные элементы в системе народной этиологии. Помимо словника издание содержит библиографию, в которой представлены основные собрания восточнославянских этиологических текстов и исследования, посвященные отдельным сюжетам и народной этиологии в целом. Книга адресована фольклористам и широкому кругу читателей, интересующихся славянским фольклором и традиционной народной культурой.
–––
«Покончим с иллюзиями!» — с этого-то они и начинаются.
(Карл Краус)


миротворец

Ссылка на сообщение 9 октября 2019 г. 22:12  
цитировать   |    [ 7 ] 
Ох, ребятушки, чего у меня есть! ;-) Спасибо уважаемому count Yorga за ссылку :beer:
Итак, бред настолько фееричный, что читать надо целиком — не выберу просто, какой из фрагментов процитировать :-)))
JSTOR Daily (США): расовый вопрос в «Беовульфе»
Я читал и бился в историке...
Страницы:  1  2  3  4  5 ... 116 117 118 [119] 120 121 122 ... 133 134 135 136 137

Вы здесь: Форумы fantlab.ru > Форум «Другие окололитературные темы» > Тема «Серии книг по мифологии/фольклору»

 
  Новое сообщение по теме «Серии книг по мифологии/фольклору»
Инструменты   
Сообщение:
 

Внимание! Чтобы общаться на форуме, Вам нужно пройти авторизацию:

   Авторизация

логин:
пароль:
регистрация | забыли пароль?



⇑ Наверх