Любимая поэзия

Здесь обсуждают тему «Любимая поэзия» Подсказка book'ашки

Вы здесь: Форумы fantlab.ru > Форум «Другая литература» > Тема «Любимая поэзия» поиск в теме

Любимая поэзия

Страницы:  1  2  3  4  5 ... 184 185 186 [187] 188 189 190 191 192 193 194  написать сообщение
 автор  сообщение


гранд-мастер

Ссылка на сообщение 5 мая 2007 г. 22:10  
Продолжаем одну из самых популярных тем здесь (старая тема).

сообщение модератора

Внимание! Все стихотворения на политическую тематику (независимо от направленности) будут удаляться. За политикой — в ОИ
–––
И когда Александр увидел обширность своих владений, он заплакал, ибо не осталось земель, которые можно покорять..


магистр

Ссылка на сообщение 27 ноября 2021 г. 05:25  
цитировать   |    [  ] 
Я видел свое погребенье.
Высокие свечи горели,
Кадил непроспавшийся дьякон,
И хриплые певчие пели.

В гробу на атласной подушке
Лежал я, и гости съезжались,
ОтхОдную кончил священник,
Со мною родные прощались.

Жена в интересном безумьи
Мой сморщенный лоб целовала
И, крепом красиво прикрывшись,
Кузену о чем-то шептала.

Печальные сестры и братья
(Как в нас непонятна природа!)
Рыдали при радостной встрече
С четвертою частью дохода.

В раздумьи, насупивши брови,
Стояли мои кредиторы,
И были и мутны и страшны
Их дико блуждавшие взоры.

За дверью молились лакеи,
Прощаясь с потерянным местом,
А в кухне объевшийся повар
Возился с поднявшимся тестом.

Пирог был удачен. Зарывши
Мои безответные кости,
Объелись на сытных поминках
Родные, лакеи и гости.

Константин Случевский.
–––
Каждый день в своей точёной ванне умирает раненый Марат.
С каждым днём верней и постоянней Жанны Д Арк поднятый к небу взгляд.


магистр

Ссылка на сообщение 28 ноября 2021 г. 06:35  
цитировать   |    [  ] 
Сергей Петров. Смерть быка

Надменно попирая луг,
шершав, и черен, и багров,
как бог стоял, как туча – бык,
бык всех телят и всех коров.
Громадою лоснящихся бугров
он тронулся, как туша спящей бури.
Из-под божественных копыт
трава смиренно-бурая бежит.
Кусты дрожат испуганно в сумбуре.
Качаясь царственно, дорогою прямой
под осень бык вышагивал домой.
Рогатый Зевс, и пастбища властитель,
и телок девственных насильный обольститель,
он шел, как грома темный перевал,
да изредка ревел, припоминая телку.
Но Ио далека. И вот он горевал,
что осенью любиться мало толку.
Ворота двор любезно распахнул.
Сошлись за крупом Сцилла и Харибда.
Навозом хлев и тлением дыхнул.
Но бык не ведает, где правда и где кривда.
Простому сердцу незнакома ложь
и мало истин в черепе рогатом.
Бык добр, и ясен, и красив. Но всё ж
косится перламутром и агатом,
оправленными в кровянистое кольцо,
на длинный нож,
который вынесла хозяйка на крыльцо.
Вот существо, что состоит из ситца
и пары дегтем смазанных сапог,
приблизилось.
И снова он косится,
косматый первобытный бог.
Вот существо с одной лишь парой ног,
расставив их, чтоб обрести опору,
его по шее гладя, свой клинок
вгоняет внутрь, как в дышащую гору,
и рушится гора. – Пришлось железо впору,
и каплями расцвел
торчащий в бычьих недрах черенок,
пустивший корень вглубь, где движется руда –
живая жидкость по воловьим жилам,
и груда мяса рухнула, когда
бык изменил своим могучим силам.
Пурпурная струя из алой раны бьет
и пар багровый из ноздрей течет.
Огромный холм коленопреклоненный
вертит глазами, гневно-изумленный.
Остекленелый глаз вращается, как жернов.
Всё перемелется – и из костей мука.
И лес людей, как страшный ряд обжорный,
толпится возле бывшего быка.
Он нынче жалобно дрожит вспотевшим крупом,
готовый стать постылым грубым трупом.
Хрипит громада шерсти и костей,
и туша рушится от смерти потным боком,
и вот в последний раз в страдании глубоком
приподнимается, и маясь и мыча.
А дальше снова кровь и мутная моча.

13 октября 1935 – 15 августа 1942
–––
Каждый день в своей точёной ванне умирает раненый Марат.
С каждым днём верней и постоянней Жанны Д Арк поднятый к небу взгляд.


магистр

Ссылка на сообщение 29 ноября 2021 г. 06:30  
цитировать   |    [  ] 
Борис Слуцкий. Трибуна

Вожди из детства моего!
О каждом песню мы учили,
пока их не разоблачили,
велев не помнить ничего.
Забыть мотив, забыть слова,
чтоб не болела голова.

...Еще столица — Харьков. Он
еще владычен и державен.
Еще в украинской державе
генсеком правит Косиор.

Он мал росточком, коренаст
и над трибуной чуть заметен,
зато лобаст и волей мечен
и спуску никому не даст.

Иона, рядом с ним, Якир
с лицом красавицы еврейской,
с девическим лицом и резким,
железным вымахом руки.

Петровский, бодрый старикан,
специалист по ходокам,
и Балецкий, спец по расправам,
стоят налево и направо.

А рядышком: седоволос,
высок и с виду — всех умнее
Мыкола Скрыпник, наркомпрос.
Самоубьется он позднее.

Позднее: годом ли, двумя,
как лес в сезон лесоповала,
наручниками загремя,
с трибуны загремят в подвалы.

Пройдет еще не скоро год,
еще не скоро их забудем,
и, ожидая новых льгот,
мы, площадь, слушаем трибуну.

Низы, мы слушаем верхи,
а над низами и верхами
проходят облака, тихи,
и мы следим за облаками.

Какие нынче облака!
Плывут, предчувствий не тревожа.
И кажется совсем легка
истории большая ноша.

Как день горяч! Как светел он!
Каким весна ликует маем!
А мы идем в рядах колонн,
трибуну с ходу обтекаем.
–––
Каждый день в своей точёной ванне умирает раненый Марат.
С каждым днём верней и постоянней Жанны Д Арк поднятый к небу взгляд.


магистр

Ссылка на сообщение 2 декабря 2021 г. 09:47  
цитировать   |    [  ] 
Осыпались листья над Вашей могилой,
И пахнет зимой.
Послушайте, мертвый, послушайте, милый:
Вы все-таки мой.

Смеетесь! — В блаженной крылатке дорожной!
Луна высока.
Мой — так несомненно и так непреложно,
Как эта рука.

Опять с узелком подойду утром рано
К больничным дверям.
Вы просто уехали в жаркие страны,
К великим морям.

Я Вас целовала! Я Вам колдовала!
Смеюсь над загробною тьмой!
Я смерти не верю! Я жду Вас с вокзала —
Домой!

Пусть листья осыпались, смыты и стерты
На траурных лентах слова.
И, если для целого мира Вы мертвы,
Я тоже мертва.

Я вижу, я чувствую,- чую Вас всюду,
— Что ленты от Ваших венков! —
Я Вас не забыла и Вас не забуду
Во веки веков.

Таких обещаний я знаю бесцельность,
Я знаю тщету.
— Письмо в бесконечность.
— Письмо в беспредельность. —
Письмо в пустоту.

Марина Цветаева
–––
Каждый день в своей точёной ванне умирает раненый Марат.
С каждым днём верней и постоянней Жанны Д Арк поднятый к небу взгляд.


магистр

Ссылка на сообщение 5 декабря 2021 г. 19:38  
цитировать   |    [  ] 
Николай Тряпкин

И этот сон истёк над Русью!
И эта муть сошла на нет!
И лишь у глаз – морщинка грусти
От злого хмеля стольких лет.

Да в чьих-нибудь костях – ломота
От стуж великой Колымы.
Да эта страшная забота
За наши песни и умы.

И где он – тот, чей край шинели
Мы целовали, преклонясь?
Пошла в назём кремлёвским елям
Его развенчанная власть.

Что мог бы он теперь ответить?
Как посмотрел бы нам в глаза?
Или опять мы – только дети,
Не раскусившие аза?

Пускай мы пели и кадили
И так мечтали жизнь прожить.
Но вы-то как – что нас учили
И петь, и славить, и кадить?

Мы не обидим вас упрёком,
И так вам солоно пока:
Ученики от тех уроков
Едва созрели к сорока.

Мы только будем чуть добрее
И дальновидней, может быть,
Чтобы под своды Мавзолея
Гробов обидных не вносить,

Чтоб стало загодя понятно –
Кому, за что, какая часть, –
И не вытаскивать обратно,
И людям в притчу не попасть...

Но всё проходит. И над Русью
За светом новый вспыхнет свет...
И только вот – морщинка грусти
От злого хмеля стольких лет!

1962 г.


миродержец

Ссылка на сообщение 8 декабря 2021 г. 01:06  
цитировать   |    [  ] 
Лев Смирнов

* * *

Одинокая осенняя вода,
Облетевшие безрадостные чащи.
Поезда кричат далёко, поезда,
Так, что сердце разрывается на части.

-
Мы с тобой ловили марево в степи,
Мы на мельницу старинную глядели.
Расстаёмся. Ты немного потерпи.
Свищут во поле стальные параллели.
-

Этот северный глухой родимый край
Не поймёт твоей тревоги и печали.
В мире нежности немного. Привыкай.
Поезда ещё своё не откричали.


Бесприютные осенние стога…
И без нас тоски хватает на планете.
Журавли давно покинули луга.
Мы с тобой давно не маленькие дети.


В эти строки слишком сильно не вникай,
Не кружи над нашим прошлым, словно птица…
Привыкай, моя родная, привыкай:
Я когда-нибудь могу не возвратиться.
–––
я отношу себя к образованным и интеллектуальным, но они постоянно приносят меня обратно


магистр

Ссылка на сообщение 9 декабря 2021 г. 19:01  
цитировать   |    [  ] 
Сергей Петров. В те дни

В те дни, когда ужом мой дикий пращур
еще не вился возле Перводрева
и тело тощее тащил и плющил ящер,
по животу земли распластывая чрево
и голову подняв, как кособокий ящик,
боялся неба и планет звенящих,
во дни свирепого накала и нагрева,
во дни великих вод, кишмя кипящих,
и папоротников чешуйчатопокровных,
во дни любовной страсти хладнокровных
и скользкой похоти чудовищ полуспящих,
в те дни, когда летали, и катались,
и сталкивались, и братались,
друг другу и гудели и трубили
родные поезда, и монопланы,
и броненосцы, и автомобили,
когда пропарывали океаны
ракеты, взмахивая плавниками,
еще тогда, орудуя веками,
природа-рукосуйка во припадке
веселой силы строила догадки,
изображая вживе на модели,
что с ней самой случится в самом деле.
–––
Каждый день в своей точёной ванне умирает раненый Марат.
С каждым днём верней и постоянней Жанны Д Арк поднятый к небу взгляд.


магистр

Ссылка на сообщение 10 декабря 2021 г. 23:13  
цитировать   |    [  ] 
Роальд Мандельштам. Замёрзшие корабли

Вечер красные льёт небеса
В ледяную зелень стекла.
Облетевшие паруса
Серебром метель замела.

И не звёзды южных морей,
И не южного неба синь:
В золотых когтях якорей
Синева ледяных трясин.

Облетевшие мачты – сад,
Зимний ветер клонит ко сну,
А во сне цветут паруса –
Корабли встречают весну.

И синее небес моря,
И глаза – синее морей,
И, краснея, горит заря
В золотых когтях якорей.
–––
Каждый день в своей точёной ванне умирает раненый Марат.
С каждым днём верней и постоянней Жанны Д Арк поднятый к небу взгляд.


философ

Ссылка на сообщение 12 декабря 2021 г. 00:57  
цитировать   |    [  ] 
Тоже к юбилею

НИКОЛАЙ НЕКРАСОВ

…….одинокий, потерянный,
Я как в пустыне стою,
Гордо не кличет мой голос уверенный
Душу родную мою.

Нет ее в мире. Те дни миновалися,
Как на призывы мои
Чуткие сердцем друзья отзывалися,
Слышалось слово любви.

Кто виноват — у судьбы не доспросишься,
Да и не все ли равно?
У моря бродишь: «Не верю, не бросишься!—
Вкрадчиво шепчет оно.—

Где тебе? Дружбы, любви и участия
Ты еще жаждешь и ждешь.
Где тебе, где тебе!— ты не без счастия,
Ты не без ласки живешь…

Видишь, рассеялась туча туманная,
Звездочки вышли, горят?
Все на тебя, голова бесталанная,
Ласковым взором глядят».


Забытая деревня

      1
У бурмистра Власа бабушка Ненила
Починить избенку лесу попросила.
Отвечал: "Нет лесу, и не жди — не будет!"
-"Вот приедет барин — барин нас рассудит,
Барин сам увидит, что плоха избушка,
И велит дать лесу", — думает старушка.

      2
Кто-то по соседству, лихоимец жадный,
У крестьян землицы косячок изрядный
Оттягал, отрезал плутовским манером.
"Вот приедет барин: будет землемерам!-
Думают крестьяне.- Скажет барин слово -
И землицу нашу отдадут нам снова".

      3
Полюбил Наташу хлебопашец вольный,
Да перечит девке немец сердобольный,
Главный управитель."Погодим, Игнаша,
Вот приедет барин!" — говорит Наташа.
Малые, большие — дело чуть за спором -
"Вот приедет барин!" — повторяют хором...

      4
Умерла Ненила; на чужой землице
У соседа-плута — урожай сторицей;
Прежние парнишки ходят бородаты
Хлебопашец вольный угодил в солдаты,
И сама Наташа свадьбой уж не бредит...
Барина всё нету... барин всё не едет!

      5
Наконец однажды середи дороги
Шестернею цугом показались дроги:
На дрогах высокий гроб стоит дубовый,
А в гробу-то барин; а за гробом — новый.
Старого отпели, новый слезы вытер,
Сел в свою карету — и уехал в Питер.

(2 сентября 1855)


философ

Ссылка на сообщение 12 декабря 2021 г. 01:00  
цитировать   |    [  ] 
ФЁДОР ТЮТЧЕВ

Ночное небо так угрюмо,
Заволокло со всех сторон.
То не угроза и не дума,
То вялый, безотрадный сон.
Одни зарницы огневые,
Воспламеняясь чередой,
Как демоны глухонемые,
Ведут беседу меж собой.

Как по условленному знаку,
Вдруг неба вспыхнет полоса,
И быстро выступят из мраку
Поля и дальние леса.
И вот опять все потемнело,
Все стихло в чуткой темноте —
Как бы таинственное дело
Решалось там — на высоте.


магистр

Ссылка на сообщение 12 декабря 2021 г. 23:04  
цитировать   |    [  ] 
Геннадий Григорьев. Сарай

Ах, какие были славные разборки!
Во дворе под бабий визг и песий лай,
Будоража наши сонные задворки,
Дядя Миша перестраивал сарай.

Он по лесенке, по лесенке — все выше,
А в глазах такая вера и порыв!
С изумленьем обсуждали дядю Мишу
Зазаборные усадьбы и дворы.

- Перестроим! — он сказал. И перестроит.
Дядя Миша не бросал на ветер слов.
Слой за слоем отдирал он рубероид -
Что-то около семидесяти слоев.

Сверху вниз летели скобы, шпингалеты
(Как бы дядя Миша сам не рухнул вниз!)
Снизу вверх летели разные советы.
В общем, цвел махровым цветом плюрализм.

Во дворе у нас на полном на серьезе
Дядя Миша перестраивал сарай.
Дядя Боря, разойдясь, пригнал бульдозер.
Дед Егор ему как рявкнет: — Не замай!
Дело тонкое... К чему такие гонки?
И не каждому такое по уму!

Мы с дружком глушили водку чуть в сторонке,
С интересом наблюдая что к чему.

Вдруг стропила как пошли, просели… (Ух, мать!)
Неужели план работ не разъяснен?
Дядя Миша, ты позволь... Мы эту рухлядь
В четверть часа по дощечкам разнесем!

Эй, ребята! Кто ловчей да с топорами,
Разомнемся? Пощекочим монолит?
Дядя Миша говорит: — Не трожь фундамент!
Он еще четыре века простоит.

Мы б снесли все до основ, как говорится.
И построили бы сауну, сераль,
На худой конец хотя бы психбольницу...
Дядя Миша перестраивал сарай.

Мы с дружком сидим по-тихому, бухаем.
В этом ихнем деле наше дело — край.
Все равно сарай останется сараем,
Как он там ни перестраивай сарай.

К юбилею ГКЧП это надо было здесь выкладывать конечно...
–––
Каждый день в своей точёной ванне умирает раненый Марат.
С каждым днём верней и постоянней Жанны Д Арк поднятый к небу взгляд.


магистр

Ссылка на сообщение 14 декабря 2021 г. 15:48  
цитировать   |    [  ] 
Алексей Кольцов

БЕГСТВО


Уж как гляну я на поле —
Поле чистое дрогнёт,
Нагустит свои туманы,
В них оденется на ночь.

Я из поля в лес дремучий:
Леший по лесу шумит;
Про любовь свою к русалке
С быстрой речкой говорит.

Крикну лесу, топну в берег —
Леший за гору уйдёт;
С тихим трепетом русалка
В берегах своих уснёт.

Я чрез реку, огородом,
Всю слободку обойду,
С тёмной полночью глухою
К дому барскому приду.

Свистну… в тереме высоком
Вмиг растворится окно;
Под окном душа-девица
Дожидается давно.

«Скучно в тереме весною
Одинокой горевать;
То ли дело на просторе
Друга к сердцу прижимать!»

Поднимайся, туча-буря
С полуночною грозой!
Зашатайся, лес дремучий,
Страшным голосом завой —

Чтоб погони злой боярин
Вслед за нами не послал;
Чтоб я с милою до света
На Украйну прискакал.

Там всего у нас довольно;
Есть где будет отдохнуть.
От боярина сокроют,
Хату славную дадут.

Будем жить с тобой по-пански…
Эти люди — нам друзья;
Что душе твоей угодно,
Всё добуду с ними я!

Будут платья дорогие,
Ожерелья с жемчугом!
Наряжайся, одевайся
Хоть парчою с серебром!

31 декабря 1838 г.


магистр

Ссылка на сообщение 16 декабря 2021 г. 17:12  
цитировать   |    [  ] 
Виноградины тщетно в садах ржавели,
И наложница, тщетно прождав, уснула.
Палестинские жилы! — Смолы тяжеле
Протекает в вас древняя грусть Саула.

Пятидневною раною рот запекся.
Тяжек ход твой, о кровь, приближаясь к сроку!
Так давно уж Саулу-Царю не пьется,
Так давно уже землю пытает око.

Иерихонские розы горят на скулах,
И работает грудь наподобье горна.
И влачат, и влачат этот вздох Саулов
Палестинские отроки с кровью черной.

Марина Цветаева.
–––
Каждый день в своей точёной ванне умирает раненый Марат.
С каждым днём верней и постоянней Жанны Д Арк поднятый к небу взгляд.


магистр

Ссылка на сообщение 17 декабря 2021 г. 06:22  
цитировать   |    [  ] 
Я озаряем светом из окон,
Я под прицелом власти и закона.
Вот человек выходит на балкон,
Хотя еще не прыгает с балкона.

Какая ночь, какой предельный мрак,
Как будто это мрак души Господней,
Когда в чертог и даже на чердак
Восходит черный дым из преисподней

О, Боже, я предельно одинок,
Не признаю судьбы и христианства,
И, наконец, как жизненный итог,
Мне предстоит лечение от пьянства.

Я встану и теперь пойду туда,
Где умереть мне предстоит свободно.
Стоит в реке весенняя вода,
И в мире все темно и превосходно.

Сергей Чудаков.
–––
Каждый день в своей точёной ванне умирает раненый Марат.
С каждым днём верней и постоянней Жанны Д Арк поднятый к небу взгляд.


магистр

Ссылка на сообщение 20 декабря 2021 г. 09:15  
цитировать   |    [  ] 
Вадим Степанцов. Царь Шумера и Аккада

На двадцать пятом лете жизни
один блондинчик-симпатяга
свисал, мусоля сигарету,
с балкона ресторана "Прага".

Внезапно пол под ним качнулся
и задрожала балюстрада,
и он услышал гулкий шёпот:
"Ты царь Шумера и Аккада".

Он глянул вниз туманным взором
на человеческое стадо.
"Я царь Шумера и Аккада.
Я царь Шумера и Аккада".

На потных лицах жриц Астарты
пылала яркая помада.
Ступал по пиршественной зале
он, царь Шумера и Аккада.

Смахнув какой-то толстой даме
на платье рюмку лимонада,
он улыбнулся чуть смущённо,
"Я царь Шумера и Аккада".

И думал он, покуда в спину
ему неслось "Лечиться надо!":
"Я царь Шумера и Аккада.
Я царь Шумера и Аккада".

Сквозь вавилонское кишенье
московских бестолковых улиц,
чертя по ветру пиктограммы,
он шествовал, слегка сутулясь.

Его машина чуть не сбила
у Александровского сада.
Он выругался по-касситски.
"Я царь Шумера и Аккада.

Я Шаррукен, я сын эфира,
я человек из ниоткуда", -
сказал — и снова окунулся
в поток издёрганного люда.

По хитрованским переулкам,
уйдя в себя, он брел устало,
пока Мардук его не вывел
на площадь Курского вокзала.

Он у кассирши смуглоликой
спросил плацкарту до Багдада.
"Вы, часом, не с луны свалились?"
"Я царь Шумера и Аккада.

Возможно, я дитя Суена,
Луны возлюбленное чадо.
Но это — миф. Одно лишь верно:
я царь Шумера и Аккада".

Была весна. На Спасской башне
пробило полвторого ночи.
Огнём бенгальским загорелись
её агатовые очи.

От глаз его темно-зелёных
она не отводила взгляда,
выписывая два билета
в страну Шумера и Аккада.
–––
Каждый день в своей точёной ванне умирает раненый Марат.
С каждым днём верней и постоянней Жанны Д Арк поднятый к небу взгляд.


магистр

Ссылка на сообщение 20 декабря 2021 г. 13:30  
цитировать   |    [  ] 
Грешник,Была бы возможность, поставил бы штук десять плюсов!
–––
Вскую шаташася языцы, и людие поучишася тщетным?


магистр

Ссылка на сообщение 21 декабря 2021 г. 22:16  
цитировать   |    [  ] 
Анна Ахматова. Маяковский в 1913-м году.

Я тебя в твоей не знала славе,
Помню только бурный твой расцвет,
Но, быть может, я сегодня вправе
Вспомнить день тех отдаленных лет.
Как в стихах твоих крепчали звуки,
Новые роились голоса…
Не ленились молодые руки,
Грозные ты возводил леса.
Все, чего касался ты, казалось
Не таким, как было до тех пор,
То, что разрушал ты,- разрушалось,
В каждом слове бился приговор.
Одинок и часто недоволен,
С нетерпеньем торопил судьбу,
Знал, что скоро выйдешь весел, волен
На свою великую борьбу.
И уже отзывный гул прилива
Слышался, когда ты нам читал,
Дождь косил свои глаза гневливо,
С городом ты в буйный спор вступал.
И еще не слышанное имя
Молнией влетело в душный зал,
Чтобы ныне, всей страной хранимо,
Зазвучать, как боевой сигнал.
–––
Каждый день в своей точёной ванне умирает раненый Марат.
С каждым днём верней и постоянней Жанны Д Арк поднятый к небу взгляд.


авторитет

Ссылка на сообщение 22 декабря 2021 г. 22:53  
цитировать   |    [  ] 
Грешник , спасибо что Вадима вспомнили.
"Уж коль пошла такая пьянка":

Вадим Степанцов Я любил поджигать кадиллаки

Я любил поджигать кадиллаки,
Хоть и был я не очень богат,
Но буржуи, такие собаки,
Норовили всучить суррогат.

"Подожги, — говорили, — Вадюша,
Хоть вот этот поганенький джип." -
"Нет, давай кадиллак, дорогуша,
Если ты не петух, а мужик".

И обиделись вдруг богатеи,
Что какой-то пьянчуга-поэт
Вытворяет такие затеи,
А они, получается, нет.

Да, ни в чём не терпел я отказа,
Власть я шибко большую имел,
Ведь чесались сильней, чем от сглаза,
От моих пиитических стрел.

Знали, твари, что если вафлёром
И чмарём обзовёт их поэт,
То покроет навеки позором
И заставит смеяться весь свет.

И боялись меня хуже смерти
Все министры, менты и воры,
А потом сговорились ведь, черти,
И отрыли свои топоры.

Дали денег, приказ подмахнули
И услали меня в Парагвай.
Стал я там атташе по культуре,
А работа — лишь пей-наливай.

Познакомился с девкой хорошей.
Хуанитою звали её,
Часто хвост ей и гриву ерошил,
Загоняя под кожу дубьё.

Но ревнива была, асмодейка,
И колдунья была, вот те крест,
И при мне угрожала всем девкам,
Что парша у них сиськи отъест.

Целый год остальные мучачи
За версту обходили меня.
И тогда Хуаниту на даче
Утопил я. Такая фигня.

Вот иду я однажды по сельве
С негритянкой смазливой одной,
Запустил пятерню ей в кудель я
И притиснул к платану спиной.

Ну-ка думаю, чёрная стерлядь,
Щас ты мне соловьем запоёшь.
Вдруг откуда-то из-за деревьев
Просвистел ржавый кухонный нож

И вонзился девчоночке в горло -
Кровь мне брызнула прямо в лицо,
И нечистая сила попёрла
Из густых парагвайских лесов.

Мчатся три одноногих гаучо
На скелетах своих лошадей,
Ведьмы, зомби и Пако Пердуччо,
Выгрызающий мозг у людей,

И под ручку с бароном Субботой,
Жгучий уголь в глазах затая,
Вся в пиявках и тине болотной,
Хуанита шагает моя...

В общем, съели меня, растерзали,
Не нашлось ни костей, ни волос,
Лишь от ветра с платана упали
Мой ремень и обгрызенный нос.

В Парагвае меня схоронили,
Там, в провинции Крем-де-кокос.
В одинокой и скорбной могиле
Мой курносый покоится нос.

В полнолуние он вылезает,
Обоняя цветы и плоды,
И к девчонкам в постель заползает,
Чтоб засунуть себя кой-куды.


активист

Ссылка на сообщение 24 декабря 2021 г. 01:34  
цитировать   |    [  ] 
Эдуард Багрицкий

КРЕОЛКА

Когда наскучат ей лукавые новеллы
И надоест лежать в плетеных гамаках,
Она приходит в порт смотреть, как каравеллы
Плывут из смутных стран на зыбких парусах.

Шуршит широкий плащ из золотистой ткани;
Едва хрустит песок под красным каблучком,
И маленький индус в лазоревом тюрбане
Несет тяжелый шлейф, расшитый серебром.

Она одна идет к заброшенному молу,
Где плещут паруса алжирских бригантин,
Когда в закатный час танцуют фарандолу,
И флейта дребезжит, и стонет тамбурин.

От палуб кораблей так смутно тянет дегтем,
Так тихо шелестят расшитые шелка.
Но ей смешней всего слегка коснуться локтем
Закинувшего сеть мулата-рыбака…

А дома ждут ее хрустальные беседки,
Амур из мрамора, глядящийся в фонтан,
И красный попугай, висящий в медной клетке,
И стая маленьких бесхвостых обезьян.

И звонко дребезжат зеленые цикады
В прозрачных венчиках фарфоровых цветов,
И никнут дальних гор жемчужные громады
В беретах голубых пушистых облаков,

Когда ж проснется ночь над мраморным балконом
И крикнет козодой, крылами трепеща,
Она одна идет к заброшенным колоннам,
Окутанным дождем зеленого плюща…

В аллее голубой, где в серебре тумана
Прозрачен чайных роз тягучий аромат,
Склонившись, ждет ее у синего фонтана
С виолой под плащом смеющийся мулат.

Он будет целовать пугливую креолку,
Когда поют цветы и плачет тишина…
А в облаках, скользя по голубому шелку
Краями острыми едва шуршит луна.

1915
–––
"Читатель проживает тысячу жизней до того, как умрёт. Тот, кто никогда не читает, - только одну". Джордж Мартин.


активист

Ссылка на сообщение 24 декабря 2021 г. 01:36  
цитировать   |    [  ] 
Георгий Шенгели

ЖИЗНЬ

Мне шесть, а ей под шестьдесят. В наколке;
Седые букли; душные духи;
Отлив лампад на шоколадном шёлке
И в памяти далёкие грехи.
Она Золя читала и Ренана,
Она видала всякую любовь,
Она Париж вдыхала неустанно
И в Монте-Карло горячила кровь.
Она таит в своём ларце старинном
Сухие розы, письма, дневники;
Она могла бы объяснить мужчинам
Все линии несытой их руки.
Всезнающей, загадочной, упрямой,
Она заглядывает мне в глаза,
Из книг возникнув Пиковою Дамой,
Суля семёрку, тройку и туза.

Мне двадцать лет, а ей, должно быть, сорок.
Он вял слегка – атлас и персик плеч,
И перси дышат из брюссельских сборок,
Маня юнца щекою к ним прилечь.
Как сладко будет овладеть такою –
Порочною, подклёванной вдовой:
Жизнь надо брать с холодной головою,
Пока она – с горячей головой.
Она за дерзость будет благодарной,
Под пальцы ляжет – нежной глины пласт, –
Она мундштук подарит мне янтарный
И том стихов на ватмане издаст.
Она раскроет деловые связи,
Она покажет в полутьме кулис
Все тайны грима, все соблазны грязи,
Все выверты министров и актрис.
Она уже не кажется загадкой,
Хоть жадный взор стыдливо клонит ниц...
Мне тоже стыдно, и гляжу украдкой
На трепеты подстреленных ресниц...

Мне тридцать семь, ей двадцать два едва ли.
Она резва, заносчива и зла,
Она с другим смеётся в бальной зале,
С другим к вину садится у стола.
Всё ясно в ней, от похоти до страхов,
Хотя он лжёт – лукавый свежий рот,
И никель глаз среди ресничных взмахов
Моё же отраженье подаёт.
Не упустить задорную беглянку!
Девчонка! Ей ли обмануть меня?
Билет в балет, духов парижских склянку, –
И льнёт ко мне, чуть голову клоня.
Но горько знаешь этот пыл условный
И медлишь, и томишься, и грустишь,
И ей в глаза, как в кодекс уголовный,
В минуты пауз трепетно глядишь...

Мне пятьдесят, а ей, пожалуй, девять.
Худа и малокровна, и робка.
В ней спит болезнь – её боюсь прогневить:
Столь сини жилки в лепестке виска.
О, девочка! О, дочь моя больная!
На солнце, к морю, в Ялту бы, в Сухум!
Она всё та ж, но каждый день иная:
Она слабеет, и слабеет ум.
Учить её? Читать ли ей баллады?
Играть ли с нею в хальму и в лото?
Таясь, ловлю испуганные взгляды,
В которых мглою проступает – ТО...

Мне шестьдесят. И вот она – младенец.
К ней в колыбели жмётся дифтерит,
И сверстников моих и современниц
Кружок последний на неё глядит.
Поднять её, зажать её в ладони,
От старости холодные, как лёд:
Быть может, ужас, за душой в погоне,
Как жар, хоть на полградуса спадёт?
Но нет: хрипит!.. Стою бессильным дедом:
Как ей помочь? Как вдунуть воздух в грудь?
А Чёрный Ветер, страшен и неведом,
Уже летит в ней искорку задуть...

23.VII. 1943
–––
"Читатель проживает тысячу жизней до того, как умрёт. Тот, кто никогда не читает, - только одну". Джордж Мартин.
Страницы:  1  2  3  4  5 ... 184 185 186 [187] 188 189 190 191 192 193 194

Вы здесь: Форумы fantlab.ru > Форум «Другая литература» > Тема «Любимая поэзия»

 
  Новое сообщение по теме «Любимая поэзия»
Инструменты   
Сообщение:
 

Внимание! Чтобы общаться на форуме, Вам нужно пройти авторизацию:

   Авторизация

логин:
пароль:
регистрация | забыли пароль?



⇑ Наверх